Вопрос 4021 – Во свете Библии

Вопрос 4021

Из книги — Лапкин И.Т. «‎...Открытым оком», том 29

Тема — Проповедь, благовестие


Вопрос:

Я люблю Христа и желаю спасения всем. Но на работе стыжусь заговорить о Боге, о душе и ничего с собой не могу тут поделать. Почему так?


Ответ:

Если в вас есть огонь Духа Святого, вы заговорите и вам не удержаться. Иер.20:9 – «И подумал я: «не буду я напоминать о Нём и не буду более говорить во имя Его»; но было в сердце моём, как бы горящий огонь, заключённый в костях моих, и я истомился, удерживая его, и не мог». Просите у Бога милости быть Ему верной всегда и везде. Если кому-то не скажете о Жертве Христовой, то потом этой возможности может и не быть. 1Кор.9:17 – «Ибо если делаю это добровольно, то [буду] иметь награду; а если недобровольно, то [исполняю только] вверенное мне служение». Ложный стыд надобно побороть и с радостью возвещать о Грядущем Мессии Иисусе Христе. 2Тим.1:8 – «Итак, не стыдись свидетельства Господа нашего Иисуса Христа, ни меня, узника Его; но страдай с благовестием Христовым силою Бога». Если даже кто-то и засмеётся над вами, то и в этом есть награда за смелость. Страдай за Любимого с радостью. 1Пет.4:16 – «а если как Христианин, то не стыдись, но прославляй Бога за такую участь». Вот проповедь на тему о ложном стыде из прошлого столетия.

«Мрк.8:38 – «Ибо кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами». Этими словами отмечено явление, которое, на первый взгляд, может показаться странным и невозможным. Неужели можно стыдиться Иисуса Христа? Неужели можно стыдиться Его словес, Его учения? И если такое явление возможно было во дни земной жизни Спасителя, во днях Его плоти, когда Он приходил и жил между людьми в смирении и неизвестности, то допустимо ли оно теперь, после двух тысячелетий истории христианства — Его славы, Его силы, Его благотворного и чудесного влияния на мир и человечество? История знает поразительные примеры ложного стыда среди людей, а наблюдение над человеческою душой подтверждает, что начало греха, живущее в человеке, прививая ему злое, сплошь и рядом искажает и добрые начинания и свойства в человеке и, направляя их в дурную сторону, делает их сугубо злыми. Так сознание человеком своего достоинства в мире, необходимое и ценное и в христианине, — обращается в гордость и самолюбие. Так и стыд, это драгоценнейшее свойство человека, отличающее его резко от других земных творений, ограждающее чистоту его души, эта естественная и врождённая защита от всего низменного и греховного, - обращается нередко в ложный стыд, который становится иногда источником тягчайших преступлений, а иногда и источником духовной смерти. В этом смысле и слово Божие поучает: Сир.5:25 – «есть стыд, ведущий ко греху, и есть стыд — слава и благодать». Нужны ли примеры? Один из них ярко начертан в Евангелии в живом образе: Ирод даёт клятву плясавице исполнить всякое её желание, и отдаёт ей голову Иоанна Крестителя, осуждая на смерть праведника, вопреки голосу и сердечной жалости. Было бы, однако, неудивительно если бы такие явления наблюдались среди людей, отдавших себя в плен гpеху и страстям, — среди людей, у которых всё доброе или подавлено, или искажено. Но вот мы видим, среди душ святых и даже особо избранных действует тот же ложный стыд: так соблазнительно и сильно это искушение. В каком-то непонятном самозабвении, несмотря на прямое предсказание Спасителя, после горячих заявлений о верности Господу, Апостол Пётр троекратно отрекается от Него, устыдившись признать себя Его учеником то перед служанкой, то перед праздными расспросами воинов: Мрк.14:71 – «Он же начал клясться и божиться: не знаю Человека Сего, о Котором говорите». Мф.26:75 – «И выйдя вон, плакал горько». Горькими слезами покаянной скорби он загладил отречение, бывшее мимолетным порывом человеческой слабости.

И всё-таки впоследствии, и после нового его призвания Воскресшим Господом, пред ним опять явилось то же искушение ложного стыда, но в более тонких, в более скрытых, а потому и в более опасных его проявлениях. Предстояло в Антиохии, среди христиан, впервые назвавшихся этим именем и образовавших Церковь из язычников, засвидетельствовать о том, что христианство бесповоротно порвало с еврейством и с его племенными особенностями, что Ветхий Завет, с его обрядовой и национально-еврейской стороны, кончен и уже не нужен, как свеча среди яркого дня, — что для того, чтобы быть христианином, не нужно сначала и непременно сделаться евреем. Против такого духовного и всемирного значения христианства восставали евреи, даже принявшие христианство, и восставали с такою силой, с таким нездоровым рвением, с такими угрозами разрыва и преследований, что Апостол Пётр стал молчать и скрываться и поначалу как бы уступал еврействующим себялюбивым вожделениям (Галат.2:11-15). Конечно, и это было кратковременным проявлением слабости, и впоследствии Апостол искупил и загладил его твёрдостью учения и исповедания всемирного значения христианства и верностью Христу даже до уз и смерти.

Хочется применить сказанное к переживаемому времени, Христианство имеет всемирнoe и вечное значение. Насаждать и укреплять его религиозные и нравственные начала в жизни, служить им, открыто их называя, не подменивая названия христианства как религии другими силами чисто-человеческими, — это задача всякого верующего, всякого, подобно первым антиохийским последователям Христа, нарекшего себя христианином.

В жизни личной, семейной, общественной и государственной религиозно-нравственные основы христианства должны занимать первое место, и ими должны определяться наше поведение, направление мысли и жизни — вся деятельность. Конечно, это требование особенно важно и применимо к тем лицам, учреждениям и силам, которые так или иначе являются руководителями жизни. Государство должно служить нравственным целям; власть, законодательство, общественный строй, назревающие реформы этого строя — всё это должно иметь и исходным началом, и завершительною задачей заветы христианства как религии, как богооткровенной истины, а не человеческой системы морали. Может ли, в таком случае, жизнь государственная не касаться Церкви, и может ли Церковь не касаться государства? Напротив, они, действуя согласно, должны и могут служить одной задаче духовного воспитания людей, действуя каждый в своей области: Церковь — в области духа, в сокровенной внутренней жизни человека; государство — в области внешней жизни, помогая Церкви, силою материальной и силою власти, закона, суда, образования, печати и внешнего распорядка, насаждать и укреплять религиозно-нравственные начала. Потому-то и говорит Апостол о власти, что она назначена в поощрение добрым и в наказание зло творящему, что она—Божий слуга (Римл.13:1-6; ср. 1Петр.2:15), — слуга воли и правды вечной и Божьей, а не слуга человеческой, колеблющейся воли и человеческой условной правды. Если всего этого нет, ясно, что и общество и государство перестали быть христианскими. Что же мы видим? Растущее озлобление, усиление преступности, падение нравственных начал жизни, разбои, грабежи, лень, пьянство — всё это, по-видимому, взывает к усилению религиозно-церковного воздействия на народ. Отсюда ясно, что в предполагаемых реформах общественного и государственного переустройства должны быть положены открыто и решительно начала религиозно-нравственные.

Это ясно и, по-видимому, не требует никаких доказательств. Но современным людям, и опять, как древле, под влиянием того же еврействующего направления мысли, ныне только принявшего иные формы, но не менее враждебного ко всему христианскому, скрывающего имя еврейства, но остающегося таковым по существу, — под влиянием того же еврейства, которое некогда, в первенствующей Церкви, выступило врагом всемирного и всеобъемлющего значения христианства, современным руководителям жизни часто «стыдно» назваться христианами.

И вот, идёт бесконечная путаница понятий, подмена христианских начал жизни другими, заимствованными от христианства, но искажёнными и известными под громкими модными названиями, бесконечная разноголосица мнений и воззрений, бесконечные попытки устроить и упорядочить жизнь на спорных и неясных началах человеческих, ни для кого не обязательных и вечно меняющихся. Что такое «культура» и «культурные задачи», к которым теперь так часто взывают? Что такое «право» и «правовой строй», на которые теперь так много надеются? Что такое пример цивилизованных народов», что такое «цивилизация», «прогресс» и просвещение, о которых говорят любая газетка и любой листок? Что такое равенство и свобода, эти кумиры современности, если они рассматриваются вне христианства? На чём обосновать и братство всех людей, если не верить в Бога, их Небесного Отца? Есть ли во всех этих перечисленных и названных нами понятиях определённое и неизменное содержание? А ведь к ним обращаются как к новому евангелию, ими проверяют всё и вся, на них хотят строить всё здание жизни, весь круг человеческих отношений. Есть ли в них, в этих понятиях, какая-либо внутренняя обязующая сила? Всё это не более и не менее, как жалкие попытки затенить название, затенить и исказить силу христианства другими пышными названиями, понятиями, модными и принятыми. „Не принято» говорить текстами Священного Писания «не принято» и «стыдно» обращаться к источнику вечной мудрости; стыдно ссылаться на Евангелие — это знак «лампадного мировоззрения»; стыдно искать руководства у Церкви— это знак отсталости и клерикализма.

Что же удивительного, если под влиянием того же нового кумира и идола, желающего и требующего от своих поклонников усилий разложить христианство, устранить значение Церкви, ослабить государство, уничтожить патриотизм, ввести материалистические основы жизни под видом прогресса,— «представители народа», страха ради иудейска и из ложного стыда, стыдятся явиться патриотами, стыдятся быть помощниками и соработниками власти, стыдятся стать на сторону порядка, честью и обязанностью почитают стоять непременно за оппозицию — сопротивление правительству, стыдятся высказаться против убийств и замыслов на цареубийство? Неужели можно думать, что всё это — люди совершенно бессовестные, люди злые и безвозвратно безнравственные? Неужели можно предположить, что все они, в самом деле, искренно оправдывают всё то зло, которому служат?
Думать так — значит слишком низко думать о людях. Здесь очень часто — гибельный ложный стыд, здесь малодушие и слабоволие пред натиском и силой зла, здесь боязнь осуждения со стороны модных идолов и кумиров, здесь страх пред теми силами, которые нагло взяли в свои руки руководительство жизни и насилием, запугиванием желают подавить и обессилить всякое сопротивление злу. Для нас всё это — показатель того гибельного пути, куда приводит ложный стыд. Для нас – это грозное предостережение. Для нас это — объяснение того, по-видимому, невозможного явления, о котором сегодня говорит нам Евангельское чтение: Мрк.8:38 – «Ибо кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами». Не таким людям, не рабам моды, не пленникам ложного стыда устроить жизнь, не таким людям, хромающим на оба колена, ею руководить! Нужны люди и деятели убеждённые, искренние, верующие в Бога и Христа, верующие в добро и помощь Божию, открытые и небоязненные сыны Церкви. Нужны люди, которые будут называть Бога, Христа, религию и Церковь их собственными именами, не стыдясь ложным и постыдным стыдом, не подменивая вечных и святых основ всякой жизни модными человеческими измышлениями.

Только такими людьми строится жизнь, а не разрушается; только такие люди откроют нам выход к светлому существованию и к счастью России из нынешнего тяжёлого безвременья. Что бы ни делали злые силы, какими бы преступлениями не позорили народ, какими бы тучами и ложью не омрачали они сознание и настроение сынов родины, – победа и торжество суждены не им, а людям веры, чуждым ложного стыда, неколебимо, бесстрашно и прямо идущим правым путем религиозно-нравственного устроения жизни. К ним, в конце концов, перейдут слабые и смущённые, пока ещё колеблющиеся, но в существе любящие Бога и христианскую веру, к ним и с ними — и Божье благоволение, и Божественная всесильная помощь.

Сильные и твёрдые! Вам похвала и честь и отрадная вера, что Сын Человеческий не постыдится вас, когда придёт в славе Своей. Тайные ученики Христовы, Никодимы современные, колеблющиеся и ложным стыдом стыдящиеся! Вам слово вещее: укрепитесь колена расслабленные, поднимитесь сердца унылые! Сила врагов — мнимая, она вся утверждается и покоится на вашей нерешительности и боязливости. Встаньте во весь рост христианских убеждений, — и сила врагов сразу рухнет. Дерзайте же, дерзайте люди Божии, ибо Иисус победит враги, ибо Он всесилен! Аминь». Рим.1:16 – «Ибо я не стыжусь благовествования Христова, потому что [оно] есть сила Божия ко спасению всякому верующему, во-первых, Иудею, [потом] и Еллину». 2Тим.1:12 – «По сей причине я и страдаю так; но не стыжусь. Ибо я знаю, в Кого уверовал, и уверен, что Он силен сохранить залог мой на оный день».


Рать перевёртышей историю кромсает,
Выруливает напрочь влево, хорохорясь,
«Святые» сны смакуют из русалок,
И ветерок шлифует против ворса.

Не всё по-нашему, и даже вовсе нет
Намёка на устройство к улучшенью.
И бойкий ум, страшась, начнёт коснеть
И, не скупясь, пометится на шельму.

А кем бы мог в ближайшем эдак стать,
И след оставить яркий или тусклый?
Но не сподобился, не рассмотрел Христа,
Сокровища не возвратил Иисусу.

Перевернулся на иной рубеж,
Где трусость и корысть чины хватают;
Пословицу «семь раз отмерь — и режь»,
Не воспринял и выл по-волчьи в стае.

Чуть только власть успела ворохнуться,
Мятеж, переворот ли совершить,
В адептах прежних и не так уж густо,
И белый флаг на красный перешит.

В какие дебри ум ни забредал,
О стойкости идей не помышляя!
Себе, семье боясь добыть вреда,
О твёрдости ни звука, только слякоть.

Ещё сегодня славят Иегову,
И на двенадцати камнях пылает жертва;
Стада волов сюда к закланью гонят,
И норовит пробиться каждый первым.

Но от стабильности пунктиром нет следа,
Сын на отца поднял преступно руку.
И преданности прежней не видать,
Дворец с гаремом в одночасье рухнул.

Мы со Христом – стабильность наш удел,
А перевёртыши на вечерю не вхожи,
Страж на стене свой срок не проглядел, –
Принять Христа и ныне всем возможно.

13.09.08. ИгЛа

75

Смотрите так же другие вопросы:

Смотрите так же другие разделы: