Вопрос 2883: 14 т. Талантливые люди с глубокой верой в будущую жизнь уходили в пустыню. И если это продолжалось ни день и ни два, то почему же их не вывел Господь к людям, чтобы служить им?

Ответ: Выводил, но их не выведешь. Потому Бог  вывел, то есть истребил там монашество. Самые великие из них были совершенно глухи к Писанию и даже к  Ангелам, пытавшимся их вывести на проповедь. Вот один из множества подобных случаев из жизни Пахомия Великого. 15 мая.

«Однажды, когда Пахомий собирал тростник для своего рукоделия, Ангел Господень явился и сказал ему: «Пахомий, Пахомий, Пахомий! воля Божия — чтобы ты служил роду человеческому и воссоединял людей с Богом».

Когда Ангел Господень удалился, Пахомий остался и смотрел вслед его, говоря: «Это — дело Господне».

Собрав немного тростника, он пошёл в своё обиталище». Пс.94:7 – «ибо Он есть Бог наш, и мы — народ паствы Его и овцы руки Его. О, если бы вы ныне послушали гласа Его». Иер.9:13 – «И сказал Господь: за то, что они оставили закон Мой, который Я постановил для них, и не слушали гласа Моего и не поступали по нему; а ходили по упорству сердца своего и во след Ваалов, как научили их отцы их. Посему так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: вот, Я накормлю их, этот народ, полынью, и напою их водою с желчью; и рассею их между народами, которых не знали ни они, ни отцы их, и пошлю вслед их меч, доколе не истреблю их».

 

Музейным экспонатам обиход,

В тепле, и влажность в норме постоянно,

И тем ценней, чем отдалённей год,

Чем больше трещин и других изъянов.

       Таращатся на книги фолианты,

       Потресканных икон не перечесть,

       Трудяги переписчики с талантом,

       С любым знакомство было бы за честь.

О чём мы думаем, смотря на экспонаты,

Соприкасаясь с теневым народом?

Не про евреев говорю, не надо

Святыню путать с инородным сбродом.

       Музей искусств, история страны,

       Награбленное в залах напоказ;

       Сумели тайники чужие сохранить,

       Есть даже то, что удивляет нас.

А я бродил и думал вот о чём:

«Где души тех владельцев старины?

Вот офицер, украшенный мечом,

Желтеют эполеты и ремни.

       Уже века их плоть гниёт обычно,

       И где красавицы подкрашенные губы?

       Червям закуска вкусной стала пищей, –

       Не посчитайте, что сказал здесь грубо.

И если не спаслись они, однако,

Не примирились с Богом в Иисусе,

Погибли от болезни, старости иль в драке,

Прошли со смертью перешеек узкий.

       Мытарства чем закончились у них?

       Не изничтожились же, покидая землю,

       Без гонора любой герой там сник,

       Иной расклад за лучшее приемлют.

Апостолы, пророки вхожи к нам,

По книгам их, что издаём сегодня.

Все прочие прошли по их стопам

Или гонялись за тогдашней модой?       2.12.05. ИгЛа