размер шрифта

Поиск по сайту



Вопрос 406

Вопрос 406

Из книги — Лапкин И.Т. «‎...открытым оком», том 1

Тема — Дети, лагерь-стан


Вопрос:

А не грех ли подсматривать за детьми в Потеряевке, когда они работают, например?


Ответ И.Т. Лапкина:

Непонятно, кто подсматривает, откуда, за какими детьми. Вероятно, спрашивают о детском православном трудовом лагере-стане, который находится в посёлке Потеряевка. Наш лагерь небольшой, огорожен, и наши дети без присмотра не бывают ни одной минуты, и за ними подсматривать незачем и некому и неоткуда. Когда они работают конкретно, то работают или рядом (пилят дрова) или в огороде, другой работы нет. Каждому ребёнку даётся задание, и трижды в день воспитатель, который неотлучный при них, на сборе перед едой даёт отчёт, выделяя конкретно тех, кто работал хорошо и кто плохо. Это есть элемент воспитания. Следует награда и наказание.

Я являюсь создателем и начальником этого детского лагеря вот уже 28 лет. Всё это оговорено в уставе и при поступлении ребёнка родители знакомятся с уставом и порядками. Наш лагерь трудовой, а не игровой, не оздоровительный. Поэтому больных стараемся не принимать, лодырей, неисправимых отчисляем навсегда и отправляем домой. По окончании сезона при отъезде детям выдаются характеристики, ибо за ними ведётся тщательное наблюдение за всё время их пребывания, и это не недостаток, а преимущество нашего лагеря перед другими безбожными, где творится что попало. Быть может, вы хотели сказать, что дети подсматривают друг за другом и жалуются, доносят, стучат друг на друга? Но в нашем уставе есть пункт, запрещающий это, и ябедник будет наказан. Но если кто-то кого-то обидел, то обиженный приглашает к воспитателю обидчика, чтобы разобраться при свидетелях. Но если хулиган уклоняется от явки с повинной, тогда обиженный обязан придти один и сообщить обо всём.

У нас нет ни одного проступка, на который бы адекватно бы не отреагировали старшие. Чувства возмездия, наказания за преступления непрерывно на практике показываются детям, дабы в них был страх нарушения устава. Двадцать восемь лет – это не два дня, и мы видим, как это хорошо. У нас стопроцентная гарантия, по сегодняшний день, защищённости ребёнка от хулиганства, обиды, посягновения на его личность. Но если бы даже был признак того, что дети подсматривают друг за другом, то это будет пресечено на месте. Более строгого воспитания, чем в нашем лагере трудно найти, и это знают все: и прокуратура, и милиция, и администрация. Мы можем сказать, что через две недели у нас плохих детей нет.


259

Смотрите так же другие вопросы:

Смотрите так же другие разделы: