размер шрифта

Поиск по сайту



Вопрос 2105

Вопрос 2105

Из книги — Лапкин И.Т. «‎...открытым оком», том 8

Тема — Война, служба в армии


Вопрос:

Как нужно вести себя на допросе? Какую тактику нужно избирать - «не дразнить собак» или так прямо всё и говорить, что думаешь о безбожниках?


Ответ И.Т. Лапкина:

Это уж смотри сам, на что способен, потому что можно избрать молчание, как Господь наш Христос молчал перед Пилатом, или отвечать кротко, или же со всею силой обличения.

Мрк.15:5 – «Но Иисус и на это ничего не отвечал, так что Пилат дивился»

Так первомученик Стефан бросил в лицо жидам: Деян.7:51 и далее прочитайте –

«Жестоковыйные! люди с необрезанным сердцем и ушами! вы всегда противитесь Духу Святому, как отцы ваши, так и вы»


И по «Житиям» это прослеживается:

Викентий – 11 нояб. «Допрос епископа и диакона гонителем христиан. «Датиан прежде всего спросил епископа: — «Почему ты противишься царскому повелению и не покланяешься нашим богам, а прославляешь какого-то Христа»?

Епископ давал ответы Датиану тихим голосом и с кротостью, как бы показывая некую боязнь. Тогда диакон Викентий, исполнившись Святого Духа, возгорелся ревностью о Боге и сказал своему епископу: «Зачем ты, отче, говоришь так тихо, как бы боясь, и отчего на лаяние этого пса не отвечаешь с дерзновением. Исповедуй громким голосом силу Христову и свободно обличай и побеждай безумие сего лукавого человека, который хочет идти против Бога, своего Творца, даровавшего ему такую власть, и хочет подобающее Богу почитание воздавать бесам. Ныне надлежит совершенно победить того диавола, коего многие люди, как немощного и трусливого, изгнали именем Христовым, и сокрушить главу сего змия». Датиан, услыхав сии слова, и видя, что святой диакон Викентий ни во что считает всю его силу, власть и угрозы, сказал предстоящим: «Уведите отсюда епископа, я побеседую с сим юным диаконом».

Если бы не выступил диакон, то ситуация была еще вполне сходная – мог бы правитель и отпустить их. Но Викентий повёл дело, и быстро притом, только к мученическому венцу, что и исполнилось.

Артемон – 13 апр. «Шестнадцать лет, - отвечал святой, – я был чтецом в церкви моего Бога, двадцать восемь лет был диаконом, читая святое Евангелие; тридцать три года я носил пресвитерский сан, уча и наставляя с помощью Христовою людей на путь спасения, и теперь ты требуешь, чтобы я, подражая тебе, принёс жертву бесу, находящемуся в бесчувственном идоле, но всё-таки я хочу посмотреть твоего бога и испытать силу его»…

«Может ли Распятый жидами иметь такую силу?» — усомнился Патрикий. Тогда святой воскликнул: «Обезумевший от злобы, наследник ада и древний змей, ты уже слышал, так услышь и ещё, что силою моего Бога умерли ваши змеи».

Георгий Исповедник. - 23 апр. «Диоклитиан: «И хотел бы я иметь тебя соправителем, вторым по чести в царстве моем, если бы ты только пожелал обратиться к богам. Скажи же нам, что ты об этом думаешь?»

Святой Георгий сказал: «О царь, тебе сначала бы следовало проявить ко мне такую милость, а не мучить меня такими лютыми муками».

Максим – 28 апр. «Святые отвечали: — «Мы стоим за то же, что сказал брат наш Максим. Он чтец в нашей католической церкви, хорошо понимает Священное Писание и знает, что нам полезно. А ты, пораженный бесовским безумием, не знаешь, что для тебя необходимо. Если бы ты пожелал послушать нас, то узрел бы свет».

Климент – 25 нояб. «Святой Климент ответил: «Молю твое благоразумие, послушай меня, а не безумных слов грубой черни, напрасно восстающей на меня, ибо хотя и многие собаки лают на нас, но они не могут отнять от нас того, что принадлежит нам; ибо мы люди здравые и разумные, они же —собаки без разума, лающие бессмысленно на доброе».

Александр муч. - 13 мая. «Мученик отвечал на это:

«Нечестивый, ослеплённый умом, сын диавола, служащий отцу своему—сатане. Как ты можешь сожалеть меня и быть милосердым для меня? ведь сатана, отец твой, ни к кому не милосерд, наоборот, он хочет всех вовлечь в геенну огненную и погубить вместе с собою». «Ослепленный умом, сын сатаны! Что еще желаешь ты слышать от меня? Ведь я сказал тебе, что бесам я не принесу жертвы». «Безумный! Неужели ты не понимаешь того, что твой Дий и Асклипий суть бесы?»

Параскева – 28 окт. «Тогда военачальник, разгневавшись, сказал: «Мне ли ты, злое христианское отродье, не отвечаешь?» Святая в ответ на это плюнула ему в лицо».

Уар – 19 окт. «Блаженный же Уар, желая еще более прогневать наместника, сказал ему: - «Невежда говорит глупое», – говорит Исаия пророк Ис.32:6. Вот, тела их лежат простертыми пред тобою – делай же с ними, что хочешь!

…Святые же отвечали: «Зверь, а не человек! Мы не побеждены, а, напротив, сами побеждаем при помощи укрепляющего нас Иисуса; если же мы заплакали, то не потому, что боимся мучений, но от естественной любви к нашему брату, которого ты бесчеловечно мучаешь; в душе же мы радуемся, видя, что доброму страстотерпцу уже уготован венец».

Наместник повелел тогда вести их в темницу, и когда Уар, висевший на дереве и терпевший мучения, увидел, что святых в цепях влекут в темницу, то возопил: «Учители мои! Помолитесь за меня в последний раз Христу, ибо я уже разлучаюсь от тела; вас же благодарю за то, что вы привели меня к вечной жизни».

Пребыв в мучениях около пяти часов, святой Уар предал честную и святую душу свою в руки Господа. Мучители же, считая его еще живым, били и мучили его охладевшее тело, а потом, заметив, что он уже умер, сняли его с древа и, по повелению мучителя, вытащив его вон из города, бросили его на съедение псам, на то место, куда бросали трупы животных».

Герман архиеп. – 12 мая. «Не подобает тебе, царь, бесчинно возвышаться пред Богом, Создателем твоим, давшим тебе жизнь и царствование, и не имеешь ты права, как говорится, подвигать неподвижное; не прилично тебе преступать пределы, установленные в древнее время святыми отцами».

Климент Анкирский – 23 янв. «Ты ли Климент?»

«Я — раб Христов», — отвечал мученик. Воевода повелел бить его кулаками по устам, говоря: «Почему ты не называешь себя рабом царским, а Христовым?» Святой же, подвергаемый побоям, отвечал: «Следовало бы и вашим царям быть рабами Христовыми; тогда было бы мирно их царствование и все народы покорил бы их власти Христос мой».

Василиск – 22 мая. «Окаянный волшебник, — убеждал святого правитель, — принеси жертву богам; в противном случае я предам тебя лютой смерти».

На это святой ответил правителю: «Зверь, живущий в лесу, пёс, лижущий кровь, Агриппа блудный, образ диавола, мучитель беззаконный! зачем ты еще меня удерживаешь? Я тороплюсь окончить жизнь свою». Правитель сильно разгневался на святого и приказал усекнуть его мечом».

Феодора – 27 мая. «Судия сказал на это: «Цари приказали нам всех девиц, желающих сохранить свою чистоту, принуждать к поклонению богам нашим; если же вы не захотите поклониться богам, то будете отданы в блудилище».

Отвечала девица: «Вероятно, ты понимаешь, что Бог смотрит прежде всего на изволение сердечное. Будучи Сердцеведцем, Он знает все помышления наши и самые намерения наши принимает как дело. Мой Бог знает намерение мое — сохранить в чистоте девство моё; поэтому, если ты и прикажешь, как ты хвалишься, отдать меня блудникам, то это не будет прелюбодеянием для тела моего, а будет насилием и страданием мне; и если ты отсечёшь мне голову, или руку, или ногу, или насильно лишишь меня девства, ты через это сделаешь меня не блудницей, а мученицей. Но знай, что Владыка и Бог мой силен сохранить в чистоте девство моё, если пожелает».

Архелая – 6 июня. «И тотчас святая мученица Архелая была представлена на суд и сказала: «О, игемон, не я, а злые дела твои наносят тебе хулу и бесчестие и готовят огонь неугасимый, в котором ты будешь мучиться вечно вместе с богами твоими; если же ты хочешь избавиться вечных мук, то послушай моих душеполезных слов и прими мой добрый совет: уверуй в создавшего тебя Бога Отца, и в Единородного Сына Его Господа Иисуса Христа, и в Духа Святого, от Отца исходящего; сей — Един Бог, в Троице прославляемый и на земле, и на небе!»

Дула – 15 июня. «Повинись правителю, — ведь разве ты не чувствуешь, как всё тело твое покрывается ранами?» Святой на это сказал: «Послушайся лучше меня, советник диавола и слуга его, и лучше посоветуй сам себе и игемону своему, — как бы поскорей убедить блудницу Дафну, чтобы она согласилась жить блудно с богом вашим Аполлоном и исполнить его желание, чтобы он, разжигаемый любовью и не получая исполнения своего желания, не погиб бы жестокою смертью; — я же имею одного советника — Господа нашего Иисуса Христа».

Тогда мучитель приказал принести железную доску и сказал слугам: «Раскалите ее посильнее на огне и положите сюда этого хулителя наших богов». Блаженный, услышав это, сказал: «Находящийся в геенне твой Аполлон благодарит тебя за то, что ты еще более усиливаешь тот геенский огонь, в каком он теперь страдает; он воздаст тебе за это тем, что и ты вместе с ним будешь низвержен во тьму кромешную, — тогда и я посмеюсь над тобою, нечестивый благодетель Аполлона». «Боги твои, а особенно Афродита и Артемида, да помогут тебе и злобе твоей; если же хочешь, я расскажу тебе и про других твоих богинь и про всё их бесстыдство».

После того игемон приказал слугам: «Разбейте челюсти его, чтобы он не хулил богов и, переломив голени, оставьте его так, дабы он не мог и слова сказать». На это святой мученик сказал: «0, пребеззаконнейший игемон! за что ты меня бьёшь, если я говорю тебе истину, что твоя Афродита и прочие богини проводили жизнь свою в скверных похотях и блудодеяниях, и даже в споре своем о том, кто из них сладострастнее, однажды поставили над собой судьёю какого-то пастуха Париса? И зачем ты гневаешься, когда тебе говорят о мерзостнейших делах скверных богинь твоих?»

Маркел – 7 июня. «Тогда император приказал представить к себе Сисиния, и когда последний явился к нему, то спросил его:

«Какое имя твое?» «Я грешный, — отвечал святой, — именуюсь Сисинием; я раб рабов Господа нашего Иисуса Христа».

Модест, Вит – 15 июня. «Пожалей жизнь свою, Вит, и принеси жертву великим богам».

Святой отвечал: «Да не будет тебе добра, диавол, волк хищный, соблазнитель душ: я удивляюсь безумию твоему, ибо ты, видя силу Божию, не познал Бога и не стыдишься отвращать меня словами твоими от Бога моего. Но я уже не один раз сказал тебе, что не принесу жертвы богам твоим, — или лучше бесам; однако ты снова без стыда предлагаешь мне свои нечестивые советы. Говорят собаке: — иди вон, — и, стыдясь, она уходит; но ты не знаешь стыда. Я имею Христа, Бога моего, Которому служил до сих пор и Которому приношу жертву хвалы от сердца моего; для меня осталось только одно — чтобы я весь был для Него жертвою живой». Тогда император, придя в великую ярость, вместо того, чтобы выпустить на мучеников зверей, приказал тотчас же приготовить горящую пещь и большой котёл и велел растопить в нем олово, серу и смолу; потом приказал ввергнуть в тот котёл кипящий и клокочущий одного Вита… Потом, посмотрев на царя, сказал: «Благодарю тебя, Диоклитиан, и слуг твоих за то, что вы строили для меня весьма удобную купель; надлежало бы здесь быть и мылу».

Весь же народ, смотревший на всё происходившее, громогласно восклицал: «Мы никогда не видели такого чуда! Воистину истинен и велик Бог отрока сего!»… И сказал царь святому: «Неужели и сего победят волшебства твои?» Мученик же отвечал: «Безумный и несмысленный! Неужели ты не уразумел силы Христа, пребывающего со мною, Ангел Которого вскоре возьмёт меня из твоих мучительских рук?»

Марина – 17 июля. 15 лет. «Так как в те времена было поднято гонение на христиан, то иереи и клирики, учителя Слова Божия, скрывались кто в пустынях, горных пещерах, из боязни мучителей, кто в селах между простыми людьми, – скрывались под видом нищих, однако, где только могли, поучали, хотя и тайно, святой вере и многим обращали от языческого заблуждения ко Христу. … Случилось и Марине, двенадцатилетней девочке, услышать от одного человека Божия слово о Христе Иисусе, истинном Боге.

…Благоразумная девочка Марина уверовала во Христа, и распалилось сердце ее божественной любовью, так что она ни о чем другом не говорила и не думала, как только о Христе Иисусе; или где слышала она речи об истинном Боге, всё внимание ее было там. А как уверовала она в Него сердцем, то не стыдилась и устами исповедовать Его, хотя и не была еще крещена за неимением христианского священника, который бы мог ее окрестить. И желала Марина пролить кровь свою за Христа и креститься ею, как купелью крещения, как она слышала о многих святых мучениках обоего пола, что крестились своей кровью те, которые положили свои души за Господа: она хотела подражать им.

«…А что ты мне говоришь о супружестве, почете, славе и богатстве, то всё это для меня противно и мерзко. Неужели я оставлю Бессмертного Жениха моего Христа, Царя Небесного и вступлю в брак с псом смердящим, мертвым душою? Никогда! Мученица отвечала: «Мерзкий пёс! свинья! ты пожираешь человеческое мясо, и притворяешься милосердым, будто жалеешь меня! Я сама себя не жалею ради Христа, не пощадившего Себя, но отдавшегося за меня на бо?льшие муки. Если я послушаю твоего безумного совета и пощажу свое тело, то как же увенчается моя душа в Царстве небесном?»

Услышав такие смелые слова святой Марины, епарх раздосадовался, оскорбился, сильно разгневался и тотчас, переменив любовь на вражду и ненависть, велел снять одежды с невесты Христовой, приказал положить ее на земле и бить прутьями без пощады. Долго били святую без милости; ее девическое тело разрывалось от ран, и кровь текла из ран ручьями, обагряя землю».

Евдоксий – 6 сент. «При сем правитель начал пересчитывать заточения, страшные темницы, раны, строгание тела, опаление огнем и прочие жестокие мучения, наводившие ужас при одном только упоминании. Мученик отвечал: «Ты насмехаешься, правитель, говоря мне это. Я считаю твои муки детским пугалом»…. он повелел бить мученика железными прутьями по шее и вывернуть из суставов все его члены, каковое мучение было тяжелее самой смерти.

…Молясь так, Евдоксий увидал свою супругу, которая с плачем следовала за ним, и спросил ее, сделано ли всё так, как он заповедал, и велел ей только по усекновении его взять его тело и погребсти».

Иулиан – 12 сент. «Мученик отвечал: «Мать моя - старица, а отец отошел ко Господу».

Антонин приказал привести его мать и, гневно взглянув на нее, сказал ей: «Уговори своего злого сына принести фимиам богине; если же ты не сделаешь того, я предам твое тело на поругание». Доблестная мать св. мученика ответила на это игемону: «Если против воли моей осквернят мне тело, то это не только не сочтётся мне в вину, но будет для меня залогом вечной славы и блаженного воздаяния».

Адриан, Наталья – 26 авг. «Напротив, тем, кто, узнав, где скрывается христианин, донесёт о нем или же, найдя такового, сам представит на суд, царь обещал награды и почести. Посему стали выдавать друг друга на смерть: сосед - соседа, ближний - ближнего своего; кто из-за боязни грозного повеления царя, кто из-за наград.

«…Разве вы не слыхали, - продолжал царь, - какие мучения ожидают тех, кто именует себя христианами?»«Слышали мы, - отвечали святые, - и смеялись над безумием твоим и над самим сатаною, действующим в сынах, неверующих в Бога, над коими ты - начальник!».. «А скажите, - спросил мучитель, - какие муки уготованы мне?» «То, что уготовал Бог диаволу и ангелам его, - отвечали святые, - уготовал Он и вам, сосудам диавола: неугасимый огонь, червь неусыпающий, непрестанное мучение, вечную казнь, адскую погибель, тьму кромешную, где плач и скрежет зубов, и многие другие неисчислимые муки».


Чертог Твой вижу, Спасе мой,
Он блещет славою Твоею, -
Но я войти в него не смею,
Но я одежды не имею,
Дабы предстать мне пред Тобой.
О Светодавче, просвети
Ты рубище души убогой,
Я нищим шёл земной дорогой,
Любовью и щедротой многой
Меня к слугам Своим притчи.

П.А. Вяземский, 1858


155

Смотрите так же другие вопросы:

Смотрите так же другие разделы: