размер шрифта

Поиск по сайту



2070.

Вопрос на тему «Жития святых»
Из книги — Лапкин И.Т. «‎...открытым оком», том 8

Вопрос 2070:

Чем объяснить стремление ушедших в пустыни к полному одиночеству?

Ответ И.Т. Лапкина:

Только тем, что они были так научены и за образец брали не учение Христа, а усваивали наглядный пример монахов, пострижения, монастыри. Тогда была создана совершенно новая религия. Без совета с Богом. Без следования за Христом по Евангелию. Во время гонений пустыня давала приют и спасение.

Евр.11:38 – «Те, которых весь мир не был достоин, скитались по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли»

Откр.12:6 – «А жена убежала в пустыню, где приготовлено было для неё место от Бога»

Суд.20:47 – «И обратились [оставшиеся] и убежали в пустыню, к скале Риммону, шестьсот человек, и оставались там в каменной горе Риммоне четыре месяца»


Мария Египетская. – 1 апр. «Если кто видел, что другой идёт к нему навстречу, то уходил в другую сторону и продолжал свою жизнь в одиночестве в постоянной молитве, вкушая в определенное время очень мало пищи».

Арсений Великий – 8 мая. «Однажды к преподобному пришёл архиепископ Александрийский Феофил вместе с одним вельможей, желавшим побеседовать с преподобным и принять от него наставление. Преподобной же, помолчав немного, сказал им: «Исполните ли вы то, что я скажу вам?» Они обещали исполнить всё, что бы он ни сказал. Тогда преподобной сказал: «Не приходите никогда туда, где будет Арсений». Пришедшие удивились ответу преподобного; однако послушались его и удалились. Спустя некоторое время архиепископ пожелал снова видеть Арсения, поэтому послал спросить его: «Откроешь ли ты келлию твою, когда к тебе придет архиепископ?»

Преподобной же отвечал посланному: «Если ты придёшь, то открою; но если я открою келлию тебе, тогда мне придется открывать её для всех; но в таком случае мне придется удалиться из келлии». Услышав такой ответ, архиепископ не пошёл к преподобному, так как боялся, как бы он не ушёл из того места.

Случилось однажды, что один странствующий инок пришёл к келлии преподобного Арсения, так как хотел видеть его. Подойдя к двери, он постучал в неё. Арсений, думая, что это пришёл его послушник, прислуживавший ему, тотчас же открыл дверь. Но, увидав постороннего человека, упал на землю, лицом вниз, для того, чтобы не видеть пришельца. Однако этот последний стал упрашивать преподобного подняться с земли. Арсений же не хотел вставать и сказал: «Я не встану до тех пор, пока ты не уйдёшь отсюда». И действительно, не поднимался с земли долгое время. Инок долго упрашивал преподобного; но, так как преподобный не соглашался исполнить его просьбу, то инок ушел оттуда.

В другой раз пришел ещё один инок издалека в скит, также хотевший видеть преподобного, и начал упрашивать братию указать ему дорогу к келлии Арсения. При этом он сказал братии: «Я хочу побеседовать с отцом Арсением». Но братия отвечали ему: «Подожди, брат, до воскресенья, и ты увидишь его, когда он придёт в церковь».

Инок же тот сказал братии: «Не буду есть до тех пор, пока не увижу преподобного». Поэтому братия послали одного инока с новопришедшим и поручили ему указать дорогу к келлии старца Арсения (следует заметить, что келлия Арсения отстояла от скита на тридцать стадий). Подойдя к келлии, брат постучал в неё. Старец открыл дверь и впустил в келлию пришельцев; затем сел, опустив голову и молчал. Сидели молча и пришедшие. Все молчали довольно продолжительное время. Наконец инок скитской обители сказал: «Я пойду назад, потому что я должен исполнять свои обязанности при церкви». И поднявшись с места, он собрался идти. Другой же брат, пришедший с ним, не имея дерзости остаться со старцем, сказал ему: «И я пойду с тобою».

Затем, встав, он поклонился старцу и вышел из келлии, не услыхав ни одного слова из уст преподобного. После того странствующий инок начал упрашивать брата привести его к Моисею, бывшему разбойником до пострижения в иночество. Брат согласился исполнить его просьбу и повел его к преподобному Моисею. Когда они пришли к Моисею, то сей последний принял их с радостью, предложил им отдохнуть и подкрепиться пищею и, оказав им большую любовь, отпустил их от себя.

Дорогою скитский брат сказал пришельцу: «Вот ты видал и отца Арсения, и отца Моисея. Кто из них лучше, по твоему мнению?» Брат отвечал на это: «Лучший из них тот, кто принял нас с любовью». Один инок, узнав об этом, стал молиться к Богу, говоря так: «Господи! Скажи мне, кто из них более совершенен и заслуживает большей благодати Твоей: тот ли, кто скрывается от людей ради Тебя, или тот, кто принимает всех также ради Тебя?»

Этот инок в ответ на молитву свою имел следующее видение: ему представились два корабля, плывшие по какой-то очень большой реке; в одном корабле находился преподобной Арсений, и Дух Божий управлял кораблем его, соблюдая его в великой тишине; в другом был преподобный Моисей; кораблем же его управляли Ангелы Божии, влагавшие мёд в уста Моисея.

Об этом видении инок тот рассказал другим, более опытным подвижникам, и все нашли, что более совершенен Арсений, пребывающий в молчании, нежели Моисей, принимающий странников, потому что с Арсениям пребывал Сам Бог, с Моисеем же были только святые Ангелы».

Иаков Низиб. –13 янв. «Придя в возраст, святой Иаков удалился в пустыню и жил на высоких горах. Весну, лето и осень он проводил в лесах, под открытым небом, на зиму же поселялся в одной пещере, в которой и укрывался от мороза. Пищей ему служило то, что земля рождала сама по себе, без какой либо обработки её: он собирал плоды с лесных деревьев и съедобные коренья, подобные огородным, и подкреплял ими свою слабую плоть лишь настолько, чтобы только быть живу».

Онуфрий Вел. – 12 июня. «На семнадцатый день своего путешествия я подошел к некоей высокой горе; утрудившись от пути, я сел у подножияе горы, дабы отдохнуть немного. В это время я увидел мужа, приближавшегося ко мне, очень страшного на вид; он весь был покрыт волосами как зверь, при этом волосы его были белы как снег, ибо он был седым от старости. Волосы его головы и бороды были очень длинны, доходили даже до земли и покрывали всё тело его как некая одежда; бедра же его были опоясаны листьями пустынных растений. Когда я увидел сего мужа, приближавшегося ко мне, то пришёл в страх и побежал на скалу, находившуюся на верху горы. Он же, дойдя до подножия горы, сел в тень, намереваясь отдохнуть, ибо весьма утрудился от зноя, а также и от старости. Посмотрев на гору, он увидел меня и, обратившись ко мне, сказал: «Подойди ко мне, человек Божий. Я такой же человек, как и ты; я живу в пустыне сей, подвизаясь Бога ради. Имя мое — Онуфрий; я живу в этой пустыне шестьдесят лет, скитаясь по горам; я не видал ни одного человека, ныне вижу лишь тебя одного».

Савва Псковский – 28 авг. «Он ушёл в пустыню, находившуюся на расстоянии 15 поприщ от Евфросинова монастыря, к озеру, называемому Крыпец, и поселился тут на совершенно безлюдном месте».


Я не Тому молюсь, Кого едва дерзает
Назвать душа моя, смущаясь и дивясь,
И перед Кем мой ум бессильно замолкает,
В безумной гордости постичь Его стремясь;

Я не Тому молюсь, пред Чьими алтарями
Народ, простёртый ниц, в смирении лежит,
И льётся фимиам душистыми волнами,
И зыблются огни, и пение звучит;

Я не Тому молюсь, Кто окружен толпами
Священным трепетом исполненных духов
И Чей незримый трон за яркими звездами
Царит над безднами разбросанных миров, -

Нет, перед Ним я нем!.. Глубокое сознанье
Моей ничтожности смыкает мне уста, -
Меня влечёт к себе иное обаянье –
Не власти царственной, но пытки и креста.

Мой Бог – Бог страждущих, Бог обагрённых кровью,
Бог-человек и Брат с небесною душой, -
И пред страданием и чистою любовью
Склоняюсь я с моей горячею мольбой!..

С.Я. Надсон, 1880


198

Смотрите так же другие вопросы:

Смотрите так же другие разделы: