размер шрифта

Поиск по сайту



Вопрос 3997

Вопрос на тему «Смерть»
Из книги — Лапкин И.Т. «‎...открытым оком», том 29

Вопрос 3997:

Читая высказывания разных деятелей и родных на смерть Солженицына, что-то новое нашли для себя? И не изменилось ли Ваше мнение о нём? Что из того, что говорили о нём, относите в какой-то мере и к себе?

Ответ И.Т. Лапкина:

Нисколько. Я постоянно молился за него, за живого, чтобы он родился свыше, и молюсь и ныне о упокоении его души. И чем больше читаю самых разных воспоминаний о нём, тем более убеждаюсь, что он не был евангельским христианином. И очень уж похоже на то, что он был принят в масонскую ложу, ибо нигде о масонах ни слова не говорит, и всё о Боге такими обтекаемыми фразами поминает, как и в «Протоколах сионских мудрецов». Вот («АиФ», №32, 2008 г., стр.3-4. «Без Солженицына»). «Его непримиримость критиковали даже коллеги по цеху – мол, сколько же можно обличать, жил бы уже спокойно. А он спокойно не мог - потому что, как сказал однажды сам Александр Исаевич, «душа воспитывается в мучениях». «Это счастье, что меня посадили»... Сам Солженицын стал живым олицетворением совести и боли. А для власти – самым неудобным человеком на земле. «Россия избрала самый искривлённый и самый тяжёлый путь расставания с коммунизмом». Адская жизнь обычно достаётся праведникам.

Труд», 19 марта 1998 г., стр.4). «Строить Россию нравственную». «Родина во лжи. Эта тема сознаётся писателем как национальная трагедия, корни которой уходят ещё в допетровские времена, а финал обозначается в наши дни… Ложь современной России, истребляемой и истребляющей себя всякими возможными способами, – это не преодолённая раскаянием и оттого многократно усиленная ложь – ложь атеизма и коммунистической идеологии, тоталитарной государственности и «пролетарского интернационализма». Но ложь России советской, в свою очередь, впитала в себя, безобразно умножив и усугубив, ложь России царской – ложь церковного раскола, крепостничества, бюрократизма и имперских амбиций. «Мы должны строить Россию нравственную – или уж никакую, тогда и всё равно», – убеждён Солженицын. Солженицын, возможно, единственный последователь и продолжатель духовных исканий Достоевского. «Сегодня, - говорил он в 1983 г., - мир дошёл до грани, которую, если бы нарисовать перед предыдущими веками, – все бы выдохнули в один голос: «Апокалипсис!» Мы свидетели подневольного разрушения, а где и добровольного саморазрушения мира. Весь ХХ век втягивается в воронку атеизма и самоуничтожения». Василий Розанов сказал о Чернышевском: «Конечно, не использовать такую кипучую энергию для государственного строительства – было преступлением, граничащим со злодеянием. С самого Петра I мы не наблюдали ещё натуры, у которой каждый час бы дышал, каждая минута жила и каждый шаг овеян «заботой об отечестве». Ужели же эта вечная судьба России – ум, энергию, волю самых любящих своих сынов, самых бескорыстных и искренних «не использовать»? Но если «нет пророка в своём отечестве», то – это наша вина. А не услышать сегодня Солж., не внять его слову –– будет «преступлением, граничащим со злодеянием».

Известия», 6.08.2008, стр.1-2). «Похоронят за алтарём храма Иоанна Лествичника на старом кладбище Донского монастыря. К 11 утра, когда начиналась церемония, народу пришло, если честно, совсем немного – подтягивались поодиночке или небольшими вереницами, но милиция ухитрилась и из них создать очереди. Видел бы это Солженицын. Хотя, конечно, именно он и не то видел. И не удивился бы. Всматриваясь в его лицо, не веря, качали головами, крестились, кланяясь в пояс, а кто и в пол. Один старик плакал навзрыд, как ребёнок... Путин положил букет роз к ногам, пристально посмотрел на Солженицына, чуть заметно поклонился и, наскоро перекрестившись, подошёл к Наталье Дмитриевне. Они поговорили минуту-две, после чего Путин, поцеловав её в щеку и пожав сыновьям (Степану и Ермолаю) руки, не подходя больше ко гробу, быстро вышел из зала. Через минуту его кортеж уже выскочил из Академии наук». (Снимок: Ермолай с бородкой и с сыном (возраст его около 5 лет) на руках – оба в галстуках).

Известия» 05.08.2008, стр.3). «На Ставрополье похоронены его отец Исай и мать Таисия. В селе Саблинское проживает двоюродная его сестра Ксения Загорина, двоюродная сестра писателя, его единственная близкая родственница на Ставрополье. Вскоре после прихода к власти Михаила Горбачёва приехал известный человек из Союза писателей СССР. «А я его спрашиваю: вы ж, наверное, тоже закорючку свою когда-то ставили против Александра? – говорит Ксения Васильевна. А он давай отнекиваться». Пишут далее: Как жаль, что пришло время уступить этого человека вечности. Александр Солженицын шёл рядом с нами по жизни, исполняя долг, ему предназначенный. Солженицын ведь был не просто писателем, он был главным продолжателем учительской русской литературы, которая в ХХ веке фактически оказалась утрачена. В самом его облике было что-то апостольское. У него масштаб судьбы, какого ни у кого другого не было: довоенное советское прошлое, потом война, потом зона. Потом рак, потом высылка, «нобелевка» – такой набор одному человеку выдержать трудно. Солженицын — человек великой судьбы, избранник. Этот масштаб и то, что он ему соответствовал, отличает его от многих. Это не сумма, а цельный исторический кусок: человек равен эпохе. Что гениально было в поведении Солженицына, так это то, что во время хрущёвской «оттепели» и публикации «Одного дня Ивана Денисовича» он воспользовался своей временной славой, чтобы глубоко залезть в архивы, а не для того, чтобы «стричь купоны». Получается, что он ограбил чекистов, что замечательно было видно и по тому почти персональному гневу, который прозвучал при его высылке. Если Сталин – то он – анти-Сталин. Он умел отражать в другом знаке то зло, которому явился свидетелем и страдальцем. Он очень дорожил ролью великого писателя, которая ему выпала, и хотел и старался ей соответствовать. Он ввязался в борьбу с системой, когда ему на плечи уже легли годы в лагерях. Он хотел олицетворять голос народа, но народ тоже разный, менялся и сам Солженицын. Сложность такого человека, как Солженицын, прекрасна сама по себе. Это не ошибка, а нормальное качество, которое не может умалить масштаба его фигуры».

Известия», 5 авг. 2008 г., стр.1-2). «Солженицын многим из нас выправил душу». «Когда А.И.С. вернулся, он не нашёл Россию такой, какой она нужна была ему: он ждал страну, которая услышала бы его, желала бы обустройства и осознания своей великой роли. А над ней нависало едва ли не то же «красное колесо», только в другом обличье: под лозунгом свободы и демократии шёл развал империи, горело там и здесь. Горячий дым пожара надувал баснословные и позорные состояния, а рядом ломались судьбы и бедствовали люди. Он понимал, что не политик, а без «поводьев власти» обустройство не начнёшь. Он понимал, что глубина, с которой он видел прошлое и будущее России, не будет усвоена лукавыми и незрелыми умами. Ни к чему она им. Опасна. Враждебна. И полною ложкой хлебал великий писатель и мечтатель, что составляет неотъемлемую горечь величия: непонимание. Решимость, с которой он заглядывал в бездну, ища там суть, почти безрассудна. Дмитрий Медведев – президент России: «Это невосполнимая утрата для России и всего мира. Вся жизнь Александра Исаевича была отдана Отечеству. Он служил ему как истинный гражданин и патриот и всем сердцем болел за судьбу российского народа, за справедливое устройство страны. Неустанной заботой его было формирование нравственных и духовных идеалов. Он считал их важнейшей опорой государства и общества и боролся за их торжество».

Патриарх Алексий II: «Будучи человеком талантливым, неординарным и деятельным, А. И. прошёл непростой жизненный и творческий путь, испытания всегда принимал со смирением и христианским достоинством. Молюсь Владыке жизни Господу Иисусу Христу об упокоении души новопреставленного раба Божия Александра в обителях небесных, «где нет ни болезни, ни печали, ни воздыхания, но жизнь бесконечная». Митрополит Кирилл: «Пророческое служение, которое почивший нёс долгие десятилетия, помогло многим людям обрести путь к подлинной свободе, нравственному осмыслению жизни. Он смело обличал неправду и несправедливость, давал власти и обществу мудрые советы о том, как достичь лучшего будущего. Как православный христианин Александр Исаевич всегда болел душой о деле Божием. Участвовал в церковно-общественной дискуссии. За это многие архипастыри, пастыри и миряне нашей церкви, среди которых и я, неизменно были ему благодарны». Иные говорили: он был фантастически трудолюбив. Он всегда мечтал так обустроить нашу землю, чтобы на ней хотелось жить. Но, думая о мире дольнем, он всегда был приобщён миру горнему. Я разговаривал с ним последний раз примерно год назад. У него был совершенно иной, не такой, как прежде, голос. Чувствовалась в нём какая-то отрешённость, он словно готовился уже к встрече с другими сферами, и отправился туда с чистой душой. Он отвечал за свои слова всю жизнь. Причём отвечал такими делами – это не наши игрушечки. Он сказал: «Пусть каждый день поступком отпечатывается в жизненный путь». Именно с его подачи бились над вопросом «как обустроить Россию». Этот вопрос можно добавить традиционными российскими вопросами: «кто виноват?» и «что делать?» Именно в такой постановке он питал реформаторов. В последнее время мог быть назван действительным олицетворением совести нации, и означает то, что власть нуждается в такого рода людях. Но теперь даже трудно сказать, кто может в этой нише заменить Александра Исаевича».

Солженицын Александр Исаевич родился 11 декабря 1918 года в казачьей семье. 1936 – поступает на физмат Ростовского университета. 1939 – параллельно становится заочником Московского ИФЛИ. 1942 – 1945 – фронт. Путь от Орла до восточной Пруссии. 1945 – арестован. Фронтовая контрразведка за критические замечания о Сталине, высказанные им в письме другу. Приговор – к восьми годам лагерей. 1953 – на вечное ссыльнопоселение. 1955 – болезнь, рак. Операция, снова болезнь смертельная. И вдруг сама собою отступает. 1962 г. ноябрь – «Один день Ивана Денисовича». Печатается по личному разрешению Н.С. Хрущёва. Начало всемирной славы Солженицына. Тщетно выдвигают на Ленинскую премию. 1968 – знакомство с Натальей Дмитриевной Светловой – математиком, дисидентом, которая станет его второй женой. 1969 – исключение из Союза писателей. 1970 – Солженицыну присуждена Нобелевская премия по литературе. От поездки в Стокгольм отказывается – могут не пустить обратно. 1973 – после обыска проведённого КГБ, повесилась машинистка Солженицына Елизавета Воронянская. В Париже выходит первый том «Архипелага». 13 февр. 1974 г. арест. Лишение советского гражданства, Высылка в ФРГ, вскоре переселяется в Швейцарию. 1976 – переезд в США, горд Кавендиш в штате Вермонт. 1989 – после долгой цензурной отсрочки печатаются в России главы «Архипелага» и Нобелевская речь Солженицына, что ознаменовало окончательную отмену цензуры. Август 1990 – возвращение советского гражданства, и в сентябре того же года тиражом 27 миллионов экземпляров в СССР был опубликован его манифест «Как обустроить Россию», начинающийся словами: «Часы коммунизма своё отбили». 1990 – отказ от Государственной премии РСФСР за «Архипелаг» («не могу собирать на ней почёта»). 1994 – возвращение в Россию, путешествие через всю страну на поезде. Выступление в Государственной думе. Встреча с президентом Ельциным Борисом. 1997 – избран действительным членом Академии наук РФ. Учреждение собственной премии – 25.000 долларов. Отказ принять орден святого Андрея Первозванного. Возникли разногласия между Солженицыным и Сахаровым. Солженицын верил в свою утопию. Каноническая православная воцерковлённость Александра Исаевича для многих его читателей и почитателей стала новостью. В самых известных вещах Солженицына обретение веры и религиозности не были главными темами. Когда читаешь «Двести лет вместе», появляется ощущение, что у писателя возникла иллюзия окончательного решения еврейского вопроса. И опять же одних это радовало, других раздражало. В последние годы мы увидели Солженицына в полной гармонии с властью, что тоже несколько неожиданно для русского писателя, особенно такого, как Солженицын. Но он никогда не боялся жить не по шаблону». Еккл.2:18 – «И возненавидел я весь труд мой, которым трудился под солнцем, потому что должен оставить его человеку, который будет после меня». Иов.27:8 – «Ибо какая надежда лицемеру, когда возьмёт, когда исторгнет Бог душу его?» Лук.12:20 – «Но Бог сказал ему: безумный! в сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил?» Лук.9:25 – «Ибо что пользы человеку приобрести весь мир, а себя самого погубить или повредить себе?» Мф.4:8-9 – «Опять берёт Его диавол на весьма высокую гору и показывает Ему все царства мира и славу их, и говорит Ему: всё это дам Тебе, если, пав, поклонишься мне».


«Подражайте мне, как я Христу» –
Разве не похвастался здесь Павел?
В этом подражанье чудно прорастут
Все послания, какие он оставил.

Павел был, конечно, экстремист
В самом лучшем пониманье слова.
К этой планке только устремись,
И готовность спрячь при изголовье.

Подражали прежде старцу Аврааму,
Нож точили и на сыновей.
На пьянчуг, на мотов жуть упрямых,
Мужеством тьму нежности развей.

«Подражайте мне!» – язык не повернёшь,
Чтобы смело, без натуги брякнуть,
Нестыковки чередою сплошь,
И не знамя держишь, просто тряпку.

В каждом деле, вздохе, отношенье
Дух Святой чтоб нами так владел,
В нас Христа увидел и чеченец,
Не «Аллах акбар!» – «Христос воскрес!» запел.

За собой самим никак не усмотреть,
Потому на пользу чудо-обличенья.
И на них не обозлиться впредь,
Нас никто не упрекнул хоть чем-то.

Подражай же, душенька, Христу,
Не мечтай застрять и на Фаворе.
Грех высасывает силы, словно спрут, –
Кто рождён был свыше тот не спорит.

Подражанье – метод воспитанья
Самый лёгкий у зверья и птиц,
Даже в норках, даже меж кустами
Слышен писк, шуршание и визг.

Господи, соделай образ новым,
Мой характер, веру, подражанье.
Разломай в душе моей засовы, –
Раб ленивый дичь свою не жарит.

17.06..0.8. ИгЛа

343

Смотрите так же другие вопросы:

Смотрите так же другие разделы: