размер шрифта

Поиск по сайту



Вопрос 2287

Вопрос 2287

Из книги — Лапкин И.Т. «‎...открытым оком», том 9

Тема — Будущее мира и грядущий суд


Вопрос:

Говорите, что скоро это мирное и доброе для церкви время кончится и будут гонения. Разве нельзя как-то приспособиться, чтобы и от Бога не отречься, и жить не в тюрьме, а как все люди?

Ответ И.Т. Лапкина:

Нам обещан не компромисс умный с властями, но смерть от гонителей и за это блаженство. Послушайте, что говорит об этом Зоя Крахмальникаова.

«…Монашество — похвала Церкви Христовой, — говорили св. отцы. - её цвет, её красота, её сила». Понятно, что те, кто считает монашество похвалой Церкви и испытывает благоговение к священному сану епископа, не может не ужасаться, видя плоды безобразия, которые явил нам Господь сегодня. Теперь часто можно услышать такую похвалу епископу: «он всё-таки неженатый» или похвалу священнику: «говорят, он верующий»...

В раннехристианской Церкви были женатые епископы, но они не давали монашеских обетов. Сегодня женатые митрополиты и епископы — не новость для паствы. Более того, они особо процветают и пользуются почётом у властей мира сего. По-видимому, это и даёт право им, грубо нарушающим канонические нормы церковной жизни, быть наиболее ревностными «охранителями» канонов и подвергать различного рода наказаниям непослушных им собратьев по вере. Сегодня часто можно услышать, что священники не столько опасаются атеистических властей, сколько церковной иерархии. Ревизия евангельского откровения затронула все сферы церковной жизни. На Соборе по случаю Тысячелетия Крещения, несмотря на помпезность его, на присутствие иностранцев и постоянную боязнь «вынести сор из избы», всё же прозвучали кое-какие упоминания о бедах в церковной жизни. «Мы только правоверные, в самом узком смысле этого слова, — сказал Митрополит Сурожский Антоний, — мы говорим слова истины, но истины в нас нет, наша жизнь не является свидетельством этой истины».

…Собор продемонстрировал кризис православного сознания; его документы, которые, надо надеяться, будут опубликованы, войдут в историю нашей Церкви и станут поучительными свидетельствами экклезиологического безплодия и политиканства, безплодия, тщетно прикрываемого громкой и пустой словесностью, в которой не было ни подлинной боли, ни истинной любви.

Диавол смеётся над нами, а мы горюем на реках Вавилонских, горюем, когда слышим о нравственном упадке наших «владычествующих монахов», о содомском грехе, о коррупции, взяточничестве, интригах, борьбе за власть, человекоугодничестве, тщательно скрываемых теми, кто участвует в этом, и теми, кому до поры до времени выгоден этот нравственный распад. Горюем и ужасаемся, когда слышим несущиеся отовсюду вести (нет ничего тайного, что бы не стало явным) о том, что распутинщина нового толка гуляет по покоям Патриарха и приближённых к нему, распутинщина и кощунство над красотой священного патриаршего сана. Бог не медлит, Он являет плоды безобразия, как бы тщательно они ни были скрываемы. То, о чём вчера невозможно было и подумать, а сегодня может прозвучать лишь как намёк, завтра, мы верим в это, будет провозглашено «с кровель»...

В сергианстве, как в обновленчестве определённого толка, действует иной принцип: кто хочет быть больше, подчиняй себе других, тех, кто стоит ниже тебя на иерархической лестнице.

Понятно, что такой «демократизм» губителен для Церкви,он препятствует любому проявление соборности. Отсутствие всяких начал демократизма в Московской Патриархии рождает авторитарный, административно-бюрократический стиль управления Церковью, рождает бесконтрольность, безнаказанность, даёт возможность немедленно расправляться с непокорными, то есть создаёт «церковный тоталитаризм», чуждый природе Церкви.

Измена Слову Божию, даже самая, казалось бы, незначительная, непременно оборачивается нравственным распадом. И тогда с нами случается то, что случилось с Саулом. «Зачем же ты не послушал гласа Господа и бросился на добычу и сделал зло пред очами Господа?» — говорит Самуил Саулу. — «Ты отверг слово Господа, и Он отверг тебя...» (1 Цар. 15:19,23). И «от Саула отступил Дух Господень, и возмущал его злой дух от Господа» (16:14). Саул был помазанником Бога, на нём была особая харизма. Но благодать — не пожизенная рента, повторю я, не печать, приложенная к бумаге. И потому, когда Саула оставила благодать за то, что он «не послушал гласа Господа», врата ада одолели его, и овладел им злой дух, дух зависти и ненависти, дух боязни за себя, побуждающей к преступлениям. Он ещё оставался «по виду» царём, он казался помазанником, но царство было отторгнуто от него. Давид был уже помазан в царя.

Так тайная сила Божественной благодати выбирает тех, кто угоден Богу, кто ещё не явлен миру и отвергает царей, вчерашних помазанников. Они ещё продолжают почитаться священниками и царями у людей мира сего, но их уже нет. Они угодны ещё миру в этом звании, но их контракт с миродержцем потерял силу.

История Церкви знает немало случаев, когда вероотступники и еретики были патриархами, епископами и помазанниками Божиими. Св. Максим Исповедник явил пример бескомпромиссного служения Истине Христовой в противостоянии тем, кто, казалось бы, обладал харизмами святительского служения, тем, кто, казалось бы, обладал непререкаемым авторитетом. Преподобный Максим отверг ложь не только патриарха и епископов, он отверг решение вероотступнических соборов: «Все эти соборы [речь идёт о соборах, на которых было утверждено лжеучение] созывались по царским повелениям, однако, все они отвергнуты и преданы анафеме, так как на них были составлены вероопределения безбожные и богопротивные» (память его 21 января). Отказываясь от общения с Константинопольским престолом, преподобный Максим заявил, что те, кто отвергся от правой веры, приняв на своих соборах еретические и вероотступнические постановление, «много раз сами отлучили себя от Церкви и изобличили в неправославии». Преподобный был объявлен «врагом царю» и оклеветан как государственный преступник.

...Эти новые течения не менее драматичны для Церкви, чем иконоборчество, расколы и ереси, переживаемые Церковью в её истории. «Бывали соборы еретические, — пишет А.С. Хомяков, — каковы, например, те, на которых был составлен полуарианский символ; соборы, на которых подписавшихся епископов насчитывалось вдвое более, чем на Никейском, на которых императоры принимали ересь, патриархи провозглашали ересь, папы подчинялись ереси. Почему же отвергнуты эти соборы, не представляющие никаких наружных отличий от Соборов вселенских? Потому единственно, что их решения не были признаны за голос Церкви всем церковным народом, тем народом и в той среде, где в вопросах веры нет различия между учёным и невеждою, церковником и мирянином, мужчиною и женщиною, государём и подданным, рабовладельцем и рабом, где, когда это нужно, по усмотрению Божию, отрок получает дар видения, младенцу даётся слово мудрости, ересь учёного епископа опровергается безграмотным пастухом, дабы всё было едино в свободном единстве веры, которое есть проявление Духа Божия» (т. 2, изд. 3-е, стр. 71-72).

…Это Он, Свидетель страданий Иисусовых, напоминает ученикам Христовым: если злословят вас, называя политическими преступниками, то вы блаженны, то есть вам даровано блаженство, ибо Бог знает, за что гонят вас ненавидящие имя Его.

Блаженство, однако, всегда хотят забрать те, кто не имеет его, считая, что блаженство входит «в компетенцию» власть имущих и им, обладающим властью, церковной или мирской, дана возможность лишать блаженства при помощи клеветы и хулы... И стыдно становится, — по словам А.С. Хомякова, — за Церковь, до того низко упавшую, что она уже не совестится рекомендовать себя правительствам или народам, словно наёмная дружина, выторговывающая себе за усердную службу денежную плату, покровительство или почёт» (А.С. Хомяков, т. 2, 5-е изд., стр. 82-83).

…Михаил Новосёлов, известный церковный писатель, по всей вероятности, принявший мученическую кончину в годы сталинского террора (см. сб. «Надежда», вып. 10, стр. 155), останавливался подробно в своих «Письмах к друзьям» на проблемах церковной жизни, актуальных и в наше время: «Не будем смущаться и неверностью множества пастырей и архипастырей, как явлением неожиданным: это не новость для Церкви Божией, нравственные потрясения которой, исходившие всегда от иерарха, а не от верующого народа, бывали так часты и сильны, что дали повод к поучительной остроте: „если епископы не одолели Церкви, то врата ада не одолеют её». Не будем недоумевать и перед тем, что часто простецы иноки и рядовые миряне больше архипастырей обнаруживают не только ревности о деле Божием, но и разума духовного: и раньше, уши народа оказывались, — по словам св. Илария Пиктавийского, — святее сердец иерархов». Не одними иерархами утверждалась и утверждается крепость Церкви Божией, не ими и не учёными богословами хранится святое достояние её — Дух Истины, почивший на славных первенцах её: перенося из века в век своё небесное сокровище, Церковь Христова блюдёт его при посредстве тех, имена коих написаны в книге жизни, а не в ставленнических грамотах и учёных дипломах, ибо подлинное самосознание церковное движется не по пути иерархичности и учёности, а по руслу святости». Церковь не платит духовной дани никому, и напрасно «религиозные руководители» объявляют себя Церковью: у Бога нет лицеприетия. Церковь не отказывается от канонизации святых, боясь пробудить «политические эмоции». Она не боится никого, боится только оскорбить Бога, Его благодать. И приемлет «Царство непоколебимое с благоговением и страхом: потому что Бог наш есть огнь поядающий» (Евр. 12:28). У неё другой язык, язык веры, она сокрыта в сокровенных пустынях сердечных, и её никому не дано достичь насильственным образом. Михаил Новоселов в тех же письмах о Церкви приводит отрывки из исследования о Церкви князя Д.А. Хилкова, апологета церковности, как его характеризует М. Новоселов. «Если мы станем на точку зрения благовествования и признаем, что Церковь есть именно Церковь, — храм живущего в ней Святого Духа, Тело Христово и живой организм, то всё представление наше меняется...

…Св. Тихон Задонский писал: «должно опасаться, чтобы христианство, будучи жизнь, таинство и дух, не удалилось неприметным образом из того человеческого общества, которое не умеет хранить этот бесценный дар Бога». Новопрославленный святой, епископ Игнатий Брянчанинов свидетельствует в своих письмах и сочинениех о том, что «время страшное.... не от кого ожидать восстановление христианства! Сосуды Святого Духа иссякли окончательно повсюду даже в монастырях, этих сокровищницах благочестия и благодати, а дело Духа Божия может быть поддерживаемо и восстановляемо только Его орудиями»; «...решительно оскудели живые органы Божественной благодати; в облачении их явились волки: обманывают и губят овец. «Св. Афанасий Великий говорит, что одним из признаков приближающегося пришествия антихриста будет переход церковного управления из рук архипастырей в руки светских сановников. Признак очень верный! Это не может состояться иначе, как при утрате духовенством своего существенного духовного значения, своей энергии, порождаемой решительным отречением от мира»; «чиновничеством уничтожено в Церкви существенное значение иерархии, уничтожена связь между пастырями и паствою, а миролюбие, ненасытное стремление к суетным почестям, и накоплению капиталов — уничтожило в пастырях христиан, оставило в них лишь презренных, ненавистных полицейских»; «предсказанное в Писании совершается: охлаждение к вере объяло и наш народ, и все страны, в которых доселе держалось Православие»; «...дело православной веры можно признавать приближающимся к решительной развязке... Одна особенная милость Божия может остановить нравственную всегубящую эпидемию, остановить на некоторое время, потому что надо же исполниться предреченному Писанием».

…И когда мы читаем

159

Смотрите так же другие вопросы:

Смотрите так же другие разделы: