размер шрифта

Поиск по сайту



Вопрос 3971

Вопрос 3971

Из книги — Лапкин И.Т. «‎...открытым оком», том 28

Тема — Царь


Вопрос:

Есть ли какие доказательства того, что найденные останки царских страстотерпцев именно им и принадлежат?

Ответ И.Т. Лапкина:

Никаких. Да и искать их не нужно, во второе пришествие Христово все восстанут, и ни одна волосинка не пропадёт.

«Зверское убийство в Екатеринбурге в июле 1918 года Императора Николая II, его жены и детей на протяжении долгого времени было препятствием для установления нормальных взаимоотношений руководства Советского Союза с большинством коронованных особ Западной Европы. В частности, сознавая насколько важную роль в государственной системе Великобритании играет институт монархии, Кремль неоднократно заявлял о желательности регулярных контактов на самом высоком уровне с Букингемским дворцом; однако, за исключением единичных аудиенций (в 1956 году – по случаю приезда в Англию Хрущёва и Булганина, а в 1967 – Косыгина), инициативы советских лидеров отклика не получали. Министерство иностранных дел Британии ежегодно 17 июля рассылало всем главам дипломатических представительств в Лондоне официальные ноты в траурном обрамлении в память о расстреле в Ипатьевском доме, а королева Елизавета II, чей дед Георг V весной 1917 года «под давлением общественного мнения» отказал своему двоюродному брату Николаю II в политическом убежище в Англии, заявляла, что не примет приглашения посетить СССР до тех пор, пока останки казнённых без суда и следствия родственников не будут по-христиански преданы земле… «Мир никогда не узнает, что мы сделали с ними!» – самонадеянно торжествовал один из палачей царской семьи Войков. Тем не менее, в результате тщательно проведённого дознания колчаковский следователь Соколов установил, что тела венценосных узников были сожжены, а отчленённые головы помещены в железные бочки со спиртом, упакованы в деревянные ящики и отвезены Голощёкиным и Юровским в Москву. На первый взгляд, по своей чудовищности, жестокости и дикости всё это кажется неправдоподобным. Вместе с тем известно, что в годы Гражданской войны подобный вид отчётности перед Центром практиковался довольно широко. К примеру, в запасниках Кунсткамеры в Петербурге до сих пор хранятся заспиртованные головы басмачей, оказывавших сопротивление установлению Советской власти в Средней Азии. Традиция подобного рода «вещдоков» восходит к Библейским повествованиям: об отрубленной голове великана Голиафа, доставленной победившим его Давидом израильскому царю Саулу; об отсечённой мечом голове ассирийского полководца Олоферна, принесённой Юдифью в корзине с провизией старейшинам иудейского города Ветилуи; о голове Иоанна Крестителя, подаренной Иродиаде, падчерице израильского царя Ирода…

В начале 1996 года в связи с затеянной администрацией Ельцина реконструкцией Кремля и переносом кабинета Ленина в Горки в средствах массовой информации появилось сообщение об обнаруженной посмертной описи содержимого кабинета вождя, в которой значится… «банка с заспиртованной головой Николая II» (кстати, почти одновременно заговорили и о другой громкой находке: в спецхране ЦК КПСС в течение полувека пролежал, не привлекая к себе внимания, череп Гитлера!). Тем самым нашёл подтвержение приведённый в эмигрантской прессе одним из советских невозвращенцев рассказ Куйбышева о том, как после смерти Ленина комиссией, в которую входили помимо Куйбышева Дзержинский и Сталин, был вскрыт ленинский сейф и в нём найден стеклянный сосуд с головой Николая II; после недолгого замешательства было решено с помощью арестантов из ОГПУ замуровать находку в кремлевской стене, а затем ликвидировать исполнителей как свидетелей. Но сенсация, едва просочившись на страницы газет и экраны телевизоров, своего развития не получила. Это и понятно. В то время уже вовсю набирал обороты маховик кампании по захоронению так называемых «екатеринбургских останков», долженствующих запутать следы преступления, а также придать событиям почти 80-летней давности хоть какой-то оттенок цивилизованности. Одной из ключевых фигур самой вопиющей, оголтелой и безбожной мистификации XX века оказался сценарист, создатель многосерийных фильмов, героизирующих чекистов, полковник милиции Гелий Рябов. Будучи в брежневские времена референтом министра внутренних дел Щёлокова, он по заданию последнего начинает в 1979 году некие манипуляции с костями на Коптяковской дороге близ Свердловска. Однако вскоре погибает Щёлоков, затем уходит в мир иной Брежнев, и запущенный было в производство сценарий с обретением лжемощей оказывается невостребованным. О сенсационном обнаружении сфальсифицированных останков «граду и миру» было заявлено только в августе 1991 года! Что ж, вполне объяснимая дата. В течение семи лет гробокопатель Рябов и примкнувший к нему аффектированно-паточный сочинитель Радзинский (не путать с Исаем Родзинским, который, потирая ручонки и давясь от смеха, писал в июле 1918-го года под диктовку Войкова записочки провокационного содержания царственным узникам дома Ипатьева, а затем участвовал в сокрытии следов чудовищной расправы над ними) совместно с возглавившими инициативную группу «государевыми людьми» Немцовым с Аксючицем пытались убедить общественность в подлинности совершённого подлога в Поросёнковом Логе (это же надо выбрать место с таким названием!). Созданная ими «Правительственная комиссия по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков Российского Императора Николая II и членов его семьи», одним своим наименованием как бы заведомо давала установку: кости подлинные.

Одновременно разрабатывался церемониал погребения, призванного, по официальным заявлениям, «стать актом примирения и согласия». Причём, тут же не стеснялись присовокупить: «Даже если это и не останки Императора». Как будто нельзя организовать, подобно могиле Неизвестного солдата, могилу Неизвестных жертв революционного беззакония. Иначе, где гарантия того, что в скором будущем не объявятся «останки» Александра Македонского, Колумба, Шекспира, Моцарта, Цветаевой?
В конце концов, не сумев переубедить Московскую Патриархию и Русскую Православную Церковь Заграницей, а также невзирая на ширящиеся протесты и пикеты граждан, председатель комиссии Немцов волевым решением предписал совершить акт величайшего кощунства: захоронить останки безвестных мучеников в усыпальнице русских Императоров – соборе святых Апостолов Петра и Павла в Петербурге. При этом с помощью масс-медиа был разыгран очередной фарс с «непредсказуемостью» Ельцина – по уже заезженному трафарету: «да, да, нет, да». Якобы сомнения президента развеял разговор с «совестью российской интеллигенции» академиком Лихачёвым. В результате достигалось искомое – провоцировалось охлаждение во взаимоотношениях между президентом и Патриархом. Помимо того, что хоронились сфальсифицированные останки Государя, членов его семьи и верных им слуг, всячески принижался статус Николая II – «как отрекшегося от престола императора». «Он» погребался отдельно от монархов, умерших на троне, – а именно в Екатерининском пределе собора; на «его» гробе вместо императорских регалий помещалась лишь сабля; и вместо 21 положенного по царскому чину орудийного залпа при опускании в землю гроба звучало только 12. Тем самым игнорировалось разделяемое многими юристами и историками мнение, что отречение государя было недействительно и оттого не должно приниматься во внимание: он намеренно отрёкся за себя и за своего сына в пользу брата, на что в действительности не имел права, – ведь по Закону о престолонаследии 1797 года, введённому императором Павлом I, трон в государстве мог переходить исключительно по мужской линии и не иначе как от отца к сыну. Накануне 80-летия со дня расстрела царской семьи так называемые «екатеринбургские останки» были самолётом доставлены в Петербург и далее на микроавтобусах с тонированными стёклами отвезены в закрытую для доступа посетителей Петропавловскую крепость.

На следующий день из Москвы прилетел и Ельцин. Сомнамбулически сходя по трапу самолёта, он оступился, едва не сорвавшись вниз. Вещий знак!.. Справедливо опасаясь как бы на улицах северной столицы «чего не вышло», его собирались перевезти из Пулковского аэропорта к Петропавловскому собору на спецвертолёте, но в последний момент, «мужественно» поменяв решение, эскортировали по очищенному от прохожих городу на бронированном ЗИЛе. Тем временем в самом соборе, переминаясь с ноги на ногу, дожидались прибытия запаздывающего «Бориса Второго» непременные члены «демократических тусовок»: Юшенков, Филатов, чета Ростроповичей, саратовский губернатор Аяцков, Старовойтова на пару с соломенной вдовой Нарусовой. Тут же присутствовали и «главные закоперщики»: Немцов с «верным Русланом» Аксючицем и Гелий Рябов с Радзинским. В толпе промелькнули Лебедь, Михалков, Явлинский. И среди всего этого пресыщенного политико-художественного бомонда жалкими статистами смотрелись в очередной раз введённые в заблуждение историей представители рода Романовых, в большинстве своём потомки оказавшихся разбросанными по всему свету великих князей, совесть которых была отягощена оставлением, а то и прямым предательством государя в годину революционной смуты. До конца держалось в секрете, с какого входа в собор проследует Ельцин и откуда он будет произносить составленную для него речь. Оказалось – с амвона! Стоя спиной к иконостасу и открытым царским вратам! Призывая Россию и русских к покаянию за грех цареубийства (будто бы Россия и русские не были сами жертвами разыгранного, словно по нотам, заговора, оплаченного из-за границы), он при этом ни разу не упомянул о своём конкретном грехе – разрушенной им самим улике и святыне – Ипатьевском доме, ставшем прообразом совершенного им через 15 лет святотатства – разрушения самой России, о целости и незыблемости основ которой так радел император Николай II.

И уж совсем странно было видеть «первого кающегося грешника страны» сидящим во время панихиды в кресле, «благочестиво», обеими руками держащего свечку и ни разу не перекрестившегося. Было ли ему вдомёк, что покаяние, о котором он только что витийствовал с амвона, означает многодневный пост, молитву, очищение своей совести на исповеди у священника и как итог – причастие Святых Христовых Таин во оставление грехов?!

В прежние времена, согласно церемониалу захоронения императоров, гроб с телом почившего до опускания в склеп стоял в храме в течение нескольких недель. Собор круглые сутки был открыт для всенародного прощания. Проигнорировав традицию, нововведение коснулось и дней последующих: ныне за входную плату в пять рублей публике разрешается лишь издали заглянуть в Екатерининский придел.

Символично, что предоставленной возможностью прежде всего сумели воспользоваться иностранные туристы, и среди них был первым 24-летний американский студент! …Английская королева Елизавета II не дождалась срежиссированного Немцовым захоронения «екатеринбургских останков». Она посетила Россию за четыре года до этого и была, без сомнения, очарована обходительностью и манерами Ельцина, Шумейко, Грачёва… Кстати, во время визита на ней было ожерелье из жемчуга и бриллиантов, украшенное сапфиром. Ранее оно принадлежало матери её двоюродного деда Николая II – Императрице Марии Фёдоровне, спасшейся бегством из революционной России и вынужденной продать за бесценок фамильные Романовские драгоценности давшим ей поначалу приют Виндзорам. Теперь, смеем надеяться, у королевы Елизаветы II есть повод приехать к нам снова. А иначе, для чего вся эта мистификация со лжеостанками затевалась?»

«Русский вестник», 28 июля 1998 года (N27-28, с.360-370).

Лук.11: 47-48– «Горе вам, что строите гробницы пророкам, которых избили отцы ваши: сим вы свидетельствуете о делах отцов ваших и соглашаетесь с ними, ибо они избили пророков, а вы строите им гробницы».


Выдавать себя не за того, кто есть,
Оборотнем стать не бескорыстно,
От обманутого выпрет позже месть,
И расплата будет рядом рыскать.

Оборотни в милицейской шкуре,
Судьи, прокуроры и врачи.
Столько голосов собрали в урны,
Их от вирусов Писаньем пролечить.

Жизнь двойная – артистизм безбожный –
Проведут шутя незрячего папашу,
В обещаньях – пчёлка, а на деле – вошка,
Мот-бездельник языком напашет.

Голосом елейным явно есть Иаков,
Но ощупай руки – все его дела,
Вылезет Исав – такая жидо-бяка,
Не спасёт, а скинет в бездну зла.

Оборотни страшны повсеместно,
Но страшней всего они по храмам,
О посте глаголют, но едва не треснут,
Святость проповедуя, не вылезут из срама.

С гневом осуждают чьё-то сребролюбье,
Под анафему Иуду хором предают.
Но с мирскою властью ненасытно блудят
И плодят по алтарям искуснейших Иуд.

Стукачи, предатели, чекисты
С кличкой «адамантов» и «дроздовых».
Кошелёк под ризою бугрится, –
Оборотнем жить весьма удобно.

Расползлось неверье трупным ядом,
Стая лютых серых весь синод,
По-церковному те оборотни б…
Раскачало ветром пустозвонства сноп.

Дух, душа и тело сохранятся
Только по-Евангельски в Иисусе.
О таких напоминают святцы –
Оборотней в небо не пропустят.

20.06.08. ИгЛа

132

Смотрите так же другие вопросы:

Смотрите так же другие разделы: