размер шрифта

Поиск по сайту



Вопрос 777

Вопрос 777

Из книги — Лапкин И.Т. «‎...открытым оком», том 2

Тема — Лапкин, книги


Вопрос:

В Священном Писании говорится, что враги человеку домашние его. Случалось ли у Вас, чтобы без причины родные Ваши сделались врагами?


Ответ И.Т. Лапкина:

Случалось, и неоднократно. Объяснение этому дать другого не удаётся, кроме как – одержимость бесовской силой. Не знаю, может быть мне так на роду написано, но Слово Божие для меня сделалось живым и действенным, чтобы каждый стих Священного Писания я пережил на себе.

Евр.2:18 – «Ибо, как Сам Он претерпел, быв искушен, то может и искушаемым по-мочь»

Господь допускает необъяснимые переживания, чтобы мы приобретали опыт.

1Кор. 10: 13 – «Вас постигло искушение не иное, как человеческое; и верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так чтобы вы могли перенести»

Вот конкретный человек, который обратился ко Христу в моем доме, женился на моей сестре. Им негде было жить, и, попросив взаймы, на мои деньги они приобрели домик, двое их детей стали моими крестниками. И вдруг они как взбесились, от них пошли всяческие поношения, клевета. Недавно наш архиерей поставил его диаконом, даже не спросив моего мнения, а этот человек находится во зле и ни разу не попросил прощения. Что это? Крестников до меня не допускают, дети настроены против меня. Может быть, это дается мне, чтобы я не превозносился тем, что дал мне Бог? Предоставляю для ознакомления небольшую часть одного из своих писем. Это письмо с большим пакетом духовной литературы его жена, получив от меня, без мужа, даже не дала ему в руки, а сожгла всё в печи. Да не вменится им в Судный День.

(Из личного архива. ИгЛа.) Мир Вам, Михаил Афанасьевич Буряков! Мир Божий да войдет в твое помраченное сердце, в ум, в глаза, в уши, во все уды. Только что прочитал письмо (по-тюремному – ксиву) Вашу и поразился той жуткой тьме невежества, которая покрывает ум злой женщины; и еще страшнее, когда такую женщину слушает подвластный ей муж – делается кентавром ужимок и ядовитой похоти языка, остервенелой зависти. Будь мужчиной, а не приживальщиком при женских прихотях. Ведь нагородил столько лжи, глупостей, подхалимства к вышестоящим церковным властям, до тошноты отвратно читать – прямо-таки видишь червяка извивающегося: «вот какой я послушный паинька, я страсть как православный, святее папы римского, я свой-свой, я ваш, возьмите меня в батюшки».

Тьфу, какое окаянство и мизерность русской осквернелости и падшей его натуры. И сыплешь такими заезженными безбожными фразами, что всплеснешь руками: бяка.

По твоему письму кратко, из твоего письма фраза и пояснение. Письмо адресовано батюшке, а на 90% написано мне, т.е. против меня: вам бы только меня свалить, проглотить, хамы окаянные, рабы рабов. Хамский грех свалил уже миллионы и африканский континент утонул в СПИДе, а вы туда же лезете. Да не встреться ты с истиной в моей квартире, ты ведь был бы тот же, как и приехал: вспомни, кто ты был, а если забыл, то пример твоей сестры – твой образ. Ты ведь всё, что имеешь, что научился говорить о Православии, ты ведь этому здесь научился; и вот поднял пяту ядущий мой хлеб – это тебе отмстится в детях, если ты предназначен к спасению. Ты как тот осёл в басне, когда провожали устаревшего льва, критиковали, и осёл сказал: и я его разок лягнул.

«О. Василий Савельев привез (о. Петра Перекрестова) посмотреть на нашу грязь...» И этому я верю... (о Шаблыкино, и не только уличную грязь)

Ты, Миша, прочитал в «Русском пастыре» статью-ответ о. Льва Лебедева на некоторые мои публикации: «О Слове», «О благовестии», «А Я говорю вам, любите врагов ваших»...

Теперь спецвыпуском печатают этот ответ о. Льва, во всех журналах, и в «Возвращении» и др., – доллары позволяют это делать, у них типография есть. Но когда я им послал свой ответ о. Льву Лебедеву, и архиерею, и когда в Омск запросило «общество мучеников» этот мой ответ, желая помочь опубликовать, то увы: ослабели, дрожь в коленках и в чреслах. Никто не решился опубликовать мой ответ. И в данном случае в сравнении даже с коммунистами, печатающие однобокую информацию о. Льва, выглядят куда как хуже: коммунисты почти всегда, после нападок на меня, публиковали и мои ответы, опровержения. Если не веришь, то попроси, я пришлю их нападки и мои ответы в их изданиях. Ответы о. Льва Лебедева нравятся вам потому, что грех обладает силой притяжения. Из тех же священников, даже РПЦз, читавших мой ответ о. Льву, никого не было, кто после прочтения моего ответа не отшатнулся бы от вчерашних убеждений, поддерживавших о.Льва. (Теперь этот ответ напечатан в книге «К истинному православию».) А они тоже восхваляли «маститого и умного» Льва.

Да вы сами подумайте, что если он так умён, мастит, так чего же печнику, сторожу, не имеющему ни львовой семинарии, академии, ни класса, ни часа обучения в тех советских заведениях, почему бы не дать тоже ответ? А Апостол Павел, стоя перед язычниками, искренно мог сказать:

«почитаю себя счастливым, что могу защищаться» – Деян. 26

Похоже, что этого счастья мне уж не видать при таком синедрионе – да никакие вы не православные, а нападаете и тесните меня. Иов. 19:3. Все вы будете низринуты, как стена пошатнувшаяся. Пс. 61:4. Мне смешно смотреть, как в храме в Потеряевке сидят спокойно и смирно с костылями трое из тех, кто так усиленно нападал на меня в прошлом году (Павел, Петр и Надежда) – так и тебе – надоело, тяжело стало носить уши и голо- ву на плечах, заегозился? Утишься, добрый семьянин, а то тряхнет Господь и ответа не дашь никакого за то, что Пс. 36:32 подсматриваете за моей жизнью, забыв про свои грехи. Пока просто о феномене моей биографии: почему всех так интересует поточить зубы на моих гачах? Ты ведь тоже книги читаешь, так скажи, о ком еще столько пекутся, чтобы сделать изве- стным, чтобы не забыли мертвого пса, блоху единую: говорят по радио, на краевом, и из Москвы, и по «Голосу Америки» и «Свободе», сняли в четырех документальных фильмах, в книгах разных, в Америке, в Англии, в Австралии (это только то, что я получил оттуда), интересовала моя жизнь МГБ, КГБ края, запрос из ООН, Прокуратуры. Патриарх лично спросил Антония Барнаульского: «Какие у Вас отношения с Иг. Тих. Лапкиным?» Это же спрашивал патриарх Пимен у Максима, еп. Тюменского-Омского. Что это? Разве я сам это делаю? Отчего целые энциклики издают против меня и архиереи МП, и старообрядцы, и баптисты из Москвы, и ВСЕХБ? Что, своих грехов у этих людей нет? Почему вас так тревожит мой запах; как на деда Щукаря: какой бы бык или кобель где ни сорвался, его обязательно нанесет на меня. И вот сейчас, кого только нет: и католики, и «Церковь Христа», и разная и прочая, и приходят оттуда и у себя опять обо мне талдычат разное. Как у Тургенева: «Святая!» – сказали. И тут же голос: «Проклятая!»

А я мыслю так: это всё оттого, что вы не любите ни Бога, ни Церковь, а кучкуетесь по традициям, по слабоумию учёности, отшибленности воли – вам нужен лидер – сами вы квелые паралитики: к добру и злу постыдно равнодушны... (Лермонтов) Вам никогда не удавалось ничего создать, потому такая апатия ко всему; вы не терпите, когда кто-то заслоняет вашу бездарность, будь то клобук архиерея или генсека, и тем более вы изничтожить готовы, оплевать, захаркать тех, кто не спопашился поостеречься, и чуточку, быть может, продвинулся вперед вас, окаянных (по Иоанну Кронштадтскому – о рысаках).

Ведь я только даю ответ на ваши злопыхательства. И какой дьявол вас под локоть толкает: ату его, хватай его, трави его, нас много, а он один, мы его в трясину зависти и подозрений, клеветы и пошлости своего плотского ума... Эх вы, жалкие людишки, мертвецы, засургученные в мумию славянью! Тлен души и мирская обыденность, от плохо сделанного любого дела – и оттого уныние, и оттого еще делаете попытку показать, проявить себя в травле, – а может быть, хотя бы здесь будете замечены при своем вонючем патриотизме: «Ахти, ребята, вор... Изгнать его...» Доизгонялись: более ста приходов с Арх. Валентином потеряли, а еп. Каннский Варнава уже и в Иерусалиме катастрофы устраивает, как пишут «Наши вести».

«По возвращении из Потеряевки Ирина выразила резко отрицательную оценку церковной жизни Вашего прихода».

Экий специалист церковной жизни приходов – Ирина. 47 Епископов против Иоанна Златоуста выразили не просто резкую, а смертельный приговор, и исполнить успели во главе с православной Царицей Евдоксией. Но через 32 года уже мощи святителя встречал с покаянием за мать – ее сын. Нет злее создания, чем женщина. Сир. 42:14, 25:15-18, 28 (прочти). Почитай послания Ап. Павла, послания Ангелам Церквей в Откровении – много ли там положительных общин? Но о вас ведь может вопрос иначе поставлен: есть ли у вас вообще община возрожденных, уверовавших во Христа Иисуса, Господа нашего? Вот ты там начал что-то учить, и много ли успел? Даже издавал листок перепечаток чьих-то, да и нет уже давно того – выдохся Мишутка.

И еще ответь на один вопрос, а если не ответишь, то устыдись тому, что ты изрыгнул в пакости ума дряблого – назови мне не две, но хотя бы одну общину, ну хотя бы десять человек, чтобы ее можно было зарегистрировать в отделе юстиции, и чтобы все почти люди в той, минимальной по числу, общине пришли не просто так, как через проходной двор прийти, и не по вере бабушки, а сознательно, и главное, через мирянина, и не куда-то, а в истинную православную веру? Если знаешь, познакомь, буду рад и благодарен.

«В частности, крайне неприятно было наблюдать смешение в богослужении разных христианских традиций: старообрядческой, православной, протестантской...» Что касается старообрядческого – то без старообрядческого нет и новообрядческого; и мы имеем бумагу от архиерея и от Синода нашего официальную, что дано сие право, употреблять при богослужении и старопечатные книги, и слово «Истинного». Это письмо есть, так что тут ты по незнанию сказал. Протестантского не было и нет ни слова нигде при богослужениях – тут просто ложь, как всегда от диавола. Тут ты прямо-таки, как ученик министра пропаганды в правительстве Адольфа Гитлера Геббельса, который эту вашу занозу так выразил: чем чудовищнее ложь, тем скорее поверят...

И если по Втор.19:19, клеветник должен быть наказан тем же каноном, той же епитимией, под что подводил другого своей ложью, то ты уже не имеешь права причащаться, пока не залижешь эту свою блевотину лжи, яд аспида. Для чего же вы гоните всё из арсенала лжи, т.е. из сейфа сатаны? А для того, чтобы доказать свою православность, которой мы и не пытались оспаривать, утишь свой патриотический зуд – ты еще покажи архиерею, еще напечатай, как о. Лев, – вот какой я до смерти право- славный. А уж на этом ты дальше городишь такой плетень, что его только тебе и жечь. Вот так и о. Лев: «я слышал, что ваши предки баптисты были», ...и далее лупит в пустоту, маститый и умный протоиерей. Прохиндейская ложь: в моей природе не было ни одного сектанта. Но вам ведь нужна статья, чтобы подогнать под канон – отлучить Игнатия, и рассеются овцы. Что вы так трясетесь оттого, что я еще жив? Ведь когда вы блудничали в мире, ели, пили, «красиво» жили, я в психушках и по этапам ГУЛага мерил туберкулезные палочки.

Как тебе не стыдно, прижмурил бессовестный глаз, – на кого вы нападаете? Никаких уступок ни я, ни батюшка о. Иоаким, и никто не делает, а ты это солгал на твою душу, заскорузлую в грехах нераскаянных, лжец. И далее про Павла Апостола, обличившего Петра. Гал. 2 гл. И все поставил с ног на голову: кто кого обличил, кто смешивал христианство с иудаизмом: тут ты просто хулитель – ни разу, видимо, и не читал это место: смешивал то Ап. Павел, а не Петр, и не за это напал Ап. Павел, а за лицемерство. Ты прочти толков. Феофилакта, Григория Богослова, Феофана Затворника, Златоуста, и устыдись своего дикого невежества «философ московский». Смири свою гордыню, да побольше молись, и не выпячивайся, а то такую щелкушку получишь, год будет слезу вышибать. Такую колючую проволоку накрутят тебе на лжеученость, что слюну не проглотишь. Тебя еще не мяли, не жгли, сиди под боком у жены, пока не начал тебя Господь испытывать, таков ли ты на деле воин-Аника.

«Вы, как священник РПЦз обязаны свято хранить традиции этой Церкви, как бы ни привлекательны были особенности других течений христианства. Необходимо твердо отсекать членов общины, кот. придерживаются так называемых «широких» взглядов на Русское православие».

Просто гнусно читать – какой маститый «митрополит» поучает батюшку, сколько снобизма махрового, как у Иудушки Головлева, с присюсюкиванием, с льстивым придыханием, с повизгива- нием пред архиереем. Гнусно и противно, что-то очумелое в твоих этих словах. Да кто тебе позволил так изгаляться, неуч неправославный! Для чего губишь ты свою душу? Или ты полный безбожник, или просто одурел от бездеятельности, от жизни в болоте греха.

«Беспокойство мое усилилось...» – Ну, артист, да и только. Ты один раз был в КГБ вызван и растелешился, залгался и там, и я тебя среди ночи послал к ним дело выправлять, фарисей. Ну к чему ты кривляешься, я ведь не могу поверить, что ты серьезно это свое пишешь. Или насовсем очумел?

«Дай Бог, чтобы вам хватило здравого смысла, не пойти по пути...», – кощунник ты, нагло плюешь в батюшку, а его ногтя не стоишь, – «...по пути Вал. Романовны Д.»

«Но для этого общине надо порвать с Игнатием Тихоновичем».


А, вот где жало; змей скрывался напрасно, собирал всякое, чтобы потом в этой куче срама главное и вылепить. Мысль не новая, но ей уже 35 лет, и на этой идее сгорело ах, как много, и всяких, и всем пришлось меня снимать с учета «вялотекущей шизофрении» в психиатрии разных рангов от Хабаровска, до криминальной в Кемерово, реабилитировать в краевой прокуратуре, восстанавливать мой авторитет через публикацию опровержений.

Есть притча о южной птице, которая очень умна, и когда обедает, то как дятел, всегда в одном месте у нее столовая-кузница, там она бросает кости съеденных животных, птиц. Но вот настает голод, она ничего и нигде не раздобыла, и тогда голод гонит ее на это место столованья, искать остатки прежних пиршеств. Она начинает глотать прежние высохшие кости, авось, что-то на них и разварится в желудке. Но прежде того, и это – главная ее мудрость, она берет лапой кость, и прежде чем ее проглотить, засовывает ее себе в задний проход, чтобы убедиться, что эта кость сумеет выйти из нее, когда она ее пропустит ее через широкий рот. Что же вас-то никто не наградил мудростью такой, хотя бы куриными мозгами: а проглотите ли вы меня, не подавитесь ли? Ведь меня кто ни отлучал, все и прилучили в сущем сане. Давай рассмотрим два варианта. Первый – вы не отлучите меня, – не по силам, статьи не подобрать, кишка тонка, подавитесь, поперхнетесь, карачук всем отлучателям. Вы согрешили бы смертно, если будет напрасное отлучение; вы ведь себе этим отлучением вынесете приговор. А если священник по навету дерзнет это сделать, проказа съест его за незаконное отлучение (1 сентября, Симеон). Да и зачем меня вам отлучать, отсекать? Вы ведь никого прилучить не прилучили, бессильны, паралитики духовные, а на отлучение зело борзо размахнулись. Для чего вам меня в отвал спихнуть? Да очень даже просто: чтобы уничтожить две общины, которые так не похожи на ваше безбожное болото, где и бритые, и курящие, сплошь невозрожденные, лжеправославные. Такая община – она укор, обличение вам, мертвецам, сгнившим трупам. Вы не успокоитесь, пока эти общины есть; вам нужно эти общины развалить, клеймить, разрушители святыни.

И как ты охамел, варнак, – за моим столом ел, пил, в моем доме жил, и на меня же клевещешь. Что я тебе-то плохого сделал, Брут – убийца Юлия? Окстись, не замай, отступись, чтобы не поразил тебя Господь, Праведный Судия. Своим житием, бездействием, довели до нуля авторитет зарубежной церкви, и лопочете о чистоте; а живете, как на помойке духовной.

«Еще и еще раз прочтите доводы о. Льва»... Почему так много? А мой ответ и одного раза не просите прочитать, не справедливо это, Миша. «Он, конечно, сразу же организует кружок из своих почитателей». Это опять ты обо мне лопочешь. Снова узколобость невежд, по своей испорченности судишь. Кружок... А будь я чеченец, ты бы схлопотал себе кружок во лбу за такую ложь; а так, у нас, русских ванек, сойдет, ты ведь блюдешь чистоту Православия, прижился в храме, мимикрия – ваша стихия. Заранее за меня вы решаете, что я делать буду… Да вам ли решать, когда даже последствия этого хамского своего письма ты не рассмотрел – приготовь мешок под бедствия.

«Только в этом случае ваша община останется в лоне РПЦз...» Прямо-таки патриарх какой-то вселенской церкви пишет, а не Мишка Буряков. Ну для чего тебе выламываться, выкобениваться пред батюшкой-то, он ли тебе не помогал, хам ты бессовестный.

Помянув в каком-то грехе архиерея (чего и не знал, и не слы-шал я) – тычешь «именно сегодня жена и родня “потеряевского старца” открыто обвиняют в прелюбодеянии». Да тут-то и проверять не надо, врешь ты на свою душу – Надя под клятвою и с воплем заявляет, что даже в мыслях у нее этого подозрения не было. Ну для чего тебе это-то нужно, Миша? Опять же, допустим, что «прелюбодей». Однако тебе-то что от этого, завидно или… мамка не велит, как жеманной девице? А кто же она-то, с кем я прижил детеныша? Знал бы ты, как мне это лестно, не знавшему в жизни женщин, что и в старости сочны и плодовиты праведники – (хотя я грешник), а грудь-то колесом от таких укоров. Это, как у Твардовского, когда в вагоне как скот навалом везли кулачье, и с ними же там был мужик, который едва в люди выбился. О, еще как в нем гордость взыграла, что его причислили к настоящим мужикам-хозяевам.



«… Ответить – пусть не из науки, пусть не с того зайдя конца.
А только, может, вспомнив руки, какие были у отца.
В узлах из жил и сухожилий, в мослах поскрюченных перстов –
Те, что со вздохом – как чужие, садясь к столу, он клал на стол.
И точно граблями, бывало, цепляя ложки черенок,
Такой увертливый и малый, он ухватить не сразу мог.
Те руки, что своею волей – ни разогнуть, ни сжать в кулак:
Отдельных не было мозолей – сплошная. Подлинно – кулак!
И не иначе, с тем расчетом горбел годами над землей,
Кропил своим бесплатным потом, смыкал над ней зарю с зарёй.
И от себя еще добавлю, что, может, в час беды самой
Его мужицкое тщеславье, о, как взыграло – Боже мой!
И в тех краях, где виснул иней с барачных стен и потолка,
Он может, полон был гордыни, что вдруг сошел за кулака.
Ошибка вышла? Не скажите, – себе внушал он самому, –
Уж если этак, значит – житель, хозяин, значит, – потому…
А может быть, в тоске великой он покидал свой дом и двор
И отвергал слепой и дикий, для круглой цифры, приговор.
И в скопе конского вагона, что вёз куда-то за Урал,
Держался гордо, отчужденно от тех, чью долю разделял.
Навалом с ними в той теплушке – в одном увязанный возу,
Тянуться детям к их краюшке не дозволял, тая слезу».

(А. Твардовский. «По зову памяти». «Новый мир» 1987 №3 стр.194).


244

Смотрите так же другие вопросы:

Смотрите так же другие разделы: