размер шрифта

Поиск по сайту



Митр. Иоанн (Снычёв)

Вопрос на тему «Священство»
Из книги — Лапкин И.Т. «‎...открытым оком», том 32

Вопрос 4208:

Вы никогда не воспринимали митр. Иоанна (Снычёва) и при его жизни и называли его самым опасным из всех архиереев. Но кто-нибудь из духовных так же понимает?

Ответ И.Т. Лапкина:

Я никогда не искал соратников и единомышленников по маловажным житейским вопросам, которые человек должен сам разрешить и обосновать то Священным Писанием. Есть статья в газете у Душенова, кот. написана как бы мною почти вся.

 

Епископ Агафангел (Пашковский). СНЫЧЁВЩИНА

Перестройка вместо покаяния. Несколько лет назад в среде Московской Патриархии родилось движение поклонников недавно “отшедшего” митр. Иоанна (Снычёва), и, судя по возрастающему числу приверженцев, обрело благодатную почву.

Кто интересуется, тот знает, что митр. Иоанн (Снычёв) стяжал шумную славу оппозиционера в руководстве Московской патриархии. Приближённый к нему некий Константин Юрьевич Душенов, организатор и возглавитель “Общества ревнителей памяти митрополита Иоанна” и издающий свою личную газету с громким названием “Русь Православная”, фактически положил основание активному движению поклонников усопшего.

Газета, им издаваемая, благодаря крайней дерзости своих материалов обрела достаточно широкую и достаточно скандальную известность в церковных кругах. Эта газета, собственно, до недавнего времени являлась единственным местом реализации “снычёвщины”. Позже появились ещё два подобных издания: “Православие или смерть”, “Ревнитель православного благочестия”.

Движение “ревнителей за чистоту православия” декларирует якобы две главные цели: борьбу с экуменизмом и борьбу за устранение целого ряда иерархов Московской патриархии, которые “не нравятся” госп. Душенову. Возможно, сами по себе обе эти цели достойны того, чтобы за них вести самую бескомпромиссную борьбу. Однако только этими двумя целями и ограничивается всё положительное в этом новом движении. Подлинная же цель его всё та же: борьба с Церковью Христовой.

“Снычёвщина” есть своего рода продолжение и развитие сергианства, как бы некий его новый этап. Толчком к движению явилось якобы расхождение во взглядах и, как следствие, своего рода “выяснение отношений” между Иоанном (Снычёвым) и группой, именуемой “никодимовцами”, главными представителями которой являются ныне здравствующие митрополиты МП Кирилл (Гундяев), Филарет (Вахромеев), Владимир (Котляров), Ювеналий (Поярков) и, немного в стороне (как обычно), Алексий (Ридигер) — т.е. фактически вся управленческая верхушка МП.

Примерно так это и подаётся “снычёвцами” — в “плохом” руководстве Московской Патриархией как бы “случайно” появился один хороший человек — вл. Иоанн. При жизни Иоанна (Снычёва) его некоторая псевдопатриотическая направленность не осталась незамеченной, и наши малосильные патриоты, не имеющие своего лидера и поэтому готовые ухватиться за кого угодно, как по команде ухватились за Снычёва как за выразителя своих интересов. Основной же базой “снычёвщины” являются коммунизм, сталинизм и сергианство, которые вначале плохо просматриваются за трескучей полемикой и высокопарными лозунгами о “заботе о чистоте православия”, однако чем дальше, тем обозначаются яснее. К коммунизму и коммунистам у основателя движения К.Душенова отношение самое положительное. Константин Юрьевич в долгу у коммунистов. Совершенно спокойно он пишет: “Священноначалие РПЦ считает необходимым поддерживать с нынешними коммунистами достаточно приличные, “рабочие”, как теперь принято называть, отношения”.

В одной из программных статей “Никто как Бог” («РП» №1, 1997) К.Душенов откровенно излагает своё политическое кредо: “Наиболее реальной возможностью постепенно “врасти” в политический процесс является развитие собственных структур под прикрытием какой-либо мощной политической силы. Эта сила, в свою очередь, должна быть заинтересована в национальных — “духовных” и нравственно-религиозных — аспектах своего образа и готова в обмен на помощь в этом направлении учесть политические интересы своих православных партнёров”.

Таким образом, по понятию К.Душенова, с нынешними коммунистами не только можно, но и нужно, просто необходимо сотрудничать, точно так же, как раньше с ними сотрудничали усопший “бесспорный лидер патриотического движения России” Снычёв и иные “сергиане”. Сама “боевитость” и “принципиальность” “Руси Православной” удивительно напоминают незабвенные наставления комсомольской прессы. Ленинградец Константин Душенов в своё время окончил высшее военно-морское училище. Для тех, кто не понимает, что за этим стоит (это, прежде всего, наивные “зарубежники”), скажу, что военно-морской офицер-подводник К.Душенов прекрасно знает коммунистическую идеологию и даже давал клятву на верность этой идеологии. Я указываю на это не для того, чтобы выискивать “компромат” в биографии Константина Юрьевича, а для того, чтобы показать, что прекрасно осведомлённый в богоборческой коммунистической идеологии человек не отрёкся от неё, не проклял её в своём сердце, а напротив, считает возможным даже оказывать какую-то “помощь” её носителям, помощь, естественно, в повторном захвате власти над страной и нашим народом, а это говорит уже о многом… Покаяние происходит из отвержения и проклятия греха, поразившего кающегося человека. В отношении нашего народа покаяние может быть основано только на полном отвержении богоборческой идеологии и всего связанного с ней, прежде всего — сергианства; сокрушении собственной гордости и возвращении в лоно Истинной Церкви, которая пребывала и пребывает по сей день в нашем отечестве в отвержении и гонении. Именно она, гонимая Катакомбная Церковь, несла исповеднический подвиг на нашей земле, а не жуткое сталинское детище — Московская Патриархия. Сам факт того, что в среде МП ведётся дискуссия о том, в какой форме можно сотрудничать с коммунистами, убедительнее всего доказывает полную нераскаянность этой структуры. Отношение православного верующего к коммунистической идеологии и её носителям может быть только одно — определённое св. Патриархом Тихоном и подтверждённое Поместным Собором 1918г.: “Заклинаем всех вас, верных чад Православной Церкви Христовой, не вступать с таковыми извергами рода человеческого в какое-либо общение” (Послание от 19.01/01.02,1918г.). Как раз за вступление в таковое общение и следует каяться всем тем, кто называет себя православными христианами. Главный вред “снычёвщины” заключается в том, что она, будучи ущербной и еретической, пытается возглавить в России здоровые силы Московской Патриархии (которые, безусловно, имеются) и тем сбить их с толку, удержать на платформе коммунизма, сергианства и сталинизма и размежевать с Церковью новомучеников и исповедников.

Снычёвцы как бы предлагают Зарубежной Церкви согласиться в том, что они принимают то положительное, что есть в РПЦЗ (хоть в ней, мол, есть и недостатки), а Зарубежная Церковь, в свою очередь, должна принять, так сказать, “в сущем сане” “бесспорного лидера патриотического движения” Иоанна (Снычёва), с его отрицанием мученического подвига Катакомбной Церкви, откровенно сергианскими и прокоммунистическими взглядами.

К.Душенов огульно обвиняет всех “зарубежников”: от “либерального”, по его разумению, архиепископа Марка до “консервативного” митрополита Виталия в полном непонимании ситуации, сложившейся в России. Да, возможно, они понимают ситуацию в России не так, как понимает её Константин Юрьевич. Правильно ли их понимание, или нет, Бог весть. Однако непонимание всё же может быть как-то простительно. Зато совершенно непростительно то, что Константин Юрьевич сознательно лжёт о религиозной ситуации в России и подлинные мотивы этой лжи тщательно скрывает от читателей своей газеты.

Ложь эта прежде всего выражается в намеренном искажении новейшей истории Русской Церкви. Более конкретно — в совершенном замалчивании подвига подлинной Церкви-Матери — Катакомбной Церкви. Хочется спросить у Константина Юрьевича и его соратников: не страдают ли они всем своим коллективом каким-либо тяжёлым недугом, отнимающим память, или, вернее, совесть? Иначе как можно объяснить полный провал в этой области — то, что Катакомбная Церковь совершенно стёрлась из их сознания и о ней практически даже не упоминается на страницах “правдоискательских” творений? Только несколько случайных фраз, полных злобы и клеветы. А ведь Зарубежная Церковь, будучи единым целым с Катакомбной Церковью, прославила верных её чад — новомучеников и исповедников, в то время, когда “сергианская” церковь отреклась от них перед Богом и всем миром, объявив уголовными преступниками. В Московской Патриархии нет ни одного мученика нового времени. Она, отторгнув их от себя, вместе с ними отторглась и от всех святых…

Спаситель говорил о лицемерах:

Если свет, который в вас есть, тьма, то какова же тьма?” (Мф.6:23).

Если то лучшее, что есть в Моск. патриархии, живёт в обнимку с коммунистической идеологией, то с чем же соединено худшее, что в ней есть?

 

НАША СПРАВКА: Преосвященный Агафангел (в миру Михаил Иванович Пашковский) родился в 1956г. в Одессе; монашество принял 31.08.1991г.; сан дьякона 01.09.1991г.; сан священника 08.09.1991г. в Москве; с 27.03.1994г. епископ Симферопольский; с 1996г. Симферопольский и Крымский.

Ис.28:15,18 – «Так как вы говорите: «мы заключили союз со смертью и с преисподнею сделали договор: когда всепоражающий бич будет проходить, он не дойдёт до нас, - потому что ложь сделали мы убежищем для себя, и обманом прикроем себя»... И союз ваш со смертью рушится, и договор ваш с преисподнею не устоит. Когда пойдёт всепоражающий бич, вы будете попраны».

 

Стрела вонзившаяся тянет за собой,

Упругий лук дослал её до цели.

И только тот выигрывает бой,

В броне кого не обретётся щели.

       Слова, летящие со смыслом с языка

       Конечно же различны, ранят, исцеляют,

       Ведь слов различных больше,  чем песка.

       Язык их мечет, он же не костлявый.

Меж губ изогнутых язык наш – тетива,

Стрелой приложенной – словами поражает.

В колчан мой, в  ум, Библейские слова,

Дай, Господи, да будят дух их жаркий.

       «От слов осудишься...» – и опускаешь руки,

       Надежда на спасенье исчезает, тает;

       О, сколько слов ничтожно-мелких, глупых,

       Пускали и не раз, под стать весенней стае.

Во мне застрявших стрел не перечесть,

От коммунистов, КГБ, сектантов.

Иные  помогли утишить в тайне спесь,

И от церковников особо много кстати.

       Бронёю праведности нас Господь облёк,

       И шлём спасенья водрузил в крещенье.

       Стреляли ближние и кто вполне далёк,

       Выискивали в  праведности хоть какие щели.

Христова мазь, бальзам и перевязки,

Пришлось  скрываться, поражать бесстыжих,

Особо ядовитые из-под поповской маски

Старались одолеть, метали стрелы, пыжась.

       Но словом Божиим все всполохи гасил,

       Заслон неуязвимых книг на вид представил,

       Какая разница: шахид или хасид

       Натянет тетиву кровавыми перстами.

Евангельское слово есть меч из уст Христа,

И сами мы в  Его колчане – стрелы;

Свидетельствуя всюду, стремитесь наверстать,

Покуда в пламени Господнем не сгорели.        14.04.09 ИгЛа

 


171

Смотрите так же другие вопросы:

Смотрите так же другие разделы: