размер шрифта

Поиск по сайту



Вопрос 1565

Вопрос 1565

Из книги — Лапкин И.Т. «‎...открытым оком», том 6

Тема — Война, служба в армии


Вопрос:

В письме Блаженного Митрополита Антония (Храповицкого) Высокопреосвященному Сергию (Страгородскому) есть строки: «…Вы забыли о существовании Белых армий, занимавших большие территории, в пределах которых мы находились, организовав временное церковное управление и благословляя оружие, поднятое для освобождение родины от мучителей…». Не за нарушение ли слов Господа:

Мф.26:52 – «Тогда говорит ему Иисус: возврати меч твой в его место, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут?»

- постигали и постигают беды Русь, а священство за такое вот благословение и гибло и гибнет; и как давно укоренился сей обычай благословлять оружие, вопреки недвусмысленным и ясным словам Господним?


Ответ И.Т. Лапкина:

Митрополит Антоний, как и бывшие до него и народившиеся после него – они все выходцы из той же «воцерковленной» среды и есть чада по духу той православной традиции и тех же корней, соки которых текли и будут течь в них, потому что истинного, настоящего, по слову Божию рождения они не имели. Всё, что они знали, было столь глубоко укоренившееся в них, что они за эту ограду и не взглянули до смертного часа, что есть, быть может, где-то прямая дорога ко Христу. Сегодня за Лиенц вопят, а ведь эти Антонии и подвели к этой пропасти доверившихся им казаков. Сталин же в сговоре с английскими масонами был лишь отмститель взявшим меч и вывез казаков с их семьями в Союз на истребление в ГУЛаге.

Пусть антонии ответят, почему Бог так непреклонно и настойчиво побуждал Израиля согласиться с Ним и идти в плен безропотно, и без войны открыть ворота столицы халдеям? И почему церковники так упорны были и тогда, и всегда, не желая подчиниться этому приказу Иеговы?

Иер.38:2-4,17-24 – «Так говорит Господь: кто останется в этом городе, умрет от меча, голода и моровой язвы; а кто выйдет к Халдеям, будет жив, и душа его будет ему вместо добычи, и он останется жив. Так говорит Господь: непременно предан будет город сей в руки войска царя Вавилонского, и он возьмет его. Тогда князья сказали царю: да будет этот человек предан смерти, потому что он ослабляет руки воинов, которые остаются в этом городе, и руки всего народа, говоря к ним такие слова; ибо этот человек не благоденствия желает народу сему, а бедствия. Тогда Иеремия сказал Седекии: так говорит Господь Бог Саваоф, Бог Израилев: если ты выйдешь к князьям царя Вавилонского, то жива будет душа твоя, и этот город не будет сожжен огнем, и ты будешь жив, и дом твой; а если не выйдешь к князьям царя Вавилонского, то этот город будет предан в руки Халдеев, и они сожгут его огнем, и ты не избежишь от рук их. И сказал царь Седекия Иеремии: я боюсь Иудеев, которые перешли к Халдеям, чтобы Халдеи не предали меня в руки их, и чтобы те не надругались надо мною. И сказал Иеремия: не предадут; послушай гласа Господа в том, что я говорю тебе, и хорошо тебе будет, и жива будет душа твоя. А если ты не захочешь выйти, то вот слово, которое открыл мне Господь: вот, все жены, которые остались в доме царя Иудейского, отведены будут к князьям царя Вавилонского, и скажут они: «тебя обольстили и превозмогли друзья твои; ноги твои погрузились в грязь, и они удалились от тебя». И всех жен твоих и детей твоих отведут к Халдеям, и ты не избежишь от рук их; но будешь взят рукою царя Вавилонского, и сделаешь то, что город сей будет сожжен огнем. И сказал Седекия Иеремии: никто не должен знать этих слов, и тогда ты не умрешь».

И потом какую кровавую похлёбку им пришлось вкушать долгие и страшные годы пленения.

Иер.12:10 – «Множество пастухов испортили Мой виноградник, истоптали ногами участок Мой; любимый участок Мой сделали пустою степью».

Это не просто история, а уроки для нас, для нашим попов, чтобы не повторить трагедию Израиля.

1Кор.10:6,11 – «А это были образы для нас, чтобы мы не были похотливы на злое, как они были похотливы. Всё это происходило с ними, как образы; а описано в наставление нам, достигшим последних веков».

Лк.13:3,5 – «Нет, говорю вам, но, если не покаетесь, все так же погибнете».

Это дикое лжеучение о пользовании оружием по образу Ветхого Завета вошло в Церковь уже в первые века, почему против этой заразы были приняты каноны, отлучающие от церкви тех, кто вновь возвращался на свою блевотину, сложив прежде мирские, военные чины. (Васил. Вел. 8).

«...Находящиеся на войне идут на поражение супротивных с явным намерением не устрашить, не вразумить, но истребить их.. и есть вольный убийца... бросил так (острое железо), что удар и от тяжести железа, и от остроты его, и от стремления через большое пространство (выстрел), по необходимости надлежало быть смертельным.. есть вольное убийство это, и никакому сомнению не подлежит». «Убиение на брани отцы наши не вменяли за убийство, извиняя, как думается мне, поборников целомудрия и благочестия. Но, может быть, добро было бы советовать, чтобы они, как имеющие нечистые руки, три года удержалися от приобщения только святых Тайн» – Василий Великий, правило 13.

Вальсамон и Зонара согласно замечают, что предлагаемый Василием совет вообще не был употребляем в действие как по неудобству, так и по уважениям вначале сего же правила изложенным (сноска под правилом).

От кого неудобство? От того, что действия воинов несовместимы со званием христианина, а царю христолюбивому никак не обойтись без христолюбивого воинства? Неудобство от сравнения с учением Евангелия? А значит и неуважительно будет ко всем, кто блюдет интересы отчизны, царя – как же на три года отлучить от причастия их? А значит и тех священников, которые были на войне, и тех, кто их послал, а значит и царя? И по неуважению ко Христу, к Новому Завету и к Евангелию, пусть уж воюют. А сейчас прелукавейшие попы придумали еще лучше, что если в правиле говорится, что ясно, что на войну идут убивать «на поражение супротивных с явным намерением не устрашить, не вразумить, но истребить их», то они и говорят, что сегодня воины идут не убивать, а идут салажата в армию, чтобы быть убитыми. Может быть, этой присказкой попы хотят показать, что в местных локальных войнах идет такое чудовищное предательство, что воевать и не с кем; их просто привозят, убивают и потом привозят домой хоронить; и канонизируют этих желторотых «воинов» родионовых.

Христианская община первых веков до пятого века определенно признавала в лице своих руководителей, что христианам запрещено всякое убийство, а потому и убийство на войне. Так, во втором веке перешедший в христианство философ Татиан считает убийство на войне так же недопустимым для христиан, как всякое убийство, а потому почётный воинский венок считает непристойным для христианина. В том же столетии Афинагор Афинский говорит, что христиане не только сами никогда не убивают, но и избегают присутствовать при убийствах.

В третьем столетии Климент Александрийский противопоставляет языческим «воинственным» народам мирное племя христиан. Но всего яснее выразил отвращение христиан к войне знаменитый Ориген. Прилагая к Христианам слова Исаии, что придёт время, когда люди перекуют мечи на плуги, копья на серпы, он совершенно определённо говорит: «Мы не поднимаем оружия ни против какого народа, мы не учимся искусству воевать, – ибо через Иисуса Христа мы сделались детьми мира». Отвечая на обвинение Цельсом христиан в том, что они уклоняются от военной службы (так, по мнению Цельса, если только Римская империя сделается христианской, она погибнет), Ориген говорит, что христиане больше других сражаются за благо императора, – сражаются за него добрыми делами, молитвой и добрым влиянием на людей. Что же касается борьбы оружием, то совершенно справедливо говорит Ориген, что христиане не сражаются вместе с императорскими войсками и не пошли бы даже в том случае, если бы император их к этому принуждал.

Так же решительно высказывается и Тертуллиан о невозможности христианина быть военным.

«Не подобает служить знаку Христа и знаку дьявола», – говорит он про военную службу, «крепости света и крепости тьмы. Не может одна душа служить двум господам. Да и как воевать без меча, который отнял Сам Господь? Неужели можно упражняться с мечом, когда Господь сказал, что каждый взявшийся за меч от меча и погибнет. И как будет участвовать в сражении сын мира».

«Безумствует мир во взаимном кровопролитии,– говорит знаменитый св. Киприан, – и убийство, считаемое преступлением, когда люди совершают его поодиночке, и именуется добродетелью, если делается в массе. Преступникам приобретает безнаказанность умножение ярости».

В четвертом веке Лактанций говорит то же:

«Не должно быть никакого исключения в заповеди Божией, что убить человека всегда грех. Носить оружие недозволено, ибо их оружие – только истина».

Вот несколько житий святых:

7 ноября, Иерон: В царствование Диоклетиана (одного из лютейших гонителей христиан начала 4-го века) он повелел – записать в войско всех годных к военной службе мужей и юношей», но «Иерон отказался идти с ними, считая для христианина вредным иметь общение и служить вместе с идолопоклонниками», стр. 136. Ночью блаженному Иерону явился некто, одетый в белые одежды, и возвестил ему кротким и полным любви голосом: «Спасение, Иерон, благовествую я тебе! ПРАВЫМ ПУТЕМ ИДЁШЬ ТЫ, так как идёшь подвизаться за Царя Небесного и не за скоро гибнущую славу земную будешь ратовать..»

21 апреля, стр. 314, мученик Феодор: Вместе с другими юношами был приведен и Феодор.. на военную службу призван... Военачальник положил на него, как и на остальных юношей, воинский знак (форму надел). Но святой Феодор немедленно сбросил его с себя, сказав: «Я знаменован от чрева матери моей моим Небесным Царём Господом Иисусом Христом и не желаю быть воином для другого царя!» И был казнён.

3 февраля, Роман Угличский не хотел сопротивляться Батыю (стр. 38), «не сопротивляться бесплодно, а спасти город и жителей изъявлением покорности татарам».

19 августа, Андрей Стратилат, Андрей был тысяченачальником (полковником), от него уверовало 2593 воина, и когда они уходили от преследовавших их, то вошли в ущелье и ждали своих убийц. К ним обратился св. Андрей с речью: «Друзья, братья и дети мои, ныне время благоприятное, ныне день спасения; будем же единодушно и твердо стоять в любви Божией, как повелел нам Господь и не станем поднимать рук наших на преследующих нас, но поднимем их к Богу с молитвой и благодарением за то, что Он дал нам дожить до сего времени, когда мы получим наследие со всеми святыми, пострадавшими за Него. Итак, будем молиться Ему, как молился святой первомученик Стефан, когда иудеи побивали его камнями, говоря: «Господи Иисусе Христе, приими души рабов Твоих, которые мы предаем в руки Твои». Когда они так молились, их настиг Селевк со своими воинами. Обнажив мечи и заскрежетав зубами, они, как звери, бросились на стадо Христово. Святые же воины Христовы, хотя, как храбрые и опытные в бою, и могли бы защитить себя в этом тесном месте с одним только проходом от рук убийц, но, подражая Господу своему, как незлобивые агнцы, отдались убийцам своим на заклание. Преклонив колена, они протянули шеи свои на заколение под мечи. И воины Селевка, без милосердия посекая их, в короткое время всех перебили. Пострадали в воскресный день во втором часу дня». Стр.236.

И вот что известно из истории Церкви. В честь отказников от службы нет поименованных храмов... нигде, и может статься, что и никогда не было. Отчего же так? Не потому ли, что и память их не торжественно отмечается, и народ об их житиях не знает ничего, и как бы и не было таких святых. Но бессчётное число раз повторяются только те подвиги и тех святых, что выгодно трактовать для существующего строя, даже явным безбожникам нравятся поступки те. И они в свои ордена вставляют образы этих воинственных, поступавших не по-христиански.

Вот почему безбожники постоянно муссируют только один подвиг св. Сергия Радонежского – благословил на войну с татарами за независимость Родины, дал двух иноков на войну (хотя это есть прямое нарушение канонов Церкви). «Епископ, или пресвитер, или диакон, в воинском деле упражняющийся и хотящий удержать оба, то есть римское начальство и священническую должность: да будет извержен из священного чина. Ибо кесарю кесарево, и Богу Богово» Апост. пр. 83. «Учинённым единожды в клир, и монахам, определили мы не вступать ни в воинскую службу, ни в мирской чин: иначе дерзнувших на сие, и не возвращающихся с раскаянием к тому, что прежде избрал для Бога, предавать анафеме» VI Всел. 7.

(Васил. 55). «Убийца есть и тот, кто нанес смертный удар, хотя бы и не первый бил, или отмщал» Васил.43,8, «Посему остается подвергнуть изследованию душевную силу раздражения, когда она, уклонившися от благого употребления негодования, впадет в грех. Много бывает от раздражения греховных дел и всяких зол. Но отцам нашим угодно было о иных из них не входить во многую подробность, и не признали они требующим многого попечения врачевание всех согрешений, от раздражения происходящих. Писание возбраняет не только легкую рану, но и всякое злоречие или хуление (Колос.3,8; Ефес.4,31), и все подобное от раздражения происходящее: но они только против злодеяния убийства положили предохранение в епитимиях. Разделяется же сие злодеяние по различию убийства вольного и невольного. Вольное убийство во первых есть то, на которое с намерением дерзнул решившийся на сие самое злодеяние, да совершит оное: во вторых и то полагается между вольными убийствами, когда кто в сопротивоборстве, бия и будучи бием, наносит рукою удар в некое опасное место. Ибо едины яростью объятый и стремлению гнева предавшийся, во время страсти не приемлет в ум ничего могущаго пресещи зло. Итак, убийство, происшедшее от сопротивоборства, приписуется действию произвола, а не случаю. Невольные же убийства имеют известные признаки, когда кто, имея в намерении нечто другое, случайно учинит тяжкое зло. Из сих вольное убийство требует троякого протяжения времени для тех, которые обращением врачуют произвольное преступление.

Для них полагается три девятилетия, с назначением по девяти лет на каждый степень покаяния. Кающийся да проведет девятилетнее время в совершенном отлучении, с преграждением ему входа в церковь. Столько же других лет да пребудет в степени слушающих, сподобляясь токмо слушания учителей и писаний: в третьем же девятилетии да молится с припадающими в покаянии, посему да приступает к общению Святых Тайн. Явно же есть, яко и за таковым то же наблюдение иметь будет домостроительствующий в церкви: и по усмотрению обращения сократится для него продоление епитимии, так что, вместо девяти, на каждый степень покаяния положатся или восемь, или семь, или шесть, или токмо пять лет, если великостью покаяния упреждает он время, и ревностью в исправлении себя превосходит тех, кои в продолжительное время менее деятельно очищают себя от скверн.

Невольное же убийство признано достойным снисхождения, но не похвальным. Сие сказал я, дабы явным сотворить, яко если кто, хотя невольно, будет осквернен убийством, такого, как уже соделавшегося нечистым чрез нечистое дело, правило признало недостойным священнической благодати. Какое же время назначено для очищения просто блуда, столько же заблагорассуждено положить и для невольных убийц, притом с рассмотрением и здесь расположения кающегося. Таким образом, если будет истинное обращение, то да не соблюдается число лет, но с сокращением времени да ведется кающийся к возвращению в церковь и к причастию Святых Тайн.

Если же кто, не исполнив времени покаяния, определенного правилами, отходит от жизни, то человеколюбие отцов повелевает: да причастится Святых Тайн, и да не без напутствия отпущен будет в оное последнее и дальнее странствие. Но если причастившись Святых Тайн, снова возвратится к жизни: да ожидает исполнения означенного времени, находясь на том степени, на котором был прежде данного ему, по нужде, приобщения.» – Григор. Нис.5.

«А Я ГОВОРЮ ВАМ... НЕ КЛЯНИСЬ BOВСЕ» (никак). Клятва-присяга возбранена и особенно на зло (Вас. Вел. 29,10,17), а что есть на земле большее зло, как убийство? Если просто убить – грех, отлучающий на 27 или на 20 лет от церкви (Григ. Нис., прав.5), то как убийство перестанет быть таковым, если тебя оденут в особую форму, прилепят сатанинский знак на лоб – страшную звезду (3 Езд. 15:13, 39-44) – тогда иди, убивай, забыв Бога? Или надо просить благословение патриарха на убийство тех, кто не звал меня к себе в страну для наведения порядка (беспорядка). Поучению св. Иоанна Златоуста, Василия Великого, Григория Богослова и других великих учителей Православной Церкви – любая клятва абсолютно, категорически, в любом выражении навсегда запрещена Богом… и потому давать присягу-клятву совершенно запрещено по Евангелию и канонам Церкви, и по святым отцам. И если всё же дал её, то в письменном виде откажись от неё, уверовав во Христа и приняв святое Крещение, и всё бывшее будет смыто Кровью Христа.

Что, разве Антоний Храповицкий не знал этих правил? Или он считал, что ему позволено их не признавать? Тогда для чего ему нужно было благословлять против большевиков армии белых, и, как теперь видим, это была совершенно пустая их акция, приведшая к исключительно тяжелым последствиям. И за это его не канонизировать нужно, а отлучать от церкви.


285

Смотрите так же другие вопросы:

Смотрите так же другие разделы: