размер шрифта

Поиск по сайту



Тогда начали призывать имя Господа. А до этого разве не призывали?

Вопрос на тему «Покаяние»
Из книги — Лапкин И.Т. «‎...открытым оком», том 3

Вопрос 974:

Быт.4:26 – «У Сифа также родился сын, и он нарёк ему имя: Енос; тогда начали призывать имя Господа [Бога]» А до этого разве не призывали имя Божие?

Ответ И.Т. Лапкина:

Библия очень кратко выражает события. Казалось бы, одно дополнительное слово, и не было бы недоумения, не родилась бы какая-то секта.

Иов.21:22 – «Но Бога ли учить мудрости, когда Он судит и горних?»

Поэтому Бог так всё и обо всем располагает в двух Своих книгах: в Библии и в природе, что каждому новому поколению открываются новые кладовые для исследования, чтобы более познавать Бога, потрудиться и прославить Вседержителя. Были просто исследователи, мудрецы, теперь их называют учеными, лауреатами нобелевской премии, академиками и пр. Точно также и в исследовании Библии.

1Кор.12:28 – «И иных Бог поставил в Церкви, во-первых, Апостолами, во-вторых, пророками, в-третьих, учителями; далее, иным дал силы чудодейственные, также дары исцелений, вспоможения, управления, разные языки»

1Кор.12:29 «Все ли Апостолы? Все ли пророки? Все ли учители? Все ли чудотворцы?»

Еф.4:11 – «И Он поставил одних Апостолами, других пророками, иных Евангелистами, иных пастырями и учителями»

Сектанты отвергли учителей, растолковывающих то, что написали пророки и евангелисты. Неразумие сектантов в этом вопросе – безгранично. Как они могут не видеть написанное в этих вышеприведенных стихах, что написано открытым текстом, что Апостолы – это одно, пророки –это другое, а учителя – это третьи: «в-третьих». Если Апостолы кончились в первом веке, то учителя будут до пришествия Христа. И эти учителя церкви, так называемые святые отцы истолковывают, проясняют недостающее, то, что кажется неясным, туманным, неудобовразумительным. Эти спорные места сектанты по своему скудоумию, невежеству и дерзости извращают, прилагая к ним смысл, совершенно в них не заложенный.

2Пет.3:16 – «Как он говорит об этом и во всех посланиях, в которых есть нечто неудобовразумительное, что невежды и неутвержденные, к собственной своей погибели, превращают, как и прочие Писания»

Интересно смотреть на баптистов, когда ближе познакомишься с ними. Уверовав во Христа, взобравшись на одну ступеньку (а их тридцать три, согласно Иоанна Лествичника), они всю жизнь так и толкутся на ней. У них нет ни терпения, ни выдержки, ни серьезного отношения к Библии, но всё поверхностно, легковесно, ветренно. Вот два примера, которые в моей жизни в отношении с баптистами повторялись неоднократно. У них нет никакой выдержки, солидности, серьезности. Я посещал со своими друзьями их собрания не раз и не два, а сотни раз, как их регулярные прихожане. И мы спокойно высиживаем их двухчасовые собрания от начала до последней секунды. Но вот мы их приглашаем к себе, проходит самое большее пятнадцать минут богослужения в Покровском соборе Барнаула, а пришла целая группа со своими руководителями пожилого возраста. Они обещают, что будут стоять, не шевелиться и не оборачиваться всю службу. Никто никуда не торопится, идет архиерейское служение, для них это всё внове, должно быть интересно.

Поет профессиональный хор. Я им напоминаю заранее еще на улице как нужно стоять и говорю, что ученые люди едут в другие страны к дикарям, и живут там годами, как Гржимек среди львов, записывая всё виденное, вживаются в их образ. «Постарайтесь хоть чуточку подражать этим подвижникам науки» (православные для всех сектантов – дикари). Но проходит пятнадцать, от силы двадцать минут, они начинают переминаться, закладывают руки за спину, перешептываются, делают комментарии и беспокойно смотрят на выход. Я стою сзади и делаю знак: «Смотрите, слушайте...», – но ничто не помогает. Ведут себя совершенно адекватно поведению бесноватых. Разницы нет, в каком городе. Баптисты ли это, адвентисты, иеговисты или другие. Что это? Это вам ни о чем не говорит? Просто так отвержение истины православия, отвержение святых отцов вселенской церкви даром никому не проходит.

Когда сектанты собираются по домам или в своих собраниях после богослужений для разбора слова Божия, то сколько у них голов, столько умов и толкований. «А ты как понимаешь, Ваня? А ты как понимаешь, Маня?» Я им рассказываю о творениях святого Иоанна Златоуста, убеждаю их прослушать хотя бы одну проповедь его по интересующей их теме о «десяти девах», ибо у них идут непрерывные споры, что означает «девы задремали, уснули», что такое елей, сосуды, полночь, крик, двери и сами девы. Приезжает ко мне на дом целая группа. Открываю Златоуста, начинаю читать. Здесь они выдыхаются на третьей или пятой минуте. Начинают зевать, озираться по сторонам, ерзать, перешептываться, куда-то спешить. Мне уже всё понятно, и на седьмой минуте их руководитель раздраженно говорит, обращаясь к Златоусту: «Ну что он тут развез, не дождешься конца. Мы же не за этим пришли, чтобы сидеть здесь целый день» (пять минут у них превращается в целый день – такое невыносимое мучение им слушать учителей церкви). Поневоле вспомнишь человека, который находился в аду один час, а ему показалось, что уже наступила вечность. Сектант всегда человек глубоко больной.

Святые отцы подобные места изъясняют, увязывая со всей обстановкой. Слово «призывать» означает приносить жертву и взывать по этой жертве, как пророк Илия. Ранее могли просто знать, что Бог есть, но не знать его имени Господь – «Адонаи», а просто обращались как к неведомому Богу. А с этого момента стали обращаться не к стихиям природы, а к Единому, знаемому, имя Которому – Господь.


329

Смотрите так же другие вопросы:

Смотрите так же другие разделы: