Вопрос 1824: 7 т. Когда я читала «Жития святых», то узнала, что жить с неверующим мужем – грех. Тогда я стала удаляться от него, он у меня старый коммунист, а он стал злиться и отношения наши резко изменились. Я ушла спать к внучке в другую комнату, а муж стал пить сразу же после этого. Я знаю, что правильно поступила, но на душе всё равно не спокойно, я по прежнему люблю своего мужа. Мне пришлось побеседовать еще с двумя моими старыми подругами, и они согласились точно также прекратить плотское сношение со своими мужьями.

Ответ: Где в «Житиях» есть об этом разговор, то не являются ли эти эпизоды подобные позднейшими вставками в биографии, в жития Апостолов? Если это были жития живших после 3-го века, тогда вполне это и было так – уводили жен от мужей.

 Это учение страшное, его называет Апостол Павел бесовским, оно от сатаны. 1Тим.4:1-3 – «Дух же ясно говорит, что в последние времена отступят некоторые от веры, внимая духам обольстителям и учениям бесовским, через лицемерие лжесловесников, сожженных в совести своей, запрещающих вступать в брак и употреблять в пищу то, что Бог сотворил, дабы верные и познавшие истину вкушали благодарением».

 Эти вставки в жития сделали, быть может, лжесловесники, как называет их Апостол Павел. И они опровергаются только Писанием Божиим. Всем им Анафема отныне и вовеки. Гал.1:8-9 – «Но если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема. Как прежде мы сказали, так и теперь еще говорю: кто благовествует вам не то, что вы приняли, да будет анафема».

 Мне известны монахи, и они точно также любят жен и девиц… только заочно. Если эту идею – оставлять неверующих мужей составил бы Апостол любой, то ему вопреки говорит Апостол Павел: 1Кор.7:13 – «и жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его».

 Так что в «житиях» очень часто встречается, что так прозываемые святыми проповедывали не просто не Евангельское учение, но насаждали бесовское, антиевангелськое учение и губили этим людей. Во свете Библии это и видно. Смотрите на всё открытым оком.

 Фома – 6 окт. «Фома, получив золото, стал раздавать его нуждающимся – нищим и убогим, сам же, подвизаясь в проповедании Евангелия, обратил многих к вере во Христа и крестил их.

В то время тот юноша, который, по совету Фомы, обещался хранить девство вместе с женою своею, услыхав, что Апостол в Индии проповедует Христа, вместе с нею прибыл к Апостолу. Наставленные святым Апостолом Христовой вере, они приняли от него святое крещение. Девица получила при сем имя Пелагии и впоследствии пролила кровь свою за Христа, юноша же наименован был Дионисием и впоследствии удостоен сана епископа. Возвратившись с Апостольским благословением в свое отечество, они распространяли славу Имени Божия, обращая неверных ко Христу и созидая в городах церкви.

… сам продолжал усердно проповедовать Слово Божие.

Фома просвещал проповедью Евангелия индийские страны,… После сего Фома снова появился в Индийских странах и проповедовал там Христа, обращая многих к вере знамениями и чудесами… Прибыв в Мелиапор, он просветил там многих проповедью Евангелия и утвердил их в святой вере… Проповедуя здесь Христа, святой обратил к вере одну женщину.

...Они стали слушать учение Фомы, который много говорил о Христе Господе и учил вере в Него, причем говорил также о смерти, о суде и геенне и о царстве небесном. Слушая всё сие, Мигдония умилилась сердцем и уверовала во Христа; возвратившись домой, она все время размышляла об апостольских словах и, беседуя с племянницей своей Синдикией о Христе, утверждалась в любви к Нему. С того времени она стала гнушаться неверующими, как врагами Божиими, и избегать всякого общения с ними в беседах и на пирах, а вместе с тем отдаляться вообще от мирских удовольствий. Она решила также прекратить супружеское сожительство с мужем своим. Это глубоко опечалило его, и когда он не мог заставить Мигдонию изменить свое решение, то стал просить царя Муздия, чтобы тот послал жену свою, царицу Тертиану, уговорить Мигдонию не гнушаться супружеским сожитием (царица Тертиана и Мигдония, жена Каризия, были родные сестры). Царица пошла к Мигдонии и спросила ее, по какой причине она не повинуется мужу.

Мигдония отвечала: «Потому, что он – язычник и враг Божий, а я – раба Единого истинного Бога, Иисуса Христа, и не хочу быть оскверненной человеком неверующим и нечистым».

… Тертиана и Мигдония, запечатлевши в сердце своем всё, что им было сказано, согласились обе служить Господу в чистоте и не сообщаться с мужьями своими, как с неверными… Царица Тертиана, возвратившись от Мигдонии, пребывала в молитве и посте и продолжала отказываться от плотского сожительства с мужем своим.

 Царь, удивившись такой перемене в жене своей, сказал другу своему Каризию: «Желая возвратить тебе твою жену, я потерял и свою собственную, и моя стала еще хуже относиться ко мне, чем твоя к тебе».

 После сего царь и Каризий произвели самое строгое расследование о причине такой перемены, которую они заметили в своих женах, и узнали, что некий иностранец – пришелец, по имени Фома, научив их вере Христовой, убедил прекратить супружеское сожитие с своими мужьями. Узнали они также, что царский сын Азан и многие из служителей царского дома, а также начальствующие лица и бесчисленное множество простого народа, вследствие проповеди Фомы, уверовали во Христа.

… Царь сказал: «Прекрати, обманщик, свои коварные речи и послушайся моего повеления: как отвратил ты своею хитростью жен наших от нас, чтобы они не сообщались с нами, так снова обрати их к нам. Ибо если ты не сделаешь так, чтобы жены наши снова жили с нами в прежней любви и общении, то мы предадим тебя лютой смерти».

Апостол отвечал: «Не подобает рабыням Христовым иметь супружеское общение с беззаконными мужьями и верующим быть оскверненными злочестивыми и неверующими».

… Слово Божие распространялось и вера святая укреплялась».

 

Из «Библейских мотивов»                              Вт 5:3

Сосуд с целебною водою Иордана

Я, братья, вам принёс. Напейтесь из него, –

И кроткая душа, восторгом обуяна,

Забудет чёрный день злосчастья своего.

Напейтесь из него и исцелитесь, братья.

Замолкнет стон в груди, замрут в устах проклятья:

Я вечный мир принёс!

       С Сионской высоты принес я ветвь оливы;

       Коснитеся ее, – Бог чудо совершит.

       Вы, просветленные, спокойно-горделивы,

       Стряхните с ваших ног прах мщенья и обид;

       И будет на земле одно святое братство, –

       Без гибельных измен, без злого святотатства:

       Я истину принёс!

Я камень вам принес от древнего Содома, –

Пусть он напомнит вам погибель злых людей;

Пускай та весть пройдет от дома и до дома,

Что я пришел карать неправедных судей.

Иное я хочу устроить в мире царство, –

Без лжи смеющейся, без низкого коварства:

Я правду вам принёс!

       Пред голосом моим преступник побледнеет;

       И в страхе убежит, безумствуя, тиран;

       И ветер след его с проклятием завеет.

       Рассеется в умах бессмысленный туман;

       Слепцы увидят свет, сияющий повсюду;

       И станет жизнь тепла ликующему люду:

         Я волю вам принес!                     Фофанов, март 1880