размер шрифта

Поиск по сайту



Библейские тексты на русском языке на богослужении

Вопрос на тему «Русский язык»
Из книги — Лапкин И.Т. «‎...открытым оком», том 13

Вопрос 2761:

Когда Вы начинали хлопотать о чтении Библейских текстов по-русски за богослужением, то на Вас нападили, обвиняя в расколе. Теперь эти люди признали ли свои обвинения Вас в расколе ошибочными?

Ответ И.Т. Лапкина:

Не признали, а сами, быть может, впали в раскол. Вот только одна публикация из журнала РПЦз. Прошло 9 лет и автор Тимофей Алферов уже не с Синодом, за который так ратовал. И именно его числят теперь синодалы раскольником, а не нас, а мы как были с Синодом, так и остались. Да и доводы у него даже не смешные, а насмешливо-циничные над тёмной массой. Разве рождённый свыше человек, движимый Духом Божьим может так издевательски относиться к душам прихожан, которые не понимают произносимых в храме слов?

Вот как выглядела тогда их публикация по дискредитации меня в первую очередь, что не «красной нитью», а кровавой верёвкой через всю Тимофееву статью натянута. Сколько бы ни изощрялись в обмане душ помрачённых непонятностью, а всё остаётся на той же версте - погибельный ров, отделяющий разум от слышания слов Божьих. И такие иностранцы вопят, чтобы их слушали, внимали их заклинаниям, что быть тупым и тёмным очень даже полезно.

1Кор.14:11 – «Но если я не разумею значения слов, то я для говорящего чужестранец, и говорящий для меня чужестранец».


г..Ишим Преосвященому Евтихию

«Наша Крестовоздвиженская община г.Барнаула на общем собрании единогласно постановила просить Вашего святительского разрешения и благословения читать при богослужениях на русском языке по синодальному переводу Библии 1876 года все Паримии, Псалмы Давида, Евангелие и Апостол. Подобная просьба наша вызвана тем, что наша община в подавляющем большинстве состоит из молодых людей, пришедших к Богу, принявших сознательно св. Крещение и ставших членами нашей общины, прийдя из неверующих семей, в полном смысле от тяжкой тьмы атеизма, кришнаитства к свету Православия, и церковно-славянский язык нам непонятен. Мы горячо желаем, чтобы слова, приведённые ниже, воплотились в наших общинах. «Есть вещи, крайне нужные, - говорит Феофан Затворник о переводе службы на русский язык. - Разумею новый, упрощённый и уяснённый перевод церковно-богослужебных книг. Наши церковные песнопения все назидательны, глубокомысленны и возвышенны. В них вся наука богословская и всё нравоучение христианское, и всё утешение, и всё устрашение. Внимающий им может обойтись без всяких других учительных христианских книг. А между тем большая часть этих песнопений совсем непонятна. А это лишает церковные книги плода, который они могли производить, и не даёт послужить им тем целям, для коих они назначены и имеются. Ныне-завтра, надо же к сему приступить, если не хотим нести укора за эту неисправность и быть причиною вреда, который от этого происходит.» (Душеполезное чтение, 1896, №10, с.462). Из доклада «О церковно-богослужебном языке» (Принят решением Собора Российской Православной Церкви 1917-1918 гг.). «IV Определение, 2. В целях приближения нашего церковного богослужения к пониманию простого народа признаются и права общерусского языка в богослужении (чтение Слова Божия, отдельные песнопения, молитвы, замена отдельных слов и речений и т.п.) для достижения более вразумительного понимания богослужения при одобрении его Церковной властью желательно в настоящее время. 5. Желание какого-либо прихода служить богослужение на общерусском языке подлежит удовлетворению по одобрении перевода Церковной властью».

Это уже не первый запрос от нас к Вам. И.Лапкин г.Барнаул».

«Уже не в первый раз я разъясняю о невозможности введения русского языка вместо церковно-славянского в качестве богослужебного. Основания: 1. В определении Собора Российской Православной Церкви 1917-1918 гг. ясно сказано о возможности введения означенного новшества лишь «по одобрении Церковной властью». Таковой властью для меня является Первоиерарх, Синод и Архиерейский Собор, и от всех трёх степеней высшей церковной власти не было одобрения по данному вопросу, возбуждаемому мною с Вашей подачи, о чём я Вас информировал. 2. С полной ответственностью утверждаю, что переход даже отдельных приходов епархии на употребление русского языка за богослужением неизбежно вызовет церковный раскол. 3. Изучение верующими некоторых непонятных слов церковно-славянского языка - вещь вполне возможная и полезная, осуществлённая тысячами современников; это неизмеримо легче, чем преодоление церковных смут и расколов, которые вызовет нововведение русского языка. 4. Упорное нежелание изучать церковно-славянский язык, настаивание на своём свидетельствует об ущербности духовного уровня членов общины и носит в себе признаки сектантского духа, чему я не имею ни права, ни желания способствовать». +епископ ЕВТИХИЙ г. Ишим

В Санкт-Петербург, редакция «Возвращение»

«Убедительно просим Вас отправить в Синод наше письмо, ибо у нас с Синодом прервана связь вот уже третий год. Не знаем, кто в этом виновен». И.Лапкин г.Барнаул, Алтайского края


В Священный Синод Русской Православной Церкви Заграницей. «Высокопреосвященный владыка Митрополит Виталий!

Просим во имя Христа дать нашим двум общинам - Крестовоздвиженской в Барнауле и Святоанфимовской в пос. Потеряевке, окормляемых протоиереем о.Иоакимом Лапкиным, разрешение на чтение при богослужении на русском языке Псалмов Давида, Паримий, Апостола и Евангелия по синодальному переводу 1876 года. Подобные запросы от наших общин неоднократно направлялись нами нашему епархиальному преосвященному епископу Евтихию. Ответ еп. Евтихия нас нимало не удовлетворил, ибо аргументы ответа сего не соответствуют действительности. По прилагаемому ответу еп. Евтихия высказываем наши рассуждения: 1. Еп. Евтихий называет богослужение на понятном языке «новшеством», хотя со дня св. Пятидесятницы все народы прославляли Бога на их родном языке. Вернее было бы назвать новшеством служить на непонятном, устаревшем языке. Слово «по одобрении церковной властью» еп. Евтихий непонятно почему относит к Библии, перевод которой одобрен и Синодом, и Патриархом. Слово «по одобрении», по контексту решений Собора 1917-1918 гг. относится только к новому переводу текста богослужебных книг, и притом только к тому переводу, который ещё не одобрен Церковной властью. А мы-то просим только именно чтение мест Св. Писания, а не текста богослужения, который всегда у нас на церковно-славянском языке. Так как перед Первоиерархом, Синодом и Собором этот вопрос еп. Евтихием был неверно поставлен, то и ответ всеми тремя степенями высшей иерархии если и был дан, то не на наш запрос. Повторяем: мы просим письменного, официального разрешения на чтение при богослужении только Псалтири, Евангелия, Апостола и Паримий по Библии Синодального издания перевода 1876 года.. 2. Еп. Евтихий утверждает «с полной ответственностью», что переход даже отдельных приходов епархии на употребление русского языка за богослужением «неизбежно вызовет церковный раскол». Мы же считаем, что пугать никогда и нигде не бывшим расколом по такому поводу за всю историю Церкви - нельзя. Подобный раскол можно было бы вообразить, если бы в общине были желающие вести богослужение на церковно-славянском и на великорусском языках. Но если в общине все до единого и священнослужитель умоляют, просят, молят разрешить на родном языке вести не богослужение, а читать Библейские тексты, перевод которых многократно одобрен и дореволюционным Синодом, и Патриархией, и заграницей печатают Библии Синодального перевода, то пугать мифическим расколом некого... Дорогие наши Архипастыри, пришлите нам ваш ответ. И если он будет отрицательным, мы обратимся с нашей мольбой к Собору Архиерейскому, да услышит нас Бог и Матерь Божия.

С искренней любовью к вам настоятель протоиерей Иоаким Лапкин; староста Игнатий Лапкин;

Церковно-приходской Совет: Янчук, Яковлев, Бауэр


От редакции : «В шестидесятые-семидесятые годы я жила на Алтае, училась в Барнаульском педагогическом институте на филологическом факультете. Там и получила первые уроки старославянского языка. И хотя большим усердием в постижении «ненужного», как мы тогда считали, языка не отличалась, но именно те уроки дали мне возможность свободно читать церковно-славянские тексты уже в церкви. Думается, и сейчас в институте вряд ли откажут настойчивым собратьям миссионера Лапкина в изучении этого «непонятного» им языка.

Посылали мы в деревню Потеряевку и в Барнаул буквари церковнославянского языка. Дальше в нашей подборке читатель сможет найти статью «Три года с букварём», в которой учитель рассказывает об опыте работы с городскими детьми, усвоившими без особых усилий «непонятный» язык. В Потеряевке букварь остался невостребованным. А ведь Лапкин миссионерствует не среди диких племен, а в цивилизованном месте - в университете. Члены общины познали запутанную и неблизкую россиийскому духу идеологию кришнаитства. Эти страстные послания против церковного языка набраны на компьютере - тоже вещь не такая уж простая для тёмного разума. Всё можем пытливым умом, но с церковно-славянским возникла проблема. Может ли быть такое?

Из далекого Якутска пришло письмо. С трудом подбирая русские слова Надежда Михайловна Протопопова пишет: «Сама я христианка-якутянка, умею читать по-славянски и люблю молиться по-славянски...» Нужно ли здесь что-то комментировать? И уже не к Игнатию Тихоновичу, которого не знаю, и не к отцу Иоакиму, которого высоко ценю и люблю и подпись которого с изумлением увидела под этим странным письмом, а к тем молодым людям, принявшим недавно святое Крещение, обращаюсь: уверяю вас, это не такой уж большой труд - вспомнить забытый, прекрасный, многогранный и многовместительный язык Православной Церкви. Потрудитесь. И не ставьте в неловкое положение своих пастырей и радетелей.

Ольга Никитина - редактор журнала «Возвращение»


«Дорогой о Господе Мирянин Игнатий Тихонович!

Ваша настойчивая просьба об употреблении текстов Священного Писания за богослужением на русском разговорном языке звучит довольно странно. Не меньше удивления вызывает и Ваша проповедь о необходимости перевода богослужения на русский язык. Это всё было бы понятно в устах священников-модернистов из Московской патриархии, таких, как Борисов, Чистяков, Кочетков, Балашов, которые стоят за ревизию всего православного благочестия. Понятно, что этим людям и по национальности, и по духу не русским, несмотря на свои простецкие фамилии, язык церковного богослужения чужд, особенно взятый в его полном богатстве и многообразии, ещё более не интересен. Душа не обретает в нём ничего родного и близкого. Их как раз-таки легко понять. Представьте себе, что волею судеб нам пришлось бы преподавать в Израиле Тору или в Персии Коран, да ещё и на языке первоисточника. Нас среди прочего очень раздражал бы непонятный язык, как раздражает ныне церковно-славянский патриархийных модернистов. Но Вы-то, Игнатий Тихонович, вроде не из их числа? Не назовёшь Вас и «Иваном, не помнящим родства» или любителем примитива - нет, всё это решительно не про Вас. А если так, то стоит ли тратить столько слов, чтобы доказывать, что церковно-славянский язык жив, на нём пишут, на нём говорят, он обогащается новыми словами. Только всё это происходит не в быту, а в богослужении. Пишут на нём новые службы святым, акафисты, каноны, молитвы. Говорят этим языком, обращаясь к Богу в молитве. Вы заметили: математики, врачи, археологи имеют свою версию специального языка, на котором общаются профессионально. И мы, войдя в общение с ними, не сразу всё поймём. Церковь тоже имеет свой язык, но только возвышенный и очищенный, ведь духовный миp имеет множество понятий, которые любыми обыденными словами не передать точно, полно, красиво. Есть в Евангельском повествовании и тем более в богослужебных текстах такие места, которые обычным языком и вообще невозможно передать - получится почти кощунство. Дайте, к примеру, равновесное, равнозначащее, разговорное русское слово следующим словам: чресла, ложесна, афедрон, снитися (в смысле совокупления, но это тоже славянское слово). Переведите мне из Шестопсалмия: «Яко лядвия моя наполнишася поруганий...» Не ясно ли каждому приходящему в храм, что чтобы в Церкви что-то понять, надо поработать над собой, приподнять себя для малопонятной мудрости, а не эту мудрость принизить до своего уровня. Если же человек упорно настраивает себя не так, если Церковь и её уставы приспосабливает под себя, то какой же он христианин? Бог создал человека тварью словесною, значит - имеющую большой словарный запас и умеющую этим запасом пользоваться для выражения своих мыслей. Церковно-славянский - это наш родной язык, его необходимая, хотя и основательно подзабытая часть. Языки всех народов имеют свойство со временем вырождаться, упрощаться.

Это видно на примере еврейского, латинского, греческого, английского, славянского. Новое поколение любого народа редко где понимает свой родной, но древний язык. Это плохо, но такова жизнь. Принципиально неверны Ваши ссылки на опыт Кирилла и Мефодия, противившихся «ереси три-язычников», они ведь не помогали славянам забыть часть своего родного языка, что по сути дела пытаетесь сделать Вы. Более того, они создали особую версию славянского-церковный язык, обогатив его многими греческими буквами. Сравнивали ли Вы когда-нибудь язык «Повести временных лет» или «Слова о полку Игореве» с церковным языком? Заметили ли разницу? Уже тогда древне-русский разговорный язык отличался от церковного, хотя церковный был всем понятен. Вот и нам с Вами сейчас необходимо восполнить у себя самих и у тех, кто попросит нашей помощи, этот большой пробел в церковной культуре, в церковном благочестии - пробел языковой. Полюбите сами славянскую речь - и все Ваши слушатели её полюбят и перестанут «единогласно» подписывать Синоду свои неуместные послания. Свидетельствую Вам из опыта. Практически всякого прихожанина можно и должно приобщать к родному, богатому языку Церкви, св. отцов. Почитайте людям Евангелие, Апостол. Переведите так и сяк непонятное слово, разъясните грамматические обороты. И вся древняя речь вдруг засверкает перед Вами, зазвенит и заиграет, и все Ваши слушатели почувствуют и полюбят её поэзию, поймут, что она родная и близкая... Но, простите за откровенность, дорогой Игнатий Тихонович, я всё-таки не верю, что Вам так уж нужен разговорный язык в богослужении. Тут нечто другое. А что? В какой-то мере ответ можно отыскать в Вашей статье «О благовести», где Вы доказываете права мирян на это дело. Доказываете горячо, с напором, с явным «пересолом». Может показаться, что все беды Церкви и кошмары революции именно оттого, что злые попы узурпировали право на церковное благовесте, отняв его у мирян. У меня нет возможности пространно ответить Вам no-существу. Скажу лишь, что никто право мирян помогать друг другу наставлением и учением, согласным с Православием, не оспаривает.

Корень Вашей «беды» в другом: в начале статьи Вами приведено факсимиле особого благословения на миссионерскую деятельность, выданного Вам Митрополитом Виталием. Объяснено так же, что это «редчайший (читай - единственный) документ наших дней». Приведена тут же и фотография: Вы, а по краям два иерарха нашей Церкви; другая фотография: Вы преподаёте в школе, Вас внимательно слушают, записывают Ваши слова в толстые тетради... И через всю статью красной нитью проходит: главная беда Церкви, что миряне не проповедуют. Но не права некоего сословия мирян защищаете Вы. Где они, эти толпы, жаждущие проповедывать вместо священников? Всем ведь очевидно из текста, а ещё более из иллюстраций, что это всё о Вас, Ваших правах. Исключительность Вашего положения как мирянина-проповедника, подчёркнутая Вами нарочито, призвана указать любому читателю и слушателю: вот кого надо слушать, если хочешь услышать что-то нетривиальное. Но если бы даже священник или епископ с кафедры в таком тоне произнёс свою первую речь, можно было бы сразу сказать: уклоняйтесь от такого оратора, ибо он прежде всего желает проповедывать себя в противоположность известным словам Апостола: не себя проповедуем. Благовестие благовествует, а не отстаивает своё право благовествовать. Вот Вы почему-то взялись за богослужебный язык, добиваетесь хотя бы малого: позволения пока лишь читать Священное Писание за богослужением по-русски. Но это как раз менее всего необходимо. На Апостольское и Евангельское чтения обычно произносятся проповеди, и эти тексты больше всего всем знакомы. Чем объяснить эту нелогичность? Только одним: желанием во что бы то ни стало настоять на своём. Проторить тропу рядом с торной дорогой, но тропу СВОЮ. Отвергает Ваш епископ Ваши притязания - пойдём дальше, напишем в Синод. Отвергнет их, конечно же, и Синод - боюсь, что беда будет от Вас и Синоду. Всех запишете в книжники и фарисеи, хорошо, если этим и кончится...

А, в общем-то, это не так уж важно, напишем мы что-то, или добьёмся чего-то своего, не так уж важно, что многие простецы нас с Вами уважают. Мало ли к каким лжецам склонна прислушиваться толпа. Мало ли какими мы можем увлечься ошибками. Церковь истинная на земле пребудет до скончания века, а коли так - всегда найдутся в ней и авторитет повыше нашего, и ум поострее, и сердце погорячее, и дух смиреннее... Вот с этим и заканчиваю. Примите, прошу Вас, со снисхождением и благосклонно». Иерей Тимофей Алферов. «Возвращение» №4 (8) 1996 г. Стр.29-32


«Всю жизнь учись и дураком помрёшь» –
Кто выдумал пословицу ленивым?
Что знания чужие не оценил ни в грош,
Не засевая свою подчерепную ниву.

Вот если выводов пользительных не делать –
Багаж из знаний просто для диплома,
То поговорка с дурью на нас воссядет смело,
При первом повороте тотчас в кювет заломит.

Умение к спасенью применю
Чужой, из тысячелетий приложимый опыт;
Изысканное всем на удивление меню,
А не доморощенная кислота и копоть.

Мечтал найти учителей известных,
Учесть ошибки, промахи при вёрстке;
Какие специи жизнь добавляла в тесто,
И почему их хлеб до нас дошел не чёрствый?

Не сиюминутным интересом движим,
Предвзятости не угодить бы в рабство.
Слепцы чужие черепки оближут,
Не насладившись состояньем райским.

Библиотеки, тонны пыльных книг
Перелопатил, рассовал в конспекты,
Познал, что и один библейский стих
Всё перетянет, даст душе ответы.

Предузнано, как дальше задымит,
Предсказано, где взрыву совершиться,
Где в пояс-колбасу влез динамит.
Дверь в преисподнюю лбом бьёт шахидка.

С Библейскою историей не спорят, –
Благоговейно почеши в затылке;
Рассматривай героев прошлых корень,
Потоком слёз туши свой корень пылкий.

Похотливы на зло, как все козлы,
В пустыне участь их, конечно, не завидна.
Весть о Христе нести не только к добрым - к злым, –
Не стать гербарием, скрываясь в келье сиднем.

29.4.05. ИгЛа


228

Смотрите так же другие вопросы:

Смотрите так же другие разделы: