размер шрифта

Поиск по сайту



Вопрос 3499

Вопрос на тему «Коммунизм»
Из книги — Лапкин И.Т. «‎...открытым оком», том 22

Вопрос 3499:

Революционеры прошлых веков и те, которые были перед самой революцией, одинаково ли были безбожниками?

Ответ И.Т. Лапкина:

В школах совсем не говорят о том, что у Фридриха Энгельса есть прекрасные размышления о вечности, о христианстве. Карлом Марксом написано сочинение в школе на тему 15 главы Евангелия от Иоанна. Герцен А.И. раздувал искру мщения, а в душе сопереживал несчастью ближнего и имел друга вполне верующего. Но чем дальше, тем более грубели изверги с демонической закваской. Огарёв страдал, мучился непонятностью жизни, смерти, вечности. В ХХ веке революционеры уже ни о чём подобном не размышляли открыто, но бредили рекордами: убить и погубить.

Огарёв Николай Платонович. 6.12.1813-31.05.1877=64 года жил. ГЕРЦЕН Александр Иванович (псевд.- Искандер), 6.4.1812, -21.1870, Париж], =58 лет; русский революционер, писатель, философ и публицист. Род. в семье богатого помещика И. А. Яковлева; мать - немка Луиза Гааг. Брак родителей не был оформлен, и Г. носил фамилию, придуманную отцом (от нем. Herz - сердце). Нельзя, полагал Г., звать массы к такому социальному перевороту, потому что насилием и террором можно расчистить место, но создать ничего нельзя. БСЭ

Молю тебя, святое бытие,
Дай силу мне отвергнуть искушенья
Мирских сует; желание моё
Укрыть от бурь порочного волненья
И дух омыть волною очищенья.

Дай силу мне трепещущей рукой
Хоть край поднять немого покрывала,
На истину надетого тобой,
Чтобы душа, смиряясь, созерцала
Величие предвечного начала.

Дай силу мне задуть в душе моей
Огонь себялюбивого желанья,
Любить, как братьев, как себя, – людей,
Любить Тебя и все Твои созданья. -
Я буду твёрд под ношею страданья.

Огарёв Ник. Плат. 1838


Среди могил я в час ночной Брожу один с моей тоской,

С вопросом тайным на устах О том, что дух, о том, что прах,

О том, что жизнь и здесь, и там, О всём, что так безвестно нам.

Но безответен предо мной Крестов надгробных тёмный строй,

Безмолвно кости мертвецов Лежат на дне своих гробов,

И мой вопрос не разрешён, Стоит загадкой грозно он.

Среди могил ещё одна Разрыта вновь - и вот она

Недавний труп на дно взяла. Ещё вчера в нём кровь текла,

Дышала грудь, душа жила; Ещё вчера моим отцом

Его я звал - сегодня в нём Застыла кровь, жизнь замерла,

И где душа, куда ушла? Боялась робкая рука

Коснуться трупа хоть слегка Так страшен холод мертвеца,

Так бледность мёртвого лица, закрытый взор, сомкнутый рот

Наводят страх на ум. А вот И гроб – и тело в нём

Закрыто крышкой и гвоздём Три раза крепко по бокам

Заколочено... Душно там, В могиле душно под землёй...

Ничтожество!.. О Боже мой, - Ничтожество! И вот конец,

И вот достойнейший венец Тому, кто силен, мыслью жил,

И кто желал, и кто любил, Страдал и чувствовал в свой век

И гордо звался: Человек!.. Сомненье вечно! Знанья нет!

Все сумерки - когда же свет? Сомненье! Боже, как я мал,

Ничтожен! Тот, Кто умирал Когда-то на кресте, – страдал

И верил. Я не верю – я, Сомненья слабое дитя...

О нет! я верю, верю... Нет, Я знаю. Для меня есть свет.

Я знаю - вечная душа, Одною мыслию дыша,

Меняя формы, всё живет, Из века в век она идёт

Всё лучше, лучше и с Тобой В одно сольётся, Боже мой!..

Уж тело в церкви. Я взошёл Рассеянно. Толпа народа!

Покойник зрителей навёл, Как падаль воронов. – У входа

Дерутся нищие; тайком Попы о деньгах в жадном споре.

Один вопрос у всех кругом: «Кто это умер?» - В каждом взоре

Смешное любопытство. - Я Досадовал; мне гадко стало,

И злоба тайная меня В душе взбешённой волновала...

О! люди, люди!.. Мне на ум Пришли покойного пороки,

И про себя, средь тяжких дум, Я вымышлял ему упрёки.

Взглянул на гроб его потом. Мне стало грустно.

Тощий, бледный, Лежал покойник тихо в нём С улыбкой

горькой. Бедный, бедный! Мне стало жаль его, и я

Ему сказал: «Спи, мёртвый, с Богом! Тревожить не хочу тебя

Ни в помыслах, ни в слове строгом», И долго, долго на него

Смотрел я с тихим сожаленьем... Когда ж в могилу гроб его

Мы опустили с грустным пеньем, - Я бросил горсть земли туда,

«Прощай, – шепнул ему уныло, - Ступай же с миром». - Но

куда?.. Не знаю – глухо за могилой.

Н.П.Огарёв <1840>


В каждом древе распятый Господь,
В каждом колосе тело Христово,
И молитвы пречистое слово
Исцеляет болящую плоть.

А. А. АХМАТОВА

288

Смотрите так же другие вопросы:

Смотрите так же другие разделы: