размер шрифта

Поиск по сайту



О местном епископе писали, что он буйствует

Вопрос на тему «Священство»
Из книги — Лапкин И.Т. «‎...открытым оком», том 5

Вопрос 1432:

В газетах пишут иногда одно, потом другое. Так о местном епископе писали, что он буйствует, самодурствует по отношению священников, срывает кресты и рясы, а потом другие люди пишут, что он на самом деле кротчайший человек и ему просто нет равных во всей московской патриархии. Его избрал сам патриарх и благословил, чтобы он окормлял такой большой край, как Алтай. Так что же есть на самом деле?

Ответ И.Т. Лапкина:

Относительно того, что сорвал крест с о.Павла Ермоленко из Камня-на Оби, на это есть живые свидетели тому. А что пишут другие, то и к ним нужно прислушаться. Что они имеют в виду, когда говорят? Одно то, что начинают этим эксцессам давать чисто патриархийное объяснение, что-де всё это ложь, что это происки зарубежной церкви, что это враги церкви пишут – одно это объяснение говорит, что защитники епископов лгут и в другом, практически же во всем лицемерят и лгут. Что происходит в епархии – это достойно пера Шекспира, а не места благодати.

Слово «окормлять» так звучно характеризует тех, кто кормится в подручных у архиереев; они получают на прокорм, прикормленные, окормляются. Раньше ЦК партии выбирала из 6 кандидатур в епископы, из самых «лояльных» к советской власти, то есть самых бесхребетных, самых лютых карьеристов и готовых выполнять любое повеление своих хозяев «чего изволите-с». Вот так и выбирают сегодня, но уже не партия, а синод, который, по словам о. Глеба Якунина, есть пятый отдел КГБ, их агитпункт, когда стали известны их агентурные клички. Вот такого они и выберут, чтобы он, как в народе говорят, «ни в зуб ногой», а вернее только этим зубодробительством и занимался, как Оренбургский Никон прославлен при жизни, провонял на весь мир.

«Год епископа Максима

Противоречивыми деяниями отмечено правление нового владыки Барнаульско-Алтайской епархии.

В последние несколько месяцев в Барнаульско-Алтайской епархии происходят события, вызывающие недоумение и тревогу широкой общественности. Одно за другим следуют лишение креста, снятие с должности настоятелей храмов, опечатывание церковных касс. Причем нередко эти события разворачиваются не на периферии, вокруг малоизвестных фигур, а в самом сердце епархии – Барнауле – и касаются столпов алтайского православия.

Одна купель и одна касса?

На Крещение Господне, 19 января, в Барнауле был удивительно светлый праздник, собравший вместе тысячи людей. Предводительствуемые владыкой Максимом барнаульцы проследовали крестным ходом по улицам родного города к Оби, и многие из них приняли крещение в водах великой сибирской реки, освященной епископом. Такое случилось впервые за несколько последних десятилетий.

«Этот крестный ход – исключительная заслуга Преосвященнейшего владыки Максима», – говорит секретарь епархии настоятель Никольского храма протоиерей Михаил Капранов. По его словам, многие представители духовенства не были уверены в успехе возрождения традиции, но владыке удалось переломить сомнения.

Между тем сам отец Михаил, столь высоко отозвавшийся о деяниях епископа, и окормляемый им приход с некоторых пор попали в немилость к владыке. Корреспонденты «СК» были свидетелями того, как 20 декабря прошлого года в Никольском храме по распоряжению Преосвященнейшего опечатывалась касса. Присутствовавший при этом его представитель отец Алексей Крючков от каких-либо комментариев отказался, сославшись на отсутствие благословения владыки.

Такая же участь постигала в течение года Покровский собор и Знаменский женский монастырь. Управлявший в соборе до приезда владыки Максима протоиерей Николай Войтович и настоятельница монастыря матушка Надежда (Чанова) получили порицание епископа. «За что? – недоумевает народ. – А в ответ – молчание. Вот и ползут по городам и весям края слухи один фантастичнее другого.

«С духовным наставником Алтаю повезло»

Автор пришедшего в редакцию «СК» письма Валентин Зайцев винит журналистов: «В последнее время в алтайских газетах периодически начали появляться статьи, критикующие местную православную Церковь и ее предстоятеля – епископа Барнаульского и Алтайского Максима. Возникает ощущение, что идет намеренная травля Преосвященного». Даша Кузьмина в «Московском комсомольце на Алтае», № 1-2 за 2003 год, в своей статье «Вразумление» под Новый год от епископа», пишет, что владыка Максим якобы отбирает деньги у храмов для того, чтобы отослать их в Москву для оплаты за свое епископство. Неужели Патриарху? Как только такое могло прийти ей в голову?!»

Все обвинения в алтайских газетах в адрес Церкви и Преосвященного владыки – сплошная несуразица и ложь, считает автор письма, краю повезло с духовным наставником. Он высоко оценивает личностные качества владыки Максима: истинно достойный монах, проявивший себя на ниве служения Господу, человек высочайшей морали, глубокого смирения, образования и в то же время – хороший организатор и хозяйственник. Наследство ему от прежнего епископа, безвременно ушедшего владыки Антония, досталось богатое, но сложное. Отсюда, по мнению Валентина Зайцева, и все проблемы.

«Люди просили у владыки Антония открывать побольше храмов на алтайской земле и получали их. Стало катастрофически не хватать священников. И владыкой с епархиальным советом было принято решение – рукополагать во священство прихожан, не имеющих духовного образования, но истинно верующих. Но среди рукоположенных оказались, к сожалению, случайные люди. Самочинно вводили новшества, импровизировали во время службы. Недостойно вели себя с прихожанами, не проявляя к ближнему любви, завещанной Господом. Были даже случаи, когда на службу приходили пьяными. А некоторые превращали свою деятельность священника в проповедь национализма и сеяли среди прихожан недоверие и к светским, и к церковным властям... Промысел помог многим исправиться, а с некоторыми необходимо было расстаться. Принимать это неприятное решение выпало уже владыке Максиму...»

В эти дни исполняется год с момента вступления в должность епископа Барнаульского и Алтайского Преосвященного владыки Максима.

Дистанция

Заметим, «СК» был одним из немногих изданий, которое не вмешивалось в церковные дела. Видимо, по этой причине автор письма решил изложить свое видение происходящего в нашей газете и, казалось бы, разъяснил ситуацию. Действительно, существует в огромной Алтайской епархии проблема кадров и чистоты веры. Для того и открывал в свое время владыка Антоний в Барнауле духовное училище, чтобы восполнить этот пробел.

Только к столпам алтайского духовенства, попавшим в опалу у владыки Максима, это никакого отношения не имеет. Кассы самых крупных храмов Барнаула опечатываются, насколько известно «СК», для того, чтобы централизовать средства в епархии, что вызывает неприятие не только священников, но и прихожан. Интеллигентная публика отказывается жертвовать епархии. У Никольского прихода были планы по дальнейшей реконструкции храма, являющегося памятником культуры и архитектуры Барнаула.

Среди прихожан Покровского собора идут разговоры о том, что благочинного иеромонаха Романа Корнева отстранили от должности и «сослали» в Коробейниковский монастырь, а бывшего председателя приходского совета отца Николая Войтовича лишили права ношения митры* и второго креста, чтобы освободить место в храме родственнику епископа – отцу Владимиру. Здесь же служит еще один родственник – отец Алексей. С другой стороны, ходят слухи о больших финансовых злоупотреблениях в Покровском храме. За это, мол, и был наказан протоиерей Николай Войтович, лишившийся многих церковных наград, которые ему, впрочем, постепенно возвращают. Идет следствие. При этом бухгалтер остается на месте. А в среде прихожан обсуждается фантастическая для Барнаула сумма жалования ($ 5000), которую якобы положил новому благочинному собора, мужу своей сестры владыка Максим. Что произошло на самом деле, никто не знает. Бывший редактор газеты «Алтайская миссия» Вера Ворсина признается, что после того, как ей самой (лицу не материально ответственному) попытались предъявить финансовые претензии, она начала сомневаться в справедливости обвинений, выдвинутых против других.

Узнать об истинных целях принимаемых решений от владыки журналистам попросту невозможно. Автор этого материала в течение двух месяцев добивался встречи с епископом, чтобы получить комментарий о ситуации в Покровской церкви села Быстрый Исток, прихожане которой (1350 человек) в письме к владыке просили вернуть крест священнику отцу Борису Тарасову, но дальше общения с референтом Преосвященного дело не пошло. Авторам письма из Быстрого Истока владыка тоже не ответил. Тамошняя церковная община до сих пор пребывает в недоумении и надежде, что ей что-то разъяснят. Корреспонденту же «СК» референтом Сергеем Гончаровым было рекомендовано не поддерживать прихожан, а безоговорочно встать на сторону епархиального управления. На вопрос: «Почему?» – Сергей Михайлович ответил лаконично-весомо: «Потому что мы здесь выше и умнее». Но разве можно в Церкви жить по закону курятника? Попасть на прием к владыке вообще достаточно сложно. И мирянам, и священнослужителям. И жаждущие общения со своим архипастырем просиживают часами под дверью приемной. Но если кому повезет, говорят, общение может оказаться и весьма душевным. Все зависит от настроения владыки.

Что привнес в жизнь православных Алтая, в отношения между Церковью и обществом первый год правления владыки Максима? Отзывы на сей счет достаточно противоречивы. У многих верующих вызывает недоумение нежелание владыки разъяснять пастве принимаемые им решения. На пользу ли это и Церкви, и обществу в целом?

Тамара ДМИТРИЕНКО.

«Митра – головной убор епископа и некоторых заслуженных священников, надеваемый во время богослужения.

Над речной купелью 19 января православное духовенство Барнаула пребывало в благоговейном единении перед Господом. Протоиерей Михаил Капранов по правую руку от владыки, протоиерей Николай Войтович – по левую. Глядя на эту идиллию, человеку непосвященному и в голову не приходило, что правящую верхушку епархии раздирают противоречия.

Справка «СК»

В Алтайском крае насчитывается около 200 православных приходов, около 300 священнослужителей, более 100 тысяч жителей регулярно или периодически бывают в храмах

( «Свободный курс» №6 06.02.03г. стр.14)


«Вновь нападки на церковь.

… Верующие края и церковный причт долго ждали нового назначения на место неожиданно умершего владыки Антония. Священный Синод не торопился, тщательно подбирал на этот важнейший пост церковной иерархической лестницы истинно достойного монаха, проявившего себя на ниве служения Господу. Нужен был человек высочайшей морали, глубокого смирения и в то же время – хороший организатор и хозяйственник; и, конечно же, высокообразованный, глубоко верующий молитвенник. Отобрали не одного кандидата. Затем тщательно изучали каждого. В конце концов остановились на игумене Максиме – преподавателе Тобольской духовной семинарии. Он обладал всеми перечисленными достоинствами. За плечами семинария, академия, защита кандидатской диссертации.

Наследство от прежнего владыки досталось богатое, но и сложное… Но не исправившиеся люди даже уйти достойно не сумели. Начали писать по инстанциям не только жалобы, но и кляузы. В том числе и в газеты. Некоторые журналисты, почуяв запах «жареных» фактов, ринулись по церквам. А так как благословение на интервью они нигде не получили, то довольствовались теми фактами, которые изложили в своих письмах клеветники. Так и появились «разоблачительные» статьи в алтайских газетах. Но постепенно разоблачительный накал этих писаний перешел на личность Патриарха и всю Русскую православную церковь…

Но по ходу этой статьи становится понятным – откуда «ветер дует»: в пример «чистоты» ставится Русская зарубежная церковь, а она, как известно, никакого канонического отношения к Русской Православной Церкви не имеет. То есть не владыка Максим уже объект критики, но сеется недоверие к РПЦ вообще. И кажется уже не странным, что эти «правдоискательские» статьи появляются во время кампании многочисленных нападок прессы на Церковь по поводу школьного предмета «Основы православной культуры».

Несмотря на большую занятость (ведь владыка Максим руководит обширным епархиальным хозяйством края, в то же время сам ведет службы в храмах, одновременно он – ректор духовного училища, главный редактор газеты «Алтайская миссия»), находит время и для приема граждан. Внимательно выслушает, даст духовные советы, наставления. Если в его силах, то поможет в чем-либо. Мне, простому верующему, пришедшему по личному делу, еще летом, владыка уделил часа полтора. В разговоре он был мягок, добродушен, чрезвычайно внимателен, впрочем, как и полагается монаху. И наводит порядок в своей епархии так же спокойно, по-деловому. А в критических газетных статьях владыка Максим прямо-таки «Фантомас разбушевался»!

Сейчас владыке Максиму очень тяжело. Тяжелы и финансовые проблемы в епархии. При первой беседе с ним я посочувствовал: «Большие долги вам достались». «Они меня смиряют», – проговорил он доверительно, как верующий верующему. Этой небольшой фразы для меня было достаточно, чтоб понять: и на этот раз нашему краю повезло с епископом.

Каждый воцерковленный мирянин знает, что критиковать священнослужителя – большой грех, тот, кто истинно хочет помочь – должен молиться.

В «Писаниях мужей апостольских» святой Игнатий – тот самый, кого ребенком носил на руках Господь Иисус Христос, говорит: «Смотрите на епископа, как на самого Христа». Эти слова Богоносца относятся как к священникам, так и к мирянам. А в «Книге правил» говорится: «Кто критикует епископа, тот отлучается от церкви». Однако тех газетчиков, которые критиковали преосвященного, отлучать не надо, они и без того вне Церкви. Тогда что же их подвигает к нападкам?

Все обвинения в алтайских газетах в адрес Церкви и преосвященного владыки – сплошная несуразица и ложь. Я не буду разбирать эти статьи, и тем самым добавлять масло в огонь. Да и страшусь, как бы своими опровержениями не организовать два противоборствующих лагеря, чего и добиваются, вольно или невольно, люди, затеявшие клевету на Церковь и владыку. Впрочем, я не удивлюсь, если окажется, что все эти статьи заказные и направлены на раскол Церкви.

Я шесть лет публикую свои статьи на православные темы в разных изданиях, а потому знаю жизнь приходов не понаслышке. Могу твердо утверждать, что высокая мораль осталась лишь в лоне Церкви. Так не покушайтесь же на этот последний островок нравственности. Поверьте, Церковь сама разберется в своих проблемах и справится, как разбиралась и справлялась в течение двух тысяч лет».

ВАЛЕНТИН ЗАЙЦЕВ, редактор газеты «+Надежда». (№6 05.02.03г.)


325

Смотрите так же другие вопросы:

Смотрите так же другие разделы: