размер шрифта

Поиск по сайту



Вопрос 3065

Вопрос 3065

Из книги — Лапкин И.Т. «‎...открытым оком», том 16

Тема — Царь


Вопрос:

Самое большое недовольство у коммунистов вызвала канонизация царя Николая и его семейства. Достойны ли они были прославления?


Ответ И.Т. Лапкина:

Прославляет Бог верующих в Него, а люди играют канонизацией. Про последнего царя много известно из воспоминаний о его семействе близких людей и из дневников царя.

А.А.Танеева (Вырубова) – была близкой подругой Александры Фёдоровны. Потом даже вышла её книга «Страницы из моей жизни». Есть вполне достоверные записи «Воспоминания о царской семье» Татьяны Мельник (Боткиной). Это дочь лейб-медика царского семейства Евгения Сергеевича Боткина. Он был расстрелян с царём в подвале ипатьевского дома. Н.А.Соколов, судебный следователь оставил записи «Убийство царской семьи».

Царица твёрдо верила в загробную жизнь, что здешняя жизнь есть только подготовка к настоящей жизни, которая начнётся за гробом. Высокая ростом, с золотистыми волосами, которые были ей почти до колен. Детей кормила с помощью кормилицы, так как своего молока у неё не хватало. Она всю жизнь страдала от того, что её в России не любили, особенно при дворе. Однажды она написала своей подруге принцессе прусской: «Я чувствую, что все, кто окружают моего мужа, не искренни и никто не исполняет своего долга ради долга и ради России; все служат ему из-за карьеры и личной выгоды и я мучаюсь и плачу целыми днями, так как чувствую, что мой муж очень молод и неопытен, чем все пользуются». Не случайно её считали неприветливой. «Никогда нельзя знать, что нас ожидает завтра», – говорила она и ожидала худшее. Молитва была её всегдашним утешением. Вырубова воспоминает: «Дни до объявления войны были ужасны, я видела и чувствовала, как государя толкают к войне: война казалась неизбежной. Императрица всеми силами старалась удержать его, но все её убеждения и просьбы ни к чему не привели. Из разговора с ним я увидела, что он считает войну неизбежной. Он утешал себя, говоря, что война укрепит национальные чувства, что Россия после войны станет ещё более могучей и т.д. В это время пришла телеграмма от Распутина из Сибири, где он лежал раненный, и он умолял государя: «не затевать войну, что с войной будет конец России и им самим, и что положат до последнего человека». Государя телеграмма раздражила, и он не обратил на неё внимания. Последующие дни я заставала императрицу в слезах. Их величества получили телеграмму от императора Вильгельма, где он лично просил государя, своего родственника и друга, остановить мобилизацию, предлагая встретиться для переговоров, чтобы мирным путём окончить дело. Николай отказался от мирного пути и Распутин Григорий Ефимович оказался прав на 100%. После обеда царь курил папиросу. «Государь обожал армию и флот; в бытность наследником, он служил в Преображенском и Гусарском полках и всегда с восторгом вспоминал эти годы. Государь говорил, что солдат – это лучший сын России. Её величество и дети одинаково разделяли любовь к войскам. «Все они были душки», по их словам, частые парады, смотры и полковые праздники были отдыхом и радостью государя. Входя после в комнату императрицы, он сиял от удовольствия и повторял всегда те же самые слова: «Это было блестяще», никогда почти не замечая каких-либо недочётов».

Часть дневников арестанта-царя: «Утром на улице появилась Рита Хитрово, приехавшая из Петрограда и побывала у Настеньки Гендриковой. Этого было достаточно, чтобы вечером у неё произвели обыск. Чёрт знает что такое». – 18 авг. 17 г. Такой дивный день. Досада берёт, что в такую погоду нельзя делать прогулок по берегам реки или в лесу! Вечером по обыкновению играли в кости. 22 авг. 17.г.

Усиленно ходил взад и вперёд по двору. По вечерам во время игры в домино и безик Татищев и Боткин читают вслух «Девятый вал». 9 сент.17 г. На днях Е.С.Боткин получил от Керенского бумагу, из которой мы узнали, что прогулки за городом нам разрешены. На вопрос Боткина, когда они могут начаться, Панкратов поганец ответил, что теперь о них не может быть речи из-за какой-то непонятной боязни за нашу безопасность. Все были этим ответом до крайности возмущены. 29 сент.17 г.

Тошно читать описания в газетах того, что произошло две недели тому назад в Петрограде и в Москве! Гораздо хуже и позорнее событий Смутного времени. 17 ноября 17 г. Утром увидели в окно горку перерытою; оказывается, дурацкий комитет отряда решил это сделать, чтобы помешать нам подниматься на неё и смотреть чрез забор. 5 марта 18 г. Сколько ещё времени будет наша несчастная родина терзаема и раздираема внешними и внутренними врагами? Кажется иногда, что дольше терпеть нет сил, даже не знаешь, на что надеяться, чего желать? 15 марта 18 г.

Сегодня годовщина моего приезда в Царское Село и заключения с семьёй в Александровском дворце. Невольно вспомнишь этот прошедший тяжёлый год! А что ещё ожидает нас всех впереди? Всё в руце Божией! На Него только всё упование наше. В 8 часов пошли к обедне. День провёл как всегда. Обедали в 7 часов, затем была вечерня и после неё исповедь в зале: детей свиты, людей и наша. 22 марта 18 г. На первой неделе начал читать Библию с начала. 24 марта 18 г.

Так как нельзя читать всё время Библию, я начал также «Краткую историю англичан» Грина. По вечерам вслух опять принялись за Тургенева – теперь читаю «Вешние воды». 26 март 18 г.

Утром слышали со двора, как выезжали из Тобольска Тюменские разбойники-большевики на 15 тройках с бубенцами, со свистом и с гиканьем. Их отсюда выгнал омский отряд. 22 марта.18 г. Вчера начал читать вслух книгу Нилуса об антихристе, куда прибавлены «протоколы» евреев и масонов – весьма современное чтение. 27 марта 18 г. Двадцать четвёртая годовщина нашей помолки! В 11,5 была обедница. После нее Кобылинский показал мне телеграмму из Москвы, в которой подтверждается постановление отрядного комитета о снятии мною и Алексеем погон! Поэтому решил на прогулки их не надевать, а носить только дома. Этого свинства я им не забуду! 8 апр.18 г.

Узнали о приезде чрезвычайного уполномоченного Яковлева из Москвы; он поселился в Корниловском доме. Дети вообразили, что он сегодня придёт делать обыск, и сожгли все письма, а Мария и Анастасия даже свои дневники. 9 апр.18 г. В селе Покровском была перепряжа, долго стояли как раз против дома Григория и видели всю его семью, глядевшую в окна. 14 апр.18 г. Яковлев передал нас здешнему областному комиссару, с которым мы втроем сели в мотор и поехали пустынными улицами в приготовленный для нас дом Ипатьева. Осмотр был подобный таможенному, такой строгий, вплоть до последнего пузырька походной аптечки Аликс. Это меня взорвало, и я резко высказал своё мнение комиссару. 17 апр.18г. При звуке колокола грустно становилось при мысли, что теперь Страстная и мы лишены возможности быть на этих чудных службах и кроме того, даже не можем поститься. Имел радость основательно выспаться в ванне. Ужинали в 9 часов. Вечером все мы, и жильцы четырёх комнат, собрались в зале, где Боткин и я прочитали по очереди 12 Евангелий, после чего легли. 19 апр.18 г.

По утрам и вечерам, как все эти дни здесь, читал соответствующие Евангелия вслух в спальне. 20 апр.18 г. Вместо Украинцева сидел мой враг - «лупоглазый», который должен был выйти гулять с нами. 26 апр.18 г. Поганец Авдеев приходил в сад, но держался вдали. 30 апр.18 г. Сегодня произошла смена комендантов – во время обеда пришли Белобородов и др., и объявили, что вместо Авдеева назначается тот, кого мы принимали за доктора – Юровский. 21 июня 18 г. К открытому окну подошли трое рабочих, подняли тяжёлую решётку и прикрепили её снаружи рамы – без предупреждения со стороны Юровского. Этот тип нам нравится всё меньше! 28 июнь 18 г.». Я против всякой канонизации. Но по всем канонам царь и его семейство перестрадали многое и они мученики.

Откр.7:13-14 – «И, начав речь, один из старцев спросил меня: сии облеченные в белые одежды кто, и откуда пришли? Я сказал ему: ты знаешь, господин. И он сказал мне: это те, которые пришли от великой скорби; они омыли одежды свои и убелили одежды свои Кровию Агнца».

Царь Николай вполне может пойти по статусу Манассии.

2Пар.36:24 (Молитва Манассии, царя иудейского, когда он содержался в плену в Вавилоне). Нестерпим гнев прещения Твоего на грешников. Я согрешил паче числа песка морского. Многочисленны беззакония мои, Господи, многочисленны беззакония мои, и я недостоин взирать и смотреть на высоту небесную от множества неправд моих. Я согбен многими железными узами, так что не могу поднять головы моей, и нет мне отдохновения, потому что прогневал Тебя и сделал пред Тобою злое: не исполнил воли Твоей, не сохранил повелений Твоих, поставил мерзости и умножил соблазны. И ныне преклоняю колени сердца моего, умоляя Тебя о благости.

Согрешил я, Господи, согрешил, и беззакония мои я знаю, но прошу, молясь Тебе: отпусти мне, Господи, отпусти мне, и не погуби меня с беззакониями моими и не оссуди меня в преисподнюю. Ибо Ты Бог, Бог кающихся, и на мне яви всю благость Твою, спасши меня недостойного по великой милости Твоей, и буду прославлять Тебя во все дни жизни моей, потому что Тебя славят все силы небесные, и Твоя слава во веки веков. Аминь.


Порабощение слабейшего – позор,
О братолюбии, похоже, не слыхавших,
Булыжник из-за пазухи, из-под полы топор,
Оптический прицел с винтовкой даже.

Пока свободный жив – объект атаки,
Поработить, закабалить его стремятся,
Хватают их и тянут по этапам,
С живых костей сдирают волки мясо.

И не случаен бум у дедовщины,
Убитых, покалеченных всё больше.
Так скольких же слабейших огорчили
Те выродки из стаи дикой, волчьей!

Так копится из зла потенциал
И обессиливает армию и семьи.
Стремятся, чтоб слабейший танцевал
Под дудку лиходея, кто сильнее.

А надо бы, а нужно бы искать
Слабейшего, кому ты крайне нужен,
Кто горестной нуждой в тисках зажат,
Кого вполне и я укрыть мог в стужу.

Считаясь дедом, старшим по годам,
По опыту, по знаньям и успеху,
С какою лёгкостью своё тому отдам,
Кто новосёлом после нас приехал.

Прислушайтесь к поруганной душе,
Твоя душа в отчаянье не стонет,
Что столько шансов пропустил уже
Помочь тому, кто без тебя утонет?

Всем послужить, именьем и советом,
Помочь к Христу придти под поздний вечер,
Для этого и есть отцы и деды –
Лечить израненных, не наотмашь калечить.

Рабом быть ближнему, до коих дотянусь,
Доверье вызвать сединой и плешью,
Старейший Друг – Садовник Иисус…
Вас с Ним зову: «Придите, пейте, ешьте!»

29.03.06. ИгЛа


133

Смотрите так же другие вопросы:

Смотрите так же другие разделы: