размер шрифта

Поиск по сайту



Вопрос 2797

Вопрос на тему «Смерть»
Из книги — Лапкин И.Т. «‎...открытым оком», том 13

Вопрос 2797:

Писали, что погибшего в автокатастрофе губернатора Алтайского края Евдокимова Михаила отпевал официально епископ Алтайский Максим. Разве это можно было делать с не членом церкви?

Ответ И.Т. Лапкина:

Членства в Православной Церкви нет. Там самый настоящий проходной двор тысячу с лишним лет – главное, чтобы покойник был крещён в православной Церкви. И чтобы родственники официально не были против отпевания. Православное отпевание (слово-то какое – осколок от слова «воцерковление» – как будто от пьяного языческого застолья) ничего не гарантирует, как у католиков, а так, для самоуспокоения, чтобы было, «как у людей», чтобы «сделать всё, как положено». Но прислал телеграмму соболезнования патриарх АлексийII в конце «душа его во благих водворится, и память его в род и род». Личные местоимения о себе «Мне» патриарх пишет с большой буквы. Если бы было пожелание «душа его да водворится» – вопросов нет; а тут уверение, что непременно душа артиста и губернатора водворится в раю и оттуда, вроде бы, будет подавать добрые советы новой администрации от президента. Что это, как не игра и обольщение.

2Пет.2:19 – «Обещают им свободу, будучи сами рабы тления; ибо, кто кем побеждён, тот тому и раб».

В «Алтайской Миссии», №8-05, стр1: «Епископ Барнаульский Максим с сонмом клириков совершил отпевание новопреставленного раба Божия Михаила… Одним из самых трогательных моментов церемонии прощания стало исполнение малоизвестной песни артиста и политика: «Я ещё вернусь, вздрогну и проснусь. Песнями до вас дотянусь…» Его знали и как народного артиста, кинорежиссёра и писателя. За год работы в администрации он много сделал для православной церкви». Библия же предупреждает:

Еф.4:14 – «дабы мы не были более младенцами, колеблющимися и увлекающимися всяким ветром учения, по лукавству человеков, по хитрому искусству обольщения».


Бог тайной окружил вокруг Себя,
Не объясняя подданным, где финиш,
И потому с тревогою глядят:
«Нас, кратковременных, неужто Ты отринешь?»

И, строя планы на года вперёд,
Не ведаем, что к ужину повестка,
Нам бык бойцовский встанет поперёк,
Освобождая для другого место.

Гадают о судьбе, о том, что ждёт,
А после каются, страшась примет похожих,
И в чёрный ящик прерванный полёт,
Когда свой серп смерть выхватит из ножен.

Мы, запершись, привычно льнём ко сну,
Не ведая, что Бодрствующий смотрит –
В висок костлявая с размаху хочет пнуть,
Впихнуть в некролог, к неизбывной скорби.

И потому Священное Писанье,
От Присносущего сошедшее с небес,
Надменность нашу рушит и кромсает:
Самонадеянный – тщеславный есть слепец.

Никто о завтрашнем не скажет достоверно,
Дрожащую кичливость возвышая;
И потому, молясь, отвергнем скверну,
Не пропустив глас неба меж ушами.

И, каждый день считая за последний,
Вовек не согрешишь – всё не моё.
То абсолютно точно, а не сплетни –
Разбита чаша, из которой пьём.

Неведенье – наш козырь к доброте,
Готовность снять шатёр – уходим в вечность.
За искупленье гимн Христу пропеть,
Нигде никак Иисуса не отречься.

Бог, окружённый тьмой, Непознаваем,
Свет Присносущий, Сущий Иегова,
Всем победителям даст новое названье,
И это имя будет в послесловье.

30.8.05. ИгЛа


166

Смотрите так же другие вопросы:

Смотрите так же другие разделы: