размер шрифта

Поиск по сайту



В чём заключается ваше благовестие по сёлам?

Вопрос на тему «Проповедь, благовестие»
Из книги — Лапкин И.Т. «‎...открытым оком», том 33

Вопрос 4264:

В чём заключается ваше благовестие по сёлам? В городе, понятно, много людей, к любому подходи и беседуй, если пожелает человек. Но как и с чего начать в незнакомой деревне?

Ответ И.Т. Лапкина:

Если совсем уж нет там никаких знакомых, то мы вначале ищем подходящее место, вроде магазина или прилавка какого-то, чтобы было жителям известное сие место . Потом разбиваемся на группы по два человека. Едем, как правило, на двух машинах. В каждой две группы. Узнаём, какая главная улица или проспект и машины разделяются, едут в противоположные концы села. Там начинаем с самой дальней застройки. Идём так: брат идёт с сестрой, одетой точно по нашим церковным правилам: два платка и под булавку, в длинном церковном платье, она несёт сумку с Евангелиями или Новыми заветами и журналами духовными, газетами, молитвословами. Брат же с ней, конечно же, с бородой (у нас все до единого взрослые мужчины с бородами, а безбородых и крестить не будут), под поясок, рубаха навыпуск. Идут по разным сторонам улицы, а машина посредине с книгами, журналами и едет за нами постепенно. До пересечения улиц доходят и барражируют по следующей улице в обратном направлении, прочёсывая всё, что есть. Если иной дом далеко в стороне, то к нему едут двое, а вторая группа идёт по улице. Когда у одних быстро проходится улица, они поворачивают на сторону второй группы и идут навстречу, пока вся улица не будет охвачена. И так до встречи со второй машиной, где вторая группа. У братьев в руках палки, на которых написано “Евангельский посох”. В нём наша сила против собак. Происхождение жезлов сих следующее. Когда мы были в с. Буканка, то я вошёл в один двор богатого дома, где на заборе не увидел никакой надписи о наличии собак. Дверь на веранду была открыта. Я пошёл к ней. И вдруг заметил, что в широком дворе мусор заметён так, как бы его сгоняли цепью собаки на проволоке. Остановился и увидел проволоку на земле и цепь, длинную, уходящую за сарай. И вдруг оттуда выскочила, как я понял, кавказская овчарка, очень злобная и огромная. И так как цепь доставала до любого конца двора, она яростно бросилась на меня. Я имел дела с собаками и знаю, что никак нельзя убегать от неё. Попытался заслониться матерчатой сумкой с книгами и брошюрами, и она вцепилась в неё. Краем глаза я увидел на штакете что-то матерчатое, вроде майки, и схватил её. Замахнулся на собаку и она, рыча, отцепилась от сумки. Я медленно стал отступать задом. И когда приблизился к калитке, то схватил стоящую заворину – брусок, которым запирают калитку. Тут уже мы поменялись местами. Собака не отступила, но уже и не бросалась. Выйдя на улицу, я возблагодарил Бога, что сестра Татьяна шла по другую сторону улицы, ибо мы с ней разделились и шли по разным сторонам. Этого делать не следовало. Она была вся как бы светящаяся в солнечный день, вся в белом одеянии, сияющая, так как только что вчера вечером была восприемницей крестившейся у нас в озере сестры Надежды, преподающей в университете. И, о, если бы сестра Татьяна тут была, что бы было с ней?! Покусанную книгу так и храню на память.

  Приехав домой, я сразу же изготовил четыре жезла длиной по 120 см. и диаметром по 3 см. в верхней части. И попросил сестру-жену сделать вдоль всего жезла чёрным фломастером такую надпись “Евангельский посох”. А в верху красным фломастером нарисовал возле руки три кольца. Отныне мы так и ходим: братья с жезлами и сумками в руках, а сёстры с сумками. Выходя со двора, сестра должна идти только впереди. Брат же жезл держит сзади, волоча по земле, чем отпугивает собак. И уже после этого случая было, что срывались с цепи собаки и жезл позволил нам сохраниться, благословив жезлом сих охранников с неумеренной злобой. Открыв двор или не открыв, стучишь по забору и слышишь, где лай собак, можно ли пройти. Сестра должна идти сзади. Если же собака большая, сестра остаётся за забором и там молится про себя. Подходишь к двери дома и видишь, есть ли хозяин дома. Если есть, то стучишь в окно или в дверь. Иногда открываешь дверь и в сенях стучишь и кричишь, “Есть кто живой?”. Если нет никого, то в дом дверь открываешь. И если заметил там движение, то быстро поворачиваешь на крыльцо и стоишь возле него, пока выйдет хозяин. А дальше у всех может быть по-разному. Мы здороваемся: “Добрый день! Мы православные христиане из православного посёлка Потеряевка Мамонтовского района. Мы благовествует о Христе Иисусе. Желаем встретиться с местными жителями. Встреча сегодня в 3 часа дня там-то. Есть ли у вас в доме Евангелие и хотели ли бы вы его иметь?” Как правило ничего у людей нет, и мы даём бесплатно Евангелие от Иоанна или Новый Завет и несколько брошюр, и иногда молитвослов православный. Говорим, что в местной библиотеке отныне будут наши 38 книг. И показываем одну из них. Теперь у нас порядок такой: мы заранее созваниваемся или встречаемся с главой местной администрации, через него выходим на заведующую клубом и на библиотеку. Иногда они и помогают развешивать заранее объявления о встрече. Библиотекарю подаю два экземпляра вот такой бумаги:

(Название области, края, района, города, села)… библиотека получила в дар от Лапкина Игнатия Тихоновича 38 (тридцать восемь) изданных им книг на сумму 10760 рублей (десять тысяч семьсот шестьдесят). Книги все новые:

1.    “Новый Завет” с толкованием блаженного Феофилакта и комментариями Лапкина И. (три книги – трёхтомник).

2.    “К истинному православию”.

3.    Симфония на неканонические книги Библии.

4.    Симфония на “Жития святых”.

5.    “Для слова Божия нет уз”.

6.    Стихи “Церковь, свобода, тюрьма”.

7.    “…открытым оком” – 30 (тридцать) томов.

Обещаемся хранить эти книги, чтобы ими могли свободно и всегда пользоваться желающие.

Библиотекарь…….. Издатель сих книг Лапкин И.Т. Число. М.п.

Спрашиваем, у кого есть выход в Интернет, и даём свой сайт.

Куда бы мы ни приехали, даже совсем внезапно, везде принимают откровенно с радостью и говорят, что тут уже приходили какие-то «ёговы» (свидетели Иеговы). И спрашивают, почему же мы так долго не приходили к ним. Тут поплакать бы надо, да некому. Обычно библиотеки находятся на втором этаже, где и дом культуры или их клуб. А уж потом повторно встреча более продуктивная, когда и глава администрации, и жители помогают усердно. Везде народ восприимчив. Везде, кроме тех редких пока мест, где есть храмы и поп. Там мёртвая зона, там и Евангелий не берут, и там ничего не желают знать. Они же на исповедь ходят, причащаются, и поп пообещал дать им Царство Небесное, отпущение всех их грехов взамен их свободы. Пытались со священником встретиться и беседовать. Более тупых и лживых созданий, кажется и нет на сей земле. Все до одного такие, кто нам встретился. Если грядёт какая беда на Русь, то, по смыслу, эти жирные попы должны быть первыми в числе убитых и сожжённых, как скверна и как лютые изверги рода человеческого. Везде белый магизм. Самый неприкрытый шаманизм. Так и вспоминается “Собачье сердце” М.Булгакова, когда пёс первый раз входит в дом с профессором и там стоит швейцар. Шарик думает: “О, нет, этот похуже любого дворника”. Так и тут – эти попы хуже любого коммуниста, мутанты и манкурты советских времён, осколки пятого отдела КГБ. Это хорошо знал Апостол Павел:

Деян.20:29-30 – “Ибо я знаю, что, по отшествии моём, войдут к вам лютые волки, не щадящие стада; и из вас самих восстанут люди, которые будут говорить превратно, дабы увлечь учеников за собою”.

Ос.6:9 – “Как разбойники подстерегают человека, так сборище священников убивают на пути в Сихем и совершают мерзости”.

Ближайшим братиям и сёстрам во Христе

Текст завещания стараюсь сам озвучить.

Меня и книги тянут под расстрел,

И от церковников хулу навалят кучей.

       Но как я рад, что их развеял смрад,

       Обрядоверие тупое обличал годами.

       Во свете Библии хватал их всех подряд,

       Их обличенья в книгах смертно давят.

Заламинировать заранее, и не один, Новый Завет,

Который в гроб, на грудь, ко мне под руки.

Быть может, раскопавший кто-то и возьмет,

Желательно, чтоб в тексте шрифт был крупный.

       И на кресте простом, восьмиконечном,

       Без всяких набалдашников на всех концах,

       Вторым Евангелием был тот крест помечен,

       От радости бы взявший мог тут же заплясать.

И надпись на кресте умело сотворить,

Кто неимеющий Евангелие это может взять.

Здесь непременно будут церковные воры,

Кто не согрет, в неверии застыл, совсем озяб.

       Места пустынные, но кто-то ж забредёт,

       Кого-то одарю прещедро из могилы.

       Прошу я озаботиться дружину наперёд,

       Как будто потревожил мой мобильник.

Очередной Новый Завет на крест навесить,

Доступным, неиспорченным его представить.

Я, как всегда, меж вами бодр и весел,

Ко мне не заперты ни двери и ни ставни.

       Десятки тысяч изданных мной книг

       Кому-то и бесплатно щедро раздавайте;

       Любовь к Христу и к Библии переполняет их,

       Дарите в день рождения и молодым на свадьбы.

И если сможете… дарю вам голубей,

Я обретал покой на голубятнях двух.

Везде колокола, в них к благовестью бей.

“Примерь к себе” вы пропоёте вслух.            20.08.09. ИгЛа


241

Смотрите так же другие вопросы:

Смотрите так же другие разделы: