размер шрифта

Поиск по сайту



Вопрос 3377

Вопрос на тему «Проповедь, благовестие»
Из книги — Лапкин И.Т. «‎...открытым оком», том 20

Вопрос 3377:

Столько трудимся, свидетельствуем в городе, ведём занятия, а так мало приходящих к нам и к Господу. В чём причина?

Ответ И.Т. Лапкина:

На этот вопрос уже бессчётное число проповедей говорил: дело в развращении людей и в их доверии попам. Главное – попы-обольстители, они всех допускают до крещения, до исповеди и люди уходят, и как были мирскими, безбожниками, так и остаются такими. Когда началась перестройка, в городе был один храм и я практически один был на проповеди. И в один год крестили 28 человек.

Сегодня двадцать храмов, человек десять у нас идут на благовестие и в прошлом году не было ни одного крещаемого у нас. Такое дело не должно нас обескураживать, мы должны сеять, а когда взойдёт, это только Бог знает. И раньше так было, ещё до революции.

«Помощник и Покровитель», стр. 966. Утешение пастырям, сетующим на бесплодность церковной проповеди.

«В последнее время пастыри Православной Церкви Христовой более или менее живо прониклись сознанием своего долга учительства и усиленно стали трудиться в проповедании слова Божия, но, не замечая добрых плодов своего делания, начали впадать в уныние и приходить к тому заключению, что церковная проповедь бесполезна.

Пастырям Церкви, впадающим в уныние при виде бесплодности своих проповеднических трудов, следует обратить внимание на то, что успех или неуспех церковного учительства зависит не от одних личных качеств того или другого проповедника и от свойств его поучительной речи, а и от многих других условии.

От проповеди Апостола Петра в Иерусалиме обреталось ко Христу три тысячи человек (см. Деян.2:14-36, 41), а от проповеди Апостола Павла в Афинах только несколько человек: Дионисии Ареопагит, женщина Фамарь и другие с ними (Деян.17:22-31, 34), хотя, судя по человеческому разумению, проповедь Апостола Павла имела более силы убедительности, нежели Апостола Петра, и от проповеди Павловой следовало бы ожидать большего обращения, нежели от проповеди Петровой.

Иисус Христос уподобил проповедание слова Божия сеянию семени в землю и тем указывает на некоторую непостижимую для нас тайну возрождения проповедуемого слова Божия в наших сердцах. Непонятно для нас возрождение семени, брошенного в землю, непостижимо, как оно напитывается жизненными необходимыми для него соками и как образуется из него корень, росток, ствол или стебель и наконец плод.

Точно так же невозможно уразуметь нам и того, как слово Божие, запавшее в нашу душу, может возродиться, возрасти, принести плод. Для произрастания в земле семени, кроме доброкачественности почвы, имеют большое значение и посторонние силы — теплота и влага, способствующие питанию и произрастанию семени. И для произрастания слова Божия в сердце человека имеет великое и главное значение благодать Божия, помогающая усвоению Божественных истин и способствующая духовному плодоношению.

Обыкновенно, выслушав какую-либо проповедь слова Божия, человек может припомнить истины, в ней сказанные, и размыслить о них, может явиться у него и желание и готовность исполнять их, — всё это он может сознавать и наблюдать за собою и другими; но когда является у него полная решимость следовать известным истинам, оставить прежний свой греховный образ жизни, свои греховные привычки и стать навсегда иным, совершенно новым человеком, тогда она возникает, конечно, действием благодати Божией и совершается малодоступным наблюдению человека, малопонятным для него образом.

При таком взгляде на проповедание слова Божия, как на дело, успех которого зависит от действия благодати Божией, каждый пастырь Церкви должен неустанно трудиться в деле учительства и в то же время своё делание на ниве Христовой сопровождать горячей молитвой о благодатном просвещении и воздействии слова Божия на сердца своих слушателей, а не впадать в уныние от того, что пасомые мало внимают и следуют его наставлениям.

Пастырям-проповедникам, сетующим на видимую бесплодность своих проповеднических трудов, не мешает припомнить те трудности, с которыми соединяется исправление нашего греховного поведения. Ещё святой Апостол Павел, который восхищен был до третьего неба, говорил о себе: желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу. Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю (Рим.7:18-19)…

О телесных болезнях говорят, что мы наживаем их пудами, а выживаем золотниками; то же самое можно сказать и о душевных наших недугах, что они исправляются очень медленно, с великим терпением и нравственной борьбой со стороны недугующих ими. В виду этого душой каждого пастыря-проповедника должно овладевать не чувство сетования на своих малоисправимых слушателей, а, скорее, чувство скорбного соболезнования о немощах человеческих, сожаление о нравственной слабости слушателей, искреннее желание помочь им в деле своего исправления.

Пастырям-проповедникам, сетующим на бесплодность своих проповеднических трудов, не должно забывать того, что в истории домостроительства Божия о спасении человека совершается много непостижимого для нас.

Господь, по Своей благости, допускает иногда и распространение зла в мире, нравственный упадок в обществах человеческих для благих Своих целей, чтобы путём нравственных бедствий смирить гордыню и довести человека до сознания потребности обращения к помощи Божией и Божественному закону, в котором одном и заключается истинный источник счастья человеческого, как земного — временного, так и небесного - вечного.

Если теперь и замечается упадок нравов в обществах — безверие, эгоизм, расположенность к сектантству и другие пороки, то, значит, ещё не настало время для проповедников видеть добрые плоды своего делания и необходимо вооружиться верой, терпением и надеяться, что проповеднические их труды не останутся тщетными и если не теперь, то в будущем непременно должны принести добрые плоды».

1Кор.3:7 – «посему и насаждающий и поливающий есть ничто, а [всё] Бог возращающий».

Гал.6:9 – «Делая добро, да не унываем, ибо в своё время пожнём, если не ослабеем».

Пс.125:5 – «Сеявшие со слезами будут пожинать с радостью».




Шагами меряю холодное жилище
И думаю, под думами сгибаюсь;
В далёком далеке пример себе поищем,
Быть может, там моим успехам завязь.

Всё думаю о массовом исходе
Евреев, столь теснимых от Египта;
Нас не касается ушедшее, как вроде,
На самом деле же там наши прототипы.

До Моисея что им там «светило»,
Их род шёл крокодилам на деликатес,
Из берегов разливом вопль от Нила, –
Как пирамиды не растряс тот стресс!

Где тот пастух? заговорил бы вслух
По-русски у тернового куста
Бог Иегова и избрал бы слуг
Во имя Господа Спасителя Христа.

Неопалимым светом бы наполнил
И палку-жезл снабдил бы чудной властью,
И вывел бы в пустыню от престолов,
Кого угрозой, а кого и лаской.

Изнемогает без детей народ –
Надсмотрщики безжалостно-суровы.
Никто правителям ни слова поперёк,
Пока сигнал не дал им Иегова.

Исшествие, исход – святая пасха,
Мычание и блеянье овец.
Живой водой облили их как в сказке,
Сорвалось всё с давно обжитых мест.

Всё думаю… то в комнату, то в кухню,
Часами меряю ничтожные квадраты.
Шли сорок лет, и ноги их не пухнут,
И из одежды ни одной нет рваной.

Я понимаю: Вождь у христиан -
Иисус Христос с небес, не в Назарете.
Желанный выход, поспешим восстать,
И пусть за Иорданом Иисус нас встретит.

06.12.06 ИгЛа


177

Смотрите так же другие вопросы:

Смотрите так же другие разделы: