Во свете Библии

Вопрос 3571

Из книги — Лапкин И.Т. «‎...Открытым оком», том 24

Тема — Библия

Вопрос:

Последние данные о переводе Библии публикуются ли в православии? Видят ли они главных виновников, что столетия не давали народу Библию? Не должна ли церковь принести всенародное покаяние за этот смертный грех, что скрыли главное сокровище, чем Бог наградил живущих на Земле?

Ответ:

Есть подобные работы и в православии. Одна из них: «К истории отечественной Библии» Б.А. Тихомиров. «Славянская Библия стала первой национальной Библией на Руси. Почти 900 лет оставалась единственной, и по настоящее время продолжает находиться в исключительном литургическом употреблении в Русской Православной Церкви. Первая полная славянская Библия на Руси появилась, однако, только в 1499 г. По имени своего издателя, архиеп. Новгородского Геннадия (Гонзова), кодекс получил название Геннадиевской Библии. Это было рукописное издание, хотя на Западе книгопечатание было уже достаточно распространено. Активным участником в издании Библии был монах-доминиканец Вениамин. Состав и порядок расположения книг Ветхого Завета в издании соответствовал Вульгате; согласно с Вульгатой была проведена и разбивка текста всех книг сборника на главы. Необходимо отдать должное издателям, установившим несоответствие обретённой ими рукописи греческому тексту Семидесяти («разнствия и развращения библейских списков»). Предпринятые исправления, однако, были выборочными и крайне непоследовательными.

Первое печатное издание славянской Библии, Острожская Библия, было предпринято в 1580-1581 гг. князем К. К. Острожским в связи с его заботой о судьбах Православия в западнорусских землях (владения князя входили в состав Речи Посполитой). Образцом Острожскому изданию послужил список полученной из Москвы Геннадиевской Библии.

Первая печатная Библия в Московской Руси (Московская Библия) появилась только в 1663 г. и получила у современников название «Первопечатной». «Септуагинта» в легендарной истории перевода числу переводчиков (70 или 72).

Принципиальным представляется запрос, который был направлен Синоду председателем созванной в 1736 г. четвёртой комиссии архим. Стефаном (Калиновским). Архим. Стефан просил разъяснить, каким именно греческим текстом следует пользоваться для исправления, поскольку «в разных кодексах и экземплярах немалые разности и несогласия находятся». Им впервые было обращено внимание на факт разночтений в самом греческом тексте — проблему, которая предшествующими справщиками, видимо, ещё не вполне осознавалась. Ложной оказывалась сама исходная посылка осуществляемого редактирования. Последовательная правка по Септуагинте не устраняла темноту славянского текста, поскольку от темноты не был свободен и греческий текст. Славянская Библия была большой редкостью, почти недоступной для частных лиц и духовенства, слишком дорогой и для семинарской библиотеки даже после издания её в 1751 г. Неудивительно, что изучения Свящ. Писания вовсе не было не только в семинариях, но даже и в академиях. Между духовенством о чтении Свящ. Писания и речи не было. Издание 1751 г., как известно, в первый раз только познакомило с Библией русскую публику, но число экземпляров, выпущенных в свет, было слишком недостаточно для удовлетворения потребностям не только народа, но и служителей Церкви, кроме того, каждый экземпляр стоил 5 р., большой тогда суммы денег»…. И самое существенное — за длительными стараниями привести славянский текст в соответствие переводу Семидесяти была совершенно упущена проблема понимания самого славянского языка, который к XVIII в., уже окончательно утратил свою коммуникативную функцию… Отсутствием традиции домашнего чтения фактически ограничивали употребление славянской Библии рамками богослужебного пользования».

Борис Алексеевич Тихомиров – кандидат богословия, преподаватель кафедры Священного Писания Санкт-Петербургской духовной академии и семинарии. В сферу научных интересов Б.А. Тихомирова входит исследование истории перевода Библии на русский язык. Работа «К истории отечественной Библии» посвящена 130-летию (2006г.) синодального перевода, который до сих пор остаётся наиболее употребительным русским переводом и с которым прочно ассоциируется само название русской Библии. Вар.2:30 – «Я знаю, что они не послушают Меня, ибо они — народ упрямый». Ис.28:11 – «За то лепечущими устами и на чужом языке будут говорить к этому народу».


Когда в товарищах согласья нет, На лад их дело не пойдет,
И выйдет из него не дело, только мука.

Однажды Лебедь, Рак да Щука Везти с поклажей воз взялись,
И вместе трое все в него впряглись;
Из кожи лезут вон, а возу всё нет ходу!
Поклажа бы для них казалась и легка:
Да Лебедь рвётся в облака,
Рак пятится назад, а Щука тянет в воду.
Кто виноват из них, кто прав, – судить не нам;
Да только воз и ныне там.

Крылов. 1814

21