размер шрифта

Поиск по сайту



Вопрос 2990

Вопрос 2990

Из книги — Лапкин И.Т. «‎...открытым оком», том 15

Тема — Работа


Вопрос:

Есть ли разница в том, когда о своём обращении рассказывает человек с образованием или малограмотный?


Ответ И.Т. Лапкина:

Разница есть, но на спасение сие не влияет.

1Кор.1:26-29 – «Посмотрите, братия, кто вы, призванные: не много [из вас] мудрых по плоти, не много сильных, не много благородных; но Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; и незнатное мира и уничиженное и ничего не значащее избрал Бог, чтобы упразднить значащее, – для того, чтобы никакая плоть не хвалилась пред Богом».

«Давным-давно, когда мы жили в другой стране, могучей советской державе, я ходил в школу с комсомольским значком на груди и очень гордился и своей страной, и комсомолом, и тем, что я жил именно в этой стране, а не какой-нибудь Уганде, где люди ещё не знают электричества, или на проклятом капиталистическом Западе, где изверги-буржуи угнетают несчастных пролетариев. А ещё я увлекался астрономией. Вечера я проводил над картами звёздного неба, а по ночам нередко лазил по крышам, вглядываясь в черную бездну над головой. Я был вооружен мощным морским биноклем, но этого было мало и я очень сожалел, что моя любимая держава не может сделать для меня настоящий телескоп, хотя бы небольшой школьный. Многое из детства и юности забылось, но осталось одно воспоминание, которое сегодня поражает меня своей неожиданностью и прямотой. Мысль, которая в те дни часто возникала у меня в голове: «Как глубоко проник человеческий разум! – восхищался я. – Интересно, кто и как сможет заставить меня поверить в Бога?»

Я родился и вырос в неверующей среде. О Боге и верующих людях я слышал только насмешки, дескать, предрассудки, пережитки прошлого. И действительно, я думал, что вот поумирают все старики, которые ещё верят в Бога, в церкви ходить станет некому и они потихоньку сами собой порушатся. Останется на земле только чистое царство науки и прогресса. И кто же, интересно, заставит всё-таки меня в Бога-то поверить? Наука и заставила. Вернее, размышления над извечными вопросами: откуда и как произошли Вселенная, Солнечная система, жизнь на Земле, человек? Что такое пространство и время? Есть ли у человека душа? И почему человек живёт в среднем 70 лет, тогда как по элементарным математическим расчётам он должен жить не менее 200 лет? Последней каплей стал вопрос обезьяны и человека. Мне было 24 года, когда я сам себе окончательно ответил: дарвинский антропогенез – чушь. На дворе был 1990 год. К этому моменту я уже третий год искал Библию или Евангелие. Я думал, что это две разные книги. Тогда меня толкало, скорее, просто любопытство. Уверовав в Бога, я Его воспринимал как некое далёкое Существо, обо мне не знающее и меня мало касающееся. Но я понял одно: надо пойти в церковь и покреститься. Сказано – сделано. Меня с радостью поддержал мой старый друг Андрей Лузин. 1 июня 1990 года мы крестились в единственном православном храме города Рубцовска. Старенький батюшка, который, казалось, едва имел силы сам передвигаться, с неожиданной энергией, едва не поотрывав, окунул наши головы в купель. И вот радость – в церковном магазине свободно продавались книжечки Нового Завета, изданные во Франции. Мы купили себе и я прямо по пути из церкви начал читать. Уж очень не терпелось. Я читал Новый Завет дома, на работе, стоя, сидя. И, наконец, прочитал. И понял, что пока что ничего не понял. Меня спрашивали, усмехаясь: «Ну, что там Бог говорит?» А я мог ответить только: «Братья, живите в любви и мире». С тех пор прошло 15 лет. За это время я ещё много раз перечитывал Новый Завет, прочитал некоторые книги из Ветхого Завета, но и сегодня ещё многого я не понимаю. Мне доводилось встречаться с разными верующими людьми. С американскими миссионерами из «Церкви Христа», иеговистами, баптистами, католиками, староверами. Все они были хорошими людьми, но всякий раз, общаясь с ними, в душе возникало чувство отчуждения (кроме староверов).

В 1991 году я приехал в Барнаул учиться в Пединституте, я поступил на факультет иностранных языков. Студенты валом валили к американским миссионерам. Но нас мало интересовала Библия, всем хотелось вживую поболтать на английском. Иеговисты произвели на меня отталкивающее впечатление своей агрессивностью, назойливостью и подчас откровенной ахинеей, вроде их предсказаний точной даты конца света. У католиков понравилось всё, одна только загвоздка – на богослужении меня не покидало ощущение, что всё это какое-то ненастоящее, игрушечное. То же самое было у баптистов. Баптистский Дом молитвы напоминал концертный зал, куда я пришёл не Богу помолиться, а посмотреть концерт участников народной самодеятельности. В 2003 году я работал на стройке, где встретился с молодыми ребятами. Все они были с бородами, а рубашки подпоясывали верёвочками. Это они под старину «косят», подумал я. Но идея «косить под старину» мне очень понравилась. Вспомнилось: когда мне было лет 10-11, я хотел носить рубашку навыпуск и подпоясывать её верёвочкой, в кино видел, так раньше носили. Но в детстве я так и не подпоясался, потому что не знал, как это объяснить. Бороду с возрастом я тоже много раз отращивал, но каждый раз спустя месяц-полтора сбривал её, потому что она надоедала и вообще придавала облику неопрятный вид. Но больше всего мне понравилось то, что эти ребята строго соблюдали пост, поддерживали друг друга и вообще всюду держались вместе. Я в какой-то момент даже подумал, что они все родственники. Оказалось, они из православной общины, где свой строгий устав. У-у, как интересно. Но это ещё не всё. Там у них проводятся занятия, своего рода библейский ликбез. Это же отлично, знаний-то у меня маловато. Но и это ещё не всё. Кроме барнаульской общины, есть ещё деревня Потеряевка в 150 км. от города, со своим храмом, священником и также строгим уставом. И живут там только православные. Всё это меня радовало и привлекало.

Но, видимо, где-то в глубине души я ещё не дозрел и оставался в стороне, хотя и работал в бригаде православных и сам стал давно бородатым. Окончательно дозрел я, когда отец Павел дал мне почитать книгу «Моя жизнь во Христе» Иоанна Кронштадтского. Все мысли в голове, до этого беспорядочные и недоделанные, оформились и выстроились. И главное – я знал, куда надо идти. Первое моё знакомство с общиной – Пасха в Потеряевке в 2004 году. Мне, самому выросшему в деревне, всё здесь было близко и понятно. Одно оказалось радостно непривычным: здесь никто не горланил пьяными голосами, не смолил табаком. Люди со светлыми лицами утром идут на богослужение. И душа поёт: так вот где ты спряталась-то, настоящая Матушка-Русь! Весь мир полетит в тартарары, а этот островок останется. Разве может здесь появиться мысль о чем-то ненастоящем, игрушечном?

За неполных два года в общине я почувствовал, насколько продвинулся духовно. Я пришёл совсем пустым, а теперь я основательно подкован. Ещё бы, имея рядом таких учителей, как Игнатий Тихонович, Виктор Андреевич или Игорь Дыбунов, надо быть совсем мёртвым, чтобы не сдвинуться с места.

Но самое главное – здесь постоянно читается и толкуется Библия, до которой у меня раньше руки редко доходили. А книги И. Лапкина – вообще феномен, который надо изучать отдельно. Так и хочется воскликнуть, перефразируя слова известного поэта: «Читайте, завидуйте, мы – из Крестовоздвиженской общины!»

И да продлит Господь эти благословенные дни». Сокольских Валерий Сергеевич – оглашенный. 61-81-24.


Стоит старовер, как оживший из притчи,
Двуперстно с презрением в мытаря тычет:
«Зашёл никоньянин ненужный, как прыщик».
Картина, подобная этой, обычна.

«Постимся по средам и пятницам вкусно,
Вино по уставу поставим с устатку;
Легко нас узнать в написанье «Исуса»,
По бороде и по банным порядкам.

Не дам десятину с прибытков законных,
Кто бороду тронет – тем голову с плеч;
Уже догадались: я смирный и скромный,
За букву готов я костями здесь лечь.

Служба длинней сериала любого,
А пенье тягучей сверхлучшей резины,
Мы лучшие, первые будем у Бога,
Любой никоньянин дешевле мизинца.

Приверженность наша седой старине
Да будет известна и нашим потомкам.
Теряем мы, правда, девчат и парней,
Легко вымывает мирским их потоком.

Смущает нас Библия в их переводе,
С удвоенной «И» написанье «Иисус»;
Библия есть и как нет её вроде,
Пылилась сто лет, полежит ещё пусть.

Я не такой, не сравни с голытьбой,
Иконы целую, говею примерно».
А, может, пред Богом давно ты нагой,
Богослужение хуже, чем скверна?

Оправданный больше чужой никоньянин?
Да быть то не может – ошибка в программе.
Что из того, что частенько я пьяный,
За то я исправно при батюшке в храме.

Неправда, поклёп на меня, фарисея,
Я так же молюсь, как Иисус на иконе;
Пусть мытарь из притчи нам басни не сеет,
Заглянет ещё – мы в три шеи прогоним.

07.02.06. ИгЛа


96

Смотрите так же другие вопросы:

Смотрите так же другие разделы: