размер шрифта

Поиск по сайту



1934.

Вопрос на тему «Жития святых»
Из книги — Лапкин И.Т. «‎...открытым оком», том 7

Вопрос 1934:

Люди привыкли, что всякое слово, исходящее из уст черноризцев – истинно; но где мы можем найти доказательства их истинности, или двух-трёх свидетелей, как учит Св.Писание?

Ответ И.Т. Лапкина:

У Ветхозаветных мужей было уважение к потомкам. Они оставляли на память камни со дна Иордана, манну в сосуде, чтобы показать внукам и верующим.

Иис.Нав.4:3,6-7 – «И дайте им повеление и скажите: возьмите себе отсюда, из средины Иордана, где стояли ноги священников неподвижно, двенадцать камней, и перенесите их с собою, чтобы они были у вас [лежащим всегда] знамением; когда спросят вас в последующее время сыны ваши и скажут: «к чему у вас эти камни?», вы скажете им: «в память того, что вода Иордана разделилась пред ковчегом завета Господа [всей земли]; когда он переходил чрез Иордан, тогда вода Иордана разделилась»; таким образом камни сии будут [у вас] для сынов Израилевых памятником на век.».

Исх.16:33 – «И сказал Моисей Аарону: возьми один сосуд [золотой], и положи в него полный гомор манны, и поставь его пред Господом, для хранения в роды ваши».

Но монахи пошли иным путем. Народ верил, что монахи более близки Богу, и потому проверять ничего не надо. Если они написали сами о своих товарищах, что тем было явление Ангела, слышалось благоухание , или нашел он подвижника в пустыне, то заканчивается всегда исчезновением этого чуда. Умерший завален им камнями в пещере; если у Онуфрия были пальмы, то по смерти его мгновенно ручей пересох, пальмы исторглись и следа нет. Даже дощечек Пахомия, на которых, якобы, ему Ангел дал устав его монастыря, их тоже нет, как у Джозефа Смита, основателя мормонской веры. Если это человек, который мог бы подтвердить истинность своего пребывания в раю, то про него только пишут иные. И кто пишет – тоже сокрыто. А где же этот свидетель? Его нет. Крайнее неуважение к слушателям.

Сегодня ни в одной газете такой материал не прошел бы, кроме как в Епархиальных «мурзилках» нигде не пропечатали бы столь недоказуемый и недостоверный материал. Писание нас предупреждает, чтобы мы не доверялись людям, если их слова не подтверждаются Писанием. У простолюдинов Священного Писания на руках много ли было? Почему же не было заботы у пап и патриархов, чтобы на родном языке у каждого народа было Евангелие? Чтобы не с чем было сравнивать, но чтобы брали всё на веру, что прорекут монахи?

Евфросин – 11 сент. «Многие при знатности своего рода не имеют никаких добродетелей, и посему впадают в глубину ада. Напротив, нередко люди простого происхождения, при своем благодетельном смирении, возносятся в рай Божий.

… По окончании утрени, иерей собрал братию и, показав ей три райских яблока, подробно рассказал то, что видел. Тогда все ощутили от тех яблок неизреченное благоухание и радость духовную и в умилении дивились тому, о чем поведал иерей. Они пошли в поварню к Евфросину, дабы поклониться рабу Божию, но уже не нашли его, ибо он вышел из церкви и скрылся, избегая славы человеческой, и никак не могли его найти. А куда именно он скрылся, – об этом нет нужды много допытываться: ибо если для него был открыт рай, то куда же он мог скрыться? Яблоки те братия разделили между собою и раздавали многим на благословение, в особенности же – для исцеления: ибо больные, вкушавшие от них, исцелялись от своих болезней».

Паисий Вел. –19 июня «Невидимый же враг, завидуя всегда всем добрым людям и умея изобретать для рабов Христовых различные и многообразные ухищрения, простер свое коварство и на сих двух иноков и задумал так их обольстить: у одного из пустынных отшельников, который еще не был совершен в иноческом нестяжании, украдено было его убогое келейное имение. Отшельник этот, еще будучи малодушным, и потому жалея украденные вещи, стал искать укравшего, но не нашел его; услышав же об одном прозорливом старце, и надеясь, что тот поможет открыть ему и украденное и укравшего, он отправился к нему: к преподобному Паисию он не посмел идти, боясь, как бы тот не стал укорять его в любостяжании.

Придя к тому прозорливцу, инок стал просить его, что бы он сказал ему, где находится украденное и кто именно украл. Но старец, не будучи на самом деле просвещен благодатью Божиею в прозорливстве, но провидя всё силою бесовскою, по научению злого беса, – оговорил тех двух иноков, которые недавно поселились в пустыне: «Вот эти иноки, – сказал прозорливец, – совершили покражу; взяв этих безмолвников, не отпускай их, пока они не отдадут тебе всего».

Услышав это, отшельник тотчас же с поспешностью отправился в лавру той пустыни; придя к игумену и выпросив у него сильную стражу, он пошел далее и как бы нечаянно напал на тех безмолвствующих двух иноков; он схватил их как злодеев и, с побоями влача их, привел в лавру; здесь они с бесчестием заключены были в темницу. Игумен же вместе со старцами, поверив тому прозорливцу, осудил тех иноков, как воров, к лишению иноческого чина и стал пытать их побоями об украденных вещах. Преподобный же Паисий, прозорливо узнав, по благодати Божией, обо всем совершившемся и жалея тех двух братий, которые в это время неповинно так страдали, восстав, отправился из келлии своей в ту лавру. Об его приходе повсюду тотчас же было известно, так как среди пустынножителей не было имени более славного, как имя Паисия, который везде прославлялся за свою богоугодную жизнь. Для приветствия его собрались и братия из окрестных монастырей и отшельнических келлий, сошлись к нему даже и старцы. Пришел между прочим и тот старец, который, по бесовскому обольщению, выдавал себя за прозорливца. И когда все отцы и братия воздавали святому любезное о Христе целование, великий отец наш Паисий спросил их: «Куда вы удалили двух юных иноков – пустынножителей?»

Братия молчали. Потом некоторые из них, отвечая, сказали: «Отче, они воры, и за дурные дела свои теперь затворены в темнице». Святой на это сказал им: «Кто сказал про них, что они воры?» Тогда братия, указывая на прозорливого старца, отвечали: «Вот этот прозорливый отец указал на них, как на воров».

Тогда великий Паисий вопросил того старца: «Правда ли то, что ты сказал про них?» Он же ответил: «Сказанное мною – истина: это открыто мне было от Бога». После этого святой Паисий сказал: «Если бы это твое прозорливство было от Бога, а не от бесовского прельщения, то на твоих устах не было бы видно диавола».

Слушая это, все были объяты страхом: ибо всем ясно было, что слова, исходящие из уст Паисия, истинны; и все стали укорять обольщенного того прозорливца, и понуждали его просить прощения у преподобного; и он, объятый стыдом, припал к честным ногам святого, произнося: «Отец, прости меня и помолись обо мне, прельщенном». И лишь только святой сотворил молитву за него, как на глазах у всех, из уст прельщенного, вышел тщеславный и лживый бес и, превратившись в большего дикого вепря, с великою яростью устремился на преподобного, желая как бы растерзать его зубами своими. Но блаженный отец, закляв нечистого духа, послал его в пропасть. А старец тот, который прежде был обольщен диаволом, ощутил и даже глазами увидел исходящую из него бесовскую силу прельщения; исполнившись великого ужаса и трепета, он пал на землю, валяясь у ног Паисия, и со слезами молил получить от него совершенное прощение. Также и прочие братия, которые, предавшись обольщению, оскорбили неповинных, – все они, припавши к святому, просили у него прощение. И вывели из затвора тех двух юных иноков, и все, смотря на них, с умилением плакали, а обидевшие их просили у них молитв. Преподобный же Паисий поучал всех – с осторожностью избегать подобных вражеских прельщений и не верить лжепророчеству тех, которые стараются казаться святыми и прозорливыми. А лаврскому игумену, наедине, он указал, где положены украденные вещи, об украдших же ничего не сказал. Потом, преподав всем прощение и сотворив за всех молитву, он возвратился в свою келлию».

Библия переполнена увещаниями прислушаться к тому, что в ней написано, ибо она есть истинное слово Божие. Слова «Так говорит Господь» встречается в Библии – 476 раз; «Говорит Господь Бог» – 243 раза; «Господь Саваоф» – 95 раз; «говорю тебе» – 33 раза; «говорю вам» – 134 раза. Еще есть «говорил мне»; «говорил народу». Итого более тысячи раз Господь обращается к нашей душе, чтобы мы верили не через посредников, не через сомнительные книжки, а прямо к Нему обращались; прямо через Библию, ибо только в ней Его вечное слово оставлено смертным.

И нам этого не достаточно, чтобы поверить Говорящему и подтвердившему Свои слова на страницах вечной Библии? Нам этого настолько недостаточно, что мы ищем еще голоса в пустынях, прислушиваемся, что этим пустынникам скажет некий голос, скажет явно вопреки Священного Писания? Да в уме ли мы? И какую веру и в кого тогда мы исповедуем?

Какой смелостью, настырностью и нахрапистостью обладают защитники пустынной, монастырской жизни! А любящие Бога и любящие Его вечное Слово так боязливы, так нерешительны противостать этим неверам, что бы как их не обвинили в неправославии. Такое стало возможно только тогда, когда душа не полюбила Бога, не полюбила Его святое Слово. Когда читаешь Библию, она умудрит тебя и сделает смелым против всех ухищрений диавола.

Пс.118: 97-100 – «Как люблю я закон Твой! весь день размышляю о нем. Заповедью Твоею Ты соделал меня мудрее врагов моих, ибо она всегда со мною. Я стал разумнее всех учителей моих, ибо размышляю об откровениях Твоих. Я сведущ более старцев, ибо повеления Твои храню»


196

Смотрите так же другие вопросы:

Смотрите так же другие разделы: