Вопрос 2718: 12 т. Кто задаёт Вам вопросы, которые иногда имеют продолжение через определённое время, и эти люди интересуется  ли дальнейшим исполнением данного им раньше ответа?

Ответ: Случаи очень редкие. Вопросы просто разово освещены и тема закрыта. Но что касается сегодняшней ситуации, то она меняется и иногда вопрошают о ней. На днях принесли материал из интернета о том,  как у нас была два года назад была директор Кестонского института  (Англия), Ксения Деннен и её материал о пребывании у нас. Взято это с комментариями Черкасова В.Г. – писателя: «Потеряевская  ИгЛа. Комментарии об Алтайском проповеднике РПЦз(Л) Игнатии Лапкине. Предлагаемый ниже вашему  вниманию переведённый с английского языка и опубликованный «Порталом Кредо Ру» 21 февраля 2005 года очерк К.Деннен «Игнатий Лапкин и его православная община» интересна мне, как бывавшему в описываемом селе Потеряевке с общиной свмч.Анфима Никомидийского и на Крестовоздвиженском приходе в Барнауле, на каких настоятельствует протоиерей РПЦз(Л) Иоаким Лапкин –брат главного героя очерка Игнатия Тихоновича Лапкина. Я знаю многое, связанное с их деятельностью, и потому что являюсь родственником Игнатия Тихоновича и отца Иоакима по линии моей супруги. Немало ведаю, да теперь уже не всё, потому что тесно общался с сибирской роднёй, когда мы едино были в  РПЦЗ до лавровского раскола. Однако вот ещё  июлем прошлого года в ответ на посылаемые Лапкиным распечатки  моих статей с «Меч и Трости» получил, очевидно, окончательное, «приговорное» письмо Игнатия Лапкина – ИгЛы, как он сам себя любит «кодово» называть и подписывает свои стихотворные произведения. Изругав меня в письме с присущей ему саркастичностью, Игнатий Тихонович заканчивает: «Вы мне приходитесь родственником в четвёртом колене. Родственные чувства должны тоже играть свою роль при пощаде обидевшего тебя. Простите, если Вы  затаили обиду на меня и на брата моего кроткого, живущего не в мегаполисе и считающего, что труженик сельского хозяйства – самый нужный и, потом уж -   портной и  затем – строитель. Писатель же стоит в самом конце за похлёбкой с вылизанной миской за подачкой от труженика земли… Я... не писатель...  это было бы для меня страшным поражением. Я проповедник православный, и таковым уже являюсь 42-ой год, по великой милости моего Великого Бога Иеговы…».

  Немаловажно для понимания идей ИгЛы, что вот и здесь он подчёркивает «Бога Иегову», а не Христа. Несмотря на то, что Игнатий Тихонович издал уже 8 книг… писателем, вишь, с нашими мисками-то и подачками считать ему себя, видимо, зазорно, хотя и пишет, например, в огромном количестве стихи, какие, честное слово, мне  чем-то нравятся… В очерке, несмотря на его «англоязычность», натура ИгЛы правдива в главном: в том, что  однажды он мне выкрикнул в нашем споре в  Потеряевке с огромным презрением: «Все церкви одним миром мазаны!» Как это госпоже Деннен, предпочитающей Игнатия Тихоновича «романтиком», удалось разглядеть в нём нелюбовь к любым Церковным образованиям и, возможно, случайно о том проговориться?

…А насчёт «необходимости» введения на Богослужении современного русского языка, то потеряевской и барнаульской общинам года три назад удалось этого добиться от долго всё же сопротивляющегося тому их правящего епископа Евтихия. Сей архиерей РПЦз(Л) вообще неравнодушен к Лапкиным, и собирался непременно хиротонисать о.Иоакима Лапкина в епископы, да Бог такой чести ему не дал  и опасающиеся гнева МПшных друзей нью-йоркские синодалы на то на «канонической территории» Алексия ІІ в перспективе их объединения не осмелились.

  О.Лев Лебедев писал: «В  Христианских же народах, а особенно в православном Великорусском народе земное Отечество всегда воспринималось как образ (икона) Отечества Небесного, почему его и старались благоукрашать, расширять и защищать до смерти.  В этом корень истинного духовного  русского патриотизма».

 На всё это можно только открыть Библию: Иоан.18:36 – «Иисус отвечал: Царство Моё не от мира сего; если бы от мира сего было Царство Моё, то служители Мои подвизались бы за Меня, чтобы Я не был предан Иудеям; но ныне Царство Моё не отсюда». «Уже с первого момента  религиозного обращения Лапкин критиковал церковь: он обвинял духовенство в трусости перед лицом коммунистических властей; он осуждал коммерческий дух, захвативший многие приходы. Ненависть к коммунизму заставила его отвергнуть модель церковно-государственных отношений, существующих в России с 1927 года в результате соглашения, подписанного митрополитом Сергием, будущим патриархом. Он считал, что взрослых крестят, недостаточно их к тому подготовив, что духовенство не учит вере. В это же время он был либералом, в том смысле, что считал, что литургию нужно служить на современном русском языке, а не на церковно-славянском».

  Ксения была в Потеряевке и она всем нам понравилась, такая пчистая и росвтлённая. Купила несколько наших книг. Фотографировались с нею и она была очень довольна, что попала к нам.

Не вспомнится вчерашняя беда,

Забудутся крушенья небоскрёбов,

Переживания исчезнут без следа,

И наши клятвы «не забыть» у гроба.

       Сотрётся мнившееся безразмерным счастье…

       Я говорю о тех, кто будет с Богом,

       Где свой закон – он не от этой власти…

       Что Богу вопреки, то выйдет только боком.

Суметь бы в памяти предельно сохранить

Все милости, ниспосланные свыше.

Путь голос мой и далее гремит –

Вселенная  о Библии услышит.

       О чём надмение нашёптывало в дрёме,

       Где гордость высеяла злые семена –

       Забвение, пройдись бруском  калёным,

       Дабы забылось, словно после сна.

Где заднее – не оглянусь на то,

Не спотыкаться, простираясь спешно.

Быть может, рядом смертный мой поток,

Хотя по милости от знания завешен.

       Забыть нескромные рассказы, анекдоты,

       Обиды затаённые на пару с осужденьем.

       Дать памяти от прошлого насытиться субботой -

       Так  ценность потеряли после реформы деньги.

Забвение трудней тренировать, чем память,

Не слышать шороха и запахи веселья.

Крещение в воде – единственная баня,

Где прошлое стирается, ум оставляя целым.

       Без Божьей помощи себя не одолеть,

       От воспоминаний не убежать, не скрыться.

       От поприща греха  проходит столько лет,

       Но в память заплывают прошедшей страсти лица.

Заполни, Дух Святой, одним Собой

Извилины, душевные нейтроны.

Зависнет пусть программа, будет сбой,

И только будущий экран осветит ровно.         ИгЛа. 18.2.05