Во свете Библии

Вопрос 3731

Из книги — Лапкин И.Т. «‎...Открытым оком», том 25

Тема — Библия

Вопрос:

Ведутся ли в России переводы Библии на современные языки малых народов, населяющих Сибирь?

Ответ:

Мы недавно получили письмо от таких тружеников с просьбой о помощи как раз в этом направлении. Наша община посчитала, что это дело есть труд чрезвычайной важности. Люди в Библейском обществе трудятся в том направлении, о чём мы только рассуждать можем, и установили с ними связь.

«Религиозная организация Сибирское отделение Российского Библейского общества. 630073, Новосибирск, пр-т Карла Маркса, 47/1 тел. (383) 33-50-309, тел.факс.33-50-308.

Дорогие друзья! Члены алтайской группы по переводу Библии на алтайский язык, переводчики Каинчина Асия, Шумаров Еркин, Тыдыкова Надежда, Торбоков Сергей, редакторы Каинчин Дибаш и Дедеева Валентина от имени всего Алтайского народа благодарят вас за посильные пожертвования на перевод Священного Писания на алтайский язык. Несколько лет тому назад христианские общины Алтая обратились к Российскому Библейскому обществу за помощью в издании Библии на алтайском языке. Сотрудники РБО проехали по Сибири несколько сот километров по заснеженным дорогам, посещая отдалённые селения в горных районах Алтая. Знакомились с местными жителями, с прихожанами христианских общин и с местной интеллигенцией. С теми, кто хорошо знает алтайский язык и мог бы участвовать в переводе Библии. С самого начала мы решили, что перевод должен осуществляться с оригинальных текстов Библии и с использованием последних достижений библейской науки. Для этого мы в Санкт-Петербурге организовали и провели в течение 2-х лет обучение алтайских переводчиков основам Библейского перевода. Преподавание вели ведущие учёные-библеисты России и Западной Европы. Два алтайских филолога, Асия Каинчина и Надежда Тыдыкова прошли в РБО обучение древнееврейскому языку, и теперь переводят Ветхий Завет с оригинала. Это первые коренные жители Алтая, которые овладели древнееврейским языком. По итогам обучения сформирована группа из переводчиков и редакторов, которая приступила к созданию перевода Библии на современный алтайский язык на основе диалекта алтай-кижи. Процесс перевода достаточно долгий и сложный. Текст переводится, проводится филологическая и богословская редактуры, печатаются пробные издания отдельных книг, которые проходят апробацию в городах и сёлах Алтая. Всё это требует достаточно серьёзных финансовых затрат. Мы рады сообщить, что на деньги, собранные в Новосибирске, решено приобрести для переводческой группы современные компьютеры и укомплектовать их специальными программами, помогающими переводчику в его работе. Кроме того, будет закуплена специальная литература для библиотеки переводческой группы. С уважением и надеждой на дальнейшее сотрудничество, директор Санкт-Петербургского отделения РБО Андрей Овсянников». И уже 10 февраля к нам приехал их директор Булатов А.В. с сотрудницей и двумя меценатами из Америки. Вот небольшая часть наших разговоров:

Алексей Владимирович Булатов (А.Б.): Мы никого не шокируем таким видом? (Их две женщины были в брюках по обычаю мира сего одеты, а у нас по нашим правилам, платья почти до пола, платочки по форме, как на снимках). Женщины, вы вон какие красивые, а мы-то… И.Л. (Игнатий Лапкин): У нас утверждено так по уставу нашему, поэтому уже так… А потом мы заведём вас в церковь, где молимся, а женщин туда в брюках уже нельзя. Можем дать юбки. Есть юбки запасные, дайте им, чтобы зайти посмотреть. Вас, может, покормить? А.Б.: Наверное, нет. И.Л.: Мы о вас сегодня уже говорили, я и в проповеди даже говорил, какие люди есть. Скажите, пожалуйста, у вас какой-нибудь бланк есть чистый? Сейчас мы вам дадим деньги, чтобы вы написали, что получили. У нас немного здесь людей, но мы собрали 26 тысяч, и это от всего сердца. И на десять тысяч я вам даю книги – Симфонию на неканонические книги Библии. Она у меня была по 90 рублей, но это не её цена, вы можете назначить какую угодно, это теперь всё ваше. Кроме того, я даю электронную версию Симфонииё и если потребуется её издавать, ничего мне за это не надо. А это вот мои книги, которые я издал. Вот смотрите «Церковь. Свобода. Тюрьма». А.Б.: Я уже с ними по-английски заговорил. За что в тюрьме был? Игорь Дыбунов (И.Д.): За распространение Библии.

Виктор Андреевич Яковлев (В.Я.): Статью скажите, он спрашивает какая статья. И.Л.: Сто девяносто, прим. Арестовали за распространение Слова Божия и ещё я брал интервью у репрессированных, «Архипелаг ГУЛАГ» начитал на плёнки. И.Д.: А откуда они сами? А.Б.: Из Америки. Это Шарлотта. Они баптисты. Я тоже баптист. И.Д.: А откуда вы, из какого города? А.Б.: Из Новосибирска. Понятно, что ваш дар не от избытка, не от того, что вы такие богатые, я это понимаю, что это, потому особенно ценно. Мы когда начали эти письма писать, то и не думали, что нам пришлют деньги. И когда начали присылать по 53 рубля, по 37 рублей, то вот такие суммы говорят сами за себя, что это не от избытка, а это лепта. И потом однажды пришёл человек, и он принёс три тысячи долларов, тогда это было 75 тысяч рублей. Он принёс и сказал: «Я получил ваше письмо. У меня было время, когда я утром доставал морковку, чистил её и говорил: «Вот это мой завтрак, вот это мой обед, вот это мой ужин». Но я знал, что эта морковка мне дана от Бога, что Бог мне дал её. Сейчас дела у меня идут хорошо». Он бизнесмен, у него какая-то компания своя, юридическая, что ли. И он говорит: «Но сейчас у меня всё есть, и это точно так же от Бога, как та морковка». И поэтому спасибо вам большое…

Я уже там говорил, как мы начали эту работу и как вообще Библейское общество занимается распространением Писания, распространением Библии на доступном языке и по доступным ценам. Мы начали заниматься тем, чем занимались много лет назад. В середине 90-х годов так получилось, что я оказался за Полярным кругом в чумах ненецких рыбаков. Их положение, их нищета вопиющая меня в то время просто шокировали. Там было много детей, но не было ни одной игрушки. Молодые люди носили какие-то болоньевые куртки на голом теле, в чумах нет пола. Чум стоит на земле, в нём нет деревянного пола. Средняя температура зимой в этих местах минус 35 градусов, а у них в жилье нет даже пола. В качестве печей там используют тазик, и в этот тазик угли кладут, и на эти угли ставят чайники, и так там готовят пищу. Меня это как-то взволновало, и я в Новосибирске обратился ко всем известным тогда мне церквам, чтобы они принесли вещи, чтобы отправить их туда. Я думал, что тонны три наберём, трёхтонный контейнер туда отправлю; а получилось, что мы отправили два двадцатитонных контейнера. Люди несли и несли. Несли инструменты, сгущёнку, пальто, сахар, соль… Там всё было необходимо. У этой истории долгое и интересное продолжение, потому что было два двадцатитонных контейнера. Я отправил это в церковь в Новом Уренгое. И есть там такой посёлок Самбур, который находится в двухстах или ста двадцати, я не помню сейчас точно, километрах от Старого Уренгоя. Получили это в Новом Уренгое, а дальше поезд не идёт. Там люди помощь получили. Одна женщина на руках постирала около 200 пакетов из-под муки, чтобы туда потом сложить вещи. Пакеты большие, пятидесятикилограммовые, чтобы можно было туда положить вещи. Эти люди распределили то, что мы им отправили, положили по пакетам, по этим мешкам, и заказали, где-то нашли два «КамАЗа», загрузили и поехали. По дороге они заблудились. Они хотели к Рождеству туда попасть. Поняли, что заблудились. Начали ждать вертолёт, что их будут разыскивать. Всё же доехали до этого посёлка, и они успели вовремя. Там уже люди ждали, собрали всё население посёлка. Когда я там был, там 1113 ненцев жило. Собрали их всех в Дом культуры, и каждая семья получила по пакету… Очень часто обращаются к нам люди с просьбой: «Дайте нам книги, потому что нас начали пускать в дом престарелых, а у них ничего нет, нечего туда нести, хочется в каждой палате оставить по Евангелию». Или: «Мы скоро пойдём в школу-интернат, и у нас нет денег, чтобы купить Евангелие, дайте нам, если у вас есть такая возможность». Такие возможности у нас не всегда были. И мы решили обратиться ко всем верующим людям, которых мы знали, написали письма с просьбой о пожертвованиях, с просьбой пожертвовать деньги для распространения Писания. И, как я уже рассказывал, первые деньги, которые к нам приходили, они до глубины души нас трогали, потому что это были суммы не от избытка. И понятно, что это чего-то стоило, эти 84 рубля нужны этому человеку самому.

Мы занимаемся этим уже десять лет, потому что мы до дефолта, до падения рубля начали писать эти письма и получать пожертвования. Я искренне хочу сказать вам спасибо за вашу жертву, за ваш вклад. В Екатеринбурге есть небольшая церковь, я не знаю точно, сколько они пожертвовали, но сопоставимо с вашей суммой. И я думаю, почти уверен, что не больше, чем ваша община пожертвовала на дело перевода Библии на алтайский язык. Мы хотим, чтобы это был качественный перевод, правильный, чтобы это было именно Священное Писание, а не выдумки. Чтобы сделать добротный перевод, нужно учить людей, а для этого нужно готовить людей. На Алтае, кстати, я знаю переводчика, который занимался переводом, раньше переводил Библию, и воспринимался он своими людьми как предатель. Ему выключали свет, отрезали электричество, чтобы он не мог работать, его выгоняли из квартиры, с работы, когда узнали, что он переводит Библию на их язык. Почему как предатель? Потому что там свои боги, и там считается, что христианство – это для русских, а у них своя история. Он – алтаец, и переводил Библию на алтайский язык, и поэтому к нему относились так жёстко и несправедливо. Он был журналистом, и у него есть помощники – преподаватели алтайского языка, профессионалы. Он оставил свою работу, а ему нужно кормить семью, у него должен быть компьютер, у него должны быть программы, библиотека. Более того, прежде чем издавать книги, их апробируют. В Горно-Алтайске преимущественно живут русские люди. А вот сами-то алтайцы живут далеко от Горно-Алтайска, а значит, нужно ехать туда к ним и читать им эту книгу и видеть, понятно им это или непонятно. И для того чтобы знать, что непонятно, вносить какие-то коррективы. Можно издать книжку, которую читать никто не будет. Нужно, чтобы это было понятно и доступно, нужно её апробировать, проверять, и на всё это нужны деньги. Получилось с алтайским переводом так: два-три года было финансирование, а потом оно закончилось, а люди, переводчики, уже оставили свои работы, уже почти перевели. Я не знаю, на каком этапе сейчас, не буду ничего говорить, я не знаю, на каком этапе эта работа. Но тем не менее без денег работа застопорилась, просто не на что переводить, не на что издавать, и так далее. И сейчас мы обратились, написали, и я вот сейчас поговорил с сотрудницей, она говорит, что около десяти тысяч писем мы отправили сначала по церквам, а потом частным лицам и церквам. 250 тысяч рублей мы уже перечислили на Алтайский край, то есть отправили из Новосибирска переводчикам, и они уже и компьютеры получили. Такой значительный вклад. И сейчас вот ещё ваши деньги, и мы их тоже туда отправим. Перед тем как поехать сюда, мы на расчётный счёт получили ещё шесть тысяч из Екатеринбурга. Будет что отправить на это дело! Очень трогательно, очень правильно, но очень редко бывает так. Мы видим друг друга в первый раз. Мы пишем письмо и вы отвечаете, вы реагируете на это – и это правильно. Может, на каждое восьмое или девятое письмо, посланное нами с просьбой о помощи, мы получаем ответ. Тем приятнее, что вы ждали и дождались. Какие чудесные люди вносят свой вклад, я и о вас буду рассказывать. Вторая после вас там церковь, и я не знаю, кто больше пожертвовал, там их человек восемь или десять, наверное, их человек около пятнадцати всего – домашняя церковь. Получилось так, что они вышли из одной общины, группка образовалась, и они собираются в квартире, в Екатеринбурге, и я с ними встречался. До сегодняшнего момента, до тех пор, как вы передали эти 26 тысяч, они были самыми большими жертвователями на этот период. И когда я приехал к ним в Екатеринбург, думаю, пойду поблагодарю. И когда я пришёл сказать им «спасибо», они говорят: «Вы извините, что так мало даём, но он у нас только один человек работает, а я его жена-инвалид и одна дочь-инвалид. Человек десять в церкви, – на служение я попал. Вот это христианство, оно таким и должно быть, когда вот исходит доброта вот отсюда (показывает на сердце).

И.Л.: Я хотел бы, чтобы вы продавали «Симфонию», а деньги вложили в этот проект. И наша доля будет ещё больше на 10 тысяч. Почему не продавать? Я получаю пенсию полторы тысячи всего только, но всё вложил в это издание, и поэтому я отдаю фактически деньги. «Симфония» эта не сто рублей стоит, тем более в твёрдом переплёте и она очень редкая. Сейчас я расписку дам вам, и вы дайте расписку, что получили. И.Д.: Вас никто не осудит за продажу «Симфонии». Если только коммунисты уж придут к власти, тогда никого не будет, ни перевода вашего, ничего. И.Л.: Я хозяин «Симфонии» и мне не надо ни от кого разрешения брать на её продажу. Смело и свободно можете её продавать. По благословению епископа она издана. А.Б.: Хорошо. И.Д.: Знаете, практика показала, что книги, которые вы просто будете отдавать, они не будут так читаемы, они не так ценятся людьми. У нас это основной вопрос сейчас, как распространить книги, чтобы люди читали их, а не просто дать. И.Л.: Так, послушайте (обращается ко всем), какой вопрос я вам до этого предлагал? Я говорил, что люди, которые к нам приедут, мне неизвестны. Вы (обращается к А.Б.) назовите своё имя, отчество, фамилию. А.Б.: Булатов Алексей Владимирович. И.Л.: Много обмана есть ныне в мире. Сегодня только одна наша прихожанка рассказывала, как к ней позвонили, а муж её - инвалид войны, и на четыре тысячи их «обули». Когда она очнулась, оказывается, никого уже нет. Мы не хотим быть никем обманутыми. Я говорю: людей мы не знаем, документы мы у них проверили, переписали. Человек этот у вас вызывает доверие? И.Д.: И другие их люди… И.Л.: Сердце наше открыто. Мы не хотим быть обманутыми и проверяем, да у нас так и положено. Чтобы потом разговора не было: дескать, ты кого-то нам предложил, а мы их и не знаем… Я помолился, когда получили от вас письмо, и мне на сердце было сразу так положено, и объявил здесь, и в университете: Лучшего дела, куда мы можем вложить то, что у нас есть, просто не существует сегодня. Мы хотим, чтобы все нации мира услышали Евангельскую весть о Христе. Люди взялись за то, что мы делать не можем, ибо у нас нет переводчиков. И они нам, а не мы им добро делаем; они нам оказали добро, что нас на это дело подвигли. Мы считаем себя не просто жертвами какими-то, а считаем, что вы нас избрали – вот как мы на это смотрим. Это особая милость Божия, что вы к нам обратились. Приезжих к нам я столько же знаю (обращается ко всей общине), сколько и вы. И.Д.: И ещё, наверное, не последний раз приезжать будете. И.Л.: Будем думать, тем более, что вы и дорогу уже сюда знаете. У нас больше ничего не смогли собрать, и потом мы церковную кассу вскрыли и половину от собранного на это дело отрезали. Мы идём к больным, у нас тоже работа идёт, но сделали так с общего согласия. Я хотя и староста здесь, но ничего самостоятельно не делаю. Брат мой здесь священник, и он тоже всё это одобрил, и потому всё благословенно. Мы самовольничать не можем.

В.Я.: Можно вопрос? Среди сотрудников Российского Библейского общества есть православные? А.Б.: Там такая структура. Есть четыре отделения Российского Библейского общества: в Москве, Петербурге, Новосибирске и Владивостоке. В Москве – они работают в европейской части России. В Петербурге – там переводческое отделение, и именно там учат переводчиков. Сейчас Российское Библейское общество переводит Писание не только на алтайский язык, но и на бурятский, на якутский. Я не знаю про тувинский, а вот на калмыцкий и какие-то ещё европейские языки уже переводят вроде бы. Обучение происходит как раз в Петербурге. Мы работаем от Уральских гор до Байкала, и от Байкала до Владивостока. У этих четырёх отделений есть правление, куда входят 14 человек. В число этих 14 вошли половина священников православных, а половина – первые представители всех других конфессий, потому что – это межконфессиональная организация. Как вы знаете, мы с пятидесятниками общаемся, а сами мы – баптисты. Эти американцы, кстати, тоже жертвователи. Они не просто баптисты, а они ещё пожертвовали деньги на бесплатные книги, которые в детские дома, в Республику Алтай повезём и будем распространять на их деньги. Организация наша международная. И поэтому ответ такой: в правлении есть и православные, и протестанты, и лютеране, там есть баптисты, адвентисты, пятидесятники. И.Л.: Надо знать, что на Суде Божием Бог с меня спросит: Иоан.12:48 – «Отвергающий Меня и не принимающий слов Моих имеет судью себе: слово, которое Я говорил, оно будет судить его в последний день». Выражение Мартина Лютера: «В мире есть одна Книга – Библия, и одна Личность – Христос». Если веры в это нет, то наше благочестие Бога нисколько не удивляет. Были великие праведники в любой религии. Всё абсолютно во свете Библии нужно сравнивать: так у нас или нет? И мы видим, что у нас не просто не так, а у нас в другом направлении всё идёт, почти всё.

А.Б.: Интересно у вас. И.Л.: Вопросы какие есть, задавайте, пока гости не уехали. И.Д.: Может быть, вам интересно будет узнать, как мы благовествуем в городе людям, ходим, рассказываем о Христе. И когда «православные» нам встречаются, лжеправославными мы их называем, они говорят: «Вы кому рассказываете? Ведь все вокруг знают о Христе». О Христе знают, а Христа не знают, и Евангелия не знают. Поэтому то, что вы делаете, это прекрасно. Но русских нужно учить Евангелию, русских людей, вы вот об этом тоже позаботьтесь. И когда будете в Библейском обществе среди православных, которые там сидят, вы с ними поговорите, ибо они тоже Евангелие не знают, они не приняли Христа, как должно. То, что вы знаете, они не знают. Мы знаем потому, что Игнатий Тихонович ко Христу обратился у пятидесятников, и поэтому мы это знаем, что Христос должен войти в нас: Откр.3:20 – «Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною». А никто не отворяет, православие закрыто, православные сердца закрыты для Христа. И.Л.: Мы убедились на 100 процентов, что где нет храма, работать можно с людьми, кто бы они ни были. Но если где православный храм есть, то там всё отравлено, работать нельзя. Батюшка и храм, а не Христос! Наше положение намного хуже, чем у язычников, – там намного легче работать. Я от Церкви не могу людей отвести. Мы свидетельствуем, что Церковь только там, где есть рукоположенное священство, по нисходящей непрерывно доходит до Апостолов. И поэтому на баптистов и на других мы не можем смотреть, как на Церковь, а только как на секты. Мы всё делаем для того, чтобы люди поверили, что вне Церкви нет спасения. Трудимся для Христа в Церкви. А священник меня презирает и давит. И.Д.: Полнейшее гонение на Библию получается. Поэтому дело вы делаете большое. Но ещё больше – русским людям всё-таки донести Евангелие, – 140 миллионов ещё осталось нас. В.Я.: Мы хотели сказать, что мы тоже поём гимны. И.Л.: О, мы не просто поём, а в 16 томе у нас издано 60 песнопений баптистских. (Все поют «Ближе, Господь, к Тебе»).

А.Б.: Я почти уверен, что они (американцы) знают песню «Великий Бог, когда на мир смотрю я». Если споём, то они смогут петь с нами. (Все поют песню). И.Л.: Вопросы есть к ним? Вы во сколько выехали? А.Б.: Мы выехали около десяти часов. И.Л.: И после этого вы не ели… А.Б.: Нас ждут в Бийске. Миленький, у нас ещё… вы отпустите нас. Отпустите нас с миром Божьим. Спасибо большое. И.Л.: Напишите расписку, что я вам в дар дал 29 книг своих, а я напишу, что вы имеете право продавать 100 экземпляров неканонических «Симфоний». Давайте помолимся. «Творец наш Небесный, великая Тебе благодарность, что Ты услышал наши молитвы, посетил нас друзьями. Благослови их в путь, и чтобы труд их был успешен. Пошли им доброго Ангела-Хранителя, сопутствующего им, и сохрани их во всех опасностях на дороге. И чтобы этот перевод закончился благополучно и были найдены новые души для Тебя, Господи. Великая Тебе благодарность, что Ты нашёл каждого из нас. Благодарим Тебя за пролитую Кровь Твою святую. Распусти нас с миром и это место соблюди для пользы детей Твоих, сохрани от пожара, от воров, от посягательств безбожных властей. И эти добрые отношения сохрани между нами. Хвала Тебе, Отец, Сын и Святой Дух. Аминь.


«Нет, нет! С Тобою не нарушу, Господь мой, радостный Завет
Пусть сокрушит всё тягость бед – Не оскверню грехом я душу!
Что я? Я жалкий человек! Я полон кроткого смиренья!
Что жизнь моя? – ничтожный век
В сравненье с вечностью творенья,
В сравненье с милостью Творца! Свои нам блага без конца,
И щедр, и милостью обилен Нам сыплет Он, во всём всесилен.
Кто я? Явился в мир нагим И, награждённый Всеблагим,
Имел я многое средь жизни. Поддамся ль ныне укоризне
И возропщу я на Того, Кто был Создателем всего?
Но нет! Во прахе сокрушенья Не понесёт Он поношенья!
Кто дал мне всё, Тот всё и взял! Его в том воля, не стяжал
Его я, раб, благоволенья, Но всё ж до часа смерти вплоть
Благословлю Тебя, Господь!» Так думал Он, испить готовый,
Всю горечь тяжких бед до дня, И пред престолом Иеговы
Пал посрамлённый сатана.

Ал. Красницкий

20