размер шрифта

Поиск по сайту



Вопрос 2705

Вопрос на тему «Старообрядчество»
Из книги — Лапкин И.Т. «‎...открытым оком», том 12

Вопрос 2705:

На епископа Михаила больше всех нападал, судя по публикациям тех времён, о. Карабинович. Кто он такой и почему он так гнал еп.Михаила?

Ответ И.Т. Лапкина:

Все эти материалы в моих руках 40 лет и я сам задаю себе этот вопорос. Извечная борьба добра и зла. Но и Карабинович имел основания какие-то, у него тоже были соратники. Говорю о причинах и разногласиях, а не о гонениях. Вот голос из тех времён. Открытое письмо прот. Алексея Старкова свящ. о. Григорию Карабиновичу. Г. I. X. С. Б. П. Н.

«Достопочтеннейший священноиерей Григорий Максимович! Во-первых, приношу Вам глубокую благодарность за присланную книгу собственных Ваших трудов: «Собрание статей по делу епископа Михаила Канадского». Во-вторых, приношу благодарность за Вашу критику на мою статью, помещённую в № 7 журнала „Старообрядческая Мысль» за 1914 год. Вашей критикой я очень доволен, людскую критику я признаю для себя весьма полезной, потому что людская критика нас учит; исправляет наши недостатки, делает нас более осмотрительными и осторожными; понуждает нас к труду и увеличивает наше знание. Но, к великому сожалению, не могу, отче, благодарить Вас за некорректный Ваш поступок с моей статьёй. Простите Бога ради, отче, – вы мою статью выворотили, как говорится, лицом наизнанку; извратив и исказив прямой смысл статьи, несправедливо называете статью „ходатайством» за еп. Михаила, а меня его „защитником». Но в действительности ни того, ни другого не было и нет. Посему считаю своим долгом восстановить искажённый Вами прямой смысл моей статьи. Ведь защитник обыкновенно выступает против обвинителей и старается, в защиту виновного, приводить доводы, служащие в пользу виновного, а вины старается замалчивать или же выставлять их в ином виде, т. е. в смягчающем вину. Но моя статья, как раз наоборот, написана не против обвинителей, а против защитников еп. Михаила, и вины его указаны в самом том виде, в каком они есть, без всякого смягчения.

Статья моя написана вследствие статьи г. Кушнова, напечатанной в том же журнале за тот же год (в №3), где г. Кушнов рассказывает о своём уполномочии от Пермско-Тобольской епархии ходатайствовать перед освященным собором „о предоставлении кафедры епископу Канадскому Михаилу». Но некоторые члены собора рассказали г. Кушнову, что еп. Михаил перешёл в старообрядчество с целью только получить сан епископа, чтобы организовать новую церковь „свободных христиан». Вследствие таких рассказов, г. Кушнов не исполнил своего уполномочия, не возбудив ходатайства на соборе. Но редакция, в подстрочном примечании, винит г. Кушнова за неисполнение возложенного на него уполномочия лишь только потому, что кто-то что-то говорил или говорит, а вынести на гласный суд критики не желают и мучат человека несправедливо, пользуясь тёмными слухами... Да если бы эти слухи были и правы, так ведь истые старообрядцы должны тогда не молчать, а доказать, если могут, всё то, что они говорят, и добиться торжества своей правды». Против этого редакционного примечания и написана моя статья, в которой я открыто заявил, „что в числе говоривших г. Кушнову про еп. Михаила состою и я». Я ответил: „что и доказывать это теперь излишне, потому что красноречивее всякого доказательства свидетельствует неопровержимо сам за себя факт незаконного рукоположения. Если бы еп. Михаил действительно желал быть истым старообрядческим епископом, то ни в каком случае не позволил бы испортить себе дело незаконным рукоположением.

Но при всём этом я от чистой совести и от души заявляю как редакции, так и вообще всем сторонникам еп. Михаила, что в душе я не враг ему». Таким образом не ясно ли, отче, что статья моя написана прямо против сторонников и защитников еп. Михаила. Вот прямой и основной смысл моей статьи. А вы, отче, всё это пропустили, да выворотили статью лицом наизнанку, да и называете меня „защитником и ходатаем» за еп. Михаила. Кажется, называть меня „защитником и ходатаем» может только человек, страдающий или припадком, или пристрастностью, или человекоугодничеством. Представьте себе, если бы я был защитником и ходатаем за еп. Михаила, то стал ли бы говорить г. Кушнову, чтобы он не ходатайствовал перед собором о предоставлении еп. Михаилу кафедры? По Вашему выходит, отче, так: если я воспрещал (?!) г. Кушнову ходатайствовать перед собором за еп. Михаила, то этим я защищаю его и ходатайствую за него. Вот, отче, какая нелепость и несообразность в Вашей пристрастной критике. Ведь это просто возмутительная клевета называть меня тем, чем я никогда не состоял и не состою.

Что же касается взятых Вами из моей статьи слов: „что важной причины держать его долее под запрещением, по-моему, нет», с этими словами Вы, отче, поступили крайне нечестно. Вы умышленно скрыли от читателей предыдущие и последующие им слова, и от себя не пояснили, в каком именно смысле и к кому сказаны эти слова; а в данном случае это весьма необходимо. Ибо учитель вселенной св. Златоуст в таких случаях наставляет нас: „должны есмы истязовати разум пишущего, аще же ни сего взыскуем, то можем превратно понять всякое писание». Указанные Вами слова сказаны мной к сторонникам и защитникам еп. Михаила. И только в подтверждение того, что я говорил и говорю против еп. Михаила не по вражде к нему. Так в статье и сказано: «я не враг еп. Михаила, но люблю говорить правду, как она есть. Я, пожалуй, первый готов заявить свой голос, что дело еп. Михаила уже время пересмотреть, и готов быть сторонником разрешения. Ибо важной причины держать его долее под запрещением, по-моему, нет». Но далее в статье говорю, что разрешить можно только тогда, если он напишет удовлетворительное „исповедание веры» и объяснит или откажется от соблазнительных допущенных им мыслей; и при этом оговариваюсь, что только разрешить, но кафедры не давать, а подчинить какому-либо епископу, без воли которого чтобы ничего не мог делать епископского, до тех пор, когда окажется полезным для церкви. Следовательно и этими словами я нисколько не защищаю еп. Михаила, а только уверяю его сторонников, что я говорю против него беспристрастно и что я даже не против его разрешения, а только против предоставления ему кафедры.

И ещё Вы несправедливо пишете: „с ним, т. е. со мной, согласна и редакция журнала „Старообрядческая Мысль». Простите, отче, это тоже явная неправда. Ибо редакция не только, что не согласна со мной, но под моей статьей напечатала своё примечание и опровергает мои доводы и мои соображения, ни одного слова редакцией не сказано, что она согласна со мной. С чего это Вам, отче, приснилось написать про редакцию такую явную неправду, не понимаю, но эта неправда лишний раз доказывает Вашу пристрастность к моей статье и к редакции. Итак, повторяю, что я никогда не состоял и не состою защитником еп. Михаила, но я высказал его сторонникам своё личное и беспристрастное о нём мнение. Но вы, отче, кроме искажения прямого смысла моей статьи постарались критиковать и это моё мнение н пишете так: „Действительно ли можно, не нарушая канонических правил, простить епископу Канадскому за непоездку в назначенное ему место только потому, что он несёт наказание уже четвёртый год.

Но вы, отче, действительно, хотя косвенным образом, но были явным защитником еп. Михаила, притом в самый важный момент: во время соборных суждений о незаконном его рукоположении. На первом февральском соборе по этому делу было заслушано письмо Ф. Е. Мельникова: передавал мне, пишет Ф. Е., о. Григорий Карабинович, что архимандрит Михаил перешёл в старообрядчество не по убеждению, а с целью только получить сан епископа». И что же Вы тогда сказали? Вы сказали: „Ф. Е. меня не понял, я говорил ему, что в газетах пишут, что Михаил в старообрядчество перешёл не по убеждению, а только для получения епископского сана, а не от себя говорил я ему это». Простите, отче, я уверен, что Вы тогда на соборе мотнули своей душой и скрыли правду Божию. Уверен в этом я вот почему: когда Михаил приехал в Нижний-Новгород для рукоположения, тогда и Вы были приглашены в Нижний еп. Иннокентием; был вызван телеграммой и я по этому делу; но когда я прибыл в Нижний, еп. Иннокентий сделался болен, и рукоположение не состоялось. Но не задолго перед этим было общее собрание Нижегородской общины для избрания священника; некоторые члены заявили голоса за о. В. Соловьева, а некоторые – за меня; но еп. Иннокентий настаивал, чтобы приняли тебя. Итак, поспорили, поспорили и ничего не сделали: собрание не принимает тебя, а епископ не принимает меня. Если уже я настолько был нежелателен еп. Иннокентию, и то был вызван им для рукоположения Михаила и посвящён в эту тайну, то тем паче Вы, когда у Вас с ним была одна чашка и ложка, были посвящены в эту тайну и во все её подробности. Следовательно, Вы все знали не только из газет, но из уст самого рукополагателя и передавали Ф. Е., а 190 191 последний заявил собору, а Вы на соборе скрыли правду Божию. Но я и на соборе показывал это, но только моё показание некоторым тогда показалось пристрастным, потому что было уже известно, что у нас с еп. Иннокентием была уже неприятность, а если бы и Вы сказали правду Божию, тогда и моё показание имело бы другую цену. Но Вы даже и на втором соборе умолчали. Но если бы Вы тогда не молчали, то едва ли бы Михаил был признан епископом. Теперь всякому понятно, что Вы, отче, были косвенным защитником еп. Михаила. Да и причина тогдашнего Вашего молчания мне хорошо известна, но об этом пока умолчу. Итак, отче, Вы своим замалчиванием правды Божией защитили еп. Михаила в самый критический момент, поэтому-то Ваш послевременный поход против него и не имеет в глазах народа достойной цены и значения. Ибо многим не верится, что Вы открыли этот послевременный поход, яко бы ратуя против нарушения церковных канонов, а не верится потому, что Вы по сие время никогда не проявляли такой строгости против нарушения церковных канонов, хотя нарушения бывают нередко и не только со стороны одного еп. Михаила. Посему и думают, что Вы трудитесь по другим причинам, под влиянием человекоугодничества». «Ст.Мысль» 1915 г. стр. 892-915.

Иов.13:10 – «Строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите».

Иов.27:8 – «Ибо какая надежда лицемеру, когда возьмёт, когда исторгнет Бог душу его?»

Прит.11:9 – «Устами лицемер губит ближнего своего, но праведники прозорливостью спасаются».

Иер.23:11 – «Ибо и пророк и священник — лицемеры; даже в доме Моём Я нашёл нечестие их, говорит Господь».

Мф.7:5 – «Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего».



Штурмуют альпинисты Эверест,
А финансировали их ответственные дяди;
Шли тренировки... и теперь там крест,
На память только от верёвки пряди.

Какой их чёрт толкал и влёк к вершине,
Кого они хотели удивить?
Увековечить в пропасти решили,
Гордыню выпятить и дерзость всю на вид.

Рекорды глупости немногим по плечу,
Споткнуться запросто и на последнем метре;
Мир всем дворцам, не только для лачуг –
Ежесекундно помнить бы о смерти.

Покой дарован , знаем, изначала,
Не потрясение во дни великой смуты.
Куда мы рвёмся и себя мочалим,
На размышления духовные так скупы.

Дорога ровная среди полей пшеницы,
Виденье не во сне, а наяву.
Журавль пусть в небе, но в руках синица,
Пусть колосок, но свой в тиши сорву.

Кого же удивишь, одежду скинув,
И сокровенное бесстыдно напоказ.
Лишь целомудрию Евангельские гимны –
Есть скрытые вершины – не для глаз.

Зацикленность на острых ощущеньях –
Готовый гроб в незрелые года,
Без покаяния, напутствия, прощенья
Смерть тормознёт до Страшного Суда.

Но есть вершины света и добра,
Самопожертвование ради Иеговы.
Начать тот штурм сегодня же пора,
Стезе той не обещано быть ровной.

В почтительности всех опередить,
На проповедь быть годным ежечасно,
Мы ждём Тебя! Ей, Господи, гряди!
Неси на дланях нас через опасность.

17.3.05. ИгЛа


172

Смотрите так же другие вопросы:

Смотрите так же другие разделы: