Вопрос 2260: 9 т. Можно ли доверять разным исследователям, как М.Назаров, о положении в РПЦз,  кто бы точно рассказал, что за причина, что так уж хочется многим соединиться с патриархией?

Ответ: Могу предложить отрывок из эссе нынешнего епископа Дионисия. Лук.1:3 – «Рассудилось и мне, по тщательном исследовании всего сначала, по порядку описать тебе».

«По ступеням, ведущим вниз»

«Тяжёлый, духовно-нравственный кризис, который в последние время  переживает наша Русская Зарубежная Церковь, поставил ряд вопросов, требующих размышления. В чём причина возникновения «нового курса», только ли в предательской деятельности известных лиц, несмотря на свою явную пагубу для Зарубежной Церкви, несмотря на грубую ложь и другие неприглядные используемые методы?  Почему даже те, кто до недавнего времени почитались столпами Зарубежной Церкви, её идеологами-защитниками, непримиримыми разоблачителями нового мирового порядка и процесса апостасии, ныне, став на защиту «нового курса», употребляют все свои способности на борьбу с его немногими  противниками?.. От православия у них остаётся только огромное историческое наследие, обширная библиотека памятников письменности, да ещё благолепное богослужение, способное утешить и облагораживать,.. и всё. Православие в таком виде, без нравственной составляющей, без исповеднической позиции, даже неискажённое модернизмом и экуменизмом, готов принять  богоотступный и богопротивный мир, оставляя ему место, как разделу  теологии, как разновидности догматики, кафедры византологии или патрологии. И сергианство и евлогианство решили пожертвовать внутренним духовно-нравственным возрождающим содержанием Православия и оставить от него одну внешность, приемлемую для Богоотступного мира, с тем, чтобы быть признанным и полноправным членом этого мира. При этом они утратили подлинную духовную свободу, обретаемую только на пути исповедничества, на пути противостояния силам зла,… В современном западном либеральном обществе нет ничего постыднее, как иметь репутацию религиозного фанатика, человека нетерпимого  к чужим заблуждениям, претендующего на исключительную правоту своих убеждений. Такой человек почитается маргиналом, опасным реакционером, и никогда не будет принят в престижном обществе. Религиозная организация с репутацией фанатичности, нетерпимости и исключительности в любой момент может быть объявлена тоталитарной сектой или профашистской организацией со всеми вытекающими отсюда последствиями.  Таким образом, путь «подвига православной русскости перед лицом апостасии» для каждого члена Зарубежной Церкви связан с различными  неприятностями.  Многие это поняли и постарались перестроить церковную жизнь так, чтобы «быть, как все». Здесь упомянем и о том аргументе сторонников нового курса, что в МП много хороших людей. Хорошие люди в МП действительно встречаются, хотя и  в меньшинстве. Познаются эти люди по тому, что страдают. Господь очищает их болезнями или скорбями. В любом случае они чувствуют себя в МП, как Лот в Содоме, «ежедневно видя и слыша вокруг дела  беззаконные».

Хорошие люди из МП никогда  не преуспевают в этой  системе, не оправдывают её, не сочиняют сказки про возрождение России. Они всегда чувствуют неловкость и неудобство от своей принадлежности к этой системе. Они далеко не всегда умеют говорить правильные слова. Идя по пути компромиссов, нельзя остановиться на пол-дороге, движение вниз продолжается. Человек привыкает к полуправде, и переходит уже к явной неправде, привыкает к  обществу «чужих» и всё боле тяготится  «своими», раздражается на них… можно с достоверностью предположить, что на этом дело не остановится. Патриархия (в отличие от РПЦз) очень жесткая система, не терпящая инакомыслия и своеволия  (как бывшая составная часть советской тоталитарной системы). Только полная независимость от нее даёт возможность быть действительно независимым православным публицистом, историком или мыслителем. Мы знаем, что все, кто перешёл в МП, были вынуждены или замолчать, или покаяться в своих прежних взглядах, отречься от бывших друзей и начать поддерживать «генеральную линию» патриархии. И будут наказаны руками тех, в чьи объятия они стремятся. «Новый курс» заглушает совесть, приучает ко лжи, приспособленчеству, шкурничеству,  предательству братии, лицемерию, производит полное внутреннее опустошение». Иеромонах Дионисий Алферов. 2001 г.

 

Вопрос 2261: Ваша община как-то нигде не проявляла себя в деле воссоединения  двух частей русской церкви. Уточните вашу позицию на сегодняшний день.

Ответ: Мы заняли выжидательную позицию Гамалиила. Деян.5:38-39 – «Ибо если это предприятие и это дело - от человеков, то оно разрушится, а если от Бога, то вы  не можете разрушить его; [берегитесь], чтобы вам не оказаться и богопротивниками». Мы наблюдаем за всеми передвижениями друзей и недругов по этому делу, в курсе всего держим друзей. Недавно я написал письмо нашему правящему архиерею Ишимско-Сибирскому Евтихию, высказав нашу позицию.

  «Владыка Евтихий, мир Вам! Как Ваше здоровье? Хорошо ли было в пути и при посещениях? Думал о Ваших  словах, о Вашей встрече с Кириллом табачным. Все они и всё обман творят; им верить нисколько нельзя. Делаю несколько выписок из разных изданий, и сделайте сравнение с сегодняшним: что осталось от того, что было замыслено, что ещё будет. Тогда предполагалось ли это самое? В сегодняшней речи т. Козлова нет ни слова правды, а всё грубая и тяжёлая неправда. И одно хорошо он сказал, чтобы приехали и на месте бы посмотрели на них, на их служение. Тогда во веки веков бы не дёргались и сидели бы на своих развалинах.

  О. Евтихий. «Встреча на страницах «Православной Руси» 1991г. №10 стр.6-10. «Сделайте ради нас, грешных, доброе дело…»

  «Но при всем блеске я видел внутреннюю пустоту, ложь и бездуховность. Стал я вести себя дерзко. Я убедился,  что Синод Московской Патриархии не может слушать правду и действовать по правде; я уже не мог ему больше доверять..   Фактически я перешёл  в Зарубежную юрисдикцию 10 января 1990 года. Тотчас начались проповеди, пресыщенные клеветой и ругательствами против всех нас – шести  сибирских священнослужителей, ушедших под омофор Зарубежного Синода.  Епископ Антоний оказался весь  лживым.  У нас  накопилось достаточно опыта и фактического материала, чтобы составить мнение не только об отдельных архиереях.  

   Родился я в 1955 г. Был в комсомоле.  И вот в армии на первом году службы  твёрдо решил поступать в семинарию. Стал учить молитвы, их дед мне высылал в письмах. Когда выучился читать по-церковно-славянски, поехал в город Омск, на послушание к архиерею.  Был духовником епархии... На клиросе обычно две бабушки по 90 лет, самой младшей прихожанке - 60 лет, но одна плохо слышит, а другая плохо видит. В приходе моем 5 активных прихожанок, с ними  мы убираем храм и выполняем все необходимые работы...   Семь лет я у них служил, но однако они верят всяким сплетням, будто я и католик, и баптист...

   До последнего времени от какой-либо агитации среди них я воздерживался, хотелось,  чтобы они судили о Свободной Российской Церкви не по словам, а по делам, но после посещения нашего прихода епископом Димитрием понял, что  настала  пора  посещения с проповедью приходов Московской  патриархии. Прошлым летом приехали два  священника и зачитали указ епископа Антония о запрещении  меня в священнослужении. Священники пользуются невежеством верующих, благо что патриархия сама воспитала такую паству. Однако и епископ Димитрий не обошёлся без лганья  Сильно мешают, просто повальная подозрительность, чего и я, увы, не лишён, как бы ни старался от  этого избавиться…  мы должны принять меры предотвращения проникновения таких типов. Хорошо то, что появление  наших приходов расшевелило Московскую Патриархию, заставило её в собственных приходах действовать более активно.

   Наиглавнейшая  мера по укреплению наших приходов – это подъём  на приходах духовной жизни. .. нам хотелось бы более приблизиться к первохристианским взаимоотношениям между прихожанами и  приходами, как основанных на святых принципах соборности,  взаимодоверия... у нас, сибирских священнослужителей, сложилась прочная группа, в среде которой мы полностью доверяем друг другу, и сейчас мы видим, какие делаются попытки со стороны чуждых сил проникнуть в Церковь; мы поняли, что и Зарубежная Церковь, и российские её приходы стали главным объектом их разлагающей деятельности.

 Пока что не слышно, чтобы МП решила сменить своего патриарха, а без его смены  отказ от экуменизма не возможен, так как он сам активнейший экуменист. Для воссоединения нужны и другие покаянные дела; в общем, надеяться на это в  скором времени не приходится; на сей день она изо всех сил старается  оправдать сергианство. Так что я думаю, что эти чаяния не соответствуют действительности».

«Нужно преодолеть односторонность в оценке церковной истории».  Интервью с протоиереем Максимом Козловым.

«Большинство клириков высказывались за нахождение путей к достижению нашего единства. Причем это была элита клириков РПЦз, это были именно те потомки первого поколения эмиграции. Общение с нашими клириками побудило их встать на трезвую, церковную позицию.

Оппонентами являются несколько  групп. Это несколько архиереев, я не буду сейчас называть их имена. Это часть клириков, малообразованных даже в истории собственной Церкви… Есть такие люди, которые не знают и не хотят знать реальной жизни нашей Церкви. И теперь, когда Зарубежная Церковь разворачивает церковный курс в новом направлении, принять это психологически трудно.

  Вторая категория оппонентов – это перебежчики из Московской Патриархии, как находящиеся ныне на территории нашей страны, так и в Зарубежье. Для очень многих из них ситуация  восстановления евхаристического общения может оказаться фактором,  при котором выяснятся самые неприятные события из их жизни, из их канонического статуса. И поставить под сомнение чистоту их  риз, «мужественность» их подвига по переходу в Зарубежную церковь. Среди них были лица, которые  меняли уже несколько юрисдикций. Вероятно, поменяют и еще одну, при достижении  нами единства. Но это тот балласт, от которого и самой Зарубежной Церкви хорошо бы избавиться. В частных беседах  многие священнослужители говорили о том,  что они поняли, какую ошибку допустила Зарубежная Церковь, согласясь  и на открытие приходов на территории России, и на самый факт широкого приёма перебежчиков из Московской  Патриархии без  внятного исследования их жизненного и канонического статуса.

В перерыве между заседаниями множество батюшек подходило к нам и извинялось за своих собратьев, которые допускали те или иные некорректности, говоря, что «не судите их строго, и у нас есть хамы, и у нас есть люди, которые ничего уже не поймут и не могут понять». Желающие видеть только сор и немощи, видят  человеческие немощи и недостатки, которые, конечно, есть в нашей церковной жизни. Патриарх говорит о них каждый год, в частности, на епархиальном собрании, - о тех очевидных изъянах, которые есть в нашей  церковной жизни. Так что надо приехать и увидеть, что реально имеет место в нашей Церкви. При всем осознании наших немощей все мы  ехали с глубокой убеждённостью в принципиальной исторической правоте  пути Русской Православной Церкви Московского патриархата». «Александро–Невский вестник» Барнаул №2-2004 г. стр.4-5)

 

Обидчивый мужик расстроенный лежит,  (Ц. Михаилу)

Не болен, полутрезв - он зубы точит:

«Кто сделал замечанье мне, того ножом  я  - вжик!

И нет его, нахала, к полуночи.

       А я? Что я? Я никому не раб;

       Друзей я не имел, и мне они не к спеху».

       А дьявол рядом  топчется, от сердца рад,

       Не зря спешил к постели, на мужика наехал.

Обиду распаляет, от захудалой спички ,

Припоминает тон, каким ему сказали.

«Безгрешен я,  всё у меня отлично.

На животе вершок на  будущее сала.

       Я не обязан вам! В друзьях я не нуждаюсь!

       Не капайте мне в душу! Я не раб!»

       Два генерала обмерли - глаза как у китайца,

       Не зубы, а клыки  показывает хряк.

Пропала наша дружба с мужиком -

Коврижки зря он пёк, мы их  не ели.

Как жаль! С Писанием он вовсе незнаком,

Что есть душа, даже в пропитом теле.

       Услуга за услугу так хотелось,

       Божественным кормильца угостить;

       Характер размягчить работой сельской,

       Над топью вымыслов, чтоб намостить настил.

Муж генералам сразу нахамил,

Стал умничать поутру спозаранку.

А как  спервоначала был он мил,

Ни слова вопреки,  ни перебранки.

       Духовное, что  дать ему могли,

       Возвысило бы выше генералов.

       Подсчитывал он за еду рубли,

       Не посчитал, что ухом, сердцем брал он.

Решил сбежать - крошиться зубы стали.

Не удержать! А нежность - на двоих.

Никто, лишь только Бог, Священное  Писанье,

Поможет удержать. Чуть-чуть, конечно, –  стих.   29.9.03 ИгЛа