размер шрифта

Поиск по сайту



Вопрос 4057

Вопрос на тему «Община»
Из книги — Лапкин И.Т. «‎...открытым оком», том 30

Вопрос 4057:

Если кто-то не остаётся на дополнительные занятия по изучению Слова Божия по воскресеньям, то можно ли их отношение изменить, и как это Вы делаете? Покажите на конкретном примере, о чём беседуете, какие вопросы решаете.

Ответ И.Т. Лапкина:

Так как у нас почти всё записывается на диктофоны, то вот подобный случай. Приехали братья и сёстры в Потеряевку помочь убрать в огороде картошку и прочее. Управились, и в воскресенье 28.09.08, гляжу, они уже собираются уезжать до 12 часов дня – торопились попутно заехать в с. Ребриха в больницу к сестре Тамаре. Всего же до Барнаула – 150 км. а это не более 2,5 часов езды. У нас занятия было в школе, в спортзале, начало в 11,30. Всё же «тормознул» им машину, и выговорил крепко всем на занятиях. «…Прекратить это дело, вы поступаете неразумно. Доказывать ли это на основании Священного Писания? При данном случае это самый подходящий момент. Сейчас у нас занятия. Что дороже занятий по Библии может быть в воскресный день? Не у меня занятия, вы ко Христу пришли, открыто Слово Божие. И подумай, что значит всё остальное, – всё это должно быть где-то в другом месте, пониже. 1Кор.6:12 – «Всё мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною», как это? Вот это мы как раз и разбираем. Не так уж всё подряд полезно. И вдруг один солдат (Жолнерова Нина) говорит вам: «Одна есть там больная, она лежит в Ребрихе, её надо посетить». Прекрасное дело! Но ей, больной, разницы нет – один её посетит или сто один. Ей не до этого. Привезёте ей что-нибудь или нет, её дорого ваше внимание. Её разницы нет – в двенадцать часов дня приедешь, или в четыре, в пять. «А нам туда надо». И, скажи ты, вокруг машины, как мухи все собрались уже, облепили. Я еду на занятия на велосипеде мимо, думаю, что они следом придут. Ан нет, пришёл, подождал, в самом деле никого нет. Где же они? Деревенские пришли и говорят: «А Николай сказал, что собираются ехать». Вот он сидит теперь то же.

Николай Польгуев: Мне-то разница есть, Игнатий Тихонович. ИгЛа: Если разница есть, то ты должен доказать, что тебе полезнее быть там, чем здесь. Сразу с собой целую вязанку братьев и сестёр ты уволок. Ещё раз говорю: более полезного, чем побыть у ног Христа, ничего нет, полезнее, чем здесь быть. И никуда время-то ещё ни делось, ещё двенадцати нет. Вы не каждый день здесь бываете. Не чаще, чем раз в полгода приезжаете сюда. Не увидели ещё всех здешних братьев и сестёр, не насладились общением. Скажете: мы копали картошку, некогда было. Сегодня воскресный день. Приезжают, мгновенно рванулись обратно. Мы ездим в другие места по районам на благовестие, с нами ездил Игорь Глушков. Пока он в Шарчино бабушек не развезёт по домам после собрания, никуда не едет. Мало того, ещё заедет иногда и за ними. Простились, пешком прошлись с ними, договорились во сколько мы приедем. А район рядом совсем. Мы же не каждый день там бываем. К чему вы стремитесь сегодня, вам обрыднет всё за зиму это до горла. Николай П.: Я хотел сказать не о том, что посетить Ребриху или какую-то повариху, мне-то без разницы. Хорошо, человек знает Писание. Они сидит на занятиях, но ничего не делает, как камень лежащий, мхом обросший, это ли ни чревоугодие? ИгЛа: Где же тут чревоугодие? Почему ты решил, что ничего этот человек не делает? Эти люди делают и пашут будь здоров. Н.П.: Я не говорю про сидящих здесь. ИгЛа: Мы только про них сейчас и говорим. Зачем ты соблазнил их, что они уже не идут сюда? Наталья Приходько: Мы все сами такие. Пупов Сергей: Соблазнительные. ИгЛа: О, хорошо. (Смеются) Вот я и говорю. Такие у меня и насельники в лагере. Никто другого не остановит. Да вы бы его облепили: «Николай, как тебе такая мысль могла придти, увезти нас, не побывав на занятиях? Что? Уйти без занятий? Как ты мог подумать так? Закрой скорей капот». Он поднял капот, как говорится, закрылся от совести капотом. А эти рядом уже вокруг, как мошкара вокруг лепёшки коровьей. Слепились все, уже надо ехать куда-то им. Куда ехать, когда здесь не были, не виделись, не беседовали. Побудьте, насладитесь. А потом поедете. Чтобы больше такого не слышал. Мне хочется сразу сказать: «Уматывай, чтобы тебя здесь не было такого и духа твоего». И слышу в ответ: Ай, грубо сказал. Чего выглядываешь? Ведь я знаю, что недовольна, что я сказал тебе так. Куда торопиться? Мы же для этого приехали, у нас это главное. Там один больной, он обихоженный, появитесь там в семь часов, разницы никакой. Понимаете, среди вас не нашлось ни одного, чтобы других обличил и остановил: «Уже полдвенадцатого, что вы делаете? Бежим скорее? Бежим скорее на занятия». Такое-то у вас когда ещё будет в жизни? А всё остальное – будет. И в городе будете больных посещать. Вы не поняли, что самое главнейшее? Всё позволительно. Позволительно и убежать. Но не полезно это. Н.П.: Потом продолжим.

Лена Барабаш (учительница в Потеряевке, завуч школы, читает с того места, где закончили в прошлое воскресенье, толкование блаженного Феофилакта): 1Кор.6:13 – Пища для чрева, и чрево для пищи; но Бог уничтожит и то и другое. Тело же не для блуда, но для Господа, и Господь для тела. «Чревом называет чревоугодие, а не член нашего тела; пищей же – неумеренное употребление пищи». ИгЛа: Неумеренное. А тут всё умеренное, как положено. Поэтому надо разбираться. Неумеренное – когда человек явно наращивает жир. Себя испытай. «Да я вроде мало ем», - у меня были такие. Значит, ты калории не пережигаешь. Гляжу, наши ребята начинают некоторые полнеть. Наши, верующие. Гляжу, брюшко уже округляется. А почему? Лежание на боку, смотрение телевизора. Попозже встану. Не разбегусь. Поставьте турник рядом, начинайте сгонять вредность. Повторяю: не я это говорю, а Владимир Чивилихин, это один из таких сильных писателей. «Я в Швеции провёл полгода и ни одной полной женщины не встретил. Вы мне не поверите, – говорит, – но это так». Почему? Шведская стенка. Все занимаются. По Америке ехал, как будто одна спортплощадка весь город. И занимаются, и играют. Почему? Слишком дорого стоит лечение. Болезнь легче не допустить в тело, как один антихрист учил – Порфирий Иванов. Надо заботиться о том, как болезнь не впущать в тело, а не о том, как её выгонять. А у нас главное, как её выгонять, найти таблетки и проглотить. Не надо этого. Мы все занимаемся Божьим делом. И я спрашиваю всегда: а у вас там занятия по слову Божию есть? Батюшка не любит эти вопросы мои, когда он после дальних поездок возвращается: «Ну с кем там заниматься, пришли три бабки». Три? Да это уже общество. Ты третий том открывай – трёхтомник. Ты такой составишь десерт! Сразу начинайте занятия, и чтобы был руководитель. А он найдётся среди них. Пока у вас не будет вот такого занятия, вы все друг другу чужие и по домам сидеть будете. Это нас сродняет, мы у ног Христа. Христос всё время вокруг Себя собирал, за город выводил. И даже воскресший говорит: Мрк.14:28 – «По воскресении же Моём, Я предваряю вас в Галилее». А дал бы указание, книжки написал бы им, и сидите занимайтесь. Нет, Он всё время их гуртовал. А почему? Да потому что Он – Пастух, а вы – овцы. А здесь только приехали, шасть, и их уже нет, уже в машине. Что вам колёса проколоть или что? (Смеются).

Вы ребята бросьте это. Когда приезжаете, то один вопрос задавайте: скажите: здесь собрание есть? Я не уеду, пока не насыщусь. Николай, вчера было сорок шесть лет, как я впервые услышал про Евангелие, и с тех пор ещё ни одной беседы не пропустил. Ни у адвентистов, ни у баптистов, нигде, когда мы туда ходили. Ни одной! Четыре раза в неделю было баптистское собрание по два часа, и я четыре раза в неделю ходил к ним всё время. Я всё время находил для себя что-то новое. А там послушать-то не особенно много, у их стандартное, одно и то же. Ну, начните маленько сами себя разогревать. Другой не идёт, а ты его побуди: ведь это так сладостно. Мы читаем что? Евангелие. Читаем Писание. А толкует кто? Святые отцы. Блаженный Феофилакт, – он трудяга был. Он из всех святых отцов многое выбрал, как отец Геннадий Фаст. К слову сказать, мы о,Геннадия осенью, может быть, дождёмся в гости. Он собирался летом, но я ему дал отбой. В городе никого в это время нет. Вы не думайте, что вот человек на занятия не приходит и ничего в этом особенно опасного нет. Сейчас мне сказали, что будто бы Лена Козлова сказала: «Не звоните мне, эта община мне не подходит». Уже видели в городе подкрашенной. Община ей не подходит. А почему она ей не подходит? Ты дальше-то напиши. Приди, простись. Мне община не подходит вот потому-то. Так сделал Муравлев и сделал правильно. Он пришёл, простился, поблагодарил, и говорит: «Община эта не даёт мне шанса духовно развиваться». Мы попросили: в чём конкретно напиши и помоги, расскажи, как это. Он ничего этого не сделал. И куда ушёл? В мир. Потерял всё, что получил в общине. Дети, говорит, выросли неверующие. Я с ним встречался. Ничего нет. И мы поняли, что и тогдашние требования были блефом. Ты бы в первую очередь себя духовно образовал, нашёл сотоварищей, чтобы регулярно собираться и быть в православии однозначно, а не где-то. Потому что всё остальное вне пределов спасения. Так учат все святые отцы.

На одной фотографии в 23 томе «…открытым оком» в конце первой вклейки близ стр. 49, справа от ребёнка с надписью «с подарками молодожёнам» вижу чью-то спину. Смотрю, и не могу понять, кто это. Спина, как столб, налитый жиром. И потом дальше фото листаю, по цвету платья определил: да это же Лена. «Батюшка, да что же это такое?» «А я что?» Ни талии, ничего. Я говорю, что это же как белёк тюлений остаётся и лежит на льду. Её муж растрепал теперь, когда ушёл от неё. И мужу не нравилось, что она такая стала. Она из-за замужества так оскудела. И только муж ушёл, родственники её сразу стали куда-то, говорят, сватать. «Община не подходит!» Ты дальше посмотри, что с тобой будет. Когда принимала крещение, я ей сказал (22т. стр.265): (ИгЛа: Лена, мне не нравится, что ты пропускаешь часто богослужения. И притом это не от ревности о храме. Я думаю, что ничего не изменится, ты так пропускать и будешь. Напиши это, подтверди в письменном виде. Ты всё равно будешь пропускать, опаздывать, так хоть бумажка нам достанется»).

То есть явно обманула. И община ей не подходит? Община о тебе заботилась. Девочка Лиза – твоя, и я каждый раз спрашивал: ей полезно? – Очень. Лиза посерьёзнела. – Она свистушка, не удержишь на одном месте. А теперь община не подходит. Она даже ни с кем не простилась. Это, как и все такие же, уходит. Были здесь добрые минуты? Были. Ну, крещение ты принимала? Принимала. Причащалась? Да. Ну, подойди к батюшке, хотя бы скажи, как Муравлёв сделал: Я благодарю всех, я за жену благодарю. Он говорил за Ларису, ибо она не могла придти. Ну, по человечески проститься. Даже если тебе не нравится твоя работа, но ты же пишешь заявление? В отдел кадров идёшь? Здесь ничего подобного нет. Даже не приехал, не простился. Был, и не было. Да как же так? Володя Сиротин так же ушёл… Всё позволительно. Позволительно вот так уходить, не прощаться? Но это вам же не полезно. Подобная неблагодарность внутри сидела. А находилась бы Лена в Патриархии, да она бы тысячу лет не узнала, что в ней есть. А здесь всё время обличали, тянули. Она на благовестие не шла, на занятия не оставалась. Редко-редко когда мелькнёт. Всё кончилось ничем. Я всё время говорю: ещё сыпаться будут. А новые души будут появляться.

Лена Б.: «Итак, смысл слов такой: неумеренное употребление пищи находится в дружбе и родстве с чревоугодием, и наоборот. И то и другое не может привести нас ко Христу, напротив, преданных себе пересылают взаимно одно к другому, – неумеренность к чревоугодию, а чревоугодие к неумеренности. Не чрево, но чревоугодие, и не пищу, но неумеренность в пище». (Феофилакт)

ИгЛа: Зачем вот так подробно это всё описывают? Кажется, лишние слова говорит. Зачем он повторяет это несколько раз, это чревоугодие трясёт? Чтобы закрепить в нас это. А я думаю так, что он знал, что есть такие люди и в его обществе. Обычно законы идут на какие-то совершившиеся факты.

Издали закон: террористов зашивать в шкуры свиней и отправлять родственникам. Почему? Свинья грязная и нечистая и человек тот идёт в ад. В воинских частях приказано обязательно держать свиней. Терроризм резко сократился. Никто не хочет в ад. Так террористы пошли не людей убивать, а свиней. А ничего нельзя сделать, свинья быстро поросится. Надо знать, что это означает. Самый отрицательный цвет для индонезийцев, говорят,– жёлтый. Жёлтый означает противный. Свинью выкрасить в жёлтый цвет. Добавка. Теперь вообще никто не пошёл в террористы. А идёт-то молодёжь. То отбоя не было, а теперь никого нет. Свинья победила. А мы – свиньи, знаем всё и не понимаем. Человек уходит. Может, послабление дать? Уехавшего Желтухина я спрашивал: «Что тебе не нравится?» «Я думаю, к оглашенным требования надо помягче», – говорит. «А какие? «Бороду до крещения не надо, пояс». «Когда же ты его учить будешь? Это время и есть подготовительное. Ты в учебке был, когда служил? Там разве говорят, что ремень не надо, застёгиваться не надо, бриться не нужно? Кода придёшь в воинскую часть, тогда всему этому будешь учиться на практике? Или наоборот? Тебя для того и подготавливают, чтобы ты в воинской части был готов, как штык». И я понял, что ничего духовного в этом человеке нет и не может быть. «Было бы мясо, я бы ребёнку дал», – сокрушался Александр Ж. Я встречал таких. «У меня будут дети, они поститься не будут». Дети ни один и не постится. Сын священника. Это значит, что в семье не было к посту благоговейного отношения. Я всегда говорю: посты наши не евангельского устроения. Но они есть, и «без дураков», исполнять надо. Мы всегда спрашиваем: растительное масло сегодня разрешается? Нет! Мне на душе легко. Но я имею своё мнение. Посты эти придумали монахи, у них времени много было свободного на это. Но всё мне позволительно православному: и в храм не ходить, и опаздывать, и не поститься, но не всё полезно. Во-первых, я берегу свою совесть. Потеряешь совесть, а тогда её уже ничем не починишь.

Лена Б.: «В слове уничтожит некоторые видят предсказание о состоянии будущего века, то есть что там не будет нужды ни в пище, ни в питии. Если же там и умеренное употребление пищи не будет иметь места, то тем паче упраздняет неумеренность и чревоугодие. Сказав, что вместе с упразднением пищи упразднится и чрево, выразил ту мысль, что вместе с насыщением прекращается желание большего. По словам же других, он запечатлел своё увещание молитвой о том, чтобы упразднились, то есть прекратились, и неумеренность и чревоугодие. Апостол говорит о чревоугодии по поводу речи о блуде. Ибо следовало бы сказать так: тело же не для брашен и не для чрева. Но он не так сказал, а как? не для блуда, показывая, что бывает следствием телесных наслаждений, именно – блуд. А смысл слов его такой: тело, говорит, не для того создано, чтобы утопать в наслаждениях и впадать в блуд, но для того, чтобы повиновалось Христу, как главе своей, а Господь управлял им, как глава».

ИгЛа: Человек попадает в трудные обстоятельства, и он стал дистрофик, его заморили. Ему нужен блуд? Читайте «Невинный Пруденций» Лескова. Какой опыт христианка-красавица провела. Поднялся жених в пещеру, а она лестницу убрала. А вот пройдет дня три, она поможет ему сойти. Что ты изберёшь, то твоё первое и будет твоим. Она сама всего наварила. Он спустился, в горшке нашёл плов. Она приготовила постель, но его предупредила. И когда он налопался досыта, к постели, а никого уже нет, она на лодке уплыла, а служанку оставила. И на служанке он женился. Не накорми плоть и она изберёт что?. И, когда один святой с учеником своим занимался, а ученик всё время жалуется, что мучит дух блуда. И он его как молитвой припаял, и бес завопил. Он говорит: а почему не уходишь? Он говорит: я ушёл уже, с первой молитвы. Но мой ученик жалуется, что дух блуда приходит. «Так это, – говорит, – я подчревный бес, а есть бес чревный. Он есть, что хочет». Как один говорит: «Я возвращался с фронта, и на все деньги купил породистого жеребца, чтобы кобыл покрыть, породу улучшить». Купил, довёз а сам уехал. Приезжает, а кобыла не принимает жеребца. Почему? Она к нему, а он голову повесил. Они его заморили. Она поддала ему задом и отошла. И он понял: ничего нет, надо скорее его отделять и заниматься им и поднимать его. Месяц ушёл, чтобы его подкормить. А тогда уже и другим оком на кобылу посмотрел. Вот почему Павел сразу переходит от черва к блуду. Тут прямая связь. Сон всегда в обнимку с ленью и с блудом, – это в связке идёт. И Апостол знал это не как-то, а по своей пастве, он видел. Полезно ли буйство в плоти? Не полезно. А почему? Скажите, вот если бы с сегодняшнего дня установили двухразовое питание, кто согласен на это? (Большинство подняли руки) О, слава Христу. Понимаете, в чём дело: один миллиард мусульман не имеет трёхразового питания. У них вообще этого нет. К слову сказать о застольной молитве, что даже у старообрядцев есть на завтрак одни молитвы, и на ужин. На три вкушения нет молитв. Может, я ошибаюсь, Володя (Устинов)? Нет? Это означает, что и в православии заложено это. Так откуда же тогда трёхразовое питание? По немощи, по труду, – мы же найдём себе причину. Да ещё на самую ночь, как говорится, кофею в постельку. Молитвы на это нет. Поэтому двухразовое питание всегда было. Лагерь закончил сезон. Мы пока здесь остались остались одни, и у нас двухразовое питание. Ну, бывает иногда, бывает, когда уже голова закружится, сухарик найдёшь, чтобы чрево маленько расшевелить. Всё-таки Сибирь – это не пустыня жаркая. Значит, этого и надо придерживаться. У меня побыл один молодой парень. А потом звонит: я перешёл на двухразовое питание. Сейчас он – батюшка. Не плохой батюшка. Александр, свояк отцу Геннадию. Давным-давно он не был у меня. Он считал, что это движение вперёд и правильно считал.

Женя Янчук (диакон): Священникам можно и один раз есть, они не работают. ИгЛа: Ну, да. Сергей Пупков: Священникам-то как раз и надо работать – ходить проповедовать.

Люда Янчук: Пока служба, пока закончатся все требы, вот уже и обед. Приходит – обед, – первый раз покушали. А потом второй раз служба. Вечером пришли, ещё раз покушали, больше и не получается. ИгЛа: Я читал про таурегов, арабы. Они пасут верблюдов в пустыне. Температура – 45 градусов в тени, а в скобках написано: если бы была тень; но её нет. И в день проходят до шестидесяти километров пешком. Л. Я.: Образ жизни такой. ИгЛа: Так образ-то жизни нам что, от рождения дан или мы его устрояем? Николай отвечает, что если была бы возможность. А в этом-то подвиг и есть. Награды мне никакой нет, если я, имея полторы тысячи пенсии, что я на них возьму. А вот было бы полтора миллиона, я бы развернулся. А вот при полутора миллионах я точно так же поведу себя. Вот тогда вопрос другой. Я никакой подвиг не совершаю, это просто мой образ жизни. Но я в Америке был, я их там давил буквально. Куда бы ни поехали, они стараются всё мне купить. Я носки драные не заменил и мороженного ни одного не съел, и они ничего не могли со мной сделать. Почему? Я в бедности, и мне это как раз.

Николай Польгуев: Можно вопрос? Что такое «полезно» и «не полезно». Смотрите. Вроде как не полезно то, что мешает моему спасению. Сейчас вот у нас лагерь, Петров пост почти сорок дней. Вот радость-то какая! Дети ни молока, ничего не видели. Полезно или нет для духовного состояния? Скажут: да видел я этот православный лагерь и чем дальше, тем лучше, вплоть до Магадана. Понимаете в чём дело. Вот о пользе, – кто её может определить, полезно или нет. ИгЛа: Я могу определить. Н. П.: Сам для себя. ИгЛа: Не сам для себя. Я тебе могу определить. Н. П.: Ну-ка, попробуйте. ИгЛа: Мне на днях звонит один: «Да кто когда исполнял, да какие это христиане, кто они?» Я говорю: ты разговариваешь с ним по телефону. Конкретно ко мне какие претензии? Ты меня сколько заешь? 35 лет – это же полжизни. Конкретно скажи, что я сделал не так». «Тут я ничего не могу сказать». И ты «все» уже не можешь сказать, я тебе вырезал этот кусочек. Я уже туда блямбу вставил. Что такое полезное? Полезно определяется не моим черепком, а есть опыт церкви. Я говорю: дети, которых привозят, неверующие бывают, и им не полезно держать наш пост. Мне хочется, конечно, и покормить их молоком. Но мы прилагаем большие усилия. У нас халва, рыба, ягоды, зелень. Дети ни грамма ни теряют в весе. Вы сами были, видели какое питание. Мы всё время подчёркиваем: этот пост установлен. Мы православные, и мы твёрдо будем держать его. Дети, это нам полезно. Во-первых, это научает нас скромному житью. У нас всё есть. Кто хочет добавки? Каждый может попросить. У нас такой плов с рыбой сделают, пальчики оближешь. А потом я ещё скажу проповедь о неполезности мяса, особенно свиного. Да, ты всё сказал абсолютно правильно. Но мы – православные. Ребёнка нынче приехали забирать, а он просит остаться на второй срок. Родители не ожидали этого. И сейчас осенью они уже договариваются, что на следующий год обязательно будут. Значит, не все так рассуждают. Не все. И нынче многие на второй срок оставались. Есть некоторые, из года в год приезжают, пока не вырастут. Они знают, что пост – это прекрасно. Н.П.: То есть тогда получается, что в православии самохотение человека отвергается, а только Писание, святые отцы и опыт Церкви? ИгЛа: Аллилуйя. Аминь. Вот я чего и хотел добиться. Слово «Я хочу» в православии – это лютейший враг. Друг наш – надо! Вот надо. Мозжит, а мамка не велит.

Галя Глушкова: Вот Вы часто говорите про монахов отрицательное, что не проповедуют, не благовествуют. И вот эти посты все, они от монахов. ИгЛа: Точно. Г.Г.: Тогда получается, что если критика постоянная на монахов, и посты тоже они придумали. Но опять же говорите, что опыт церкви, что всё это полезно, нужно. Как всё это согласовать? ИгЛа: Галя, давай по частям. Я же этого ничего не скрываю. Я говорю, что они сами залезли в пустыню и они вылавливали всех активных и гробили их там за стенами, не давая потомства. Мусульманство за счёт этого и возникло. Это даже Андрей Кураев понимает, в «Литературной газете» написали. А что не есть, это ни на что не влияет. И тем более, что пища у нас разнообразная. Я и говорю: «без дураков», я православный и обязан соблюдать. И если я буду соблюдать, то вред душе моей будет или не будет? Нет, не будет. Благодарю, святые отцы. Я их благодарю и каждый день им молюсь. Но посты, добавляю, не евангельского устроения, они в Евангелии не указаны. И праздники которые, это они придумали – монахи. Но я православный, и я принимаю всё целиком. И выборочно мне никто не давал право в православии принимать что-то или не принимать. Потому что это не влияет ни на чьё спасение, если у меня будет рыба вместо мяса, – никак не влияет. А чтобы не идти на благовестие, это влияет на моё спасение. Мф.10:32 – «Итак всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцом Моим Небесным». Это влияет на спасение другого, ибо если семя не сеется, то ничего и не вырастет. Я у монахов беру самое главное. Их вина – они заблокировали Евангелие. А то, что грамота оттуда шла, скажут, правильно. Потому что вы в народ-то не пускали грамоту. Учителя грамотные, но если никому эту грамоту не будут давать, а только по наследству передаст своим ребятишкам, и никому, то грамота только для них, и никого не будут учить. Да зачем твоя грамота. Ликбез устрой, всех учи. Советская власть это понимала, ликбезы устроили. А у царя-то такой охоты-то учить не было? А священники как огня боятся сегодня Евангелия. «А зачем тебе это надо? Ты ходишь в храм? Ходишь. Причащаешься? Причащаешься. Что тебе ещё надо?» А это вот идёт оттуда. Эта зараза, это яд. Евангелие должны все знать, с открытым оком идти, видеть, а не просто так: ткнул тебя – сделал. Ты должен пробудить душу, совесть, и в эту открытую, чистую, непорочную совесть чтоб Дух Святой налагал отпечаток, оттиск Свой, что делать. Не будет нужды, чтобы кто учил, пророчество было, – Дух Святой наставит. Евр.8:11 – «И не будет учить каждый ближнего своего и каждый брата своего, говоря: познай Господа; потому что все, от малого до большого, будут знать Меня». Вот это надо, чтобы каждый чувствовал: «Вот я хочу это сделать». Я тебя спрошу: полезно было бы, если бы вы уехали или здесь полезнее быть? Ну, кто кого задержал-то? Что полезно?

Н.П.: Поехали – полезно. ИгЛа: До духовного ещё не доросли. Пошли дальше. Н.П.: Сейчас дойдём. ИгЛа: Пока помолчи.

Лена Барабаш: 1Кор.6:14 – Бог воскресил Господа, воскресит и нас силою Своею. «Не смутись, услышав, что Бог воздвиг Господа; ибо Апостол говорит так, снисходя к ним, как младенцам. И поскольку об Отце, как источнике, все единодушно имели самые высокие понятия; то и воскресение относит Апостол к Отцу, и объявляет, что и нас Он воскресит. Ибо как Он воздвиг главу нашу, разумею Христа, так воздвигнет и прочие части тела, то есть нас. Далее, в подтверждение своих слов присовокупил: силою Своею, как бы так говоря: не усомнитесь в том, что говорю, ибо сила Божия, совершающая великие дела, исполнит и это. А что воскресение Христа относит к Отцу, как виновнику, это видно из того, что говорил Господь о Самом Себе. ИгЛа: Что сделали попы, монахи, не дав народу каждому Евангелие в дом. Даже никакого края нет этой беде, преступлению. Это потеря веры в воскресение. И священство, и епископы не верили в воскресение. Православные. Только взахаешься. А во что же они тогда верили? А где доказательства. Доказательств никаких нет, кроме того, что здесь даётся. Ибо сам Апостол говорит. А как он – Апостол – говорит, когда в руках Евангелия нет, народ-то этого не знает. ты спроси, зайди на с.Урывки: а что Апостол говорит о воскресении? «А зачем нам нужно это?» Вы думаете, что воскреснет? – Ну, да. – А откуда ты это знаешь. Какие доказательства? Курица сдохла, не воскресла, корова не воскресла. А почему ты воскреснешь-то? Только потому, что написано: Христос воскрес, и поэтому (а хотя такой вывод нельзя сделать, Он воскрес, это Его право, Он Бог безгрешный) и поэтому наши тела смертные воскресит Духом Своим. А если человек эти слова-то не читал, у него их не было, у него и веры потому такой нет, – вот о чём говорю о монахах. Говорю не о другом, а о том, что они слово Божие не дали и сами не пошли в народ. А там были гиганты духа. По сорок дней не ели. Это что, на дороге валяется? А Паисий – семьдесят дней не ел, – рекорд, – не пил и не ел. И клизмы не ставил, как сегодня голодующие. Пошли.

Л.Б.: «Это видно из того, что говорил Господь о Самом Себе: разрушьте храм сей, и в три дня воздвигну его (Ин.2:19)».

ИгЛа: Вот это видно из того… А как это видно, если Евангелия-то нет у народа? Мы эти слова опять узнаём из Евангелия. Что, монахи про это не знали? Не читали? Как можно это было от народа-то отнять? «Да печатания не было», - скажут. Да причём тут печатание. Ну, буквам-то научить можно было? Христос воскрес. Ну, и всё, дери кору берёзовую и пиши. На телячьей коже писали, на глине писали. Но ведь этого не было на Руси. Взяли монахи лопаты, пошли копать пещеры. И когда читаешь, труды-то у них были на много больше, чем просто Евангелие дать. И народ не знал. Восстании были, смуты. Ни Разина, ни Пугачёва не было бы, никакого Радищева не было бы, и декабристов не было бы, если бы народ сидел у ног Христа. Учили, исследовали слова Божие, несли в даль Писание прочим нациям. Что они сделали! И царя поставили к стенке с семейством. И они по сегодняшний день ничего не поняли. И так же держат народ в неведении. Ты вот сейчас поговори с новокрещёной Тамарой из деревни Клочки. Что она за это время узнает, и что она до этого знала. Ты же каждый день узнаёшь новое и новое. И узнаёшь не предположительно, а абсолютно точно, где «да» и «аминь». Так сказал Господь. Так Дух Святой отразил на страницах Писания. Библия вообще никакой роли у православных не играет. Вроде бы и есть у некоторых и Евангелие и даже читают, как они о себе говорят. Но поговори с ними и ты увидишь всё ту же тьму. Они ни одного места Писания не могут изъяснить, и как будто бы Библия есть ничто. У православных она как бы вовсе вне закона. Вообще её и не надо брать, вообще её и нет. Я был у еретиков, там адвентисты собирались. И проповедник обращается: скажите: без слова Божия может человек обратиться? - Нет. – А если никто не обратится, церковь может быть без людей? – Не может быть. – Человек обращается через что? – Через Слова. – «Где нет Слова Божия, это церковь или нет?» Понимаете, вот такая у еретиков трёхходовая партия. Все хором: «Нет!» Он не произносит слово «православная», ему нельзя, потому что это Дворец Зрелищ. Но они сто тысяч рублей каждый день платили, он знал, куда вкладывал деньги. «А где Слово Божие проповедуется, там церковь?» Все: «Церковь!» А я говорю: водите все попы туда по сто человек. Столько храмов, чтобы заполнен был Дворец Зрелищ, где они собирались. И если бы еретик-адвентист спросил: а у вас у всех, кто ходит в церковь, слово Божие на первом месте? От попа бы все отшатнулись: батька, мы скажем правду: нет. А он скажет: «А я вас учу». У попа только одна возможность остаётся, другой нет: «Дети мои, простите меня». Пал. И второе: «Завтра же начинаем такие же занятия. Я вам буду выдавать такие проповеди, не то, что этот еретик говорит. Я вам буду читать труды Ефрема Сирина, Феофана Затворника, блаженного Феофилакта». Ни один поп во всей стране этого не сделал. Я же ни какой семинарии не кончал, и мне это понятно. Почему им это не понятно? Сергианский дух всё заложил? Уши, совесть, непроходимость желудка, мозгов? Пусть все понимают, что православие на «нет» исходит, и как не понять-то. А самая быстрорастущая секта – иеговисты. Записали. Кто это записал? Профессор Дворкин. Каждую минуту новый иеговист появляется. Кто записал? Александр Леонидович Дворкин, профессор. Правильно. А почему? Чем отличаются эти сектанты от других? Тем, что идут от дома к дому, от двери к двери. Все до единого. Я вам рассказывал, как к нашей сестре пришла одна бабка-иеговистка, пенсионерка. Её оставили дома водиться с внучкой. Она обед сварила, внучку накормила, её за руку, книжонки взяла и пошла от двери к двери. Бабка. У неё задание. И она уже образовала, пока она на пенсии сидит, общину. А там дальше, ты только приведи сюда, там им расскажут. А дальше открытым текстом будут говорить: сатана все религии создал. Православные, католики, у них гонения. Кто убивает? Сатана. Инквизиция. «Православные старообрядцев жгли? Убивали? Убивали. От сатаны все религии». И по порядку, по порядку, и всё показали. «Только мы не воюем», говорит миролюбивая иеговистка.

И в самом деле. Баптисты подписались в армию идти, иеговисты нет. Со мной сидели в лагере иеговисты, ни одного верующего больше не было. Бабка их пишет мне: «Я так хотела Библию знать, к батюшке пришла, а он сказал: зачем тебе это нужно? Ты, Ефросинья, ходишь в храм, ходи. И тут вдруг две девушки пришли, прилично одетые и спросили меня: а вы хотите Библию изучать? Как я обрадовалась: мне Сам Бог послал их». Это она мне пишет. Бог послал! Это ещё разбирать Бог будет, кто послал. Но они её, эту бабушку поставили на другие рельсы. Она с мужем работает, с внуком. Дети-то, говорит, уже ушли от неё, она обратилась позже. А с внуком, говорит, начну молиться, на колени встану, – ему шесть лет. Но муж, говорит, дьявол. Я вот с ним вместе, обниму его, молимся, а дед в это время говорит: Саша, пошли играть в шашки. Он соскакивает и пошёл в шашки играть». У неё борьба идёт. У православных не будет борьба идти против шашек. А если муж приведёт собутыльника, бабка ему приготовит. А я, говорит, если муж приводит, кроме капусты ничего не даю. И они перестали ходить. Я, говорит, угощу, потому что муж велит. 84 года бабульке, инвалид второй группы. На Суде Божием не будет она нас, как царица Савская обличать? Монахи шли совершенно противоположным путём. Ефросинья, прими монашество; вне монашества спастись трудно! «Самый плохой монах лучше самого хорошего мирянина». Это надо было придумать такое. Самый плохой монах. А за счёт чего ты питаешься, самый плохой монах? На остров, куда угодно спрячется, но не пойдёт благовестить о Христе. Читаешь жития святых. С братьями не ужился – на остров. Один рыбак его приезжал, кормил. А в это время корабль разбило, все утонули, а Зою выкинуло к этому Мартиниану. Когда же он её увидал, сиганул в море, а дальше уже дельфины подплыли, перевезли его. И что, он всё понял? Нет. и он в течение двух лет, как паломник, посетил 164 города (13 февраля). Здоровый молодой парень. А почему ты, не работаешь? Так вопрос-то не стоит. Почему? – Так я же не женатый. – Так ты помогай женатому, у кого много детей, они не успевают. Сегодня у одного поработай на огороде, завтра у другого. Ты же для Господа». Ничего этого нет. Это же чистейший эгоизм. И он культивируется монахами. Ни о ком не заботиться! У нашего Игоря с семью детьми забота – корова заболела. Даже сдохнет, и то её надо закопать. Потрудиться. А у монаха ничего нет. И жития про нашего брата не напишут. А про беглеца – житие, он канонизирован, он от Зои сбежал. Да ещё этого рыбака-то как напугал. Тот приехал, а там женщина. Говорит, слышал про чудо, что Христос воду в вино превратил, но чтоб мужика – в бабу, сроду не думал.. На необитаемом острове, – представь себе. А она там из-за кустов: дай кусточек. И теперь Зоя тоже будет святая. Зоя тоже работать не будет. Л.Б.: (Читает далее по программе Феофилакта). И ещё о Нём же написано, что Он явил Себя живым (Деян.1:3). Итак, хотя Он и Сам воскресил Себя, но это дело приписывается Отцу как виновнику.

ИгЛа: Вот видите, есть такое, что воскрес Сам и есть, что воскресил Иисуса Его Отец. Вот так и надо понимать. Так Сам или Отец? Сам. А Отец – Виновник. А как? Понятия не имею. Так написано. Просто здесь ты должен повторять. Это, как они говорят, трансцендентное. Не хорошее слово. Выше человеческого разумения, потустороннее, и это надо запомнить и так повторять. Нам не надо рассуждать. Вот так же, как учат эту мусульманскую девочку. Кто знает, что на небесах кроме Бога? Никто, только Аллах. И пальчиком помахала. И видно, что она понимает. Научите хотя бы двадцатилетних этому. В православии-то никто не мог ответить. А мы защищали Русь. Патриоты. В это я верю. Как раз делали то, что не положено. Так а что не должны были с Чингиз-ханом вовать? Да его бы и не было. Понимаете, история бы совсем по-другому пошла. Он просто не дошёл бы до этого места. Я вам говорю: я свидетель, меня готовились убить, а Бог вывел по-другому, совершенно по-другому. А я узнаю после.

Л. Б.: 1Кор.6:15 – «Разве не знаете, что тела ваши суть члены Христовы? Итак отниму ли члены у Христа, чтобы сделать их членами блудницы? Да не будет!» Слова разве не знаете, он как бы упрёк ставит. И одновременно вопрос и удивление. ИгЛа: А сегодня спроси: разве не знаете? Кто, члены? Да православные вообще этого не знают. Павел-то говорил так: «Ну это же вы знаете, что вы члены Христовы. Это абсолютно точно. Ну, вы же знаете. Ну, что вы делает вид, будто не знаете». Вот что заложено. То есть мы к тем, двухтысячелетней давности христианам даже близко не подходим. Они это всё знали. Разве не знаете этого? А сегодня бы сказали: не знаем. Но почему? Да потому, что священник сказал: зачем вам это знать. Главное, что в храм ходите, литургию не пропускайте. Литургия – главное. Ну, и чаще исповедоваться, чаше причащаться. Ни одного слова-то этого нет здесь. Мы должны это знать, и знать откуда взять доказательства. А вы от этого уехать хотели сегодня. Н.П.: Ну, не уехали же. Нина Жолнерова: Хотели. ИгЛа: Понимаете, Павел говорит так: отсутствуя телом, но присутствуя с вами духом. А про вас можно сказать так: присутствуя телом, но отсутствуя духом. Л.Б.: Толкование. Опять обращается к прежде предложенному увещанию относительно блуда. Между тем, вооружает слово своё великими ужасами. Не сказал: соединить с блудницей, но, что, ужаснее, сделать членами блудницы.

ИгЛа: Вот эти слова разве православные знают? А ведь что только ни было на этой основе. Читаешь «Хмель» Черкасова, ведь это же не на пустом месте автор описал. В жизни было это. и часто ли исповедовали? Да нет слово часто. Было и сплошь. А кто говорит об этом? Я тебе скажу, а ты не поверишь. Луначарский Анат. Вас. Первый министр просвещения в правительстве Ленина. Он был на службе у Иоанна Кронштадтского и описывает, что стоит один отец и кричит на весь храм: «Я изнасиловал свою дочь». Он кричал в таком экстазе. И все кричали своё, что есть. На этом жили, а там уж кума с кумом жили, это вообще за грех не считалось даже. Жили так, читаешь: внебрачный сын. Да если Бог даст, выйдет 26 том, и там биографии многих поэтов будет. Жуковский, воспитанник царских детей, друг Пушкина. Внебрачный сын. Да ладно ещё они их воспитывали, кому-то отдавали. Значит, этот грех Ивана Грозного был не в одном Иване, не в одной Пугачёвой. И церковь знает три только брака официальных. Научились разводить и могут сделать и четыре, и пять, и даже семь браков при живых жёнах. А почему бы не сказать, что мы себе не принадлежим, не просто от жены ты отнял тело, а отдал блуднице. Тело Христово. Не своё тело. Как это всё поднято, выпукло, страшно. Самое-то ужасное в том, что мы себе не принадлежим. И я тело Христово, данное мне на сохранение и отдал кому? Блуднице. Кто православные это знает-то? так это же всё написано. Ну, трудно было монахам пойти в народ-то? и сказал: напиши: вы все члены Тела Христова. И кто будет блудить, неверным будет жене, он отнял тело Христово, – вы это понимаете или нет? тело Христово. Павел, ты откуда это взял? Нам надо принять вопросы, а Павлу не надо задавать. Это он задаёт вопросы. Это надо Феофилакту задавать. Павлу я не имею права задавать вопросы. Задавать только для того, чтобы ответить самому же. Откуда он взял. Я не жду ответа, но знаю: он взял по откровению от Бога. Он ниоткуда больше это не мог взять. Такого, что Павел говорит, он ниоткуда не берёт. А в другом месте говорит: 1Кор.7:40 – «думаю, и я имею Духа Божия». Закон это значит из Ветхого Завета почерпнул. А что сказал: Я говорю, это означает Дух Святой ему положил. Не надо понимать, что слова Павла меньше значат, чем слова Иисуса Навина. 1Кор.9:8 – «По человеческому ли только [рассуждению] я это говорю? Не то же ли говорит и закон?»

Л.Б.: В самом деле, кто не ужаснётся, слыша эти слова, то есть отторгнуть члены у Христа и сделать их членами блудницы?

ИгЛа: Да в это время-то кто помнит чего? Сладость, близость, взаимопонимание. И вдруг Тело Христово. Об этом думать-то не приходится. А если бы вдалбливали и вдалбливали. На каждой исповеди: я грешный, Господи, помилуй, Господи, помилуй. Я – тело Христово. Как я должен себя беречь. Прости меня, Господи. Братья, сёстры, помогите мне тело Христово сохранить в чистоте. Ну, нет этой молитвы-то, вообще её нет. и этого не понимали они. Монах, ты сие читаешь, как самое простое. За водой послали его, вернулся с водой: «Я пал». – Как? – Ну, какая-то бабёнка подвернулась к колодцу. Где у колодца-то там. Нет, уже сблудил. Даже собака не успела бы за это время сблудить. Уже приходит, сопли распустил: я уже сблудил. И читаешь, куда-то послали, корзинки продавать в городе. Какая-то пригласила, глядишь, уже всё, змея сглотнула. А уже на допросе, когда его допрашивали, он там этот Михаил такие речи говорит – обличил царя. Ну, действительно ли так? Иной к еврейке попал. А дальше уже наворачивают: еврейка та так Христа ненавидела! Ну, ненавидела. Она так ненавидела! Ну, думаешь, как можно ненавидеть-то? Ненавидит и ненавидит. Она у него во рту искала причастие. Не могу в это поверить. Во рту запивка же была. Столько же дней прошло. Показывают ненависть евреев к причастию на этом эпизоде. Где искала? Между зубами! И вырывала зубы! Ну, какое там причастие, чтобы надо было вырывать зубы. Ну, думаю, верьте, а у меня не хватает веры. И как бы этот мужик терпел, Миша этот? И она ему рвала зубы, а он: ну, что там не нашла причастие? Ну, давай вырывай зуб следующий. Она оставляла через зуб ему. Частокол. Ну, он как выглядел-то после этого со ртом полным крови. Она его любила. И он потом опамятовался. То ли из-за этих зубов или что. И опять к настоятелю прибежал и пал. И уже беззубый Миша тихо сидел. Это в житиях всё написано-то. И она причастие искала между зубами. Ну что – это рыба, кость застряла или что? Или еврейка дура была, или он был дурнее её или что? Понимаете, такие уже патриотические подвиги героическо-монашеские, с Зоей Космодемьянской не сравнишь. К слову, говорят, Зою канонизировать хотят уже.

Галя Глушкова: А как она рвала? Руками? ИгЛа: Ничего о том не прописано. Зуб-то тоже вырвать надо. Привязать за дверь или как? и главное показать ненависть евреев к причастию. Ну, не могу я в этот факт поверить. Пусть бы один раз заглянула в зубы. Но вырывать зубы и искать причастие?! Да он жил у неё уже полгода, и она бы искала? Полгода причастие сидело в зубах? Конечно, такие басни напущенные, не могу я в это поверить.

Л.Б.: 1Кор.6:16 – Или не знаете, что совокупляющийся с блудницею становится одно тело с нею? ибо сказано: два будут одна плоть. Показывает сказанное, то есть каким образом члены Христовы делаются членами блудницы. Чрез сообщение, говорит, мужчина делается едино с блудницею; потому и члены его, которые были членами Христовыми, становятся членами блудницы. ИгЛа: Это что, грех такой маленький, редкий? Знали, что это есть. Про царя Николая первого пишут, сколько любовниц-то было. а про князей и не надо говорить. У князя Юсупова что за особняк там красивый? Да это он любовнице построил. Это свирепствовало. А что делалось в крепостническое время? Пушкин – 113 любовниц. Ни одной кухарки не пропускал. Да он-то не самый худший был. Пусть даже не 113, а 13, – ведь это же живые души. Он что, не читал Евангелие? На исповеди никогда не был? Читаем у Якуба Колоса, как учитель пришёл к батюшке, в карты поиграли. Проигрался батюшка. Давай ещё кон. Проиграл всё попу, тот вообще раздобрел: «Чего ты пришёл?» «Справка нужна, что на причастии был». «Так литургии нет». «Батюшка, мне справку только надо – в управление отнести». Батюшка взял кирпич, завернул – это как Евангелие будет. Давай исповедуйся. Уж на сколько справедливо пишется, не проверить. Но вполне допускаю, вполне могло быть. На кирпиче исповедовался, он ему справку выдал. Он ему всё проиграл, – батюшка добрый. Главное, чтобы справка была. Читай Тараса Бульбу. Что, они Бога знали? Гоголя считают верующим. Любого спроси, скажут: да, литургию он объяснил. Но, читай, чем занимались. Живьём с человека сдирают кожу. И все – православные. И там навстречу вышли православные попы, и Тарас Бульба храмы оставил. И это всё православные. А уж за веру православную, взбулгачили из-за чего? А евреи храмы открывают только за деньги. И пошли они евреев уговаривать? Нет, подряд всех жидов: детишек, жидовку, жидовнят – всех убивают. Это всё к нам перешло. Патриоты как раз к этому гонят: бей жидов, спасай Россию. Я нигде не читал такого лозунга: «Пошлём миссионеров к иудеям». Ради только того, что получили он них Слово Божие и тогда бы не помыслил сотворить такое бесовское дело. Не от них, но от их нации, – так скажем. Где миссионеры к евреям были, когда? Назовите их.. Феодосий Печерский ходил к ним, свидетельствовал с определённой целью. Ибо очень хотел быть распятым, как Господь наш Иисус Христос. А евреи оказались не такие, они его не трогали. И он опять на следующий день пошёл умирать. И видимо он говорил слова, которые им не нравились. И он на следующий день опять пошёл к ним на ночь. Соберёт их, говорит. Что он говорил им, вот бы послушать. Что же он на диктофон-то не записал. Раз уж он готов был умереть, то он их где-то цеплял обязательно. Потому что у него была определённая цель – умереть. И никак-то, а распятым.

Н.П.: Соблюдал ли Феодосий этим Евангелие, что тело Христово отдавал на распятие, своё тело. ИгЛа: Он не на распятие отдавал, он шёл на благовестие. Он правильно делал, но только у него замысел-то был другой. Н.П.: Ну, понятно. ИгЛа: От любви это он всё, по любви делал. Такой любви не скоро найдёшь.

Вл. Уст.: А те люди, которые бросали жён, детей, они как? ИгЛа: Они руководствовались самохотением. Лживое толкование привело к тому, что они стали оставлять детей. И поэтому Гангрский поместный собор закрепил: правило 14: «Если какая-нибудь жена оставит мужа и отойти восхочет, гнушаясь браком, да будет под клятвой». 15 «Если кто детей своих оставляет и не питает, и не приводит, по возможности, к подобающему благочестию, но, под предлогом отшельничества, не радит о них, да будет под клятвой». 16: «Если какие-нибудь дети, под предлогом благочестия, оставят своих родителей, особенно верных, и не воздадут подобающей чести родителям, да будут под клятвой. Впрочем, правоверие да будет ими соблюдаемо предпочтительно». И кто в мужской монастырь лезет, подстригают волосы, да будут под клятвою. И это не только с благочестием связано. Государство стало пустеть, некому стало работать. Находились отдельные общины… по 50 тысяч монахов. Мирских домов было меньше, чем келий. И всё это вместе было перепутано. 50 тысяч. Ты понимаешь – это районный центр.

Приходько Наталья: Ну, что они от добра шли в монастыри?

ИгЛа: К тому, чтобы уйти из мира. Христос говорит: Иоан.17:15 – «Не молю, чтобы Ты взял их из мира, но чтобы сохранил их от зла». Вопрос такой уже как будто стоял. Хотя объяснение дают правильное: «Возникновение монашества было протестом против обмирщения церкви при Константине». Правильно. Но протест-то в чём заключается? В том, что я не согласен с грехом. И вывод: Теперь над людьми надо работать, давать им правильное направление. Другого Бог не дал. Иди и сей, и сей всегда. Что-то упадёт в терние, а что-то на камни. Всё равно что-то вырастет. А если сеять не будешь, вообще ничего не вырастет. Поэтому полынью всё и заполонило, а в полыни другое учение появилось. Поэтому кто что делает, даже если бы он делал с прямым умыслом повредить Евангелию, с прямым умыслом навредить Христу, в конце мировой истории, когда Бог воскресит всех, этот человек увидит, что это всё было в замысле Божием. Ну, допустим, задача стояла у Ленина: уничтожить христианство. А в конце, когда он воскреснет, ему будет показано: и Бог миллионы лет назад до сотворения мира уже сие постановил в план истории: «Когда развратится священство в такой стране, которая называется святой Русью, и Я их накажу, и восстановлю гонителя фараона по фамилии Ульянов. И он будет называться Лениным». Так это было известно? Так и записано. Ты выполнил Мой план. Он выполнил то, что написано. Безбожники этого не знают. Заранее предсказано о Гитлере, о Сталине. Во-первых не знаем Писание так хорошо, где про это сказано, и многого мы не понимаем. А во-вторых, есть то, что не сказано. Есть книги скрытые, как у Ездры написано: 3Езд.14:46-47 – «первые, которые ты написал, положи открыто, чтобы могли читать и достойные и недостойные, но последние семьдесят сбереги, чтобы передать их мудрым из народа». Откр.10:4 – «я хотел было писать; но услышал голос с неба, говорящий мне: скрой, что говорили семь громов, и не пиши сего». Это всё когда-то откроется. У Бога предведение. И нет ничего, чтобы было без Его воли. Вообще ничего такого нет. и поэтому то, что мы сидим, говорит, это всё у Бога было известно. Я вас прошу всех: просите огня, не будьте безразличными. Наши сегодняшние гости пока здесь. Мигом взгромоздились, и уже поехали. Умыслили не быть на занятиях. Чтобы этого никогда не было. Не случилось такого, чтобы хоть один огненный встал и остановил вас: «Мы никуда не поедем, пока не пройдут занятия. Без еды останемся, а без духовного нет». Вы не обижайтесь. Не показали ревности. А сейчас уедете и к больному, и везде поедете. Вы просто меня подбили знаете как. Подковали буквально.

Н.Поль.: Так это хорошо, замысел Божий исполнили.

ИгЛа: Знаете, говорят так: если бы Иуда не предал, то как бы совершилось спасение. Святой Иуда, моли Бога о нас.

Анна Оконешникова: 1Кор.6:17 – А соединяющийся с Господом есть один дух с Господом. Смотри, как и самыми наименованиями блудницы и Христа продолжает и усиливает обвинение. Говорит, что соединяющийся с Господом делается не иным чем, как духом, так как не совершает ничего плотского, то есть становится духовным. Ибо единение с Господом подаёт ему освящение Духа. Показал в этих словах и то, каким образом верные делаются членами Христовыми. ИгЛа: А вы верите, что вот эти занятия и по Слову Божьему, по святым отцам и есть соединение с Господом? И вы едва этого не лишились. И что ты думаешь? Ты скажи: ничего так близко не нужно, как занятие Словом Божиим. Да когда же воскресение будет? Ты бы десятки раз уже к Лене подошла, и ко всем: а когда занятия будут? Я не опоздаю? Я вышел, стою, уже полдвенадцатого. А что вы не идёте? А сказали ехать. Да кто сказал-то ехать? Ник. Поль.: Четвёртый раз уже напоминаете. ИгЛа: Я понимаю, они там крайне нужные. И все скрылись, как суслики в норы, никого нигде не видать. Нехорошо. Один раз вот так было, и больше чтоб никогда не было. когда Хаджи Мурат о себе стал рассказывать, что когда стали убивать княжеских детей, он был рядом. Выскочил в окно и убежал. Их всех убили. Это было в последний раз. Больше никогда не убегал. И вы скажите так же: Сегодня было такое, больше никогда не будет. Хаджи Мурат говорит: Когда мы воевали с горцами, и я убил его. Я подполз, стал снимать оружие, но он открыл глаза и сказал: «Ты убил меня, а мне корошо, прими газават. Ты меня убил, а мне корошо». И я вам говорю: я вас остановил сегодня – всем хорошо. Прими учение Христово до конца, ревность покажи. Никогда не уходи, где занимаются дети Божии. Не каждый день они занимаются. А в спортзале зале таком – в первый раз. Зал-то какой чудесный. Что дороже, чем быть с Господом? Мы - у ног Христа. Мы избрали участь Марии, мы сидим с ней, и нас Марфа уже накормила, у нас всё в строку.

Л. Бар.: 1Кор.6:18 – Бегайте блуда; всякий грех, какой делает человек, есть вне тела, а блудник грешит против собственного тела. «Предписывает бегать блуда, как некоего гонителя, от которого мы ни на одну минуту не можем быть безопасными, и напрягать все силы к тому, чтобы удерживаться от оного. Блуд, говорит, оскверняет всё тело, поэтому-то соблудившие обыкновенно и в бани ходят, свидетельствуя тем, что тело их осквернено. Итак, блудник грешит против самого тела, оскверняя и грязня оное. Хотя и убийство, кажется, телом же совершается, однако оно оскверняет не всё тело; ибо можно бросить или камнем, или деревом, или другим каким-либо веществом, но сделать блуд без тела невозможно, оно всегда оскверняется».

ИгЛа: Так как-то и не задумаешься, а в самом деле, снайпер может за три километра убить. А блуд совершить за три километра нельзя. Ну, ещё не было интернета, блудники по интернету без тела находят друг друга. Но всё равно вне тела этого греха нельзя сделать. Вы понимаете, к чему это всё идёт. И сделает образ звериный, и он будет ходить, говорить и двигаться.

Женя Янчук: Убивать будет. ИгЛа: Образ-то не будет убивать, а кто не поклонится ему. Ж.Я.: Написано: образ будет убивать.

ИгЛа: Образ будет убивать? Нет, такого нет. Ну-ка найди. Сам образ убивать не будет. Сергей Пупков: Будет убиваем. А как убиваем? ИгЛа: Я предположительно скажу. Здесь займёт главенствующее место голография. Кто видел, как это делается? Голография это пространственное явление. Не на стенке изображение, а движется в воздухе. Сидят люди: сейчас будет кино. И начинается как бы сражение, разыгрывается в самом воздухе. Проскакивает рядом конь. Могут сделать так, что ветер дует под себя. Ржание коня, шум моря, брызги на тебя летят. Голография. Вдруг среди нас проплывает огромная рыба. Мы сидим, а между нами плывёт по всему залу рыба. Но это тоже через аппарат. Видимо, будет всё-таки как-то сделано так то, что сейчас по телевидению, это будет слишком быстро, как бы сам образ двигается. Так думаю, но не имею основания утверждать – техника очень быстро развивается. Страшно быстро. Я по себе это вижу. 1986 год, когда меня арестовывают, берут катушечные магнитофоны. Маяк-205. самый современный, самый хороший. Проходит лет десять, переходят всё больше и больше на кассетные. До того же мне обидно. Если у меня плёнка была одна такая 525 метров, 12 часов звучания, а на кассетном только полтора часа, то нужно девять «сухариков» вот таких. И вдруг появляются диски СD. Фильмы даже на них. Ну, давно ли мы покупали видеомагнитофоны? Мы нынче за лето ни одной кассеты не просмотрели, всё только на дисках. И диски это ещё не конец. И диски вдруг сделались иные. У меня 50 серий на двух дисках. Даже вообразить не возможно: и звук, и цвета, всё там видно. А запахи создать, это всё могут делать уже сегодня. И будут люди на этот образ смотреть, как на реальность. И поклонение будет этому образу, как реальному уже. Ж.Я.: Откр.13:15 – «И дано ему было вложить дух в образ зверя, чтобы образ зверя и говорил и действовал так, чтобы убиваем был всякий, кто не будет поклоняться образу зверя»..

ИгЛа: Убиваем слугами, властью, а не им, не образом.

Ж.Я.: Геннадий Фаст толкует именно так. Что голограмма будет действовать так, что возможно даже полдеревни сможет уничтожить. ИгЛа: Возможно всё, но смысл заложен здесь другой. Убиваем. Кем-то убиваем? Ж.Я.: Ну, я на толкование Геннадия Фаста ссылаюсь. ИгЛа: Ну, может, и так, но тут Писание чётко говорит, чтобы убиваем был всякий. Ну, кто не будет признавать Ленина? И про Ленина все будут говорить, и будут убиваемы все, кто не будет поклоняться. Кем убиваемы? На местах. Чекисты, энкэвэдэшники и прочие. Л.Б.: Впрочем, у Апостола было намерение представить тяжесть этого греха в увеличенном виде, так как его касается настоящее увещание, ибо блуд отнюдь не есть порок, худший всех прочих пороков.

ИгЛа: Его касается в том плане, что он пишет коринфской церкви, в которой был страшный блуд. Касается Коринфа, потому что он был блудом развращён. Ему написали: от домашних Хлоиных сделалось Павлу известно. Здесь Миши Никитина нет, а то ему просто сказал бы: от кого ты узнал это? От Хлоиных. Он написал бы тогда: заложили Хлоины того блудника. Так нельзя, у христиан нет «заложили». Начинает всегда выявлять дотошно: «А кто это сказал?» Да не об этом речь, кто сказал. От Хлоиных домашних узнал. Домашние, означают слуги домашние. Были, может, на встрече с Павлом, говорили, что в общине вот такое творится. И Павел говорит, не скрывает. Но не говорит, от кого. Хлоиных домашних, может, там пятьсот рабов было. но стало известно. Но почему так на блуд он смотрит? И говорит: это не худший грех. Но у блуда есть одно качество – отнимает разум, дырявит память. Я нигде не читал токование, почему. Сколько я ни встречался, почему то беспамятные. Потом спрашиваешь: а как ты жил-то? Смотришь, обязательно где-то с блудом связано. Блуд разлагает всё. Святой Аполлос говорит: «Страшнее блуда греха нет». Тут Павел не говорит, что страшнейший грех, но они считали так. Может, потому что Феофилакт монахом был. И вот в самом начале, когда он говорит о блуде, прочти, о чём он сказал. Дальше написано: бегайте блуда. Объясняют так. Есть грех, с которым надо воевать, наступать на него. Вот вино. Разбил бутылку, все фляжки расколотил, – можно бороться. А можно оборону занять. Не буду наркотики брать. Да отстаньте вы от меня, не надо, в дом ко мне не заносите. Я не буду в карты играть, не лезьте. Есть наступательная тактика, это и на фронте так же, а есть оборонительная. А есть способ борьбы с одним грехом – только бежать. С блудом нельзя бороться, а только бежать. 1Кор.6:18 – «Бегайте блуда». Только убегать. Это единственный грех, от которого надо убегать. И это очень широко Златоуст толкует. Давид не противостал, увидел, он приблизил грех к себе. Узнайте, а что там за купальщица находится? И сам с крыши вниз головой упал. А можно было по-другому? Бежать надо было! а что надо было делать? Выехать из города, её подальше отдалить. Другого варианта вообще не было. Этот грех рано или поздно тебя подкусит. Нет возможности никакой – бежать. И чем дальше, тем лучше. Победа в отступлении. Это вопрос можно задать: скажи: с каким грехом можно бороться только путём отступления? Блуд. Другого варианта нет. Не написано убегайте от пьянки. И в этом, видимо, весь смысл заключается. Раньше же было, что мальчики и девочки учились в отдельных школах. Женская гимназия, кадетский корпус. А сейчас что вытворяют. Я читал однажды статистику. Тринадцатилетние чуть ли не 80% уже живут по-взрослому.

Ник. П.: Так, а гонения? Гонят в одном городе, бегите в другой.

ИгЛа: Но это не обязательно так. Так для тех, которые не вынесут и убивают уже. А другие, они никуда не бежали. Смертельная опасность – убегали. И написано: рассеявшиеся ходили и благовествовали. Все, кроме Апостолов. А Апостолы разве не знали, что надо бежать? Нет, они не шли. Житие Гурия. Один ходил по улице и кричал: где тут чёрный воронок? Сегодня забирают. Ему говорят: на той улице. Пока на ту улицу перешёл, они переехали на другую. Он опять ходит, кричит: ну, где тут кто забирает? Хотел за Христа быть распятым. Его взяли. И тогда святые стали запрещать это делать.

Не все убегали, а наоборот шли навстречу. Анфим Никомидийский уже был спасён. Он вышел сам навстречу: это я. И воины хотели уже его отпустить, а он им говорит: нет, не надо, вы делайте своё дело, отрубите мне голову, а голову отнесёте гонителю. Он знал, что в другой город бежать? По силам. Заграничные ушли, – они сделали всё по закону. А которые остались? По-закону. Но те, которые остались, – выше. Но выше только в том случае, если они не отступили. Но самое-то безобразное в том, что эти, которые остались, они теперь стали говорить: мы здесь страдали, а вы там за границей шиковали. И кто говорит мне? Войтович. А сами за границу ездили, везде бывали. Тогда первые секретари райкомов не все могли проехать. И: «мы здесь страдали». Я говорю: где страдали? По гаремам? Где вы страдали-то? как вы приписываетесь к чужим страданиям? А говорят, что вот объединяться не надо было, что патриарх Тихон… А патриарх Тихон не говорит, что не надо объединяться, он наоборот говорил, что надо объединяться при условии, когда здесь будет возможность канонического общения, а оно здесь сейчас есть. Но патриарх Тихон не знал, чем это закончится. Он думал объединяться будут с теми, которые остались, ну, через полмесяца, через полгода. А если бы сказали: патриарх, ты говоришь объединяться, а ты уверен? С кем объединяться? Как с кем, с православными. – Так православных побьют, а Сергий поставит таких предателей, которые всё разрушат, которые без власти ни одного шага не сделают. И… родятся священники такие же, а от этих пятое поколение будет, они другой жизни не знают. И объединяться придётся уже не с теми, которых вы оставили, а с выкормышами Берии и Сталина. Вот это-то патриарх не знал. А люди сегодня за это цепляются, и сие не по совести. Да, действительно, надо было объединяться. А чего разъединяться, если Колчак победил, объединились сразу бы. Но Колчак-то не победил. И Деникин не победил, и Врангель не победил. А слово «объединение» оставили в силе. Через семьдесят лет уже всё переродилось. И с кем объединяться-то? я один вопрос ставлю: с кем? Когда пришли домой, а здесь – бандиты, и бандиты в четвёртом поколении, разбойники. Говорили-то соединяться с братьями моими по вере, которые остались, которые не вышли за границу. Они этого-то не договаривают. И поэтому слова патриарха на сегодняшний день, они смысла того не имеют, который в них был заложен. Поэтому не правы ни те, ни другие. Объединение – оно необходимо. Но тут покаяния не было, и они сегодня только могут так: хватай, вызывай милицию. Они сергианцы до мозга костей. С ними объединяться никак нельзя. Ты должен разложиться или они тебя свернут. Мысленно вообразим: мы сегодня подчиняемся епископу Максиму, и что он с нами сделает? Священника поставит какого ему надо. Крестить он не будет в полное погружение, готовить ко крещению не будет, Лена Козлова тогда сразу вернётся. К нам могут все тогда вернуться. Такая община нам подходит? Раз в год, раз в жизнь приди. Колёсное христианство, посты не соблюдаем. Нам это надо? Вот и ответ. Я скажу: я наблюдаю ещё за теми, кто не вошли во объединение. По прежнему держу на месте Омского Тихона. Самые хорошие отзывы о нём. Он пошёл самым правильным путём. Они до этого ещё получили через митрополита Виталия благословение рукополагать епископов, – Пасечник - его фамилия мирская. И они образовали свой синод, и кода объединение уже прошло, он дал объявление (а зарубежных-то епископов нет): приезжайте, мы рукоположим, у вас будет зарубежная церковь, но совершенно автономная, не так, как здесь. Тогда ещё епископ Григорий Граббе говорил: сделайте автономными православную и зарубежную, тогда бы этого ничего не было. Валентин Русанцев, и все бы были здесь. Он самым правильным путём идёт. Он протянул сейчас руку общения Агафангелу, а тот отверг. Тихон всем написал послание: Давайте друг друга признаем. Это то, к чему я всё время клоню. Не нам судить. Зачем судите? Я к Валентину не пойду, но я за него каждый день молюсь и я его считаю законным. Я не пойду по определённым причинам. Ну, в первую очередь те же мироточения, непрерывная канонизация, то есть всё то же самое. И они нам голову «отрежут» сразу.

И думаю, что у Тихона поступят с нами точно так же. Но у Тихона там Алфёровы братья, они уже тогда про меня писали материал «А Я говорю вам: любите врагов ваших». Про армию. О русском языке. Никого нет среди них, кто понимал бы так, как мы. И у нас сейчас самое лёгкое положение, что к нам расположен Илларион, которому книги мы посылаем регулярно. Он сам просит, очень высокий отзыв о книгах даёт. Он или такой, как мы, или он их не читает. Что-то одно из двух. Как у Лёвы их священник Игорь сказал: «Книга «К истинному православию должна быть настольной книгой каждого священника». Я подумал: он её не читал. А если он её читал, то он тем вчерашним быть уже не может. Он дожжен быть другим, он должен с народом быть. Внебогослужебное собеседование должно быть, людей побуждать к святой жизни, не просто на исповеди. Я вот так думаю. И поэтому наша сила в том, чтобы сидеть спокойно, не дёргаться. Видите, год прошёл, второй год уже идёт. А они говорят: пять лет. Но Бог милует пока. Что будет дальше, не знаем, один Бог только знает. но лучше пока ничего нет. И главное, что Иларион-то за русский язык, вот что главное. И когда выступает Пасечник Тихон и говорит: «Как мы можем то, другое, когда Илларион за русский язык». А мне приятно, что Илларион за русский язык. Нас с Илларионом сегодня пока ничто не разделяет. Если бы Бог вот так сохранил, нам больше ничего и не надо. Но вопрос о рукоположении прямо ребром стоит.

Нам нужны священники, притом запасные. Чтобы хотя и редко, но служили, и всё было, как положено. Слишком ненадёжно у нас. Батюшка в этом вопросе проспал своё время. «Ну, кого?» - ясно дело, того – нет, этого – нельзя, этот не подходит. А что ты сделал? Мы сегодня к батюшке поедем. Что ты сделал? Вот Александр Пивоваров, мы у него на дому учились: я, отец Иоаким, Павел. Мы каждый день проходим по учебной программе, как вести службу. У меня конспекты сохранились. А тот – кандидат богословских наук. Павел сейчас вспоминает, когда мы читаем пасхальную, великопостную службу, возгласы. А отец Александр придёт, сядет и, как бы спит. Но одно слово не так, он встаёт и всю службу заново. Он беспощадный был. А уже полчаса мы службу ведём. И по-новому, как алтарёк, кадило у нас, ну, это всё как в виде макета. И по новому начинаем. Утром он в епархию уйдёт, а мы тренируемся, как махать кадилом, все возгласы знать. Он работал. А батюшка ещё не набрал группу, не работал. Вот мы сейчас занимаемся. Батюшка точно так же должен работать и не скрывать это ни от сестёр, ни от кого. Кто желает, приходите, слушайте, лучше будете понимать службу. Батюшку надо сегодня прямо на ковёр просить. Ты уходишь – и ничего нет. Я сказал: батюшка, если я сегодня умру, то думаю, что я остался с вами. Вот оно всё здесь, в книгах. Что хотел, то вам отдал. Я даже сейчас ухожу и наказываю где на экране что у меня не доделанное. Ещё один том выйдет. Ты, батюшка, умер, ничего нет, всё сразу подкошено. Только останется память. А чтобы осталось, должен быть священник и ни один. Л.Б.: Желающих-то нет. ИгЛа: А откуда ты знаешь, кто желающий-то? вот они все нежелающие, сегодня они все бы уехали уже. Пять сестёр и четыре брата – все нежелающие. Так я мигом поехал по деревне, взгрел их, и все сидят. Надо греть. Я прошу: просите огня Божия, чтобы не были безразличными. А кто знает, да откуда мы знаем? Виктор Андреевич не подходит, потому что жена у него не такая? Она сегодня есть жена, а завтра нет. А этот человек такой-то – не первая жена у него. Правильно. Но церковь смотрит, когда это было. до крещения или после. Вот отец Василий женился, он алименты всё время платит, у него первая дочь с женой оставлена. А его поставили. А в день его крещения я спрашивал Гедеона: а в дальнейшем он может быть священником. «Рано об этом говорить». Ну, пока КГБ разрешили, а он сам бывший офицер КГБ, и там разрешили. И он, видишь, на многие вопросы здесь не отвечал, он очень осторожный, он мудрый. Понятно? И поэтому заранее мало что знаем. Ты готовь кадры. Почему вот космонавтов готовят и дублёр. Одному отказали, а женщина дублирует. Л.Б.: Так она хочет быть дублёром.

ИгЛа: Правильно. Вот мы обсуждаем, а он сам хочет Виктор Андреевич? Севастьян хочет или нет? А батюшка? Батюшка хотел или нет. Он говорит: я сам не знаю, как оказался в попах. Я, что буду говорить, я никогда не думал. У меня математика пять, физика – пять, литература – три. Три. Я выходил к доске, и я не знал, о чём спрашивают. Я не слышу, и один мне показывает – нос себе крутит. Я думаю, нос что ли грязный, вытереть. А он показывает: Ло-мо-носов. (Смеются) Он нос ломает, а у меня слёзы текут. Девятый класс, и я не хочу плакать, я не знаю, что спрашивает учительница. И тогда кто-то понял, написал или что, я начал говорить. а что я буду говорить, связывать как слова, я этого не знал. У меня не было этого совершенно. С первого дня, как только уверовал, шагнул через борт корабля и сразу начал свидетельствовать. Бог отверз уста. Я ни отличался никакими талантами. Единственное, к чему я готовился серьёзно, это отомстить коммунистам. Г.Гл.: Ну, а что для этого надо, Игнатий Тихонович? Сергей Пупков: Надо батюшке всё время говорить о том. Евгения Никитина: Чтобы батюшка согласился. ИгЛа: Он должен учить. С. П.: От него должна инициатива идти. ИгЛа: У него связи есть, он должен выходить на епископа Евтихия. Московская Патриархия нам не рукоположит, и я в это не верю пока сегодня. Хотя чудо Божие может быть. Но не рукоположить. Значит, только Илларион. А Илларион не всегда здесь бывает. Он с кем-то должен приехать и рукоположить сам.

С.П.: Вот давайте у батюшки конкретно и спросим, что если его не будет, он умрёт, то что нам делать? ИгЛа: Он пока не думает об этом, видимо. С.П.: Как не думает? Батюшка сейчас не приедет, и что нам делать, куда пойдём? ИгЛа: Ну, я только чисто теоретически. С.П.: Пусть теоретически. ИгЛа: Ты фильм «Зону» видел? В первую очередь говорить, какие кандидатуры есть, ещё раз проговорить. Кто епископства желает, доброго дела желает. Не написано священства, – но тогда это одно и то же считалось. Давайте все курсы пройдём. Серьёзно, ни одного пропуска чтобы не было. Ты знаешь, что без священства Церкви нет? Вот если бы я сейчас поднялся, и больше сюда не пришёл, а к баптистам ушёл, то никогда не страдал бы от этого. Я в душе остался тот, в первый день когда обратится. Но мне Бог открыл через слово Своё, через Иер.7:16, показал путь древний. Моя характеристика для православных, для баптистов – загадка. «Почему ты там находишься?» – мне по сегодняшний день все говорят и пишут. Как, зная всё, и оставаться там, где идолопоклонство, где ничего святого нет, где Слово Божие не проповедуется. Как Вы можете оставаться там? И, зная, что спасение здесь, я бы сказал так: давайте так проходить, преподавать, нужен человек очень хороший, такой, как отец Геннадий Фаст – магистр богословия, человек высокого ума, полёта. Мы его знаем. Семинария, академия. Преподавать, записывать. Может быть, он бы взял отпуск секретный, или как он называется там. И начал бы вести с нами занятия. Учить кандидатов во пресвитера так, как мы учились. У меня опыт есть, я учился сам. Первого-то рукополагать меня хотели. Пришёл, мне подрясник начали вымерять. Я вдруг снял всё с себя и сказал: нет, это не моё. Человек, бывает, не знает ничего и он знает, что он должен быть священником. У меня было совсем наоборот. Я готовился, всё запоминал, как вести службы, всё на память, и у меня конспекты сохранились. Подрясник сшить, сегодня примеряют, завтра я еду. Как получилось так, я по сегодняшний день не знаю. И вдруг я сказал: нет, это не моё. Я абсолютно точно понял, что это – не моё!

Г.Гл: Как можно тогда о человеке говорить, что он признаёт внутренне, что это не его путь? С.П.: Что значит не его? Есть община, которая без священника превращается в секту. Нужно об этом говорить, а там Дух Святой подскажет. Е.Ник.: нужно выбирать подходящего. Н.Поль.: Нужно четыре-пять кандидатур. ИгЛа: Никак не меньше. Ж.Я.: Вот понимание священства. Что такое священник? Вот ты говоришь, что быть священником так просто. ИгЛа: Женя, надо знать, какой он сегодня есть, и каким он должен быть. То и другое должен знать.

Ж.Я.: Я читал слово Златоуста о священстве – всё. Я теперь понял, что это такое. Ты прочитай, и ты поймёшь, кем ты должен быть, за что ты отвечаешь, какую ты берёшь на себя ответственность. Ты берёшь стадо Христа - пасти его. Не просто здесь взял и пошёл пасти. А если ты сейчас не научишь, то за каждого дашь ответ перед Богом. Это не просто кадилом помахал. Это не просто, но человек должен понимать, что это такое. У человека должны быть данные какие-то. Решение такое бы сейчас приняли: вот тот-то или тот будет священником. С.П.: Нет, никогда никто не решал, и священника не выбирали. Батюшка, когда его рукополагали, он об этом думал? Он читал этого Златоуста? Нет. Тогда зачем нам сейчас об этом «заморачиваться», нам просто надо понять, что без священника мы... Ж.Я.: Так знают об этом все. С.П.: Одно дело знать, другое дело об этом говорить и действовать. ИгЛа: Для совершения литургии, – пока только об этом ведём речь-то. А ему мы свидетельствуем, мы всё говорим.

С.П.: Жень, вот батюшка умер, вот ты куда пойдёшь причащаться, в Московскую Патриархию? К владыке? Да можно хоть у кого, это понятно. Люда Янчук: Можно даже к католикам пойти и причаститься. С.П.: Вот батюшка умер. Ты идёшь к католикам, я к григорано-армянам, он идёт ещё к кому-то причащаться. ИгЛа: Я к Тихону пойду сразу. С.П.: У нас у каждого будет свой священник. Мы, как община прекратим существовать, я думаю. ИгЛа: Нет, община останется. Община никуда не денется. Ты к григориано-араянам не пойдёшь.

С.П.: Один пастырь, одно стадо. ИгЛа: Христос Пастырь.

С.П.: Но это и на священника переходит. Ж.Я.: Община – это общие интересы. А то, что мы можем причащаться в разных местах... ИгЛа: Женя, а представь, у нас большая община, тысячу человек, и было бы пять священников, и что? Но это не означает, что мы перестали быть общиной. Ж.Я.: Мы крестились-то от разных рук, тогда зачем нам один священник? И Курочкин крестил, и из Грузии приезжал о. Наум, и отец Михаил. И батюшка не всех родил, в смысле крещения. С.П.: Хорошо, а совместной литургии-то у нас уже не будет. ИгЛа: Почему? Они вместе все служат, три священника на одной литургии.

С.П.: Где мы таких трёх священников найдём? ИгЛа: Он говорит про что? Про крещение? Ж.Я.: Община – это не богослужение, это круг общения, образ жизни, то есть вот что такое община. Ник.П.: Вот вы сегодня с батюшкой поговорите и узнаете.

Виктор Савченко: Священники из нашей среды должны быть, братья, любящие Слово Божие, благовестники.

ИгЛа: Тут вот в чём дело. У нас попытки были такие. Я очень надеялся на Желтухина. Он был за русский язык. И он вывернул такое... И не простился, уехал, его авантюра не прошла. Отец Павел. Пока, если батюшки не будет, мы отца Павла можем выпросить у Максима. Но под роспись. Он нынче бороду обкорнал наполовину. Он мужик, что бык, втемяшится в башку какая блажь, колом её оттуда не выбьешь, упирается, и всяк на своём стоит. Знаешь откуда? «Кому на Руси жить хорошо», Некрасов. И вот у него такой же характер. Паспорта не брать. Почему? А красный свет паспортов. А те – зелёные были. Я ему кое-кое как доказал. Получил паспорт, прописался. Перепись была, и опять он где-то хватанул этой заразы монашеской. «Не участвовать!» Да, отец Павел, да почему же не участвовать?» «Не положено, антихрист». Я его спрашиваю: «А Христос в перепись попадал или нет?» «Да, но это же Христос». «А почему ты думаешь, что Иосиф не попал, Божья Матерь не попала. С римской властью тогда шутить нельзя было. А это была четвёртая перепись, знаешь ли? Выписал ему места Писания, всё прошло, перестал говорить. ИНН, – он опять как хватанул. Я ему стал говорить: «Отец Павел, это не печать антихриста. Кто примет печать, ему все льготы, а кто не примет, ему не продать, ни купить. Ты принял или нет?» «Я – нет». «А зачем ты в магазин ходил?» «Надо». «Так тебе не продадут. Понимаешь, как в колхозах раньше было. Приходят: А ты то-то сделал? Нет? Иди, на тебя никакого пая нет. Постояла, заплакала, вернулась домой». Они нераскулаченные оказались на междупутье. Надо внимательно смотреть. С отцом Павлом пошло бы. Он литургию знает, он запрещённый в служении. Кого батюшка наш привозил из священников, из них у нас самый близкий отец Иоанн из Тулы. Ближе отца Иоанна никого нет. С.П.: Ну, он же там не бросит всё, не приедет.

ИгЛа: Вот сейчас освящение храма, он храм такой закатил.

Н.Поль.: Менять журавля на синицу. Что он будет менять?

С.П.: Конкретно, что делать? Нина Жолнерова: Игнатий Тихонович, у отца Павла-то борода отрастёт. Давид-то сказал: пусть они в Иерихоне поживут, когда борода отрастёт, тогда и явятся. ИгЛа: Она отрастёт тогда, кода он поймёт, что её трогать нельзя. А если он понимает, что правильная она, хотя он обкорнал её, – в такой состоянии, она у него никогда не отрастёт, уже он опять её подрезает. Я говорю: отец Павел, если ты к нам приедешь, то ты будешь с оглашенными у нас стоять теперь». «Ну, хорошо, с оглашенными». Нам Бог предоставлял такие возможности иметь священника. Приезжали. Но никто не приживается. Иные приезжали такие, говорят: «Начинаю у вас служить, а у меня руки трясутся. Я такой общины не видал». Епископ Евтихий говорит: «Я нигде себя так неуверенно не чувствовал, как у вас. Я в каком-то подвешенном состоянии здесь», - это его слова. Знает Писание. Одна во Фрунзе подошла и говорит: «У меня мама умерла, как её хоронить?» «Так ты же православная, что спрашиваешь?» «Дело в том, что её похоронили. А там один выкапывал трупы и насиловал». И её мать нашли, она валяется возле могилы. Что делать? Отпевать её второй раз или не отпевать? Владыка говорит: я такого вопроса даже не встречал. Сегодня такие преступления, о которых ни в литературе, нигде не написано, – такое безумие. Я вот например не буду причащаться нигде. Это минимум год. Сообщили, что наш батюшка погиб от чего-то. В течение года я сидеть не буду. Так же буду жить, работать, молиться, восстанавливать связи. И в первую очередь с Иларионом. Пока Иларион нас не отмахнёт. Дальше, батюшка нынче ездил к архиепископу Тихону, но его дома не было, и знакомого священника пригласил. Вроде бы пообещал приехать. Батюшке легко, они его знают. Омский Тихон. Он сейчас архиепископ или митрополит. Он председатель своего синода. У него, кажется, семь епископов. С.П.: Который не соединился? ИгЛа: Конечно, нет. Да они, главное, не соединились ещё до объединения. С.П.: Так, а батюшка к нему не хотел? ИгЛа: Батюшку надо понять. Он мудрый в этом вопросе. Омские против русского языка. Они нас так зажмут, сок потечёт. С.П.: Тихоновцы? ИгЛа: Да. Если батюшка против, батюшкины слова никогда не надо отталкивать, их надо обдумать, помолиться и понять. Батюшка всегда закладывает какой-то смысл, он больше знает, – вы мне поверьте.

Ж.Я.: Кроме м.Виталия они ничего не хотят слышать. Виталия уже похоронили, а они всё: Виталий, Виталий. ИгЛа: Я говорю: из всех, кого я знаю, даже близко никого не ставлю рядом с Тихоном Омским. Но у них так же мироточивые иконы теперь. Ну, всё то же самое, что было в России и в Патриархии. Канонизация и вот это всё. Если бы они к нам имели такое же расположение, как Евтихий, то мы сегодня же с ними духовно слились. Чтобы так же бы снисходительны были к нам, не трогали нас. Мы-то дальше не лезем. Некоторые тут такие были: давайте двери откроем в алтаре, давайте престол вытащим на середину. Провокация какая была. Говорю этому батюшке: «Да тебя сразу же запретят». «Ну, и пусть запретят». Я понял, что ему община не нужна. Батюшка видите, какой аккуратный и осторожный. Он не знает, кто на него когда пожалуется. Ну, это я так предполагаю. За чтение «первого часа» говорю: ну чего ты его молотишь-то? тебе это надо?» «Тебе не хватает чего?» – он меня сразу осаживает. Я говорю: «Чего ты трясёшься, боишься? Что у тебя там соглядатаи, шпионы под боком, на тебя донесут? Ну, нет первого часа, и нет. Александр Пивоваров не боялся убрать его. Иоанн Кронштадтский не боялся. Он варьировал в службе, многое менял. Златоуст не боялся. А то скажи, в каждую букву вцепились. Нам это не подходит». Батюшки нет, вы видите, мы пока ничего не потеряли. У нас время для занятий есть. О Тихоне молиться надо каждый день. Чтобы он, пусть какой он есть, в видах икономии, воззрел на нас, что вот мы такие и есть. Примите нас такими, ибо мы вас приняли. Пусть у вас будут мироточивые иконы. Я Тихона всего принимаю, признаю, но они нас таких не примут. А мы другими быть не можем, мы кровью и потом добились, чтобы у нас такое было. Видите, как у нас люди отпадают, непрерывно сыплются люди. Иной ещё пока ходит, но он всё время хромает, куксится, и его часто на службе нет. Не просто вот так враз не стала ходить Марина Морозова. Она раза три в год придёт, всё то ребёнок запоносил, то температура, от у неё какой-то прыщик соскочил. А потом: А я буду ходить в Московскую Патриархию. Ни один из покинувших общину не пришёл проститься. Состояние всех людей одинаковое. Ну, какое это состояние – я тебе не нравлюсь. Но батюшка тебя крестил, ты доверяла? Причащалась, исповедовалась. Так приди же, скажи: батюшка, я ухожу, я нашёл лучше. Или: мне не нравится. «До свидания» хотя бы скажи. Но и этого не было. Ещё напоминаю о Муравлёве. Вот один поступил по порядочному. Пришёл, на службе отстоял, поблагодарил, вышел перед народом, поблагодарил за жену: за всё благодарен, но я ухожу. Я ухожу, потому что мне надо духовно расти. Ну, сатана тут уже врал, он не стал никуда расти, он просто помер и всё. Мы-то знаем. Чтобы духовно расти, надо работать. Даже вот чтобы сегодня девять человек остановить, я должен был разгневаться, метнуться по деревне и каждого солдата искать. (Смеются).

Нина Жолнерова: Простите нас. Николай Польгуев: Шестой раз уже, Игнатий Тихонович, напоминает нам. Просим: Дайте залечить раны. ИгЛа: Ладно тебе. Лбом до этого стола. Виновные, - лбом кланяйтесь всё. (Смеются) Солдат? Три поклона. Сколько вас штрафников? Пять, шесть. Кто виновен? Из Потеряевки никогда не уезжайте так просто, ибо здесь хорошо, вы всё увидите. Благодарим Бога. («Достойно» поём)

ИгЛа: Отец Небесный, великая благодарность Тебе за этот воскресный день, напоминающий о Твоей победе над смертью, над дьяволом. Распусти нас с миром. Даруй нам духа ревности, огонь Духа Твоего Святого, чтобы мы искали, где общаются дети Твои, где собираются для изучения Слова Твоего. Не дай нам заблудиться, да не погибнут души наши. Покажи, как нам поступить. И брата Иоакима путешествующего, Павла, Валентину, Раису возврати в мире. Даруй нам ещё священника, исполни наши желания, не дай нам заблудиться, Господи. Сохрани нас в Святой, Православной Церкви. Хвала Тебе, Отец, Сын и Святой Дух. Аминь. Мф.18:20 – «ибо, где двое или трое собраны во имя Моё, там Я посреди них». Откр.21:3 – «И услышал я громкий голос с неба, говорящий: се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними; они будут Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их».


Спадают листья, наводя тоску,
И ветки мёрзлые готовы к холодам.
На ласку голый лес предельно скуп,
Как умерший прапрадед наш Адам.

Мы – листики, наполнившие церковь,
И многолюдством прикрываем тело.
При пустоте что в водоёме черпать,
Под толстым слоем пыли, что осела?

За отошедшими со скорбью в мир иной
Приходит новое, чужое поколенье;
И новым листьям также будет зной,
На них мороз проявлен будет злее.

Природа разная на разных континентах,
Но всюду в ней пророческие гласы.
Храм зазиравший сделает скелетом
Родную церковь-мать, и где-то точит лясы.

Желтеют листья первые в лесу,
Седые пряди у берёзок зримы.
Печали информацию они и к нам несут,
Которые мы походя отринем?

Вся вспыхнула осинка на опушке,
Облагораживая общий жёлтый фон.
Душа, смотри, внимательнее слушай:
«Паломничать не нужно на любой Афон!»

У осени – особенно в предзимье,
Немало проповедников искусных.
Смотри, внимай, не подражай разиням –
О голоде и холоде кричит и малый кустик.

Идёт без устали затариванье впрок
В подвалы и в амбары, по сусекам.
Ждать нечего – пришёл последний срок,
К зиме подтягивает по сезону сетью.

Не листья только – память вороши,
С каким запасом вытянет к исходу?
С Христом и в старости минуты хороши,
Жизнь в воскресение не сгинет под сугробом.

19.09.08. ИгЛа

240

Смотрите так же другие вопросы:

Смотрите так же другие разделы: