Во свете Библии

Вопрос 3091

Из книги — Лапкин И.Т. «‎...Открытым оком», том 16

Тема — Библия

Вопрос:

Вы постоянно подчёркиваете, что перевод Библии на русский язык очень качественный и добротный. Нельзя ли поподробнее рассказать о тех, кто делал этот перевод?

Ответ:

Сравнивая электронные версии о переводах с теми, что приходилось читать ещё почти полвека тому назад, не нахожу никакой разницы между ними.

Переводы Библии на русский язык

Большинство П.Б. на р. я. было сделано в 19-20 вв., поскольку именно в это время потребность в таких переводах возросла в связи с увеличением дистанции между церк.-слав. и рус. языками.
  1. От древних переводов 15-16 вв. до переводов Росс. библ. общества. Первой попыткой дать полный пер. Писания, независимый от церк.-слав., был труд Скорины - «Библия Русска» (Прага, 1517-19). Язык этого перевода отражал особенности зап. языкового региона и был близок к белорусскому. В 1680 Симеон Полоцкий выпустил в Москве свою «Псалтырь рифмотворную». Форма перевода была, по его собств. словам, подсказана евр. оригиналом, тоже написанным стихами. В 1683 толмач польского приказа Авраам Фирсов сделал перевод псалмов, опираясь на Библию Лютера и евр. текст, и снабдил его экзегетич. и историч. комментариями. Фирсов считал, что пришло время передать Слово Божье на «нашем, простом, обычном языке», но труд его встретил сопротивление. Патриарх Иоаким осудил его, и лишь немногие экземпляры были сохранены в казне с пометкой: «Без указу не велено смотреть никому». Гл. аргумент противников Фирсова заключался в том, что он ориентировался на протестантское издание. На рубеже 17 и 18 вв. лифляндский пастор Глюк Э. перевел почти всю Библию «на общеупотребительный русский язык», но рукопись была затеряна, так и не увидев свет. В 1792 проф. московской Славяно-греко-латинской академии Мефодий (Смирнов), впоследствии архиеп.Лифляндский, публично зачитал свой перевод Послания к Римлянам, к-рый был издан в Москве в 1794 и стал первой рус. книгой НЗ, вышедшей в свет.

  2. Перевод Российского библейского общества. Росс. библ. общество сделало первые решающие шаги в деле создания рус. Библии. Работа была начата в СПб.ДА в 1816 (с разрешения Синода от 1813), и в 1818 впервые было издано Четвероевангелие. Перевод Мф. осуществил прот.Павский, Мрк. - архим. Поликарп Гайтанников (ум.1837), Лк. - архим.Моисей (Антипов-Платонов), а Ин. - архим. Филарет (Дроздов), впоследствии митрополит. Целиком НЗ вышел в 1821. За три дня было распродано ок. 350 экземпляров. Затем в 1822 в Петербурге вышла Псалтирь в рус. переводе при ближайшем участии Филарета Дроздова. В 1825, накануне закрытия библ. общества, было напечатано 8 первых книг ВЗ, гл. обр. трудами прот.Павского. Хотя сам перевод не был ни осуждён, ни запрещён Синодом, гонители библ. общества добились сожжения всего тиража. Даже противник перевода митр.Филарет (Амфитеатров) вспоминал об этом варварском акте с глубоким возмущением.

  3. «Николаевская эпоха». Официальный указ о закрытии библ. общества был подписан Николаем I в апреле 1826. К тому времени работа над рус. Библией была приостановлена и общество фактически ликвидировано. Протасов Н.А. и др.противники перевода извлекли на свет «грамоты» греч. патриархов к Свят. Синоду Русской Церкви (18 в.), в к-рых осуждалось чтение мирянами Библии «без руководства». Таким путём думали поставить окончат. преграду делу рус. перевода. Однако и в николаевскую эпоху частные лица не оставили попыток переводить Писание. Поэт Жуковский перевел НЗ с церк.-слав. яз. («Новый Завет», Берлин, 1895), но в России он был опубликован только в 1902, и то не полностью. Нелегально напечатанный студентами СПб.ДА перевод Исторических, Учительных и Пророческих книг ВЗ, сделанный прот.Павским (1838-41), привёл к следствию над переводчиками и издателями. Почти весь тираж был отобран и уничтожен. Алтайский миссионер архим.Макарий (Глухарев) за перевод с евр. яз. книг ВЗ (30-40-е гг.) подвергся церк. прещениям (перевод его вышел посмертно). Идея рус. Библии приобрела оттенок политич. оппозиции. Сподвижник Герцена А.И. Кельсиев в антиправительств. целях перевёл Пятикнижие и издал его в Лондоне под псевдонимом «Вадим» (1860). По замечанию проф.МДА П.С.Казанского, это был «перевод нелепый, чуждый знания русского языка и еврейского».

  4. Синодальный перевод 1860-76 гг. Сразу же после смерти Николая I (1855) Свят. Синод, при участии митр.Филарета (Дроздова), архиеп. Иннокентия (Борисова) и протопр.Бажанова, возобновил обсуждение вопроса о переводе. В составленном митр.Филаретом проекте постановления указывалось, что Слово Божье изначала проповедовалось на «природном общедоступном языке», что слав. язык стал непонятен рядовому читателю, что дело перевода было санкционировано Синодом еще в 1813. Митр.Филарет подчеркивал, что работа над рус. Библией была приостановлена «по причинам официально не объяснённым».

    Однако враги перевода отступили не сразу. Митр.Филарет (Амфитеатров), обер-прокурор Свят. Синода А.П.Толстой и ряд лиц, писавших анонимно, составили серию докладов, направленных против рус. Библии. Митр.Филарет (Амфитеатров) писал, что «русское наречие не может передать священного писания со всею той силою и верностью, каким отличается перевод славянский». Он опасался, что народ, получив рус. Библию, охладеет к храмам, подчёркивал иностр. происхождение идеи перевода и видел здесь опасную политич. подоплеку. Трудности при чтении слав. Библии, по его мнению, могут быть преодолены усердием читающих и отдельными исправлениями текста. Толстой А.П. со своей стороны утверждал, что новая рус. Библия угрожает общеславянскому единству, и требовал, чтобы была проведена консультация с Элладской Правосл. Церковью. Все эти доводы были полностью разбиты митр.Филаретом (Дроздовым) в его докладе от 21 июля 1857. В частн., он отметил, что «восстание против министра духовных дел (Голицына - А.М.) и против Библейского общества и перевода священных книг образовали люди, водимые личными выгодами, к-рые, чтобы увлечь за собою других благонамеренных, употребляли не только изысканные и преувеличенные подозрения, но и выдумки и клеветы». В 1858 Александр II санкционировал положительное решение вопроса, принятое Свят. Синодом. В решении указывалось, что перевод будет делаться профессорами духовных академий под контролем Свят. Синода. В основу ветхозав. перевода должен быть положен масоретский текст, но с учётом греч. и слав. переводов. В процессе работы над переводом было разрешено напечатать прежде запрещённые рус. версии (Павского Г. и Макария Глухарева). Одновременно Британское библ. общество поручило Левисону сделать перевод канонич. книг ВЗ с евр. языка. После его смерти работа была завершена Хвольсоном (этот перевод издан в Лондоне в 1866-75, а затем в 1882 в России). Но это были лишь подготовительные труды. Сам син. перевод был начат с книг НЗ. Попытка привлечь к работе над одним Евангелием сразу две академии оказалась неудачной; поэтому в 1859 труд разделили след. образом: Мф. был отдан СПб.ДА, Мрк. - МДА, Лк. - Каз.ДА, а Ин. - КДА. В основу было положено издание греч. текста, осуществленное Маттеи, а также др. издания. В 1860 увидело свет Четвероевангелие, в 1862 - Апостол, а в 1863 – весь НЗ. Над переводом ВЗ работал комитет, состав к-рого вскоре изменился. Гл. членами его остались Голубев, Ловягин, Савваитов и Хвольсон. Опыты переводов ВЗ (в том числе Олесницкого А. и прот.Максимовича) публиковались в духовных журналах. Активное участие в редактуре принимал архиеп. Тульский Никандр (Покровский). Окончательная редакция принадлежала митр.Исидору (Никольскому) и прот. Бажанову. В 1868 в С.-Петербурге вышло Пятикнижие, в 1869 - Историч. книги, в 1871 – Псалтирь, а в 1876 – вся Библия. В издании указывалось, что оно печатается «по благословению Святейшего Синода», и поэтому перевод получил название с и н о д а л ь н о г о. По мнению проф.Евсеева, этот перевод, при всех своих достоинствах, был весьма неровен. Главной причиной его недостатков явился произвольный метод сочетания евр. и греч. текстов ВЗ. Кроме того, Евсеев отмечал, что язык син. перевода уже к 1876 отстал от рус. лит. языка. Тем не менее, десятки лет синодальный перевод продолжал переиздаваться без к.-л. изменений. В 1926 община евангельских христиан напечатала его с учётом новой рус. орфографии. В 1956 Московский Патриархат выпустил син. пер. Библии, проведя корректуру текста для хотя бы частичного соответствия с совр. языком. Были сделаны и нек-рые добавления (напр., включено древнее предисловие к Сир., имеющееся в слав. пер.). Эта редакция (полная Библия и отдельно НЗ) выходила неск. раз. К новым изданиям были приложены карты и справоч. таблицы. В Син. перевод остается общепринятым и для русскоязычных баптистов в Советском Союзе и за рубежом. Они неоднократно переиздавали син. Библию (полностью и отдельно НЗ, 1980).

  5. Другие переводы 19 в. Дискуссии вокруг рус. Библии продолжались и после опубликования син. перевода. Против него печатно выступил еп.Феофан (Говоров), к-рому отвечал прф.МДА Горский-Платонов, защищавший рус. Библию».

Иер.1:12 – «Господь сказал мне: ты верно видишь; ибо Я бодрствую над словом Моим, чтоб оно скоро исполнилось». Деян.2:4,6 – «И исполнились все Духа Святого, и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещевать. Когда сделался этот шум, собрался народ, и пришёл в смятение, ибо каждый слышал их говорящих его наречием». Предисловие в электронной версии Сирахова идёт за первую главу, и потому остальные главы по счёту на один порядок выше, как и у нас. Сир.1:3-4 – «чтобы любители учения, вникая и в эту [книгу], ещё более преуспевали в жизни по закону… ибо неодинаковый смысл имеет то, что читается по-еврейски, когда переведено будет на другой язык, — и не только эта [книга], но даже закон, пророчества и остальные книги имеют немалую разницу в смысле, если читать их в подлиннике».


На исповедь готовится планета,
Под гриб-епитрахиль из атомного смерча,
В стыде, без совести бесстыдная раздета –
Нарывами и ранами Бог непослушных лечит.

Земля и мыслит тупо по-земному,
Что Бог, мол, милостив и не посмеет сжечь,
За великана примет всё же гнома
И за семёрку посчитает шесть.

Бог исповедует нас наяву, во сне,
Припоминая катавасий ленту,
Как черноту мы выдаём за свет,
Хромое и слепое считая лучшей лептой.

Но не обманешь Бога Иегову,
Он высветит в душе Своим затменьем.
Палач-рецидивист под нары лезет голый,
В запасниках своих охаян и осмеян.

Без исповеди секты от Дафана,
Еретики облезлого Корея
Хотя бы лгали. – Бога не обманешь,
И спросит Словом чище, чем обреет.

Не только внешнее и явное с натуги
Приходится выдавливать по рвенью;
Предложит совесть нежные услуги,
События прошедшие, как тени.

Стыд любодейства пятнами пойдёт,
Зальёт кровавой краскою ланиты:
«Кретин в законе! Умный идиот!»,
На слёзы истощаясь, увлажним там плиты.

Суд Божий Страшный и последний зри,
Прах воскрешён от первого Адама;
Архангельские трубы, общий вскрик,
И вечность непонятная настанет.

На исповедь-ответ прольётся свет
По закоулкам совести сверхзримо…
Ещё не поздно, только бы успеть,
Такой, как есть, без оговорок-грима.

09.04.0. ИгЛа

19