Во свете Библии

Вопрос 2794

Из книги — Лапкин И.Т. «‎...Открытым оком», том 13

Тема — Суды

Вопрос:

Так чем же закончился суд с коммунистом?

Ответ:

Ничем, как бы не бывши. И краевая судебная коллегия в числе трёх судей ровным счётом ничего не вырешила, оставила в силе решение (отказа от решения) первой инстанции. Когда краевой суд начался, то для порядка председательствующий спрашивает всех участников дела, имеются ли доводы отвода суда, доверяем ли суду. Спросили и меня. Я был с «переводчиком» - Польгуевой Надеждой Ивановной. Она мне прошептала, что за вопрос и мне нужно было встать. Я попросил разрешения говорить не по уставу и сказал, что суду не могу доверять, так как никого из них не знаю. У меня были уже неоднократные суды и первая инстанция ничего не решила, а вторая, в том же здании, совершенно напротив того, всё и решит. Так что если судьи верующие в Бога, то я им доверяю, а если не верующие, то не могу доверять, ибо они что попало творят. Судья возразила недовольно, что здесь мирской суд, а не духовный. И если я имею сведения, что судья родственник противной стороны или ещё что подобное, тогда могу заявить отвод судьям. Я суду сразу же пояснил, что судить-то и нечего, а мы уже полгода торчим в суде. Оклеветавший меня коммунист, бывший секретарь КПСС по идеологии, никогда со мной ранее не встречался, что я и доказал. Согласно его же свидетеля Гаценбиллера, поездка у них в Потеряевку была не ранее 1976 года, так как Гаценбиллер Валерий Иванович согласно 8-ой главы книги и повести «Полюшко-поле» был назначен директором Дома научной книги только в мае 1975 года, что он сам подтвердил и что видно из приложенной к делу копии его трудовой книжки. В главе 9 говорится, что прошёл уже год его начальствования над научной книгой, и тогда они решили приехать в Потеяревку, поизгаляться над христианином. Но согласно справки из краевого архивного отдела Потеряевская школа в списках в 1972 году уже не числилась, так как последний житель Потеряевки выехал из неё в 1972-м же году. И куда же приехать мог коммунист-идеолог со своим спонсором и троежёнцем? Что на это можно сказать? Я и друзья мои молились всё время и, однако, вот так получилось. Значит, Бог не даёт противнику покаяния и ослепил судей. Иов.9:24 – «Земля отдана в руки нечестивых; лица судей её Он закрывает. Если не Он, то кто же?» Поношение от беззаконных тоже несёт усладу. 2Цар.16:12 – «Может быть, Господь призрит на уничижение моё, и воздаст мне Господь благостью за теперешнее его злословие». Авв.1:4 – «От этого закон потерял силу, и суда правильного нет: так как нечестивый одолевает праведного, то и суд происходит превратный». Ис.59:9 – «Потому-то и далёк от нас суд, и правосудие не достигает до нас; ждем света, и вот тьма, — озарения, и ходим во мраке».


Определитель важности любого,
Его таланта, звания, успеха,
Когда и внутреннее высвечено Богом,
На пользу ближнего, чтоб залатать прорехи.

Всё остальное - мишура смешная,
Дым коромыслом от блудливой мысли ,
Когда спохватишься – трагедии меж нами
Враг мастерит на дню в трёхзначных числах!

Дела и вещи взглядом обвожу -
Они из дерева, из сена и соломы.
Итог подбил, и высветилась жуть –
Как много здесь из списка уголовных.

«Не надо! Не хочу!» - мои желанья
Прошу учесть, мне изрекая смерть;
Писал Апостол к римлянам в посланье:
«Добра желанье есть, к нему ж закрыта дверь».

Смердят деянья явной мертвечиной...
Вдруг узнаю, что оживить их можно,
Разбитое не воскресить починкой,
Но заново всё воссоздай, мой Боже!

Склонившись перед ликом Иеговы,
Дел испрошу из серебра и злата,
И драгоценный камень на основу,
Да оправдается мой пот, мои растраты.

Стихи и проповеди с Библией сверяю,
Экранизирую на главы и стихи,
В Евангельскую обряжу оправу,
Вино веселия – лишь в новые мехи.

Живое семя высеяно щедро,
На всходы зелени любуется душа,
Пшеницы стебель стал ливанским кедром,
Овцой покорною обузданный лошак.

Определитель в совести сокрыт,
Живительные ли колодцы роем,
Трапеза царская, довольство ль у корыт,
Родим и вырастим предателей, героев?

26.7.05. ИгЛа

28