размер шрифта

Толкование на книгу Откровение, Глава 15 – Во свете Библии

Новый Завет
с толкованием и комментариями

Содержание

Предисловие к изданиям Святое благовествование
Соборные послания
Послания Апостола Павла
Апокалипсис


Откр.15:1 – И увидел я иное знамение на небе, великое и чудное: семь Ангелов, имеющих семь последних язв, которыми оканчивалась ярость Божия. Итак, взору Иоанна предстаёт теперь нечто иное. Как и в 12:1 и 12:3, он видит знамение небесное, т. е. через явленное ему знамение открывается миру воля и определение небес. В отличие от 12:1, это знамение не только великое, но и чудное. Такая характеристика являемого знамения имеет сво­ей целью обратить особое внимание на то, что теперь будет показано. Если вся земля дивилась исцелению смертельной раны антихриста и другим его ложным знамениям (13:3), то гораздо более должно дивиться истинному зна­мению, о котором само Божественное Писание свидетельствует, что оно чуд­ное. Там была ложь, которой бы не дивиться, но отвращаться надо было, здесь – божественное величие, достойное всякого удивления.

Что же видит тайнозритель? Его взору предстают семь Ангелов, имеющих семь последних язв, которыми оканчивалась ярость Божия. Определить кон­кретно, кто эти семь Ангелов, представляется практически невозможным. Нет никакого основания ни сближать, ни тем более отождествлять их с семью Анге­лами, имевшими семь труб (8:2). Это явно другие семь Ангелов. Семь труб и семь чаш имеют разное значение. Можно только считать, что эти семь Ангелов принадлежат к одним из высших ангельских чинов, т. к. явление их названо знамением великим и чудным, и им надлежит завершить суды Божии над грешным миром (не только землёй, но и вообще вселенной). Это выражено тем, что они имеют семь последних язв, которыми оканчивалась ярость Божия. Та­ким образом, под изливанием семи чаш гнева Божия, семи наказующих язв, изображены последние суды, которыми Господь накажет вселенную, и которы­ми окончится ярость Божия, ибо низложены будут все враги под ноги Божии (1 Кор. 15:25). Как при исходе израильского народа из Египта, последнюю казнь-язву совершил Ангел-губитель (Исх. 12), так и при исходе Церкви, ду­ховного Израиля, из этого мира последние казни будут совершены через семь Ангелов, имеющих последние язвы. В кончину века «будет поступать царь тот по своему произволу, и вознесётся и возвеличится выше всякого божества, и о Боге богов станет говорить хульное и будет иметь успех, доколе не совершится гнев; ибо, что предопределено, то исполнится» (Дан. 11:36). Эти семь Ангелов будут исполнителями того, что предопределено, через них совершится и завер­шится гнев Божий.

Седмеричное число означает полноту гнева Божия. Седьмой язвой окон­чится ярость Божия. Семь – число божественной полноты. Кроме того, это означает, что грехи, совершённые в седмеричный круг земной жизни, будут обузданы и наказаны семью язвами семи Ангелов. Каково преступление, та­ково и наказание.

Откр.15:2 – И видел я как бы стеклянное море, смешанное с огнём; и победившие зверя и образ его, и начертание его и число имени его, стоят на этом стеклянном море, держа гусли Божии. Стеклянное море перед престолом Божиим Иоанн видел уже и ранее (4:6), когда ему впервые явилась картина небесного престола. То, что он видит, — это не настоящее море, а только подобное ему, как бы море, и состоящее не из воды, а стеклянное. Как и в 4:6 стеклянное море означает чистоту, свет­лость и невозмутимость вечного покоя святых сил небесных и упокоивших­ся в Господе праведников (14:13). Это божественная просветлённость, ибо «тогда праведники воссияют, как солнце» (Мф. 13:43). Но есть и некоторая разница стеклянного моря здесь и в 4:6. Там оно «подобное кристаллу», а здесь смешанное с огнём. Прежде оно было ясно и спокойно, как кристалл, теперь же отливало огнём. Так переливаются цвета в драгоценных камнях. Это означает, во-первых, написанное Апостолом Павлом, что «каждого дело обнаружится; ибо день покажет, потому что в огне открывается, огонь испытает дело каждого, каково оно есть» (1 Кор. 3:13). «Огненная река вы­ходила и проходила» (Дан. 7:10) перед престолом Всевышнего и испытала на Суде дело каждого, каково оно есть. «Глас Господа высекает пламень огня» (Пс. 28:7). Поэтому праведники изображаются как море, смешанное с огнём. Один и тот же огонь имеет разное действие. Он попаляет и сжига­ет дерево, сено, солому (1 Кор. 3:12,15) и, наоборот, очищает золото (1 Кор 3:12,14; Откр. 3:18). Так огонь суда, попалив нечестивых, которые «потерпят урон», очистит праведных, просветит их и соделает подобными стеклянному морю, смешанному с огнём. Во-вторых, под стеклянным морем можно разуметь те таинственные воды жизни, о которых говорил Христос (Ин. 7:37-39), и огонь как Божественное ведение и благодать Животворя­щего Духа, ибо в огне горящей купины явился Бог Моисею, и в виде огнен­ных языков Дух Святой сошёл на Апостолов. Море, смешанное с огнём, – это крещенные водой и огнём Духа Святого угодники Божии. В-третьих, как мы далее видим, что и победившие зверя... стоят на этом стеклянном море, т. е. море, смешанное с огнём, указывает на прошедших огненное горнило антихристовых гонений и испытаний. Они вполне осуществили слова Апосто­ла Петра: «Радуйтесь, поскорбев теперь немного, если нужно, от различных искушений, дабы испытанная вера ваша оказалась драгоценнее гибнущего, хотя и огнём испытываемого золота» (1 Пет. 1:6-7). В-четвёртых, само стеклян­ное море можно разуметь как указание на Божественную природу и сущность Бога, как отображение Его небесной славы, как и естественное море отобра­жает славу и красу естественного неба. Если в 4:6 море было чистым и спо­койным, подобно кристаллу, то теперь оно смешано с огнём. Это указывает на изменение деятельности Божией в отношении к миру. К неизреченному милосердию моря Божией благодати в кончину века примешивается правед­ный и святой гнев. Он теперь не только величественный Творец, Управи­тель и Спаситель, но и грозный Судья, посылающий на мир огонь Своих судов и казней. Погубив мир водой, но явив потом Своё милосердие (раду­га; стеклянное море, как кристалл), теперь погубит его огнём (стеклянное море, смешанное с огнём) – см. 1 Пет.3:7.

На этом стеклянном море Иоанн видит, что стоят победившие зверя и об­раз его, и начертание его и число имени его, которые пришли от великой скорби (7:14). Внешне они не одержали победу над антихристом, не преодоле­ли и не уничтожили его, напротив – он погубил их (13:7) и многих умертвил. Но они одержали победу над ним внутреннюю, ибо не поклонились ему и не приняли его печати, даже будучи умерщвляемы им. Ему не удалось сломить их дух и они вышли победителями: сохранили верность Богу. И вот теперь они стоят победившие у престола Божия, держа гусли Божии, ибо желают всеми возможными средствами прославить Бога (5:8). Кроме того, гусли означают благоустроенную в согласии добродетелей жизнь, руководимую смычком Свя­того Духа и источающую дивную песнь славословия Божия.

Откр.15:3-4 – И поют песнь Моисея, раба Божия, и песнь Агнца, говоря: велики и чудны дела Твои, Господи Боже Вседержитель! Праведны и истинны пути Твои, Царь святых! Кто не убоится Тебя, Господи, и не прославит имени Твоего? ибо Ты един свят. Все народы придут и поклонятся пред Тобою, ибо открылись суды Твои. Песнь, воспетая стоящими на стеклянном море, поименована как песнь Моисея, раба Божия, ибо содержит в себе воспоминание о тех казнях, которые были посланы Богом на Египет от руки Моисея, и за которые Моисей и евреи прославили Бога в своей торжественной песни после чудесного перехода через Красное море (Исх. 15:1-19).

И песнь Агнца, ибо прославляется дело человеческого спасения, совер­шенное Иисусом Христом, непорочным Агнцем Божиим.

Или же под воспевающими песнь Моисея, раба Божия, можно разуметь спасавшихся под сенью Моисеева Закона до пришествия Христа в мир. Они спасались верой в грядущего Христа, как говорил пророк Аввакум, стоя на божественной страже на башне наблюдения: «праведный своею верою жив будет» (2:1,4). Это ветхозаветный Израиль, воспевший песнь Моисея (Исх. 15:1-19). Воспевшие же песнь Агнца – это спасавшиеся под сенью Христовой благодати, после совершения Им дела искупления человечества. Это уже – новозаветный Израиль. Таким образом, здесь показана совокуп­ность спасённых Ветхого и Нового Заветов, поющих песнь ходатаев Заве­тов: Моисея и Христа.

Если же здесь разуметь только непосредственно прошедших через вели­кую скорбь во времена антихриста (ст. 2), то они поют песнь Моисея как прошедшие, подобно древним евреям, страшные казни-язвы, посланные Бо­гом в мир и избавившие их от Египта греха и нечестия. Песнь Агнца они поют, как спасенные кровью Иисуса Христа.

Эту песнь нельзя сопоставлять с песнью 14:3, которую могли петь толь­ко девственники и содержание которой было недоступно для других. Велики и чудны дела Твои, Господи Боже Вседержитель! Праведны и истинны пути Твои, Царь святых! Кто не убоится Тебя, Господи, и не прославит имени Твоего? ибо Ты един свят. Все народы придут и покло­нятся пред Тобою, ибо открылись суды Твои. Слова этой песни в отдельных выражениях и в общем тоне весьма близ­ки к Исх. 15:1-19 (песнь Моисея); Ис. 12:1-6; Пс. 91:6; 65:2; 144:17; Иер. 10:7. Это славословие Богу за Его праведный суд над грешниками, за проявление Его всемогущества.

Песнь можно разделить на четыре строфы.

1-я строфа: велики и чудны дела Твои, Господи Боже Вседержитель! Посмотри на мир и ты увидишь величие Божие. «Ибо невидимое Его, веч­ная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы» (Рим. 1:20). Величие гор, величие морей, величие небес, величие звёзд, величие всей природы и Вселенной, величие судеб Божиих в жизни отдельных людей и целых обществ – вот великие дела Твои, Господи Боже Вседержитель! И чудные! Ибо когда человек всё это созерцает и проникает­ся всем этим, то видит, что всё это не просто так, а всё это – дивное чудо!

2-я строфа: праведны и истинны пути Твои, Царь святых! «О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его!» (Рим. 11:33). Сейчас многие не могут вместить в себя то, что праведны и истинны пути Божии. Они считают Бога неправым и спорят с Ним. Но «ты кто, человек, что споришь с Богом?» (Рим. 9:20) – восклицает Апостол. Сегодня нам многое понятно, но вечность откроет пра­ведность путей Господних. Он – Царь святых. Соделав святых Своих ца­рями (1:6), Он царствует над ними, ведя их путями праведными, истинными и спасительными.

3-я строфа: кто не убоится Тебя, Господи, и не прославит имени Твоего? ибо Ты един свят. «Кто не убоится Тебя, Царь народов? Ибо Тебе единому принадлежит это» (Иер. 10:7). Сегодня много «храбрых», не боящихся Бога, не славящих имя Его, и даже хулящих. Но где будут эти «храбрецы» тогда, когда откроются суды Божии?! Обоснованием страха перед Господом и необ­ходимости прославления Его является то, что «Ты един свят». Точнее надо перевести: «Ты един благочестив». Понятие «благочестив» обычно прилагается не к Богу, а к людям. Если же здесь это сказано о Боге, то ради того, чтобы сопоставить истинного Бога с бесами языческими и антихристом. «Нет между богами, как Ты, Господи» (Пс. 85:8). Языческие боги (по мифологии) не были благочестивы, но грешны. Не будет благочестив и антихрист, который выдаст себя за истинного Бога. Только Господь, Творец неба и земли может быть назван ис­тинно благочестивым. «Никто не благ, как только один Бог» (Мф. 19:17).

4-я строфа: все народы придут и поклонятся пред Тобою, ибо откры­лись суды Твои. Сегодня многие не желают поклониться перед Богом. Но откроются суды Его, изольются семь чаш Его гнева, и тогда поклонятся все. Но это уже не будет поклонение в духе и истине, каких поклонников Себе ищет Бог (Ин. 4:23), а поклонение в отчаянии и страхе перед открывшимися судами Божиими. Это будет поклонение Богу в силу чрезвычайности явления Его гнева. О душа, спеши же сегодня с сокрушенным сердцем по­клониться перед своим Творцом!

Откр.15:5 – И после сего я взглянул, и вот, отверзся храм скинии свидетельства на небе. И после сего – после созерцания святых и стеклянного моря перед пре­столом, после пения святыми песни Моисея и песни Агнца – Иоанн снова взглянул на небо. И вот, отверзся храм скинии свидетельства на небе. Здесь он видит ту небесную скинию, по подобию которой Бог повелел Мо­исею устроить скинию земную (Исх. 25:8-9; 26:30). Отверзся перед взором тайнозрителя не двор скинии с её святилищем, – они были открыты и доступ­ны всегда, но храм скинии, т. е. Святое Святых, всегда скрытое от взора людей, куда войти мог только первосвященник и то только раз в году. Соб­ственно само внутреннее Святого Святых и имело значение свидетельства, «там Я буду открываться тебе и говорить с тобою над крышкою (ковчега), посреди двух херувимов, которые над ковчегом откровения» (Исх. 25:22). Открытие Святого Святых небесной скинии свидетельства и откровения говорит об открытии последних откровений Божиих, о завершении судов Божиих над миром. Открытый миру вид ковчега с его скрижалями закона должен напоминать людям о его грехе против закона Божия, о нарушении и отвержении ими завета Божия с землею. А потому чисто в ветхозаветном духе грядёт на мир суд Божий без милости.

Открыт храм, открыто его Святое святых.

Откр.15:6 – И вышли из храма семь Ангелов, имеющие семь язв, облечённые в чистую и светлую льняную одежду и опоясанные по персям золотыми поясами. Эти семь Ангелов (те же самые, что в ст.1) вышли из храма, непосред­ственно из Святого Святых, от Самого Бога и являются Его непосредствен­ными посланниками в мир и совершителями Его судов, как имеющие семь язв. Они назначены Богом для исполнения завершительных судов над вселенной. Семь Ангелов являются из храма, облечённые в чистую и светлую льняную одежду и опоясанные по персям золотыми поясами, чем явно напоминают Христа, «подобного Сыну Человеческому, облечённого в подир и по персям опоясанного золотым поясом» (1:13). Это сходство говорит о том, что мис­сия семи Ангелов – в исполнении воли Иисуса Христа как Судии мира. Их действия совершаются от Его Лица. Чистота и светлость одежды Ангелов соответствует их чистому и светлому существу и является ограждением чи­стоты и света Бога как Судии мира. Чистота и свет будут отличать Божественного Судью от неправедных судей мира сего, часто вершивших нечис­тые и мрачные дела. Карающие Ангелы, опоясанные по персям (по груди) золотыми поясами, могущественны и праведны, готовы к исполнению пос­ледних указаний Божиих. Как опоясанные золотыми поясами, они достойны испытывать огнём судов Божиих даже и тех праведников, достоинство кото­рых в Писании означается золотом (1 Кор. 3:12). Семь Ангелов, имеющие семь язв, вышли из небесного храма.

Откр.15:7 – И одно из четырёх животных дало семи Ангелам семь золотых чаш, наполненных гневом Бога, живущего во веки веков. То, что семь золотых чаш передаются одним из четырёх животных семи Ангелам, означает, как учит святой Дионисий Ареопагит, что ведение сооб­щается среди Ангелов от высших к низшим и соответствует ангельской иерар­хии.

Итак, всё готово. Семи Ангелам, имеющим исполнить последние семь каз­ней-язв Божиих над гибнущим миром, даны семь золотых чаш, наполнен­ных гневом Бога. Теперь уже ничто не мешает этому завершительному кара­ющему действию. На основании мест Писания (Пс. 78:5-6; 2 Пет. 3:7; Откр. 15:2; 18:8) гнев Божий, которым исполнены чаши, и который должен излиться на мир, можно представлять себе в виде огня. Чаши семи Ангелов наполнены огнём гнева Божия.

Не случайно Бог назван здесь живущим во веки. В вечности и премирности Божьего существа (Втор. 32:40; Пс. 89:2; Евр. 10:31; Откр. 10:6) зак­лючается как бы основа Его неизменяемости и правосудия. Он – Вечный, «у Которого нет изменения и ни тени перемены» (Иак. 1:17), вершит пра­ведный и нелицеприятный суд. Бог – Вечный, а грех – явление времен­ное, уничтожаемое Его праведным гневом... Как только семи Ангелам были даны золотые чаши, наполненные гневом Божиим...

Откр.15:8 – И наполнился храм дымом от славы Божией и от силы Его, и никто не мог войти в храм, доколе не окончились семь язв семи Ангелов. Полыхающий огонь гнева Божия в золотых чашах в руках семи Ангелов производит такое обилие дыма, что наполнился храм дымом. О подобных явлениях славы и силы Божией и невозможности человеку войти в неё чи­таем и в ряде других случаев. Так было на Синае: «Гора же Синай вся дымилась оттого, что Господь сошёл на неё в огне; и восходил от неё дым, как дым из печи, и вся гора сильно колебалась» (Исх. 19:18; Евр. 12:18). Гора Синай пылала огнём и была погружена во тьму, мрак и бурю. При освящении скинии «покрыло облако скинию собрания, и слава Господня на­полнила скинию; и не мог Моисей войти в скинию собрания, потому что осеняло её облако, и слава Господня наполняла скинию» (Исх. 40:34-35). При внесении ковчега завета в новопостроенный Соломоном храм, «когда священ­ники вышли из святилища, облако наполнило дом Господень; и не могли священники стоять на служении, по причине облака, ибо слава Господня наполнила храм Господень» (3 Цар. 8:10-11). Пророческим оком видит Исаия на небе, что «поколебались верхи врат от гласа восклицающих (свят, свят, свят Господь Саваоф! вся земля полна славы Его), и дом наполнился куре­ниями» (Ис. 6:4). Так и здесь наполнился храм дымом от славы Божией и от силы Его, и никто не мог войти в храм, доколе не окончились семь язв семи Ангелов, доколе не погас в чашах огонь гнева Божия и соответственно не развеялся дым от него.

Дым, наполнивший собой храм, означает, сколь страшен, ужасен и мучите­лен гнев Божий. Слава Божия и сила Его, произведшие этот дым, проявляют­ся в данном случае в Его правосудии и праведном воздаянии грешникам. Доколе не окончились семь язв семи Ангелов и не завершились суды Божии над грешным миром, доколе не произошло окончательное разделение праведных и неправедных и из небесных святых никто не мог войти в храм, в обители небесного Иерусалима и его священнейшие места, «потому что Бог предусмотрел о нас нечто лучшее, дабы они не без нас достигли совершен­ства» (Евр. 11:39.40) и «все сии свидетельствованные в вере, не получили обещанного», но призваны ещё успокоиться и ждать (6:11). Только когда окончательно развеется дым гнева Божия, откроется праведникам доступ в небесный храм.