размер шрифта

Поиск по сайту



Вопрос 4074

Вопрос на тему «Потеряевка»
Из книги — Лапкин И.Т. «‎...открытым оком», том 30

Вопрос 4074:

Если в Потеряевке снова закроют школу, как перед её разрушением, то где будут учиться тогда дети? Или люди начнут разъезжаться и останутся снова одни пенсионеры? Разве государство не понимает, что когда пустеет земля, то её будут занимать другие народы?

Ответ И.Т. Лапкина:

О завтрашнем дне кто что может сказать? Враги думают сотворить одно, а Господь посмевается им. Так что уповаем на Бога. Что такое государство? Кто стоит у руля и кто издаёт законы, чей кагал? Есть, кто понимает разрушительную силу масонских законов. Но есть и такие, кто видит беду, да не желает возложить всё упование на Бога, а потому благие намерения остаются на бумаге. Вот уж совсем с неожиданной стороны поступают известия, что против закрытия школ выступают вовсе уж не благодетели христиан. Говорит представитель коммунистов:

«На августовской сессии краевого Совета на-I родных депутатов должен был рассматриваться законопроект о малокомплектных школах края. Однако депутаты (в основном фракции «Единая Россия») не проголосовали даже за включение этого вопроса в повестку дня сессии. Сегодня мы публикуем стенограмму выступление председателя комитета по образованию, науке, культуре и молодёжной политике Н.П. Даниловой, которая начала своё выступление со слов президента: «Малокомплектные школы финансируются из бюджета, и они получают большое количество денег, которое в принципе можно было бы тратить на качественное обучение, — говорил президент, когда обсуждались вопросы законодательного обеспечения реализации нацпроектов. — Но есть в стране такие места, где без малокомплектных школ просто не обойтись, и проблемы таких школ нужно решать в ручном режиме и не грести под одну гребёнку»

Сельская школа, как ни прискорбно, отдана на откуп идеям рыночной экономики. Форсированный процесс закрытия малокомплектных школ идёт без всякого понимания последствий. А ведь эти школы составляют золотой фонд отечественной педагогики, они спасают малые, поселения от деградации, духовного разрушения. Губернаторы Псковской, Ленинградской, Оренбургской областей уже приняли решение по сохранению сельских школ, как бы затратно это ни было. В маленьких школах учитель не просто работает — он живёт жизнью детей. Сельский учитель воспринимает свою школу как родной дом, где отдавать душевное тепло так же естественно, как в собственной семье. Если главный аргумент сторонников закрытия малокомплектных школ — плохое качество знаний, необходимо подумать, как изменить это положение дел через включенность каждого школьника в учебный процесс, обеспечение индивидуального темпа освоения каждым учеником учебного содержания на основе технологии коллективного способа обучения.

Кроме этого, подумать, как сделать менее затратным механизм обучения учащихся сельских малочисленных школ, чтобы качество преподавания предметов в этих школах оставалось высоким. Таким образом и разрешить проблемы организации деятельности малочисленных сельских школ. Закон, который мы вносим на ваше рассмотрение, касается сотен учителей и многих сотен учеников, а ещё и множества самых отдалённых сельских граждан, которые и так-то держатся из последних сил, чтобы не плюнуть на всё к чёртовой матери и убраться с этой обезлюдевшей земли. Кстати, ваши коллеги по партии — «единороссы» Томской областной Думы — инициировали принятие постановления «О финансировании малокомплектных школ», что стало реакцией законодателей на поток обращений к ним учителей и родителей, руководителей и коллективов школ. Говорите о патронате, просите брать детей в семьи, чтобы у них был дом, а этих же детей (и тех же приёмных) родители должны отдавать чужой тёте в интернаты в другое село или город. Губернаторы приходят и уходят — так же как и главы районов и депутаты. А люди остаются. Или не остаются. Далее, как говаривал Гамлет, тишина. Мы прекрасно понимаем, что, следуя интересам деревенской школы, внося региональный закон, мы приходим в противоречие с замыслами Министерства образования по закрытию 5 500 малокомплектных сельских школ. Поэтому мы понимаем, почему вы, Александр Богданович, дали отрицательное заключение на наш закон. Пусть оно будет для отчёта для той власти, которая не ведает, (а может, и ведает) что творит.

Если говорить о проблеме малокомплектной школы, необходимо чётко и ясно определить само понятие «малокомплектная школа», что мы и сделали в нашем законопроекте. Но, на мой взгляд, оценивать малокомплектную школу как образовательное учреждение с определённым количеством учеников или классов — не совсем верно, особенно с точки зрения стратегической безопасности России, сохранения ее территориальной целостности. По большому счёту, малокомплектная школа представляет сегодня присутствие государства в небольшом населённом пункте в большей степени, чем орган самоуправления, с которым жители села, деревни сталкиваются от случая к случаю, со школой же — ежедневно в течение всего учебного года. Да и за пределами учебного года — тоже. Многие специалисты справедливо считают, что школа в большинстве сельских населённых пунктов является последним градообразующим предприятием, последней скрепой, удерживающей сельское население на месте после преступного разрушения колхозов и совх.

Я считаю, что значение школы на селе ещё шире: это государствоприсутственное и соци-умобразующее предприятие. Вспомните — с чего начиналось освоение Сибири, в т. ч. и Алтая? С возведения острогов и крепостей в безлюдных либо заселённых коренным населением местах — Бийская, Белоярская крепости, другие... А что такое крепость или острог? Это знак присутствия в данной местности Российского государства. И если с разрушением их на какое-то время прекращалось и присутствие Российского государства на конкретной территории, то с полной уверенностью можно сказать, что мы сегодня тоже ведём речь о своего рода крепостях — крепостях в виде малокомплектных школ. О крепостях, символизирующих присутствие государства в данной местности. О крепостях, обеспечивающих сохранение грамотности, образованности и культуры данной группы сельского населения. О крепостях, обеспечивающих сохранение русского языка и русской культуры на фоне многочисленных и разнообразных экспансий на территорию края. О крепостях, позволяющим жителям небольших сёл сохранить свою общность как жителей именно этого села и, что особенно важно — оставаясь ими — связать и идентифицировать себя и данную местность с именем Российского государства.

Если мы не хотим и дальше убивать наши сёла и деревни, обезлюдивать всё новые и новые территории, если мы не хотим, чтобы на этих территориях поселились дикость и необразованность, если мы не хотим, чтобы на этих территориях исчезли русский язык и культура, а вслед за этим пришли чуждые языки и культура со всеми пагубными последствиями этого, — мы обязаны сохранить малокомплектные школы. И хватит, наконец, проявлять ложную и непродуманную озабоченность об экономической оправданности прекращения деятельности малокомплектных школ в целях сохранения бюджетных средств. Рекомендую почитать западных социологов, которые давно пришли к выводу, что неполная занятость среди определённых групп населения экономически в paзы более выгодна государству, чем полная незанятость. Это я говорю о так называемой незагруженности учителей малокомплектных школ. С учетом той роли, которую играет малочисленная школа, можно смело сказать, что эти учителя выполняют наряду с должностными обязанностями ещё и ряд особо важных государственных обязанностей по сохранению данного села для страны и для будущего. Им ещё доплачивать за это надо, а не сокращать. От количестве учеников. И эту тему надо решать грамотнее. Не надо считать, сколько учеников в одной школе (пусть даже два или три в классе.) Давайте считать — сколько учеников даёт малокомплектная школа краю, а это около 59 тысяч учащихся. И что такое научить грамоте и дать образование хотя бы одному такому ученику, как М.В. Ломоносов, история государства российского показала. Я прошу вас, коллеги, рассмотреть данный законопроект, направленный во имя блага конкретных детей, реального учителя, вполне определённых родителей. Я прошу вас понять, что есть вещи сложней сиюминутных, да к тому же и мнимых выгод, и права ребёнка на семью, а не на одиночество дороже и важнее денег, которые мы собираемся сэкономить. Поверьте, что нам немного надо приложить усилий, чтобы, сохранив, укрепив и оградив малокомплектную сельскую школу, дать людям, живущим возле нее, уверенность в завтрашнем дне. А люди посмотрят, как власть, то есть мы с вами, сберегли всё-таки деревенскую школку. Ещё кое-кого природят, да и станет эта школка полнокомплектной, да и населят землю своими детьми, а потом и детьми своих детей. Уважаемый Александр Богданович (обращение к главе Администрации края), мудрость правителя состоит в умении предвидеть. Лучше понести расходы в бюджете и сохранить малокомплектные школы, причин для этого, думаю, привела достаточно, чем войти в историю с именем правителя, действия которого привели к пагубным для народа последствиям. И успехи, и неудачи народ свяжет с вашим именем. Желаю вам мудрости.

И ещё одно... Юрий Николаевич (Денисов, начальник Управления по образованию и делам молодёжи). Для многих деревень замок на дверях школы — как последний гвоздь в крышку гроба, в котором похоронят эту деревню. Чтобы вы, возможно, ещё раз поразмыслили над этой аналогией, я хочу передать для вас предмет (передала 200-миллиметровый гвоздь), который, может быть, и заставит вас всерьёз поразмышлять над этим».
  • PS. И какое же решение приняли депутаты по судьбе малокомплектных школ в крае? А всё как в притче о мышах, которые на своём собрании обсуждали: как обуздать кота. Решили: повесить ему колокольчик. А кто повесит? Постановили: решить в рабочем порядке. Прем.Сол.12:5-6– «безжалостными убийцами детей, и на жертвенных пирах пожиравшими внутренности человеческой плоти и крови в тайных собраниях, и родителями, убивавшими беспомощные души». Сир.33:12– «одних из них благословил и возвысил, других освятил и приблизил к Себе, а иных проклял и унизил и сдвинул с места их».


Жене одной опасно пребывать,
С законным мужем как-то расставаясь,
Не про битьё сказал, не про кровать,
Напомнил лишь историю из рая.

Одна жена – уже от рук отбилась,
И с посторонним лясы, пустые разговоры;
Болтала, вспоминала, сдалась врагу на милость.
Развязка, смерть так подступили скоро.

Дала Адаму тот запретный плод,
Дала, с тех пор и клянчит подаянья.
А если бы плодом тем Еву в лоб,
Не оказался бы в могиле, в тёмной яме.

С тех пор учить жене не позволяют.
Но быть покорной, в послушанье мужу,
Не Мопассаном тешиться, не гнусными Золями.
От чтения романов всюду только хуже.

Одной, но с Господом – даётся эталон,
Заботиться об угожденье Богу,
Легко и радостно сгибается в поклон,
Таких и дьявол не посмеет трогать,

Сомнительно, вполне недостижимо
Земное, бабье счастье без Христа,
И это так, и при любом режиме:
Детей рожать, воспитывать – её верстак.

Живущая у Бога в послушанье
Легко и мужу сможет угодить.
Вернуться в рай и змей не помешает,
Не муж, а Бог у девы впереди.

Мужчины – часто дурачьё, свиное стадо,
Увидев женскую плотскую красоту,
Не в пропасть с крутизны, а в бездну ада,
А надо бы отпрыгнуть с молитвой за версту.

Уразумели как-то же в исламе,
Чадрою занавесили, мешком-хиджабом,
Мужья остались в похоти и дикими ослами.
Имея четверых, с чадрой сжирают жадно.

02.12.08. ИгЛа

184

Смотрите так же другие вопросы:

Смотрите так же другие разделы: