Вопрос 3055: 16 т. Неужели ничего нельзя было сделать в помощь Сербии? Они же наши братья по вере.

Ответ: Им уже сделали. «Комитет 300» поставил задачу наказать непокоривых в глазах всех мусульман и христиан. Слободан Милошевич обречён был в тот же день на радость мусульман. Всё остальное только вопрос времени. Гаагская тюрьма стала для него последним убежищем от фанатиков-киллеров. Помочь можно было, но помощь он не принял. Ему нужно было раскаяться перед Богом за все злодеяния, совершённые им, и достойно принять возмездие. Он же трепыхался до последнего часа, пока не был позорно предан своими же, как Пугачёв. Чтобы всё было на равных, вскоре   Саддам Хусейн был принесён в жертву, уже на радость православным – отправлен в тюрьму.  Всё идёт по »Протоколам сионских мудрецов». Сербия промасонена оголтелым экуменизмом их патриарха Павла. В чём помочь им? Храмы сохранять? А они, может, давно уже и не нужны. Та же картина была и во время октябрьского переворота в России – Бог смёл в одну клоаку монастыри, всех попов и архиереев и наступила эра свободной проповеди в ГУЛаге. Слово Божие, живое и чистое, яростно преследовали в царской России и царь был главной опорой православия, которое душило свободную мысль во Христе. Наступил час возмездия и теперь будут давиться канонизациями, так ничего и не поняв. Как им помочь? Мы пытаемся и  видим только бешенную травлю живой проповеди Евангелия. Мы же не сектанты, а прямо говорим о Христе и попы приходят в бешенство, лгут, поносят, готовы истребить нас.

 Выдумали про каноническую территорию, что-де им всё это принадлежит, как они в кабинетах епархии решили. Если это их вотчина, то они и должны отвечать за всё, что творится здесь. А в таком случае вообще ни один поп, ни один архиерей не спасётся и даже намёка на их спасение нет. Потому что если их епархия им вверена, а они ничего в ней не делают, то они должны нести ответственность за всё, что творят безумцы. Ни Милошевич, ни царь Николай не были бы приняты в нашу православную общину по весьма веским причинам. Они были оба даже и не оглашенными, как должно. Один табакур, а другому коммунисты – друзья. Ос.6:5-7 – «Посему Я поражал через пророков и бил их словами уст Моих, и суд Мой, как восходящий свет. Ибо Я милости хочу, а не жертвы, и Боговедения более, нежели всесожжений. Они же, подобно Адаму, нарушили завет и там изменили Мне». Ис.1:5 – «Во что вас бить ещё, продолжающие свое упорство? Вся голова в язвах, и все сердце исчахло». Иак.4:3 – «Просите, и не получаете, потому что просите не на добро, а чтобы употребить для ваших вожделений».

 

Потеря друга или же болезнь,

Когда походка близко не маячит –

Теперь и неприятелю пролезь

Намного легче дома и на даче.

       Уметь бы оценить тепло друзей,

       Пока общенье наше повсеместно,

       Нахрапом  недругам не запросто борзеть,

       Мой друг за друга,  размахнувшись, треснет.

А так… мне оголило фронт и с тыла –

Я дружбой с другом плотно заслонялся,

Но чуть его дыхание остыло,

И лезут оголтело через прясло.

       Всё взахалось во мне – вторые сутки

       Мой милый ревностный товарищ не звонил,

       Не слышу, тишина крадётся жутко,

       За невнимательность к друзьям меня казнить.

Там радовались близкому успеху

И горевали при пожаре страшном,

Меня подбадривали лаской, добрым смехом,

Как жаль, сегодня издали не машет.

       И вспомнится Давид с Ионафаном,

       Прощальных слёз поток у псалмопевца;

       Час расставания не чаял, что настанет,

       С любовью женскою сравнить даже не к месту.

Мой друг – второе «Я» по Златоусту,

Мы спинами друг к другу при сраженье;

Сегодня даже в храме будто пусто,

И оказалось, не готов  к той жертве.

       Господь, пока не поздно, возврати

       Мне из долины смертной половину,

       Твой замысел велик, не вопреки,

       В моей молитве быть бы неповинным.

Не о предательстве толкую, о болезни,

Бациллах, вирусах, проникших в организм,

Сердечном приступе, о немощах, что влезли, –

Нам душу возвышая, тело давят вниз.    18.03.06. ИгЛа