Вопрос 2922: 15 т. Я дал почитать своим Ваши книги, а брат говорит: эти вопросы он сам себе задаёт. Что мне ему на это ответить?

Ответ: Пр.26:4-5 – «Не отвечай глупому по глупости его, чтобы и тебе не сделаться подобным ему; но отвечай глупому по глупости его, чтобы он не стал мудрецом в глазах своих». Если Вы ходите на наши занятия в университет, то Вы же видите, сколько на каждом занятии подают мне вопросов. Вопросы всегда задаются у нас только в письменном виде – так соблюдается тишина и легче уловить сам смысл вопроса. Занятия идут в этом университете АГТУ уже 15-ый год. Таким образом легко посчитать, сколько могли только здесь задать мне вопросов. Занятия идут с 10 октября по 1 мая – примерно 24 недели, по два занятия в неделю – 48 занятий в год. Получается, что если даже по 10 вопросов, то за год уже почти 500. За 15 лет – около 7 тысяч вопросов. Учитывая, что я веду занятия ещё и ныне, и вёл их уже 44 года, то цифра покажется не меньше уже указанной. Но учитывая, что вёл занятия в пяти университетах, в институтах, в десятках школ, в отделах милиции, по радио и вёл на трёх радиостанциях передачи и после каждой около 30 вопросов было, да вопросы по Интернету и в других городах, в тюрьмах, в техникумах, в училищах, то мало уже не покажется. И все эти записки я сохранял до пожара, да и ныне ещё около 2-х тысяч сохранилось, могу показать их. Конечно, устно отвеченные сходу вопросы я дома расширяю, пользуясь книгами, энциклопедиями, Интернетом, но костяк ответа остаётся непоколебимо тот же. Кроме того, у нас в трапезной после богослужений каждое воскресенье проходят занятия по изучению Слова Божия и тут мне задают вопросы устно, но я их фиксирую, и даже задаваемые по телефону. Много задано мне вопросов и из других городов и из-за рубежа. Неотвеченных нет. Правда, иные вопросы слагаю в один, если они очень подобны друг другу. Есть вопросы, которые задают во время беседы в поезде, в дороге, а я их потом произвольно восстанавливаю и, конечно же, суть вопроса остаётся неизменной. Да если бы даже все до единого вопроса я выдумал, то разве это про Шерлока Холмса или иных героев выдуманных романов и повестей Толстого, Булгакова, Шекспира? Разве вопросы не жизненны для вас? Но специалист легко поймёт, что вопросы от разных людей, судя по их конфигурации, по их разной степени неуклюжести и яркости. Многое мы познаём из Библии только из тех вопросов, какие тамошние персонажи задавали и получали ответ. 1Кор.1:20 – «Где мудрец? где книжник? где совопросник века сего? Не обратил ли Бог мудрость мира сего в безумие?» Христос на многие вопросы отвечал и лишь на несколько не ответил, ибо время уже приспело. Лук.23:9 – «и предлагал Ему многие вопросы, но Он ничего не отвечал ему». Мф.21:24 – «Иисус сказал им в ответ: спрошу и Я вас об одном; если о том скажете Мне, то и Я вам скажу, какою властью это делаю».

Гл.39. Подталкиваем дьявольской рукой

И соблазняем леностью привычной,

И я тратил прежний облик свой,

Своё первоначальное обличье.

       А если так, то ныне мне пристало

       Сказать, в чём грешен, как я прожил век,

       Сказать пред миром, что со мною стало,

       На что, ничтожный, я себя обрек. 

Себе кажусь я книгою сейчас.

Я – книга воплей, стонов и сомнений,

Похожая на книгу тех видений,

Что Иезекииль узрел в свой час. 

       Я – город, но без башен и ворот.

       Я – дом, где нету очага зимою.

       Я – горькая вода, и тех, кто пьёт,

       Я не способен напоить собою. 

Я – сад, который высох и заглох.

Я – поле, тучное травою сорной.

Я – нива, что предуготовил Бог,

Но почву дьявол распахал проворно. 

       Я – древо, потерявшее плоды.

       Годящееся только для сожженья.

       Я – саженец, засохший без воды,

       Светильник, потерявший дар свеченья. 

И новые стенанья, плач глухой

Я облекаю в прежние созвучья.

Беспомощен зубовный скрежет мой,

       И горек мой позор, и слезы жгучи. 

       Гнев над моей душой неумолимый,

       Над грешной плотью огнь неугасимый.

       Печать греха легла мне на чело.

       Достоин казни я, творящий зло.

Боль, посланную с неба, на земле

Приемлю я, погрязнувший во зле.

Что ждёт меня, заранее известно:

Как кучи плевел, превращусь я в дым.

И возвещает снова глас небесный

О том, что мой недуг – неисцелим

       Я каюсь, чтоб меня услышал мир.

       И правда, может, схож я с той блудницей,

       О коей у Исаии говорится

       Во притче про надменный город Тир? 

Но если скорбь блудницы позабытой

Из тьмы времён Пророк донёс до нас,

Как должен я взывать в свою защиту,

Как должен прозвучать мой скорбный глас? 

       Мне ведомо: Пришествие Господне

       Настанет, – Я дрожу уже сегодня.

       И, думая о Страшном Судном Дне,

       Предвижу нескончаемые муки,

       И к небесам я простираю руки

       И жду возмездия, и страшно мне. 

Что будет, всё я знаю наперёд.

Но и предвидя все свои страданья

И зная, что меня в грядущем ждёт, –

Я всё же нерадив на покаянья. 

       Но в страшный час меня Ты не покинь,

       О Господи, Отец наш всемогущий,

       Чадолюбивый, добрый, вездесущий,

         Прощающий Своих сынов. Аминь! Григор. Нарекаци