Игнатий Лапкин


ОКОМ»

«...ОТКРЫТЫМ

Числ. 24:3,15


ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ, ПРОПОВЕДИ


Книга тридцатая



1

Барнаул 2009

Часть первая:


По благословению протоиерея Иоакима Лапкина,

благочинного церквей Алтайского края (РПЦз)

ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ

во свете БИБЛИИ


Тридцатая книга серии «...открытым оком» содержит отве- ты на различные вопросы и проповеди по Слову Божию на богослужениях.


© Лапкин Игнатий Тихонович, 2009

Адрес: 656016, г.Барнаул, ул. 2-я Строительная, 62-16,

3

тел.: 24-38-46; 62-81-37. Моб. тел. 8-961-230-70-60. Электронная версия книг: www.kistine1.narod.ru


Глава 1. ВЕРА, БИБЛИЯ, ХРИСТОС


Вопрос 4030: В чём Вас обвиняли, когда судили при советской власти, понимают ли ныне обвинители, что Вы были правы?

Ответ: Кого знал раньше, те понимают, и даже просят проще- ния, как судья Макаров В.А., который и осудил меня. Коррес- пондент Титов В.И. точно так же просил прощения, быв у меня дома и на работе, и написал о том в статье: «Не все пророчества сбываются. Это сбылось. В июле 1986 года краевой суд приго- ворил христианского проповедника Игнатия Тихоновича Лапки- на к двум с половиной годам лишения свободы. Я был на этом суде с первого до последнего дня, прочёл его пухлое «дело». И написал об этом статью «“Златоуст” со Второй строительной» («АП», 26.07.86 г.). Именно здесь, на этой улице, в старом, изно- шенном бараке, неподалёку от железнодорожного вокзала Барна- ула, жил и живёт, вернувшись из заключения, этот подвижник веры. Вскоре после появления статьи случай столкнул меня не- подалёку от редакции с женой Игнатия Тихоновича. - «А ведь придётся и вам когда-нибудь каяться», – сказала она. Пришлось. И не только потому, что нет уже в Уголовном кодексе РСФСР

«политической» статьи 190-1. Это по ней судили неугодных вла- сти людей за распространение заведомо ложных, клеветнических измышлений против общественного и государственного строя. Есть на мне и свой – профессиональный грех. Ведь уже тогда мне было ясно: за убеждения, какими бы «ошибочными» или

«безошибочными» они ни были, нельзя судить уголовным судом. Да и «ветер перемен» уже повевал в затхлой атмосфере «идеоло- гического единомыслия». Правда, не все ещё могли тогда осоз- нать, к чему приведут нас эти перемены...

Защищая православную веру, мучеников Церкви, алтайских крестьян, пострадавших от раскулачивания в пылу коллективи- зации, И. Т. Лапкин не останавливался на скорби и сострада- нии. Он шёл дальше – искал и находил виновных в историчес- кой трагедии русского народа. Ими, по Лапкину, были коммуни- сты-сатанисты, устроившие жидомасонский заговор, и В. И. Ле- нин – «вождь атеистов, сонмища иуд». Так писал Игнатий Тихо- нович в своём стихотворении, аккуратно подшитом следователями к делу. Это было не всё. Но и этого оказалось достаточно, чтобы я, никогда не бывший партийным человеком, возмутился. Нет сомнения (во всяком случае дл4я меня), что растиражируй он с

помощью магнитофона песни Аллы Пугачёвой, ему бы из власть имущих никто и слова не сказал. Сатирические песни Высоцко- го расходились по всей стране, и что? А вот лапкинские записи (более трёх тысяч катушек) были конфискованы как крамола. Вернее, как «идеологический промысел». «Я абсолютно уверен, – писал он далее в своём протесте из заключения, – что всё, начи- танное мною, инкриминируемое мне, – исторические факты...».

Но эти факты и особенно их истолкование расшатывали устои царившей тогда идеологии. Они были опасны властям, размывая её фундамент.

Я не могу ручаться за убеждения и веру учёных-экспертов, чьё заключение легло в основу обвинения И. Т. Лапкина по «поли- тической» статье 190-1. Но его полезно процитировать как до- кумент истории наших непримиримых «идеологических войн»:

«Экспертами выделены следующие основные группы измышле- ний... – утверждение о гонениях на граждан в СССР за их верy и убеждения. Утверждение об отсутствии в СССР свободы совес- ти. Измышления, порочащие советскую науку и культуру, из- мышления об истоках революционно-демократического движе- ния и социализма, об основателе Советского государства В. И. Ленине – руководителе партии и правительства, отождествление Советского государства, его органов власти и управления с обра- зами «сатаны» и «антихриста», от которых якобы исходит всё зло и с которыми следует вести непримиримую борьбу и т. д.».

На основании собственных взглядов читатель может судить, насколько объективно это заключение. Считаю необходимым сде- лать лишь одно замечание: «непримиримую борьбу» в свете но- вого мышления вести не возбраняется, но только не насильствен- ными, цивилизованными методами. И с этим, кстати сказать, Иг- натий Тихонович согласен: («Алтайская правда», № 256 27 декабря 1991 г.). «…В своих письмах Лапкин отождествлял Со- ветское государство и его органы с образом сатаны, антихриста, от которых якобы исходит всё зло и с которыми следует вести непримиримую борьбу… Переписывал от руки, перепечатывал на пишущей машинке, но больше всего любил начитывать на маг- нитофонную ленту (при аресте у Лапкина были изъяты 15 маг- нитофонов и огромное количество записей)… в 1980 году Лапкин И. уже привлекался к уголовной ответственности за подобные же действия. Однако он не сделал должных выводов, его дея- тельность после 1980 г. приобрела ещё больший размах и откро- венную антиобщественную направленность. Он зачитывал на магнитофонные ленты и распространял книгу А. Солженицына

5

«Архипелаг ГУЛаг» со своим послесловием; проповеди экстре- мистски настроенного священника Д. Дудко, произведения, засы- лаемые в СССР различными антисоветскими пропагандистскими центрами. Игнатий Лапкин тиражировал и распространял из- мышления ярого антисоветчика Ярла Пейсти, специализирую- щегося на подрывной радиопропаганде…

Судебная коллегия Алтайского краевого суда в соответствии со статьёй 190 Уголовного кодекса РСФСР приговорила И. Лап- кина к суровому, но справедливому наказанию – к 2,5 годам лишения свободы. Вполне понятно и ясно, что Лапкина при- влекли к ответственности не за его религиозные убеждения, не за то, что он верующий, а за конкретные, уголовно наказуемые дей- ствия, за сознательное и систематическое нарушение советских законов. Но кое-кому хочется представить дело так, будто Лап- кина осудили за то, что он верующий. Деятельность Лапкина противоречила, нарушала нормы закона? Ну что же, говорят они, надо тогда менять закон, «подгонять» его под Игнатия. В проку- ратуру края, в Совет по делам религий при Совете министров СССР, в редакцию журнала «Наука и религия» из Красноярска пришло письмо от священнослужителя Русской православной церкви Бурдина С.А. в защиту Лапкина. В этом письме, в част- ности, говорится: «Попытка анализировать деятельность И. Лап- кина и запросы верующих только с точки зрения советских за- конов, в т. ч. и законодательства о религиозных объединениях представляется не совсем оправданной, т.к. любой человеческий закон не идеален и находится в стадии развития». И далее пред- лагается пересмотреть законодательство…»

(«Свобода совести и религиозный экстремизм», Н.А. Ванюшин. Барнаул, 1988, 144 стр. Стр. 29-31, 15000 экз., цена 30 коп.). («Для слова Божия нет уз», стр.528). Иоан.3:20 – «ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идёт к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы». Ам.5:10 – «А они ненавидят обличающего в воротах и гнушаются тем, кто говорит правду». Еф.5:12-13 – «Ибо о том, что они делают тайно, стыдно и говорить. Всё же обнаруживаемое делается явным от света, ибо всё, делающееся явным, свет есть».


Жизнь – это море, говорят издревле, – То в притчах ясно показал Христос.

Чёлн каждого штормами где-то треплет, – Как часто не туда нас шквал занёс.

Зверей из моря вышедших увидел Даниил,

И продолжение видения вошло в Апокалипсис; Царь означал династию, он так же ел и пил.

Эпоха, каждого страшась, входила в климакс.

Цеплялись так же за своих вояк,

За КГБ тогдашнее, истошно зря вопили; Проигрывал герой слабейшему в боях,

И шли под меч, под топоры и пилы. Слиняли персы, греки и мидяне,

Железный Рим трещал по цельным швам. Пушинка ваша скалы смело перетянет, Когда Бог Иегова повелевает вам.

Смотрю на русских горе-патриотов, То им царя подай, то президента,

Чтобы уважали нас, боялись полоротых, – Наполнил злобный дух таким менталитетом.

Не надо Гитлера лелеять и творить,

При Ленине и Сталине ползти на четвереньках. Грядут за отступление Веспасиан и Тит, – Курящий храм последним стал куреньем.

Рожденье, взлёт-рассвет и затуханье Империям ушедшим – так и русской! Её растаскивает жидовьё нахально,

Китай и мусульмане на труп тот соберутся? Нам, христианам, Бог приоткрывает чуть, Мы искренно приход Иисуса чаем.

Тогда на лысину вновь возвратится чуб, Утерянное в теле к нам с радостью причалит.

Жизнь завершится и настанет Жизнь,

Смерть брошена в огонь – там жар вовек не гаснет; Плоть послужившая, с надеждой в прах ложись!

Труба Архангела разбудит к вечной Пасхе. 29.10.08. ИгЛа


Вопрос 4031: Пишут, что еп. Диомид Чукотский теперь уже не епископ, будто бы сняли с него сан. Как происходит это снятие? Ответ: Собрались епископы, написали бумагу и разослали её по епархиям. Но это снятие – не Таинство, а может быть, произвол, месть и беззаконие. Когда рукополагали в епископа, молились в алтаре над ним, руки на его голову возлагали и Евангелие. А здесь ничего этого не было сделано, да и нет такого «раскреще- ния», «развенчания». Иуда Искариотский сам отпал, его не отлу- чали за предательство. Деян.1:25 – «принять жребий сего слу- жения и Апостольства, от которого отпал Иуда, чтобы

идти в своё место». Газета «Известия» за 08.10.2008г., стр. 5, поместила статью «Диомид больше не епископ». Среди прочих обвинений в его адрес есть и такое: «Сам Диомид занялся откро- венным популизмом: ходил в заплатанной рясе и кирзачах… И вот теперь Синод постановил: «Мирян, сеющих смуту и не под- чиняющихся священноначалию, призвать к покаянию». И пре- дупредил, что дальнейшая раскольничья деятельность приведёт к отлучению». Диомид во многом неправ, ибо он есть порожде- ние этой же самой Сталинско-Бериевской организации – Мос- ковской патриархии. Но среди неправых он более прав. Пройдёт несколько десятков лет (если ещё Бог жизнь продлит на земле), имена всех архиереев и м.Кирилла и патриарха Алексия будут преданы забвению, а вот Диомиду эта участь уже не грозит. Он выступил, он обличил, он не побоялся, и это уже поступок, дос- тойный звания человека. Я в этом абсолютно уверен. Любое смелое действие вызывает уважение даже во врагах.

Так, в газете «Алтайская правда» за 3 окт. 2008 г., на стр.3 в статье «Возвращение на родину» Анатолия Кирилина написано:

«Возвращаясь к началу перестройки, нельзя не вспомнить фильм

Владимира Кузнецова 1990-го года «Предчувствие», где извест- ный у нас в крае правоборец Игнатий Лапкин предсказы- вал крах строя, конец власти коммунистов.

Фильм стал лауреатом фестиваля «Золотой витязь», а чем кон- чилось на самом деле – мы с вами знаем». Действия Апостола Павла не во всём сходились с практикой остальных апостолов, но они его не запрещали за это, как сегодняшние узурпаторы власти, которая им отнюдь и не принадлежит. Гал.2:6 – «И в знаменитых чем-либо, какими бы ни были они когда-либо, для меня нет ничего особенного: Бог не взирает на лице чело- века. И знаменитые не возложили на меня ничего более». Запретили м. Филарета (Денисенко), а он после этого развенча- ния, низведения его до простого монашества, стал патриархом всея Украины. Сняли сан с архимандрита Валентина (Русанце- ва), а он стал митрополитом в РПАЦ. Да и вообще, о каких

êàí î í àõ ì î ãóò ãî âî ðèòü â Ì î ñêî âñêî é ï àòðèàðõèè, êî ãäà èç дей-

ствующих ныне 719 правил 413, т.е. 57%, умышленно и по- вседневно нарушаются. Незаконно рукоположенные при посред- стве мирских властей, какие и на кого могут налагать прещения, когда их паства точно так же не рождена свыше, как и они сами. Анафема, на которую дерзают дедушки в клобучках, падает на них же, ибо они входят точно в строку, обозначающую, кто же истинно подпадает под отлучение. 1Кор.16:22 – «Кто не любит

Господа Иисуса Христа, анафема, маранафа». Гал.1:8 – «Но если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема».


Запретный плод по-своему хорош, Он вожделеньем к стимулу приклеен. Прибавку сулит – миллион на грош, И занесёт вчерашнего левее.

За знанием нередко едут за границу, Общипывают листья, продираясь ближе. Приятности достигнут, но ею не укрыться, – От предвкушения кору и корень лижут.

Запретное внутри или вовне,

И терпким запахом о смерти возвещает. Кривизны выпрямятся, станет путь ровней, И совесть не тревожит, как вначале.

Чего ни сделает презренный лизоблюд,

За шторой спущенной всё опускаясь ниже. Дичь на жаркое из десятка блюд,

О, сколько тех, кто кровно им обижен! При искушенье трудно смертным устоять, Когда достигнуть можно вожделенья.

Змей источает мёд, в котором смертный яд, Здесь абсолютно всё подвержено истленью.

Раскусим ли мы умыслы врага, – Искусно сети расставляет недруг.

Не устоявший будет сам себя ругать,

От голода сдыхая в скудости прещедрой.

Не тронь! Не прикасайся и отпрыгни, Желая сохранить в себе наказ Владыки!

Не разменяй же совести на призрачную прибыль, Ведь дьявол – лжец с полынью,и ещё тот политик.

Запретный плод застрял у Евы на зубах, Беззубо шамкает адамово отродье.

Здесь лучшим стражем станет Божий страх, Бескомпромиссно высветит распятие напротив.

А на кресте Плод Жизни – Иисус

От новой Евы – скромной Приснодевы.

С Адамом новым – со Христом – спасусь

От предложений вкусных – тех, что слева. 24.10.08. ИгЛа Вопрос 4032: В стихотворении Е.Евтушенко «Бабий яр» упоми-

нается о Дрейфусе – кто он?

Ответ: Стихотворение «Бабий яр» написано в связи с обнару- жением останков многих тысяч расстрелянных евреев. Говоря о невиновности многих из них, Евтушенко упоминает всех извест- ных евреев в истории этого многострадального народа.

«Судебное дело по несправедливому обвинению в шпионаже в пользу Германии офицера франц. Ген. штаба еврея Альфреда Дрейфуса (A. Dreyfus, 1859-1935), сфабрикованное в 1894 реакц. франц. военщиной. 11 янв. 1898 был оправдан истинный из- менник - офицер Эстергази, действительно передавший секрет- ные франц. документы нем. разведке. 9 сент. 1899 воен. суд, пересмотревший Д. д., вопреки очевидным фактам, вновь при- знал Дрейфуса виновным. Реакция использовала Д. д. для раз- жигания антисемитизма и шовинизма, наступления на респ. ре- жим и демократич. свободы. Большую роль в активизации де- мократич. сил сыграло письмо Э. Золя президенту ф. Фору («Я обвиняю», 13 янв. 1898), в к-ром писатель обвинял власти в преднамеренном осуждении невиновного Дрейфуса. Образован- ное в июне 1899 пр-во П. М. Вальдека-Руссо, стремясь к «уми- ротворению» страны 19 сент. 1899 президент республики по пред- ставлению пр-ва помиловал Дрейфуса. В июле 1906 Дрейфус был полностью реабилитирован». (БСЭ). Иер.18:15 -17 – «А народ Мой оставил Меня; они кадят суетным, споткнулись на путях своих, оставили пути древние, чтобы ходить по стезям пути непроложенного, чтобы сделать землю свою ужасом, всегдашним посмеянием, так что каждый, проходя- щий по ней, изумится и покачает головою своею. Как вос- точным ветром развею их пред лицом врага; спиною, а не лицом обращусь к ним в день бедствия их».


Зачем все знания, учёба и диплом, Когда всё это будет не для Бога?!

Умножь подобное хотя на миллион, Что из того, когда оно до гроба.

Вот умер академик и министр,

И что он взял в натруженные руки?

Все удовольствия лишь фейерверк из искр, И выброшен к зиме из улья трутень.

Зачем семья и столько огорчений От сыновей и дочерей беспутных?

А впереди мытарства ждут и черти,

И вечность сразу же за смертью и наступит.

Зачем все муки в нашем житии,

И столько же в них катавасий, взрывов! А на часах уже двенадцать без пяти, – Волна цунами с головой накрыла.

Зачем? И сколько тех «зачем» не проглотил, Они застряли с детства, повседневно;

Вопрос такой не ставил олигофрен-дебил, В последнем ателье нас саваном оденут.

Зачем же засухи, страданья, столько войн, Смятенья революций, перестройки?

Вот пыжится царишка – горсти вонь, — Один другому лишь могилы роем.

«Зачем» копились с каждым часом гуще, В неведение, в темноту усиленно толкая. Как разобраться, кто меня научит?

Душа в страстях греховных и слепая.

Свет осиял, Иисус со мной заговорил, Дал Библию, святое Божье Откровенье. И все «зачем» любовью принакрыл:

«Есть общее панно, всё остальное – звенья».

По Слову Божию для нашего спасенья Всё подводило, гнало, утверждало;

Лишь в вечности спасённых Бог оденет,

Быв плевелом, пшеницей станем к жатве. 28.10.08. ИгЛа


Вопрос 4033: Кто не пошёл за обновленцами, как долго они продержались? Кто был у них главный? И что у них и от них ныне осталось?

Ответ: Все эти вопросы не Евангельские, а потому и ответ даю, согласно данных, что осталось известным. Но даже и не пошед- шие за советскими попами, так и давили всё на богослужение и причащение. Не додумались начать по «Деяниям Апостолов».

«Св. патриарх Тихон за свою краткую деятельность Первосвя- тителя Российской Православной Церкви (1918-1925 гг.) вёл корабль церковный по бурному морю страшных событий необы- чайно мудро. Для облегчения невероятных страданий духовен- ства и мiрян, гонимых безбожной властью, он шёл на целый ряд уступок и компромиссов. Советская власть не удовлетворялась этими уступками и требовала духовного порабощения Церкви государству. Тогда св. патриарх прекратил всякие уступки, за что и был арестован, а затем скоропостижно скончался, по-види- мому отравленный, в 1925 г. После смерти св. патриарха оста-

лись в силе три его замечательных распоряжения, которые легли в основу истинного пути Русской Православной Церкви.

Первое — касалось сущности советской власти, которую св. патриарх Тихон квалифицировал как власть антихристову, а поэтому подлежащую анафематствованию. Советская власть была проклята св. патриархом. Второе распоряжение — это предсмер- тный призыв ко всем православным русским людям в России:

«Зову вас, возлюбленные чада Православной Церкви, зову вас с собой на страдания!». Третье распоряжение — касалось всех русских православных людей «в рассеянии по всему мiру су- щих». В специальном Указе от 7/20 ноября 1920 г. за № 362 предлагалось всем православным людям за границами СССР объе- диниться и создать Высший Церковный Административный Центр. Под управлением этого Центра всем в рассеянии сущим православным русским людям предлагалось жить обособленно от Российской Матери-Церкви до тех пор, пока не установится в Ней свобода и порядок.

Согласно этому Указу и создалась Зарубежная Русская Пра- вославная Церковь под высшим руководством русского загра- ничного Собора и Синода, представителем которого, после смерти митрополита Антония, вплоть до настоящего времени является митрополит Анастасий. Эта Церковь — единственная мистичес- ки, и канонически, и исторически истинная Православная Рус- ская Церковь за границами СССР. Враг рода человеческого, ве- ликий клеветник, лжец и человекоубийца — дьявол, после смер- ти св. патриарха Тихона обрушился всеми силами на Право- славную Русскую Церковь, желая её уничтожить или порабо- тить. За пределами СССР начались нестроения, разделения, рас- колы, но верная заветам и повелениям св. патриарха Тихона Русская Зарубежная Церковь, под руководством Русского Архи- ерейского Синода за границей, — осталась непорочной Христо- вой Невестой, а потому, согласно неложному обещанию Самого Спасителя, — и неодолимой самим адом! Если жизнь заграницей Русской Церкви была обильна тяжёлыми драматическими собы- тиями, то жизнь Российской Православной Церкви в СССР ока- залась воистину трагедией! После смерти св. патриарха Тихона местоблюстителем патриаршего престола стал митрополит Пётр Крутицкий. Он оказался непоколебимым «камнем» и бесстраш- ным мучеником за чистоту веры Христовой. Никакие соблазны, никакие угрозы, никакие пытки и истязания не смогли поколе- бать великомученика — Первосвятителя Российской Православ- ной Церкви. Имя его навсегда войдёт в историю Русской Церкви

наряду с именами митрополита Филиппа и патриарха Гермоге- на. Арестованный, сосланный, запытанный невероятными пыт- ками и замученный до смерти, митрополит Пётр остался непоко- лебимым и не подписал Декларации, которую требовала от него советская власть. Его последним повелением было указание, что- бы его имя как символ единства Русской Церкви продолжало возноситься за литургией во всём православном мiре, несмотря даже на слухи о его смерти, до тех пор, пока смерть его не будет вполне точно установлена (см. об этом свидетельство епископа Дамаскина, викария Черниговского). После ареста местоблюсти- теля, заместителем местоблюстителя патриаршего престола стал митрополит Сергий Нижегородский в 1926 году.

В 1927 году митрополит Сергий изменил заветам св. патриар- ха Тихона и митрополита Петра и выпустил свою знаменитую Декларацию, в которой призывал православных людей «радо- ваться» радостям богоборческой власти и вынести этой прокля- той антихристовой власти всенародную благодарность «за вни- мание к нуждам православного населения». Памятуя невероят- ные гонения на Православную Церковь, мученическую смерть митрополита Вениамина и «иже с ним», арест и смерть св. пат- риарха Тихона, ссылку и страдания митрополита Петра, разру- шение храмов, уничтожение монастырей, кощунство над мощами, запрещение колокольного звона, устройство «комсомольской пас- хи», заточение многих сотен епископов (в 1927 году томилось в концлагерях свыше 200 епископов), десятков тысяч священнос- лужителей и монашествующих, миллионы верующих христиан, осуждённых по церковным делам, — истинно православные люди не смогли принять Декларации митрополита Сергия: произошёл церковный раскол 1927 года. Во главе истинно православных людей, оставшихся верными св. патриарху Тихону, проклявшему советскую власть и звавшему верных чад Православной Церкви на мучения, и митрополиту Петру, сосланному на страдания за то, что он не согласился подписать той Декларации, которую подписал митрополит Сергий, — стал Петроградский митропо- лит Иосиф. Приверженцев митрополита Сергия стали называть

«сергианами», а последователей митрополита Иосифа — «иосиф- лянами». Одобрение позиции митрополита Иосифа было получе- но из ссылки от митрополита Петра Крутицкого и от митропо- лита Кирилла Казанского. Центром истинного Православия 1928- 1929 гг. становится в Петрограде «храм Воскресения на крови» (на месте убиения императора Александра II). Настоятелем это- го храма был митрофорный протоиерей о. Василий Верюжский.

Кроме этого храма, в руках «иосифлян» было ещё несколько церквей в Петрограде и его окрестностях: Петроградский храм во имя св. Николая-чудотворца, при убежище престарелых арти- стов на Петровском острове (настоятелем этого храма был про- тоиерей о. Виктор Добронравов); храм во имя Тихвинской Бо- жией Матери в Лесном (где настоятелем был протоиерей о. Алек- сандр Советов), храм в «Стрельне» (настоятель — о. Измаил) и некоторые другие. В храме Воскресения на крови, кроме о. Васи- лия Верюжского, выступали замечательные проповедники: про- тоиерей о. Феодор Константинович Андреев (друг о. Павла Фло- ренского), бывший профессор Московской духовной академии, и протоиерей о. Сергий Тихомиров. Отец Феодор был духовником многих академиков Академии Наук и профессоров Петроградс- кого университета. В 1929 году умер замученный пытками доп- росов в тюрьмах и выпущенный «умирать дома» о. Феодор, про- фессор Андреев. Похороны этого замечательного проповедника приняли грандиозно-демонстративный характер. «Со времён по- хорон Достоевского Петербург не видел такого скопления наро- да», — писал профессор А.И. Бриллиантов своему другу. К 1930 году были закрыты все «иосифлянские» церкви, за исключением одной (Тихвинской Божией Матери в Лесном). В 1930 году были расстреляны все наиболее видные «иосифляне»: епископ Мак- сим, протоиерей Николай Прозоров, протоиерей Сергий Тихоми- ров, протоиерей Александр Кремышанский, иерей Сергий Алексе- ев и др. Архиепископ Димитрий (Гдовский) был заточен на 10 лет в Ярославский политизолятор, где и погиб.

Митрополит Иосиф, епископ Сергий Нарвский со множеством духовенства и мiрян были сосланы в концлагеря. Многие мiряне были арестованы и высланы только за то, что они посещали единственную «иосифлянскую» церковь в Лесном. В 1936 году эта церковь была тоже закрыта. Ещё с 1928 года начались в Петрограде отдельные тайные богослужения по домам. После 1930 года количество тайных богослужений значительно увели- чилось. А с 1937 года можно считать Катакомбную Православ- ную Церковь вполне оформленной. В остальной России, особен- но в Сибири, катакомбные церкви создались несколько раньше. В Москве катакомбных богослужений было недостаточно, и мно- гие москвичи окормлялись в Петрограде. Никакого администра- тивного центра и управления катакомбными церквами не было. Духовными руководителями считались митрополит Кирилл и митрополит Иосиф. Главой Церкви признавался законный мес- тоблюститель патриаршего престола митрополит Пётр Крутиц-

кий, а после его смерти — митрополит Иосиф. В 1929-1930 го- дах в Соловецком концлагере, где оказались вместе несколько

«иосифлянских» епископов (Максим Серпуховский, Виктор, ви- карий Вятский, Илларион, викарий Смоленский, и Нектарий Трез- винский), — были тайные хиротонии. Появились тайные епис- копы и огромное количество тайных священников». Профессор Иван Андреев. Деян.8:4 – «Между тем рассеявшиеся ходили и благовествовали слово». 1Фесс.2:2 – «но, прежде пострадав и быв поруганы в Филиппах, как вы знаете, мы дерзнули в Боге нашем проповедать вам благовестие Божие с великим подвигом». Деян.11:19 – «Между тем рассеявшиеся от гоне- ния, бывшего после Стефана, прошли до Финикии и Кипра и Антиохии, никому не проповедуя слово, кроме Иудеев».


Не завидуйте старинным меценатам, Их светлой памяти, оставшейся потомкам, Кормили нищих вовсе не по блату –

Их кошелёк был безразмерно ёмким.

И если слышишь стоны голодранцев, Промокших, без одежды и жилья,

Ты можешь к ним таинственно пробраться, Стать той вдовой, кормился где Илия.

Пророк нуждался в крове и в лепёшке. Земля пылала, пастбища сгорали.

Он у вдовы сынка её тетёшкал.

И на три года горсть муки из кадки. Кому помочь, не мне, а я кому? Блаженнее давать, чем принимать!

Пройдёт вся жизнь – в конце её пойму, Понять поможет лагерь и тюрьма.

В нужде и тягости зажатому в тиски, Обобранному властью и ворами, Дыханье спёрло – кратера достиг, Полуобгоревший, до костей отравлен.

Нужду других, отчаянье и смерть Во имя Бога отогнать пытался.

Не о своих болячках раздражаться впредь. Петлёй для многих стал масонский галстук.

Что посылал Господь через своих: Одежду и еду, бумагу, ручки –

Всё раздавал, – смирялся подлый псих, Слова Евангельские наизусть он учит.

Быть меценатом, спонсором в нужде Так нелегко – не легче, чем на воле.

Твой бег не кончился, хотя пришлось сидеть, Ведь здесь нужды – не перечислить сколько.

Кто щедро сеет – с полнотой пожнёт, Благодеянье рядом и за гробом;

Грехи твои сотрутся, сгинет гнёт.

Стать благодетелем не поздно – ты попробуй!. 26.10.08. ИгЛа


Вопрос 4034: Стали издавать труды И.Ильина. Если бы он был жив сегодня, как бы он отнёсся к этому объединению Зарубеж- ной церкви с МП?

Ответ: Есть у него и на церковную тему статьи.

От редакции «Церковных ведомостей»: Статья великого рус- ского философа Ивана Ильина «О советской церкви» была опуб- ликована в нач. 1950-х гг. Тогда, после победы СССР во II мiровой войне, внешней респектабельности и величия советского анти- христового режима, надевшего на себя одежды «русского патрио- тизма» и «благословившего» «возрождение канонического рус- ского православия» - очень многие поверили этой пропагандной уловке, вернулись в СССР или советскую Московскую патриар- хию - и погибли там физически или духовно. Очень и очень многие в русской церковной эмиграции соблазнились внешним

«возрождением» церкви на Родине – Московской патриархии – разорвали церковное единство с Катакомбной и Зарубежной Цер- ковью и подчинились каноническому и духовному авторитету апостасийной советской церкви. Сегодня об их «православии» можно судить с очевидностью – современные нео-сергиане, евло- гиане, «американские автокефалисты», с их модернизированным экуменическим «православием», или т.н. «православные тради- ционалисты», «православные сталинисты» в самой МП и т.д. и т.п. – их духовная деградация – плод физической и духовной унии с советской «церковью лукавнующих».

Со времён Ивана Ильина ни в (бывшей) советской России, ни в (настоящей) советской церкви ничего не изменилось. Напротив, духовная болезнь поразила не только голову, но и самое тело советской церкви – Московской патриархии – духовенство и цер- ковный народ. Не замечать это могут только те, кто не хочет этого видеть ради каких-то собственных политических интере- сов. Сегодня, как и тогда, нас снова уверяют в «возрождении» России и «канонического православия», выдавая за «возрожде- ние» не внутреннее исцеление от духовных недугов, а внешнюю

респектабельность и благополучие. И вновь истинно православ- ных христиан призывают присоединиться к советской церкви и признать её духовный авторитет, её «законность и каноничность». Поэтому обращение И. Ильина к русской церковной эмигра- ции того времени – это и обращение к нынешнему первоиерарху РПЦЗ-Л митр. Лавру и его Синоду, а характеристика, данная им советской церкви – относится не только к современной советс- кой церкви и её патриарху Алексию II (ещё более изворотливому и изолгавшемуся, чем его предшественник Алексий I), но и – увы!

– во многом к самому митр. Лавру и его Синоду, так безудержно бросившихся в объятия апостасийного міра и его церкви лукав- нующих. Последняя встреча с В. Путиным это наглядно показа- ла. Воистину, «нет пророка в отечестве своём». Не стал таким пророком для большей части русской церковной эмиграции (РПЦЗ) и великий русский философ, православный христианин, верный сын Русской Зарубежной Церкви Иван Ильин.

Иоан.8:44 – «Когда говорит он ложь, говорит своё, ибо он лжец и отец лжи». Россия нуждается сейчас больше всего в правде и в свободе. И к свободе она придёт только через прав- ду. Пока будем лгать, будем рабами, ложью свидетельствуя о своём рабстве и закрепляя его. Вот почему наши исповедники и мученики последних десятилетий вели нас к свободе, а лицемеры и лжецы наших дней ведут нас в рабство. Мы не выйдем из этой окаянной смуты, пока не отделим честно и чётко правду от лжи, и не начнём стойко и мужественно выговаривать правду. Вот уже сколько лет прошло с тех пор, как нас утопили во лжи и продолжают нас унижать ложью, страхом и насилием. А ныне им удалось заразить многих из нас этой ложью; и скорбно ви- деть, как честные начали верить ей и повторять её...

С самого начала большевистской революции было ясно, что Православная Церковь есть духовный организм, противостоящий этому неслыханному в истории начинанию, со своей стороны не- приемлемый для него и потому обрекаемый им на истребление. Ясно было, что, пока дух Православной Церкви жив в русском человеке, — дух безбожного коммунизма не овладеет душою рус- ского человека, не поведёт Россию, не станет русским духом... А между тем — именно это то и было необходимо большевикам, ибо программа их для России всегда была одна и та же: «Россия есть орудие мiровой революции; русский народ должен сам за- разиться ею до конца, чтобы заразить ею все остальные наро- ды, а там — пусть погибнет или растворится в мiровом всесме- шении». Большевистская революция никогда не была русским

делом, да и не выдавала себя за таковое. Она всегда была мiровой затеей, начатой интернациональным сбродом людей во имя не русских и враждебных России целей. И вот, чтобы провести эту чудовищную затею, большевики должны были внушить русским массам последовательное безбожие и противобожие, пафос интер- национализма, готовность к кровавой резне в мiровом масштабе и веру в тоталитарный коммунизм. Это было с самого начала — замысел мiровой тирании, замысел антихристианский, бессовест- ный и бесчестный. Это был план — разжечь во всех народах зависть и ненависть, разнуздать их и поработить, при помощи монополии работодательства и систематического террора. И ныне этот план отнюдь не оставлен: он жив и действен больше, чем когда-либо. И те, кто говорят, будто он «отвергнут и забыт», — лгут и тем самым служат его осуществлению, сознательно или бессознательно... Россия необходима большевикам для его осу- ществления как плацдарм, как главное орудие — государствен- ное, дипломатическое, хозяйственно-финансовое и военное. Мало того: им необходима душа русского народа, его вера, его жерт- венность, его живой пафос, его талантливость, вся его культура, все его естественные богатства, вся его территория, его имя, его язык, самое его существование...

И всё это выяснилось с самого начала. А теперь всё это стало ясно и многим иностранцам. Вообще, после прошедших лет это- го нет надобности доказывать. Это уже доказано фактами, циф- рами, речами самих большевиков и их лозунгами. И ещё мучени- чеством миллионов лучших русских людей. Это есть историчес- кая истина, неопровержимая и окончательная. Но горе тем, кто её забудет или станет её отрицать... Теперь спросим: мог ли живой дух Православной Церкви принять это? — Конечно нет.

— Могла ли Православная Церковь, духом своим созидавшая и воспитывавшая Россию, провести искусственную и фальшивую грань между «церковной» сферой и «политической», и предаться двусмысленному и предательскому невмешательству?» — Конечно нет. — Она этого и не сделала. А если бы она попыталась сде- лать это, то немедленно начавшееся беспощадное наступление большевиков на неё прекратило бы эту попытку. Так и было в действительности. Тоталитарный коммунизм с самого начала не доверял так называемым «нейтральным», хотя и соглашался пользоваться ими в первые годы. Его основное правило гласило:

«кто не с нами и не за нас, тот наш враг и подлежит истребле- нию». Прошли первые годы — и все, все, все были потянуты к ответу. Рабочие, крестьяне, учёные, инженеры, адвокаты; чинов-

ники, духовенство, ремесленники и уголовные — все должны были говорить: или «да, я с вами», или же «нет, я против вас»; и не то чтобы «сказать» один раз, а говорить, повторять и подтверждать это всё новыми и новыми поступками, по вульгарному правилу:

«коли любишь — докажи»... Надо было помогать, служить, быть полезным, исполнять все требования, даже и самые отвра- тительные, бесчестные, унизительные, предательские. Надо было идти на смерть героем-исповедником, или же стать на всё гото- вым злодеем: донести на отца и на мать, погубить целые гнёзда невинных людей, выдавать друзей, гласно требовать смертной казни для почтенных и храбрых патриотов (как делал, например, ар- тист Качалов по радио), совершать провокаторские поступки, си- мулировать воззрения, коих не имеешь и кои презираешь, пропа- гандировать безбожие, преподавать с кафедры самые идиотские теории, верить в заведомую и бесстыдную ложь, и льстить, неуто- мимо, бесстыдно льстить мелким «диктаторам» и большим тира- нам... Словом, выбор был и ныне остался простой и недвусмыс- ленный: геройство и мученическая смерть, или же порабощение и пособничество. Русские народные массы поняли это в первые же годы — и попытались уйти в маскировку.

И вот, всё политическое развитие революции может быть опи- сано как систематический нажим на маскирующихся, нажим, в котором молчаливoго провоцировали, на уклончивoго доносили, неудобнoго увозили, малольстящему «пришивали» небывалое, подозрительного ссылали, неосторожного ликвидировали; а с дру- гой стороны маскирующиеся изобретали всё новые способы ос- таться незамеченными, уйти от нажима, они изыскивали всё новые жизненные маскировки, новые формулы нейтральности или полулояльности, новые закоулки быта, новые «леса», «овра- ги» и «тундры» — для спасения... И, наконец, всё это увенчалось

То соглашение, которое они заключили, не может быть назва- но — «конкордатом», ибо конкордат предполагает известное, хотя бы скромное, «равенство» и хотя бы минимальную свободу дого- варивающихся сторон. Сталин — и Сергий, Сталин — и Алексей никогда не были равны: Сергий и Алексей были всегда террори- зованными пленниками Сталина; они не были свободны; они не

«договорились» со Сталиным, а покорились ему. При этом Ста- лину важно было изобразить это дело для Европы и Америки как «конкордат», и эту покорность - как «свободное соглашение равных сторон». Надо было, чтобы мiр поверил; а мiр, по мудрой римской поговорке, и без того всегда «хочет быть обманутым».

Алексий понимал это с самого начала и отлично знал, что делает: он помог обмануть мiр, чтобы поднять в его глазах и свой авторитет (как же? - «независимый Патриарх всея Руси»...), и авторитет советской власти (как же? - «отныне церковь в советском государстве на свободе и в почёте... и сама же отрица- ет в прошлом всякие гонения, как небывшие»). С этим заведомо ложным известием Алексей, а потом и его эмиссары поехали заграницу. Они лучше чем кто-нибудь знали, что церковь стала покорным учреждением советского строя: что они обязаны и смеют говорить только ту ложь, которая им предписана; они знали, что лгут и лгали о мнимой свободе церкви». Каждый приём Алексея на Ближнем Востоке давался «втроём»: он сам и два стенографирующих каждое слово агента «внутренних дел» (для взаимного контроля). Стенографировались его собственные слова и слова посетителя. При этом Алексий уверял посетителя, что «православная церковь вполне свободна», и тем провоциро- вала посетителя выдавать себя с головой большевистской тай- ной полиции. Он, конечно, понимал, что его выступления имеют смысл политической провокации — и провоцировал. «Патриарх всея Руси» в роли сознательного политического провокатора у Антихриста... Таковы же были и выступления его политичес- ких эмиссаров в Париже, этих т.н. «митрополитов» и «еписко- пов». То же самое происходило и в Америке. ВСЕ они лгали и

провоцировали; и знали, что лгут и провоцируют. И видели, что им верят — или одни «свои же агенты», или сверх того ещё и отменные эмигрантские глупцы, и без того желающие быть об- манутыми. А про эмигрантских не глупцов они твёрдо знали, что эти — только притворяются, будто верят, а на самом деле сознательно помогают им обмануть эмигрантское и мiровое об- щественное мнение в пользу большевизма — и при том по меж- дународной директиве, данной из мiровой кулисы. Они понима- ли всё это — и лгали дальше. А если под шумок «провирались правдою» — то бывали за это немедленно увозимы в Москву на аэроплане (так было в Париже).

Удивительно легко, привычно и ловко катились они по этой линии лжи. Это, впрочем, понятно: главная ложь была у них уже за плечами: у них хватило духа объявить устно и печатно, что все мученики и священномученики Православной Церкви за последние пятьдесят лет страдали не за веру и не за Церковь, а за «политические преступления» против советской власти: у них хватило духа — ещё у Местоблюстителя митрополита Сергия, — заявить, что никаких гонений на веру, на верующих, на Церковь, на храмы и на святыни Православия в советской стране никог- да не было. После этой вопиющей лжи — всё остальное лганьё пошло легко и гладко. Книгу Местоблюстителя Сергия, вышед- шую в Москве во второй половине 1942 года, надо было видеть и изучить, что нам и удалось сделать. Это — сборник статей, «за- явлений» и «свидетельских показаний». Участниками были — сам Сергий, его ближайшие церковные помощники и длинный ряд «духовных» и светских лиц. Тезис у всех был один: советс- кая власть никогда не вела гонений на Церковь, на веру и на верующих, гонения начались только в момент вторжения гер- манских фашистов и ведутся только ими. Каждая статья сопро- вождалась портретом её названого автора или, во всяком случае, факсимиле его подписи. Кто читал эту книгу, — знал историчес- кую правду, — того охватывало чувство головокружения и ужа- са. Это был поток заведомой, вызывающей, бесстыдной лжи; всё было написано одним и тем же, одинаковым стилем и произноси- лось тоном аффектированнаго, наигранного негодования, с эдаки- ми раскатами «истинно коммунистического пафоса», и с этою, за пятьдесят лет всем осточертевшею подхалимской «лояльнос- тью»... — Что было — того «не было». Церковь «цветёт», народ

«свободно молится», храмы — «открыты», никаких утеснений сроду не бывало. Когда же волна злодейского умысла, ненависти и свирепости действительно надвигалась из Германии — по обы-

чаю советской пропаганды — к очевидно-бесспорной правде при- стёгивалась заведомая ложь... И произносилось всё это распа- лённым тоном заведомого лжеца, знающего, что ему никто не верит и не поверит. И потом эти «иерархи» явились к нам, за рубеж, и предложили нам признать их «авторитет» и подчинить- ся их церковному водительству так, как они сами подчинились духовному водительству советов. О последнем они, впрочем, умол- чали. А за рубежом сейчас же нашлись такие, которым эти люди показались носителями «истинного и свободного Православия», и которые увидели в Алексее (страшно сказать) «хранителя ка- нонов» и «великого водителя церкви». И поспешили «уверо- вать» в него и подчиниться ему... И конечно принять «советс- кую церковь»... А «советская церковь» есть на самом деле — учреждение советского противохристианского, тоталитарного государства, исполняющее его поручения, служащее его целям, не могущее ни свободно судить, ни свободно молиться, ни свободно блюсти Тайну исповеди. Поистине, только тот, кто всё забыл и ничему не научился, может воображать, что тоталитарный ком- мунизм способен и склонен чтить Тайну исповеди; что священ- ник «алексеевской советской церкви» посмеет блюсти эту тайну и, приняв исповедь честного патриота, (т. е., «контрреволюционе- ра» или идейного антикоммуниста), не довести её по линии НКВД или МВД... Поистине, только тот, кто устал бороться с советски- ми рабовладельцами и поддался их пропаганде, может думать, что «патриарх» Алексей хранит и строит истинное Православие. Только тот может считать Алексея «хранителем канонов», кто никогда не читал их и не вникал в их глубокий христианский смысл. Этот смысл — прежде всего в свободе от человеческого давления на «изволение Духа Святого» и во вдохновенном по- виновении Его внушениям. И потому то, что Алексей на самом деле может «хранить», конечно в пределах угодных и удобных советской политической полиции, — это традиционная внешность исторического Православия, а каноны он уже попрал, взбираясь на запустевший престол Патриарха всея Руси.

В ответ таким забывчивым и утомлённым мы выдвигаем те- зис: православие, подчинившееся Советам, и ставшее орудием мiрового антихристианскаго соблазна, — есть не православие, а соблазнительная ересь антихристианства, облекшаяся в растер- занные ризы исторического Православия. Но этот тезис мы уже не будем доказывать, ибо мы его только что доказали.

Пусть же тот, кто действительно «не видит» ложной роли но- вого «патриарха», подумает только: сам порабощённый, — ЗА-

ЧЕМ он силится подмять под себя и поработить вместе с собой ещё и зарубежное Православие? Сам принявший компромисс с врагами Христианства и Православия, вынужденный к этому,— ЗАЧЕМ он навязывает этот компромисс нам, которые имеют воз- можность, слава Богу, не молиться за дьявола и его успехи в мiре. Ведь казалось бы — надо Бога благодарить за то, что зару- бежное Православие может жить и молиться, не служа антихри- сту. Откуда эта непреодолимая потребность в иерархическом подчинении, в возможности назначать, предписывать, столь чуж- дые истинному Православию? Почему это стало вдруг необходи- мо — лишить зарубежное Православие свободы его молитвенно- го и церковного дыхания? Православию ли нужно поработить всё зарубежные приходы и епархии под низкую руку НКВД, что- бы всюду шныряли, предписывали, шпионили и составляли свои проскрипционные списки его бессовестные и свирепые агенты, эти исчадия зла и позора? Кто же в действительности нуждается в этой нашей зависимости — Православная Церковь или советс- кое правительство? Тут спросить — значит ответить. Советская церковь осуществляет во всех своих выступлениях — не волю Церкви, а волю советчины. А слепцы и лицемеры спешат ей навстречу. Мне, как жителю Италии, пришлось однажды видеть в соборе городка Орвьетто замечательную фреску художника 15- 16 века — Лука Синьорелли: «Пришествие антихриста».

Впечатление было потрясающее, незабываемое. Особенно для нас, въявь видевших гонения большевиков на Православную Церковь... «Он» изображается в чертах, жутко, кощунственно напоминающих лик Христа Спасителя. Страшно смотреть на эти черты. Они сдвинуты в сторону пошлой сытости, лживости, лицемерия, аффектации и какой-то пронырливой порочности... Эти отвратительные черты не воспроизводят в детали и фотогра- фы... «Он» появляется на огромной фреске несколько раз. Вот

«он» делает ложные, соблазнительные чудеса, — исцеляет боль- ного среди ликующих родственников его. Вот «он» говорит к народу, а дьявол слева, придерживая его за талию, нашёптывает ему на ухо свои инструкции. У ног его лежат в куче только что конфискованные священные сосуды. Агенты его раздают напра- во и налево золото. В слушающей толпе есть всякие: уже со- блазнившиеся и ещё сомневающиеся, растерянные и любопыт- ные, резонёры и продажные, интеллигенты и чернь, безразличные и неистовые. А там, справа и слева, — палачи душат протестую- щих, обезглавливают верных, избивают духовенство и непокор- ных... И агенты, одетые во всё чёрное, уже завладели храмами и

отбирают святыни... Страшная картина. Пророческая картина. О ней думаешь невольно, произнося эти противоестественные, бес- смысленные слова: «советская церковь».

Иез.13:10 – «За то, что они вводят народ Мой в заблужде- ние, говоря: «мир», тогда как нет мира; и когда он строит стену, они обмазывают её грязью». Ис.29:9 – «Изумляйтесь и дивитесь: они ослепили других, и сами ослепли».


Не нам, не нам, лукавым человекам, Фанфары за победу – прочь такую мысль! Мрак отступил, путь показался светлый. От Бога Иеговы мы во всём зависим.

Намеченное в мирном сталось столь успешным, И во время к зиме убрались восвояси.

На поле жизни – мизерные пешки

Не вылезли до старости по разуму из яслей.

За мысли трезвые и дельные восславим Не нас, не нас, а милость Иисуса.

Сознаемся – без Бога только слабость, И реки мудрости иссякли бы при устье.

Останемся ли мы в своих учениках? Не говори, что ты, мол, не учитель. Без Бога зной, и прежде всех зачах

Орлом смотревшийся – был воробьём ощипан.

Не нам, о Господи, не нам хвалебный гимн, Но именно Тебе, дающему прещедро!

Достоин прославленья только Ты Один,

Мы это выскажем при первой же проверке.

Преступно, нечестиво и безбожно

Хотя бы толику приписывать пигмею. Не человек, а червь, собачья блошка,

О самости своей помыслить не посмеет.

Не нам хвала, но с Ангелами вкупе Поём о святости трикратной Саваофа! За всё воспой, расшаркайся не скупо,

Прорвись с Давидом через бойни грохот.

Живём ли, умираем ли – всегда Господни, Едим ли празднично, постимся ли усердно. Дыханье с аллилуией при любой погоде, – Нас Библия уверила: так будет и по смерти.

Венцы к подножию престола благодати Возложат победители – гласит Апокалипсис.

Не присвояй себе, иначе будешь татем,

Уже при жизни недругом освистан. 13.10.08. ИгЛа


Вопрос 4035: Когда уезжаете на лето в детский лагерь-стан, то что Вам пишут ваши прихожане?

Ответ: Вот одно из небольших писем.

«Игнатий Тихонович, мир Вам и дому Вашему!

Посылаю Вам оставшиеся две проповеди. Очень сожалею, что не была в Потеряевке. А так хотелось. Мы с Галиной Иванов- ной Силиной готовились к этой поездке: День Апостолов Петра и Павла, 3-летие моего крещения в Потеряевке, брат Валерий крестился… Но смиренно подчиняюсь воле Его. Господь дал уте- шение. По милости Божией начитала за это время весь 23 том “…открытым оком” - на одном дыхании. Посылаю Вам диски.

Прошу благословения и Ваших молитв на чтение 24 тома. Просто потрясающие материалы! 23 и 24 тома “…открытым оком” Книги Памяти великим человекам, которые жили и трудились во имя и славу Божию, для просвещения народов Еван- гельским словом. Низкий Вам поклон за этот величайший труд, за память об этих людях, за Ваши проповеди. Отдельной стро- кой – благодарность за Крылова - это новое открытие. Я никог- да не любила поэзию – везде одно и то же, за редким исключени- ем. Благодарю моего Господа Иисуса Христа за те откровения, которые дал через Слово Своё, и молю о преумножении Ваших талантов, дабы Вы трудились ещё многие лета во славу Божию. Да хранит Вас Господь. 28.07.08. Кубайкина Г.И.».

Пр.25:25 – «Что холодная вода для истомленной жаждой души, то добрая весть из дальней страны». Пр.15:30 – «Свет- лый взгляд радует сердце, добрая весть утучняет кости». Откр.22:17 – «И Дух и невеста говорят: прииди! И слышав- ший да скажет прииди! Жаждущий пусть приходит, и же- лающий пусть берёт воду жизни даром».


Неукротимостью энергии насыщен Любой пророк, Апостол и подвижник.

А рядом богачи гундят с тоской и хнычут, Им развлечения, потратиться без ближних.

Из скукотищи дальних волн и островов Не выдраться ныряльщикам-обжорам. По-скотски скорая и гнусная «любовь» Ещё плотнее ослепляет в шортах.

Безвольные, в апатии и скользких кутежах

Не рады жизни, сводят с нею счёты;

По осени ленивому делянку не пожать, В печах у них буханка не печётся.

Господь смоковницу нещадно иссушил, До корня от макушки сок иссякнул.

Закупорка у вен, артерий, жил. Что за плоды у сонного растяпы?!

Бессилие своё сознать – дорожка к силе В молитве утренней задолго до зари, Пока ещё не ели и совсем не пили,

От лености бесчувствия по-Савлову прозри!

Орлы расправят крылья, полетят

И не устанут при полдневном зное.

Для благовестников ещё не склёпан кляп, В темнице в полночь запоют – не ноют.

Энергией бессильных увенчает

Иисус Всесильный, в Слове Неизменный. Сомнение рассеются в начале, Уверенность придёт ему на смену.

На силу плодовитости не повлияет старость – К нам обновление приходит на молитве, Здесь спозаранку почтальон из Тарса.

Зараза к праздным с лёгкостью прилипнет.

Энергетический нам кризис не грозит, Инфляция в Библейское не вхожа.

Невылазно свинья лежит в грязи, –

К спасенью нужно относиться строже. 22.10.08. ИгЛа


Вопрос 4036: Я как-то спросил знакомого диакона, молится ли он обо мне, а он ответил, что молится вообще за всех в общине, без перечисления имён. А я всегда молился за всех, и за него, называя имена. Может, он прав? И чем наша молитва в храме и дома отличается от молитвы Апостолов и людей тех времён?

Ответ: Молитва в храме и дома должна быть конкретна и целе- направленна. И без всякой молитвы Бог делает так, как Ему угодно. Но вот так уж установлено, что Бог отвечает на молитвы и этим делает людей ещё более ревностными к Его всемогуще- ству и увеличивает тем любовь к Самому Себе. К этому Бог Иегова приучал даже явных язычников, как фараона. Быт.20:7

При великой занятости, Апостол находил время молиться о конкретных общинах: Еф.1:16 – «непрестанно благодарю за вас [Бога], вспоминая о вас в молитвах моих». Фил.1:4 –

«всегда во всякой молитве моей за всех вас принося с радос- тью молитву мою». 1Фесс.1:2 – «Всегда благодарим Бога за

всех вас, вспоминая о вас в молитвах наших». Таковые же были и служители при нём, и это Павел подметил в письме к тем, за кого молился его сотрудник. И конкретно о чём молился: Кол.4:12 – «Приветствует вас Епафрас ваш, раб Иисуса Хри- ста, всегда подвизающийся за вас в молитвах, чтобы вы пребыли совершенны и исполнены всем, что угодно Богу».

2Фесс.1:11 – «Для сего и молимся всегда за вас, чтобы Бог наш соделал вас достойными звания и совершил всякое благо- воление благости и дело веры в силе». 2Фесс.3:1 – «Итак мо- литесь за нас, братия, чтобы слово Господне распространя- лось и прославлялось, как и у вас».


О нашем зрении заботится Создатель, Сготовил мазь для порченых очей,

К Себе зовёт слепцов и хочет дать им,

Зовёт к Писанию – не в храм и не в мечеть.

«Неужто слепы мы?» – дивились иудеи, Тараща ненависти полные зенки.

Христа-Мессию явно проглядели... Ту обстановку на себя прикинь.

«Под идола» сыграл «святой» народец, Глаза имея, видел и не разумел.

Считались зрячими с таким уродством, Не подготовились к субботе и зиме.

Глухие аспиды, заморыши слепые, Пытались зрячесть делом доказать, И «Дело» против Господа слепили,

И лгали, глядя сущей Истине в глаза.

А мы, с набором импортных лекарств, Имея опыт сдёрнуть катаракту, Сумели ли себя не обокрасть,

В любом вопросе оказаться справа?

У модниц в краске брови и ресницы, Зрачки расширены от непригодных капель. Любое украшенье глаза – с риском.

Не штукатурьтесь! Отложите шпатель!

«Хочу прозреть!» – вопил слепец несчастный, И руки простирал к прошедшему Иисусу.

Отсюда может новый путь начаться, –

Но крохобор-священник к купальне не допустит.

Поп не пошлёт на злачные страницы Евангельских словес, сугубо не позволит.

Слепцу же надобно от брения омыться.

От благовестия кто ныне заслужил мозоли?

При чтенье Библии с глаз темнота сползёт, Увидишь мерзость злой Патриархии.

Для несвятой Руси разверст могильный зёв,

Без Библии не видит его слепой рахитик. 25.10.08. ИгЛа


Вопрос 4037: Можно ли было как-то избежать гонений при со- ветской власти?

Ответ: Назначенное Господом Богом никто не может отменить. Но уж столько же было ошибок сделано церковным руковод- ством во главе с патриархом. О какой защите храмов и ценнос- тей церковных можно было говорить, если уже все сроки долго- терпения Божия окончились? Ценности сии не нужно было иметь, а если уж они были, то нужно было бы давно раздать бедным.

«Январь 1918 года послужил началом ряда жестоких убийств представителей духовенства в таком же разбойничьем порядке, как и убийство Митрополита Владимира. 31-го марта Патриарх Тихон в сослужении четырёх архиереев и многочисленного духо- венства служил торжественную панихиду об упокоении «рабов Божиих за веру и Церковь Православную убиенных». Кроме Митрополита Владимира поминали 14 убитых священников «и многих священного, иноческого и мирского чина, их же имена Ты, Господи, веси». Как пишет отец Владимир Русак: «Лишь в 1923 году принят уголовный и уголовно-процессуальный ко- декс»... «самосуд и гулял по советской России до середины 1919 года под штыком кого угодно». В 1919 году эти «самосуды» перешли в руки состоявших на месячном жаловании членов Чрез- вычайных Комиссий (ЧКА, Чрезвычайка)». Введенский очень пра- вильно определил сущность декрета о лишений Церкви всяких прав: «Декрет этот истекал из самых основных принципов Кон- ституции РСФСР. Советское строительство полагается исключи- тельно на свои человеческие силы: «добьёмся мы освобождения своею собственной рукой». Это есть торжество гуманизма в точ- ном смысле слова. Человеческое противопоставляется Божеско- му. Человек ниспровергает Бога». Бесчинства против Церкви начались ранее издания декрета о религии. Члены собора, побы- вав в своих епархиях на святках, уже были свидетелями начала гонения. После послания Патриарха Тихона, на соборе было ог- лашено донесение настоятеля Александро-Невской Лавры епис- копа Прокопия о том, что им получено распоряжение Народных Комиссаров о реквизиции Лавры. Выслушивается также доклад

о захвате синодальной типографии. Протоиерей П. Сербинов до- ложил об обысках у архиепископа Димитрия в Симферополе, об убийствах, об осквернении церкви в архиерейском доме. Священ- ник Владимир Востоков по поводу разных подобных сообщений заметил: «В этом зале слишком много было сказано о пережива- емых ужасах, и если все их перечислить и описать, то можно было бы наполнить этот огромный зал книгами». Отец Влади- мир Русак посвятил особую главу 1-го тома книги «Свидетель- ство обвинения» таким убийствам. Приведу оттуда некоторые примеры: уже в первые месяцы после революции в Царском Селе убит протоиерей Иоанн Кочуров. В Александро-Невской Лавре 19-го января 1918 года красногвардейцами убит священник Пётр Скипетров. Кончина о. Петра — это одно из начальных событий, происшедших в эти дни в столичной Лавре.

На Смоленском кладбище лежат 40 священников, закопанных живьём... В Елабуге в квартиру протоиерея Павла Дернова вор- вались ночью 15 красногвардейцев и увели трёх его сыновей, а через несколько минут увели и отца. На рассвете стало известно, что юноши находятся под арестом в Исполнительном Комитете, а отца Павла не могли разыскать. Оказалось, что он был рас- стрелян на заре. Труп его хотели бросить в прорубь, но увидев- шие это крестьяне не допустили этого. Родные поехали в рево- люционный штаб хлопотать об освобождении юношей. Когда юноши узнали об убийстве отца, один из них не выдержал и назвал красногвардейцев душегубами. Этого было достаточно, чтобы всех троих вывели за город и расстреляли. Следующая глава в I-м томе отца Владимира Русака называется «Аресты». Она повествует о бесчисленных нападениях на епископов и свя- щенников Русской Православной Церкви со стороны советской власти и мужестве, с которым отвечали им пастыри и паства. Шло время, а вместе с ним неудержимо росли списки жертв без- божников. На Всероссийском соборе, естественно, начали беспо- коиться о безопасности самого Патриарха. Вместе с тем возни- кал вопрос о тех последствиях, какие могли явиться для Церкви в случае его неожиданной кончины. Явилась мысль, что на этот случай надо иметь список иерархов, которые временно могли бы заменить главу Церкви, а для того, чтобы они не были устранены безбожниками заранее, пришли к заключению, что список этот должен быть тайным. 7 февр./25 янв. 1918 года в день убий- ства Митрополита Владимира собор постановил: «На случай бо- лезни, смерти и других печальных для Патриарха возможностей, предложить ему избрать нескольких блюстителей Патриаршего

престола, которые в порядке старшинства и будут блюсти власть Патрхарха и преемствовать ему». До наступления времени, ког- да надо было бы осуществлять это определение об избрании со- ответствующих лиц, Патриарх осведомлял только их самих, а собору докладывал, что данное ему поручение исполнено. Для многих впоследствии удивительно было, что в числе своих пре- емников Патриарх указал будущего Митрополита Петра, кото- рый в момент избрания был только служащим Синода, не имея никакого священного сана. Но, как пишет Регельсон, «именно благодаря необычной своей судьбе, он оказался единственным избранником Патриарха (фактически же избранником собора по доверию к Патриарху), оставленным на свободе к моменту смер- ти Патриарха Тихона. Трудно даже предположить, как сложи- лась бы и без того трагическая судьба Русской Церкви, если бы не мудрый замысел собора и Патриарха не был осуществлен в жизни». Лев Регельсон, ссылаясь на Тобольские Епархиальные Ведомости, подводить неполные итоги гонения на Церковь в те- чение последних восьми месяцев 1918 года: убито Митрополи- тов — 1 (Киевский Владимир), архиереев — 1, священников — 102, диаконов — 154, монахов и монахинь — 94. Закрыто 94 церкви и 26 монастырей. Осквернено 14 храмов и 9 часовен. Подвергнуты тюремному заключению за «контрреволюцион- ность»: 4 епископа, 198 священников, 8 архимандритов и 5 игу- менов. Но это было только начало.

8/21 июля 1919 года Патриарх издал послание, призывая па- ству к терпению и отказу от каких-либо актов мести в отноше- нии гонителей. Одно за другим следуют гонения, сыпятся стес- нительные для Церкви постановления советской власти. Между тем, уже после прихода коммунистов к власти, Всероссийский собор всё-таки продолжал обсуждать вопрос об отношении Цер- кви к государству, приготовляя целый законопроект для Учреди- тельного Собрания даже после его разгона. В заседании 13 нояб- ря 1917 года было принято принципиальное постановление:

«Принять положение, в силу которого Православная Церковь в России должна быть в союзе с государством, но под условием своего свободного внутреннего самоопределения». Доклады и речи на соборе часто содержали много исторических данных и ценных принципиальных суждений по вопросу об отношениях Церкви и государства. На ряду суждений, свидетельствующих о том, что члены собора долго не могли освоиться с фактом, что к власти пришли заклятые враги всякой религии, раздавались и речи, пре- дупреждавшие о грядущих испытаниях. 13 ноября 1917 года В.

И. Зеленцов предупреждал, что «Государство будет жить и изда- вать законы, какие ему вздумается: ведь оно не захочет считать- ся с природой Церкви. Мы должны ожидать целого ряда зако- нов, которые будут вредны для Церкви». И того же 13 ноября 1917 года докладчик проф. С. Н. Булгаков настойчиво защи- щал проект закона о Церкви и принимается статья 7: «Глава Русского государства, министры исповеданий и народного про- свещения и товарищи их должны быть православными». Разгон Учредительного Собрания и декреты Совета Народных Комиссаров показали всю тщетность этой большой работы для того времени. Однако, большая эрудиция и высказанные при этом глубокие суждения многих членов собора могут ещё оказаться полезными в будущем, если бы в России произошёл переворот и её возглавила бы другая власть. Но вырабатывавшийся Всерос- сийским собором законопроект в 1917 году уже звучал утопией. А. А. Шишкин с полным основанием ставит вопрос: «Почему же соборное большинство, зная об атеистической природе новой власти, выразило своё пожелание о союзе Церкви с государством, при котором (союзе) государство материально поддерживает Цер- ковь, даёт ей свободу действий и свободно позволяет ей идейно и нравственно воспитывать людей в духе, противном устремлениям этой власти?». Шишкин правильно указывает в качестве одной из причин ожидание Учредительного собрания, а другой — на- дежду на то, что коммунисты недолго останутся у власти. Во всяком случае, декрет об отделении Церкви от государства окончательно вывел наружу неизбежный конфликт.

Ни собор, ни Патриарх не могли безмолвно принять полного бесправия Церкви. В ряде определений собор высказал эту точку зрения. 27-го января собор принимает воззвание к православно- му народу по поводу советских декретов. Это воззвание есть об- личение врагов веры и призыв к защите святынь. «Эти святыни

— ваше достояние, – писал собор. – Ваши благочестивые предки и вы создали и украсили храмы Божии и посвятили это имуще- ство Богу. Священнослужители при них только духовная стра- жа, которым эти святыни вверены на хранение. Но пришло вре- мя, когда и вы, православные, должны обратиться в неусыпных сторожей и защитников, ибо правители народные хотят отнять у православного народа это Божие достояние, даже не спрашивая вас, как вы к этому относитесь. Оберегайте же и защищайте веками созданное лучшее украшение земли Русской — храмы Божии, не попустите перейти им в дерзкие и нечистые руки неве- рующих, не попустите совершиться этому страшному кощунству

и святотатству». Собор понимал, что фактически это был призыв к мученичеству за веру. Он писал далее: «Мужайся же, Русь святая! Иди на свою Голгофу!» 15/28 февраля 1918 года за №65 было опубликовано постановление Патриарха и Священного Синода с указанием, как надо поступать пастырям и мирянам для защиты Церкви и её учреждений. Даются там указания и относительно отлучения восстающих на св. Церковь и захваты- вающих церковное достояние. Не признавая юридической силы за декретами об отобрании церковного имущества, собор 20-го апреля принял положение «О православном приходе» (Приходс- кой устав), которое, как бы игнорируя советские декреты, призна- ёт приход собственником и распорядителем приходского имуще- ства. За два дня до этого, собор издал определение с подробным указанием ряда мероприятий, вызываемых гонением на Право- славную Церковь. Это определение свидетельствует о том, что уже стали появляться слабые духом. Оно говорит о «некоторых епископах, клириках, монашествующих и мирянах, не покоряю- щихся и противящихся церковной власти и обращающихся в делах церковных к враждебному Церкви гражданскому началь- ству и навлекающих через то на Церковь, её служителей, её чад и достояние многообразные беды».

Столь смело выступая против врагов веры, собор, однако, пробо- вал и договориться с ними о некотором «модус вивенди». 15/28 марта Всероссийский собор выслушал доклад комиссии, которая была направлена к Ленину для переговоров с народны- ми комиссарами. Ленина ей видеть не удалось. Приняли делега- цию комиссар по страховому делу Елизаров, представитель ко- миссариата юстиции Гурский и управляющий делами народных комиссаров Бонч-Бруевич. Комиссию собора возглавлял А. Д. Самарин. Кроме него в ней было ещё 6 человек, в том числе присяжный поверенный Н. Д. Кузнецов и два крестьянина: Иудин и Мальгин. Самарин начал с заявления, что комиссия пришла,

«чтобы от имени православного русского народа сказать комис- сарам слово правды о их распоряжениях». Он закончил слова- ми: «И если для вас безразлична судьба Православной Церкви, которая участвовала в самом строении государства и целые века составляла для него основу религиозной и нравственной жизни, то да будет ведомо вам, что религиозное успокоение ста милли- онов православного русского населения, без сомнения, необходи- мое и для государственного блага, может быть достигнуто не иначе, как отменой всех распоряжений, посягающих на жизнь и свободу Церкви». Трудно сказать, насколько авторитетны были

комиссары, принявшие делегацию. На декрете об отделении Цер- кви от государства нет подписи Елизарова. Только Бонч-Бруе- вич, как управляющий делами Совета Народных Комиссаров, от- носился к высшему управлению и скрепил подписи под декре- том. Во всяком случай, комиссары говорили с соборной делегаци- ей в необычной для коммунистов мягкой форме. Кузнецов док- ладывал собору, что разговор с представителями Народных Ко- миссаров на него произвёл лучшее впечатление, чем разговор с Керенским в октябре 1917 года. Елизаров откровенно заметил, что при составлении декрета не был выслушан голос Церкви и действительно в декрете есть неясности и ошибки, требующие разъяснения и исправления. Кузнецов отмечал, что «представи- тели Народных Комиссаров приветствовали первую встречу с де- легацией собора». Они выразили надежду, что путём сношений может быть выяснено много недоразумений и исправлены ошиб- ки, от которых Совет Народных Комиссаров не считает себя зас- трахованным. Для таких сношений, конечно, должна быть най- дена почва и таковую народные комиссары «усматривают в прин- ципах отделения Церкви от государства и свободы совести, от которых они уже не могут отступить». Кузнецов, который, как говорил мне Митрополит Анастасий, позднее был инициатором попыток найти недостойный компромисс с советской властью, в заключение своего доклада свидетельствовал, что народные ко- миссары «по-видимому, готовы идти навстречу разрешению раз- ных недоразумений и исправлению ошибок, связанных с издани- ем декрета, и даже разъяснить декрет, как они выражаются». Комиссары были вежливы, они не проявляли аррогантности, столь обычной большевикам, они уделили делегации много времени — по словам Малыгина делегация засиделась до 2-х часов ночи . Однако, они не сделали никаких уступок, кроме согласия разго- варивать. Собор уполномочил Соборный Совет выработать даль- нейшие мероприятия, но никаких реальных последствий от этой встречи не было. Борьба продолжалась. Церковь действовала через новую организацию приходов и их объединения.

Устраивались крестные ходы. Но одновременно и наступле- ния на Церковь стали делаться более планомерными и энергич- ными по мере роста и укрепления нового правительственного аппарата. Важным новым моментом явилось издание 24-го авгу- ста 1918 года Народным Комиссариатом Юстиции инструкции

«О порядке проведения в жизнь отделения Церкви от государ- ства и школы от Церкви». Как пишет Шишкин, этим был поло- жен конец правотворчеству местных государственных органов в

решении ими вопроса в отношении Церкви. Отныне началось планомерное (по единой системе) осуществление декрета СНК от 23 января. Для проведения декрета в жизнь были созданы спе- циальные органы. При Комиссариате Юстиции был создан 8-й Отдел — отдел по проведению декрета об отделении Церкви от государства. Несмотря на разработанную инструкцию и конкрет- ный план, принятый Комиссариатом Юстиции, осуществление её задержалось на целый год. Отчасти это объясняется гражданс- кой войной, а отчасти неподготовленностью государственного аппарата. Эта задержка помогла успеху борьбы против Церкви, до некоторой степени усыпляя активность верующих. Однако, в этом периоде было много жестоких нападений на архипастырей, священников, церкви и монастыри. Много таких случаев прояв- ления героизма и мученических смертей собрано в труде Вален- тинова «Чёрная книга». В мягкой форме Шишкин признаёт же- стокости начавшегося преследования, стараясь найти им какое- то оправдание. «Давая объективную оценку церковному движе- нию, сопровождавшемуся кровавыми эксцессами, — пишет он, — нельзя не сказать о том, что в известной степени размах и остро- та этого движения в некоторых городах зависела от местных органов власти. Некоторые совдепы не вполне продуманно и пос- ледовательно реализировали декрет на местах, нередко проявля- ли ненужную торопливость и решительность. Более того, они применяли иногда и излишние репрессии по отношению к свя- щеннослужителям... Работники местных органов власти, члены комиссий по учёту церковного имущества и красноармейцы ох- раны иногда проявляли грубость по отношению к церковнослу- жителям и верующих, нередко оскорбляя их религиозные чув- ства». Введенский, возлагая, как и Шишкин, ответственность за это не столько на коммунистические органы власти, сколько на

Патриарха и Синод, пишет, что призыв их защищать Церковь «имел последствием согласно статистическим дан-

ным 1414 кровавых столкновений с советской властью».

Наконец, голод в Поволжье дал коммунистам новое оружие в борьбе против Церкви. Изъятия ценностей из храмов, давно уже намеченное и имеющее основание в декрете об отделении Церкви от государства, стали производиться, ссылаясь на необходимость срочной помощи голодающим. Между тем, исполнение соборных определений о защите святынь делало ревнителей веры преступ- никами в глазах гражданского закона. Начались аресты и про- цессы по обвинению их в этом преступлении. Особенную извест- ность приобрёл открытый суд над Митрополитом Петроградским

Вениамином, со смертным приговором ему и его сотрудникам. По-видимому, петроградские власти первоначально не были вполне осведомлены о целях операции изъятия церковных ценностей и принимали за чистую монету официальный повод для неё, то есть помощь голодающим. Они вошли в соглашение с Митропо- литом Вениамином, по которому Церковь сама передавала ценно- сти для помощи голодающим. В разных газетах были напечата- ны сообщения об этом соглашении в тоне, благоприятном для Митрополита и духовенства. Но затем были получены инструк- ции из Москвы и обстановка коренным образом переменилась. Представителям Митрополита было объявлено, что вне всякого соглашения ценности будут изъяты без разбора, как принадле- жащее государству имущество. Однако, и после этого Митропо- лит Вениамин возобновил переговоры с властями и было достиг- нуто новое соглашение. Самое существенное в нём было то, что верующим предоставлялось заменять подлежащие изъятию цер- ковные предметы другим, равноценным имуществом.

Это соглашение было опять отменено. «Посланцам Митропо- лита было весьма сухо объявлено, что ни о каких «пожертвова- ниях» и ни о каком участии представителей верующих в контро- ле не может быть и речи. Церковные ценности будут изъяты в формальном порядке. Остаётся лишь условиться о дне и часе, когда духовенство должно будет передать власти «принадлежа- щее государству имущество»... На новое заявление Митрополи- та со ссылкой на прежнее соглашение уже не последовало отве- та. Создавшийся кризис послужил удобным поводом для воз- буждения раскола и ослабления Церкви. Возбудителями его дол- жны были послужить уже ранее упоминавшиеся нами деятели обновленческого направления. Титлинов, после восстановления Патриаршества отказавшийся от звания члена Всероссийского собора в марте 1918 года, основал в Петрограде новый орган печати — воскресную газету «Правда Божия». Газета выступала против анафематствования советской власти и призывала к при- мирению с нею. Вместе с тем, оживились, притаившиеся было, священники обновленческого направления. И вот, в то время, когда прервались переговоры Митрополита Вениамина с пред- ставителями власти, эти лица выступили в качестве посредни- ков. 24-го марта в петроградской «Правде» появилось письмо за подписью 12-ти лиц, в числе которых были будущие столпы

«Живой Церкви», священники: Красницкий, Введенский, Белков, Боярский и др. Авторы письма защищали мероприятия советс- кого правительства и отмежевывались от остального духовен-

ства. Письмо вызвало возмущение последнего, что было ярко высказано на собрании духовенства. Введенский произнёс на- глую и угрожающую речь. Митрополит постарался успокоить собрание, чтобы предотвратить кровавые столкновения. Было решено вступить в новые переговоры с властями и вести их было поручено Введенскому и Боярскому. Ими вновь было достигнуто соглашение с властями, напечатанное в «Правде» в начале апре- ля. Приобретая какой-то вес благодаря достигнутому успеху и наладив связи с советскими властями, группа обновленцев при- ступила уже к захвату власти во всей Церкви, пользуясь тем, что острый кризис создался и у Патриарха в Москве. Поводом по- служил всё тот же вопрос об отношении к советской власти и изъятию церковных святынь.

22 апр./5 мая 1922-го года находившийся под домашним аре- стом Патриарх был вызван в суд по делу о церковных ценнос- тях. В суде Патриарх в желании помочь обвиняемым всю ответ- ственность принимал на себя. Он находился под арестом и в то время, когда, якобы, состоялось постановление Синода об упразд- нении Высшего Церковного Управления Заграницей. Теперь, при более новых данных, можно поставить под вопрос, действительно ли в то время состоялось какое-либо определение об упраздне- нии Высшего Церковного Управления Заграницей, не говоря уже о том, насколько оно могло быть свободным. Обращает на себя внимание, что в книге Регельсона оба события приводятся на той же 285-й странице за той же датой. В данный момент мы не останавливаемся на значении этого факта. Во всяком случае ясно, что, находясь у советской власти под арестом, Патриарх был ли- шён всякой свободы. Ещё осенью 1921 года группа «прогрессив- ного» петроградского духовенства подала в высшие церковные инстанции доклад с решительным протестом против политики Патриарха Тихона. Весной 1922 года, по инициативе той же группы, возникла уже и организация под именем «Живой Церк- ви», которую возглавил центральный комитет в лице священни- ков В. Д. Красницкого, Е. К. Белкова и С. В. Калиновского. А. Левитин и В. Шавров в интересной статье «Очерки по истории Русской Церковной смуты» пишут: «Самый термин «централь- ный комитет» отнюдь не был случайностью. Как популярно объяс- нял свящ. Евгений Белков (первоначальный сторонник Живой Церкви), взаимоотношения между Высшим Церковным Управле- нием (ВЦУ) и центральным комитетом группы Живая Церковь, были аналогичны между взаимоотношениями ВЦИК и ЦК РКП. Что касается самой группы Живая Церковь, то она, по мысли

организаторов, должна была играть роль авангарда обновленчес- кого движения». Главным деятелем в этой группе тогда был С. В. Калиновский, первый составитель проекта для создания уч- реждения с функциями, подобными тем, которые теперь имеет уполномоченный по делам Православной Церкви Куроедов. Впос- ледствии руководящее положение занял другой основатель Жи- вой Церкви - священник В. Д. Красницкий, приятель главного гонителя православной иерархии в 20-х годах — чекиста Е. А. Тучкова. Патриарха Тихона и верных ему чад Церкви теснили с одной стороны обновленцы, а с другой — гражданская власть, которая открыто покровительствовала последним. Положение стало особенно трагическим в мае 1922-го года, когда в связи с вопросом об изъятии церковных ценностей Патриарх Тихон, Митрополит Вениамин и много епископов были преданы суду и арестованы. Создалась обстановка, в которой открылась возмож- ность действовать петроградской группе обновленцев. Делегация петроградской группы была допущена к арестованно- му Патриарху. Скрывая от него свои истинные намерения и при- крываясь якобы заботой о Церкви, делегация докладывала ему о наступившей в Церкви анархии. Они сообщали, что патриаршее управление совершенно лишено возможности функционировать и фактически закрыто. Проф. Титлинов, старавшийся описать всё происходившее тогда в облагороженном виде, пишет: «Пат- риарх согласился на предъявленное ему требование о сложении с себя управления Церковью, написав резолюцию о передаче влас- ти до созыва собора одному из старейших иерархов — Митропо- литам Ярославскому и Петроградскому».

Самый же процесс передачи дел он поручил той самой группе духовенства, которая к нему явилась. Но инициаторы церковной оппозиции не удовлетворились такой ролью, продолжает Титли- нов, а пошли дальше. Они образовали из себя временную церков- ную власть и затем уже вошли в переговоры с названными Пат- риархом заместителями, предложив им свои условия. Надо ещё отметить, что заявление делегации Патриарху внешне носило характер лояльности. Стараясь обмануть его, они писали: «В виду устранения вашего Святейшества от управления Церковью впредь до созыва собора и передачи власти одному из старейших иерархов фактически Церковь осталась без всякого управления. Это чрезвычайно губительно отражается на участи общецерков- ной жизни Московской епархии, порождая этим чрезвычайное смущение умов. Мы, нижеподписавшиеся, испросили разрешение у государственной власти на открытие и функционирование кан-

целярии вашего Святейшества. Настоящим, мы сыновне испра- шиваем благословения вашего Святейшества на это, дабы не про- должалась пагубная обстановка в делах управления Церковью. По приезде вашего заместителя, он тотчас вступит в исполнение своих обязанностей». Сам Патриарх в послании 15-го июля 1923 года писал, что явившаяся к нему группа из трёх священников

«под видом забот о благе Церкви» подала ему вышеприведённое заявление, и далее сообщал: «Мы уступили их домогательствам и положили на их заявление следующую резолюцию: «Поруча- ется поименованным ниже лицам, то есть подписавшим заявле- ние священникам, принять и передать Высокопреосвященному Агафангелу, по приезде его в Москву, синодские дела при участии секретаря Нумерова». Ещё за два дня до этой резолюции, 16-го мая 1922 года, Патриарх уже послал грамоту Митрополиту Ага- фангелу, вызывая его в Москву для временного возглавления церковного управления до созыва собора. Он писал: «На это имеется согласие гражданской власти, а потому благоволите при- быть в Москву без промедления». Однако, присутствие Митропо- лита Агафангела могло помешать планам захвата власти обнов- ленцами, с которыми он не соглашался сотрудничать. Поэтому данное Патриарху согласие гражданских властей оказалось от- менённым. Митрополит не смог выехать из Ярославля в Москву. Между тем, обновленцы воспользовались резолюцией Патриарха, чтобы фактически овладеть церковной властью. Ради этого они и притворялись лояльными при посещении его в заключении. Гражданская власть не скрывала своей помощи обновленцам для захвата ими власти. Это особенно ярко и беззастенчиво прояви- лось в Петрограде. Группа священников, уполномоченных толь- ко содействовать передаче патриарших дел Митрополиту Ага- фангелу, сама себя в тот же вечер переименовала в Высшее Цер- ковное Управление и самочинно присвоила себе высшую адми- нистративную власть в Русской Церкви.

Перевезённый в Донской монастырь Патриарх Тихон был как бы исключён из церковной жизни. Казалось, что обновленцы окончательно захватили власть над Русской Церковью. Это от- разилось, прежде всего, на образе действий церковных деятелей авантюристического характера и вообще людей, неспособных от- давать жизнь за твёрдые, дорогие им принципы. Такие люди, помимо избранного ими направления, тщательно берегут своё самолюбие и личные интересы. Они являются противоположнос- тью убеждённых в истине исповедников, готовых на любые стра- дания ради истины. Высокая цель объединяет таких людей в

готовность к самопожертвованию. Обновленческое движение 20- х годов соединило людей первого рода. Поэтому не удивительно, что с самого начала между наиболее способными из них возник- ли трения личного характера, подрывавшие их единство и с са- мого начала поделившие их на менее крайних обновленцев и безудержных реформаторов, называемых живоцерковниками. В своих реформах они шли так далеко, что в нарушение древних правил и вопреки всем поместным Церквам ввели женатый епископат, в том числе второбрачный. Иначе говоря, обновлен- чество скоро вылилось в особую форму протестантского движе- ния восточного обряда. Оно не имело никакой опоры в народе и оставило свой след в последующем развитии событий лишь как некоторый образец для советчиков в выработке ультра-покор- ных советской власти иерархов, укрепившихся доныне в Москов- ской Патриархии. Мы поэтому не будем долго останавливаться на периоде захвата власти в Русской Церкви обновленцами во время пленения Патриарха Тихона, как на печальном эпизоде в истории нашей Церкви в течение примерно года с небольшим, до его освобождения из заточения.

Возглавлял Церковь в этот период, но не имея возможности ею управлять, Митрополит Ярославский Агафангел, человек твёр- дых принципов. В своём послании от 5/18 июня 1922 года Мит- рополит Агафангел объяснял: «Во имя святого послушания и по долгу моей архиерейской присяги, я предполагал немедленно вступить в отправление возложенного на меня служения Церкви и поспешить в Москву, но вопреки моей воле, по обстоятельствам, от меня независимым, я лишён возможности отправиться на ме- сто служения. Между тем, как мне официально известно, яви- лись в Москве иные люди и встали у кормила правления Рус- ской Церковью. От кого и какие полномочия получили они, мне совершенно неизвестно, а потому я считаю принятую ими на себя власть и деяния их незаконными. Они объявили о своём намере- нии пересмотреть догматы и нравоучение нашей православной веры, священные каноны святых Вселенских соборов, православ- ные богослужебные уставы, данные великими подвижниками хри- стианского благочестия, и организовали новую, именуемую ими

«Живую Церковь». Таким образом, митр. Агафангел не был в состоянии организовать управление Церковью, но он сделал един- ственное, что было в его силах при создавшейся обстановке. 5/ 18 июня 1922 года он разослал послание о том, что временно принял на себя возглавление Церкви. Не имея в своём распоря- жении никакого административного аппарата, он предоставил

самые широкие полномочия епархиальным архиереям, применяя принцип постановления Святейшего Патриарха, Священного Синода и высшего Церковного Совета от 7/20 ноября 1920 года за №362, которое предусматривало порядок жизни Церкви в слу- чае полного расстройства центральной церковной власти. То, что Митрополит Агафангел не прибыл сразу в Москву по зову Патриарха, у осведомлённых людей вызвало недоумение. В книге Левитина и Шаврова даётся ему объяснение: «В течение месяца велись секретные переговоры между Тучковым и Митрополитом Агафангелом. Е. А. Тучков, которого ВЦУ считало своей глав- ной опорой в переговорах с Митрополитом, выражал желание как можно скорее отделаться от этого несолидного учреждения и поддержать его. Однако, и от Агафангела ожидался ряд уступок, на которые он не соглашался. После месячных переговоров, видя, что дело не сходит с мёртвой точки, Митрополит Агафангел нео- жиданно, уже не спрашивая Тучкова, обратился к Русской Церк- ви с воззванием, напечатанным в какой-то подпольной типогра- фии и очень быстро разошедшимся по Москве и другим горо- дам». Это выступление Митрополита Агафангела было неожи- данным для Тучкова и очень обеспокоило обновленцев, надеяв- шихся, что с канонической церковной властью дело покончено. Митрополит Агафангел был немедленно арестован и вместо пе- реезда в Москву был сослан в Нарымский край. Однако, он и Патриарх уже указали путь для верных епископов и чад Церк- ви. В процессе их борьбы с обновленцами в разных местах стали образовываться «автокефальные епархии». Нелегко проходило внедрение обновленчества даже там, где оно зародилось — в Пет- рограде. Введенский, вернувшийся из Москвы после захвата цер- ковного управления, явился к Митрополиту Вениамину и объя- вил ему о создании нового управления и назначении его, Введен- ского, делегатом от этого управления по Петроградской епархии. Митрополит его за это отлучил от Церкви. Постановление его было напечатано в газетах и вызвало ярость коммунистов.

Через несколько дней к Митрополиту явился Введенский в сопровождении бывшего председателя петроградской ЧК и пет- роградского коменданта Бакаева. Они предъявили Митрополиту ультиматум: либо он отменить своё постановление о Введенском, либо против него и ряда духовных лиц будет создан процесс в связи с изъятием ценностей, в результате которого погибнет и он, и близкие к нему люди. Митрополит ответил категорическим отказом. Как известно, угроза эта была приведена в исполнение: он был судим и приговорён к смерти, потому что стоял поперёк

пути гражданской власти в её начинаниях в деле образования революционной обновленческой Церкви. Титлинов при всем же- лании не мог скрывать того, что обновленческое Высшее Церков- ное Управление захватило власть антиканонически, в революци- онном порядке. «Несомненно, - писал он, - что группа, которая образовала Высшее Церковное Управление после отречения Пат- риарха Тихона, полномочий на то от Патриарха не имела. Пат- риарх поручил ей только посредническую роль передачи дел, а отсюда до передачи власти очень далеко. Деятели Живой Церк- ви взяли власть сами, в порядке революционном, внеканоничес- ком и, если угодно, антиканоническом». Епископ Григорий (Граб- бе). Дан.11:44 – «выйдет он в величайшей ярости, чтобы истреблять и губить многих».


Одна глава, вернее, даже стих Из Библии, Священного Писания

Всё перетянет. О, как взъярится псих, Что мы с такими вылезли весами.

А это то же самое, как если

Сравнить пытаться Бога и творенье; Об этом даже мылить неуместно, Выслушивать такие басни-бредни.

Что скажет Бог, и что уже сказал, Одно лишь это пусть интересует; Всё остальное – это как вокзал, Где гомон мошкары, летящей всуе.

И потому учите всех и вся

Вникать в Библейские высказыванья Бога. Благоухающие строки оросят,

Здесь серебро и злато высшей пробы. Что Пушкин, Достоевский, Солженицын

И прочие не худшие писаки!

Они мешали плевелы с пшеницей, Настаивали на своём привычной сапой.

Не обожжённые глаголом Иеговы, Они старались, тужились, стремились Сказать позаковыристей, в основе

Не Слово Божие вложили – мысль маститых.

Смотри по результатам писанины: Ах, сколько же газет, журналов, книг Не достигают цели – мимо, мимо!

Одно гнильё, где только ни копни.

Не заблудись, душа, средь круговерти, Подстроенной масонской подворотней. Словам Христа преискренне поверим, И ничего не проглаголать против.

Слова Божественные – панцирь и броня. Во свете Библии рассматривать всё чтиво. Рождённые от Бога те слова хранят,

И в победителях всегда и всем на диво. 17.10.08. ИгЛа


Вопрос 4038: Когда открыли патриархийные храмы, то все ли признали спасительность в них?

Ответ: Всё все и по разным вопросам никогда не принимают. А вот доводы непринявших далеко не всем известны. Знакомиться нужно с обеими сторонами. Вот что писал катакомбный епископ о патриархии, по горячим следам.

«Опять корабль веры твоей обуревают мрачные волны смуще- ния и сомнений. Опять чей-то голос шепчет твоему сердцу: «Прав ли ты, прав ли твой путь церковный, может быть, действительно, т. н. «Московская патриархия» – есть виноградник Господень, плодами которого наполнится земля наша?»

Ты пишешь, что у тебя была случайная беседа с одним служи- телем Московской патриархии, и что он доказывал тебе церков- ную непогрешимость этого малопочтенного учреждения. Ты пи- шешь, что он доказывал тебе свою каноничность. Он говорил, что Московская патриархия сохранила весь старый уклад правосла- вия, что она в вере нашей ничего не изменила, ничего не разру- шила. Особенно уязвила твоё сердце речь служителя Московс- кой патриархии о существующей якобы в настоящее время на Руси свободе вероисповедания. Он показывал тебе ряд примеров, что теперь в нашей стране нет религиозных гонений, что власти не только не притесняют Московскую патриархию, но даже и снисходят к её многим нуждам и оказывают ей более чем друже- ственное расположение. И все эти достижения, по его словам, есть плод мудрейшей политики как скончавшегося митрополита Сергия, так и, в особенности, теперешнего псевдо-патриарха Алек- сия. И вот, как пишешь ты, после такого разговора пришла в твою душу буря противных ветров, пришли туда печаль и сму- щение. Откуда же на душу приходит смущение? Может ли оно прийти от Бога? Св. Исаак Сирин пишет, что смущение есть ко- лесница дьявола (01.57). «Нам нужно знать, - говорит о. Амвро- сий Оптинский, - что у врага две главных козни: искушать или малодушием, или высокоумием». Указывая тебе на причины твоего

смущения, я прошу тебя исторгнуть его из своего сердца. Ты помни, что добро, а тем более такое, как правда церковная и чистота веры твоей, будут всегда оспариваться злыми силами. Помни также то, что враги веры, пытающиеся смутить тебя, все- гда будут действовать под видом справедливости, под видом рев- ности об истине. Но не всё то золото, что блестит, - говорит русская пословица. Св. Апостол Пётр пишет: «Будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчёта в вашем упова- нии, дать ответ» (1Пет.З:15). И в другом месте также пишет:

«Противостойте (дьяволу) твёрдой верой»(1Пет.5:9). У тебя и ещё могут быть подобные беседы с людьми, имеющими намере- ние обольстить и уловить в свои сети. Вот тут-то ты и должен показать крепость и превосходство своей веры. Вспомни, что со- творили своей верой отцы наши.

Кто нам теперь может указывать путь к правде церковной? Каким источником познания правды Божьей ты теперь можешь пользоваться? Может ли быть таким источником служитель Мос- ковской патриархии? Мы знаем, что от одного дерева не могут произрастать плоды и добрые, и худые (Мф.7:18; Лук.6:43- 45). Если человек вольно или невольно служит лжи, то как же он может свидетельствовать об истине? Если некоторое общество, отойдя далеко от путей Божьих, прямо или косвенно наносит раны Христу и способствует безбожию, то можно ли от него пользо- ваться разумением правды Божьей? В настоящее время многие говорят о Церкви, о делах церковных. Теперь учат сынов церков- ных люди, в церкви даже никогда не бывавшие. Сейчас разви- лась особенная болезнь – болезнь великого самомнения. Многие себя мнят носителями истины, имеющими ключи разумения, бу- дучи прельщаемы самонадеянностью и всеми другими страстя- ми. Теперь нередко можно встретить убивающего и полагающе- го, что «он тем служит Богу» (Ин.16:2). Архиеп. Иларион (Троицкий) в одном своём труде о Церкви Христовой, по поводу любящих говорить и спорить о Церкви, пишет так: «В древней Церкви учил епископ с горнего места, а теперь тот, кто сам о себе говорит, что он лишь «в притворе», даже только «около церков- ных стен», считает однако же себя вправе учить всю Церковь вместе с иерархией. О церковных делах узнают и мнение о них составляют по явно враждебным Церкви «публичным листам» (как называл газеты митрополит Филарет), где о Церкви пишут всякого рода церковные ренегаты, или вообще озлобленные и

«наглые ругатели» (2Пет.3:3), люди, никакого отношения к Церкви не имеющие и ничего, кроме вражды, к ней не чувствую-

щие» (Архиеп. Иларион: Христианства нет без Церкви. С. По- сад, 1915 г. стр.13). Можно ли узнать правду церковную из уст служителя Московской патриархии? Может быть, некоторые по- думают, что это возможно. Ведь такие служители имеют очень благолепный вид. У них, как сказали одни, «очень православные бороды». У них, скажут нам, имеется православная уставность, ими совершаются строгие чинопоследования. Вообще у служите- лей Московской патриархии теперь наружно видна та право- славность, какая была наружно прежде. Но ведь черты наруж- ной православности мы видим и у многих явных отщепенцев от Церкви. Чинопоследования ещё более строгие мы найдём у неко- торых старообрядцев, исполнение предписаний Типикона есть и у униатов Восточного обряда и т. д. Уже отсюда мы убеждаемся, что одна наружная видимость церковная не может свидетель- ствовать о принадлежности к истинной Церкви Христовой. Те- перь мы часто слышим лживые уверения служителей Московс- кой патриархии, что каноны с ними. «Как бы мы ни погрешали

— лицемерно говорят они, — но каноны церковные мы не нару- шали». Но подобный ответ мог бы дать и Иуда Искариотский. У него тоже как будто бы не было поступков против правил, кото- рыми руководствовалось первоначальное общество Христово в своей внутренней жизни. Он даже не был лишён Трапезы Гос- подней. В кондаке Великого Четверга мы читаем: «Хлеб прием в руце предатель, сокровенно тыя простирает, и приемлет цену Со- здавшего Своими руками человека». Ведь уже многим известно, что многие служители Московской патриархии не имеют веры. Поэтому нужно говорить не о сохранении ими канонов, а о нали- чии у них веры в Иисуса Христа, Сына Божьего.

Если случится, что безбожник примет от православного епис- копа хиротонию священническую, то станет ли он от этого доб- рым пастырем православным? Могут ли быть каноны Церкви Христовой с поругателями Христа и христианства? Может ли общество людей, захвативших в свои руки, с помощью государ- ственного меча, власть церковную, но не имеющих на это церков- но-канонических прав, быть для нас духовным авторитетом? А ведь таким обществом или такими людьми и являются служите- ли Московской патриархии. Этих служителей как будто бы ник- то не гонит, и они с пеной у рта стараются уверять всех, что они не только не гонимы, но, напротив, им везде оказывается снис- хождение и покровительство. «Посмотрите, говорят они, как шли навстречу власти при организации собора 1945 года. Для встре- чи гостей нам предоставлены были лучшие гостиницы, для по-

рядка стояли целые батальоны милиции и т. д., и т. п.» Как это ни прискорбно для таких служителей, но такими словами нельзя доказать, что Московская патриархия есть канонически и нрав- ственно голос святой Православной Церкви на Руси. Увы! Тако- го признания Московская патриархия не может иметь. Как я говорил тебе в предыдущих письмах, так скажу и теперь: Мос- ковская патриархия есть подделка под Церковь Христову, учи- нённая врагами Христа для своих целей, с помощью отступни- ков от веры и Церкви. Ввиду того, что этот вопрос канонически разобран нами ранее (Письмо 2), я теперь подробно его касаться не буду. Одно только скажу: не от представителей Московской патриархии нам нужно искать познания истины Христовой и правды церковной, если мы хотим быть верными Христу и Его Церкви. Не ищут на репейнике смокв, даже если репейник по- хож на смоковницу. И нельзя слушать ряженых в церковные ризы, если они и напоминают нам прежние милые сердцу образы.

Интересно знать, как бы тебе ответили служители Московской патриархии хотя бы на такие вопросы:

а) они считают, что страдальцы за Христа, ныне во множестве существующие, ничто иное, как государственные преступники. Какие же именно условия делают мучеников страдальцами за Христа? б) Церковь Христова на земле есть Церковь воинствую- щая против всех сил зла: «И Я говорю тебе: ты – Пётр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют её « (Мф.16:18). Против кого же воинствует ныне так называе- мая Московская патриархия? С безбожниками у неё заключен теснейший союз, который вполне можно назвать «договором о взаимопомощи». Московская патриархия образовала из себя одно общее тело с обновленцами и другими отщепенцами церковны- ми. Она чтит антихристианские безбожные праздники, иудин грех она называет патриотизмом, т. е. высокою добродетелью и т. д.

в) если ныне Церковь не гонима, то какие вообще условия делают её гонимой? Но напрасно мы будем задавать эти вопросы и подобные им служителям Московской патриархии, так как в ответ на них мы получим одни «словеса лукавствия».

Теперь разберёмся повнимательнее в первом утверждении тво- его собеседника о том, что Церковь на Руси в настоящее время не испытывает какого- либо гонения. Твой собеседник здесь допус- тил передержку. Он стал тебе доказывать, что нет гонения на Московскую патриархию, а не на Церковь Христову. Мы такое смешение понятий не признаём справедливым, но всё же поста- раемся выяснить, пользуется ли Московская патриархия хвалё-

ными твоим собеседником свободами.

Сделаем предположение, что из каких-нибудь заморских стран пожаловал к нам соглядатай дел церковных. Разумеется, он смо- жет наблюдать только за жизнью Московской патриархии, и труд- но будет его глазам поначалу там заметить гонения на Церковь. В таких храмах часто отправляют истовые «чинопоследования».

«Патриарх», с тех пор, как стал «патриархом», возлюбил «древ- нее благочестие». Батюшки этих храмов, бывшие прежде стри- женными и ходившие в штатском платье, не так давно отрасти- ли себе иконописные волосы и бороды, надели рясы. Если чело- век из заморских стран познакомится с бытом духовенства Москов- ской патриархии, то он тоже не заметит следов гонения. Наобо- рот, тут он увидит пресыщение благополучием и благоденствием. Не только батюшки, но даже и голосистые дьяконы в городах теперь имеют свои машины, свои дачи, ходят в изящном платье и пользуются всеми благами жизни, также как пользуются ими высшие чиновные власти. Заморский исследователь нашей цер- ковной современности ещё запишет в своей записной книжке, что в России теперь опять учреждены духовные академии и се- минарии, при Московской патриархии издаётся «свой» журнал и что Московская патриархия не только проповедует Христово Евангелие на Руси, но и посылает своих миссионеров в другие страны, что Московская патриархия начала объединение право- славных христиан во всём мiре. Правда, нужно сказать, что если такой заморский исследователь будет хоть немного честен, он должен всё-таки задуматься над отсутствием в Московской пат- риархии добрых монахов, старцев и людей духовного опыта. Та- кого соглядатая несомненно покоробит, когда он увидит, как «пра- вославный патриарх» безбожниками тщательно от кого-то охра- няется, и узнает, что на приходы назначаются только не имев- шие гражданской судимости священники. А кто из добрых и верных Христу пастырей не был судим? Но в Московской патри- архии исследователю всё объяснят, притом постараются его «ух- лебитъ», и тогда появится ещё новый отчёт «беспристрастного наблюдателя» о благоденствии Православной Церкви на Руси.

Мы же, русские люди, никуда за последние тридцать лет с Руси не уезжавшие и претерпевшие весь стыд и вар этих лет, имеем другие опытные данные о так называемом свободном вероиспове- дании в Московской патриархии. У нас, например, нередки слу- чаи, когда служители Московской патриархии каются в содеян- ных ими великих преступлениях и согрешениях. Такие кающи- еся священнослужители уверяют, что они ничего не делают в

храме по своему разуму и по своей вере. Перед Крестом и Еванге- лием они тогда свидетельствуют, что в своей деятельности ниче- го не творят без спроса и указания ненавидящих Церковь и Христа и что вся их деятельность «церковная» совершается по плановым приказам гонителей Церкви. Перед Крестом и Еван- гелием они сказывают, что теперь для получения священничес- кого места надо непременно доказать свою особенную предан- ность революции, выражающуюся исключительно в предатель- стве честных церковных людей. Ещё нужно таким батюшкам обязательно показывать своё маловерие и безверие. Страшно об этом подумать, но на самом деле - это так. Каждый, домогаю- щийся теперь священнического места, непременно связывается с теми органами, которые всем известны, становится верным слу- гой этих органов и поступает даже в союз воинствующих без- божников, а пышные богослужения ими устраиваются по заказу или приказу врагов церковных. И вид иконописный принимают, и бороды растят, и не по своей охоте, а по желанию лиц, церков- ной власти не имеющих. Мы не сомневаемся в том, что будет время, когда такие покаяния служителей Московской патриар- хии будут гласным достоянием, теперь же мы о них свидетель- ствуем своей совестью и искренностью своей веры.

Недавно у меня была почтенная женщина и поведала мне такую историю. Её дочери, двадцатилетней девушке, работающей на одном большом заводе, стали усиленно предлагать поступить в комсомол. Эта девушка от таких лестных предложений упорно отказывалась и причиною своего отказа указывала свою веру. После долгих бесплодных уговоров её повели к некоему высоко- му чиновнику в отдельный кабинет. — Какой ты веры? – спро- сил этот чин девушку. Девушка ответила, что она православная.

Можно ли после таких рассказов, всё больше умножающихся, думать, что служители Московской патриархии имеют сами сво- боду вероисповедания? Разве не ясно уже многим, что теперь они призваны не к пастырской и церковной деятельности, а к «цер-

ковно-ликвидаторской». И эти ликвидаторы подобраны умелой рукой. Ещё покойный митрополит Сергий неоднократно говорил, что самое большое зло теперь - это возрастающее количество неверующих священников. Нам известно, что далеко не все про- тоиереи Московской патриархии в тайне хранят своё безбожие. Я бы мог привести много известных мне случаев, когда такие

«священники» своими атеистическими убеждениями даже гор- дятся. Вот один из них, действительность которого неоспорима. Одна уборщица храма в городе Б. нам рассказывала, как ей была открыта вера их «настоятеля». Когда она убирала алтарь, то прикладывалась ко всем находящимся там иконам. Смотревший за работой настоятель, протоиерей митрофорный, заметил набож- ность сей уборщицы и спросил её: «И ты до сих пор, Аннушка, во всё это веришь?» Поражённая такой откровенностью, уборщица сразу не могла найти ответа протоиерею. Спустя некоторое вре- мя она тоже спросила его: «А вы, батюшка, неужели не верите?» Настоятель усмехнулся и ответил: «Уже давно не верю». «А почему же вы тогда служите?» - опять спросила настоятеля уборщица. «Об этом скажу тебе только одной, - ответил настоя- тель, - сейчас я служу не Церкви, а государству».

Уборщица, видя, что батюшка в хорошем настроении, ещё за- дала ему один вопрос: «И все другие батюшки теперь служат государству, а не Церкви?» «Скажу тебе только одной, - ответил настоятель, - если кто служит сейчас в храмах, то должен быть или таким, как я, или должен притворяться и показывать себя таким. В противном случае его пошлют туда, куда Макар телят не гонял». Таковы в Московской патриархии пастыри. Каковы же должны быть архипастыри? Не только нам, но и многим дру- гим в настоящее время известно, что высшие церковные должно- сти, в особенности в «центрах», занимают люди, совершенно ли- шённые веры и самым тесным образом слившиеся с врагами Цер- кви. Недавно о так называемом «митрополите Крутицком» Ни- колае (Ярушевиче) один его собрат отозвался так: «Какая цен- ная находка для безбожников. Его деятельности завидуют высо- кие партийные работники». Здесь нужно упомянуть ещё о том, что и таковым своим усердным слугам по разгрому Русской Пра- вославной Церкви воинствующие безбожники не вполне доверя- ют. В последнее время в открытых храмах появились юнцы, об- лечённые в священнические ризы. Этим новым кадрам, пришед- шим из недр врагов Христовых, дана роль вытеснить кадры ста- рые, не особенно надёжные. Мне давно ещё пришлось слышать мнение одного умного современного чиновника о старых батюш-

ках, публично отказавшихся от веры и заявивших о своей осо- бенной преданности безбожию. «Если эти батюшки, — говорил сей чиновник, — продали Христа после того, как прослужили Ему более двадцати лег, то сколько лет они должны прослужить нам, чтобы мы могли быть уверенными в их совершенной пре- данности?» Безбожники несомненно уверены в продажности душ нынешних служителей Московской патриархии, и поэтому они озабочены созданием там таких кадров, которые были бы «свои» на все сто процентов. Откуда добываются эти новые кадры? Сие прекрасно разъясняет следующий случай. За одной молодой де- вушкой ухаживал комсомолец. При этом старался сделать её

«сознательной», т. е. неверующей. На этой почве у них возникли конфликты, которые окончились полным разрывом. Прошло три года с тех пор, как упоминаемая девушка потеряла из виду свое- го «просветителя». Однажды она вошла в открытый храм и уви- дела ужасную картину. Комсомолец, бывший её ухажёр, в свя- щенническом облачении стоял на амвоне с чашею в руках и причащал богомольцев. Наша девушка решила потребовать от комсомольца объяснение такого удивительного его превращения. По окончании службы комсомолец вышел из алтаря и, увидев свою знакомую, очень смутился. «Надя, - сказал он, подойдя к девушке, - ты не удивляйся, я здесь ни при чём. Меня ячейка сюда послала». Действительность описанного мною случая мо- жет свидетельствовать мать сей девушки, лично мне знакомая.

Может быть, в разуме твоём появится такой вопрос: есть ли среди служителей Московской патриархии такие, у которых есть благие намерения и позывы к покаянию? Безусловно, есть. «В Его руке душа всего живущего и дух всякой человеческой пло- ти» (Иов.12:10). И душа Иуды не лишена была благих намере- ний и позывов к покаянию. Мы знаем, что в Московской патри- архии есть несколько старых архиереев, которые возлюбив не будущий век, а сей притворный и привременный, путём постоян- ных «уступок» безбожникам, «уступок», как будто бы сначала незначительных, дошли до мрачного тупика. Таким мрачным тупиком они сами называют своё настоящее пребывание в Мос- ковской патриархии, от чего тяжко внутренне страдают. Мы зна- ем, что в Московской патриархии есть и наивные, слепо верую- щие всем утверждениям и словам тамошних руководителей. Прав- да, таких немного, и наивность их быстро проходит. Ничто так резко не ощутимо, как отсутствие духовности в «духовных ли- цах». Поэтому так быстро познаются секреты Московской пат- риархии. Мы ещё знаем, что в Московской патриархии, несом-

ненно, есть жаждущие покаяния и иного пути. Но они всё ещё не вышли из рабства фараону по малодушию и по любви к чему- нибудь тленному, подобно евангельскому богатому юноше. Ещё таковых удерживает страх перед страданиями. Иногда они гово- рят верным друзьям своим: «Мы хотим покаяться, но некому. Кто может быть уверенным в том, что за свою чистосердечную исповедь он завтра не исчезнет бесследно и не погибнет?» В сих словах есть доля правды. Один протоиерей из Московской пат- риархии говорил доверительно, что они вообще теперь откровен- но не каются, если бы даже того хотели, потому что это чревато опасными последствиями. В 1924-25 годах обновленческие «ар- хиереи» и «пресвитеры» бежали буквально пачками каяться к Святейшему патриарху Тихону и верным Св. Церкви епископам. Куда же теперь бежать со своими покаянными слезами, когда нет ни одного священнослужителя, который бы не признавал Московской патриархии церковным учреждением и оставался бы на «свободе». Конечно, желающие каяться забывают и забывают опять, может быть, по малодушию, что для начала покаяния нужно возненавидеть свой грех, то есть уйти с того пути, на котором они сейчас стоят, и который сотворил из них орудия врагу для борь- бы с Церковью Христовой. Отцы говорят, что покаяние есть до- говор с Богом об исправлении жизни. Могут ли быть какие- нибудь обстоятельства, которые бы препятствовали сему догово- ру совершиться? В нашей современности довелось нам много ви- деть страшных дел. Никогда враг не полагал столько ухищре- ний, чтобы воссесть на престоле Господнем и обладать всеми. И особенно страшно зреть, как этим попыткам вражьим способ- ствуют сознательно люди, принявшие звание апостолов и по- сланников Христовых. Разве не страшно бывает, когда даже в

«Журнале Московской патриархии» читаешь, что Московская патриархия ныне распространяет атеизм (см. Журн. Моск. Патр. N9, 1949 г. со ссылкой на газету «Круг» № 20, 1949 г.)

Мой милый меньший брат! Ты, конечно, восплачешь горькими и прегорькими слезами, с воплем крепким обратишься к Госпо- ду: «Доколе, - скажешь, - забудеши нас до конца (Пс.12:2). Ког- да же Ты, Господи, поразишь врагов Своих? Когда же воцарится правда Твоя?» Брат мой милый! Я тоже плачу такими же слеза- ми и скорблю всем сердцем. И ещё знаю я, что не одни мы с тобой такие плачущие и скорбящие. Вся Русь, возлюбившая за- веты Христовы, ныне в великих святых слезах. Но эти слёзы никогда не умалят нашего упования на Его благое и совершен- ное Промышление о нашем спасении. Послушай, что Он говорит

устами пророка: «Я до старости вашей тот же буду, и до седины вашей Я же буду носить вас; Я создал и буду носить, поддерживать и охранять вас» (Ис.46: 4). Не смущайся, «Бог поругаем не бывает « (Гал.6:7). Он стережёт виноградник Свой; в каждое мгновенье напояет его, ночью и днём стережёт его, «что- бы кто не ворвался в него « (Ис.27:3).

Величайшим признаком свободы вероисповедания и отсутстви- ем гонения на христиан служители Московской патриархии счи- тают открытие «Духовных академий» в Москве, во граде Петра,

«Духовных семинарий» в некоторых епархиях, издание «духов- ною журнала», посылку за границу патриарших «духовных» миссий. Но ведь и журналы, и «академии», и миссии имели и обновленцы от 1922 г. Тогда журналы издавали даже многочис- ленные обновленческие епархиальные управления. И вид, и ха- рактер тех обновленческих журналов был гораздо внушительнее теперешнего «Журнала московской патриархии». А кто теперь не знает, что обновленцы были усердные слуги безбожия, и что рождение их происходило в недрах гонителей христиан.

Ещё Антоний (Грановский) предупреждал, что обновленчес- ким вывескам и ярлыкам верить не следует. «На вывеске у них написано: «сахарный песок, - говорил он, - а на самом деле там сулема». Так и теперь: почему мы не можем думать, что под вывеской «Духовная академия» находятся курсы ликвидаторов православия на Руси, ведь думать так имеется очень много пред- посылок, а некоторые неоспоримые факты подтверждают эти думы. Недавно из одной такой «академии» убежал преподаватель. По- ступил он туда по наивности, горячо желая делать церковное дело. Вскоре он уразумел, что «академия» есть злоумышление против Церкви. Уразумев это, как раб Христов, немедля покинул сию «академию» и скрылся в неизвестность. По его свидетель- ству, в «академии» учатся люди, которых верующими никак при- знать нельзя, учатся они не по своему собственному желанию, а как «командированные». Есть там и наивные, которые вскоре отправляются в лагеря. Хорошо ли ты знаком с «Журналом Московской патриархии»? Уразумел ли ты основную тему этого журнала? Она не нова и не оригинальна. Вся она пропитана самохвалением и тщеславным упоением якобы достигнутыми успехами. Там постоянно «кукушка хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку». Разумеется, что самохвалительную тему дали журналу его истинные хозяева. Зачем? Чтобы обмануть пра- вославно верующих, как в нашей стране, так и заграницей в особенности. Если ты читал этот журнал, то знаешь, что у псев-

до- патриарха Алексия есть особая миссия: под свою высокую руку привести православных христиан всего мiра. Зачем же та- кая миссия так скоро понадобилась? Мы знаем, что именующий себя «патриархом Алексием» есть самое послушное орудие без- божников для борьбы с Церковью. И если он занят объединени- ем православных христиан во всем мiре, то значит сие нужно воинствующим безбожникам. И в самом деле, могут ли успоко- иться враги Христовы разрушением Церкви только на Руси. Если в других странах православие ещё хранится во всей его чистоте и искренности, то работа вражия на Руси не может быть успеш- ной. Вот почему патриарх занимается всемiрно- объединитель- ной деятельностью. Если ему удастся где-нибудь обмануть груп- пу православно верующих, то вскоре после присоединения её к Московской патриархии патриарх посылает туда своих еписко- пов, миссионеров, экзархов, то есть ликвидаторов православия вроде «епископа Берлинского» Бориса, «митрополита» Елевфе- рия, «наместника» Троице-Сергиевой лавры Иоанна и тому по- добных заплечных дел мастеров. Заменив где-нибудь управление церковное такими молодцами, враги Христовы в радости потира- ют руки, а «патриарха» Алексия награждают.

Вот видишь, мой милый, как в нашем лукавнейшем веке уч- реждения, по видимости церковные, враг успешно использует в виде своих орудий для борьбы с истиною. Поэтому «академия», журналы и миссии Московской патриархии никогда не могут говорить о свободе вероисповедания. Многое тайное, спустя ма- лое время, бывает явным (Мф.10:26; Мрк.4:22). Многие тайны Московской патриархии часто открываются самими служителя- ми патриархии. Между прочим, служитель Московской патриар- хии приходящих к нему верующих стремится уверить в своей честности и неподкупности. Нередко верующие слышат от батю- шек Московской патриархии такие предупреждения: «Не ходите к такому-то священнику, не исповедуйтесь у него, он предатель, избегайте всевозможного общения с т. н. Можайским епископом Макарием, епископом «адским» Алексеем (Сергиевым), митропо- литом «Лубянским» Николаем (Ярушевичем), протоиереем Ко- цицким или архимандритом Симеоном (Никитиным) и т. д. Эти лица все в крови погубленных ими. Им церковные интересы чужды и т. д.» Таких предупреждений становится всё больше и больше. В них соревнуется всё возрастающее количество пасты- рей и архипастырей из Московской патриархии, чтобы убедить неискушенных, что они не таковы, «якоже прочии человецы» (Лук.18:13). К сожалению, такие соревнующиеся забывают изве-

стное речение, начинающееся словами: «Чем кумушек считать трудиться» и т. д. Эти соревнующиеся говорят правду, но только они забывают сказать сие про себя. Иногда над таким самооп- равданием приходится улыбнуться. Недавно одного такого свя- щеннослужителя верующие изобличили в предательстве, соеди- ненном с нарушением тайны исповеди. Батюшка в своё оправда- ние сказал, что он, прежде всего, патриот отечества и то, что назы- вают предательством, есть ничто иное, как высокий патриотичес- кий долг. Открываю я тайны Московской патриархии, хотя и жестокая и страшная расправа ждёт тех, у которых «развязыва- ется язык». Многим известна печальная участь таких иерархов Московской патриархии, как Сергий (Воскресенский), Питирим (Крылов) и других, не сумевших молчать до конца.

Становятся явными самые главные тайны Московской патри- архии. Многие знают о том, что враг, овладев Московской патри- архией, думает с помощью слуг своих управлять всею Церковью Христовой. Многие знают, что ныне «свобода вероисповедания» даруется врагом только тем, кто исполняет волю его. Знают так- же, что ныне враг стал великим «канонистом» и особенно на- стойчиво «канонически» претендует на главенство в достоянии Христовом. Но почему же народ наполняет собою храмы Мос- ковской патриархии? Уже скоро сорок лет, как враг усердно и свободно трудится над народом русским, чтобы сделать его наро- дом, не помнящим родства своего с Богом. Разумеется, ему уда- лось многих обмануть, обольстить, соблазнить. Не нужно забы- вать, что народ наш свыше тридцати лет не учится Закону Божь- ему и правильному пониманию своей веры. Не нужно забывать, что народ наш лишён добрых пастырей и наставников, которые его могли бы духовно и церковно просветить. Не нужно забы- вать, что все лучшие сыны Церкви из народа не пребывают на свободе. Народ, который ныне наполняет храмы Московской пат- риархии, существенно отличается от народа, пребывавшего в пра- вославных храмах тридцать лет назад. Тогда он был народом цельным в своём уповании и глубоко православным в своём со- знании. Теперь народ имеет больше черт церковного невежества, чем прежде. Народу теперь трудно разобраться в том, что есть церковная правда, тем более трудно от того, что великая ложь надела на себя ризы правды. Но, несмотря на все усилия всемiрной безбожной пропаганды, направленной на народ наш, он остается народом-богоискателем. То, что народ толпится в храмах Мос- ковской патриархии, не может служить доказательством, что в этих храмах он обрёл истину Христову. Голоса народа русского

служители Московской патриархии ещё не слышали. И они бо- ятся этот голос услышать. Нет, не нашёл народ наш правды церковной в Московской патриархии, хотя и приходит он в от- крытые храмы искать её. В этих храмах народ молчит, «безмол- вствует», и что он скажет, можно судить только тогда, когда будет открыт хоть один канонически православный дом Божий. Пока же народ, и приходя в открытые храмы, находится в поис- ках Церкви Христовой, чтобы поклониться в ней Богу Живому. И ложь Московской патриархии многие из приходящих в храмы разумевают и ей не покоряют свою веру.

У народа нашего отняли возможность жить согласно указани- ям веры. Народ лишён возможности молиться так, как он хотел бы. Народ лишён возможности избрать себе пастыря по вере своей и по духу своему. У него отняли тех пастырей, которым он мог доверить свою душу, и которые вели его к наследию Царства Божьего. У него отняли возможность лечить свою больную со- весть безбоязненным покаянием у православных пастырей. Мно- гое у народа нашею отняли. И вместо отнятой свободы веры ему предоставили только одну возможность — возможность посе- щать храмы Московской патриархии и подчинить свою веру агенту власти — служителю «патриархии», то есть вместо хлеба духов- ного народу дали ядовитый камень, имеющий вид хлеба (Лук.11:4).

Очень ясно свидетельствует об уничтожении для народа сво- боды веры пункт 46-й «Положения об управлении Русской Пра- вославной Церкви», выработанного «Собором» 1945 г. (этим по- ложением руководствуется Московская патриархия). Там сказа- но, что настоятель храма должен доносить органам власти о не- закономерных действиях того или другого члена церковного со- вета. По всей видимости, «незакономерность» или «закономер- ность» определяет только настоятель храма, он же усердный слу- житель безбожия, а православному народу предоставлена необ- ходимость беспрекословного повиновения таковому «настояте- лю». Безнравственным житием своим теперь города наши опере- дили древний многогреховный город Помпею. Основная причина сему, безусловно, в том возрастающем духовном одичании, кото- рое являют наши так называемые «культурные центры». Ведь там всякое доброе церковное влияние вот уже столько лет пре- следуется и уничтожается. Человек, могущий научить добрым правилам жизни, объявляется преступником. Если народ наш сейчас наг и слеп духовно, то только потому, что нет у него наставников в законе христианском, что в народе преднамеренно,

всеми возможными средствами, искореняются т. н. «религиозные предрассудки». Вот поэтому и дожили мы до такого времечка, когда многие, хоть имеют звание «верующий», хоть и жаждут веры, но основ ее не знают, не разумеют заповедей Божьих и не смыслят — каким образом их спасает Иисус Христос и Кто Он есть. Вот видишь, каковы плоды «свободы вероисповедания». Тут невольно возникает вопрос: какую борьбу с этим страшным духовным одичанием ведут размножившиеся епископы, архиепис- копы и митрополиты из Московской патриархии, всем свиде- тельствующие о «свободе вероисповедания» на Руси? Эти «иерар- хи» громко вещают, что у них на епархиях «свобода веры» та- кая, какой не было прежде, но Евангелие желающему иметь его в этих епархиях достать нельзя, а Библия вообще признается про- тивозаконной. Удивительное и трагическое положение. Имеется

«сотня» православных легальных архиереев, несметное количе- ство митрофорных протоиереев, но Евангелие — нелегально, и человек, распространяющий Священное Писание, просто у нас немыслим. Ещё потрясает душу участь миллионов русских де- тей, которые питаются одной безбожной пропагандой и у кото- рых насильственно вытравляются религиозные чувства, несмот- ря на то, что родители этих детей — христиане. Теперь в каждом областном городе существует «архиерей», насажденный Московс- кой патриархией. Чем этот архиерей хочет помочь детям право- славно верующих в своей епархии, у которых отняли Христа Господа? Попробуйте, схлопочите теперь разрешение открыть ка- нонически православный храм, где бы отсутствовала связь с Мос- ковской патриархией. Разумеется, что об этом нельзя даже меч- тать. Но предположите хоть на минуту, что такие храмы были бы разрешены. Сколько бы тогда богомольцев осталось в храмах Московской патриархии? Можно уверенно сказать, что их было бы очень немного, во всяком случае, не больше, чем бывало бого- мольцев у обновленцев с 1922 г.

Душа народа русского жаждет «источника воды живой, те- кущей в жизнь вечную» (Ин.4:10,14). Уже многие, многие по- знали своё разорение душевное от деятельности Московской пат- риархии. Уже многие от хождения в открытые храмы видят в Московской патриархии хитроумную подделку Церкви Христо- вой и, как могут, протестуют. «Патриарх» и его близкие при- спешники получают множество писем, выражающих негодование и возмущение их «церковной» деятельностью. Некоторые иерар- хи объявляли даже с амвонов, чтобы подобных писем им никто не писал, так как они всё равно останутся нечитанными. Ещё

против деятельности Московской патриархии и ухищрённых го- нений церковных народ наш протестует своим смирением и не- зримой никем молитвой. Теперь вспомним о том, какие страда- ния ныне несёт истинная Церковь Христова на Русской земле. Шумит, бряцая оружием гражданских властей, и самохвальная своими «успехами» Московская патриархия. В то же время ос- тавшиеся верными Христу и Церкви Его священнослужители скитаются и укрываются по местам непроходимым, будучи жес- токо преследуемы «оком» служителей Московской патриархии. Не давших обязательства истинных пастырей разыскивают, ло- вят и предают на мучения. Где есть тому возможность, в потаён- ных местах, гонимые пастыри Христовы приносят Господу Жер- тву бескровную. Увы! В этих благоговейных богослужениях всё

«не по-старому», т. е. там почти нет прихожан и никакого пре- жнего благолепия и торжественности. Там служат еле слышным голосом, и за службой присутствуют только два-три человека. Жаждущих там молиться много, но нельзя навлекать подозре- ний у многочисленных соглядатаев. Часто, очень часто священ- ники, оставшиеся верными Христу и Его Церкви, невероятно же- стоко преследуемые, не имеют места, где было бы возможно им преклонить свои головы. Сурова жизнь сих добрых пастырей! Они в постоянных тревогах и жутких опасностях. Но они сами лишили себя всякого благополучия, всякого утешения земного, лишили, чтобы представиться Богу с непреложным упованием веры, с чистой и светлой совестью.

Неся свой мучительнейший и великий крест, они и нам сохра- няют чистоту веры и указуют верные пути для спасения. Таких пастырей осталось, может быть, немного. Много денег ассигнова- но для поимки их. Много «работников» трудятся над этим де- лом. Уже не один, не два православных пастыря захвачены в плен и посланы на медленное или немедленное уничтожение. Уже для истинных православных христиан настали времена та- ких расправ, перед которыми бледнеют страницы истории хрис- тианства первых веков. Ещё печальнее будет картина положе- ния Православной Церкви на Руси, если к ней добавить многие факты иудиной работы служителей Московской патриархии. Эти служители, движимые сатанинским духом, в гонениях на право- славных часто бывают усерднее, чем сами враги православия. В 1945 году так называемый «патриарх Алексий» написал посла- ние, где похвалялся своими успехами в борьбе с теми, кто не признает Московскую патриархию церковной организацией. Он радостно сообщал, что не признающих патриархию и его патри-

аршества остаётся очень мало и что их можно сравнить с дымом от потухшего огня. Не входя в рассмотрение, насколько справед- ливы подобные победоносные крики, мы здесь только заметим, что таковыми претензиями страдали так же обновленцы в 1922 году. Но нас волнует иное: какую совесть нужно иметь «святей- шему», чтобы хвалиться крепостью организации, основанной на тягчайших грехах, на демонской лжи и крови многих мучени- ков. «Патриарх» прекрасно знает, чем и кому он обязан своим возвышением и благополучием. Он прекрасно знает, чем и как приходится платить за этот апофеоз благополучия. Но так радо- ваться своему великому позору могут далеко не все лицемерству- ющие. Здесь я говорил о преследованиях, которые претерпевают священнослужители Христовой Церкви, находящиеся на «свобо- де». Громадное же большинство православных архипастырей и пастырей пребывает в тюрьмах, из которых нет им исхода до смерти. Велик сонм этих воистину не земных, а небесных граж- дан! Славны по всей земле Русской их подвиги исповедничества и мучений, принятых за Церковь. Казалось бы, врагам Христо- вым есть причина радоваться. Сколько верных сынов церков- ных, защитников православия, имевших адамантову веру, погуб- лены и засыпаны сырой землей! Сколько ещё таковых предназ- начено к уничтожению! Недавно «митрополит» Николай Кру- тицкий, имеющий близкое, кровное родство с людьми, ведающи- ми истреблением православия, говорил одному своему знакомому о судьбе оставшихся в живых и томящихся в заключении без срока исповедников православия, так: «Нам сказали компетент- ные лица, что очень многие из иерархов и других священнослу- жителей, находящихся в тюрьмах и лагерях, окончили своё зем- ное поприще. В живых их осталось немного. Находясь долгое время в плачевных обстоятельствах, они потеряли всякую вне- шнюю доброту. Поэтому, если бы даже эти, оставшиеся в живых, узники дали присягу на верность Московской патриархии, то всё равно выпустить их на свободу нельзя. Многие, увидя их, при- шли бы в ужас». Казалось бы, есть чему радоваться искорените- лям христианской веры и Церкви. Но радость таковая будет всегда радостью только безумных. Лежит в могиле исповедник Христов, но сила его, одушевляющая на великие подвиги, недося- гаема для гонителей Христовых. Сила Христова всегда свободна и непобедима. Видя, какие подвиги совершили силой Христовой мученики, её, эту силу, воспримут полки других христиан.

Лежат как будто бы бездыханными мученики, но они будут царствовать с Ним (Откр.20:6), они укрепят веру во многих сер-

дцах. Вот что я кратко мог сказать тебе о свободе Христовой веры на Руси в настоящее время. Её нет даже у Московской патриархии, похваляющейся своим успехом, а не только у истин- ной Христовой Церкви и у многострадального народа нашего. Вероятно, ты и сам внутренне понимаешь те причины, которые воздвигли на святую Церковь такое восстание её врагов. Уже несколько раз я объявлял тебе, кто и как воюет против нас, содержащих православную веру. Но веру можно отнять только у тех, у кого она очень слаба. Я тебя знаю давно и верю, что ты не принадлежишь к таковым. Я знаю, что ты жаждешь истины и имеешь непреоборимое желание последовать советам её. А что тебя смущают и искушают демоны через слуг своих, то это пре- терпеть можно и необходимо тому, кто тщится постичь небесной высоты. «Не тогда познается искусство корабельщика, когда тиха погода, но когда бывает буря и волнение на море», - говорит оптинский иеросхимонах Макарий (Письмо к мон. 144-с).

«Кто сделает дело ради Бога, - поучает нас авва Дорофей, -

того непременно постигнет искуше- ние, потому что всякому добру или предшествует, или пос-

ледует искушение; даже не может быть прочным делаемое ради Бога, если оно не искусится напастью» (Поучение 19-e).

Сердце наше частично мечтание своё считает истиной. «Само- верие есть вина всему, - говорит другой оптинский старец о. Амвросий, — ни в чём не верь своему сердцу. Все свои сокровен- ные помышления и чувствования поверяй в откровении отцу своему. Я не о том говорю, чтобы не верить сердечному зову. Это и так ясно. В особенности, не нужно верить тому, что представ- ляется тебе добрым». Страстное сердце совсем искренне прини- мает лесть демонскую за благо и добро. Потом, делая уступки врагу, оно всё более и более грешит самооправданием. Oт самооп- равданных уступок врагам церковным погиб не один клирик в недрах Московской патриархии. Много теперь говорят о своей каноничности «иерархи» из Московской патриархии. Но «кано- ничность» их может быть только дьявольской. Как бы ни хит- рили безбожники в борьбе своей с Христовой Церковью, какие бы «канонические» меры они ни принимали бы против неё, всё равно им не уничтожить наследия Христова, но это наследие уничтожит их. «Тот, кто падёт на этот камень, разобьёт- ся, а на кого он упадёт, того раздавит» (Мф.21:44). Победи- тель ада и смерти — Господь наш победит и поразит всех проти- вящихся Ему. Для нашей веры очень полезно всегда помнить, что перенесла Церковь за время своего существования. Не успе-

вал меч отсекать главы рабам Христовым, а христиане станови- лись всё многочисленнее. Кто знает, сколь много зла доставили Церкви ереси и, в особенности, арианство? И над всеми ересями прославил Господь Церковь Свою славной победой. Невозможно даже перечислить всех побеждённых врагов церковных. Лже- имённая философия, варвары, магометанство, революции средних и новых веков, Наполеон, эпоха Возрождения (язычества), немец- кие лютые лютеры, породившие штундистов, адвентистов, моло- кан и другие отрыжки кичащегося человеческою разума, атеизм и все другие проповеди наглой безнравственности никогда не могли поколебать Тела Христова, Церкви Его.

При свете истории церковной должно быть ясно всем, что Цер- ковь Христова победит и все на неё возмущения нынешнего века, хотя и не один новый Иуда усердствует теперь. И мы с тобой, дорогой мой сын, не дадим вовек Христу лобзания лукавого и льстивого ученика Его. Здравствуй и спасайся в ограде церков- ной» Письма 5 и 6. Церковь лукавнующих. Лук.21:8 – «Он сказал: берегитесь, чтобы вас не ввели в заблуждение, ибо многие придут под именем Моим, говоря, что это Я; и это время близко: не ходите вслед их». 1Иоан.4:1 – «Возлюблен- ные! не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире». 2Тим.3:13 – «Злые же люди и обманщики будут пре- успевать во зле, вводя в заблуждение и заблуждаясь».


При малодушном о войне – ни слова, Не стоит ратовать об окончанье дела. Беда везде, где призрачно, условно,

Не будут жертвовать там даже частью тела. Выходит Голиаф из филистимской тьмы, Поносит воинство обрезанных «героев»;

Но камешек из старенькой пастушеской сумы Уже во лбу хулителю могилу роет.

От малодушного подобные ему,

С кривой ухмылкой подлые плодятся, Для них не шьют Давыдову суму,

В меню таких шикарнейшие яства. Для храбрости дорогу проложи

В своё жилище, сердце, размышленья. У ней всегда наточены ножи, –

О Малхе столько же родится сожалений!

В святые с малодушием не вхожи,

Их участь – гнить, трястись, воображая; Едва представят бой – мороз уже по коже, От них лишь вред истории державы.

«Не бойтесь!» – прозвучало над волнами, Когда рыбацкий лодке был каюк.

Иисус Христос всё Тот же, так же с нами, А значит страхи верных не зальют.

От малодушия ущерб неизмерим – Обоснованье трусости всегда отыщут.

Но жизнь толкнёт нередко на экстрим, – Опасностей повсюду легионы, тыщи.

Писанием Священным укрепись, Держи совет с героями по вере. Конечно, в каждом деле есть и риск,

Когда ни тьма, ни свет, а сумрак серый.

Святого Духа Бог не мерой даст,

С избытком страх вселяя в супостатов. Начни, молясь, смиряя похоть, страсть,

С триумфом чёлн к небесному пристанет. 16.10.08. ИгЛа


Вопрос 4039: Что известно о катакомбных епископах в России, остались после них какие-то их письма, наставления?

Ответ: Осталось, но известно далеко не всё. Кое-кто так и не решился опубликовать всё сразу и только теперь по частям по- являются подобные письма их. Эти 8 писем епископа Катаком- бной Церкви хранились в Петрограде, в катакомбной общине о. Михаила Рождественского. Отпечатаны они на пишущей ма- шинке и переплетены в отдельную книгу. Первое упоминание о них в печати и публикация появились в 1992 г., в № 14 журна- ла «Русский пастырь», издаваемого Русской Зарубежной Церко- вью. Тогда было опубликовано Письмо 2- е. В дальнейшем была предпринята их публикация в газете «Русское православие» (в 1996 г.), и полностью они опубликованы в журнале «Вестник ИПЦ», в номерах за 1996-98 гг., издаваемом Симферопольской епархией РПЦЗ. Об авторе писем, епископе А., никаких сведений не сохранилось, но из текста писем видно, что он был епархи- альным архиереем ещё в 1925 году и принадлежал к числу обра- зованнейшей и строго церковной части Российского епископа- та. Неизвестно также точное время переписки. Очевидно, дан- ные письма неоднократно перепечатывались и распространя- лись среди катакомбных христиан для назидания и укрепления в вере. Реалии того времени были таковы, что ни имя автора

писем, ни имя адресата называть было нельзя. По некоторым событиям, упоминаемым в тексте, можно предположить, что письма написаны в конце 1940-х г., скорее всего в 1947-52 годах.


«Милость Божия буди с тобою, сын мой! Я только что хотел излагать тебе свои объяснения о некоторых современных собы- тиях в Церкви Христовой, и вот получил ещё от тебя письмо.

Ты опять умоляешь меня подробно тебе растолковать: есть ли церковная правда в так называемой «Московской патриархии», можно ли её признать Русской Православной Церковью, можно ли считать и почитать так называемого «патриарха Московско- го и всея Руси Алексия» духовным вождём русского православ- ного народа и, согласно с правилом 34 святых Апостолов, главою Русской Православной Церкви. Сын мой, исполнение этой твоей просьбы очень чревато многими печалями. За слово правды о

«Московской патриархии» уже очень многие пострадали. Епис- копы и пастыри, не признающие за «Московской патриархией» церковно-канонического учреждения, как правило, на свободе не находятся, а пребывают в заточениях, в горьких работах, в мес- тах отдалённых. На всех, высказывающихся против «Московс- кой патриархии» и обличающих её деятелей, воздвигнуто жесто- кое гонение. Сейчас для нас, православных, слова закона «Свобо- да вероисповедания» можно понимать только как свободу сла- вословия «Московской патриархии», «патриарху Алексию» и его сподвижникам. А слово, сказанное против «патриархии и патри- арха», почитается преступлением. И если бы ты знал, сколько ныне страдающих только за то, что их религиозному сознанию невозможно признать «Московскую патриархию» воплощением православия на Руси. Вот и я, объясняя тебе правду церковную, рискую весьма скоро попасть в сонм этих страдальцев.

Ты пишешь, что не слышно в последнее время о новых ересях и о новых гонениях на Церковь Христову. Это утверждение для церковного рассуждения нужно считать самым вредным и опас- ным. Лукавнейшее, хитрейшее, ожесточённейшее воинствование сатаны против Церкви не прекращалось со времен её основания. Если ты обратишься к Апокалипсису, то узнаешь, что борьба дьявола с Церковью в последние времена должна не уменьшать- ся, а усиливаться до самой крайней жестокой степени. Враг не- престанно с усиливающейся яростью воюет против Церкви Хри- стовой. Ереси и беззаконные сборища, собранные врагом под ви- дом Церкви, разумеется, не испытывают таких искушений, какие испытывает Церковь. Особенно благополучна ныне так называе-

мая «Московская патриархия». Лет 15 тому назад, когда свире- пело обновленчество, ещё существовала на Русской земле неко- торая терпимость разномыслия в вопросах веры. Все не призна- ющие обновленчество могли осуждать его и иметь своих пасты- рей. Теперь даже эта видимость религиозной терпимости отнята. Попробуй открыто выступить теперь с обличениями т. н. «Мос- ковской патриархии». Попробуй достать разрешение на откры- тие церковной общины, не признающей т. н. «патриарха Алек- сия», - это будет великим гражданским преступлением, и подав- ляется оно нещадно. И, увы, нужно признать, что таковая нетер- пимость увеличивается, прогрессирует. Ты пишешь мне о «Мос- ковской патриархии» так: «ведь это какая-то полуистина, и мо- жет ли эта полуистина называться управлением Русской Право- славной Церкви и являться руководительницей духовно-нрав- ственной жизни православных русских христиан?». Отвечу пря- мо, искренно и ясно. Полуистина никогда не может быть исти- ной. Церковь никогда не может содержать полуистину, но здесь даже не полуистина, а чистая ложь врага или, вернее, хитрая подделка им истины, утверждение которой основано на отсут- ствии у нас вкуса к истине. Ещё отвечу тебе прямо и искренне:

«патриарх Московский и всея Руси Алексий» не может быть признан каноническим, т. е. законно избранным и поставленным патриархом Русской Церкви. Ты пишешь, что оспаривать кано- ничность избрания патриарха затруднительно, т. к. его избрал собор Русской Православной Церкви, и на этом соборе присут- ствовали два восточных патриарха и представители от других.

Дорогой мой. В последнее время на русской православной зем- ле появилось много всевозможных раскольников или откольни- ков. И все они в своё оправдание приводят каноны. Не так давно передавали, как один батюшка, из служащих в Московс- кой патриархии, воскликнул: «хотя мы и погрешаем, но каноны с нами». Если это сказано по наивности, то можно только пожа- леть этого батюшку. Какие каноны с ними? С ними ли каноны о преемственности высшей церковной власти? С ними ли каноны о неподчинении епископов в делах церковных безбожникам, тем более - воинствующим против Церкви, и т. д.? Кто из современ- ных раскольников не оправдывал свою деятельность канонами? Почитай любые послания обновленцев, григорианцев и других отступников, все они богато украшены канонами. Митрополит Сергий тоже в своё оправдание упоминал каноны. У всех, согре- шающих против Церкви, есть желание не подчиняться канонам, а подгонять их в оправдание своих неправд. И часто так бывает,

что даже не богослов видит, как в посланиях отступников кано- ны свидетельствуют против них. Вот, например, митрополит Сер- гий в одном из своих посланий приводит 8-е правило Св. Григо- рия Неокесарийского: «Христиане, пристающие к варварам, вме- сте с ними нападающие на христиан, не принимаются в число кающихся (слушающих) впредь до особого о них соборного рас- суждения». Не может ли с успехом это правило применено быть к митрополиту Сергию и к Московской патриархии? То же самое можно сказать и о других употребляемых митрополитом Серги- ем канонах, например, правилах свв. Апостолов 41, 34, Двукрат- ного Собора 13, 14, 15. Все они с успехом могут быть употребле- ны против употребляющих их. Вспомни хотя бы известную тебе историю отношений между митрополитом Сергием и законными Местоблюстителями патриаршими митрополитами Петром и Кириллом. И они удостоились от митрополита Сергия суда по

«канонам». Дорогой мой сын. Мне очень горько, что состояв- шийся в Москве в 1945 году т. н. Собор Русской Православной Церкви с участием восточных патриархов имеет в твоём пред- ставлении какую-то церковную ценность.

Кто составлял этот «собор»? Кто избирал членов этого «собо- ра»? Действительно ли православные епископы были членами этого? Действительно ли, как утверждают заправилы этого «со- бора», там присутствовал весь православный епископат Русской Церкви? Это вопиющая ложь. Ни одного православного еписко- па, воистину любящего Церковь и жизнь за неё полагающего, на этом беззаконном соборе не было. Ты скажешь, что на этом собо- ре было свыше 40 архиереев и 126 представителей от клира и мiрян. Но расследуй внимательно, откуда взялись эти архиереи и представители от мiрян, и тогда ответь мне, можно ли их считать членами православного русского Поместного Собора? Чтобы ви- деть действительные цели собора 1945 года, надо хотя бы немно- го вспомнить историю нашей Церкви за революционный период. В первые годы революции враги Церкви поражали нас огнём и мечом. Потом они поняли, что эти средства недействительны, и решили взорвать Церковь изнутри. Им нужна была такая цер- ковь, в которой епископат был бы во всём послушен власти и исполнял бы раболепно только её приказания. При таком епис- копате с церковью можно было бы делать что угодно. Для созда- ния такой церкви было обманным путём организовано обновлен- чество с высшим церковным управлением и епископатом, бес- принципно лакействующим перед властями. Если ты помнишь историю искусственного обновленчества, от которого так много

пострадала Церковь Русская, то ты должен знать, что в 1922 году в Москве происходил тоже т. н. Собор Русской Православ- ной Церкви, в котором участвовало около 60-70 старых русских архиереев, в том числе и митрополит Сергий. На этом соборе, ты знаешь, были учинены великие беззакония: была утверждена каноничность обновленчества, и был осуждён и лишён сана и монашества великий страдалец за Церковь Христову святейший Патриарх Тихон, раскрывший ложь обновленчества. Тогда вос- точные Патриархи тоже прислали этому беззаконному собору свои приветствия. Потом этот «собор» никем не был признан, и многие из архиереев горько оплакивали своё участие в нём.

Все русские люди увидели, что собор этот был русским позором за наши грехи и маловерие, что это было грубое надругательство над святой Церковью, учинённое врагами её, одна память о собо- ре 1922 года должна дать глубокое раздумье при оценке собора 1945 года. Вообще при рассуждении о новых соборах церковных хорошо также вспомнить суждение о них глубоко православного русского богослова: «Бывали соборы еретические, каковы, напри- мер, те, на которых составлен был полуарианский символ; на которых подписавшихся епископов насчитывалось вдвое боль- ше, чем на Никейском Соборе, на которых императоры принима- ли ересь, патриархи провозглашали ересь, папы подчинялись ере- си. Почему же отвергнуты эти соборы, не представляющие ника- ких наружных отличий от Соборов Вселенских? Потому един- ственно, что их решения не были признаны за голос Церкви всем церковным народом, тем народом и в той среде, где в вопро- сах веры нет различия между учёным и невеждой, церковником и мiрянином, мужчиной и женщиной, государём и подданным, ра- бовладельцем и рабом, где, когда это нужно по усмотрению Божь- ему, отрок получает дар ведения, младенцу даётся слово премуд- рости, ересь учёного епископа опровергается безграмотным пас- тухом, дабы всё было едино в свободном единстве живой веры, которое есть проявление Духа Божьего» (А. С. Хомяков, т. II, с. 71, изд. 3-е). После того, как русский православный народ отверг обновленчество, врагами Церкви с теми же целями было органи- зовано т. н. григорианство. Но и его постигла та же участь, что и обновленчество. Враги стали хитрее. Непреклонный митрополит Пётр, ставший Местоблюстителем Патриаршего Престола после смерти Патриарха Тихона, был убран и потом уничтожен. С по- датливым митрополитом Сергием властями был заключён дого- вор, согласно которому ему разрешалось управлять Церковью, но вместо слова «управлять» справедливее было бы поставить сло-

во «разрушать». Действительно, с 1927 года по 1941 (предвоен- ный) громадное большинство церквей было разрушено. Всё прав- дивое духовенство было выслано или скрывалось. Весь честный, имеющий непреложную веру, русский епископат был частью за- мучен, частью заточён. На свободе от русского епископата оста- лось 5-6 человек, особенно лакействующих перед властями. Та- ковы были плоды управления митрополита Сергия Русской Цер- ковью, управления, нужно сказать, совершенно канонически нео- боснованного. Митрополит Казанский Кирилл (Смирнов), назна- ченный в завещании святейшего Пaтриарха Тихона первым Ме- стоблюстителем, открыто называл в своих письмах митрополита Сергия узурпатором церковной власти. За период управления церковного митрополита Сергия от него отошёл весь славный верой и доброй совестью православный епископат. Святители Русской Православной Церкви не восхотели кратковременной сладости греха от благополучия митрополита Сергия, а шли все на великую Голгофу. Некоторые из них даже отлучили митропо- лита Сергия от Церкви. Но отлучённый ни от кого суда над собой признать не хотел. Начав своё управление церковью с при- знания безбожных радостей церковными радостями, начав с бла- гочестивого желания отдать кесарево кесарю, митрополит Сергий кончил тем, что отдал кесарю не только кесарево, но и Божье.

В конце этого управления митрополит Сергий произвольно сам себя перевёл из заместителей Местоблюстителя в Местоблю- стителя, а потом и во всероссийского патриарха. Ты помнишь, вероятно, как это происходило. Осенью 1943 года советскими газетами было широко объявлено разрешение (вернее, приказа- ние) правительства митрополиту Сергию срочно собрать Помест- ный Собор Русской Православной Церкви и выбрать Патриарха всея Руси. Задача была затруднительна. Весь истинно-право- славный епископат, который должен был составить Собор Рус- ской Православной Церкви, был в лагерях и тюрьмах. У митро- полита Сергия не было никого под рукой, кроме 5-6 вышеупомя- нутых архиереев, бегущих за колесницей, и ещё приблизительно такого же количества архиереев, нахиротонисанных им в 1942- 43 годах по указаниям государственных органов, но заставили собрать собор, и митрополит Сергий не оробел. Через два дня после разрешения на собор, мы читали в газетах, что собор поме- стной Русской православной церкви уже состоялся и на нём в течение какого-либо часа времени был избран патриархом Мос- ковским и всея Руси митрополит Сергий. На этом соборе было 19 епископов, т. е. весь наличный епископат, находившийся в

подчинении митрополиту Сергию и обретённый им за самое пос- леднее время. Такого жалкого собрания, именуемого собором Цер- кви, ещё не видели русские люди. Если обновленцы старались подкрепить своё искусственное здание церковными канонами, конечно, толкуя их так, как им хотелось, то митрополит Сергий, при устройстве собора 1943 года, вольно и невольно вообще не нашёл нужным считаться с каноническими правилами, а также и с душою русского православного народа. Между прочим, в 1944 году в журнале, издаваемом при Московской патриархии, была напечатана курьёзная статья об этом соборе. Автор этой статьи Г. Георгиевский сетовал, что заграничные церковно-православ- ные круги не признают собора Русской церкви 1943 года, тогда как этот собор у нас признаётся «и неправославными, и инослав- ными организациями». Лучшую характеристику этому «собору» трудно придумать. Теперь рассмотрим, кто же были члены собо- ра 1945 года. В отчётах об этом соборе сказано, что там участво- вало свыше 40 епископов и 126 представителей от клира и мiрян. От сентября 1943 года до января 1945 года прошло так мало времени. Потому непонятно, откуда также взялось вместо 19 епископов 41. В этом отношении наше любопытство удовлетво- ряет «Журнал Московской патриархии» за 1944 год. Просмот- рев его, мы видим, что 19 епископов, существовавших в 1943 году, родили в спешном порядке в 1944 году остальных, бывших членами собора 1945 года. Из «Журнала Московской патриар- хии» мы узнаём, что эти поспешные хиротонии производились в

подавляющем большинстве над протоиереями-обновленцами.

В конце 1943 года и в начале 1944 года по мановению вол- шебной палочки все обновленцы сразу вдруг покаялись перед митрополитом Сергием. Покаяние было упрощённое, без наложе- ния каких-либо взысканий на причинивших столько зла святой Церкви. А через самое короткое время «кающиеся обновленцы» получили высокое достоинство, места и чины, вопреки канонам церковным и положению о приёме обновленствующих от 1925 года. Уместно здесь напомнить слово св. Киприана Карфагенс- кого. В письме к папе Стефану о соборе пишет он: «Пресвитеров и дьяконов, которые или быв рукоположены сначала в кафоли- ческой Церкви, впоследствии времени сделались изменниками и возмутителями против Церкви или же у еретиков лжеепископа- ми и антихристами, вопреки расположению Христову нечести- вым рукоположением поставлены и наперекор единому и боже- ственному алтарю старались приносить на стороне ложные свя- тотатственные жертвы, что и их, когда обращаются, надобно при-

нимать под тем условием, чтобы они допускались к общению как простые мiряне. Довольно с них и того, что, бывши врагами мира, они приемлют мир; но никак не следует оставлять при них по возвращении к нам те орудия рукоположения и чести, коими они против нас воевали. Довольно таким людям при общении их дать одно прощение; но отнюдь не следует в доме веры возвы- шать вероломства. Ибо если мы почтим тех, кои отошли от нас и восстали против Церкви, то что же оставим у себя для добрых и невинных, не отпадающих от Церкви» (творения Киприана Кар- фагенского, т. I, с. 59). Таким образом, в начале 1944 года паства митрополита Сергия освежилась обновленческими струями и по- полнилась большим количеством обновленческих митрополитов, архиепископов и епископов. Если к сообщениям «Журнала Мос- ковской патриархии» прибавить ещё свидетельства неподкуп- ных очевидцев, то можно точно установить, что новые епископы, спешно посвящённые для нового «собора» в 1944 году, представ- ляют из себя обновленческих протоиереев и клириков, уцелев- ших среди ужасных гонений, что все они к посвящению пред- ставлены властями, и что с таким епископатом можно устроить какой угодно собор и вынести на нём какие угодно антицерков- ные постановления. Как повествует «Журнал Московской пат- риархии», «епископские» хиротонии перед «собором» 1945 года происходили так: рекомендуемый (безусловно, гражданскими вла- стями) протоиерей, почти всегда из «воссоединённых» обновлен- цев или григорианцев, сразу постригался в монашество с измене- нием имени и затем через 2-3 дня ставился во «архиереи Рус- ской Церкви». Что представляют великие цели монашества и смысл его для этих лиц, что для них святыня святительства, если они получают её через прямое посредство безбожников?

Могут ли такие люди быть членами собора Поместной Рус- ской Церкви? Могут ли они избирать Патриарха - отца русского православного народа? Можно без сомнений признать, что подав- ляющее большинство бывшего на этом «соборе» епископата по- лучило епископскую власть, употребив для сего мiрских началь- ников. Таковых правило 30 свв. Апостолов извергает и отлучает со всеми, с ними сообщающимися. Даже при условии получения хиротонии от православных епископов, вряд ли они могут быть действительными епископами. По точному смыслу правил Все- ленских Соборов, не могут быть и называться епископами все те, которые хотя и получили хиротонию, но получили её по проис- кам и вопреки церковным правилам. Так, например, Максим Ки- ник рукоположен был во епископа собором православных епис-

копов, но так как он достиг епископского сана незаконными происками вопреки апостольским и святоотеческим правилам, св. Вселенский Собор произнёс о нём следующее постановление:

«Ниже Максим был и есть епископ, ниже поставленное на какую бы то ни было степень клира: и сделанное для него и соделанное им все ничтожно» (см. 4 пр. II Вселенского Собора). Возникает еще вопрос: помимо большинства «епископов», со- зданных по мановению волшебной палочки специально к собору за 1943-44 годы из церковных отщепенцев, там присутствовало несколько архиереев, якобы благообразного почтенного вида, пре- бывающих в епископстве довольно времени. Неужели и они та- ковы, как прочие? Сын мой. Верь мне, верь многим страдальцам за Церковь святую Христову. Ненужных безбожникам людей на соборе не было и не могло быть, ибо все мешающие им, все, бес- страшно говорящие о правде церковной, предусмотрительно не были допущены на этот собор. И о ком ты говоришь, как об архиереях почтенного вида? Вот присутствовавший там архи- епископ Филипп Ставицкий. Он ещё в 1922 году на судебном процессе предал своего отца святейшего Патриарха Тихона и

публично там надругался над святыней церковной.

Вот новоявленный «митрополит» Николай (Ярушевич), о кото- ром ещё митрополит Серафим (Чичагов) отзывался, как о самом усердном служителе революции. Вот ещё член собора, находив- шийся 22 года в обновленчестве, обновленческий первоиерарх архиепископ Виталий (Введенский). Сколько зла принёс Церк- ви. И теперь призван на православный «собор» в качестве авто- ритетного иерарха. Вот т. н. «архиепископ» Алексий (Сергеев), получивший епископский сан по требованию властей, пролив- ший через предательство много крови лучших сынов церковных и самим митрополитом Сергием названный «епископом ада».

Умолчим об остальных, ибо невозможно о них молвить доброе слово. Может это сборище, уполномоченное на собор только вра- гами Церкви, заменить собою православный русский Собор и выб- рать для Русской Церкви Патриарха? А мiряне? А клир?

Ты скажешь, что ещё присутствовали клир и мiряне. Но кто их выбирал? Где проходили епархиальные собрания? Кто об этом знает? Никто. Мiряне, бывшие на соборе, представляли из себя членов церковных советов, назначенных епископами и настояте- лями храмов или, вернее, рекомендованных властями быть на соборе. Представителями русского православного народа их ни- как нельзя признать. Притом мы знаем, что, согласно церковным канонам, мiряне и клир без епископа ничего сделать не могут

(см. 4 Всел. Собор, прав. 8; 6 Всел. Собор, прав. 64).

Теперь недоуменный вопрос вызывает присутствие на таком

«соборе» двух восточных патриархов и представителей от дру- гих. По этому поводу очень уместно вспомнить, какие были вза- имоотношения у патриархов с обновленцами. Все помнят, что патриархи прислали в своё время обновленцам особые грамоты о признании их каноническим управлением Русской Православ- ной Церкви. Все помнят, что обновленцы эти грамоты сфотогра- фировали и в прекрасных рамах вывесили их в своих храмах на видные места. Где теперь эти грамоты? Может быть, действитель- но патриархи имели и истинно доброе желание присутствовать при избрании настоящего Патриарха Русской Церкви, но тогда нужно признать, что они были хитро обмануты.

Уже в 1948 году восточные патриархи, а также Греческая Цер- ковь отказались участвовать в совещании, предложенном «Мос- ковской патриархией», а некоторые из патриархов отказались от нового визита в Москву и, по некоторым сведениям, поняли об- ман... Чем объяснить приглашение патриархов на пресловутый

«собор» 1945 года в страну, где христианская религия считается

«самым вредным и тёмным явлением жизни»? Несомненно, в при- глашении патриархов нужно видеть агитационное мероприятие

- показать всему мiру свободу исповедания веры в СССР. Основ- ная же цель такого приглашения - это забота об авторитетности и внешней православности обновленческого собрания, именуемо- го заправилами Московской патриархии «православным Собо- ром Русской Церкви 1945 года». Разумеется, заправилы «Мос- ковской патриархии» понимали внутри себя, что они создают не Собор церковный, а подделку его. Разумеется, они боялись, что эта подделка будет разоблачена. Затем у всех на виду был кон- фузный скандал с т. н. «собором 1943 года». Вот и нужны были теперь патриархи, чтобы поддержать своим саном и значением здание великой лжи и обмана. Почему приглашены были патри- архи в Москву на «собор» - это понятно. Но не совсем понятно, почему патриархи приняли это приглашение и приехали.

Самое главное, что нужно сказать про присутствие патриархов на соборе 1945 года, это то, что они были только гости и в решениях собора не участвовали. - Они всегда могут сказать, как и говорили прежде, что дела Русской Православной Церкви труд- но теперь уяснить. Но даже, если бы восточные патриархи утвер- дили постановления собора 1945 года, как велика была бы цен- ность этого утверждения. Увы, из истории Церкви мы знаем, что некоторые патриархи ради причин политических, материальных

и других утверждали иногда многое противоцерковное и потом осуждаемое всей Церковью. На престолах патриарших сияли иногда великие светильники, а иногда пребывали еретики, осуж- даемые после собора. Кто скажет, какие причины, например, по- будили патриархов прислать русскому императору Петру I такое постановление: «Пресветлейшему и благочестивейшему, вели- чайшему во Христе царю всея великия и малыя и белыя Рос- сии, государю императору Петру Алексеевичу разрешается упот- ребление и причащение мяс во вся добре учиненные посты всего лета» (см. «Полное собрание законов Российской импе- рии», т. 5, СПБ 1830, №3020, с. 468).

Мы не хотим здесь умалить авторитет патриарший. Сами же восточные патриархи разъяснили нам, что в Церкви Христовой ни патриархи, ни соборы не могли никогда ввести что-нибудь новое, потому что хранители веры у нас - самое тело Церкви, т. е. самый народ (см. «Послание восточных патриархов» от 6 янва- ря 1848 года). Здесь в этом письме я имею одно лишь желание, - это, чтобы русские люди уяснили себе беззаконность т. н. «собо- ра» 1945 года. Эта беззаконность и антиканоничность зависит от следующих обстоятельств: 1. Членами собора были люди, под- ставленные безбожниками, проводившими на этом соборе свои тайные антихристианские цели; в подавляющем большинстве это были обновленцы. 2. На соборе этом совершенно отсутство- вал страдающий за Церковь русский православный епископат, отсутствовал великий сонм исповедников, душу свою положив- ший за святую Православную Церковь (Правила 1-го Вселенско- го Собора 5-е и 6-го 19-ое). Вот потому все постановления этого собора не имеют никакой церковной значимости или же имеют такую цену для нас, как и постановления собора обновленцев от 1922 года. Поэтому и самое основание деяния собора 1945 года

- избрание патриархом Московским и всея Руси Алексия (Си- манского) никакого церковно- канонического и духовно-нрав- ственного значения не имеет. «Прелазя инуде, той тать есть и разбойник» (Ин.10:1). Всё это сделано безбожниками с полити- ческими и другими тёмными целями, ничего общего с церковны- ми идеалами не имеющими. Собор этот, а также избрание на нём патриарха, всем православным христианам нужно считать хит- рой, злоумной подделкой врага под церковность. Не Дух Святой руководил деяниями беззаконного сборища, названного «собо- ром» Русской Православной Церкви 1945 года.

Мы там встречаемся лишь с таким явлением, как хитро замас- кированные ложь и обман и отступление от истины, ради враж-

дебных для Церкви целей, а где ложь и отступление от истины, там уже действует отец лжи дьявол (Ин.8:44, 1Ин.3:8).

Нужно порадоваться, что уже многие теперь разбираются в этой подделке. Игрушки врага не прельстили многих.

С великой скорбью мне рассказывали русские люди, как проис- ходила «интронизация», т. е. поставление на престол избранно- го «собором» 1945 года «патриарха Алексия». Такой помпезно- сти, такой роскоши и великолепия, какие были при этой «интро- низации», никто никогда не видел. Яркий свет множества элект- рических ламп, громадные драгоценные ковры; среди января вез- де великолепные букеты живых цветов; блеск от золотых митр и бриллиантов на крестах, кинооператоры, снимающие эти кар- тины для пропаганды и оглупления наивных, званые обеды у новоизбранного патриарха и у председателя Совета по делам Рус- ской православной церкви при Совнаркоме - Карпова. Сколь нужно всё это распинаемому в нашей стране Христу и право- славному народу? Какую цель придали учредители такой «интро- низации» этому блеску, треску, пышности и богатству? Не долж- но ли это всё затмить, затуманить, закрасить заветы Христа и истинную жизнь церковную? «Вот чего мы достигли своей дипло- матией, подобострастием и предательством, - говорят нам улыба- ющиеся и торжествующие лица «соборных» митрополитов, ар- хиереев и протопресвитеров, - к чему страдания, изнурения, когда всего можно достичь нашими методами».

Следовательно, если признать собор 1945 года собором кано- ническим, то можно будет сказать, что для Церкви Христовой не нужны мучительные страдания за правду, не нужны те сонмы мучеников и исповедников, которых ныне в тюрьмах и лагерях мы видим. Напрасны их раны, кровь, их мучительная смерть. Более правы те люди, которые отличаются пресмыкательством перед гонящими Церковь безбожниками, и продавшие свою со- весть и религиозную свободу новым Каинам и Пилатам. Вот к каким выводам мы должны придти, если признаем собор 1945 года и избранного на нём патриарха церковным достоянием.

Но не Божьею милостью, не содействующей благодати Святого Духа был собран «собор» 1945 года и избран на нём «патри- арх». Иные силы, иное могущество, во всём противоположные Церкви, совершали сей «собор» и «патриархa». В спокойствии за судьбы Церкви Христовой здесь возможно упомянуть слова св. Григория Двоеслова: «Велика сила царя. Он может и обезьяну величать львом, но не в его власти превратить её во льва».

В следующем письме я постараюсь выяснить тебе пути русской

церковной правды в наше время, а теперь кончаю и призываю на тебя благословение Божье». Иер.36:19 – «Тогда сказали кня- зья Варуху: пойди, скройся, ты и Иеремия, чтобы никто не знал, где вы». 3Цар.17:3 – «пойди отсюда и обратись на восток и скройся у потока Хорафа, что против Иордана». Лук.13:31 – «В тот день пришли некоторые из фарисеев и говорили Ему: выйди и удались отсюда, ибо Ирод хочет убить Тебя». Пр.28:12 – «Когда торжествуют праведники, великая слава, но когда возвышаются нечестивые, люди укрывают- ся».

Примерами наш путь не обделён, Куда ни шаг – прослеживаю шедших.

Из отрицательных не всё к себе возьмём, От их кораблекрушений только щепки.

Лик грешных и святых был искривлён – Своих канонизаторов в любой эпохе кучно: Во Франции героем был Наполеон…

Их нужно оптом выловить, но не поштучно.

Но стоит только Библию открыть, Молясь, в святые строки углубиться, Увидишь тех, кому Бог срезал прыть,

Плод не найдя, где только шум от листьев.

Запомнилось не всё, да и зачем?

Нам проповедующих помнить повелено. Где Слово Божие пробилось, как ручей, И глубина реки потом не по колено.

А много ли таких, до смерти сохранивших Накал любви к Иисусовым реченьям,

Кто прочно занимает глашатая нишу, Вплоть до заката и звезды вечерней?!

Взирая на кончину здешней жизни их,

Гряди по памяти, не лишь блеснуть познаньем, Дабы из подражания подобный же возник.

Как правило, такие сходно и казнятся.

По всем параметрам не так найдётся слишком, А значит место для подобных всё же есть,

Их в жития с добавками пропишут,

Как правило, в руках восьмиконечный крест. И через дефис вспышка – «проповедник»,

Уменьшится значимость того, что перед знаком, Распространённый дар стал до смешного редким, Кто виноградник так сумел протяпать?

Знать надобно всё Слово с толкованьем Святых отцов, кто не молчал по кельям,

К потоками Библии иных приводят ланей.

Пророческим глаголом они не мягко стелют. 25.10.08. ИгЛа


Вопрос 4040: Как могли все до одного обновленческие храмы вдруг исчезнуть? Сколько я искал таких священников, но так и не встретил. Куда же они вдруг подевались?

Ответ: Суть обновленчества не в служении на русском языке, а в бессовестности, беспринципности, предательстве. А теперь по- смотри по этим качествам и увидишь их в каждом храме. Нико- го кроме обновленцев почти нет там ныне. Вот что пишет ката- комбный епископ, современник обновленцев.

«В настоящее время в нашей жизни есть явления удивитель- ные и как будто необъяснимые. Только благодаря тому, что мы, как сказал поэт: «К добру и злу постыдно равнодушны», эти явления не волнуют нас. К таким загадочным явлениям, требую- щим особого нашего внимания, нужно отнести совершенное ис- чезновение в начале 1944 года с лица земли русской так называ- емого «обновленческого» раскола, причинившего Русской Право- славной Церкви множество зла. Ещё только вчера обновленцев можно было встретить везде. Ещё только вчера они гордо разма- хивали государственным мечом, уничтожая им всех своих про- тивников. А уже сегодня явилась нам другая картина. Обнов- ленцев не стало. Они исчезли бесследно и сыскать их теперь нет никакой возможности, хоть шаром покати. Даже для музея ни одного не осталось. Какая идея исчезла так быстро и мгновенно, так бесславно и бесследно? Уже по одному этому явлению можно судить о крепости и силе обновленческих веры и упования...

Сразу они вымереть не могли, но куда же они скрылись? Те- перь какого батюшку ни спросить, – все православными себя называют и от обновленчества яростно отплёвываются. Но, правду нужно сказать, что в настоящее время на свободе существуют и открыто с вами могут разговаривать только такие пастыри, ка- ких окормляет Московская патриархия и именующий себя «пат- риархом всея Руси» - Алексий Симанский. Других священнос- лужителей мы не найдём на вольном российском воздухе. Кто-то сразу из разных толков составил единое монолитное общество клириков, не подверженное каким-либо еретическим приражени- ям. Вот эти-то клирики и приходят в неописуемый гнев и раз- дражение, когда собеседники подвергают их «ультраправославие» хоть некоторому сомнению. Попутно мы здесь встречаемся ещё с

одним явлением весьма чудесного характера. У Московской пат- риархии теперь как будто бы нет оппозиционеров, то есть таких православно верующих, которые сомневались бы в православии той самой патриархии и не подчинялись бы ей церковно-канони- чески. Деятели и заправилы Московской патриархии везде гро- могласно кричат о том, что все вчерашние их враги-супостаты покорились им и отдали им свои души в повиновение. И в самом деле, мы напрасно будем искать на Руси открытый храм, где служили бы не представители Московской патриархии.

Присмотримся же внимательно к этим «представителям». По- смотрим на лица пастырей и архипастырей не мимолётным взгля- дом, а поглубже, и тогда мы увидим явление не только удиви- тельное и чудесное, но и крайне прискорбное для сердца право- славного. Внимательное рассматривание клира Московской пат- риархии даёт нам безгранично грустные результаты: тогда мы увидим, что пастырские и святительские престолы в Московской патриархии, с гордым православным видом, занимают вчерашние присяжные обновленцы. И даже не знаешь – кого там больше: то ли вчерашних идейных обновленцев, то ли так называемых

«православных» сергиан, умеющих и «невинность» соблюсти, и капитал приобрести. И, кажется, никогда не найдётся такого учё- ного богослова, который бы мог в Московской патриархии разли- чить бывших обновленческих деятелей от деятелей сергианских. Уже задолго до слияния обновленчества с сергианством вера на- рода русского заметила, что разницы в жизни и служении Богу протоиереев, как обновленческих, так и подчинённых митрополи- ту Сергию, – никакой нет. И вот, если мы ещё внимательнее присмотримся к духовенству Московской патриархии, то ещё гру- стнее будет на сердцах наших. Тогда мы увидим там не только множество знакомых нам обновленческих лиц, знакомых, как предателей и погубителей верных сынов церковных и многих добрых пастырей, но мы увидим в Московской патриархии и дела обновленческие, практику и методику обновленческую. О, как нам эта практика и методика известны.

Я уже не раз писал тебе и объяснял лично, дорогой мой, что вся сущность обновленчества от 1922 года лежит в его бесприн- ципности духовной, в его самом низком оппортунизме, в его без- духовности. У обновленцев не может быть христианского подви- га и внутренней свободы веры. Нашему мысленному взору ви- дится страшная картина: мы видим обновленцев не в должности слуг Христовых, а в качестве послушного и раболепного орудия дьявольского, придуманного им для борьбы с действительнос-

тью. Но что я здесь говорю об обновленцах, то же самое необхо- димо сказать и о так называемых «сергианах». Просеянные сквозь тончайшее сито всем известных органов, оставленные для служе- ния в открытых храмах клирики Московской патриархии уже давно имеют те признаки обновленчества, о коих я упоминал выше. Некоторые говорят, что Московская патриархия есть ка- ноническое управление Русской Православной Церкви. В особен- ности слухи об этом пошли после того, как был состряпан в 1945 году «собор» церковный. Но о каноничности этого «собо- ра» я уже писал тебе во втором своём письме. А когда говорят о каноничности Московской патриархии, то мне в то время хочет- ся сказать несколько слов о её догматичности. То есть, о хране- нии ею догматов святой православной нашей веры. Могут ли предатели и творители Иудиного греха быть честными храните- лями этих догматов?! Могут ли люди, хотя и облечённые в свя- щенные ризы, но в карманах имеющие партийные безбожные членские билеты, быть исповедниками догматов православной веры?! Могут ли быть верными Христу и Его Божественным по- велениям те, которые дали «клятвенные» обещания служить вра- гам Его и раболепно исполняют их? «Какое общение праведнос- ти с беззаконием? Что общего у света со тьмою? Какое со- гласие между Христом и Велиаром? Или какое соучастие верного с неверным?» (2Кор.6:14-15). Но если мы не имеем даже самой малой уверенности в том, что Московская патриархия сто- ит на страже догматов нашей веры, то к чему тогда исследования о каноничности или неканоничности?

Ещё говорят, что Московская патриархия отличается от об- новленцев тем, что не ввела, как обновленцы, белого епископата. А также - второбрачие и многобрачие духовенства. Но это не совсем так. Я сам могу свидетельствовать, как беспристрастный наблюдатель жизни сергианского духовенства, что оно нравственно разложилось также, как и обновленческие клирики. Нужно знать, что сергианство – это второе издание обновленчества. Когда рус- ский народ с возмущением и брезгливостью весь отошёл от об- новленцев, то организаторам его необходимо было заменить их чем-нибудь более приличным. Поэтому появилось сергианство в той редакции, в какой мы его наблюдаем. И его редакторы реши- ли, что такие безнравственные вопросы, как второбрачие духо- венства и тому подобное, не следует разбирать на соборах, на собраниях и пугать ими православный народ. Эти редакторы – люди хитрые и умные – решили таких вопросов, возмущающих народ церковный, «по книгам не проводить» и на перекрёстках о

них не шуметь. Они прекрасно знали, что фактически, и тихо, без криков, эти вопросы уже давно проведены в жизнь оставшегося на свободе сергианского духовенства. Мне самому пришлось чи- тать письмо, присланное митрополиту Сергию одним провинци- альным протоиереем. Сей пастырь писал, что он овдовел и решил блудом не заниматься. Поэтому он сам себя повенчал со своей кухаркой. Митрополита он просил благословить его на дальней- шее служение в пастырском сане. Как же это случилось, что под вывеской Московской патриархии начали свою деятельность об- новленческие первоиерархи и обновленческий синод? Внутреннее перерождение сергианства в обновленчество произошло давно. А внешне это случилось так. В конце 1943 года и в начале 1944 года обновленцы всякого ранга и чина, почуяв у себя в душе внезапно прилив покаяния, лавиной устремились в Московскую патриархию приносить исповеди своих грехопадений. Там они сотворили перед такими же клириками, как и они сами, призрач- ность покаяния. Там они были приняты с восторгами и объять- ями, конечно, искусственными. Оттуда они возвратились на пре- жние свои должности с мандатами Московской патриархии и начали всех убеждать в своём «архиправославии». Теперь они уже были не презренными раскольниками, от которых все отвра- щались, а служителями Московской патриархии, сущность кото- рой ещё многие верующие не уяснили себе.

Всего труднее объяснить внезапное поголовное покаяние об- новленцев перед Московской патриархией. Позыв к такому по- каянию сразу объял всех живоцерковников – от последнего дья- кона до «первоиерарха» Виталия. Каялись все сразу, а не поже- лавший каяться известный Александр Введенский – кстати и своевременно скончался. Объяснить это явление можно, только зная происхождение обновленческого вероисповедания. Оно не мудро и не глубоко, и часто выражается в двух словах: «что прикажете». Враг, ведущий с Церковью Христовой ожесточён- ную борьбу, по каким-то обстоятельствам вновь изменил свою стратегию и методы этой борьбы. В теперешних планах врагов церковных обновленцы будут использованы уже не в качестве церковных революционеров, а как самые строгие православные священнослужители, отрастившие себе бороды и совершающие

«стройные чинопоследования». Ведь, чтобы по приказу каяться, нужно совершенно вырвать из души всякого рода убеждения и верования. Это могут делать такие только люди, у которых со- весть сожжена или очень покладиста. Такое явление, как безу- держное, мгновенное, поголовное покаяние перед своими вчераш-

ними самыми лютыми врагами, даёт нам право утверждать, что в лице обновленчества мы не встречаемся с заблуждениями цер- ковно- канонического и нравственного характера. Мы видим ясно, что обновленчество было весьма грубой подделкой церковности. Грубость этой подделки и погубила их, но сами обновленцы всё же были ценны для демонских замыслов. Поэтому они были направлены, как теперь выражаются, на другую работу. Но мы, православные, должны распознать их маски и личины, должны потому, что подделки церковные враг производит всё более хит- рые и тонкие, желая уловить ими даже «избранных».

Мы должны знать, что обновленцы как угодно могут менять свой внешний вид. Они вообще, как и их хозяева-демоны, любят очень маскарад. Прикажут свыше таким «священнослужителям» обриться и остричься – будут сразу все стриженные. Прикажут им свыше бороды отрастить – сразу появятся бороды. Прикажут, как теперь приказывают им, иконописный благообразный вид принять – будут стараться исполнить приказ. Прикажут в союз воинствующих безбожников вписаться – немедленно впишутся. Ныне они за теорию Дарвина о происхождении человека, а завт- ра - могут выступить против неё, если, конечно, прикажут. Ныне они в своих речах поносят монашество, а завтра – постригаются в монахи, чтобы послезавтра надеть на себя архиерейские ризы. Но сущность таких «церковных деятелей» всегда одна. Они вер- ны не Христу и Его вечной Правде, но тому, кто может им дать возможность жить вольно и широко, и в своё удовольствие.

Когда в 1922 году это «обновленчество» с помощью врагов Церкви захватило в свои руки управление Церковью, то сначала в нём были люди разных душевных устройств. Одним обновлен- цы похвалялись: своей идейностью и горячим желанием обно- вить Церковь через справедливость социальной революции. Бе- лый епископат, пресвитерианское управление, общая касса до- ходности и т. п. Другие - искусно или неискусно притворялись обновленцами ради выгод и сохранения благополучия; они не хотели страдать и, в то же время, хотели почитаться людьми Божьими и славились своим искусством из воды выходить сухи- ми. Третьи - своим обновленчеством старались прикрыть свои старые политические грехи. А четвёртые - шли в обновленчество только потому, что там всё прощалось, и, в особенности, проща- лось всякое безнравственное жительство. Потом, впоследствии, все эти группы обновленчествуюших объединило беспрекослов- ное послушание врагам Христовым и полнейшая беспринцип- ность в убеждениях. Ещё святейший Патриарх Тихон писал в

одном из своих посланий, направленных против обновленческого раскола, что у них (обновленцев) никогда не может быть церков- ного подвига. Поэтому у них не могут существовать и появлять- ся мученики, преподобные, исповедники и другие рабы Божьи, отдавшие только Господу всё своё сердце и всю свою жизнь. У обновленцев нет мистики, и самое главное, нет у них нравствен- ного критерия, то есть внимания к голосу совести.

Может быть, ты скажешь: «Зачем нам подробно исследовать обновленчество, когда оно уже приказало долго жить. Ведь все обновленцы сами осудили свою прежнюю деятельность». Если бы ты так сказал, то был бы весьма наивен. Нет, обновленцы живы и продолжают свою страшную и гнусную работу против Церкви Христовой. Кому не видно, что покаяние их было искус- ственным, притворным и лицемерным и каялись-то они подоб- ным себе по духу и по делам. И теперь, под вывеской так называ- емой Московской патриархии, работа обновленцев имеет ещё бо- лее злостный антицерковный характер. И я тебе даю здесь под- робную характеристику обновленчества исключительно потому, что такая характеристика имеется и у других «деятелей» Мос- ковской патриархии. Православие Московской патриархии - это только вывеска для простодушных простолюдинов. Похоже на то, когда на банке наклеена этикетка «сахарный песок», а на самом деле там лежит яд. Ведь так называемый «патриарх всея России Алексий» и окружающие его люди в архиерейских обла- чениях, хотя внешне и нарочито подчёркивают своё истинное православие, а на самом деле служат врагам церковным точно так же, как и обновленцы, если не больше. Человек с глубокой верой прекрасно понимает, зачем нужна служителям Московской патриархии пышная наружная декоративная православность. Он видит двойственность и лицемерие сих служителей. Он знает, что это всё то же обновленчество, только гораздо искуснее замас- кированное, чем это было в 1922 году. Есть искусные портные, которые могут перелицевать хитроумно старое платье наподобие нового. По отношению к обновленчеству теперь тоже нашёлся такой портной - обновленческий синод, и всю тошнотворную для православного сознания обновленческую программу он искусно перелицевал, и тогда получилось то, что сейчас называется Мос- ковской патриархией. Мы должны твёрдо признать, что то об- новленчество, от которого так все православные отплёвывались, не умирало и не думало умирать. Наоборот, оно в настоящее время захватило видимую, т. н. легальную русскую Церковь в своё управление. Мы должны твёрдо знать и помнить эту истину,

чтобы не подчинить веру свою тайным замыслам врагов Христо- вых, действующих через новых обновленцев из Московской пат- риархии. Печальна наша современная церковная жизнь. Одна подделка, подмена православия, следует за другой. И одна другой искуснее и лукавее. Но ещё печальнее для нас то, что эти церков- ные подлоги и подделки для многих верующих остаются не за- мечаемыми. Если православные люди не замечают вкравшегося в их веру врага, то это можно объяснить или маловерием, или же уж очень тонкими кознями демонов, которые иногда и подвиж- ники благочестия не сразу обнаруживали. Но нам подмену Цер- кви Московской патриархией видно, и поэтому о тех маловерных, которые ещё сего не познали, будем молиться усердно, да даст им Господь духовный разум к сему познанию. А козни вражьи, воз- двигнутые против Церкви Христовой, нужно указывать всем не- разумевающим их. Демоны и орудия их, в настоящее время, при помощи новых методов, воздвигли новые гонения на Русскую Православную Церковь. И это наступление на Церковь опять ведёт обновленчество, ещё более тщательно замаскированное под внешне приличный православный облик. Враги Христовы в борьбе против Церкви пользовались таким орудием, как обновленчество. Теперь они производят «взрывы» через Московскую патриархию. Зло не стоит на месте. Оно имеет способность расширяться и расти. Эту истину можно сказать, имея в виду отступничество от Христа части бывшего православного духовенства, объединяю- щегося теперь под знаменем Московской патриархии. Эти от- ступники начинали свою работу с признания справедливости со- циальной революции и теперь кончают иудиным лакейством души. Они начали с крика - «кесарево - кесарю» и теперь кончают постыдно отдачей и всего Божьего этому «кесареви».

Что такое «мерзость запустения на месте святом»? Тихомиров в своей книге «Апокалиптическое учение о судьбах и конце мiра» приводит мнение одного современного нам богослова-епископа. Сей святитель считает, что «мерзость запустения на месте свя-

том» означает павшее недостойное и неверую- щее священство, долженствующее стоять перед Престо-

лом Божьим в последнее время. Для нас несомненно, что таким павшим и неверующим священством в наше время злобные вра- ги Церкви воспользовались для своих целей в самом широком масштабе. Ведь, помимо прямого и косвенного предательства всех истинных пастырей Христовых и верных сынов Церкви, помимо уничтожения храмов, монашества и монастырей, обновленцы от 1922 года, а теперь и деятели Московской патриархии, составля-

ющие с прежними обновленцами единое неделимое тело, повин- ны также в сознательном отравлении духа народа нашего и в

подмене законной православной иерархии ряжеными в архиерейские ризы атеистами.

Обновленчество от 1922 года русский православный народ рас- познал скоро. Велико было тогда его негодование, но люта была и злоба организаторов этого раскола. Многим, даже простым цер- ковным людям, за обличение обновленчества тогда пришлось идти в тюрьмы и дальние ссылки. Теперь перед нами стоит глубокий мучительный вопрос: распознает ли наш народ новое лицо об- новленцев, новый обновленческий раскол, особенно претендую- щий на православие после этого лжесобора в 1945 году. Этот новый раскол очень умно задуман и организован. Многих, не имеющих духовного рассуждения, он вовлёк в свои недра.

Ввиду того, что нет теперь на Руси других открытых храмов, кроме храмов нового обновленчества, называемого «Московской патриархией», и ввиду того, что церковное противление Московс- кой патриархии считается великим государственным преступле- нием, многим стало трудно разобраться: где теперь истина Хрис- това. Беда наша в том, что плевелы стали очень похожи на пшеницу и что за искание пшеницы дерзновенных ввергают в огненную печь искушений. На лжесоборе 1945 года новое тор- жествующее обновленчество утвердило новое положение об уп- равлении русской церковью. Этим положением народ православ- ный лишён возможности протестовать против любых безбожных и антихристианских поступков «пастырей нового обновленче- ства». Все верующие, согласно этому положению, должны подчи- ниться настоятелю прихода. Не подчиняющиеся должны преда- ваться в руки гражданских властей. Как же православному че- ловеку теперь можно распознать похищение его веры, и какими методами и способами он может бороться против этого неслы- ханного духовного насилия? Трудное это дело, очень трудное, но Господь наш сказал, что «невозможное у человека возможно у Бога». Прежде всего, надлежит нам теперь горячая и усердная молитва к Пастыреначальнику и Совершителю веры нашей - Господу Иисусу Христу. Не обновленцы, не сергианцы, не алексе- евцы или карповцы ведут корабль церковный. Им правит и бу- дет править Единый могущий все и всех управит ко спасению - Спаситель Мiра, Христос Господь. Сейчас особенно бушует буря моря житейского, особенно велико лукавство врагов церковных, ряженых в ризы церковные и не ряженых. Но мы знаем Христо- ву жалость к людям. Мы знаем Его волю, чтобы не погиб ни

один из рабов Его. Поэтому всей верой души нашей будем мо- литься: «Наставниче, спаси нас, ибо погибаем».

Распознавать новое современное обновленчество, как орудие бесов против веры и упования нашего, может только вера чистая, святая, вера всего сердца и всей жизни. Посему, чем больше мы будем укреплять внутри себя нашу веру, тем больше можем при свете её видеть всё злодейство и всё лихо наших искусственных

расколов, и весь лукавый обман новых «патриархов»,

митрополитов и прочих клириков Московской патриархии.

Как стоящему на вершине горы далеко видны долины и поля, так верующему сыну Церкви при свете благодати видны все пути в жизни человеческой и все разнообразные сатанинские выходки для погубления душ христианских. И ты, дорогой мой, крепко храни веру Божью, укрепляй её в Таинствах церковных благода- тью Христовой, храни священные заветы православия, предан- ные тебе отцами духовными, и тогда легко будет отличить благо- ухание вражьей лжи от благоухания нетленной правды Господа нашего. Помни и моё завещание тебе о том, что в наше время особо опасными врагами веры твоей являются служители так называемой Московской патриархии, ещё раз обновленные об- новленцы. Помни, что тебе нужно всеми возможными мерами остерегаться их и совершенно избегать с ними духовно-нрав- ственного и молитвенного общения. Не войди в церковь лукав- нующих... Здесь уместно припомнить слова одного современни- ка нам, святителя Христова и исповедника православной веры. Некая женщина приступала к нему и вопрошала его о том, мож- но ли ей ходить на богослужения в храмы Московской патриар- хии. «Зачем же туда ходить, - ответил ей святитель, - если нет там благодати Христовой, которой только одной освящается и просвещается всякий человек, грядущий в мiр».

Но эта женщина не унималась и опять стала вопрошать вла- дыку, говоря: «Когда я хожу в открытые храмы, то под влияни- ем тамошней обстановки, любимой с детства, у меня является жажда молитвы и умиление сердца». И на это владыка ей отве- тил: «Если в этих храмах нет духа благодати Божественной, то там непременно и несомненно есть влияние иного духа, против- ного Христу. Поэтому ваше посещение таких храмов не может принести духовной пользы, но вред душе принять вы там може- те. Чувство мнимой духовной теплоты, ощущаемое там некото- рыми, может быть признаком самообольщения. В подвижничес- кой, aскетической литературе отцы строго предупреждают от ув- лечения этой духовной теплотой. Да и можно ли нам, грешным,

почитать себя достойными такой теплоты. Мы должны искать духовной жизни. А духовная жизнь состоит из деяния и виде- ния. Деянием называют наставники духовной жизни подвиги смирения, уничижения, самоукорения и искреннее почитание себя перед другими хуже всех. Деяние - это есть прачечная, где жесто- ко отмывается наша греховная нечистота всяческим себя утруж- дением и понуждением. Путём такого деяния шли все преподоб- ные и все угодившие Богу. И нам заповедали только таким пу- тём приступать к Божественным Тайнам любви Божьей. А виде- ние же приходит гораздо позже, после больших трудов, приходит под конец нашей жизни, когда человек, очищенный и просвет- лённый многими трудами, бывает достоин вкусить сладость Бо- жественных Тайн». Пытливая жена опять приступила к влады- ке и опять вопрошала его: «Неужели мне будет грешно, владыка, если я немного утешусь зрением церковной обстановки, послу- шаю церковное песнопение, исполняемое прекрасным хором, уви- жу ярко освещённый храм и в нём множество молящихся лю- дей?» И опять отвечал ей святитель Божий: «Разве вы не види- те воли Божьей в том, что ныне не услаждением духовными бла- гами здесь на земле надлежит нам спасаться, а глубоким чув- ством сознания себя недостойными принимать их. И этих духов- ных утешений вы напрасно будете искать в открытых храмах. Там вместо духовного даётся душевное, эстетическое наслажде- ние. А некоторые этого не разбирают и принимают его как ду- ховное. А ведь за душевным наслаждением и неверующие стре- мятся. Мне очень больно глядеть на тех христиан, которые бега- ют по храмам в поисках этого эстетического удовольствия. Мне грустно видеть, что у подобных христиан пока отсутствует инте- рес к основным задачам христианства. Грустно, что эти христиа- не добычу эстетического удовольствия ставят выше духовно- нрав- ственного удовлетворения. Ведь эти люди ещё не озабочены спа- сением души своей. Кто же всем сердцем ищет спасения, тот ищет только благодати Христовой. А она пребывает только в истинной Церкви Христовой», - таковы были слова упоминаемо- го нами владыки. Пусть они и нам послужат руководством к единственно возможному пути - к противлению обновленчеству, окружившему нас. К такому протесту нас побуждают многие обстоятельства. Не молиться в храмах, где служат клирики из Московской патриархии, нам дали заповедь блаженные отцы наши, славно перед Богом и перед Церковью прошедшие свой земной путь и стоящие ныне пред Престолом Его в сонме мучеников и исповедников. Не ходить на молитву в храмы Московской пат-

риархии нам безмолвно заповедует великий сонм архипастырей и пастырей, пострадавших и ныне страждущих за веру право- славную и за неподчинение Московской патриархии…

Не ходить в храмы Московской патриархии на молитву нас заставляет ещё то обстоятельство, что служащее там духовен- ство совсем утратило свободу своей веры, подчинило её врагам Христовым и изменило присяге своей: даже до смерти быть вер- ными Единому Господу Иисусу Христу. Ещё необходимо упомя- нуть, что мы отказываемся от молитвенного и церковно-канони- ческого общения с Московской патриархией по тем же самым причинам, по каким отказались иметь такое общение с обнов- ленцами от 1922 года. Храни тебя Господь и Пречистая Матерь Его для вечной нетленной жизни». Письмо 4. 2Кор.11:13-15 –

«Ибо таковые лжеапостолы, лукавые делатели, принимают вид Апостолов Христовых. И неудивительно: потому что сам сатана принимает вид Ангела света, а потому не вели- кое дело, если и служители его принимают вид служителей правды; но конец их будет по делам их». 2Пет.2:3 – «И из любостяжания будут уловлять вас льстивыми словами; суд им давно готов, и погибель их не дремлет».


Прозренье Савла – это и моё,

Мы все громим, пусть в маленьких Дамасках. Мечи свои с Тарсянином куём.

И мы по-своему кому-то же опасны. За поворотом, в полдень осияло Не каждого небесным озареньем.

Блажен, с кем вдруг заговорил Распятый, Кого Гонимый ласкою огреет.

Ещё три дня томиться в слепоте, – Как чешуя сползёт с нас катаракта.

Прозревший с верными в собранье будет петь Тому Иисусу, от Кого вся святость.

Из путешествий Павла чертят карты, Возникнут общины среди иных племён;

Что до рожденья свыше – всё пойдёт насмарку, – Иных хватал – теперь же сам пленён.

Сосуд избранный полон для чернил, Спешит и пишет столько же посланий! Четырнадцать из них Бог дивно сохранил, За них вся Церковь Иисуса славит.

Прозрением с тех пор совсем не удивишь

Ни близоруких, ни совсем ослепших. На море злобы наступает тишь, Заржавленному в горе станет легче.

А я дивлюсь на Павлову решимость: Противостать Петру-старообрядцу?!

И на священство волчье, что прижилось, – Христос такими многократно распят.

Прозренье лютости поповской не грозит, Они спроворились торговлей обложиться. Не крестит погружением ленивец-паразит,

И потому смоковница лишь в ризах-листьях.

Дымит, чадит из храмов ядучий фимиам, Темнее пыли на пути к Дамаскам; Монашество проспало (и там теперь ислам),

В лжеверии традиций под благовидной маской. 24.10.08. ИгЛа


Вопрос 4041: Сравнивали ли пастыри наступившую годину ис- пытаний для церкви с тем, что уже было описано в Библии?

Ответ: Официальная пресса об этом не могла пикнуть. А вот в переписке катакомбный епископ задаётся таким вопросом: что же случилось, что вчерашние их прихожане вдруг стали громить и рушить храмы и убивать священников. Но он так и не догова- ривает до конца, что во всём этом вина всей церкви во все време- на, ибо спрятали Слово Божие от людей, а приучили к храмовым стояниям, к торжествам праздничным.

«Некоторые прискорбные обстоятельства моей жизни до сих пор не давали мне возможности ответить подробно на твоё дву- кратное вопрошение о том, какую нашу болезнь душевную нуж- но почитать самой главной и самой тяжёлой. Теперь я живу в условиях пустыни, имею досуг и поэтому посильно могу ответить на твой вопрос. Несомненно, друг мой, то, что наша основная болезнь, повергшая жизнь нашу в великую печаль, есть та же, какая была у народа иудейского в самые мрачные периоды его существования. Пророки Израильские неоднократно обличали эту болезнь, представляли народу её величайшую опасность и ею объясняли все бедствия жизни. Св. пророк Исаия определяет эту болезнь так: «...Огрубело сердце народа сего, и ушами с трудом слышат, и очи свои сомкнули, да не узрят очами, и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и не обратят- ся, чтобы Я исцелил их» (Ис.6:10). Пророк Иезекииль, когда видел весь народ иудейский заражённым этою тяжкою болезнью, то в глубокой печали говорил: «...Господь вывел меня духом и

поставил меня среди поля, и оно было полно костей, и обвел меня кругом около них, и вот весьма много их на поверхнос- ти поля, и вот они весьма сухи. И сказал мне: сын человечес- кий! Оживут ли кости сии? Я сказал: Господи Боже! Ты знаешь это» (Иез.37:1-3). Уже от этих слов пророческих мы можем определить и нашу болезнь, во всём подобную той, кото- рой страдал Израиль. Это, прежде всего, забвение Бога и Его заветов, жизнь только плотью, умножение всех грехов и беззако- ний и через сие впадение в крайнюю степень нечестия, в ненави- сти к истинному добру, правде, любви и Божественной красоте.

Когда мы глядим на современных людей и видим у них все признаки таковой болезни, то в великой горести тоже хотим сказать: «Оживут ли кости сии?» Когда мы видим детей, вос- питанных во вражде к Богу, детей, у которых отсутствует позна- ние правды, которые пропитаны лукавым обольщением, то также сердце рвётся вопросить Бога: «Оживут ли кости сии?» Когда перед нами простёрта глубочайшая печаль Родины нашей, ото- рванной от жизни духовной и церковной, опять мы имеем горя- чее желание вопросить всемогущество Божие: «Оживут ли кос- ти сии?» Как мы несчастны, как мы больны душой своей, оттор- гнутой от Тебя! Мы видим, воистину видим, что мёртвые те, в которых нет Духа Божия, животворящего, «единаго могущего дать дыхание жизни». Как видимое следствие такой великой нашей болезни безверия и отступления от Бога, на нас самих и на всём окружающем нас лежит великая, беспросветная, безыс- ходная печаль. Кто из нас не смотрел на неутолимую печаль, которая лежит теперь на всех полях и долинах земли русской; сердце чувствует в этой печали тяжкое духовное сиротство. В настоящее время люди бегут из деревень и жмутся к большим городам. Что за причина сего явления? Недуховные люди объяс- няют это причинами экономическими. Мы же знаем, что у чело- века, кроме тела, есть душа и часто бывает так, что там, где телу жить удобно, душа задыхается. И не стремится ли она ныне порвать цепи, связывающие её. Не от мук ли душевных все ста- ли скитальцами. «Дубовый листок оторвался от ветки родимой и вдаль укатился, жестокою бурей гонимый». И сколько теперь таких «листиков» — безродных, бесприютных. Кружатся люди по кругам своим, но не могут обрести себе успокоения, ибо успо- коить может их только Он Один — Начальник всякой жизни и всякого дыхания. А Его забыли или оттолкнули от себя. Рус- ский человек вообще терпелив. Трудно описать, что он перенёс, в особенности за последнее время. Но когда разрушили у него связь

с Богом и отняли веру, то он стал беспокойным бродягой. И вот от множества таких бродяг, переполнивших землю нашу, стало ещё печальнее, ещё страшнее, ещё сиротливее.

Два года тому назад я проживал в одной деревне. Тогда на временной квартире моей не было удобных условий для соверше- ния молитвы каждым утром; чтобы помолиться, я уходил в поле. Я выходил на бескрайнее, холмистое поле, с которого открывался вид на необозримые равнины. Далеко, почти за тридцать вёрст были видны нивы, пашни и копошащиеся в подневольном труде люди. Храмы Божии везде были закрыты и стояли без крестов, без колоколов. Не видно было около них народных верениц и нигде не было слышно признаков веры. С суровым, унылым ли- цом люди уходили на работу, с такими же лицами приходили домой. Не оглашались эти поля, как прежде, церковными песно- пениями и молитвенными призываниями помощи Божией. Если кто имел веру, то прятал её, поэтому никто вслух о Боге не гово- рил, никто открыто не молился и не исповедывал Его имени. От этих картин в душу проникала мрачная, беспросветная грусть. Глядя на пустынные обширные горизонты, чувствовалось, что как будто бы тут лежит непогребённый великий покойник. Я видел, как у самого горизонта горели такие печальные и бездуш- ные станционные железнодорожные огни. Я глядел на эти огни и шептал: «Там тоже у людей отняли Бога, там тоже такая же бескрайняя печаль...» А кто из людей вдумчивых не поражался печалью от вида наших городов, в особенности так называемых периферийных. Везде прошёл один и тот же нивелир. Унылые, безжизненные улицы. Люди в отрепьях, стоящие в постоянных очередях. На площади — руины полуразрушенного собора. И здесь также не видно веры и молитвы. От такой картины появ- ляется в душе страх и невыразимая тоска, и стынет сердце.

О падении в настоящее время нравов на Руси нельзя говорить без чувства тяжкой муки. Это падение, вероятно, превзошло вре- мена предпотопные. Бушующие страсти, позабывшим и поправ- шим Закон Божий, нечем сдержать. Да и зачем их сдерживать, когда «Бога-то нет». Особенно ширятся и распространяются те- перь лютые страсти пьянства и блуда. Чудовищный разгул и размеры этих болезней неисчерпаемы и неописуемы. Невольно здесь возникает вопрос: что же делать для борьбы с этими эпи- демиями так называемому «патриарху» и его помощникам? Я прислушивался к речам нынешних «владык», перелистал «Жур- нал Московской патриархии» за все годы его издания и нигде не нашёл даже малейшего признака забот об этой борьбе.

Поразила нас страшная язва безверия и нечестия, и поэтому из каждого дома, из каждого угла глядит на нас злая печаль. Одни из домов не имеют икон: их выбросили и, заметьте, их выбросили не безбожники. Иные жители, более стыдливые, ико- ны попрятали, занавесили их, чтобы не было их видно. Часто там, где висели иконы, можно видеть портреты чуждых духу хри- стианства людей. В каждом человеческом обиталище теперь уст- роено радио, которое от раннего утра до позднего вечера твердит о том, что жизнь стала замечательной, прекрасной и необыкно- венно радостной. И так каждый день. И от этой лжи дни стали ещё печальнее, ещё тошнее, постылее. Теперь мы постоянно стал- киваемся с таким неверием, которое безудержно ненавидит свя- тыню Господню, заповеди Христовы, правду Евангельскую. Но ещё нам часто приходится быть свидетелями показного, лице- мерствующего неверия. Теперь часто человек, для благополучия своего, для того, чтобы застраховать себя от гонений, чтобы со- хранить за собою тёплое местечко, квартиру с удобствами, будучи верующим, публично лягает свою веру. И это показное неверие отвратительнее и печальнее неверия, основанного на баснях не- вежества и внушённого бесами. Можете ли вы постичь всю глу- бину этой нашей болезни? Люди высмеивают свою веру перед толпой звероподобных людей, высмеивают, чтобы снискать себе благополучие. Люди надели на себя унижающие всякое челове- ческое достоинство маски и хотят в этих масках выслужиться. Свой человеческий лик люди, ради временных выгод, прикрыли личиной прислужничества неверию. Люди перестали служить Богу сначала как будто бы только наружно, а потом опустошили и внутренность своей души от веры. И вправду, тогда Бог стал далёк от них. Люди окаменели сердцем своим и впали в духов- ное бесчувствие. Вот поэтому печально теперь видеть не неверие глупцов, а веру расслабленных, веру слепых, веру малодушных. Человек признаёт, что без веры он жить не может, и в то же время глумится над своею верою. Теперь мы везде видим совсем диких детей, совершенно лишённых религиозных понятий. Их учителя, сами не имущие познания правды и добропорядочной нравственности, планомерно убеждают младенческие души в том, что ложь — есть правда и что зло — есть добро. Детей, которые выскажут в школе как-нибудь свои религиозные убеждения, пре- дают общему позору, насильственно срывают с них кресты и ста- вят в положение совершивших великое преступление. В кануны больших церковных праздников, например, Пасхи и Рождества Христова, такие оглупители внушают детям, что эти праздники

появились как следствие темноты. Когда же дети спрашивают, почему так много тёмных людей, празднующих церковные празд- ники, то оглупители обычно молчат. И на многие детские вопро- сы они не дают ответа, ибо знают, что преподают ложь. Ах, как много Чичиковых и Смердяковых развелось теперь на русской святой земле! Можно убедительно доказать, что нашу тяжкую болезнь безверия, маловерия и малодушия искусственно растят какие-то хитроумные «специалисты». В настоящее время эти

«специалисты» искусственно преграждают всем церковным лю- дям все пути к истине и к благодати Христовой. Также искусст- венно открываются широкие пути ко всяким ересям и дьявольс- ким кухням, гипнотизму, спиритизму, теософии, хлыстовщине и т.п. Особенно много жертв проглатывает баптизм, пользуясь до- верчивостью и жаждой жизни духовной у русских людей. Разве нет великой печали видеть на баптистском или другом еретичес- ком собрании какую-нибудь старушку, родившуюся и воспитан- ную в святой Церкви, и теперь громко воспевающую безграмот- ные «духовные» стихи. Но особенно тяжким нашим несчастьем является то обстоятельство, что духовенство, оставленное без- божниками служить у открытых алтарей, лишено в большин- стве своём как веры, так и доброй совести.

В одной из своих книжек Максим Горький пишет, что англий- ские попы и о Боге говорят по должности, приличия ради («Жизнь Клима Самгина»). К глубокому прискорбию мы должны сознать- ся, что эти слова весьма приложимы к тому духовенству, которое ныне служит в так называемой Московской патриархии. И та- кое свидетельство о современном духовенстве будет не нашим личным утверждением, а свидетельством главы этого духовен- ства и «легальной» церкви митрополита Сергия (Страгородско- го). В 1943 году при своём поставлении в «патриархи» митропо- лит Сергий произнёс речь, в которой признал, что главная скорбь церковная нашего времени — это неверующее духовенство. Между прочим, митрополит Сергий в своей речи приводил такой факт. В одном селе была открыта Церковь, накануне пасхальных дней это случилось. Но священник, назначенный к этой Церкви, не приехал. Поэтому верующие и церковный совет долго размыш- ляли и обсуждали, как им в своём храме отправить пасхальное богослужение. Случайно они узнали, что в их большом селе про- живает некий заштатный священник. К этому священнику была направлена делегация от прихода, с просьбой утешить верующих села духовной радостью на столь великие праздники. Священ- ник пришедшим к нему ответил так: «Отслужить вам пасхаль-

ное богослужение я, конечно, за известную плату могу, но как честный человек должен предупредить вас, что в Бога я не ве- рую». Приход очень мало рассуждал о неверии этого батюшки и согласился принять его в свой храм как пастыря. Велика наша печаль в том, что подобных неверующих «духовных отцов» мы теперь встречаем часто. Наружно они истово отправляют все богослужения, а внутри являются только мёртвыми сухими кос- тями. О, страшное время! В открытых храмах мы видим таких священников, которые открыто похваляются своим неверием. Мы слышим о священниках, носящих на груди по два креста и име- ющих в кармане билеты союза воинствующих безбожников и компартии. В храмах называющие себя пастырями ловят при- шедших к ним на исповедь в «политике», чтобы сотворить иудин грех, чтобы пасомым своим уготовать темницу. Даже у нас в селе, недавно, подвыпивший служитель алтаря «по доброте своей» убеждал верующих не исповедываться у него в одиночку ввиду того, что он «патриот» и не может не донести об известных ему преступлениях против существующего закона.

Как бы ни издевались над Церковью безбожники, «батюшки», служащие теперь в храмах, всегда будут опровергать наличие гонений и притеснений церковных, указывая на самих себя, как на «свободную негонимую церковь». Представьте себе такую кар- тину. Открыт храм, в нём идет служба, но в алтаре служат толь- ко одни ряженые в церковные ризы безбожники. На клиросе поют неверующие артисты, у ящика церковного стоит шпион и совсем не церковные люди. А ведь такая картина — это наша современная действительность и в таком бывшем сердце право- славия, как Москва. А над кем и чем «право» правят размно- жившиеся епископы, когда именующий себя митрополитом Ле- нинградским Григорий открыто сказал, что они, «архиереи», не имеют права назначить в тот или иной приход священника. На это есть другие органы... Разумеется, чтобы дать такие порази- тельно печальные результаты, болезнь наша, о которой мы ведём речь, приключилась не сразу. Она у нас началась уже давно и гораздо раньше, чем предполагают некоторые. Сначала у нас по- явились так называемые «либеральные священники», вроде гг. Петрова, Гапона, думских батюшек и сельских священников-коо- ператоров, разводителей племенного скота, устроителей ссудных касс и т.п. Что такое «либеральный священник»? Нам понятно, когда говорят — либеральный политический деятель, но получа- ется ли здравый смысл в соединении слова «либерализм» со сло- вом «священник» или «сын Церкви»? Если уж понимать разум-

но слова «либеральный священник», то лучше говорить «чело- век, предпочитающий дух времени заветам церковным, и вообще, человек, пренебрежительно относящийся к предметам веры и цер- ковным идеалам». Известный философ В. В. Розанов говорит, что либеральный священник — это селёдка, густо посыпанная сахарным песком. Поэтому вскоре от либерализма либеральные батюшки перешли к безверию и лицемерию. И обновленцы от 1922 г. были ни чем иным, как продуктом того модного либера- лизма, которым увлекались люди нетвёрдых церковных поня- тий. Обновленцы от 1922 г. уже явились подлинным орудием сатаны в его яростных нападениях на Церковь Христову. А ны- нешние преемники обновленцев, служители так называемой Мос- ковской патриархии, не только не плачут о своей печальной уча- сти и положении, но даже гордятся ими. Они готовы всегда вслед за признанием справедливости революции признать справедли- вость разорения Церкви. Как будто бы уже такое признание состоялось. Ведь молятся же служители «Московской патриар- хии» о преуспеянии и утверждении всех дел врагов Христовых. Ведь назвал же митрополит Сергий в своей известной Деклара- ции 1927 года радости безбожников — своими радостями и тем самым расписался в том, что современным архипастырям и пас- тырям надо радоваться уничтожению христианства и христианс- кой жизни в нашей стране.

Я не знаю, что нам больше сейчас оплакивать, то ли разорение бесчисленного множества православных алтарей, то ли алтари, оставшиеся как будто бы целыми, алтари, в которых как будто бы происходит богослужение, а на самом деле производится их неслыханное поругание и обращение их на службу древнему про- тивнику Христа. Ведь доподлинно известно, что у оставшихся алтарей (не разрушенных) служат люди, лишённые веры. Ведь, в сущности говоря, видимых всем священных православных алта- рей сейчас уже нет на Руси. Как больно об этом говорить.

Куда бы мы ни обратили свой взор, везде мы увидим губитель- ные результаты сей нашей первой, и самой тяжкой, болезни. При- смотритесь хотя бы к науке и, в особенности, к науке нашей отечественной. В ней теперь исключительно преобладает злая воля, руководимая неверием. Возмущается вся душа, когда слы- шишь, как некоторые учёные спекулируют и добывают себе удоб- ное и высокое положение на так называемом «обезьяньем вопро- се» или теории самопроизвольного зарождения жизни. Эти учё- ные, своему рассудку вопреки, пренебрегая действительными на- учными достижениями, упорно доказывают тёмным людям, что

человек — только усовершенствованная обезьяна, что в скором времени можно будет открыть завод искусственных человеков и т. д. В последних опытах нашей отечественной науки характер- но то обстоятельство, что все они направлены к тому, чтобы от- нять у человека всё человеческое достоинство и поставить его на одну ступень с бессловесными скотами. Так называемые люди науки, теперь нарочно и ненарочно (по невежеству духовному), путают веру со знанием. Для убеждения наивных в том, что души у человека нет, а Бога вообще не существует, учёными, по- терявшими совесть и честь, ставятся научные опыты, пишутся

«учёные книги», созидаются музеи. Во всех этих трудах и хлопо- тах преднамеренно искажается сущность христианской веры. Бороться с истиною православной христианской веры наука не может. Она сначала, перед глазами невежества, искажает истину и потом уже, конечно, «ниспровергает» её. Ведь так было и с Господом нашим Иисусом Христом. Дьявол сначала опорочил и исказил Его дела и Учение, а потом уже предал их на беззакон- ный суд. Ещё с глубокой грустью нужно признать, что у нас всё меньше остаётся людей действительной духовной культуры, ко- торые могли бы пролить Свет Божий на сгустившуюся тьму. Я помню время, какое было тридцать лет назад. Тогда везде можно было найти людей с огненной верой и искренней решимостью служить Богу всеми своими талантами и средствами. Теперь же перевелись такие люди. Большинство из них уничтожено врага- ми веры. А теперь хладеет вера в сердцах. Есть, разумеется, веру- ющие, но эти верующие боятся носить нательные кресты, боятся перекреститься в публичных местах, боятся писать в анкетах, что они верующие. Да, вера осталась, но стала у многих совсем другой, не такой, какой она была прежде, несокрушимой, безбояз- ненной, беззаветно преданной Господу. Мы хоть и верим, но дела имеем неверных. Я вспоминаю здесь слова одного епископа, ко-

торый недавно говорил: «Храм иногда бывает пере- полнен народом, и в то же время истинных поклонников Богу в нём почти нет».

Как никогда, теперь уничтожаются и оскверняются святыни наши, и мы совершенно безразличны к этому неслыханному бо- гохульству. Мы верим, но не хотим каяться, не хотим хоть одну заповедь Божию соблюсти. Как тягостно смотреть на верующих эстетов, ищущих от церкви лишь одного душевного удовольствия, а не душевного спасения. Как грустно смотреть на веру многих, которая мирится со всяким беззаконием и учреждает нравствен- ность средней руки. Может быть, так на веру нашу действует

окружающее её неверие? Безусловно, неверие воинствует, неверие наступает на веру, не стесняясь в средствах. Но ведь во времена древних гонений кто мог победить веру мучеников и исповедни- ков? Сколько тогда жило святых среди отвратительного нечес- тия и язычества. Наша зараза страшнее и болезненнее того древ- него неверия, ибо тогда вера от воюющего на неё неверия увели- чивалась, но не убавлялась. Кто-то тёмный и жуткий работает систематически и планомерно над разрушением веры в каждой душе. Планомерно, систематически уничтожены истинные пас- тыри стада Христова, истинные монахи и учители монашества. Планомерно уничтожен законный канонический епископат.

С хитростью, прежде невиданной, подделывается управление Церковью, заменяются истинные святители Божии усердными слугами безбожников. Кто-то хочет сделать человека существом абсолютно христиански безнравственным. Кто-то хитрый хочет

заставить человека совсем забыть Христа, хочет заставить веру- ющего человека служить врагам веры. Как могло слу- читься, что в такое короткое время у мил- лионов людей отняли веру, разломали тысячи хра-

мов, уничтожили всех добрых руководителей и поставили на служ- бу церковную прислужников врагов церковных. Это могло слу- читься только во время величайшего упадка живой веры... Стран- ные и невыразимо скорбные явления мы наблюдаем в так назы- ваемой Московской патриархии. В первое воскресенье Великого Поста провозглашается «патриархом» анафема всем еретикам и отступникам от святой православной веры и тут же эти еретики и отступники приглашаются в стены церковные на совместную конференцию. Иерархи и пастыри «Московской патриархии» взяли на себя задачу произносить речи о мире. Конечно, доброе это дело, при условии, если они не лицемерны. Если говорить о мире нелицемерно, то, прежде всего, нужно позаботиться о просвеще- нии всех светом Евангелия Христова. Но разумно ли единовре- менно усердно насаждать безбожие и мир в сердцах?! Христос —

«есть мир наш» (Еф.2:14). Как можно нелицемерно говорить о мире, не преподав прежде Евангелие Христово?! А сего Евангелия верующим в нашей стране достать невозможно. Его никто нигде теперь на Руси не распространяет. И об этом прекрасно знают

«иерархи», выступающие с красноречием о мире.

Таковы полные невыразимой грусти картины болезненной жиз- ни душ христианских в нашей стране, в наше время. Таково течение самой страшной и самой главной нашей болезни. Заме- тим, что в результате этой болезни появилась печаль, переходя-

щая у многих малодушных в отчаяние. Результаты и количе- ство отчаяния скрываются, но есть много признаков, говорящих, что оно растёт не по дням, а по часам. Везде, во все уголки жизни растеклось злосмрадное, заразительное неверие. Везде оцепенева- ет жизнь душ. Поэтому мучителен крик наш ко Господу: «Ожи- вут ли кости сии?». Пока довольно! Поют вторые петухи. На тёмном небе занялась светлая утренняя заря. В правлении на- шего колхоза бьют в обломок старого рельса. Мне же настало время уходить в тёмное убежище. Здесь я указал тебе на некото- рые явления нашей общей болезни, указал на её течение, ведущее в бездны последние. В следующем письме, если Господь благо- словит, я полагаю открыть тебе главные причины этого заболе- вания или, как выражаются подобные тебе медики, уяснить эти- ологию его. Да хранит тебя Господь и Царица Небесная для вечной и нетленной жизни». Письмо 7. Втор.2:15 – «да и рука Господня была на них, чтоб истреблять их из среды стана, пока не вымерли». Иуд.1:5 – «Я хочу напомнить вам, уже знающим это, что Господь, избавив народ из земли Египетс- кой, потом неверовавших погубил». Евр.4:2 – «Ибо и нам оно возвещено, как и тем; но не принесло им пользы слово слы- шанное, не растворённое верою слышавших».


Ребёнок сам старается достать

И на зубок беззубым ртом отведать.

Храним он Ангелом, посланником Христа, – Везде микроб греха, большие беды.

И множатся познанья у младенца, Мир познаётся суточным трудом.

«Я – сам!» – до старости от этих слов не деться. Пока к исходу, к праху мы сойдём.

Но Слово Божие наш расширяет взор, Что часто мы не сами домогались,

А враг исконный скинул на позор,

На спусковом крючке вдруг оказался палец.

Сам по себе никто не проживёт,

То слева враг, то справа Ангел тянет. Дать милостыню или в свой живот,

И значит не на небо, а в туалет и в яму.

Сам не постигнешь жизни глубину, Соблазнов сколько с памперсов-пелёнок! Что будет дальше, трудно заглянуть, Какой волною дерево наклонит.

И наша самость – наизлейший враг, Подножку ставит измененьям в ближних. Сам рассмотри прошедшее подряд,

При перемене власти кто кому что лижет?

Неразбериха в совести, в уме, –

Не человеком сделался – подонком. Сам по себе не сможешь, не суметь,

Чтоб разобраться, где порвётся в тонком.

«Ко Мне придите!» – Иисуса глас,

Всех принимает: «Без Меня – ничто вы!» Он разуменье и совет подаст,

И перевод так вовремя почтовый.

За руку правую ведёт Своё дитя И через топи тягот переносит;

И пули снайперов дугою просвистят,

Жар утишает, ниспускает росы. 28.10.08. ИгЛа


Вопрос 4042: Согласны ли Вы с исследованием, почему русские люди так скоро потеряли веру, хотя и называлась Русь святой?

Ответ: Самой главной причины никто не называет, а видят очень многое и тонко исследуют. У меня нет никаких дополни- тельных наработок, я не придерживаюсь никаких концепций. Но абсолютно уверен, что причины краха указаны в Библии: люди были совершенно не просвещены Писанием. Всё было так, как и ныне: монастыри, чудеса, мощи, торжественные богослуже- ния, крестные ходы. И нигде не приучали к исследованию Слова Божия, к благовестию – всех до единого. Никогда не было ника- кой святой Руси – всё это выдумка от дутого самомнения. Вот размышления катакомбного епископа: «Шлю тебе обещанное, друг мой милый. Это письмо посвящаю выяснению общих при- чин столь уродующего нашу жизнь неверия. Разумеется, что мы неверие понимаем как неверие Господу Иисусу Христу и Его святой Церкви. Но всем сердцем, всей душой, всем помышлением веруем и исповедуем, что только Господь Иисус Христос есть

«путь, истина и жизнь», что Он есть второе лицо Святой Троицы, воплотившийся ради нашего спасения, что Он Своим крестным подвигом искупил весь грех человеческий и, что мы к Нему при- касаемся только в Созданной Им Церкви, где только и препода- ётся благодать Его всем требующим. Другую какую-нибудь веру мы не можем признать верой спасительной и дающей познание истины. И поэтому нас интересует только то неверие, которое отрицает спасение в Церкви Христовой. И таковое неверие, его

восстание против Христа и Церкви мы признаем самой величай- шей болезнью нашего времени. И кому дорога вера Никео-Ца- реградского символа, тому чрезвычайно важно выяснить причи- ны современного неверия и столь быстрого его расползания по лицу всей земли. Безусловно, первопричины всему сокрыты в Промысле Божием. А Промысел Божий неисповедим человечес- ким конечным разумом. Мы знаем, что когда придёт Сын Челове- ческий судить людей, то едва ли найдёт веру на земле. Таков Его Промысел, и он нам непостижим, поэтому мы не можем судить о тех причинах того неверия, какое будет в конце века сего. Такое неверие будет попущено Господом также, как будет попущено появление антихриста и его страшная разрушительная деятель- ность. «Хотя христианство, — говорит один апологет христиан- ский, — может сделаться мiровою религией и может собрать в пределы Церкви самых отдалённых варваров, но будущее, кото- рое нам предстоит, есть полное внутреннее отчуждение массы народа от христианской веры и, в заключении, открытое отпаде- ние от неё. Не единство, но раздвоение религиозного и естествен- ного сознания, не брак, но развод Церкви и гражданского обще- ства — есть исход мiровой истории»(Лютард).

Кроме причин неверия, зависящих исключительно от Боже- ственного Промышления, есть причины, в которых нужно при- знать виновными и самих людей. Св. Максим Исповедник гово- рит, что главных причин всякому неверию, исходящих от челове- ка, три: первая из них — невежество, отсутствие знания истины; вторая — страсти человеческие; третья же приписывается демо- нам и их злой работе. В наше время невежество часто прикрыва- ется видом учёности, а страсти, владеющие человеком, оправдыва- ются всевозможными благородными причинами, например, гор- дость оправдывается защитой своего достоинства, причинение че- ловеку зла — каким-то безвыходным положением причиняюще- го зло, гнев, ярость — священным долгом мщения неприятелю, сребролюбие — старостью, болезнями, воспитанием детей и даже желанием благотворить. Демоны же для губительства душ те- перь всегда принимают образ ангела света. Но можно утверди- тельно сказать, что если нам встретится какой-нибудь неверую- щий, если мы будем внимательно рассматривать его неверие, то всегда найдём в душе его один из указанных нами выше возбу- дителей этой ужасной болезни или же все. Неверие у каждого возбуждается или невежеством, или страстями, или демонами. Иногда все эти три возбудителя неверия действуют в одном чело- веке, так сказать, комбинированно. Иногда такой человек испы-

тывает на себе мучительство тьмы, язвы страстей и горечь послу- шания демонам. Если мы приглядимся к тому неверию, которое так усердно распространяется в наше время, то непременно стол- кнёмся со злой волей пропагандистов неверия. Таковая злая воля будет ещё одной большой причиной исследуемой нами бо- лезни. И таковая злая воля для достижения своих целей пользу- ется теми тремя возбудителями неверия, о которых мы упомина- ли. У злых распространителей современного неверия нужно за- метить одну характерную особенность. Они принимают все меры, и дозволенные, и недозволенные, для того, чтобы заградить всем душам вход в православную Церковь. Здесь, воистину, тончай- шая дьявольская хитрость. Мы знаем, что без благодати христи- анин не может быть христианином. «Если желаешь жить по- христиански, — пишет еп. Феофан, — то взыщи благодати. Ми- нута, когда снизойдёт благодать и сочетается с твоей волею, бу- дет минута рождения жизни христианской — сильной, твёрдой, многоплодной» (Путь ко спасению. — Москва, 1899. — С.17). Но где можно найти благодать Святого Духа помимо Церкви Христовой? «Ты — Пётр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее; и дам тебе ключи Царства Небесного; и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах; и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах» (Мф.16:18,19). Помимо Церкви нельзя узнать истину Христову и обрести Благодать спасительную. В день Пятидесят- ницы на учеников Господа Иисуса Христа снизошёл Дух Святой, и с этого часа началась Церковь Христова на земле (см. Деян.2). Как только утвердилась Церковь Христова после сошествия Святого Духа, тотчас Апостолы начали привлекать людей в Цер- ковь для спасения. Первым начал проповедывать Апостол Пётр, говоря: «Покайтесь, и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов, — и получите дар Свя- того Духа» (Деян.2:38). В первый день своего существования к Церкви Христовой присоединилось «душ около трёх тысяч» (Деян.2:41). С этого дня Святая Церковь начала приумножаться (Деян.2:47). Вот это общество, получившее в Сионской горнице многоразличную благодать Святого Духа, и есть истинная Цер- ковь Христова. Об этой Церкви говорит Дух Святой, что она есть

«столп и утверждение истины» (1Тим.3:15). Кто может от- нять у людей мрак невежества? Через чьё посредство люди могут успешно победить все свои страсти? Какою силою отгонят они от себя все демонские приражения и обольщения? Пусть эти люди взыщут благодати Христовой в Церкви Его.

Но вот тут-то и встречается главное препятствие для подавле- ния неверия крепкого и утверждения в вере истинной, спасаю- щей. Как трудно сейчас человеку, серьёзно думающему о своём спасении, найти Церковь Христову и воспользоваться её благо- датными дарами. Как будто враг всё предусмотрел для того, что- бы благодать Святого Духа никто не мог получить. Видимую Церковь Христову он стёр с лица земли. Вместо неё устроил подделку церкви, где воцарился сам и где смеётся адским хохо- том над теми, кто входит в эти «церкви» и кто там чает себе очищения и освящения. Как я уже упомянул, первая причина неверия — есть невежество. Корни невежества духовного в том, что люди, страдающие им, или не хотят духовного просвещения, или же не могут найти могущего просветить.

Последнее обстоятельство очень приложимо к современному неверию, когда все истинные священники Божии «изъяты из об- ращения», истине Христовой никто не учит и слова Божии про- честь не может. Продолжительное состояние души во мраке не- вежества даёт ещё более страшное заболевание, которое можно назвать бесчувствием сердца. Таковой больной теряет всякий интерес и вкус к истине. Ему приятнее даже пребывать во тьме, чем искать свет непреложной истины. Не забудем мы ещё того, что теперь невежество насаждается искусственно, через так на- зываемую литературу, книги, газеты, через школу и так называе- мых «учёных», «докторов всяких наук», которых справедливее было бы назвать докторами мракобесия. Невежество, прикрыва- ющееся учёностью, — самое горькое и опасное невежество. Неве- ры-учёные обычно очень развязно и очень пренебрежительно го- ворят о предметах веры. Эти люди, с великой гордостью говоря- щие о темноте верующих, не исследовали и даже совсем не знают писаний и трудов о христианстве и Церкви. Здесь нужно упомя- нуть, что все «научные» опровержения предметов веры ныне за- имствуются лишь из старинных атеистических книг и, главным образом, из той вонючей клоаки, которую устроила после себя

«великая французская революция». Нового в этом отношении ничего не придумано. Против Христа Господа опять выдвинуты только те тезисы, которые выдвигали, по Евангелию, еврейские книжники и фарисеи. Наглость таких «научных истин и поло- жений» подкрепляется ещё и тем, что опровергать то их ведь некому, да и такое опровержение уводит опровергающего в «мес- та не столь отдалённые». В наше время самых чудовищных по- нятий о человеке и о Боге утвердилось такое положение: если человек почитается «учёным», например, если такой человек, хи-

рург или инженер-химик, говорит, что Бога нет, то ему непремен- но нужно верить без всяких возражений. И верить ему нужно только потому, что он «учёный», хотя иногда и не может грамма- тически правильно написать заявление о переходе на другую работу. В наше время один за другим являют себя мiру «новые спасители и избавители», никакой науки никогда не пробовав- шие, которые и сущность веры не потрудились понять. Говорили, что Лев Толстой стал нападать на Церковь от «парения гордого дворянского ума». Ныне, оказывается, для вражды на наследие Христово не требуется и «парения» и вообще как будто бы здесь разум не требуется. Уж очень напоминают все эти новоявленные

«благодетели рода человеческого» того красноармейца, о котором рассказывал нам известный профессор Иван Павлов. Всемiрно прославленный своими исследованиями в области физиологии профессор Павлов был человеком глубоко религиозным, а также церковным. Каждым утром, отправляясь на занятия в институт, он останавливался около паперти любимого им храма и, сняв шляпу, продолжительно молился. Однажды, когда он, таким об- разом, благоговейно устремлял свой дух к Богу, мимо него прохо- дил здоровый краснощёкий двадцатидвухлетний красноармеец. Остановившись около молящегося профессора, красноармеец под- боченился и, придав лицу самый серьёзный вид, произнес: «Эх, старик, какая же ты темнота! Какая же ты темнота, посмотрю я на тебя!» Такие красноармейцы, с величием и пренебрежением смотрящие на христиан, находятся везде. Их много и в среде новых врачей, инженеров, учителей и студентов. Попробуйте с такими господами говорить об истине. Тогда вы встретите такое высокомерие и презрительность, о которых не мечтал и Пилат, сказавший некогда: «Что есть истина».

Замечательно ещё то обстоятельство, что ученики неистовству- ют против веры больше, чем их учителя. Теперь можно вывести такое правило: чем человек меньше учился, тем больше знает, что религиозных предметов на свете не должно существовать. Один профессор мне рассказывал о том, как у них в вузе веру сочли ненужной для культуры. Для этого там устроили собра- ние, где большинством голосов вынесли постановление о вредно- сти веры для культуры. Стареющие профессора на этом собра- нии протестовали против такого постановления и говорили: «Ведь уж если кому говорить о вере от лица науки, то приличнее гово- рить нам, старым преподавателям, но не ученикам». Разумеется, такие протесты не имели никакого результата. Постановление о вредности веры было напечатано. Как Бог будет судить людей,

искусственно поддерживающих духовное невежество в простых душах? Конечно, если распространитель невежества отличается густой глупостью, каменновидной тупостью, то суд Божий к нему снисходителен. Мы видим, что заблуждения «учёных» и «мало- учёных» бывают сознательные и несознательные. Примером не- сознательного заблуждения может хорошо служить путаница учёных с теорией о происхождении мiра и жизни в нём. Кто рассматривал сочинения учёных передовых стран по этому пово- ду, тот может видеть, что искренние учёные в своих взглядах всё больше приближаются к библейскому сказанию о происхожде- нии мiра, хоть иногда и несознательно. А «учёные», сознательно идущие против истины, всегда заведомо прибегают ко лжи и под- делкам. Эти «учёные» не заинтересованы в познании истины и служении ей. Цели их учений другие: сознательно и искусствен- но поддержать на земле невежество, запутать пути к истине и осмеять истинную веру. Таковые, конечно, не могут рассчитывать на милость Божию, когда им придется дать ответ о своих земных делах нелицемерному Судии. Теперь мы ещё часто встречаемся с невежественной пропагандой безбожия и злого неверия. Мы зна- ем диспуты антирелигиозные, где вопрос о существовании Божи- ем решался голосованием с поднятием рук. Не поднявших рук убеждал это сделать начальник милиции. Нам известны ещё такие методы антирелигиозной работы, как, например, пускание в Церковь, во время богослужения, множества галок и ворон. В 1925 году в одном селе моей епархии комсомольцы решили, что хорошая антирелигиозная агитация будет в том, если они на крыльце дома священника сделают уборную. Тёмные люди, по- сланные бороться с верою и возмещать безбожие, часто расходят- ся во взглядах. Одни из них в своих лекциях допускают то положение, что Христос был на земле, другие же опровергают это. Такие расхождения пропагандистов неверия послужили при- чиной выработки заправилами антирелигиозной пропаганды од- ного обязательного для всех стандарта. Приказали везде возве- щать и проповедывать, что Христа вообще не существовало.

Но могут ли такие стандарты быть убедительными? Эти мето- ды религиозного оглупления лживы и неубедительны. И поэто- му заправилы борьбы с христианской верой ищут других средств отвлечь людей от Церкви и от дум о смысле жизни. Физкульту- ра, в особенности футбол, кабаки на каждом шагу — все это методы борьбы с христианством. На одном антирелигиозном дис- путе один безбожник восклицал: «Я прочёл всю Библию и ниче- го в ней не понял». Теперь же чтение Библии безбожниками

считается совершенно ненужным. «Для нас и так всё ясно», — говорят они. Вот таким образом теперь утверждается страшный мрак невежества. До сих пор я говорил о невежестве науки и невежестве просвещения. Хотелось бы упомянуть ещё о возрас- тающем невежестве русской деревни. Если бы ты видел совре- менное деревенское невежество, то какие бы пролил слёзы. Ка- ким светом она теперь живёт? Храмов нет, а если где и открыт, то он мало утешает, ибо люди распознают безбожие служащих в таких храмах. Кто научит теперь деревенских жителей добру и правде Евангельским?! Могущие научить изгнаны, вымерли или попрятались. Какой-нибудь духовной книжечки негде там заим- ствовать. Люди и рождаются, и умирают без церковного напут- ствия. Ещё к этому нужно добавить, что деревенские безбожники свирепее и развязнее расправляются с верующими. Рассказыва- ли недавно: собрались люди как-то в одной избушке помолить- ся. И сразу явился к ним паренёк в неприлично рваных штанах. Явился и с гордым видом заявил, что должен прочесть верующим антирелигиозную лекцию и рассеять их мрак...

Хотелось бы здесь упомянуть ещё о невежестве самоуверенно- сти, в особенности в среде зелёной молодежи. Эти самоуверенные люди наружный вид имеют такой, что как будто бы уразумели и постигли они все тайны жизни. А на самом деле такой человек находится в беспросветной темноте, слепоте и рабстве. Чем же объяснить, что такие люди очень желают установить своё проис- хождение не от Бога, а от милой им обезьяны? Ведь совершенно ясно, что они таким обезьяньим происхождением гордятся. Я помню остроумный ответ, данный Луначарскому на диспуте од- ним из верующих. Луначарский в течение двух часов убеждал там слушателей, что они потомки обезьян. «Что же, мы не будем спорить долго, — сказал ему этот оппонент, — пусть будет так. Вы утверждаете, что происходите от обезьяны, а мы веруем, что нас сотворил Бог. Спорить не будем. Только условимся о том, что каждому из нас свои родственники ближе известны...».

Часто мне приходилось беседовать с представителями так на- зываемой новой интеллигенции, и всегда приходилось убеждать- ся в их гордой невежественности. Я часто видел на лице своих таких собеседников стыд от незнания самых элементарных на- учных и философских положений. Я много видел у невежествен- ных людей гордости, чванства и высокомерия. И когда видел эти грустные черты, то вспоминал слова Христовы: «Наступает время, когда всякий, убивающий вас, будет думать, что он тем служит Богу» (Ин.16:2). Здесь мне бы хотелось спросить

так называемых «ответственных работников Московской патри- архии», прежде всего «патриарха» и его синод: считают ли они себя ответственными за разлившееся море духовного невежества? Ведь они присвоили себе ключи разумения и начальства над душами русских людей. Ведь они мнят, что ведут паству русской Церкви. Куда же они её ведут? В управлении «Московской пат- риархии» есть даже какой-то просветительный отдел. Кого он просвещает, если не считать маленькой группы комсомольцев в духовных академиях и семинариях? Какое просвещение несёт

«Московская патриархия» в своей деятельности и, самое главное, неужели они забыли, что «для слова Божия нет уз»? (2Тим.2:9) и, что «дал нам Бог духа не боязни, но силы и любви и цело- мудрия» (2Тим.1:7)… Письмо 8. Причины неверия: 1Цар.15:23

– «ибо непокорность есть [такой же] грех, что волшебство, и противление [то же, что] идолопоклонство; за то, что ты отверг слово Господа, и Он отверг тебя, чтобы ты не был царём». 1Цар.12:14-15 – «Если будете бояться Господа и служить Ему и слушать гласа Его, и не станете проти- виться повелениям Господа, и будете и вы и царь ваш, кото- рый царствует над вами, [ходить] вслед Господа, Бога ва- шего. А если не будете слушать гласа Господа и станете противиться повелениям Господа, то рука Господа будет против вас, [как была] против отцов ваших».


Сегодня день трагической расплаты За то, что истиной Христа пренебрегли,

Не проповедывали, жались все к патлатым… Не в ту страну сволокся пилигрим.

Как веровать в Того, о Ком не знаешь, Не слышал, не знакомился, не сжился?!

Преданием давился и только свечки ставил, Хор надрывался и безбожный клирос.

Как веровать без проповеди Слова, -

Его не ставили столетья во главу угла. Без Библии всё мишура и голо,

Благая весть под купол не взошла.

Без проповедующих – тьма тысячелетий Страну объяла, утопала в пьянстве.

Здоровых нет – духовные калеки Обречены по улицам валяться.

И не додумались повсюду разослать

Из проповедников дивизии, полки и роты.

Традиции, обряды взвалили на осла, И всё, что есть – Евангелию против.

Инициативных стражи истребляли, Ловили и гонялись попы, архиереи. И после этого болтают о морали.

Под ризами тяжёлыми давным-давно сопрели.

На исповеди надо бы дознаться: Кто промолчал о подвиге Иисуса,

Того считать ненужным и опасным,

Из храма гнать! Они ж под епитрахиль суются. Всех разослать на проповедь, как в притче, По улицам, дворам и пьяным закоулкам; Попам, монахам под овец остричься

И благовестие считать обыденным поступком.

Задача всех – синода, патриарха — Гонцов послать во все концы вселенной. В пыли валяются ненайденные драхмы...

Иконы, мощи – всё суета сует и тленно. 24.10.08. ИгЛа


Вопрос 4043: «Кто из клира даст себя порукою за кого-либо, да будет извержен». 4Всел. 3 и 30. У нас есть у крещаемых поручи- тели. Не является ли это нарушением указанных правил?

Ответ: В соборных постановлениях речь идёт о должниках, ко- торых нужно было вырвать у заимодавца. Поручавшийся делал- ся, в случае нарушения договора, должником и рабом, пока не расчитается. И священнослужитель не мог тогда уже исполнять свои обязанности. Выходит, подобные случаи были. Вот и по- явились правила, запрещающие делаться поручителем за невер- ных. А у нас фактически, кроме нравственного, ни к чему не обязывает поручительство. Уже сколько такого было, что взду- мав уйти из общины, человек запросто уходил, оставив и духов- ных наставников, и восприемников своих и своих детей. И это ему никак не обошлось, кроме как отзовётся на Суде Божием. Апост.20 – «Кто из клира даст себя порукою за кого-либо, да будет извержен». 4Всел. 3 – «Дошло до святого Собора, что некоторые из принадлежащих к клиру, ради гнусного прибытка, берут на откуп чужие имения, и устрояют мирские дела, о Бо- жием служении небрегут, а по домам мирских людей скитают- ся, и поручения по имениям приемлют, из сребролюбия. Посему определил святой и великий Собор, чтобы впредь никто, ни епис- коп, ни клирик, ни монашествующий не брал на откуп имений, и в распоряжение мирскими делами не вступал; разве токмо по

законам призван будет к неизбежному попечительству над ма- лолетними, или епископ града поручит кому иметь попечение о церковных делах, или о сиротах, и вдовах беспомощных, и о ли- цах, которым особенно нужно оказать церковную помощь, ради страха Божия. Если же кто впредь дерзнет преступить сие определение: таковый да будет подвергнут церковному наказа- нию». Правило 30 – «Посему, пребывая в своем сане, и да пред- ставят поручителей, если возможно им сие, или клятвенным обещанием да отвратят сомнение». Относительно поручитель- ства мирянам вообще нет запрета, и даже напротив того, поощря- ется иногда. Сир.30:17-19 – «Добрый человек поручится за ближнего, а потерявший стыд оставит его. Не забывай бла- годеяний поручителя; ибо он дал душу свою за тебя. Греш- ник расстроит состояние поручителя, и неблагодарный в душе оставит своего избавителя». Евр.7:22 – «лучшего заве- та поручителем соделался Иисус».


Сижу и слушаю, как муж корит жену За пересол, за квас, немытую посуду.

Семья их – поле, что они пожнут,

Когда от тишины лишь черепки повсюду? Она действительно с утра не добрала До той шкалы, какую муж разметил… Шла по любви она не за козла – Ухаживал три года, и попала в сети.

При ней детсад от собственных ложесн, Она кухаркой стала, сонной прачкой. Такой, видать, к ней приторочен крест, – Вообразить не мыслит муж иначе.

Что нового с тех пор приобрела,

Как распрощалась с девством и свободой? Колчан наполнила всего одна стрела, – Благодарит Творца, что хоть на это годна.

Учась смирению безропотно сносить Допущенные свыше все болячки;

На мужа не ропщи, довольна будь, что сыт, И он в тебе желанное обрящет.

А муж… ему из пропотевшей шкуры Не вылезать неделями до бани.

Не хмурым слыть, а напирать на юмор, Просвет в молитве радостный настанет.

Муж – голова… и с шапкой набекрень,

И виду не подать, пробоины латая. Хотя бы течь и несусветный крен, Солёность слёз в промоинах глотает.

Но быв испытан Богом Иеговой, Другим сумеешь дать благой совет. Для победителей венцы уже готовы, Узришь Христа, хотя б от слёз ослеп.

Возможен мир и в треснувшей семье, Когда жена, как Церковь чтит Иисуса. А муж глава – на меньшее не сметь,

Любить друг друга, по углам не дуться. 11.09.08. ИгЛа


Вопрос 4044: Каждый день читаю Псалтирь на молитве, но не могу на чём-то конкретном сосредоточиться, чего просить у Бога, согласно читанного в псалмах. Как быть?

Ответ: Нужно исследывать самого себя, знать себя, свою пусто- ту, чтобы наполнить её. Один 118 псалом внимательно читайте каждый день и быть того не может, чтобы не поняли, чего же вам так не хватает, как и Давиду. Ст.10 – «Всем сердцем моим ищу Тебя; не дай мне уклониться от заповедей Твоих». 12 –

«Благословен Ты, Господи! научи меня уставам Твоим». 17-

19 – «Яви милость рабу Твоему, и буду жить и хранить слово Твое. Открой очи мои, и увижу чудеса закона Твоего. Странник я на земле; не скрывай от меня заповедей Твоих». И так во всём этом псалме напряжённейшая просьба познать волю Божию через Слово Его, через святую Библию. И после этого псалма как же можно не открыть Священное Писание, чтобы на деле показать, что вы искренни в своей молитве?! Ст.25-

29 – «Душа моя повержена в прах; оживи меня по слову Твоему. Объявил я пути мои, и Ты услышал меня; научи меня уставам Твоим. Дай мне уразуметь путь повелений Твоих, и буду размышлять о чудесах Твоих. Душа моя ис- таевает от скорби: укрепи меня по слову Твоему. Удали от меня путь лжи, и закон Твой даруй мне».


Сны странные порою посещают, И мечется в бессилье Тамерлан,

Охрана слышит бред, с утра с печалью Завоеватель прочь снимает стан.

Сны фараона разгадал Иосиф,

И весь Египет в кабалу с усладой. Зерно евреям щедро бросил горстью,

И с братьями-мятежниками сладил.

Снопы родные кланяются низко, До княжеских у брата башмаков,

И впредь несчастные не издадут и писка, За колесницей брата с радостью пешком.

Навуходоносор обомлел во сне, И началась иная режиссура;

И от разлапистого дерева остался только пень. Всё погубил своей гордыней сдуру.

Нередко снятся пытки и разбой, Пытаешься во сне словчить неумно, С обыденным все мысли вразнобой,

Глаза открыл и сгинет всё бесшумно.

Пугающая бездна горя позади,

Но что-то в отголосках так щемяще, День не один зубная боль саднит,

На донышке души скорбь ноет по-щенячьи.

Последний сон объединит все сны,

И погрузишься в сон до воскресенья,

До дня восьмого –– царственной весны, Где прорастёт, истлевши, тело-семя.

Мы, вскрикивая, мечемся в постели, Обуреваемые накануне встряски.

И в камеру вдруг превратится келья…

Из виденного многое пугает не напрасно.

Сны вразумляют зовом на этап, Молитву задремавшую пробудят;

У всех по-разному, кому-то и не так.

Всё оттого, насколько сердце грубо. 14..06.08. ИгЛа


Вопрос 4045: Что случилось с Володей Пащенко, который якобы сбежал от вас? Сразу же послышались обвинения в Ваш адрес, что Вы с ним обращались сурово, и вроде бы из-за этого он и дезертировал от работы. Так ли это?

Ответ: С Володей мы прожили целую зиму в одной комнате – это не так и мало. У меня к нему осталась только благодар- ность. А в лагерь он уехал в мае - на месяц раньше заезда в лагерь детей, и там много помогал Вите Савченко. И куда ни посмотришь, везде следы его работы - там ограду поправил, тут с детьми был, по ягоды ходил. Ничто не предвещало его бегства. Ещё накануне, за два дня до дезертирства, в пятницу, 29 августа 2008 г. он на мотоцикле ездил с Витей в с.Шарчино, расклеивал

объявления и был весёлый. В воскресенье же мы на машине с Игорем Глушковым поехали в Шарчино, и в машине не оказа- лось места для него – все места были заняты – мы увезли туда телевизор, технику к нему, чтобы показать фильм «Иисус» в «Доме культуры». День был прекрасный. Когда вернулись, то Володи дома не было, и я подумал, что он уехал в лес отдыхать, как делал раньше. Кто-то видел его играющим в настольный теннис в школе, и я съездил в школу. Но и там его не было. И только уже в потёмках Серёжа Пупков привёз его записку на 7 страни- цах. Оказывается, он взял велосипед, который я ему не отдавал, ибо он не мой даже, и утёк за 150 км. до Барнаула на нём, и отсюда уже на поезде на Урал. Я его летом мало видел у себя, так как он жил в лагере с детьми, а потом с Серёжей в отдельном доме. А работал он на огороде и в других местах: колол дрова, строил сараюшку. Ко мне вообще от него за лето не было пре- тензий, как и у меня к нему. Вот тут уж нерасположенные ко мне люди оживились: это всё от строгости чрезмерной! Я прочи- тал записку беглеца, но они и ей не поверили: это-де он только так написал. На чём основана была их вера в своё неверие – не знаю. Думаю, что на обычной старообрядческой злобе ко мне. Я не могу дать никакого иного объяснения, кроме того, которое он сам даёт – подловил его демон. Тем более, к этому была ещё одна история за день до побега: один человек дважды видел беса воз- ле того мета, где Володя обитал. Вот его две записки (я попросил письменно выразить его видение причин конфликта и намерения уехать). Писал долго, один, так что без нажима и свободно.

«24.04.2008. Всё началось почти с первого дня работы с Иго- рем Дыбуновым. Он, видя мою неопытность и неразумие, начал понемногу покрикивать. Когда на меня начинают кричать, я ста- новлюсь в ступор и начинаю из-за страха, чтоб что-то не так сделать, ещё больше делать глупостей. Внутренне подступает раз- дражительность на Игоря, но тут же начинаю молиться: «Госпо- ди, помоги, не дай поддаться соблазну, дай мне смирения, кротос- ти, воздержания». Понимал, что всё это испытание мне, и пони- мал, что всё от Господа, что всё в Его руках. Он ожесточает сердце или смиряет, и так продолжалось до определённого мо- мента, когда у меня не хватило смирения. 05.03.2008. Утром выехал на работу в Санниково в 7:30. Не помню, с Игорем вмес- те или отдельно, потому что я начал избегать ходить с ним вме- сте, боясь его гневливости. Мысли были, что когда-нибудь я не вытерплю, соберусь и уеду, так как до этого взрыва не только Игорь меня довёл, но и Игнатий Тихонович. Я на каждом шагу

делал глупости, и из-за этого получал вразумления от Игнатия Тихоновича. Всё время понимал, что я должен попросить проще- ния сразу за свои поступки, но не мог, что-то внутри не давало согнуть колени и попросить прощения. И от того на душе у меня становилось ещё хуже, и я мучался этим, но внешне этого не показывал, так как привык внутри себя хранить свои пережи- вания. Каждый раз, когда я приезжал с работы, хотел погово- рить с Игнатием Тихоновичем о своём внутреннем состоянии, но опять же не мог начать, не хватало решимости открыться.

05.03. 08. В 8:30 начали работу по отделке дома, мне дал задание Игорь Дыбунов утеплять лестницу. Изнутри она была закрыта пенопластом, а между лестницей и плитой был проме- жуток, на котором она лежала. Был промежуток как раз с мою ногу, и я, закрутясь, не смотря под ноги, оступился, и нога прова- лилась, сломав пенопласт; чего я боялся, то со мной и произош- ло. Взял некоторые сломанные куски пенопласта и спустился вниз (в подвал), так как Игорь работал в подвале. Сбежал по лестнице и сказал: «Игорь, прости, оступился». Он закричал на меня, называя что-то вроде тупого и ублюдка. Я ему в ответ сказал, что «с кем не бывает». Но он сказал: «но только не с тобой», что это со мной происходит только. Я не вытерпел, бро- сил куски пенопласта, и сказал: «Ну и оставайся тут», - при этом думая, что если он не будет делать снисхождение к людям, то разрушит всю бригаду. Я ему сказал, что больше работать не буду, а он спросил: «А кто будет заделывать лестницу?» - я ответил: «Сам сделаешь!» Он мне крикнул вслед: «Расскажи всё Игнатию Тихоновичу, как было». Я побежал наверх, где мы пе- реодеваемся, при этом думая, что сейчас соберусь, приеду в Барна- ул, расскажу всю правду Игнатию Тихоновичу, соберу вещи и уеду на Урал. Забежал в комнату для переодевания и начал упаковывать свой инструмент. Минут через пять зашёл Игорь Дыбунов и спросил: «Ты больше не будешь работать? Быстро у тебя всё». Я сказал: «Нет». Игорь мне говорит: «Прости меня ради Христа ну с кем, не бывает. Давай, возвращайся обратно, стоит ли из-за этого всё бросать». Я сказал: «Бог тебя простит, и ты меня прости ради Христа, но работать я больше не буду». Он вышел. Через некоторое время зашёл Виктор Плеханов молча, и я у него спросил пакет для дисковой пилы. Собрался и пошёл на остановку. Сел на «Газель», 203 маршрут, и доехал до Барнаула, и пошёл на Ползунова д.6. Дорогой просил прощения у Бога за свой поступок, думал, как мне поступить, уехать сразу, это значит,

никого не поблагодарить за их добрые отно-

шения, за их любовь. Попросить у Игнатия Тихонови- ча прощения и уехать. Опять же его я ничем не отблагодарил. И так, борясь с мыслями, дошёл до Ползунова. Шёл и понимал, что Игнатий Тихонович меня так просто не отпустит, начнёт беседу. Что, может быть, он уже знает об этом конфликте. Пришёл на Ползунова и начал стучаться в дверь дома, но никто не открыва- ет. Стучался несколько раз и подумал, что И.Т уже знает и не хочет меня пустить, чтобы я постоял и подумал о своём поступ- ке; или он стоит на молитве. Минут через пять И.Т открыл дверь и впустил меня, при этом спросив: «Кто там?». Я ответил Иисусовой молитвой, и он открыл. И.Т. спросил, почему я вер- нулся (сам он внешне был спокоен), и я рассказал, что произош-

ло на работе. И.Т. начал меня уговаривать вернуть-

ся обратно на работу, попросить прощения у брата и работать дальше. Но я упорно стоял на своём, что больше

работать не буду. А потом добавил, что и вообще я уеду из Бар- наула...» (Запись сия, первая часть пояснения, прервана в связи с выездом в лагерь-стан и продолжена в день бегства на Урал).

«Игнатий Тихонович! Мне Бог положил на сердце исповедо- ваться перед Вами, что у меня на сердце и как болит моя душа. Будучи на Урале, я всегда признавался в проступках перед бра- тьями и смиренно принимал обличение, и Господь меня потом обильно благословлял, давал мне ранний подъём в 4 и 4,30, мно- го читал Библию, в молитве был постоянен, делал земные покло- ны. Господь давал ревность в деле благовестия, всегда отрыто мог заговорить по Библии в транспорте (поезда, автобусы и т.д.). После этого ощущал парение души и уста наполнялись славос- ловием к Господу. Когда я приехал в Потеряевку на крещение, то моё крещение отложили на две недели, так как я был не готов и у меня не было характеристики от братьев Андрея и Володи. В течение этих двух недель я занимался как духовно, так и рабо-

тал руками. В один момент Вы мне предложили переехать на Алтай, в Потеряевку, и я согласился, причём очень обрадо- вался. Во время крещения я обещал Господу Иисусу Христу

быть истинным последователем слова Его. И первые дни после крещения молитва была чистая, словно тихий прозрачный руче- ёк. Глаза, душа, сердце были направлены к небу, к небесной От- чизне, к Господу. Я всё время помнил, что после крещения будет искушение. И когда я поехал прощаться на Урал с родными и близкими, то я был уверен, что меня ждёт искушение, и попросил молиться за меня. Искушения были: одна женщина предложи- ла купить мне дом, родственники говорили: «На кого ты нас

оставляешь?» Но по молитвам Вашим я благополучно всё пре- одолел, слава Христу! Но я не ожидал, что дьявол меня искушать будет через братьев. Поездка моя в Потеряевку была по моей молитве, я просил у Бога, чтобы Господь меня вразумил и обли- чил, и сделал меня воином Христовым. Потом я оказался у Вас в доме. Сперва Ваши наставления и обличения я принимал сми- ренно и старался исправиться. Потом не бодрствовал в молитве, сердце моё стало ожесточаться, и я почувствовал обиду на Вас. Почему меня это постигло? Потому что я занимался тайноядени- ем, постоянно чувствуя угрызения совести. Были моменты, когда хотел подойти и признаться в грехе перед Вами. Хотя на испове- ди я исповедал этот грех. Но, заглядывая ещё глубже в себя, я понял, что возгордился, что не хватает во мне смирения и откры- тости. А откуда появилась эта гордость? Когда я свидетельство- вал людям о Христе, я незаметно для себя возгордился. И когда Вы меня наставляли, я умом понимал, что Вы правы, обличая меня в моих недостатках, в моей тупости, но плоть начала вос- ставать, не соглашаясь с обличениями. Потом что чем больше ты знаешь, чем более других наставляешь, тем хуже смиряться. Я знал где избавление от этих грехов - нужны пост и молитва. Молитва была, но не было поста. Плоть не давала смиряться, почему и произошло падение в духовном росте и разлад с Игорем Дыбуновым. Хотя перед Игорем я покаялся искренно, попросил у него прощения, сделал земной поклон. Хотел и у Вас попро- сить прощения, но опять же – не решился. То, что я написал Вам о конфликте с братом Игорем Д., я не дописал до конца.

Дело же было так: (продолжаю прерванную запись). После того, как я ушёл от Вас с Ползунова, то я отправился гулять по городу. Всё время думал и молился, и было желание уехать на Урал. И временами, когда я уставал, то садился на скамейку и читал Библию, и находил людей, которым свидетельствовал о Христе, о вечности. И когда говорил, что надо отречься от самого себя, как говорил Господь, то обличался Библией сам. Думал же, что вот если я вернусь домой, то что же я скажу братьям? Что я скажу родственникам? И у меня был главный вопрос: останусь ли я в Церкви Христовой? Страх был оказаться вне Церкви. Потом решил сходить на занятия в университете, будучи уверен, что я всё-таки уеду. После занятий в университете мы приехали домой, и Вы попросили меня сходить посмотреть температуру в храме. Я пошел, зашёл туда, где мы молимся в храме, развернул- ся в сторону алтаря и, сделав земной поклон, растянулся на полу и зарыдал, громко всхлипывая и прося у Бога прощения за мои

грехи. При этом слёзы, которых мне так не хватало, текли гра- дом. Так я пролежал в слезах минут десять. После этого почув- ствовал лёгкость в душе. Посмотрел температуру и вышел из храма, прежде поблагодарив Господа за покаянные слёзы. На улице перед крыльцом стоял брат Игорь Д. и о. Павел. И, сделав земной поклон, попросил у брата прощения. Брат подхватил меня с земли с любовью, видя моё искреннее раскаяние, и мы горячо обнялись. В этот момент я почувствовал любовь к брату во Хри- сте. В дальнейшем, не попросив прощения у Вас сразу, дальше мне было ещё труднее попросить у Вас прощения за свой посту- пок. Постепенно ко мне подошли блудные мысли, так как не постился… И всё оттого, что не смирял свою плоть. Колос3:5

«Итак, умертвите земные члены ваши: блуд, нечистоту, страсть, злую похоть и любостяжание, которое есть идо- лослужение». Потому, видя, что грех меня засасывает, я устроил пост и молитву на три дня без еды, со среды по пятницу, попро- сил от сердца у Бога дать мне сил поститься, и Бог даровал мне победу над грехом. Притом просил у Бога ответа на мои мысли, нужен ли я на Урале. Спросить же Вашего совета опять не решился, понимая, что Вы против этой мысли. Мне неохота те- рять братьев и сестёр, общение с ними, включая и Вас, ибо где я найду такого наставника по Слову Божию. Думая уехать без Вашего благословения, всё время обличался стихом: 1Фес.4:8

«Итак непокорный непокорен не человеку, но Богу, Который и дал нам Духа Своего Святого». Простите меня ради Христа! Я очень благодарен за Вашу заботу, наставление, обличения. Всё это я складывал в своё сердце. А так же прошу прощения у всех братьев и сестёр, ради Христа. Вы постоянно говорили, что будет катастрофа, которая имеет три ступени к тому: 1) ропот, 2) начи- нает таиться, 3) бегство. Скажу Вам, что ропота не было, но я всегда обвинял только самого себя. Хотя видом и противился.

Единственно попрошу Вас и всех братьев и сестёр (Барнаульс- кой и Потеряевской общин) не оставлять меня без молитвы обо мне. Весь инструмент оставляю на лагерь, кроме дисковой пилы (которую уже продал Н.В.). Прошу прощения за велосипед. Хотя Вы мне его и отдали, но всё равно как заработаю, деньги вышлю. Да доведёт Господь до Царствия Своего. Аминь». (Подробности можете узнать у самого Володи по тел. 79609385315 и у ручав- шихся за него при крещении: Смирнягина Андрея– 795054441000, и у Володи Писчикова – 79221598080. О Володе же можно узнать в 22 т. «…открытым оком», вопросы 3493 и 3501). Еккл.10:4 – «Если гнев начальника вспыхнет на тебя,

то не оставляй места твоего; потому что кротость покры- вает и большие проступки». Еккл.8:3 – «Не спеши уходить от лица его, и не упорствуй в худом деле; потому что он, что захочет, все может сделать». Пр.25:15 – «Кротостью склоняется к милости вельможа, и мягкий язык переламы- вает кость».


Собачье сердце и собачий дух? – Сегодня удивить никак не смогут.

К беде слабейших очерствел и глух, Того гляди, перегрызёт им глотку.

Собачьи стаи жирно расплодились, Вершат набеги днём, а чаще ночью.

Бог не допустит, есть же Божья милость, Не растерзают, словно волки, в клочья.

Собачьи свадьбы сплошь и рядом зрим, Разводы, маньяков насилие и мерзость. Так перед гибелью развратничал и Рим. Пришла пора кабанчиков всех резать.

Без страха Божия не истребить собак, Которые в душе, как в конуре уютной. Спешат кусок у ближнего урвать

И покусать несчастного попутно.

Собачье сердце Бог преобразит

Без операции, а слёзным покаяньем; Через принятие Христа очистятся мозги И трезвенником станет вечно пьяный.

Бог сердце новое даёт без серебра,

И Дух Святой всю сущность обновляет. Утерянное сможет пусть не всё собрать, Один талант украсится нолями.

Хорошее есть качество у пса,

Не то что у поповской сонной шавки. Пророк Исаия об этом написал,

Где без Христа – всё на песке и шатко.

Умейте лаять, стадо охранять – Вот назначенье пса, любой собаки. Доколе нам на две ноги хромать

С рукой простёртой – к животу добавки?!

Пусть сердце новое, плотяное, с Христом Наполнится духовным песнопеньем.

Впустить Иисуса в дом – рецепт простой.

Облаянные мной едва ли стих оценят. 26.10.08. ИгЛа


Вопрос 4046: Сколько лет хожу в церковь постоянно, но не могу понять даже Рождественские песнопения, а только «свят» и «Дева рожает». Нельзя ли хотя бы несколько песнопений разъяснить на нашем языке?

Ответ: Есть хорошие переводы на русском языке, достаньте их и следите за богослужением. (Навечерие Рождества Христова).

Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе. – Рождественскую песнь поём Тебе мы ныне и службу светлую от всей души приносим. Рождением Своим Ты нас всех возродил и к высшему блажен- ству путь открыл. Прими же песнь нашу, Христос, и службы нашей не отринь. Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе. – Гонителя жестокого царя египетского в волнах морских сокрыл Ты в древ- ности; теперь же Ты во яслях Сам сокрыт, и умертвить Тебя стремится Ирод. Но мы не с Иродом, а с волхвами. И Господу мы все поём: славно Ты прославился. Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе. – Недвижимою Ты землю утвердил вначале, теперь же в яслях бедных возлежишь. Твердь, видя чудо, содрогнулась и в ужасе безмерном восклицает: свят, свят, свят Ты, Бог наш. Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе. Пришёл Ты милостиво к нам, явил- ся. Исаия провидел свет сего явления и рано утром радостно взывал: вот Дева породит святое Слово и радостью исполнит сердца всех. Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе. – Был взят, но не удержан в персях китовых Иона. Священным образом Твоим пророк тот был. Как из чертога вышел из зверя он. И Ты, Хрис- тос, родился ныне плотью, чтобы во гробе возлечь и смерть при- нять, но в третий день с победою воскреснуть. Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе. Нет слов поведать это чудо: изведший некогда трёх отроков из печи, в убогих яслях скромно возлежит, всё для того, чтобы нас спасти, поющих: Избавитель наш Бог. Благосло- вен Ты вовек. Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе. О, ужаснись, убойся, небо. Подивитесь, основания всей земли: Носящий в дла- ни всё – одеждами повит. Носящий в длани всё – в вертепе возлежит. Благословите, дети, священники, воспойте, превозноси- те, люди. Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе. Не связан более Адам. Свободны все вы, братья. Поражена языческая прелесть. Волхвы царю Христу приносят дары. Благословите, дети, свя- щенники воспойте, превозносите, люди.

Христос: Не дивися Мне, о Мать, Младенцем видишь Меня в вертепе; но прежде солнца дня рожден Я от Отца; пришёл же ныне Я прославить, вознести тебя, поющего с любовью человека.

Богоматерь: Блаженна Я, родив Тебя. Но вот от Ирода бежишь Ты. Чадо: скорблю, оружием печали тяжело поражаюсь. Молю Тебя, взываю: спасай Тебе поющих верно.

Христос: О, Мать Моя. В Египет жребий мой бежать. Но будет чудо во Египте: падут все идолы там в храмах. Врагов же всех Моих ждут муки. Могущ Я Вседержитель, внемлю Твоей мольбе. О, Мати, всех поющих Мне спасу и вознесу. Ликуй же, тварь, красуйся светло, во плоти Бог явился ныне. Неси Христу дары в вертеп и с пастырями пой чудо. Христос рождается – славьте. Христос с небес – встречайте; на земле Христос – возноситеся. Пой Господу, вся земля, и с веселием воспойте, люди, ибо просла- вился. («Воскресный день», 1916 г. №49-50. Стр. 380).


Собрав цветы поэзии, я всех озолочу, Пройдусь по краю лезвия мечтаний.

Сухарь у каждого, а где по калачу, Найду не малое, чего вы не читали.

Непросто вызволить зерно из-под завалов И снова высеять единственным зерном.

Пора и для него через меня настала, Тогдашнее к спасенью повернём.

О чём глаголал стихотворец давний, Подыскивал красивые словечки,

Что тужился сказать, чтоб было складно, И думал ли о славе скоротечной?

Для угождающих правителям любым, Готова отповедь в бесчестности единой. Его слова развеялись, как дым,

В надменности слащавой, горько-дымной.

Но были же Некрасовы – пусть редко, О рабстве пели, горем запивали, Склоняли хрен, а он не слаще редьки.

Болели за больных – такие все в отвале.

Ищу слова о Боге и Писанье,

Как звали к небу, здешнее презрев, Бессмертие народное спасали,

С молитвой луч встречали на заре.

Из этих выборочно крохи подбирал, Украшивал Библейскими стихами, Спешил, старался довершить аврал, – С таким поэтом мы вдвоём пахали.

Венок из тысячи отдельных лепестков

Благослови благоуханьем, Боже.

И незасушенный среди сухих песков, Ожившим автором на их главу возложен.

А если бы при жизни возродились Поэты те, кого упомянул,

У них в словах тогда возникнут крылья.

Да не поставят ревность ту в вину. 10.04.08. ИгЛа


Вопрос 4047: Я работаю с одним молодым человеком Сергеем – баптистом, и он якобы что-то слышал про Ваши книги и отно- сится к ним отрицательно. Он говорит, что в них написано про всё, что Вы видели. Даже про ёлку – это как песня казаха, что видит, про то и поёт. В этом заложен им отрицательный смысл. Что можно посоветовать ему прочитать?

Ответ: О ком речь идёт, я хорошо знаю - и этого Серёжу, и его семью. Он у баптистов участвует в кукольном театре и с кукла- ми разъезжают по сёлам. Его родная сестра за диаконом в нашей общине. Эти слова он от диакона услышал, ибо тот неодобри- тельно относится к книгам. А спроси этого баптиста, какие кни- ги он прочитал за последние пять лет. Очень даже сомневаюсь, чтобы хотя по одной книге в год или одну за пять лет он прочёл. Я с ним встречался и задал вопрос об авторах Библии и пере- водчиках на русский язык – белое пятно, – он ничегошеньки не знает, как и подобает любому сектанту. Он усвоил одно, что он спасён окончательно и выпасть из этого не может. А живут без поста и без креста. Ставят они так же ёлки и украшают их, как истовые язычники-идолопоклонники. Я отвечаю в книгах «…от- крытым оком» на 4.000 вопросов. Пусть он ответит хотя бы на один, и вы увидите, что кроме бессмысленного мычания он ничего не скажет. И это учитывая, что он из благочестивой семьи, что мать у него и все три сестры – православные, что он так много слышал истинного. Но так как отец у него баптист, то он ему и вложил сектантское лжемудрование: «ты спасён, ты спасён», - и ему уже ничего и не нужно. Живут в самости, ибо никогда ни дня не жили в послушании ни Богу, ни людям. Никто из четы- рёх мужчин в семье не служил в армии, не был - в тюрьме за Христа, в монастыре – самость и душит денно и нощно.

Этот невежда в Писании высказал неприязнь ко мне; но одно- временно в его словах есть и похвала, что я из любого предмета, события, книги могу вызволить «аллилуию» Богу Иегове, могу увидеть во всём милость Божию и протянуть ниточку к опреде- лённому месту в Библии. Для них это всё тьма непрорубная,

потому что живут по плоти, а не по духу, и не любят Библию, хотя кроме Библии и песенника своего ничего и не держат в библиотеке. Его мать – прихожанка нашей общины, и мы дру- жим уже около 35 лет. Она имеет все наши книги, и они перед его глазами. Спроси ещё, какую из 36 книг он прочитал, какая его заинтересовала, и опять же кроме бессмысленного мычания ничего не услышишь. Он будет ссылаться на то, что «просматри- вал», «выборочно читал» (картинки смотрел), но подряд сто стра- ниц некогда ему было прочесть – обыкновенное сектантское ша- тание из угла в угол обворовало сознание и совесть. И он ведь абсолютно не видит, что душа его пуста, как обмолоченный сноп. И он страшно неинтересен, с ним не о чем говорить. Сами по себе они добры, не пьяницы, но душа заморожена. Спроси ещё, что он читал у Горького, Чехова, Достоевского, Солженицына, Диккенса, Толстого и др., какие стихи поэтов знает наизусть или хотя бы читал – и снова будет ухмылка из сектантской резины и мыча- ние «спасённого навеки». И при всей закоренелой невежествен- ности ими обладает дикий и неистовый снобизм. Его даже не интересует, а что же в мире деется, как на его положение другие смотрят и как он может защититься в этом убеждении, в которое попал по внушению еретиков. Находясь в такой еретической темноте, в своём же кругу они умничают тем, кто какую ноту выше возьмёт. Они ни Ярла Пейсти не знаю, ни Сперджена, не говоря уж про святых отцов Церкви Христовой. А зачем ему это, когда он уже «спасён»! Большего обольщения придумать невоз- можно! Вот оно, баптистское «старообрядчество», уже вполне за- коренелое и отупелое, основанное на безразмерном чревоугодии и сластолюбии. Иер.15:19 – «и если извлечёшь драгоценное из ничтожного, то будешь как Мои уста. Они сами будут об- ращаться к тебе, а не ты будешь обращаться к ним». Деян.20:27 – «ибо я не упускал возвещать вам всю волю Бо- жию». Иез.44:23 – «Они должны учить народ Мой отличать священное от несвященного и объяснять им, что нечисто и что чисто». Евр.5:14 – «твёрдая же пища свойственна совер- шенным, у которых чувства навыком приучены к различе- нию добра и зла».


События курятся не сами по себе… Там, за кулисами, гуртуются масоны. Из человечины готовится обед, –

Того не видит только мёртво-сонный. Вот терроризма взрывы чередой.

Крушенье поездов, на станции в метро.

На смуту-неустройство антихрист-зверь грядёт, И в храме Соломоновом ему готовят трон.

Пристрелянное снайпером пространство Опасно по-обычному живущим.

Пренебрегать опасностью напрасно – Следы от пуль ложатся очень кучно.

У обречённых мизерный есть шанс:

«Зарыться в землю, не трудиться вовсе, Тогда угроза не достигнет нас.

До темноты дотерпит и не скосит!» Безжалостные киллеры роятся.

Верховодят в начальниках пузатых; Им дармовое питие и яства,

Из всех щелей от них смердящий запах.

И нет возможности холеру ту избыть, Хоть как-то перемочь грабёж нахальный. Ребёнку страшно выйти из избы,

На всех экранах и портретах – хари.

И кто не верит Божиим словам, Тот однозначно слеп и остаётся.

Над ним кретин, манкурт или болван, – Ему всё кажется обыденно и просто.

Что всё само собой… идёт делёж, Коррупция и жадное начальство. Такой не знает, как рядится ложь,

Что с дома Божия суду пора начаться.

Есть рыкающий лев, дракон и змей, Есть слуги дерзкие у злого херувима. Он с неба свергнут, делается злей…

Христова благодать нас дивно сохранила. 13.08.08. ИгЛа


Вопрос 4048: Если во Христе все нации одинаковы, то почему нет ни одного архиерея или священника из цыган?

Ответ: В журнале «Огонёк» была статья про цыган и журнали- стка высказалась, что ей в детстве казалось, что цыгане и не люди вовсе, а это черти, которые вырвались из преисподней. Мне недавно позвонил знакомый из Америки и поведал, что у бапти- стов есть, вроде бы на Украине, успех на поприще работы среди цыган, что целое село обратилось. Я тут же высказал ему боль- шое сомнение в точности информации. И он тотчас же согласил- ся, что он видел запись про тот случай, и не всё ему там понрави-

лось. Но вот только что появилось сообщение на данную тему:

«Цыган Иванов ради веры в Бога пошёл против табора, но табор последовал за ним. Город Кимры Тверской области. К 17 годам Эдик не знал ни одной буквы алфавита, зато умел шикар- но танцевать, был посвящён во все тонкости наркоторговли. Пер- вый раз придя в церковь, пережил духовный переворот и спустя год был изгнан из табора за то, что клиентов-наркоманов отго- нял от ворот дубиной. С тех пор он женился на русской девушке Людмиле, был рукоположен в дьяконы с именем Элизбар, и стал первым в истории России священнослужителем цыганской на- циональности. А табор постепенно меняет гнев на милость. Фа- милии почти у всех – Ивановы. Они вообще ребята неплохие и даже честные – наркотой не занимаются, а только воруют. «Чес- тно говоря, в церковь я тогда пришёл, как в ювелирный магазин. Очень хотелось крестик на груди носить, а надеть его просто так нельзя, надо покреститься. И знаете что? Я до сих пор не пони- маю, что со мной тогда произошло. Вроде и слов-то никаких жгучих после крещения батюшка не говорил, а только через два дня я почему-то бросил пить, а ещё через два – курить, не говоря уж об остальном. А через месяц уже не пропускал ни одной службы. Это было как во время пьянки: глотнёшь что-нибудь не того – и вдруг тебя накрывает с головой. Отец Андрей греш- ным делом поначалу думал, что это засланный казачок. С чего бы это вдруг семнадцатилетний цыганёнок после каждой служ- бы провожает его до дома, задаёт кучу вопросов о духовной жиз- ни и ловит каждое слово? Даже среди русских такое случается крайне редко, а тут – цыган. «Ты бы хоть Евангелие для начала почитал и Деяния апостолов», – предложил ему будущий духов- ник о.Андрей, когда понял, что мальчик воцерковляется всерьёз.

«Обязательно почитаю, батюшка» – ответил Эдик. – Вот только читать научусь – и почитаю». Выяснилось, что парень, как и большинство местных цыган, ни дня не учился в школе. Иванов тут же сел за Евангелие, написанное на церковнославянском. В конце издания прилагался краткий самоучитель языка. Затем освоил Апостол и Псалтирь. Через пару месяцев перед отцом Андреем предстал уникум – Эдик оказался человеком, который язык первых русских христиан понимал лучше, чем речь Путина и Медведева. Он и сейчас порой невольно пугает продавцов в магазине какими-нибудь «еси», «паки» «дондеже» и прочими словами-ископаемыми. Самым сложным было бросить танцевать.

«Я очень хорошо танцевал и вот уже лет семь как я этим не занимаюсь, а очень хочется, очень. Иногда танцую во сне». Под-

нимаюсь наверх в доме и столбенею: оказывается, отец Андрей классиков хард-рока не слушает, а лабает самостоятельно, при- чём профессионально так гнёт. – Это с юности, – пытается оп- равдываться рокопоп Лазарев. Я ведь только пятнадцать лет назад священником стал, а до этого играл в одной ярославской рок-группе. Нас там шестеро было. Потом трое спились и сколо- лись. А трое стали священниками. Столько лет прошло, а мы всё равно иногда встречаемся и играем. Дьякон Элизбар о чём-то задумался. Наверное о том, что когда-нибудь и он будет втихаря топотать по деревянному полу. А что? Танцевал же царь Давид, прославлял Господа. Вы что-то имеете против царя Давида?!

Когда в таборе узнали, что Эдик заделался алтарником, это было воспринято примерно так же, как если бы он поступил в школу милиции. В приступе гнева мать обещала перевешать всех священников. «Как правило, ромалы (цыгане) называют себя приверженцами той религии, которая вокруг них. Но на самом деле вера у нас всегда одна - суеверие. Цыгане – это самые большие суеверы на планете. Они верят во всё и ни во что не верят. Они очень боятся всего, чего не понимают. Они готовы соблюдать какие угодно обряды, но не ради любви, а из чувства страха. Любая религия для них сразу же становится язычеством. Они не понимают, что такое молиться. Молитва для них то же самое, что колдовство». Бабка Эдика лучшей колдунья была. К ней многие приезжали и из столицы. Как только Эдик стал воцерковляться, баба Рая стала терять силу. Одна осечка, другая, пятая, десятая – в конце концов вся клиентура разбежалась, а внука-колдуна родственники чуть не убили. «Видать, дар-то у бабки твоей был не оттуда», – качает головой отец Андрей. «Да вроде она всегда Бога в помощники призывала, – пожимает пле- чами отец Элизбар. Родственники набрасывались на меня с ку- лаками, но я обманывал их». Цыгане здесь ЗАГСов не призна- ют: вошёл в дом – вот ты и жених. Вышел за порог – вот ты и разведённый. На венчании его из всего табора были только две сестры – родная и двоюродная. Милые девушки, обе уже сидят в тюрьме. «Не любят только дома, когда я в подряснике появля- юсь. Они этого страшно боятся. Для цыган священник - это ещё и человек, который имеет дело с мертвецами. У нас люди очень боятся мёртвых и прикосновение к неживому телу считают оск- вернением». «Какие планы на будущее?» Небось всю жизнь в дьяконах ходить не собираешься?» «Понимаешь, иерей во время литургии символизирует Христа, а дьякон – всего лишь ангела. Мне кажется, являть собой образ Спасителя я не достоин ни

сейчас, ни впредь. Священник наделяет службу смыслом, а дья- кон – красотой. Это как танец. Понимаешь? Я ведь хотел танце- вать – вот я и танцую. Цыгане, это как те самые евангельские дети. Пока что это дети-беспризорники. Но я не удивлюсь, если лет через пятьдесят они покажут нам пример благочестия. Исто- рия христианства таких примеров знает немало».

Русский репортёр» №38, окт. 2008г. стр.44-52 «Табор ухо- дит в веру» - 168.500 экз.). Прем.Сол.12:11 – «Ибо семя их было проклятое от начала, и не из опасения перед кем-либо Ты допускал безнаказанность грехов их». Иуд.1:4 – «Ибо вкра- лись некоторые люди, издревле предназначенные к сему осуж- дению, нечестивые, обращающие благодать Бога нашего в [повод к] распутству и отвергающиеся единого Владыки Бога и Господа нашего Иисуса Христа».


«Сокрыться бы, не видеть никого, Настолько омерзело то, что вижу, Воруют, блудят, гонят самогон – Потоком хлещет мерзостная жижа».

Так думалось живущим в чистоте, Желающим прожить не осквернившись. Не запретишь хорошего хотеть,

Создать себе спасительную нишу. И плетью обуха отнюдь не рассечёшь, Укоры, обличенья много ль значат?

Скалу гранитную не оживит и дождь,

А сердце грешника заблудшего тем паче.

Протест наживе, сладкому житью

И бездуховности, всецело поглотившей, Где только блуд, жратва, спиртное пьют, И с каждым поколением всё жиже.

Что делать? Что?.. И ринулись в бега, В любые закутки, что только ахнем. Но лишь начало это, лишь пока, –

Так появились первые монахи.

Сбылась мечта… желанна тишина, Молиться не препятствуют родные. Урезать пищу, питие, поменьше сна. – Рекорды в этом ставятся доныне.

Труды великие... Явились мудрецы, Осеменившие монастыри уставом.

Составят мифы и в пески концы,

Рассвет монашества вселенского настанет. А рядом вовсе тьма непросвещённых, Несущих идолам последние обеды.

Монахи истирали каменные чётки И не учуяли рожденье Магомета.

Куда бы спрятаться от той напасти злейшей?! От тех монастырей в пустыне ни следа… Теперь имамы там, с гаремами там шейхи,

Дичь в изобилии, холодная вода. 23.04.08. ИгЛа


Вопрос 4049: Что-нибудь из того, что Вы говорили о монашестве, что оно должно бы быть без обетов безбрачия, где-нибудь когда- нибудь исполнялось ли?

Ответ: От нас многое скрывалось, но вот уже первые известия появляются, что такая обитель была и ныне уже есть в Москве.

«Марфо-Мариинская обитель милосердия открытая в Москве в 1909 году, не имеет аналогов в мире. Сёстры её не являются монахинями. Идея создания обители с монастырским укладом, но без пострига в монашество, привлекала тогда и, скорее всего, станет увлекательной для молодых женщин сейчас: ведь каж- дая из них имеет право выбора – уйти из обители в случае замужества, либо принять обет послушания в её стенах... Захо- тят, здесь останутся, нет – будут в институты поступать и замуж выходить. Елизавета Федоровна осталась бы довольна – уста- новленный ею уклад чтится». («АиФ», №38, 2008 г).

1Кор.7:35 – «Говорю это для вашей же пользы, не с тем, чтобы наложить на вас узы, но чтобы вы благочинно и не- престанно [служили] Господу без развлечения». Фил.4:8 – «На- конец, братия мои, что только истинно, что честно, что справедливо, что чисто, что любезно, что достославно, что только добродетель и похвала, о том помышляйте».


Бог отделяет верных, омытых и святых От нечестивых сборищ, как и от проказы.

Там тишина великая, шум суеты затих, Ни дел пустых, ни разговоров праздных.

Два лагеря, две партии, всего лишь две:

Есть Богу верные,◻напротив - есть смутьяны. Добро и свет Бог создал для людей,

Но смерть с безумством избирает пьяный.

В потопе Ной с семьёй не утонул, Вознёсся на волнах со всею тварью.

Избранник отделённый слышит бури гул, Как вовремя ковчег он доверху затарил.

Был Авраам халдеем… отделился, Заветом обрезания от скверн обрезан; А далее потомство, знакомые всё лица,

От опьянённых идолами Бог отделяет верных.

И вся история Израиля в узлах, На отделение сморкали и плевали, И столько же за это примут зла,

Обманщики вокруг – одни Лаваны.

Мы, христиане, погреблись в крещенье,

И умерли для мира, и умер мир для нас. Всех верных награждает Бог прещедро, Спасает тех от горестных гримас.

На литургии верных – оглашенных прочь! Их вывести не может невозрождённый поп, Слова об отделении к рассудку приторочь, Из чистого источника здоровый воду пьёт.

Вертеп разбойничий не смогут отделить От храма Божия, а значит то – не храм.

В репертуаре службы Евангелие лишь клип. Служитель Истины ту Истину попрал.

Из возрождённых свыше общину составь,

К Христу зови язычников Иисусу подражать, Готовых к жертве выведи за постоянный стан,

Борись за отделение, не при против рожна. 31.10.08. ИгЛа


Вопрос 4050: Пишут во многих газетах о гибели молодого хок- кеиста. Что случилось и почему так много публикаций о нём?

Ответ: Во время матча 13 октября 2008 г. погиб самый моло- дой и самый перспективный хоккеист страны, уроженец Алтая Черепанов Алёша. Остановилось сердце. Теперь ищут виновного в его смерти. Случилось то, чего не могло не случиться, так как принимают разные таблетки допинговые, расширено сердце и дру- гие органы. Но не это главное, а то, что с его душой. Вот публи- кация только из одной газеты: «Мать – Маргарита Александ- ровна говорит: «Я у батюшки в церкви спрашиваю, почему я его

не вижу во сне, он говорит: «Подаст знак, подаст». Так хо-

чется узнать, как он. Молюсь каждый день. В церкви слёзы вы- сыхают. А выйду – и через час не знаю, как жить. Вчера ездила в монастырь. Настоятельница сказала: «Есть заповедь «Не сотво- ри себе кумира». А он был кумиром. Может, поэтому его Господь

и забрал». Да, она права, был кумиром для тысяч людей… За два месяца до это мне звонит сестра, плачет: «Я сон плохой видела. Про Лёшку. Лёша умер»… Священники мне говорят, что

Алексею там хорошо, что он светлый ребёнок был. Но почему

каких-то наркоманов и алкоголиков Он не забирает? Где же спра- ведливость? Я всё жду, что он позвонит» («Известия», 27.10.2008, стр.3). Вот так священники «свидетельствуют» о Жертве Хрис- та. Поневоле вспомнишь Евтушенко: «И тут же обольстители толпы, из той же самой партии попы». Человека, который жил по стихиям мира, а не по Христу, уже в рай?

«Спорт унёс жизни ещё двух мальчишек». Вчера в Новосибир- ске похоронили 16-летнего Артёма Короткова, умершего во вре- мя соревнований по карате. А накануне в Воронеже на уроке физкультуры остановилось сердце восьмиклассника Жени Ни- кулина». «Ведь всё было в порядке! Артём пять лет занимался карате. Перед выездом он прошёл медосмотр. Более часа про- должалась борьба за жизнь ребёнка, но, к сожалению, безуспеш- но». («Известия», 12.11. 2008, стр.5). «Результаты анализа были очень хорошими, в том числе и ЭКГ – никаких паталогий сердца

не было. Спорт опасен для здоровья. Широко изве- стна аксиома: большой спорт и здоровье – вещи несовместимые. Резко выросшая конкуренция вынужда-

ет спортсменов насиловать свой организм, а современные систе- мы тренировок и медицинские программы позволяют выжимать из спортсменов все соки. Отдавая ребёнка в спортивную школу, родители должны понимать, что с этих пор он будет принадле- жать к группе риска. Не слишком ли дорогой ценой расплачива- ются атлеты за сладкий миг победы?» («Комс. правда», 12.11.2008. стр.5). Иов.16:2 – «слышал я много такого; жалкие утеши- тели все вы!» 2Пет.2:19 – «Обещают им свободу, будучи сами рабы тления; ибо, кто кем побеждён, тот тому и раб». Еф.4:22 – «отложить прежний образ жизни ветхого человека, истлевающего в обольстительных похотях». 1Тим.4:1 – «Дух же ясно говорит, что в последние времена отступят некоторые от веры, внимая духам обольстите- лям и учениям бесовским».


И о врагах уметь сказать не худо, Когда у них есть лучшее, чем наше.

К тому, что есть заветное, прибудет,

На нашем поле пусть и их лошадка пашет. Но так не принято, обычно всё не так,

Уж если в чём-то с нами не сошлися,

В ту сторону начнут плевки свои метать И заволакивать своей природной слизью.

Бог дал своё и вражье оценить, Воспользоваться чудной панорамой.

И в явь преобразить младенческие сны,

И к цели выправить, что было столь не прямо.

Святую Библию я в секте получил, Пятидесятником не став ни на минутку. Библейский Свет – не староверческих лучин - На русском языке, не на церковно-нудном.

Да, секта! Да, они – все сплошь еретики! Но лучшее, что обрелось в ту пору,

Я принял там и, к счастью, стал таким, В любом вопросе ерунду не порем.

Без Библии я – ноль без всяких запятых,

Не состоявшийся, не жил Евангельскою верой. Жёг свечи по церквам, молился всем святым, Не знав Христа, то не считал потерей.

Таких оболтусов я вижу – пруд пруди, Упрямых, озверелых и настырных.

Не видел бы Христа Иисуса впереди. Невозрождение – под мрачную копирку.

И от баптистов много перенял,

Найдя в Писании прямое подтвержденье. Учился жать, под снег уйдёт стерня, – Зачем пренебрегать советом дельным?

А ныне сам еретикам давно несу Святых отцов святое толкованье. Отвергнув, стали ковырять в носу,

Предпочитая плыть к погибели в обмане. 31.10.08. ИгЛа


Вопрос 4051: Из каких цифр получается, что в патриарших хра- мах нарушается 57% всех правил? И кто это высчитывал, и как? Ответ: Более 20 лет тому назад я много занимался этим вопро- сом. Когда я был в Джорданвилле и рассказал об этой наработке, то они тут же попросили дать эти выкладки. Так что мне при- шлось делать запрос домой, в Россию, чтобы прислали эти мате- риалы для их публикации там, в США. Очевидно, не случайно постановили святые отцы читать, петь на литургии, и притом всему народу «Верую… во святую соборную и Апостольскую Цер- ковь». Вслед за Священным Писанием для Православной Церк-

ви на первом месте стоят правила Вселенских, поместных собо- ров и святых отцов, включённые в «Книгу правил». В предисло- вии к изданию этой книги сказано: «Книга правил» является в Церкви Христовой записанным Преданием, а потому она точно так же свята и богодухновенна, как Священное Писание, как Святое Евангелие, из которого эта книга выходит, как логичес- кая необходимость помочь православным христианам держаться Евангельского пути. Если жизнь по Священному Писанию есть путь в Царствие Небесное, то «Книга правил» служит вехами на этом пути». Всего в «Книге правил», считая Юстиниановы по- становления,◻около 986 правил. Соборных же правил и правил святых отцов из них около 824, которыми Церковь обязана не- укоснительно пользоваться. Святые отцы Шестого Вселенского собора правилом вторым постановили «хранить неприкосновен- ны нововведениям и изменениям веру, преданную нам… соблюда- ется твёрдою, и да пребывает до скончания века непоколебимо вкупе с Богопреданными их писаниями и догматами». «Нико- му да не будет позволено вышеозначенные правила изменять, или отменять, или, кроме предложенных правил, принимать дру- гия, с подложными надписаниями составленныя некиими людь- ми, дерзнувшими корчемствовать истиною. Если же кто обли- чен будет, яко некое правило из вышереченных покусился изме- нить, или прекратить: таковый будет повинен против того правила понести епитимию, какую оно определяет, и чрез оное врачуем будет от того, в чем преткнулся».

«Принявшим священническое достоинство свидетельством и руководством служат начертанные правила и постановления… радуемся о сем, подобно как бы обрёл кто корысть многу. Боже- ственные правила со услаждением приемлем, и всецелое и непо- колебимое содержим постановление сих правил, изложенных от всехвальных Апостол, святых труб Духа».

Что же видим ныне в Русской Православной Церкви? Вот на- глядная картина того опустошения церкви, которое усиленно насаждается ныне. Обмирщается и разваливается церковь из- нутри путём пренебрежения соборных правил, вопреки слову Хри- ста, сказавшего: Мф.7:13-14 – «Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их». Сегод- ня священники отбросили постановления соборов и святых от- цов и распахнули двери церкви шире врат адовых, и смешали святое с беззаконным, и нет попытки «отделиться от народов к

закону Божию» - Неем.10:28-29, не отделяют священное от не- священного. (Лев.10:10, Иез.22:26). и без Священного Писания и святых соборов сделались все мы слепыми под водительством слепых вождей (Мф.13:14). Плач.3:47 – «Ужас и яма, опусто- шение и разорение - доля наша», ибо «оба упадут в яму» - батюшка и прихожанин (яма – это ад, вечная смерть, отлучение от Бога). Если за нарушение даже одного правила соборов и святых отцов епископ, священник или дьякон извергаются от сущего сана, а мирянин отлучается, то что будет со всем нами, если нарушается …413 правил из 718 действующих?! Около 11 посланий, правил в виде приветствий, напоминаний, и потому берём только указующие правила. Есть правила местного харак- тера, временные, направленные к какому-либо лицу. И таких правил 94, считая и правило толкования стихов Библии. Итого остаётся разрешительно-запретительных 812-94=718. Из них явно сегодня нарушается 413, то есть 57%. Где, на каких доро- гах можно ездить, нарушая 57% правил, чтобы не погибнуть? Ни на земле, ни в воздухе, ни на воде, ни под водой – нигде! Но по мнению сегодняшней иерархии это, видимо, возможно в РПЦ МП.

Вот так это можно увидеть наглядно.

Количество правил: Нарушается: Временные: Апостольские 85 41 2

Дионисия 3 1 —

Пётр Алекс. 15 11 —

Григорий Чуд. 12 7 1

Василий Вел. 92 78 7

Григорий Нисс. 8 8 —

Тимофей 18 11 2

Феофил 14 5 6

Кирилл 5 4 1

Геннадий 1 1 —

Тарасий 1 1 —

Павел Ап. 17 8 4

Петра и Павла 17 8 —

Апостолов всех 2 — —

Итого 290 184 23

Итого нарушается 65% правил св. отцов Церкви Первый Вс. 20 9 2

Второй 7 1 —

Третий 8 2 —

Четвёртый 30 11 —

Шестой 102 60 10

Седьмой 22 19 —

Итого: 189 102 12

Итого нарушается 57% Вселенских соборов. Анкирский 25 18 2

Неокесарийс. 15 11 2

Гангрский 21 9 —

Антиохийс. 25 3 3

Лаодикийск. 60 28 1

Сардийский 20 4 8

Карфагенск. 147 50 43

Двукратный 17 11 —

Софийский 3 1 —

Итого: 333 135 59


Итого нарушается 49% Поместных соборов.

Итак, из 813 правил – 94 временные – остаётся 812-94=718. Из них нарушается: 176+102+135=413, т.е. 57% всех правил. Не нарушаются, быть может, лишь правила, соблюдающие непри- косновенность «канонической» территории, власть епископов, но и это всё под сомнением с 1927 года. Большинство правил каса- ются духовного врачевания, наложения епитимьи, которые ныне совершенно отвергли пастыри. Хотя Слово Божие гласит: Сир.9:6

– «все мы находимся под эпитимиями». Иоанн Златоуст гроз- но предупреждает, что если священник допускает до причастия без епитимьи, он губит и себя, и того, кого допускает. Вот почему этот учитель покаяния вопиял: «Лучше тело моё отдам на съе- дение псам, нежели Тело Христово недостойно причащающему- ся?!» Когда шли на исповедь к Пафнутию Боровскому, колени исповедников от страха подгибались. Так поступает добрый пас- тырь, истинный отец, наказывающий в установленной святыми отцами мере. Евр.12:7 – «Если вы терпите наказание, то Бог поступает с вами, как с сынами. Ибо есть ли какой сын, которого бы не наказывал отец?» Есть! Это православный ба- тюшка. И таким пренебрежением к пасомым показывает, что он не отец, и овцы ему – не дети. Евр.12:8 – «Если же остаётесь без наказания, которое всем обще, то вы незаконные дети, а не сыны». Не возрождённые от Духа Божия, не возвращённые к Богу, не имевшие личной встречи со Христом современные ба-

тюшки, которые страх Божий потеряли или никогда его не име- ли, не воюют с грехом и не учат тому прихожан, и пытаются себя показать очень добренькими, ласковыми и елейными, чтобы кого не оттолкнуть. И хлынули мутною рекой исчадия ада, и дом молитвы превратился в вертеп разбойников. Но истинная стро- гость, согласная с канонами Церкви, по слову Василия Великого:

«и еретикам не даст случая укорять нас, в том, чтобы якобы привлекаем к себе попущением греха». Правило 6.

Уровень планки принятия в церковь установлен ныне такой, как если бы на олимпийские игры отбирали бегунов со скорос- тью... 2 метра в час или прыгунов... на один сантиметр в высо- ту. Не захотели нести епитимью сроком десять, двадцать пять лет, согласно 58 правилу Василия Великого, на 7 лет прелюбодея отлучить, тогда Господь допустил принять на Руси «святой» иной закон, и пошли в ГУЛаг по иной статье, но на тот же срок.

«Весьма болезнуя яко правила отечественныя оставлены и вся- кая строгость изгнана из церкви и боюся как бы

дела церковные не пришли в совершенное замешательство, ког- да сие равнодушие мало помалу будет идти далее своим путём. По обычаю издревле подвергавшемуся в церквах Божиих служи- тели церкви приемлемы были по испытании со всякою строго- стью. И всё поведение их прилежно исследуемо было: то я по необходимости обратился к возобновлению отеческих правил»

Василий, правило 89. «Оказавшихся виновыными в преступ- лениях, противных правилам и за сие подвергнуты совершенно- му всегдашнему извержению из своего чина». Шестой Вселенс- кий собор, правило 21. «Каждое дело наше, когда прямо последу- ет правилам благочиния, не порождает для нас никакого смуще- ния, но избавляет нас от порицания некоторых, паче же приоб- ретает нам и одобрение благомыслящих», - Кирилл, первое пра- вило. «Если по вашей вине погибает одна овца, – говорит Злато- уст, – вам, о священники, не хватит всей вашей жизни, чтобы загладить вашу вину». «Священник, который не учит народ, суть идол. Такие же позлащённые одежды на нём и так же безгла- сен», - говорит Василий Великий. «Священник, не учащий по правилам суть антихрист», – усугубляет эту мысль Иероним Стри- донский. Вот оно, неоидолопоклонство, неоантихристианство, когда усиленно насаждается тьма, когда за 70 лет не было издано (и разве это случайно?) ни одного экземпляра «Книги правил». Хотя сказано: «Заблагорассуждено такожде: рукополагаемым во епископы или в степени притча – рукополагающие предвари- тельно да влагают в уши постановления соборов, дабы не отсту-

пали вопреки определениям соборов и не раскаивались». Карфа- ген, 25 правило. И ни об этом ли плене священников плакал Серафим Саровский. («Наст. книга свящ.», том 3, стр. 601), что Бог погубит их, не помилует, и это за то, что заповеди Божии заменили своими, распустили вожжи и смешали семя святое с халдеями и египтянами, и Невесту Христову, коей одежда без пятна и порока, превращают в Оголу и Оголиву. Иез.29, совер- шенно уничтожив разряд оглашенных, который, в свою очередь, должен состоять из четырёх степей: (Григорий Нисский, 1, 5 пра- вило, Григорий Чудотворец, 12 правило, Карфагенский 52), в при- творе задерживать кающегося. Кто сегодня может так учить своих прихожан, чтобы не делать из себя идолов, чтобы его слова не принимались, как слова оракула, но чтобы всё относили к славе Божией?! И мог бы сказать вместе с Кириллом Иерусалимским:

«Если слова мои не сходятся с Библией, не верьте и мне»

Иоанн Златоустый настаивает: «Чего нет в Библии, о том и не рассуждаем». Правило 19 Шестого Вселенского Собора запреща- ет толковать Библию по своему усмотрению вопреки святых от- цов. Одно это правило исполнить, и уже сотни сект никогда не возникли бы. «И да не страждут недугом неведения, но страхом угрожающих наказаний соделывает своё спасение».

«Христианство, – это не шутка – учит Иоанн Златоуст, - боль- шая часть священников погибает». Церковь Христова едина. Если бы все святые соборы, святые отцы учили только так, как говорится в «Книге правил», то кто есть те, кто учит по-иному и широкой дверью впустили мир в церковь, и мочение лбов без погружения человека называют крещением, то не иное ли это есть учение и не разделился ли дом сей и устоит ли? Мф.12:28-

  1. Если отметающие все правила об епитимьях нынешние пас- тыри, затоптавшие около 413 правил соборов и святых отцов, то есть 57%, этим мнятся показать себя добренькими, милостивыми к тёмному, ненаученному народу, то тогда, согласно их логике, на соборах сидели жёстокие и чёрствые эгоисты, которые написали нам сии правила. И когда укажет кто на поистине проклятую небрежность пастырей: Иер.48:10 – «Проклят, кто дело Гос- подне делает небрежно, и проклят, кто удерживает меч Его от крови!», - они сразу же становятся в позу: «Не судите!» Побойтесь Бога, ибо тот ли, кто указывает на вопиющую небреж- ность в служении, судит, или вы, посчитавшие ненужными 413 правил соборов и святых отцов? Это равнозначно тому, что вы их всех осудили, что-де они ненужные правила приняли, тяжкие и вредные для вас. 3Ездр.16:77-78 – «Если будете исполнять за-

    поведи и повеления Мои, говорит Господь Бог, то грехи ваши не будут бременем, подавляющим вас, и беззакония ваши не превозмогут вас. Горе тем, которые связаны грехами свои- ми и покрыты беззакониями своими! Это — поле, которое заросло кустарником и через которое путь покрыт терном, так что человек проходить не может: оно оставляется, и обрекается огню на истребление». Бросив за себя каноны, пра- вила соборов, священники сделались сетью для доверившихся им, ибо и сами не хотят исполнять сии правила, и хотящих исполнять их к ним не допускают. «Если же по твоей вине, о священник, погибнет хотя бы одна овца, то тебе не хватит всей твоей жизни, чтобы загладить сию вину», - грозно возвещает Златоуст. «Для многих слово «христианин» есть лишь пустой звук, вводящий других в заблуждение», - предупреждает он. А тут во тьме греховной гибнут тысячи! Что пользы, когда толпы тупо бредут к Чаше. Макарий Александрийский видел, что вмес- то Тела Христова, преподаваемого рукой священника, чёрные эфи- опы влагали прихожанам уголь в рот. С причастием во рту и оказаться в аду, – что ужаснее сего может быть?!

    Христос обещал быть с Невестой Своей во все дни до сконча- ния века. И тот же Дух, Который изрёк слова Библии, Он же, согласно слов святых отцов, дал нам и спасительные правила соборов святых отцов. Деян.5:13 – «Из посторонних же никто не смел пристать к ним, а народ прославлял их». Христос отделил Своё стадо, оградил его оградой – законом, канонами. А современные батюшки, архиереи разгородили всё и испортили весь виноградник. Иак.4:4 – «Прелюбодеи и прелюбодейцы! не знаете ли, что дружба с миром есть вражда против Бога? Итак, кто хочет быть другом миру, тот становится вра- гом Богу». Еккл.10:8 – «Кто копает яму, тот упадёт в неё, и кто разрушает ограду, того ужалит змей». Песн.2:15

    «Ловите нам лисиц, лисенят, которые портят виноградни- ки, а виноградники наши в цвете». И вот такое безразличие довёло до чудовищной логики, когда весь мир, все безбожники считают православную церковь своей, а себя её чадами. Откр.17:5

    – «и на челе её написано имя: тайна, Вавилон великий, мать блудницам и мерзостям земным». Так называют Церковь сек- танты, и вот сие претворяется в дело. Плач.5:1 – «Вспомни, Господи, что над нами совершилось; призри и посмотри на поругание наше» и спаси». Плач.5:21 – «Обрати нас к Тебе, Господи, и мы обратимся; обнови дни наши, как древле».

    К войне готовится, ощерившись, собака, И кошка выгнулась спиною динозавра.

    Кто разведёт бойцов у мусорного бака – Борьба за завтрак будет здесь и завтра.

    И бьются птицы, звери, мошкара

    И скот домашний, так же их хозяин. Стараются спихнуть, больнее покарать,

    И кто-то в голоде предсмертно рядом зябнет.

    История полна подобных фактов, За право жизни бьётся молодняк И наступает старикам на пятки,

    Героев-извергов наследственно плодят.

    И мало кто, почти что никого,

    Кто видя бой не местного значенья, Подумает, что раньше климат был другой, И послушанием Адамовым очерчен.

    Никто не трогал никого никак,

    И лев травой питался, словно вол; Бог Иегова мирно всех питал,

    И травяной у хищников был стол.

    Слова «забота», «злоба», «смерть», «болезнь» В раю неведомы до факта согрешенья.

    Но дьявол-змей сумел в Эдем пролезть, Озлобилась вся тварь, в почёте шершни.

    И мира нет, хотя к нему стремятся,

    За счёт другого жаждут удовольствий. Не только травоядные пойдут на мясо, –

    К истоку первому вернуть всю тварь не просто.

    Смерть Иисуса за грехи Адама

    Свершилась на Голгофе, спеши Христа принять. Причины войн ищи в проступке давнем,

    Не надо было ружей, танков и гранат.

    И будет в вечности всем райское блаженство, От тления избавится страдающая тварь.

    Не будет жертв во имя Божьей Жертвы,

    Пройдёт история борьбы, её угар. 30.10.08. ИгЛа


    Вопрос 4052: На чём было основано утверждение Оригена, что в конце концов дьявол и его клевреты покаются после определён- ного срока мучений и все спасутся?

    Ответ: Очень привлекательная версия! Но Церковь не приняла её и осудила, как ересь. Я начитывал дважды на плёнку книгу,

    где очень много рассуждений о диаволе, о смерти , жизни, о писа- телях и поэтах, о вере и неверии. В книге есть подобный ориге- низм, но его можно отбросить, а взять то, что не противоречит Библии. Ориген брал за основание стих: 1Кор.15:28 - «Когда же всё покорит Ему, тогда и Сам Сын покорится Покорив- шему всё Ему, да будет Бог всё во всём».

    Брем Стокер «Скорбь сатаны» (ад для Джеффри Темпеста). Перевод Е. Кохно. А до этого было: «Печаль сатаны» Мария Корелли. Перевод княгини Марии Кропоткиной.

    Книга начинается описание бедности одного литератора Джеф- ри Темпеста. Давний товарищ присылает ему перевод из Австра- лии и предложение принять его друга – князя Риманеза (дьяво- ла в образе человека). «Здесь 50 фунтов, которые ты просил: не спеши возвращать их. Я хочу тебе помочь в этом году, посылая тебе друга - настоящего друга, заметь! Он передаст тебе рекомен- дательное письмо от меня». И как в его жизни всё мгновенно изменилось. Джефри получил уведомление о наследстве от чело- века, склонного к страшному утверждению, что он продал душу сатане и всё золото его – от дьявола: «родственник моего отца, о котором я смутно слыхал лишь время от времени в детстве, ско- ропостижно скончался в Южной Америке, оставив меня своим единственным наследником. Движимое и недвижимое имущество превышает теперь пять миллионов фунтов стерлингов». И вот дьявол в виде благородного и прекрасного князя Лусио Римане- за входит в жизнь нового олигарха-богача. «Я хорошо помню то странное впечатление, которое на меня произвело само очертание этого, едва различимого, образа. С первого же взгляда такая ве- личественность в росте и манерах приковала тотчас всё моё вни- мание… Я сам довольно высокого роста, но он был на полголовы, если не более, выше, и когда я смотрел прямо на него, я думал, что мне никогда не приходилось видеть столько красоты и ума, соединённых в одном человеческом существе! Прекрасной формы голова указывала на силу и ум и благородно держалась на пле- чах, достойных Геркулеса. Лицо было овальное и особенно блед- ное, что придавало почти огненный блеск его тёмным глазам, которые имели удивительно обаятельный взгляд веселья и стра- дания вместе. Самой замечательной чертой его лица был рот: несмотря на безупречно красивый изгиб, он был твёрд и решите- лен и не слишком мал. Я заметил, что в спокойном состоянии он отражал горечь, презрение и даже жёсткость».

    «Податель сего, князь Риманец, весьма знатный и образован- ный джентльмен, происходит от одной древнейшей фамилии Ев-

    ропы, то есть, значит, мира. Тебе, как любителю древней истории, будет интересно узнать, что его предки были халдейскими прин- цами, которые потом поселились в Тире, откуда они перешли в Этрурию, где и оставались несколько столетий; последний пото- мок этого дома, чрезвычайно одарённая и гениальная личность, которую я, как моего хорошего друга, с удовольствием поручаю твоему вниманию. Некоторые тягостные обстоятельства заста- вили его покинуть родную провинцию и лишиться большей час- ти своих владений, так что он - странник на значительном про- тяжении земли. Он много путешествовал и много видел, и имеет широкую опытность в людях и делах. Он - поэт и очень талант- ливый музыкант, и хотя занимается искусствами только для собственного удовольствия, я думаю, что ты найдёшь его практи- ческое знание в литературных делах весьма полезным в твоей трудной карьере. Я должен прибавить, что во всех отраслях на- уки он безусловный знаток». Примечательно, что Лусио-дьявол часто говорит правду о себе. Но никто тому не верит, ибо уже создали его образ иным. И вот этот князь мира сего встречается с писательницей-христианкой Мэвис. «Я просил вас, Мэвис Клер,

    - сказал медленно Лючио, - позволить мне услужить вам. У вас гений, редкое качество в женщине, и я бы хотел увеличить ваши успехи. Я не был бы тем, что я есть, если б я не попробовал убедить вас позволить мне помочь в вашей карьере. Вы небога- ты; я мог бы показать вам, как это сделать. У вас великая слава, с чем я согласен, но у вас много врагов и клеветников, которые вечно стараются свергнуть вас с завоеванного вами трона. Я мог бы привести их к вашим ногам и сделать их вашими рабами. С вашей интеллектуальной властью, вашей личной грацией и да-

    рованиями, я мог бы, если б вы позволили, руководить вами,

    дать вам такую силу влияния, какой ни одна женщина не дости- гала в этом столетии. Я не хвастун, я могу сделать то, что говорю, и более; и я не прошу с вашей стороны ничего, кроме безотчётно- го исполнения моих советов. Моим советам нетрудно следовать; многие находят это лёгким!» Выражение его лица было стран- ным, когда он говорил, оно было суровым, мрачным, удручённым; можно было подумать, что он сделал какое-нибудь предложение, особенно противное ему самому, вместо предложенного доброго дела помочь трудящейся женщине прибрести большое богатство и почёт. Я ждал ответа Мэвис. - Вы очень добры, князь Риманец, подумав обо мне, - сказала она после небольшого молчания, - и я не могу представить, почему, так как, в сущности, я - ничто для вас. Я, конечно, слышала от м-ра Темпеста о вашем великом

    богатстве и влиянии, и я не сомневаюсь, что вы добры! Но я никогда никому ничем не была обязана, никто никогда не помо- гал мне, я помогала сама себе и предпочитаю впредь так посту- пать. И, в самом деле, мне нечего желать, кроме счастливой смер- ти, когда придёт время. Верно, что я небогата, но я и не желаю быть богатой. Я бы ни за что на свете не хотела обладать богат- ством. Быть окружённой льстецами и обманщиками, никогда не быть в состоянии распознать ложных друзей от настоящих, быть любимой за то, что я имею, а не за то, что я есмь. О нет, это было бы несчастием для меня! И я никогда не стремилась к власти, исключая, может быть, власть завоевать любовь.

    И это я имею: многие любят мои книги и через книги любят меня; я чувствую их любовь, хотя я никогда не видела и не знала их лично. Я настолько сознаю их симпатию, что взаимно люблю их, без необходимости личного знакомства. Их сердца находят отклик в моём сердце. Вот вся власть, которую я же- лаю!- Вы забываете ваших многочисленных врагов! - сказал Лю- чио, продолжая сумрачно глядеть на неё. - Нет, я не забываю их,

    - возразила она, - но я прощаю им! Они не могут сделать мне вреда. Пока я не унижусь сама, никто не может унизить меня. Если моя совесть чиста, ни одно обвинение не может ранить меня. Моя жизнь открыта всем: люди могут видеть, как я живу и что я делаю. Я стараюсь поступать хорошо, но если есть такие, которые думают, что я поступаю дурно, и если мои ошибки по- правимы, я буду рада поправить их. В этом мире нельзя не иметь врагов: это значит, что человек занимает какое-нибудь положе- ние, и люди без врагов обыкновенно безличны. Все, кто успевает завоевать себе маленькую независимость, должны ожидать зави- стливой неприязни сотен, которые не могут найти даже крошеч- ного места, куда поставить ногу, и поэтому проигрывают в жи- тейской битве; я искренне жалею их, и когда они говорят или пишут про меня жестокие вещи, я знаю, что только горесть и отчаяние движут их языком и пером, и легко извиняю их. Они не могут повредить или помешать мне; дело в том, что никто не может повредить или помешать мне, кроме меня самой».

    «Прелестный философ, вы почти как Марк Аврелий в своей оценке людей и вещей! - сказал он. - Но вы женщина, и одной вещи недостаёт в вашей жизни высшего и тихого довольства, вещи, от прикосновения которой философия теряет свою силу, и мудрость сохнет в корне. Любовь, Мэвис Клер! Любви возлюблен- ного, преданной любви, безрассудной, страстной, такой вы ещё не нашли. Ни одно сердце не бьётся около вашего, ни одна дорогая

    рука не ласкает вас, вы одиноки! Мужчины большей частью бо- ятся вас; будучи грубыми дураками сами, они любят, чтобы и женщины их были такими же, и они завидуют вашему проница- тельному уму, вашей спокойной независимости. Однако что же лучше? Обожание грубого дурака или одиночество, принадлежа- щее душе, парящей где-то на снежных вершинах гор, только в обществе звезды? Подумайте об этом! Годы пройдут, и вы состари- тесь, и с годами вы почувствуете горечь этого одиночества; вы, без сомнения, удивитесь моим словам; однако же верьте мне, что это правда, когда я говорю, что могу вам дать любовь - не мою любовь, потому что я никогда не люблю, но я приведу к вашим ногам самых надменных людей какой хотите страны света как искателей вашей руки. Вы можете выбирать, и кого бы вы ни полюбили, за того вы выйдете замуж. Но что с вами, почему вы так отшатнулись от меня?» Она отступила и смотрела на него с ужасом: «Вы пугаете меня! - вымолвила она дрожащим голосом, вся бледная. - Такие обещания невероятны, невозможны! Вы го- ворите, как если б вы были более, чем человек. Вы говорите, моя жизнь одинока. И вы рекомендуете любовь и брак как един- ственные радости, могущие сделать женщину счастливой! Воз- можно, вы и правы. Я не утверждаю, что вы ошибаетесь. У меня есть много замужних женщин-друзей, но я не поменялась бы своей долей ни с одной из них. Я мечтала о любви, но потому, что моя мечта не осуществилась, я не осталась менее довольной. Если это Господня воля, чтобы я одиноко провела свои дни, я не буду роптать, так как моё уединение не есть действительное оди- ночество. Работа - мой добрый товарищ, затем у меня есть книги, цветы и птицы, я никогда не бываю, в сущности, одна. И я увере- на, когда-нибудь моя мечта о любви осуществится - если не здесь, то в будущей жизни. Я могу ждать!» «Вы в состоянии ждать! Скажите мне, подумайте немного. Можете ли вы вспомнить меня? Есть ли такое время, оглянувшись на которое, вы могли бы уви- деть моё лицо - не здесь, но в другом месте? Подумайте! Не видели ли вы меня давно, в далёкой сфере красоты и света, когда вы были ангелом, Мэвис, и я был не тем, что я теперь? Как вы дрожи- те! Вам не следует бояться меня, я не сделаю вам вреда. Я знаю, временами я говорю дико, я думаю о вещах, которые прошли, давным-давно прошли, и я полон сожалениями, которые жгут мою душу более лютым огнём, чем пламя. Итак, мирская любовь не соблазняет вас, Мэвис, и вы - женщина! Вы, живое чудо, так же чудесны, как чистая капля росы, отражающая в своей крошечной окружности все цвета неба и приносящая с собой на землю влаж-

    ность и свежесть, куда бы она ни упала! Я ничего не могу сделать для вас, вы не хотите моей помощи, вы отвергаете мои услуги. Тогда, если я не могу помочь вам, вы должны помочь мне». И, склонившись перед ней на колени, он почтительно взял её руку и поцеловал. «Я немного прошу от вас: молитесь за меня. Я знаю, вы привыкли молиться, так что это не будет для вас в тягость; вы верите, что Бог слышит вас - и когда я смотрю на вас, я верю этому также. Только чистая женщина может сделать веру воз- можной для человека. Молитесь за меня, как за того, кто поте- рял своё высшее и лучшее. Я - тот, кто борется, но не осилит, кто томится под гнётом наказания, кто желал бы достичь неба, но проклятой волей человека остаётся в аду. Молитесь за меня, Мэвис Клер! Обещайте это! И таким образом вы поднимете меня на шаг ближе к славе, которую я потерял».

    «Если вы так горячо этого желаете, я обещаю: я буду молить- ся, чтоб странная и горькая скорбь, по-видимому, снедающая вас, удалилась бы из вашей жизни». «Скорбь! - повторил он, преры- вая её и вскакивая на ноги с жестом, проникнутым страстью. - Женщина, гений, ангел, кто бы вы ни были, не говорите об одной скорби для меня. У меня тысяча тысяч скорбей - нет, миллион миллионов, которые, как пламя, пылают в моём сердце и так глубоко сидят! Гнусные и мерзостные преступления мужчин, низ- кие обманы и жестокости женщин, бесчеловечная, лютая небла- годарность детей, презрение к добру, мученичество ума, себялюбие, скупость, чувственность человеческой жизни, безобразное кощун- ство и грех творений по отношению к Творцу - вот они, мои бесконечные скорби! Они держат меня в несчастии и в цепях, когда бы я хотел быть свободным. Они создают ад вокруг меня и бесконечную муку и совращают меня с пути истины, пока я не делаюсь тем, кем не могу назваться ни себе, ни другим. А между тем... вечный Бог мне свидетель...

    Я не думаю, чтоб я был так же дурен, как самый дурной чело- век на земле. Я искушаю, но я не преследую; я предводитель- ствую многими людьми, однако я действую так открыто, что те, кто следует за мной, делают это больше по своему выбору и свободной воле, нежели по моему убеждению. Вы выглядите ис- пуганной, но будьте уверены, что у вас никогда не было меньшей причины для страха; Вы обладаете правдой и чистотой; я чту то и другое. А вам не дам ни совета, ни помощи для устройства вашей жизни, поэтому сегодня вечером мы расстанемся, чтоб боль- ше не встретиться на земле. Никогда больше, Мэвис Клер, нет, я не появлюсь у вас на дороге во все дальнейшие дни вашего спо-

    койного и сладостного существования - перед небом клянусь в этом! Вы хорошо делаете, что не доверяете мне. Ваш инстинкт правильно указывает вам. Если бы побольше было таких, как вы, сомневающихся во мне и отталкивающих меня! Одно слово: если, когда я уйду, вы случайно иной раз подумаете обо мне, подумайте, что я больше достоин сожаления, нежели самый па- рализованный, умирающий с голоду бедняк, когда-либо пресмы- кавшийся на земле, потому что у него может быть надежда, а у меня нет никакой. И когда вы будете молиться за меня - так как я вынудил у вас обещание, - молитесь за того, кто не смеет молиться за себя. Вы знаете слова: «Не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого». Сегодня вечером вы были введены в искушение, но избавились от лукавого, как только может чест- ная душа. А теперь прощайте! В жизни я вас больше не увижу; в смерти - да! Я посещал многие смертные одры в ответ на пригла- шение умирающих, но я не буду присутствовать у вашего. Быть может, когда ваша отлетающая душа будет у предела между мра- ком и светом, вы узнаете, кто я был и есть - и вы поблагодарите Бога с последним вашим дыханием, что мы расстались в эту ночь, как расстаемся теперь - навеки!»

    Сибилла же, жена Джефри, влюбилась в Лусио Риманеза, не подозревая, что тот есть дьявол в образе князя. И вот она ночью вышла на свидание с князем, а вслед её вышел и муж. И что же он увидел? «Я люблю вас! - простонала она. - Лючио, я люблю вас, и моя любовь убивает меня! Будьте милосердны! Имейте со- страдание к моей страсти! Полюбите меня на один час, на один короткий час! Это немного, что я прошу, и потом делайте со мной, что хотите, мучьте меня, опозорьте меня в глазах общества, про- кляните меня перед небом. Мне всё нипочем, я ваша телом и душой; я люблю вас! Разве я так противна вам? Многие мужчи- ны отдали б свою жизнь, если б я сказала им то, что говорю вам, но они ничто для меня, вы один - весь мой свет, дыхание моей жизни!» Он повернулся к ней таким резким движением, что я испугался, и презрительное выражение его лица стало ещё яв- ственнее. «Я знаю, что вы меня любите! - сказал он, и оттуда, где я стоял, я увидел холодную улыбку на его губах и насмешку в глазах. - Я всегда знал это! Ваша душа вампира рванулась к моей при первом моём взгляде, брошенном на вас, вы от начала были фальшивой и бесчестной женщиной, и вы узнали вашего учителя! Да, вашего учителя! - Она вскрикнула, как бы от страха, а он, наклонившись, грубо схватил её руки и сжал в своих. - Выслушайте хоть один раз правду о себе от одного, кто не боится

    её высказать! Вы любите меня, и, действительно, я могу требовать ваше тело и душу, если я этого захочу. Вы вышли замуж с ложью на устах; вы клялись в верности вашему мужу перед Богом, уже с неверностью в мыслях, и вы сами обратили мисти- ческое благословение в кощунство и проклятие. Не удивляйтесь тогда, что проклятие пало на вас. Поцелуй, который я дал вам в день вашей свадьбы, разлил огонь в вашей крови и закрепил вас моей. Да, вы бы прилетели ко мне в ту самую ночь, если б я потребовал этого, если б я любил вас, как вы любите меня, то есть если б я называл болезнь тщеславием и желание таким именем, как любовь. Теперь выслушайте меня! - Я ненавижу вас! Да, я ненавижу вас и всех женщин, подобных вам, потому что вы развращаете свет, обращаете добро в зло, превращаете безумие в преступление, обольщая вашим обнажённым телом и лживыми глазами. Вы делаете из людей безумцев, подлецов и животных! Когда вы умираете, ваше тело порождает нечистоту; тина и пле- сень образуются из вещества, которое раньше было прекрасно для удовольствия мужчины; вы бесполезны в жизни, вы делае- тесь ядом в смерти, я ненавижу вас всех! Я читаю вашу душу, она для меня - открытая книга. «Говорите, что хотите, говорите обо мне всё, что хотите, вы не можете сказать неправды. Я дрянная, я признаю это. Но стоит ли быть добродетельной? Какое удоволь- ствие даёт честность? Какая благодарность от самоотречения? Пройдёт несколько лет, и мы все умрём и будем забыты даже теми, кто любил нас. Зачем же терять радости, которые мы мо- жем иметь? Разве так трудно полюбить меня даже на один час? Разве я не красива? Разве вся эта красота моего лица и форм не стоит ничего в ваших глазах?» «Женские слова, женский вздор! Крик оскорбленной самки, которой не удаётся прельстить из- бранного самца. Такая любовь, как ваша! Что она такое? Униже- ние для того, кто примет её; стыд для того, кто доверится ей! Вы хвалитесь своей красотой; ваше зеркало показывает вам прият- ный образ, но ваше зеркало лжёт так же хорошо, как и вы. Вы видите в нём не отражение себя, иначе вы бы в ужасе отпряну- ли назад... Вы просто смотрите на вашу телесную оболочку, как на платье из парчи, - тленную, преходящую и только годную, чтоб смешаться с пылью, откуда она произошла. Ваша красота! Я ничего из неё не вижу, я вижу вас. И для меня вы безобразны и останетесь безобразной навсегда. Я ненавижу вас! Ненавижу вас со всей горечью неизмеримой ненависти, так как вы сделали мне зло, нанесли мне оскорбление! Вы прибавили ещё новую тя- жесть к бремени наказания, которое я несу!»

    Она сделала движение вперёд с распростёртыми руками; он оттолкнул её бешеным жестом. – «Отойдите! - сказал он. - Бой- тесь меня, как неведомого ужаса! О Небо! Подумать: прошлой ночью я поднялся на шаг ближе к потерянному свету! А теперь эта женщина тянет меня назад, вниз, и я опять слышу, как запи- раются ворота в Рай. О бесконечное мучение! О нечестивые души мужчин и женщин! Разве не осталось в вас капли милосердия Божьего? Разве вы хотите сделать мою скорбь вечной? О веро- ломная женщина! «Лючио! Да, хотя вы ненавидите меня, но вы не можете помешать мне любить вас; я буду любить вас, пока не умру!» Он пристально посмотрел на неё, и мрак сгустился на его лице. – «А после смерти? - спросил он. - Будете ли вы тогда меня любить?» В его тоне звучала жестокая насмешка, которая, казалось, смутно ужаснула её. «После смерти» - запнулась она.

    – «Да, после смерти! - повторил он сумрачно. И если у вас нет веры в Бога, чтоб излечить эту болезнь, она сделает своё дело даже в последний момент, когда смерть схватит вас за горло и остановит ваше дыхание. Улыбка на ваших ледяных губах бу- дет тогда, поверьте мне, улыбкой не святой, но грешницы. Смерть никогда не обманешь, хотя жизнь обмануть можно. А потом... Я опять спрашиваю: будете ли вы любить меня?.. когда вы узнае- те, кто я?» «Вы Лючио Риманец - моя любовь, моя любовь, чей голос - моя музыка, чью красоту я обожаю, чьи взгляды - моё небо!..» «И ад! - прервал он с тихим смехом. - Идите сюда! Если вы меня так любите, - сказал он, - то опуститесь на колени и поклонитесь мне». «Каждым фибром моего существа я поклоня- юсь вам! - страстно шептала она. - Мой царь, мой бог! Те жесто- кости, что Вы мне говорите, только усиливают мою любовь к Вам; Вы можете убить меня, но не можете изменить меня! За один поцелуй Ваших губ я бы отдала жизнь, за одно Ваше объя- тие я б отдала душу» – «Есть ли у вас душа, чтоб отдать её, - спросил он насмешливо, - не отдана ли она уже? Вы должны вначале удостовериться в этом. Стойте, где вы стоите, и дайте мне посмотреть на вас. Так! Женщина, носящая имя мужа, пользу- ющаяся честью мужа, одетая в платье, купленное на деньги мужа, и оставляющая спящего мужа, чтоб обесчестить его и осквернить себя самым вульгарным распутством! И это всё, что культура цивилизации девятнадцатого века может сделать для вас! Я лич- но предпочитаю варварский обычай старых времен, когда грубые дикари дрались за своих женщин, как они дрались за свой рога- тый скот, обращались с ними, как со скотом, и держали их на своих местах, никогда не помышляя ожидать от них таких доб-

    родетелей, как правда и честь. Если б женщины были чисты и честны, тогда потерянное счастье мира могло бы вернуться к нему, но большинство из них, подобно вам, - лгуньи, претендую- щие быть не тем, что они есть. Вы говорите: я могу делать с вами, что хочу, - мучить вас, убить вас, опозорить вас в глазах общества и проклясть вас перед небом, если только я полюблю вас! Я не стану ни убивать вас, ни позорить вас, ни проклинать вас, ни любить вас - я просто позову вашего мужа! Женщина,

    фальшивая и проклятая! Вы не знаете, чего вы домогаетесь! Всё,

    что вы требуете от жизни, будет вашим пос- ле смерти. Для неверных нет любви, для порочных нет ра-

    дости. Не прибавляйте ничего к моей ненависти и мщению. Идите, пока ещё есть время, идите и встречайте судьбу, которую вы сами для себя приготовили, так как ничто не может изменить её. А что касается меня, кого вы любите, перед кем вы стояли на коле- нях, поклоняясь, как идолу... Что же, обуздайте ваши пламен- ные желания, прекрасный злой дух! Имейте терпение! Мы встре- тимся в непродолжительном времени!»

    Сибилла заперлась в спальне и отравилась ядом. Её муж, взло- мав дверь, входит ночью в её спальню, включает электрический свет и видит «на расстоянии аршина странное окоченелое белое существо, смотрящее на себя в зеркало в серебряной раме широ- ко открытыми напряжёнными и стеклянными глазами!

    «Сибилла! - задыхаясь, шепнул я. - Моя жена!...» Но слова замерли у меня в горле. Была ли это действительно моя жена - эта ледяная статуя женщины, следящая так пристально за сво- им бесчувственным изображением? Я глядел на неё с удивлением, с сомнением, как если б она была чужой; я с трудом узнал её черты, её тёмные с бронзовым отливом волосы, тяжело падавшие вокруг неё, как струящиеся волны... Я взглянул на её лицо, за- тем на отражение этого лица в зеркале, и опять я пришёл в недоумение: была ли это, могла ли это быть Сибилла, в конце концов? Сибилла была красавицей, а у этой мёртвой женщины была дьявольская улыбка на посиневших разомкнутых губах и леденящий ужас в глазах! «Теперь, Сибилла, - громко сказал я, - мы одни, ты и я, одни с нашими отражающимися в зеркале обра- зами - ты мёртвая, а я живой! В твоих теперешних условиях ты неопасна для меня. Твоя красота исчезла! Твоя улыбка, твои глаза, твоё прикосновение не могут возбудить во мне страсть! Что скажешь ты? Я слышал, что мёртвые могут иногда говорить, и ты должна поправить зло, какое ты мне сделала, ложь, на какой ты основала наш брак, преступление, какое ты лелеяла в своём серд-

    це! Должен ли я прочесть твою мольбу о прощении здесь?» И я собрал исписанные листы бумаги в одну руку, скорее чувствуя, чем видя их. Я подвинул стул близко к нему и сел, следя за отражением моего лица рядом с лицом самоубийцы.

    Я был поглощён страшной ночной беседой, которую я затеял для себя, и так проникся ею, что потушил все электрические лампы в комнате, кроме двух свечей по обеим сторонам туалет- ного стола. Когда я сделал это, труп стал выглядеть более сине- ватым и ужасным; я опять сел и приготовился читать последнее послание мертвой. «Теперь, Сибилла, - пробормотал я, наклонив- шись немного вперёд и замечая с болезненным интересом, что в продолжении последних нескольких минут её рот ещё больше разжался, и улыбка стала ещё безобразнее, - теперь исповедуйся в своих грехах! Так как я здесь, чтобы слушать. Такое немое выразительное красноречие, как твоё, заслуживает внимания!»

    Вот что заключал «последний документ» без обращения:

    «Я решилась умереть. Не от страсти или блажи, но по зрелому обсуждению и, как я думаю, необходимости. Мой мозг утомился задачами, моё тело утомилось жизнью; лучше покончить с этим. Идея смерти, означающая уничтожение, - сладка мне. Я рада, что по моей собственной воле я могу остановить это беспокойное бьющееся сердце, эту волнующуюся горячую кровь, эту мучитель- ную боль нервов. Как я ни молода, но у меня теперь нет больше интереса к существованию, я ничего не вижу, кроме огненных глаз моего возлюбленного, его богоподобных черт, его порабоща- ющей улыбки, и это потеряно для меня. На короткое время он был моим светом, моей жизнью - он ушёл, и без него всё пустота, всё мрак. Как могла бы я влачить одна медленно проходящие часы, дни, недели, месяцы и годы? Хотя лучше быть одной, чем в скучной компании самоудовлетворённого, самодовольного и над- менного дурака, как мой муж. Он покинул меня навсегда - так он говорит в письме, принесённом мне девушкой час назад. Это именно то, чего я ожидала от него: может ли человек его типа найти прощение за удар, нанесённый его самолюбию! Если б он изучил мою натуру, понял бы мои душевные волнения или ста- рался бы, по крайней мере, руководить мной и помогать мне; если б он показал мне хоть какой-нибудь знак великой истин- ной любви, о которой иногда мечтают, но которую редко находят,

    - я думаю, мне было бы жаль его теперь, я даже просила бы у него прощения за то, что вышла за него замуж. Но он обращал- ся со мной, как он мог бы обращаться с купленной любовницей, то есть он кормил меня, одевал, осыпал драгоценностями и снаб-

    жал деньгами за то, что я была игрушкой его страстей, но он не дал мне ни одного намёка на симпатию, ни одного доказатель- ства самоотверженности или человеческой снисходительности. Поэтому я ничего не должна. И теперь он и мой возлюбленный, который не будет моим любовником, уехали вместе; я свободна делать, что хочу, с этим маленьким пульсом во мне, называемым жизнью, который, в конце концов, - только легко рвущаяся нит- ка. Никого нет, чтобы помешать мне покончить с собой. Хорошо, что у меня нет друзей; хорошо, что я познала лицемерие и при- творство света и одолела тяжёлые истины жизни, что нет любви без сладострастия, нет дружбы без личного интереса и нет так называемой добродетели без сопровождаемого ею сильнейшего порока. Кто, зная эти вещи, захочет принять в них участие! На краю могилы я оглядываюсь на короткую перспективу прожи- тых лет, и я вижу себя ребёнком в этом самом месте…

    Я остановилась здесь и посмотрела на себя в зеркало. Какая я красавица! Я гляжу с восхищением на мои глубокие и лучистые глаза, на тёмные шелковые ресницы, на нежную окраску щёк и губ, на округлённый подбородок с его хорошенькой ямочкой, на чистые линии моего тонкого горла и белоснежной шеи, на блес- тящую волну моих длинных волос. Всё это было мне дано, чтобы привлекать и порабощать мужчин, но мой возлюбленный, кото- рого я люблю всем этим своим дышащим, живущим и обаятель- ным существом, не видит красоты во мне и отталкивает меня с таким презрением, которое проникает в мою душу! Я стояла на коленях перед ним, я молилась ему, я умоляла его - напрасно! И я должна умереть! Одна лишь фраза звучит для меня надеждой, хотя она была произнесена с жестокостью, и его вид был полон гнева. «Терпение! - шепнул он. - Мы скоро встретимся!» Что он хотел этим сказать? Какая может быть встреча теперь, когда смерть должна закрыть ворота жизни, и даже любовь пришла бы слишком поздно!.. Я отперла свою шкатулку для драгоценнос- тей и вынула спрятанную там смертоносную вещь - яд, который мне доверил один из докторов, лечивших мою мать. - Держите его под ключом, - сказал он, - и будьте уверены, что он служит только для наружного употребления. В этой склянке его доста- точно, чтобы убить десять человек, если проглотить по ошибке. Я смотрю на него с удивлением. Он бесцветен, и его едва ли хватит, чтобы наполнить чайную ложку... Однако... Он даст мне вечный мрак и закроет навсегда чудесную сцену вселенной... Так мало, чтоб сделать так много!.. Я дрожу, но не от холода или страха: это просто возбуждение нервов, инстинктивное отвраще-

    ние тела и крови при близкой перспективе смерти. Из всех раз- нообразных типов человеческих существ, мне кажется, я ненави- жу класс поэтов. Я вижу в зеркале мое засиявшее лицо: мои глаза блестят, и ямочки около губ то появляются, то исчезают, придавая моему выражению чарующую привлекательность. Между тем через несколько часов эта красота будет уничтожена, и через несколько дней черви будут кишеть там, где теперь играет улыб- ка. Мне пришла мысль, не должна ли я произнести молитву. Она была бы лицемерной, но подобающей случаю. Чтобы умереть прилично, необходимо посвятить несколько слов церкви. Я по- лагаю, учёные не думают, в какое странное состояние своими передовыми теориями они приводят человеческий ум в час смер- ти. Они забывают, что на краю могилы приходят мысли, которые не могут быть утешены научными тезисами... Однако я не хочу молиться; мне кажется подлым, что я, которая не молилась с детства, стану теперь глупо повторять фразы, чтобы только удов- летворить невидимые силы.

    Я смотрела в каком-то оцепенении на маленький флакон с ядом в моей руке. Он теперь совершенно пуст. Я проглатывала каждую каплю содержавшейся в нём |жидкости, я выпила его быстро и решительно, как пьют противное лекарство, не давая себе времени для размышления или колебания. Вкус его едкий и жгущий мне язык, но сейчас я не осознаю болезненного резуль- тата. Я буду следить за своим лицом в зеркале и замечать при- ближение смерти: это будет, во всяком случае, новое и не лишён- ное интереса ощущение... Я думаю, что я потеряла сознание... так как я нашла себя лежащей на полу. Острая и мучительная боль пробежала по моему телу и заставила меня вскочить на ноги. Я до крови кусала губы, чтоб не закричать от испытывае- мых страданий и не встревожить дом.

    Неописуемые муки сделали из меня на несколько минут кор- чащееся, стонущее, безмолвное существо. Действительно, эта мик- стура смертоносна; страдание ужасно... ужасно... Оно свело су- дорогой каждый член и заставило трепетать каждый нерв. Взгля- нув в зеркало на лицо, я вижу, что оно уже изменилось. Оно осунулось и посинело - вся розовая окраска губ исчезла, глаза неестественно двигаются... Около углов рта видны синие знаки, как и на висках, и я замечаю необыкновенно сильное биение вен у горла. Каковы бы ни были мои мучения, теперь нет лекарства - и я решила сидеть здесь и изучать до конца мои черты. «Жница, имя которой Смерть», наверное, близко, готовая собрать своей рукой скелета мои длинные волосы, как сноп спелого хлеба...

    мои бедные прекрасные волосы! Как я любила их блестящую волну и расчёсывала их, и обвивала их вокруг своих пальцев... И как скоро они будут, подобно плевелам, в чернозёме! Пожираю- щий огонь пылает в моём мозгу и теле, я вся горю, и во рту у меня пересохло от жажды; я выпила несколько глотков холод- ной воды, но легче мне не стало. Это благодаря могучему усилию воли я в состоянии продолжать писание; моя голова кружится, и что-то душит меня за горло... Одно мгновение я думала, что умираю... Мучительные боли разрывали меня, я могла бы по- звать на помощь, и я сделала бы это, если бы мне был оставлен голос. Но я могу говорить только шёпотом, я бормочу своё соб- ственное имя: «Сибилла! Сибилла!» - и едва слышу его. Теперь я сознаю глубокую тишину везде, мной овладело полное онеме- ние и отрадный отдых от болей, но я вижу моё лицо в зеркале и знаю, что это - лицо мёртвой. Всё скоро кончится; несколько тяжёлых вздохов - и я буду спокойна. Я довольна, так как свет и я никогда не были добрыми друзьями; я уверена, если бы мы могли знать до нашего рождения, что такое в сущности жизнь, мы бы никогда не взяли на себя труд жить. ...Ужасный страх напал на меня. Что, если смерть не то, чем считают её учёные;

    положим, она другая форма жизни. Быть мо-

    жет, я теряю одновременно и рассудок, и бодрость?..

    И что значит это ужасное сомнение, овладевшее мной?.. Я начинаю сбиваться... Чувство ужаса подползает ко мне... У меня нет больше физических болей, но что-то худшее, чем боль, гнетёт меня... чувство, которое я не могу определить. Я умираю... уми- раю!.. Я повторяю это себе в утешение... Через короткое время я буду глуха, слепа и бессознательна... Зачем же тишина вокруг меня нарушена звуком? Я прислушиваюсь... и явственно слышу шум диких голосов, смешанных с грохотом и раскатами отдалён- ного грома!.. О Господи!.. Позволь мне писать, писать, пока могу! Позволь мне держать ещё крепко нить, привязывающую меня к земле, дай мне время, время раньше, чем я исчезну, погружусь в темноту и пламя! Позволь мне написать для других ужасную правду, как я вижу её, о смерти! Нет! Нет, нет! Я не могу умереть! Я выхожу из своего тела; я мало-помалу вырываюсь из него в необъяснимых мистических муках, но я не умираю, я переношусь в новую жизнь, неясную и обширную!... Я вижу новый свет, пол- ный тёмных образов, смутных, однако безобразных! Они летят ко мне, делая мне знаки. Я в полном сознании, я слышу, я думаю, я знаю! Смерть - лишь человеческая мечта, утешительная фанта- зия; она действительно не существует, в мире есть только жизнь!

    О горе! Я не могу умереть! В моём смертном теле я могу едва дышать; перо, которое я стараюсь держать, напишет скорее само, чем моей колеблющейся рукой, но эти страдания - муки рождения, а не смерти!.. Всеми силами души я борюсь, чтоб не погрузиться в ту чёрную бездну, которую я вижу перед собой. Я продолжаю бороться, дрожа, я смотрю в тёмную пустоту, и

    теперь кругом всё крылья огненного цвета; они наполняют про- странство, они окружают меня, они гонят меня вперёд, они кру- жатся вокруг меня и колют меня, точно стрелами и градом!..

    Позволь мне писать дальше, писать этой мёртвой телесной рукой... Ещё одно мгновение, страшный Бог!.. Ещё одно мгнове- ние, чтобы написать истину, ужасную истину смерти, самая тём- ная тайна которой - жизнь, не известная людям! Я живу! Новая, сильная, стремительная жизненность овладела мной, хотя моё тело почти мёртво! Слабая дрожь ещё пробегает по нему, и я заставляю его ослабевшую руку писать эти последние слова: я живу! К моему отчаянию и ужасу, к моему сожалению и мучению, я живу! О невыразимое горе этой новой жизни! И Бог, в Котором я сомневаюсь, Бог, Которого меня учили отрицать, этот оскорб- лённый и поруганный Бог существует! И я могла бы найти Его, если бы хотела, тысяча голосов кричит мне об этом!.. Слишком поздно! Слишком поздно! Багряные крылья бьют меня, эти стран- ные, неясные, безобразные образы окружают меня и двигают впе- ред... в дальнейшую темноту... среди ветра и огня!.. Послужи мне ещё немного, умирающая рука, пока я не уйду... Мой терзае- мый дух должен заставить тебя написать то, что нельзя назвать, что земные глаза могут прочесть и что может послужить своев- ременным предупреждением для земных существ!.. Я знаю, нако- нец, кого я любила! Кого я избрала, кому я молилась!.. О Господи, будь милосерден!.. Я теперь знаю, кто требует моего поклонения и тянет меня в мир пламени... его имя...»

    Тут кончилась рукопись - неоконченная, прерванная внезапно, и на последней фразе было чернильное пятно, как будто перо было силой вырвано из омертвелых пальцев и второпях броше- но. Я дрожа встал со стула. Я посмотрел искоса на мою мёртвую жену - на ту, которая со сверхъестественным усилием объявила себя ещё живущей, которая странным невообразимым образом, по-видимому, писала после смерти в неистовом желании дать страшное объяснение, которое тем не менее осталось необъясни- мым! Застывший труп теперь действительно ужасал меня, а я не смел дотронуться до него, я едва смел глядеть на него».

    Джефри сразу же встречается с писательницей Мавис. Она

    прочитала предсмертное письмо Сибиллы и говорит: «Я опаса- лась, что это так... Вы мне хотите сказать, что не верите в буду- щую жизнь?» «Безусловно!» - ответил я с убеждением. «Значит, для вас это ничто? Это печальное уверение, что она не умерла, но она снова живёт в неописуемых страданиях! Вы не верите в это?»

    «Разве кто-нибудь верит в бред умирающих! - ответил я. - Она, как я сказал, страдала муками яда и страсти и в этих муках писала...» «Так вас невозможно убедить в истине? - спросила Мэвис торжественно. - Неужели ваши умственные понятия так болезненны, что вы не знаете, вне всякого сомнения, что этот мир

    - только тень других миров, ожидающих нас? Уверяю вас, в один прекрасный день вы будете вынуждены принять это ужасное зна- ние! Я знакома с вашими теориями; ваша жена имела такие же верования, или, скорее, неверия, как и вы, однако она наконец была убеждена! Я не буду пытаться доказывать вам. Если это последнее письмо несчастной девочки, на которой вы женились, не может открыть ваши глаза на вечные дела, каких вы не при- знаете, ничто никогда не поможет вам. Вы во власти вашего врага!» «О ком вы говорите, Мэвис?» - удивленно спросил я, заметив, что она стояла как бы во сне, задумчиво устремив глаза в пространство, и её разомкнутые губы дрожали. «Ваш враг! Ваш враг! - энергично повторила она. - Мне чудится, что его тень стоит теперь вблизи вас! Послушайтесь этого голоса умершей, голоса Сибиллы, что она говорит!.. «О Господи, будь милосер- ден... Я знаю теперь, кто требует моего поклонения и тянет меня в мир пламени... его имя...» «Хорошо! - пылко прервал я. - Она прервала здесь. Его имя? Лючио Риманец! - сказал Мэвис дрожа- щим голосом. - Я не знаю, откуда он пришёл, но я беру Бога

    свидетелем моей веры, что он творец зла, злой дух в красивом человеческом образе, разрушитель и совратитель! Его проклятие пало на Сибиллу с той поры,

    когда она встретила его; то же проклятие лежит на вас! Оставьте его, если вы разумны, бегите от него, пока есть возможность, и никогда не позволяйте ему снова увидеть вас!»

    Позже, в путешествии на корабле Джефри спросил Лучио, ве- рит ли он в Бога. Лусио-дьявол ответил: «Я могу сказать вам, что я верую в Бога как в Действительное и Положительное Су- щество, и это, вероятно, есть первый из уставов Церкви». «Вы верите в Бога!» - повторил я его слова, глупо уставившись на него». Он казался серьёзным. Он всегда казался серьёзным, гово- ря о Божестве. «Вы верите в Бога!» - опять повторил я нереши- тельно. «Взгляните! - сказал он, поднимая руку к небу. - Там

    несколько проносящихся облаков закрывают миллионы миров - непроницаемых, таинственных, однако действительных. Там, внизу,

    «Знаешь ли ты меня теперь, человек, которого мои миллионы сделали несчастным, или ты нуждаешься, чтоб я сказал тебе, кто я?» Мои губы зашевелились, но я не мог говорить; ясная и страш- ная мысль, озарившая мой ум, казалась слишком переходящей границы материальных чувств, чтобы смертный мог её выгово- рить. - Будь нем, будь недвижим, но слушай и чувствуй! - продол- жал он. - Верховным могуществом Бога, так как нет другого могущества ни в мире, ни на небе, я управляю и повелеваю тобой, когда твоя собственная воля отставлена в сторону, как ничто. Я выбираю тебя из миллионов людей, чтоб ты прошёл урок в этой жизни, какой все должны пройти в будущей; пусть все способ- ности твоего разума приготовятся принять то, что я сообщу, и передай это твоим собратьям, если ты сознаёшь, что у тебя есть душа. Ты один из «счастливых» людей света, - продолжал он,

    глядя на меня прямо и безжалостно. - Небесные силы видят в тебе бесстыдного эгоиста, настойчиво искажающего их божествен- ный образ вечности, и этому греху нет извинения и нет спасения от наказания. Кто бы ни предпочитал своё «я» Богу и в высоко- мерии этого «я» осмеливался сомневаться и отрицать Бога, тот призывает другую силу для управления своей судьбой – силу зла, созданную и поддерживаемую непослушанием и порочностью че- ловека, - ту силу, которую смертные называют Сатаной, князем тьмы, но которую некогда звали Люцифером, князем света...

    Знаешь ли ты меня... теперь? Если ты не знаешь меня, если ты не чувствуешь своей осуждённой душой, что ты узнал меня, то это потому, что ты не хочешь узнать. Так я прихожу к людям, когда они наслаждаются в своём предумышленном самоослепле- нии и тщеславии; так я делаюсь их постоянным товарищем,

    угождая им в их излюбленных пороках. Так я принимаю образ, что нравится им и подходит мне для их нравов. Они делают из меня, что я есть; они переделыва-

    ют сам мой вид по моде их быстротечного времени. В течение всех переменчивых и повторяющихся эр они находили для меня странные имена и титулы, и их верование сделало из меня чудо- вище, будто бы воображение могло создать худшее чудовище, чем дьявол в человеческом виде. Такой великий дар, как в тебе. Тем- пест, редко посылается смертному, и горе тому, кто, получая его, пользуется им только для себя, а не для Бога. Божественные законы мягко направляли тебя на путь прилежания, на путь страдания, разочарования, самоотречения и бедности, так как толь- ко ими человечество облагораживается и стремится к совершен- ству. Через скорбь и тяжёлый труд душа вооружается для битвы и укрепляется для победы. Но ты - ты питал злобу к расположе- нию Неба к тебе. Бедность сводила тебя с ума, голод причинял тебе болезненность. Однако бедность лучше, чем высокомерное богатство, голод здоровее, чем самоудовлетворение. Ты не мог ждать: твои горести казались тебе чудовищными, твои стремле- ния - похвальными и чудесными, горести и стремления других были ничто для тебя; ты готов был проклясть Бога и умереть. Жалея себя, восхищаясь собой и никем другим, с сердцем, пол- ным горечи, и с проклятием на устах, ты жадно стремился унич- тожить и свой гений, и свою душу. По этой причине к тебе явились твои миллионы: так я сделал!

    О безумец! Как только я пришёл, я предупреждал тебя, в тот самый день, как мы встретились: я сказал тебе, что я не тот, чем кажусь. Элементы Господа грохотали угрозу, когда мы заключи-

    ли наш дружеский договор. И я, когда я увидел последнюю сла- бую борьбу, сопротивление и недоверие не совсем тупой души в тебе, разве я не настаивал, чтобы ты дал волю своим лучшим инстинктам? Ты - насмешник над сверхъестественным. Ты - из- девающийся над Христом. Тысячи намёков давались тебе, тыся- чи случаев предоставлялись тебе сделать добро, принудив меня оставить тебя, что принесло бы мне желанный отдых от скорби, облегчение на минуту от муки. Теперь узнай от меня, кто соткал паутину, в которую ты так охотно запутался. Твои миллионы были моими. Человек, что оставил их тебе в наследство, был жалкий скряга и дурной до глубины души. Умножая свои богат- ства, он сошёл с ума и убил себя в припадке безумия. Ты дума- ешь, что я друг, - сказал он. - Тебе следовало бы считать меня врагом, потому что тот, кто льстит человеку за его добродетели или потворствует ему в его пороках, есть худший враг того чело- века. Но ты считал меня удобным товарищем с тех пор, как я стал служить тебе, - я и мои последователи со мной.

    Ты не мог понять этого, ты, который глумишься над сверхъес- тественным! Ты мало думал об ужасных деятелях, что произво- дили чудеса на твоём празднике! Ты мало думал, что злые духи готовили дорогой банкет и разливали сладкие вина! Прислужи- вала свита из ада! Мои слуги выглядели, как люди, так как вои- стину мало разницы между человеком и дьяволом. Это было отменное сборище! Мой образ нравится всем, в этом - мой рок и наказание. Однако даже в этой маске человека, что я ношу, люди признают моё превосходство.

    Каждый грех каждого человеческого существа прибавляет тяжесть к моим страданиям и срок моему наказанию; однако я должен держать мою клятву относительно мира! Я поклялся искушать, сделать всё, чтобы уничтожить человечество, но че- ловек не клялся поддаваться моим искушениям. Он свободен! Оказывает он сопротивление - и я ухожу; принимает он меня - я остаюсь! Теперь, волей Господа, ты видишь меня Ангелом; но не забывай, что среди людей я - человек! В человеческом виде я двигаюсь со всем человечеством через бесконечные века: канцле- рам и учёным, мыслителям и проповедникам, старым и молодым я являюсь в том образе, какого требует их гордость или порок, и для всех я желанен! Но от чистых сердцем, высоких в вере, совершенных в стремлении я отступаю с радостью, ничего не предлагая, кроме почтения, ничего не прося, кроме молитвы! Вы- бирай, и уже не изменяй никогда потом: этот час, эта минута - твой последний искус. Выбирай! Хочешь ты служить себе и мне,

    или только Богу?» Рим.16:20 – «Бог же мира сокрушит сатану под ногами вашими вскоре». 2Кор.4:4 – «для неверующих, у которых бог века сего ослепил умы, чтобы для них не восси- ял свет благовествования о славе Христа, Который есть образ Бога невидимого». 2Кор.2:11 – «чтобы не сделал нам ущерба сатана, ибо нам не безызвестны его умыслы».


    Рожденье свыше – главный в жизни акт, О чём Спаситель крепко Никодиму

    Дал повод призадуматься, а всё ли так В его судьбе, и к Царствию подвигнуть.

    Учил Израиля, не отвергая свой Талмуд, Шестьсот тринадцать правил – все зубрили; Никто не отрицает – то нелёгкий труд, – Заботились о кисточках, воскрильях.

    Но выяснилось – это всё плотской обряд, Предания, традиции о мелочных запретах, О мертвечине полной громко говорят,

    И вот теперь Иисуса ночью встретил.

    Ни в академиях тогдашних, ни в синоде Никто не слышал даже о рожденье свыше, Ни тем ли более в затюканном народе.

    «Народ невежествен в законе!» – спишут.

    Был этот Никодим не худший фарисей,

    Вполне в канонизацию посмертную вплетался. Такой в иконах Греции, да и в России всей, Ведь главное двуперстно скрючить пальцы.

    В рожденье свыше, в первом воскресенье Душа себя узрит навек погибшей.

    Евангельское Слово Дух святой посеет, И облистает свет небесный свыше.

    В чьём сердце Дух Святой не поселился, Тот не Христов, но ярый фарисей.

    На ересях, гонениях сбесился,

    Он из икон, мощей устроил карусель.

    Сонм фарисеев на Христа не вышел,

    В пустынях умничали, проглядев Ислам. Вопрос вопросов: кто не родится свыше, Те мёртвы все, приписаны к ослам.

    Рождённые рождают в духе благовестьем

    Они приветливы и светлы, исследуют Писанье. Не в монастырских стенах, и не сидят на месте,

    По-бабьи длинными кичася волосами. 29.10.08. ИгЛа


    Вопрос 4053: О каком спектакле Вы упоминали, где спорят вера и неверие? Когда и где это было?

    Ответ: В книге Марии Корелли «Печаль сатаны» дьявол, дей- ствующий в образе князя Риманеза, для гостей поставил спек- такль. ХIХ век в Англии.

    «Последняя картина называлась «Вера и материализм» и была самой изумительной из всей серии. Зал постепенно погрузился во мрак, и поднявшийся занавес открыл восхитительный вид на берегу моря. Полная луна бросала сильный свет на зеркальные воды, и, поднимаясь на радужных крыльях от земли к небесам, одно из прелестнейших созданий, о которых разве только могут мечтать поэты и художники, подобно ангелу, возносилось вверх; её руки, держащие пучок лилий, были сложены на груди, её лучи- стые глаза были полны божественной радости, надежды и люб- ви. Слышалась чарующая музыка, вдали хор нежных голосов пел о блаженстве, небо и земля, море и воздух - всё, казалось, поддерживало Духа, уносящегося все выше и выше, и мы все следили за этим воздушным летящим образом с чувством вос- торга и удовлетворения; вдруг раздался громовой удар, сцена по- темнела, и послышался отдалённый рёв рассвирепевших вод. Померк лунный свет, прекратилась музыка. Блеснул красный огонёк, сначала слабо, потом более явственно, и показался «Ма- териализм» - человеческий скелет, белевший в темноте и ска- ливший весело зубы на нас всех! И на наших глазах скелет рассыпался в куски, и длинный извивающийся червь выполз из обломков костей, другой показался из глазных впадин черепа. В зале послышался шёпот неподдельного ужаса, публика встала с мест; один известный профессор, протолкнувшись мимо меня, сер- дито проворчал: «Это, может быть, очень забавно для вас, но, по- моему, это отвратительно!» - Как ваши теории, мой дорогой про- фессор! - прозвучал могучий смеющийся голос Лючио, встретив- шего его на пути, и миниатюрный театр снова был залит блестя- щим светом. - Для одних они забавны, а для других отврати- тельны! - Простите, я говорю, конечно, шутя, но я поставил эту картину специально в вашу честь. - О, в самом деле? - прорычал профессор. - Я не оценил её. - Однако вы должны были бы это сделать, так как она научно совершенно правильна, - заявил, всё ещё смеясь, Лючио. - Вера с крыльями, которую вы видели радо- стно летящей к невозможному небу, не научно правильна. Разве вы нам этого не говорили? Но скелет и черви совершенно ваш

    «культ». Ни один материализм не может отрицать правильнос- ти того состояния, к которому мы все придём наконец. Положи- тельно, некоторые дамы выглядят бледными. Как смешно, что все, чтобы называться светскими и войти в милость у прессы, принимают материализм, как единственную веру, а между тем боятся естественного конца жизни»…

    «Поверьте мне, что я настоящий князь, и такого рода, каким ни одна из ваших старейших фамилий не может похвалиться; но моё царство разрушено, и мои подданные рассеяны между всеми нациями; анархия, нигилизм и политические смуты вообще зас- тавляют меня скорее умалчивать о моих делах. К счастью, у меня деньги в изобилии, и только ими я прокладываю себе путь. Когда мы будем лучше знакомы, вы узнаете более о моей личной истории. У меня много других имён и титулов, кроме обозначен- ного на карточке, но я ношу самое простое из них, так как боль- шинство людей искажает произношение иностранных имён. Мои интимные друзья обычно пропускают титул и зовут меня просто князь Лючио. - Это ваше крестное имя? - начал я. «Нисколько, у меня нет крестного имени, - прервал он поспешно и гневно. - Я не христианин». Он говорил с таким нетерпением, что на минуту я смутился, не зная, что ответить. «Вы не христианин, и в дей- ствительности - никто: люди претендуют ими быть, и в этом лицемерии, достойном проклятия, они более богохульны, чем пад- ший дьявол! Но я не притворяюсь, у меня только одна вера!» «И это?..» «Глубокая и страшная вера! - сказал он дрожащим голо- сом. - И хуже всего, что она правильна, правильна, как машина мироздания! Но говорить об этом - кстати, когда чувствуешь унылость духа и желание побеседовать о мрачных и страшных предметах, вы не можете себе представить, какие громадные спо- собности я имел когда-то! Давно, раньше, чем я сделался власте- лином сам!»… И книга заканчивается словами: «Тогда он, кого я знал как Лючио, двинулся, улыбаясь, приветствуя сердечно мини- стра тем мелодичным могучим голосом, который мне так был знаком; он взял его за руку, и они медленно пошли вместе, горя- чо разговаривая. Я следил за ними, пока их фигуры не удали- лись: одна - высокая, царственная и повелительная; другая - широкая, самоуверенная в движениях. Я видел, как они подня- лись по ступеням и наконец скрылись в Доме Английского госу- дарственного управления – дьявол и человек – вместе». 3Ездр.15:4

    – «ибо всякий неверующий в неверии своём умрёт». Евр.3:19 –

    «Итак видим, что они не могли войти за неверие». Прем. Сол.5:6 – «Итак, мы заблудились от пути истины, и свет

    правды не светил нам, и солнце не озаряло нас».


    Рассудочная вера к спасенью не годится, Ты постоянно будешь спорить, возражать:

    «То в Библии не так»! – и примешь плод за листья, Солому же с мякиной возьмёшь за урожай.

    Ум человеческий предельно ограничен, Он в видимом шатается слепой.

    Любой учёный рядом с верой – нищий,

    И бабушка смиренная узрит его клопом.

    Для разума абсурдно всё, что непонятно, Чего нельзя измерить на весах, приборах.

    А потому в неверии сплошные всюду пятна, К чему ни прикоснётся, умом всё перепортит.

    Для веры нет границ, ограничений.

    Она везде по-Библии глаголет лишь «аминь», Прожектором рассеет мгновенно мрак вечерний И властно повелит: «Неверье, сгинь!»

    Без веры невозможно Богу угодить,

    И надобно, чтоб приходящий к Богу верил; Без веры человек нахален, дерзок, дик.

    Не к небу – только в ад стремится первым.

    Уверенность в невидимом дарует людям вера И ожидаемое сможет враз осуществить.

    Из водоёма веры всегда привыкни черпать,

    Где веры нет, там волки всё раздерут в клочки.

    Лицо открытое, в душе преображение При вере в Троицу, в Спасителя Христа.

    Оставив мир мятежный, о том не пожалеем, Напишем жизнь свою мы с нового листа.

    Умом непостижимая Давидова Псалтирь Нам дирижирует на тайнах чудо-веры. За гранью видимого простираясь вширь,

    В даль бесконечности подвижников примеры.

    Глубокой верой древле отличался Ной, –

    В главе одиннадцатой из письма к евреям. Там целый сонм подвижников – они со мной.

    Неверующий, образумься, обратись скорее! 31.10.08. ИгЛа


    Вопрос 4054: Мне рассказали, что в воскресенье у нас в трапез- ной была встреча с интересными людьми. Кто это был и о чём была беседа?

    Ответ: Был директор Библейского общества из Новосибирска с сотрудницей. Беседу записали на магнитофон и её можно про- слушать и прочитать. Набор сделала Галина Кубайкина.

    02.11.2008 г. Игнатий Лапкин (И.Л.): Представьтесь, как звать- величать? Кто Вы, какую должность занимаете? Ольга Булатова (О.Б.): Меня зовут Ольга, я занимаюсь информацией и сбором средств, также распространяю Библию при Библейском обществе. И.Л.: А Вас - Алексей Владимирович. Мы ждали Вас. Батюшка вчера был, но у него две общины, поэтому он не смог остаться, уехал. Ну как же вы забыли, где мы находимся? Дело в том, что у меня телефон отключен был во время богослужения, я только потом схватился: что же я наделал? Уже сказал, Вашей вины в этом нет. Прошлый раз мы разговаривали с Вами, и всё это на магнитофон записано, и всё это в книге, и всё это отображено на фотографиях, так что Вы вошли в большую историю. Вот сейчас я Вам покажу в 25 томе «…открытым оком». А теперь я поду- мал, как это сделать известным Вашим спонсорам из Америки, помните, что были американцы здесь. И полностью, что Вы гово- рили, до одного слова вошло в книгу. Не воспоминания, а дос- ловно. Это лично Вам подарок, а это – американцам. Если мож- но, чтобы хороший переводчик перевёл им эту беседу. Так что Господь благословил нас это издать. А вот 26 том, в котором я провожу разбор творчества всех поэтов России во свете Библии, и этого никогда никто не делал. Это всё, начиная с Сумарокова, Ломоносова, до самых современных Ваншенкина, Маршака, Де- ментьева. И 64 их фотографии здесь, и 84 их биографии. И я сделал вывод, что из 200 поэтов России, а это двадцать тысяч стихов пришлось прочитать, и я показываю на основании Биб- лии, что не нашёл ни одного у православных, рождённого от Слова Божия. Там хорошие поэты есть, как Жемчужников, Над- сон – любимый мой поэт. Но вот Вера Кушнир пишет, Берёзов – совершенно другой стиль. Сразу видно, что эти люди плывут в Библии. Много здесь стихов. Вопрос задают: а как поэты отно- сились, допустим, к взаимоотношению мужчины и женщины? На эту тему нахожу ответ у разных поэтов. Ну кто сегодня знает Бальмонта, Апухтина, Алексея Толстого?

    Расскажите, как у Вас прошло время, что у Вас нового было, расскажите народу Божьему. Сегодня все за Вас молились, жда- ли. Алексей Владимирович Булатов (А.Б.): Знаете, Вы меня как- то обескуражили и продолжаете обескураживать обилием вот этого, и потом ещё окажется, что всё это в каком-то томе (все смеются). И.Л.: А какой компромат здесь? А кто знал о том, что

    говорит Ахав, что говорит Илия? Вошло всё в Библию, они об этом не думали, а это всё вошло. Мы ищем пользы. Сегодня об этом я говорил две проповеди. Главное – для назидания. Вот скажите, назидательно, кто читал? Назидательно, все говорят. А зачем я буду препятствовать? Кто я такой? Господь позволил тебе увидеть, поделиться. Вы рассказали там об этой морковке, как человек пожертвовал, у него больше ничего и не было. Это научает нас жить в бедности. Наш народ небогатый, у нас ни одного бизнесмена здесь нет. И видите, как народ откликнулся! Мы прошлый раз заботились об этом, так только с налёта выш- ло. А сегодня, вот посчитайте, 84 тысячи собрали. Мы даже этого не ожидали, а народ, видите, как… Напишите нам расписочку. А это сейчас только вложили, уже последнее, мы сейчас церковную кассу сняли. Мы поняли, как велик Господь наш, что нам, таким немощным, позволил прикоснуться к величайшему делу – про- свещению народа, знакомству нерусских со Христом. Я постоян- но об этом говорю, я сам через это пришёл. Я сам много занимал- ся изучением языков и понимаю, какой это огромный труд. Мы бы просили Вас, от лица всех хочу сказать: привезите нам пере- водчиков потом. А уже в Потеряевке, может, ещё маленько собе- рут. Мы к этому всей душою. Здесь ничего ворованного нет. Видите, перед Вами вот они все сидят. Мы - православные, но с православием публичным, патриархийным мы не сходимся во многом, потому что там всё так: с улицы пришёл-ушел, без воз- рождения свыше, торговля, и попы их нас люто ненавидят. Не- смотря на это, мы работаем. Нынче я много благовествовать ез- дил по районам. И везде, где нет священников, там люди хорошо слушали. Мы раздаём Евангелие. Мы от баптистов получили нынче 30 тысяч Новых Заветов, Евангелий от Иоанна. Вот они на столе лежат. И сейчас мы идём по городу и раздаём. Бог так делает! Нас называют сектантами и православными по-другому. Дело не в названии, что враг скажет, а в том, кто мы в действи- тельности есть. Мы – православные. Мы строго верим во Святую Троицу, мы чтим Священное Писание, признаём святых отцов, и мы желаем, чтобы люди услышали о Боге. И вот это дело, чем вы занимаетесь, переводческое дело, выше этого просто ничего не бывает – тут всё для спасения душ.

    А.Б.: Я просто хочу сказать, что тот приём, который вы оказы- ваете, вклады, которые вы делаете, мы столько не заслуживаем. У вас – чудеса. Надо людей ваших фотографировать, интервьюиро- вать. Это настолько очевидно в сердцах ваших прихожан. Столько денег нам никто никогда не жертвовал. Никто никогда не жерт-

    вовал! И к этому надо относиться как к проявлению Божией любви и к проявлению работы Духа Святого среди ваших при- хожан. Огромное вам спасибо! Я очень тронут и обескуражен. И я понимаю, что такое восемьдесят тысяч собрать среди небизнес- менов, что жертвуется это действительно последнее, отдаётся не от избытка, а от понимания, что это нужно. Спасибо Вам боль- шое, что Вы вдохновляете людей на это. И после всего этого я не знаю, что ещё можно говорить. Я могу только учиться у Ваших прихожан, брать пример жертвенности Ваших людей. Что я хочу сказать? Вы находитесь в Алтайском крае, у вас неподалёку Рес- публика Алтай. Мне приходилось и приходится много путеше- ствовать, много ездить. И вот таких маленьких народов, как алтайский, например, много. Кто-нибудь, может быть, слышал, о таких народах. Я разговаривал с переводчицей Библии на нгана- санский язык, их осталось несколько тысяч человек. И эта жен- щина через Библейское общество переводит Новый Завет на нга- насанский язык, а до этого там даже письменности не было. Создали на основе русского алфавита, и вот она теперь переводит и учит учителей начальных классов, которые будут работать в национальной школе, и переводит Библию на нганасанский язык. Я встречался с переводчиками. Знаю Сергея Таурбекова, который сейчас переводит Новый и Ветхий Заветы на алтайский язык. Эти люди встречают огромное сопротивление среди местного на- селения, потому что перевод на свой язык Библии воспринимает- ся людьми их национальности, как предательство. Как преда- тельство своей культуры, как предательство своего народа, как предательство своей истории, своих традиций. У кого-то шаманы

    – шаманисты, у кого-то там свои боги языческие. И вот считает- ся, что люди, которые пытаются, особенно среди алтайцев, буря- тов, нганасан, ханты, манси, ненцев, шорцев, юрдов (?) в Кузбассе, так вот люди, которые несут Библию, они воспринимаются преда- телями, потому что свою историю, свои корни забыли, а несут им как бы чуждое. И среди этого населения, как среди тувинцев распространено понятие, что Христос – это русский Бог, это Бог русских. Я знаю одного священника, одного пастыря-тувинца. Он уверовал, стал христианином. И тувинцы же держали его, свесив с моста над Енисеем, держа за обе ноги, требуя отречься от Христа, потому что воспринимали его как предателя. Он до сих пор жив, он не отрёкся. Вот такие жертвы. В наше время люди реально страдают. Он жизнью жертвовал, но не отрёкся, вися над Енисеем вниз головой.

    У меня есть знакомый тувинец, он один верующий в тувинс-

    кой спивающейся, если не спившейся, деревне. Очень, очень труд- но. Я спрашиваю: как к вам относятся? Он говорит: да не лю- бят. И он это так сказал, хотя это человек очень оптимистичный, какой-то жизнеутверждающий. Ему в окна кидали камни, и ещё какие-то препятствия были. Я что хочу сказать? Среди этих на- родов Христос – это Бог русский. Не знаю, видели ли вы у себя в Барнауле, но я у себя в Новосибирске много раз видел надписи:

    «Иисус Христос – еврейский Бог». «Бог евреев», «Бог жидов» – иногда называют, - вот на заборах такие надписи есть. В Якутии, на Алтае, в Туве, в Шории понимают именно так, что Христос – это русский Бог. В России – это еврейский Бог. А в Израиле чей? Вот как мы сейчас принимаем Христа? Там вообще гонения, там нельзя называть себя христианином. Они считают, что Христос им только страдания принёс. Я знаю миссионеров в Израиле, которые приезжают туда из Америки, они работали в России миссионерами, а сейчас в Израиле. Они здесь говорили, что у них ужасные законы для миссионеров, и это сейчас говорят: вот сей- час мы поняли, что такое гонения на миссионеров. Это тайна. Они собираются группами, и чтобы не афишировать ни в коем случае себя. Христос и там не нужен, получается. Тем не менее, делать-то что-то нужно, ибо не ведают, что творят. Не ведают люди, которые, пишут, держат вверх ногами христиан над реками, они не ведают, что творят. Мы не должны к этому спокойно, равнодушно относиться и быть в стороне. И очень приятно, что вы не в стороне. Вы не в стороне, слава Богу. Вы такие, какие есть. Я хотел сказать еще, что у нас была поездка по Горной Шории. Но горные лыжи там в двух местах развиты, а во всех остальных деревнях, в которых мы были, шорцы встречали нас с трясущимися руками. За полбутылки водки он готов ведро оре- хов отдать, потому что вчера они «хорошо погуляли», и поэтому ему нужно это зелье. В одной из деревень мне рассказывали: «У нас вот здесь была церковь, у нас уверовали, мы выкупили ка- кой-то дом». Женщина говорит: «Нас, христиан, настолько не любят, что от нас отвернулись родственники, от нас отвернулись родители. Поначалу к нам стало приходить много людей, много молодых людей, много парней начало приходить. И вдруг они перестали материться, сквернословить, они перестали курить, они перестали пить. И за это люди стали их не любить». – И она говорит: Это очень сложно, в городе, наверное, вам проще? А ког- да входишь в магазин, видишь, что стоящие там только что раз- говаривали, – и все замолкают. И люди, с которыми ты прожила всю жизнь вместе, они с тобой не хотят разговаривать». И она

    рассказывала, что не все выдержали, не все остались. А те, кто ушёл, они упали гораздо ниже, чем до этого было. Это тоже закон такой. 2Пет.2:21 – «Лучше бы им не познать пути правды, нежели, познав, возвратиться назад от преданной им свя- той заповеди». Сейчас эти люди спились и гораздо быстрее про- чих. Отошёл от Бога, он пал гораздо ниже. С ними это всё быст- рее случается, вспомним о семи духах. Мф.12:44-45 – «тогда говорит: возвращусь в дом мой, откуда я вышел. И, придя, находит [его] незанятым, выметенным и убранным; тогда идет и берёт с собою семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там; и бывает для человека того последнее хуже первого. Так будет и с этим злым родом».

    И слава Богу, что есть такие неравнодушные люди. И я не знаю, поймёте вы меня или не поймёте, что я хочу сказать, - вот в неофициальных церквах, во внезаструктурированных церквах, где нет жёсткой какой-то иерархии, проще. Я не хочу сказать, я ничего против не имею. Но как-то у таких объединений круп- ных, у них свои проблемы, у них свои заботы. Я знаю церковь, где готовятся к уличной Евангелизации. Чтобы пройти по улице, раздать Евангелие, к этому не один месяц люди готовятся. А что готовиться? Ты возьми книжку да иди! Что готовиться-то к это- му? Всякие разные курсы проводят. Например, в 2004 году, нам рассказывают, набрали из всех церквей в Новосибирске и предла- гают провести семинар по уличной Евангелизации. Значит, для этого нужно пригласить 20 человек из Омска и они бы нас на- учили, как проводить Евангелизацию на улице, оплатить их про- езд туда-обратно, неделю проживания… Ну мы что, совсем что ли? Чтобы 20 человек учили нас, как ходить по улице с Библией?! И вот об этом серьёзно говорится. И это называется красивыми словами «проект», «программа», «конференция», «семинар»… Вот эта вся «лабуда» современная, конференции, которые ради кон- ференции проходят, и потом люди «вдохновляются, вдохновля- ются»... Христианство, я думаю так, - это такое интимное и тихое состояние души… Я не думаю, что кто-то из вас знал, кто и сколько пожертвовал, правда? Ну, как внесли – Бог знает. Бог знает. И вот это правильно. И вот это редко. А сейчас сделают вот столько (показывает между двух пальцев чуточку простран- ства), а раструбят (широко размахнул руками). Мы с этим стал- киваемся. К нам обращаются: «мы идём в детский дом, дайте нам Библии бесплатно», «мы пойдём в детский дом, там Рожде- ство», - и так далее и так далее…

    Ну какой же это подвиг-то? Ну, мы даём Библии, так они с

    нашими Библиями, на пожертвованные деньги. Вот не на эти деньги (показывает на стол). У нас есть Библейский клуб, я вам рассказывал, и нам регулярно жертвуют люди кто 100 рублей, кто тысячу, кто пять тысяч, кто три тысячи, кто-то в месяц, кто- то раз в квартал, кто-то раз в полгода. Но регулярно нам жерт- вуют люди. Кстати, больше всего жертвует ещё одна церковь из Екатеринбурга. Вот они теперь станут вторыми. Они регулярно нам жертвуют деньги. Небольшая группа людей, они как-то от- делились, вышли, я не знаю, что там произошло, я в это не вме- шиваюсь, но там человек, может, 10-15 в тесной двух- или трёх- комнатной «хрущёвке» собирается. Значит, пастор единствен- ный работает, жена-инвалид, дочь-инвалид у него, и ещё несколь- ко. Они жертвуют, вот эта группка, вот эти 10-15 человек жерт- вуют регулярно больше, чем кто бы то ни был. Ни к кому не принадлежат, ни к какому союзу, но они тихо жертвуют, присы- лают. Я с ними один раз встречался, когда в Екатеринбурге был. Я просто удивился, когда увидел, кто это, потому что они всегда регулярно жертвуют. Они говорят: знаете, нас нигде нет, мы ни там и ни там, так мы хоть здесь можем участвовать с вами, прикоснуться к Божьему делу. И поэтому они с удовольствием и радостью жертвуют. Что я хочу сказать? Конференции эти все, семинары, которыми заполонило всё, а дело-то это внутреннее, незаметное должно быть. С нашими Библиями, которые возьмут у нас бесплатно, мы их им выдаём, люди пошли в детский дом. Ну, а к кому ещё идти-то? И к христианину и к нехристианину, вот они сироты. И пошли они с нашими Библиями, не заплатив за это. А потом говорят: «да как принимали! да как хорошо! да как это здорово!» Сейчас, к сожалению, современность такова, когда малое становится великим. Вот ещё один проект. В «Сло- ве о полку Игореве» говорится: когда малое становится вели- ким. И вот это нечто обычное, обыкновенное воспринимается как христианский подвиг. А подвиг – это вдова, которая с двумя монетами, которая положила их так, что никто не увидел, она постеснялась. А вот фарисеи-то какие были, гордились собой. А дело-то не в количестве денег.

    И.Л.: В какой стадии перевод находится? А.Б.: Я, к сожале- нию, Вам точно на этот вопрос не отвечу, потому что я знаю, что переводится Ветхий Завет, Новый Завет переведён. Я постара- юсь привезти Сергея, и я думаю, что мы как-то согласуем время, и он приедет и расскажет. И.Л.: В воскресенье только обязатель- но. А.Б.: Хорошо. Но мы понимаем, что это будет не следующее воскресенье. Что было с Сергеем? Когда он переводил Новый

    Завет, его тоже воспринимали как предателя. Сейчас по-другому, сейчас там, по-моему, что-то изменилось. Во всяком случае, ему свет обрезали в подъезде, чтобы он не мог работать вечерами. С работы его выгнали, когда узнали, что он занимается переводом. Он был журналистом, и он лингвист. Важно, чтобы человек был с лингвистической базой. Это было лет 7-8 назад. И тем не менее человек этот настойчиво и серьёзно переводил и переводит Писа- ние. Но какую книгу они переводят, как они переводят? Понима- ете, наша-то задача состоит в том, чтобы помочь финансово. Вот мы от вас поехали прошлый раз и купили им компьютер и пере- дали человеку, который занимается переводом. Они были очень этому рады. Я другое скажу: из Петербурга, где проходит обуче- ние переводчиков, примерно месяц назад мне пришло письмо, и там написано: а не можешь ты ещё один компьютер купить, нам ещё не хватает? Координатору-переводчику ещё один компьютер. И тут через две-три недели звоните Вы, говорите: мы деньги собрали. Я думаю про себя: так вот почему письмо-то пришло, что Господь теперь соединит это всё. И.Л.: Это даём целенаправ- ленно, только на переводы. Если кончатся эти переводы, будут новые переводчики, перевести на якутский или… Потому что я об этом только говорю людям. А.Б.: Да, да. Не сомневайтесь. Эти деньги, вы даже не волнуйтесь, мы их сейчас пересчитаем, вы сфотографируете, как она считает (все смеются), пойдут туда, куда вы сказали. Может, не сегодня, но в ближайшее время. Я-то хотел, как бы немножко у нас планы меняются, отсюда поехать с деньгами в Горно-Алтайск, но не получается. Да я ещё такой компьютерщик, что мне лучше ещё одного человека взять с со- бой. И.Л.: Главное-то в том, что все люди молятся о том, чтобы в этом народе Господь Христос нашёл тружеников, и началось об- ращение. Мы живём буквально этим.

    Игорь Дыбунов (И.Д.): У нас компьютерщик-то вот сидит, может, вам никуда ездить не надо? У нас мастера здесь такие, закончили с красными дипломами и работают сейчас, вот Вик- тор. И.Л.: У нас Алексей - ведущий специалист. А.Б.: После нашего вечернего разговора, когда я ехал и мы с Вами разговари- вали, я попытался позвонить в Питер. Потому что там, в Петер- бурге, собираются сначала. Я рассказывал, не рассказывал, может, будет интересно, как это всё делается. Меня использовали как шофёра. Вот решено переводить Библию на алтайский язык, или на якутский язык, или на чувашский, сейчас переводят Библию на крещенский язык. Это татары, крещёные татары, они называ- ются крещены, крещенцы. На крещенский сейчас, по-моему, пе-

    реводили или уже перевели, я точно не знаю. И вот меня попро- сили, раз я здесь, с этим работаю, помочь чисто как водитель с машиной. И вот мы приехали в Горно-Алтайск для того, чтобы найти людей. Хотя мы все и говорим по-русски, но это же не значит, что мы все можем переводить. Желательно, чтобы чело- век знал основы, хотя бы один иностранный язык, желательно греческий. Где взять алтайца, который знает греческий язык? Нужно, чтобы этот человек был лингвистически подкован, пото- му что нужно переводить так, чтобы… Нужно какого-то лингви- ста найти, желательно со знанием языка. Нужно найти свобод- ного лингвиста. Среди алтайской интеллигенции мы пытались найти преподавателя алтайского языка, журналистов, которые пишут или ведут передачи на алтайском языке, переводчиков, которые переводили с русского на алтайский язык, как мини- мум. И мы пытались этих людей найти. Мы приехали летом, но оказалось, что все на покосе. Нам говорят: сейчас же покос. Все переводчики, я не знаю, как это показать, но все были на покосе. Мы нашли нескольких, кто откосился, и объяснили им задачу, что нужно и как это нужно делать. Лингвист, не лингвист, но не каждый день дают такое предложение: давайте будем перево- дить Библию. Они не все были к этому готовы. И тогда им объяснили: вас обучат сначала, а обучение в Петербурге, вы при- едете на курсы. И туда собирают примерно три-четыре раза в год, как я понимаю, одновременно группку в четыре человека, кото- рые переводят на алтайский язык, и в это же время переводят на якутский язык. Они собирают всех переводчиков, которые пере- водят на языки малых народностей, в Петербурге, проводят семи- нары, учат их каким-то основам, технике, ведь она же должна быть. Потом они приезжают сюда, используют это, переводят, издают пробные тиражи. Потом с этими книжечками – пробный тираж – нужно ехать в глубинку, потому что нужно носителей языка алтайского, а значит искать нужно не в Горно-Алтайске, их надо ещё поискать по далёким деревням. Потом нужно апро- бировать это: понятно, непонятно.

    Не помню, рассказывал я, не рассказывал, но вот, например, в тувинском языке, в Туве понятия «пророка» не было. Не было у них пророка. И как перевести? И думали, думали. Зинаида рас- сказывала: «Мы начали переводить Библию, начиная с пророка Ионы, потому что в тувинском фольклоре есть сказка, какая-то легенда, как человек побывал в рыбе и потом остался жив. И мы решили вот с этой книги начать перевод. Если тувинцы поверят этой книге, тогда поверят и всему, что мы предложим им после

    этого. Не с Евангелия. Первый перевод делаем, - она говорит, - а у них нет слова «пророк», не понимают, что такое, нельзя ска- зать, что такой пророк был. Они назвали его сказочником. Но сказочник – это человек, который рассказывает или придумыва- ет сказки. Сказки – это неправда. И много всяких таких вещей. Мне говорили, что в китайском переводе слова Христа «Я есмь хлеб жизни» переведены как «Я есмь рис жизни». Потому что если бы китаец прочитал «Я есмь хлеб жизни», то это всё равно, что мы бы прочитали «Я есмь сэндвич жизни». Понимаете, это инородное слово, и это ему не надо, никакого хлеба китайцам не надо. И поэтому там переведено «Я есмь рис жизни». Это в первом, раннем переводе или каком-то. Я пытаюсь сказать, что это сложная работа – адаптировать. И вот их собирают, учат. Потом они эти книжечки издают, пытаются узнать у простых людей, понятно им, непонятно? Находят людей, которые говорят по-русски хуже, чем по-алтайски, читают им эти книги: понима- ют или не понимают? И тогда решают. Это такой процесс. И поэтому я, к сожалению, ответить на Ваш вопрос, какую книгу сейчас переводят, чем сейчас занимаются переводчики, не могу, я сейчас не знаю. Мне что-то не отвечают из Питера, я пытался дозвониться, но ни один телефон почему-то не отвечает. Я даже волнуюсь, что случилось? И поэтому я не знаю, что там действи- тельно, на каком этапе идёт процесс перевода. Но я буду настой- чиво добиваться, чтобы приехала сюда группа переводчиков, что- бы они вам рассказали полнее, чем я.

    Если уж мы о переводах заговорили, то расскажу, как я не- сколько лет назад был в Индии, и так у меня получилось, нас туда пригласили. Тысяча языков там. Меня там попросили в одной церкви, где мы оказались случайно. Сколько там людей, вы себе не представляете, я не знаю, миллиард – это мало сказа- но, я видел, мне кажется, больше. Мы были в таком городе, где очень много христиан. Вот вы не поверите, что если пройдёшь три-четыре минуты по улице, по любой улице, мимо церкви ты пройдёшь обязательно. Три-четыре минуты – и мимо не одной церкви, а их там так много. Мы жили в одном христианском университете, не помню на каком этаже, но, во всяком случае, с третьего-четвёртого этажа видишь – там трущобы. И вот я по- шёл в эти трущобы. Трущобы – значит, люди в коробках живут, палочки вот так поставлены, листиками накрыты, ну там листья большие такие. Ну, прямо трущобы. Воды нет. Никакая корова там не священное животное, они там газеты на помойках жуют и ещё молоко после этого дают, я не понимаю, как. Но, во всяком

    случае, там, где я был, никакое это не священное животное. И вот смотрю – крестик, и там песни поют, музыка звучит. Я вошёл в этот дом, и это оказалась церковь. Представился. Ну, там дей- ствительно грязновато, запах такой, там сходить мужчине в туа- лет на улице – это как бы нормально. И это правда, на это просто никто не обращает внимание, это всё равно, что у нас окурок бросить. Это никого не удивляет. А нас предупредили: пожалуйста, не ешьте ничего на улице. Не ешьте! Или только такие продукты, как банан: очистил, и он не грязный. И вот я пришёл в эту церковь. Очень яркая, очень красочная, у них ка- кой-то потолок такой, я даже не могу вам описать, оранжевые цвета яркие. И пришли люди, меня переводили, я говорил по- английски, а меня переводили с английского ещё на один язык и ещё на один язык, то есть на три языка. То есть в одном помеще- нии люди не понимают даже английского, даже общего языка не понимают. Крысы бегали между ногами. Но как эти люди любят церковь, как они к ней относятся! Ни к хоромам каким-то, ни к каким-то храмам, а вот в этой бедной, нищенской церкви, как они к ней относятся! Этому тоже стоит поучиться. И тут же меня угостили индийским, не знаю, кефиром или что-то такое. И я думаю, как бы не заразиться: ну вот, здравствуйте! (Все смеют- ся). Ну, в общем, со мной ничего не случилось в этот раз.

    Я могу и другие истории рассказать, но в этой всё обошлось как бы. И вот тысяча языков. Страна как бы вся разделена разными условностями: есть языки, есть касты, есть религии, есть веры: это ведь и буддизм, и мусульманство, и христианство, и шаманизм, и реанкарнации… Разные национальности, разное со- циальное положение. Богатейшие люди живут в Индии, всякие металлургические, автомобильные магнаты-хозяева. И одновре- менно нищета вопиющая. Я видел женщину, которая работает на строительстве асфальтированной дороги. Ни единой машины. И вот эта женщина, ей нагрузили, я видел, не знаю, какой тяжес- ти, но на голову поставили десять кирпичей. Мужчина стоит, а они подходят с какими-то специальными штучками, и вот он ей кладёт на голову 10 кирпичей, и она, вот такая тростиночка, пошла асфальт строить. И вместе с тем роскошь, просто немыс- лимая роскошь. Они очень смешно любят кино. Вот эти индий- ские фильмы, которые показывают, они к ним почему-то до сих пор серьёзно относятся (все смеются). Нас пригласили и расска- зывали: вы знаете, в Индии есть где-то на высокой горе церковь, и у входа в эту церковь надпись такая: «Эта церковь построена на пожертвования петербургских (или ленинградских) христи-

    ан». Тогда ещё, наверное, было «ленинградских христиан». И мне рассказывали: «Знаете, было время, когда вы нам помогали, теперь мы хотим вам помочь. Что мы, христиане, для вас можем сделать? Настало наше время помогать вам. Настало время та- кое, чтобы где-то в России на дверях одной церкви была над- пись: «Эта церковь построена на деньги индийских христиан». Один человек рассказывает: «У меня жена хорошо зарабатывает, я содержу 12 церквей». Как он это делает. Он покупает два раза в год по 12 велосипедов. У пастора две церкви, два прихода. И вот он живёт в этом Чинае (?), в городе, в котором мы жили, но он в одну церковь, допустим, в среду едет, в следующую – в вос- кресенье, и так далее и так далее. И вот каждый пастор две церкви опекает, он служит в них. А он 24 велосипеда покупает, потому что велосипеда хватает на полгода. Значит, чтобы туда- сюда ездить. И ещё он говорит, что первые полгода или первый год он какое-то количество денег этим новым священникам пла- тит, а потом уже церковь берёт на содержание – от десятины этот пастор. И вот такие примеры незаметного служения, а чело- век-то делает большое дело. В этой же связи совсем из другой истории. Вот мы были на Севере, как раз встречались с перевод- чиками нганасанского языка в Хатанге, такой странный, весёлый город. И там была группа шведских миссионеров, несколько мо- лодых людей. Там было 6 человек всего: пять – средний возраст 25-30 лет, и одна женщина лет 60. Она говорит: «Я одна с молодыми. Но я люблю Господа, и если есть возможность, я все- гда еду». У неё в Стокгольме педикюрный кабинет. И ещё, гово- рит, вечерами вяжу носочки и рукавицы, потому что я знаю, что следующим летом я поеду. Она была в Гренландии, это от Дании недалеко. И теперь вот сюда приехала. И она привезла с собой огромный мешок вязаных носков, которые, сидя вечерами, она вязала, и теперь на Севере с детьми-сиротами или не сиротами она делится. Вот эта незаметная, невидимая лепта, и никто не знает, что у неё чемодан носков. Иногда миссионеры приезжают с чемоданами своих чипсов, своих каких-то продуктов… А она с чемоданом носков. И поэтому вот этот мешочек, который вы передали, с деньгами, это вот один из таких примеров, которые я теперь где-то тоже буду рассказывать, я буду рассказывать об этих 84 тысячах. И уже не о 84 тысячах, а уже, мы не посмотре- ли, сколько первый раз было, но более ста тысячах. И поэтому это всё изнутри идёт – вот это самое ценное. Не важно, известно там или неизвестно, не важно, что и как. О вашем тихом христи- анском поступке Господь знает.

    И.Л.: Хочу Вас поблагодарить, что разрешили нам поучаство- вать в этом деле. Мы об этом молились. Наша община не вписы- вается в то, что принято в православии. Я сам обратился, я вам говорил в прошлый раз, у пятидесятников, у меня это внутри всё так и сохранилось – любовь к Библии, к Слову Божию. И день Пятидесятницы – насколько он важен. Как Господь даёт! Я все- гда говорю: мы облагодетельствованы особо, что к такому делу Господь позволил прикоснуться, как к первоапостольскому вре- мени, как к сионской горнице. Мы молились, и для Христа всё делаем. А.Б.: Вы не будете обмануты. Всё пойдет так, как вы захотели. И.Л.: Если даже где-то и будете говорить, то скажите, что всё это случилось только потому, что мы любим Слово Бо- жие, и Господь через сионскую горницу привёл нас к такому делу. Это ответ на многие молитвы, что всё-таки мы с вами встретились. Я постоянно это в проповедях говорю. Это моя жизнь, она вся в этом была. Я был среди разных людей, и в Америке проповедовал и говорил, и понимаю оживотворяющую силу Слова Божия. Это беда православных, что Слово Божие не стоит ни на пятом, ни на десятом месте, а на первом - богослуже- ние. Я – начальник детского лагеря 36 лет и среди приезжаю- щих детей мы держим на первом месте Слово Божие. Плакаты с текстами из Библии. У православных Вы такого не найдёте. Иконы у нас в храме. Говорят: а вот баптисты такие… Я полу- чил слишком много там, и поэтому сердце моё осталось в Сионс- кой горнице. Я услышал как бы отклик Божий о тоске моей, что сам я не могу участвовать в просвещении народов. Люди, сидя- щие здесь, знают, что не мы кого-то облагодетельствовали, а нас. Поэтому наша благодарность только увеличивается в хорошем - мы как-то поучаствуем в этом деле. Нам так это дорого, мы как бы к апостольским временам прикоснулись отчасти. И вы всегда этот труд свой цените, берегите. А.Б.: Я буду ездить теперь с вашим томом и скажу: а это читайте в этом томе (все смеются). И.Д.: А можно задать вопрос по переводу? У нас тут разговоры между собой, мы обо всё говорим. Были такие Макарий Невский, Макарий Глухарев, они занимались переводами, особенно Мака- рий Глухарев. Невский коснулся, он миссионерствовал, он рас- пространителем был Библии. И какие-то переводы же были? Го- ворят, что он переводил на алтайский язык, но это всё слухи. Тут проводят Макарьевские чтения, но толком никогда ничего не скажут православные. Вот, они там собираются, конференция ради конференции, – правильно Вы сказали, и не только у протестан- тов это, оно у всех так. Видать, православные тут лидирующее

    положение занимают. И вот те труды, которые у него были, на них-то была какая-то основа, ведь там было крещено почти две тысячи алтайцев, среди них были священники, и сейчас есть свя- щенники. И вроде бы у них есть какие-то переводы, потому что ездил ещё Антоний (был такой владыка здесь, он умер в 2002-м), и он туда возил именно на алтайском языке какие-то Евангелия или что-то ещё. И мы были все уверены, что на алтайском языке есть Евангелие, но единственное смущало: почему тогда вера пол- ностью заглохла на Алтае? Потому что не было никаких храмов, это только сейчас начали там храмы появляться, не было оттуда им священников. Это первые появились, наверное, в 2000-м году священники-алтайцы. То есть, как это там всё заглохло-то? Зна- чит, и не было никакого перевода? Откуда тогда Макарьевские чтения? Откуда этот слух, что он переводил что-то, раз ваш труд- то начинается? А.Б.: Насколько я боюсь тоже в этом деле оши- биться, но Макарий перевёл Новый Завет на алтайский язык. Я понимаю так, что этот перевод существует. Более того, перевод современный, который сделал Сергей Таурбеков, насколько я знаю, в православной среде не принят. Они не приняли его. Они счита- ют, что перевод Макария как бы лучше. Я точно не знаю, мне нужно уточнить, но я понимаю таким образом. С каким перево- дом ездил Антоний? Я даже знаю, где они прятали перевод Ново- го Завета, который вышел на алтайском языке. Но они не хоте- ли, чтобы этот перевод был распространён, потому что есть пере- вод Макария. Но он не издавался, его как бы и нет. Он есть, но его нет. А тот, который Сергей сделал, он как бы не принят, потому что уже есть что-то. И.Л.: Я хочу сказать: тот путь, которым вы сейчас идёте, хотя я и не специалист в этом деле, но много занимался языками, - это самый правильный путь у вас. Именно журналисты, люди своей нации, которые знают хорошо свой родной язык. Поэтому верить, что перевод Макария хоро- ший, непревзойдённый – никак нельзя. Или перевод Кирилла и Мефодия. Это чужой язык был для них. Язык, в котором ты не родился. Альберта Швейцера спросили: какой ваш родной язык? А у него мать француженка, а отец немец, и он одинаково владеет языками, и даже он, лауреат Нобелевской премии, задумался и ответил: язык, на котором я разговариваю во сне. Вот как оп- ределяется!

    И то, что перевели хорошо те, для которых это был неродной язык, - понятно, как… Но много ли таких писателей-кентавров, как Набоков Владимир, который одинаково писал на английс- ком и на русском? Один. За всю историю один такой писатель! И

    поэтому переводить нужно только так, как работаете вы. Имен- но люди того народа-племени, а потом уже проверять могут спе- циалисты и из другой нации, а сверять с этим. У меня много записей, как православные вели перевод на русский язык. Это самый правильный путь. Именно с оригинала древнееврейского, против которого Говоров Феофан, ибо он был против. А надо-де с Септуагинты – а это «перекладка», «прокладка». Септуагинта – это от греков, тогда как надо с оригинала еврейского. Потому что септуагинта берётся с оригинала. А в любом переводе где-то вполне может быть допущена ошибка. Когда Иоанн Златоуст на греческом языке проповедовал, а он был грек, то он брал четыре перевода: Септуагинта, Симмаха, Акиллы, Феодотиона. Да это же их родной язык! Родной язык – это ещё не всё. А влияет именно его кругозор, он должен знать историю, культуру народа. Этого слова там нет, каким его заменить? Ленин знал языки, конечно, неродные. И он «Флонакер» переводит по-русски «уще- митель блох». Ну нет у нас такого выражения «ущемитель блох». А он перевёл «крохобор» - вот тут всё понятно. То есть надо знать аналогию, что примерно равно этому. И поэтому путь, ко- торым идут эти переводчики, - он единственно верный, а не про- сто один из многих. И конечный результат, как едут по аулам где-то, простые люди как понимают или нет, - это именно то. Одно дело я умом это постигаю, другое дело – я это на молитве вижу. Это Евангельский, апостольский труд - именно вот такой. И.Д.: Я не понял, ответ-то какой? Вот этот перевод, который сейчас делает Сергей, он очень нужен, архинужен, правильно? А.Б.: Да, да. И.Д.: То есть Макария перевода как бы и нет?

    И.Л.: На его основе можно делать. А.Б.: Я понимаю так, что Макарий перевёл Новый Завет на алтайский язык. При этом он не переиздавался. Он теоретически есть, а почитать никто не может – книжки-то нет. То есть, если есть там несколько книг каких-то, то перевод существует, но он не распространён. Он не- доступен, потому что книг нет. И.Д.: Изменился у них язык, да? А.Б.: Он неизбежно изменился. Вы были в Горно-Алтайске? Смот- ришь когда, если канал вот этот алтайский, это так смешно: они говорят, говорят по-своему, раз – русское слово. Они так и назы- ваются – билингва, то есть двуязычные. И поэтому язык изме- нился. Язык сейчас меняется так быстро. В первоапостольских церквах где были какие-то словари, справочники, энциклопедии? Их не было. Приходили неграмотные люди разных сословий, разного возраста, слушали и на слух всё понимали. Слово Божие

    - оно доступно, это не ребус какой-то… Я не хочу сказать, что над

    ним не нужно думать, но оно понятно, оно доступно. А если изменился язык, если половина слов уже непонятна? Труд дол- жен быть. Но он не лингвистический, не такой: а как бы это понять? а что это значит? Труд должен быть другим. Когда чита- ешь Библию, труд должен быть духовным. Он должен быть внутрь направлен, а не потому что ты читаешь наполовину, ну вот цер- ковнославянский, допустим. Я учил его в институте, ну вот меня заставь сейчас «нелепо ли ны бяшеть…». Наизусть учил начало

    «Слово о полку Игореве», но меня сейчас заставь его прочитать, я же ничего не пойму там. А это же Библия! Да разве об этом надо думать, что вот это слово значит, а что вот это слово значит? Или мне думать о том, как мне себя вести, как мне перед Богом предстать, когда я Библию читаю? Вот ведь о чём идёт речь. И поэтому, даже если Макарий переводил, то за 150 лет язык сегод- няшний далеко от тогдашнего ушёл. Вот вы посмотрите, у како- го первого писателя появились аббревиатуры? У Маяковского, наверное. А это ведь не так давно. Вот эти ВКГ(б), ВПШ, ВЛКСМ, МТС и так далее и так далее. Ведь не было этого. А сейчас как без них? А сейчас попробуйте представить себе язык без вот этих аббревиатур. Всё меняется. Вот эти все наши эсэмэски – побыст- рее, сжатие, чтобы не растягивать и речь, и деньги, чтобы всё быстренько-быстренько. Всё изменилось. Мне кажется, что среди хороших людей в городе-герое я говорил про Радищева – «Путе- шествие из Петербурга в Москву» - революционер, бунтовщик, похуже Пугачёва. У него в одном из писем, он пишет воспомина- ния: «я прощался недавно с другом, который уезжает в Петер- бург. Мы оба обливались слезами…. я не знаю, сколько време- ни». Стоят два мужика. На лошадях, не на самолёте. Один едет в Петербург, и с ним что случиться может? Они слезами облива- ются. Этот бунтовщик… Какие были эмоции, какие чувства, ка- кой язык! А сейчас кто будет обливаться слезами? Понимаете, всё изменилось. И язык, естественно, как отражение. И поэтому си- нодальный перевод – это один из тысячи переводов Библии. На Алтае нет синодального перевода, в Якутии нет синодального перевода. К нам иногда приходят и говорят, кстати, православ- ные: у вас есть Библия на английском языке с апокрифами или без апокрифов, 77 книг или 66. И вот они говорят: нам дайте Библию на английском языке в синодальном переводе. Я гово- рю: а в Англии Синод-то был? Синодальный-то – значит, Синод утверждает. А там как на английском языке синодальный пере- вод может быть, когда там этого синода нет?

    И.Л.: Относительно перевода я хотел сказать. Это надо бы

    вымаливать у Бога. Сказали: раньше там не было словарей. Иероним Стридонский словарь сам составлял. С евреем каждый день занимается, и 30 лет в Вифлеемской пещере. Гекзаплы Ори- гена – это и сегодня непостижимая мудрость. Представьте, одно- временно шесть переводов он берёт. И дальше он выводит общее, смотри, какие слова и прочее. То есть встречались такие люди, подобные Оригену. Но это же Ориген! Так что о нём спорили святые, от Бога у него знания или просто человеческое? Поэтому те люди, которые переводят, они в особой помощи нуждаются. Говорят, что язык сильно изменился. Я имею отношение к язы- ку и очень удивляюсь, почему вдруг язык Ломоносова, Сумароко- ва так резко отличается от языка поэтов, которые дальше, следу- ющие идут. Я всё время отношу к тому, что промежуток такой, они говорят, как говорят неандертальцы. И дальше язык закре- пился намертво. Ну, я так отношу, думаю, что благодаря сино- дальному переводу Библии. Мы читаем синодальный перевод, как будто вчера утром его перевели. Ну настолько же он красочный, настолько хороший. А кто переводил? Мы читаем: Павский. Со- ставляет учебники на еврейском языке для евреев. Это какие же знания надо иметь, чтобы грамматику составлять! И он постоян- но повышает свои знания. И он переводит с еврейского на род- ной русский, а не наоборот с русского на еврейский. Да такие люди один раз в столетие, может, рождаются. Поэтому надо уси- лить молитву ещё и в этом направлении. Сегодня этого Сергея никто не хочет знать, а он перевод делает. Не надо забывать, что Иеронима Стридонского перевод не был вначале принят – вуль- гарный – Вульгата. А потом стали называть его священным переводом, к которому прикоснуться нельзя. А его считали чуть ли не богохульником. А.Б.: Так, а синодальный-то перевод сорок лет не пускали. Синод-то к нему отношение имеет? Ведь это тоже, так сказать, ирония судьбы. Синод был противником этого перевода в течение 35 лет. Противником перевода. А потом, ког- да Синод согласился, его назвали синодальным. Потому что они согласились. Ведь он называется синодальным, а ведь именно Синод не давал пути, считалось, что церковнославянского доста- точно, и ничего другого не надо. Литургия на церковнославянс- ком идёт. И поэтому Синод имеет двоякое отношение к этому переводу. Это другая история. Вот в Англии перевод Джеймса Кинга, кто совершил этот перевод. А назвается перевод короля Якова. А король Яков четвертовал переводчика. Он убил его жесточайшей смертью. Не король переводил, а этот мученик де- лал перевод. Но по приказу короля был сделан перевод. И когда

    переводчик закончил перевод, король благополучно его убил, му- ченической смертью умер, а перевод назвали именем этого пала- ча-короля Якова. Только я вас очень прошу, вы обещали: ника- ких томов. И.Д.: Нет, он не обещал. И.Л.: Наоборот, я сказал, будет помещено (все смеются). Вопросы у кого?

    И.Д.: Вот к нам Золотухин Валерий приезжал, актёр, он брал книги у Игнатия Тихоновича, и показывал Игнатий Тихонович фотографии, и он говорит: «О, я как раз книгу пишу, фотографии давайте, и я помещу Вас у себя в книгу». А Игнатий Тихонович: нет, потому что вы без бороды, я Вас в своей книге не помещу». И не поместил. Хотя Золотухина артиста все знают. Поэтому если он сказал, что поместит, значит поместит эту беседу с Вами. И.Л.: Главное – чтобы польза была. Вопросы, братья и сёстры, какие есть? И.Д.: А православные с какой стороны там участву- ют у вас? Как туда православные влились, в перевод? А.Б.: Я думаю, что они ни с какой стороны не влились. Я что хочу сказать, как бы посредник, что видел группу, которая набира- лась. И потом мне сказали: Асия была координатором Новоза- ветного проекта, и сейчас она в этой группе, Сергей Таурбеков, который Новый Завет переводил, ещё кто-то. Я не думаю, чтобы там были, во всяком случае в то время, когда я там был более- менее вхож, там не было православных. И.Д.: Тогда всё на свои места становится. А то мы слышим, что и православные участву- ют. И.Л.: Вообще о Библейском обществе говорим. А.Б.: В Биб- лейском обществе есть православные. И.Д.: Ну, слава Богу. А.Б.: А в переводе на алтайский язык их не было, я не буду говорить

    «нет», но не было, когда я был более-менее вхож. И.Л.: У меня в книге помещён материал, интервью дают переводчики православ- ные, три священника только участвуют, по благословению патри- арха Алексия. И один священник изучил корейский язык, и его отправили в Корею. Сегодняшнее отношение, которое было в годы реакции против Библии, иное, теоретически как бы не про- тив, а на деле Библия - что она есть, что её нет. Поблагодарим Бога: Отец наш небесный, великая Тебе благодарность за этот воскресный день, напоминающий о Твоей победе над смертью и адом. Благодарим Тебя за это посещение, что позволил нам при- коснуться к великой миссии – проповеди Слова Твоего на алтай- ский язык. Прими эту благовонную жертву от народа Твоего, не столь богатого. Благослови нас, Владыка. Сохрани наши добрые отношения друг к другу. Благослови те народы и переводчиков, которые работают, и убереги их, чтобы Дух Святой вёл их, и чтобы все в вечности мы оказались у престола Христовой благо-

    дати. Слава Отцу и Сыну и Святому Духу. Аминь. Ис.65:1 – «Я открылся не вопрошавшим обо Мне; Меня нашли не искав- шие Меня. «Вот Я! вот Я!» говорил Я народу, не именовав- шемуся именем Моим». Рим.15:21 – «но как написано: не имевшие о Нём известия увидят, и не слышавшие узнают».


    Бороться с пылью, ясно, что не грех, Она незримо копится вначале,

    И при движении клубится кучно вверх, Хотя до этого её не замечали.

    Ничтожна, вредна, мучает хозяек,

    И от неё спасает фильтр и калорифер. В нечистоте легко найти козявок, Пыль принакроет неудачность рифмы.

    Пыль радиации считается опасной, Такая есть, что кожу разъедает,

    А от иной навеки взор погаснет, И голова то с плешью, то седая.

    Пылит иной словесным изверженьем Не хуже, чем Везувий, Кракатау,

    Но страхом Божиим заткнём такое жерло, Ноздри малюсенькой для пыли не оставим.

    Но вот, читая Библию, нашёл,

    Что есть опаснейшая пыль, она на каждом, Сноп поднимается, до неба виден столб,

    До дней последних не осядет даже. Христос послал Своих учеников

    Нести Евангельское слово по вселенной. Не каждый принять будет их готов,

    То кочергой огреет, то поленом.

    Вы на непринявших пыль отрясите с ног

    Им во свидетельство до Страшного Суда, Что даже к вам в такую даль я смог Прийти и принести благую весть сюда.

    Анализ пыли может показать Её происхожденье, место, время.

    Как пожелаете тогда всё повернуть назад, Ведь эта пыль всё та же – не стареет.

    Цените прах Иисусовых сандалий,

    Пусть пыль Апостольская со страниц порхает. Мир пылесосится, а мы им пыль поддали,

    Евангельская пыль свята и эпохальна. 07.11.08. ИгЛа


    Вопрос 4055: Почему Вы против большого спорта? У человека, может, талант, и он бы на этом поприще прославился. На олим- пийские игры специально брали священника и икону, чтобы одер- жать победу. Разве нам победы не нужны в спорте?

    Ответ: Я не против упражнений, но чтобы не тратить много времени на это. А большой спорт - это страшные перегрузки. Там всё показное, а на деле этот человек нигде не нужен. Спорт- смены очень ленивые на работу, это же настоящие трутни. Им хорошо платят, а они ничего не производят. И, как правило, им и читать некогда. Они мыслят узко и шаблонно.

    «Алтайский спорт», 1 ноября 2008 г., стр.3. Трагедия. Чёрный день российского хоккея. «В это трудно поверить, но нет больше самого талантливого алтайского хоккеиста Алексея Черепанова, лучшего нападающего молодёжной сборной России. А начался день 13 октября для Черепанова замечательно… слишком много было положительных и отрицательных эмоций для Алексея в один день. За три минуты до конца основного времени матча он потерял сознание прямо на скамейке запасных «Авангарда» – у него сердце остановилось. Сжалось, а это очень тяжёлый случай. Жертва российской безалаберности и халатности. Недуг этот возникает у спортсменов на фоне нагрузок. При сильном пере- утомлении появляется жуткая ишемия. Сердце не справляется с работой по прокачке крови. Сердечно-сосудистая недостаточность. При любом ударе, падении на лёд может остановиться сердце и его потом очень трудно запустить. У спортсмена идёт утолщение сердечной мышцы. Виноваты не физические нагрузки, а запре- дельные моральные. Если уже всё в жизни повидавшие, закалён- ные и матёрые болельщики говорят, что на матчи родной коман- ды сейчас нельзя ходить без валидола или в трезвом виде, то через что каждый раз проходят непосредственные участники этих событий? В спорте есть один непременный закон: если ты хо- чешь взобраться на вершину, быть лучше всех, то должен ежед- невно и беспрерывно работать даже не на пределе собственного организма, а за его пределами. Когда болит и ноет всё, когда уже не слушаются ни руки, ни ноги, ни голова. Когда каждый день ты делаешь больше, чем вчера, и иного пути к медалям и рекор- дам не существует. Голы давались кровью и потом. А ведь сколько ещё матчей предстояло. Его ждали в Нью-Йорке. Но судьба рас- порядилась по-другому. Похоронили там, где хоронят выдаю- щихся людей». То, что церковные артисты в рясах колобродят с кадилом, желая победы, – это не помогло, язычники оказались

    более сильными. Прем.Сол.2:11 – «Сила наша да будет зако- ном правды, ибо бессилие оказывается бесполезным». Еккл.12:1- «И помни Создателя твоего в дни юности твоей, доколе не пришли тяжелые дни и не наступили годы, о кото- рых ты будешь говорить: «нет мне удовольствия в них2Макк.4:14 – «так что священники перестали быть ревнос- тными к служению жертвеннику и, презирая храм и не радя о жертвах, спешили принимать участие в противных зако- ну играх палестры по призыву бросаемого диска».


    Кольнуло сердце… Это же сигнал О перегрузке главного мотора.

    Там футболист излишне мяч пинал, Здесь хоккеист носился с шайбой скоро.

    Сигнал тревожный болью отзовётся, И надобно учесть, себя укоротить.

    Без нас беснуются пусть на трибунах гости. В груди горит, гортань давно хрипит.

    Охолонись, здесь гордость не поможет, Ресурс во всём Создатель заложил.

    Эритроциты напрягают вожжи.

    Не рвись из нервов и ослабших жил.

    На запредельном семафорит «стоп» Кровавой пеленой в зрачках ослепших.

    От темени безмозглого до искривлённых стоп Раскрученный, вертлявый вьётся пешкой.

    Трибуны одуревшие, распяленные рты Глотают алкоголь, табак вдыхают.

    Их и милиция едва сумеет укротить, Орёт плебейство и отродье хамье.

    Конечно, платят много за игру,

    За каждый гол, ты обыграть стремился. Но вот споткнулся, не закончил круг,

    На запасной скамейке сердце надломилось.

    И сколько же подобных мотыльков Ещё сгорит на стадионе шумном.

    Внезапно всё земное стало далеко – Об этом умерший не чаял и не думал.

    Душа бессмертная на смертном пятачке Забыла, для чего ей срок отпущен.

    Ты голый с голом – это всем учесть! Воистину тому бы не родиться лучше.

    Бог Иегова, Сущий Врач, Зиждитель До одного удара сердца отсчитал.

    Кто глух к Писанию, легко споткнётся в гибель,

    Осмеяна на век житейская мечта. 07.11.08. ИгЛа


    Вопрос 4056: Случалось ли у Вас такое, что человек ведёт себя нахально, выскакивает в беседах, никого не почитает, не слушает? Как с ним быть?

    Ответ: У нас был такой «вояка». На него шикали даже самые спокойные, чтобы утишить его. Он во время собрания мог не- сколько раз вскочить, выкрикнуть что-то. Тогда я написал ему памятку, в которой указал, какие есть преграды, чтобы осадить самого себя. Он взял это, и уже дома от руки хорошим почерком переписал и даже расширил. Позже он всё же снова сорвался и покинул нас, ушёл к староверам. Этому бузотёру была дана ха- рактеристика во 2 томе «…открытым оком», вопрос 866 – Вячес- лав, – за несколько лет до его краха.

    ПРЕГРАДЫ, стоящие перед человеком, которые могут и дол- жны удержать от гнева, дерзости и хамства.

    1. .Если я промолчу, буду кротким, не отвечу, что я потеряю и выиграю. (Иов.11:3; Еккл.3:7; Пс.36:11; Мф.5:5; Пр.11:12; 15:1;4;

      25:15; Иак.1:21; 1Тим.6:11; 1Пет.3:15; Еф.4:1-3; Еккл.10:4; Кол.3:12; Чис.12:3).

    2. .Попытаться увидеть себя его глазами; не нарушил ли я ка- кие-либо правила? Призвать на помощь разум и память. (Мф.7:12; 22:37-39; Мрк.12:30-31; Лк.10:27; Тов.4:15; Лк.6:31; Пр.15:32;

4:5; 16:22; 19:8; 10:21; Втор.8:2; Сир.31:17).

  1. 1Чётко представить разницу в положении, чтобы не разго- варивать как с равным (Чис.16; Пр.25:6-7; Лк.14:9-10).

      1. Кто ты в данной местности по званию – и кто он? (1Петр.2:18; Еф.6:5; Кол.3:22; Тит.2:9; Исх.22:28;Рим.13:1-7).

      2. В духовном. Чей опыт больше, кому довериться: себе или ему? (1Кор.2:14-16; Рим.8:5-9; 1Пет.5:5; Евр.13:17-24).

      3. Статус по опыту, не по званию, популярности оппонента

      4. Расчёт: хватит ли сил устоять, если тебе окажут сопро- тивление. (Лк.14:27-32; Пр.25:8-9).

      5. Своя честь, если её ценишь и дорожишь мнением людей о себе; подумай, выйдешь ли таким после ссоры, каким был до неё. (Пр.18:3; 20:3; 26:1. Пс.68:7)

      6. Какая цель моего противодействия. Если я ценю оппо- нента, то отношения с ним не ухудшатся ли? (Пс.34:11-16; Пс.54:10-15; Пр.17:17; 17:9; 18:25; 21:10; 27:9).

      7. Что это даст мне для здоровья? (Пс.30:11; Иер.45:3).

      8. В духовном плане подтвердит ли это, что я дитя Божие, кроткое и смиренное? (Мф.5:14-16; Иоан.3:1;10; Фил.2:14-15).

  2. Какой опыт я приобретаю для будущего (наработка). Про- гресс или регресс, вверх или вниз влечёт меня? (Мф.25:14; 19:21; Лк.12:28; Евр.5:13-6:1).

  3. Молитва. Успел ли помолиться перед этим и даёт ли это стимул к молитве; какой опыт приобретаю сегодня? (Мф.26:41; Мрк.14:38; Лк.21:36; 22:39-46).

  4. Если передо мной руководитель или, тем более организатор какой-либо организации и я к ним пришёл, к их уставу, прави- лам. (Чис.9:14; Пр.10:23; Еккл.10:2).

  5. Возраст телесный. Чти старшего. Духовный возраст. (Лев.19:32; Втор.28:50; Иер.19:1; Иов 12:12-13; 32:6; Фил.2:3).

  6. Закон возмездия. Это хамство, беспутство вернётся ко мне с избытком. В первую очередь – через моих детей. Потеряв всех, озлобившись, сумею ли приобрести подобающую замену потерян- ному? (Исх.20:5-6; Чис.14:18. Втор.5:9).

  7. Опыт дерзости срабатывает на правиле «зло выборочно не бывает» и, рано или поздно, за подобное действие получу долж- ный отпор – напоролся. (Пр.17:13; Иер.14:16; Рим.13:4).

  8. Поступая так дерзко, каким местом Писания я могу подкре- пить себя? Какие места из Библии обличают меня от имени Бога? Что говорит об этом народная мудрость, пословицы, поговорки? Кто одобрил меня из видевших и слышавших? (Евр.4:12; 1Пет.1:22-23; 2Кор.10:4-7; Еф.6:14-17; Откр.3:19; Втор.18:18- 20; Пс.118:130; Иак.1:22; 2Кор.2:17; 4:2; 2Тим.2:9; Пр.1:6; 18:14; 22:12-17; Иов 4:4; Ис.66:5; Иоан.12:47-48; Пс.48:5; Рим.1:32; 14:18; 2Тим.3:16).

  9. Не примирившись сразу, с проглядом вперёд, чего я ожидаю от следующей встречи; будут меня отторгаться или любить и ждать? (Еф.4:26-27; Пс.4:5-6; Еф.4:31; Пр.17:1,17; 17:9; 10:12).

  10. Внешность. Озлобление меняет черты лица, иногда непоп- равимо. Недоверчивый, злобный взгляд, напряжённо ожидаю под- воха, замечания; стараюсь не встретиться, не разговаривать. (Иез.7:17-18; Дан.5:6; Быт.40:7; Пр.25:23; 15:30; 27:17; Ис.2:11; 5:15; Пр.16:30; 22:17; 10:17; 12:1; 2Мак.14:23-30; Пс.68:9).

  11. Молва, язык. Как об этом буду рассказывать ближним? Как победитель? (Кого – самого себя?) При кротком поведении уважаешь сам себя. (1Кор.1:26-30; 2Кор.10:17-18; Иак.3:13-18; 2Кор.12:9-10; Втор.28:37; 3Цар.9:6-7; Иер.24:8-9; Иез.5:15; Пс.68:12-13; Пс.9:24;21:7; 111:7; Пр.15:2-4; 18:3; 25:15-23; 26:28).

  12. Одежда. При раздоре можешь вернуться голым (дерзкий ответ сокрушает кости – Пр.15:1). Кротким ответом я приобре- таю новых друзей и вызываю доверие. Нужно иметь здоровый юмор. Назревающий конфликт легко разрядить шуткой. (Мф.11:29; 18:15; 5:5; Пр. 3:34; 12:25; 15:13,23; 17:22; 20:3; 22:24; 29:23; Пс.50:19; Кол.3:12; Еф.4:2; Иак.4:6; 1Пет.5:5).

  13. Самообвинение. Я создал критическую, провокационную ситуацию (стал керосин-бензин). (1Тим.4:16; Лк.15:1-32; 16:14- 31; Пс.50; Пр.15:18; 22:24). 10.01.2002 г. Лапкин И.Т.


Не оскудеть бы разумом под старость, – Богатство наше не года, а мудрость, – Бессмысленно на телевизор пялясь, Подслеповато через стёкла щурясь.

Впадают часто в старческий маразм, Тому причин, конечно, с преизлихом.

Тут не лицом, а с памятью всей в грязь, В простейшем разговоре сел на рифы.

Ни песен спеть на память, ни молитв, Под мелкотравчатого роль одна и та же.

И проблеск памяти, увы, пасхальный клип, А в общем, с каждым днём всё гаже.

Но ныне мы на лучшем скакуне

Мчим по эпохам, по пустынным кельям. Конечно, брезжится в конце пути конец. Припомним, что же всё же не допели.

Без записи пока шикует память, Компьютеру любому вставит фору.

И нашей памяти бы памятник поставить, Установить бы на вершине горной.

Натренированная память удивленьем Окружена, ей почесть в изысканьях. Ум разжиревших заплывает ленью, – Вот у таких не головы, а скальпы.

Запомнить, на забыть: Заветов – два, Во всём главенство Новому отдали. От Духа Божия в нём вписаны слова,

Вошли в «сейчас» из запредельной дали.

Христос есть Бог, а так же Божий Сын, Нас возлюбил до самой крестной смерти. Святая Троица – в трёх Лицах Бог один. Забыв о всём, дай, Боже, в это верить.

Пенять на память в вечности не будем, Все милости Христа предстанут явно. Мозг засевайте чудом, словно клумбу.

Грех отнимает память, как у пьяных. 10.11.08. ИгЛа


Вопрос 4057: Если кто-то не остаётся на дополнительные заня- тия по изучению Слова Божия по воскресеньям, то можно ли их отношение изменить, и как это Вы делаете? Покажите на конк- ретном примере, о чём беседуете, какие вопросы решаете.

Ответ: Так как у нас почти всё записывается на диктофоны, то вот подобный случай. Приехали братья и сёстры в Потеряевку помочь убрать в огороде картошку и прочее. Управились, и в воскресенье 28.09.08г., гляжу, они уже собираются уезжать до 12 часов дня – торопились попутно заехать в с. Ребриха в боль- ницу к сестре Тамаре. Всего же до Барнаула – 150 км., а это не более 2,5 часов езды. У нас занятия было в школе, в спортзале, начало в 11.30ч. Всё же «тормознул» им машину, и выговорил крепко всем на занятиях. «…Прекратить это дело, вы поступаете неразумно. Доказывать ли это на основании Священного Писа- ния? При данном случае это самый подходящий момент. Сейчас у нас занятия. Что может быть дороже занятий по Библии в воскресный день? Не у меня занятия, вы ко Христу пришли, от- крыто Слово Божие. И подумай, что значит всё остальное, – всё это должно быть где-то на другом месте, пониже. 1Кор.6:12

«Всё мне позволительно, но не все полезно; все мне позволи- тельно, но ничто не должно обладать мною», как это? Вот это мы как раз и разбираем. Не так уж всё подряд полезно. И вдруг один солдат (Жолнерова Нина) говорит вам: «Есть одна там больная, она лежит в Ребрихе, её надо посетить». Прекрасное дело! Но ей, больной, разницы нет – один её посетит или сто один. Ей не до этого. Привезёте ей что-нибудь или нет, ей дорого ваше внимание. Ей разницы нет – в двенадцать часов дня при- едешь или в четыре, в пять. «А нам туда надо». И, скажи ты, вокруг машины, как мухи, все собрались уже, облепили. Я еду на занятия на велосипеде мимо, думаю, что они следом придут. Ан нет, пришёл, подождал, в самом деле никого нет. Где же они? Деревенские пришли и говорят: «А Николай сказал, что собира- ются ехать». Вот он сидит теперь тоже.

Николай Польгуев: Мне-то разница есть, Игнатий Тихонович. ИгЛа: Если разница есть, то ты должен доказать, что тебе полез- нее быть там, чем здесь. Сразу с собой целую вязанку братьев и сестёр ты уволок. Ещё раз говорю: более полезного, чем побыть у

ног Христа, ничего нет, полезнее, чем здесь побыть. И никуда время-то ещё ни делось, ещё двенадцати нет. Вы не каждый день здесь бываете. Не чаще, чем раз в полгода приезжаете сюда. Не увидели ещё всех здешних братьев и сестёр, не насладились об- щением. Скажете: мы копали картошку, некогда было. Сегодня воскресный день. Приезжают, мгновенно рванулись обратно. Мы ездим в другие места по районам на благовестие, с нами ездил Игорь Глушков. Пока он в Шарчино бабушек не развезёт по домам после собрания, никуда не едет. Мало того, ещё заедет иногда и за ними. Простились, пешком прошлись с ними, догово- рились, во сколько мы приедем. А район рядом совсем. Мы же не каждый день там бываем. К чему вы стремитесь сегодня, вам обрыднет всё за зиму это до горла. Николай П.: Я хотел сказать не о том, что посетить Ребриху или какую-то повариху, мне-то без разницы. Хорошо, человек знает Писание. Они сидит на за- нятиях, но ничего не делают, как камень лежащий, мхом оброс- ший, это ли не чревоугодие? ИгЛа: Где же тут чревоугодие? Поче- му ты решил, что ничего этот человек не делает? Эти люди дела- ют и пашут будь здоров. Н.П.: Я не говорю про сидящих здесь. ИгЛа: Мы только про них сейчас и говорим. Зачем ты соблаз- нил их, что они уже не идут сюда? Наталья Приходько: Мы все сами такие. Пупов Сергей: Соблазнительные. ИгЛа: О, хорошо. (Смеются) Вот я и говорю. Такие у меня и насельники в лагере. Никто другого не остановит. Да вы бы его облепили: «Николай, как тебе такая мысль могла придти, увезти нас, не побывав на занятиях? Что? Уйти без занятий? Как ты мог подумать так? Закрой скорей капот». Он поднял капот, как говорится, закрыл- ся от совести капотом. А эти рядом уже вокруг, как мошкара вокруг лепёшки коровьей. Слепились все, уже надо ехать куда- то им. Куда ехать, когда здесь не были, не виделись, не беседова- ли. Побудьте, насладитесь. А потом поедете. Чтобы больше та- кого не слышал. Мне хочется сразу сказать: «Уматывай, чтобы тебя здесь не было такого и духа твоего». И услышу в ответ:

«Ай, грубо сказал». Чего выглядываешь? Ведь я знаю, что недо- вольна, что я сказал тебе так. Куда торопиться? Мы же для этого приехали, у нас это главное. Там один больной, он обихоженный, появитесь там в семь часов, разницы никакой. Понимаете, среди вас не нашлось ни одного, чтобы других обличил и остановил:

«Уже полдвенадцатого, что вы делаете? Бежим скорее! Бежим ско- рее на занятия». Такое-то у вас когда ещё будет в жизни? А всё остальное – будет. И в городе будете больных посещать. Вы не поняли, что самое главнейшее? Всё позволительно. Позволитель-

но и убежать. Но не полезно это. Н.П.: Потом продолжим.

Лена Барабаш (учительница в Потеряевке, завуч школы, чита- ет с того места, где закончили в прошлое воскресенье, толкование блаженного Феофилакта): 1Кор.6:13 – Пища для чрева, и чре- во для пищи; но Бог уничтожит и то и другое. Тело же не для блуда, но для Господа, и Господь для тела. «Чревом назы- вает чревоугодие, а не член нашего тела; пищей же – неумерен- ное употребление пищи». ИгЛа: Неумеренное. А тут всё умерен- ное, как положено. Поэтому надо разбираться. Неумеренное – когда человек явно наращивает жир. Себя испытай. «Да я вроде мало ем», - у меня были такие. Значит, ты калории не пережига- ешь. Гляжу, наши ребята начинают некоторые полнеть. Наши, верующие. Гляжу, брюшко уже округляется. А почему? Лежание на боку, смотрение телевизора. Попозже встану. Не разбегусь. Поставьте турник рядом, начинайте сгонять вредность. Повто- ряю: не я это говорю, а Владимир Чивилихин, это один из таких сильных писателей. «Я в Швеции провёл полгода и ни одной полной женщины не встретил. Вы мне не поверите, – говорит, – но это так». Почему? Шведская стенка. Все занимаются. По Аме- рике ехал, как будто одна спортплощадка весь город. И занима- ются, и играют. Почему? Слишком дорого стоит лечение. Болезнь легче не допустить в тело, как один антихрист учил – Порфирий Иванов. Надо заботиться о том, как болезнь не впущать в тело, а не о том, как её выгонять. А у нас главное, как её выгонять, найти таблетки и проглотить. Не надо этого. Мы все занимаем- ся Божьим делом. И я спрашиваю всегда: а у вас там занятия по Слову Божию есть? Батюшка не любит эти вопросы мои, когда он после дальних поездок возвращается: «Ну с кем там заниматься, пришли три бабки». Три? Да это уже общество. Ты третий том открывай – трёхтомник. Ты такой составишь десерт! Сразу на- чинайте занятия, и чтобы был руководитель. А он найдётся сре- ди них. Пока у вас не будет вот такого занятия, вы все друг другу чужие и по домам сидеть будете. Это нас сродняет, мы у ног Христа. Христос всё время вокруг Себя собирал, за город выводил. И даже воскресший говорит: Мрк.14:28 – «По воскре- сении же Моём, Я предваряю вас в Галилее». А дал бы указа- ние, книжки написал бы им, и сидите занимайтесь. Нет, Он всё время их гуртовал. А почему? Да потому что Он – Пастух, а вы – овцы. А здесь только приехали, шасть, и их уже нет, уже в маши- не. Что, вам колёса проколоть или что? (Смеются).

Вы, ребята, бросьте это. Когда приезжаете, то один вопрос зада- вайте: «Скажите, здесь собрание есть? Я не уеду, пока не насы-

щусь». Николай, вчера было сорок шесть лет, как я впервые услышал про Евангелие, и с тех пор ещё ни одной беседы не пропустил. Ни у адвентистов, ни у баптистов, нигде, когда мы туда ходили. Ни одной! Четыре раза в неделю было баптистское собрание по два часа, и я четыре раза в неделю ходил к ним всё время. Я всё время находил для себя что-то новое. А там послу- шать-то не особенно много, у их стандартное, одно и то же. Ну, начните маленько сами себя разогревать. Другой не идёт, а ты его побуди: ведь это так сладостно. Мы читаем что? Евангелие. Читаем Писание. А толкует кто? Святые отцы. Блаженный Фео- филакт, – он трудяга был. Он из всех святых отцов многое выб- рал, как отец Геннадий Фаст. К слову сказать, мы о.Геннадия осенью, может быть, дождёмся в гости. Он собирался летом, но я ему дал отбой. В городе никого в это время нет. Вы не думайте, что вот человек на занятия не приходит и ничего в этом особен- но опасного нет. Сейчас мне сказали, что будто бы Лена Козлова сказала: «Не звоните мне, эта община мне не подходит». Уже видели в городе подкрашенной. Община ей не подходит. А поче- му она ей не подходит? Ты приди, простись, напиши: «мне общи- на не подходит вот потому-то». Так сделал Муравлев и сделал правильно. Он пришёл, простился, поблагодарил, и говорит: «Об- щина эта не даёт мне шанса духовно развиваться». Мы попроси- ли: в чём конкретно напиши, расскажи, как это, помоги. Он ниче- го этого не сделал. И куда ушёл? В мир. Потерял всё, что полу- чил в общине. Дети, говорит, выросли неверующие. Я с ним встре- чался. Ничего нет. И мы поняли, что и тогдашние требования были блефом. Ты бы в первую очередь себя духовно образовать, нашёл сотоварищей, чтобы регулярно собираться и быть в право- славии однозначно, а не где-то. Потому что всё остальное вне пределов спасения. Так учат все святые отцы.

На одной фотографии в 23 томе «…открытым оком» в конце первой вклейки близ стр. 49, справа от ребёнка с надписью «с подарками молодожёнам» вижу чью-то спину. Смотрю и не могу понять, кто это. Спина, как столб, налитый жиром. И потом дальше фото листаю, по цвету платья определил: да это же Лена.

«Батюшка, да что же это такое?» «А я что?» Ни талии, ничего. Я говорю, что это же как белёк тюлений остаётся и лежит на льду. Её муж растрепал теперь, когда ушёл от неё. И мужу не нравилось, что она такая стала. Она из-за замужества так оску- дела. И только муж ушёл, родственники её сразу стали куда-то, говорят, сватать. «Община не подходит!» Ты дальше посмотри, что с тобой будет. Когда принимала крещение, я ей сказал (22т.

стр.265): (ИгЛа: Лена, мне не нравится, что ты пропускаешь часто богослужения. И, притом, это не от ревности о храме. Я думаю, что ничего не изменится, ты так пропускать и будешь. Напиши это, подтверди в письменном виде. Ты всё равно будешь пропускать, опаздывать, так хоть бумажка нам достанется»).

То есть явно обманула. И община ей не подходит? Община о тебе заботилась. Девочка Лиза – твоя, и я каждый раз спраши- вал: «Ей полезно? «Очень. Лиза посерьёзнела». Она свистушка, не удержишь на одном месте. А теперь община не подходит. Она даже ни с кем не простилась,◻как и все такие же, уходит. Были здесь добрые минуты? Были. Ну, крещение ты принимала? При- нимала. Причащалась? Да. Ну, подойди к батюшке, хотя бы ска- жи, как Муравлёв сделал: «Я благодарю всех, я за жену благода- рю». Он говорил за Ларису, ибо она не могла придти. Ну, по человечески проститься. Даже если тебе не нравится твоя рабо- та, ты же пишешь заявление? В отдел кадров идёшь? Здесь ничего подобного нет. Даже не приехала, не простилась. Была, и не было. Да как же так? Володя Сиротин так же ушёл… Всё позво- лительно. Позволительно вот так уходить, не прощаться? Но это вам же не полезно. Подобная неблагодарность внутри сидела. А находилась бы Лена в Патриархии, да она бы тысячу лет не узнала, что в ней есть. А здесь всё время обличали, тянули. Она на благовестие не шла, на занятия не оставалась. Редко-редко когда мелькнёт. Всё кончилось ничем. Я всё время говорю: ещё сыпаться будут. А новые души будут появляться.

Лена Б.: «Итак, смысл слов такой: неумеренное употребление пищи находится в дружбе и родстве с чревоугодием, и наоборот. И то и другое не может привести нас ко Христу, напротив, пре- данных себе пересылают взаимно одно к другому, – неумерен- ность к чревоугодию, а чревоугодие к неумеренности. Не чрево, но чревоугодие, и не пищу, но неумеренность в пище». (Феофилакт) ИгЛа: Зачем вот так подробно это всё описывают? Кажется, лишние слова говорит. Зачем он повторяет это несколько раз, это чревоугодие трясёт? Чтобы закрепить в нас это. А я думаю так, что он знал, что есть такие люди и в его обществе. Обычно

законы издают на какие-то совершившиеся факты.

Издали закон: террористов зашивать в шкуры свиней и от- правлять родственникам. Почему? Свинья грязная и нечистая, и человек тот идёт в ад. В воинских частях приказано обязатель- но держать свиней. Терроризм резко сократился. Никто не хочет в ад. Так террористы пошли не людей убивать, а свиней. А ниче- го нельзя сделать, свинья быстро поросится. Надо знать, что это

означает. Самый отрицательный цвет для индонезийцев, гово- рят,– жёлтый. Жёлтый означает противный. Свинью выкрасить в жёлтый цвет. Добавка. Теперь вообще никто не пошёл в тер- рористы. А идёт-то молодёжь. То отбоя не было, а теперь никого нет. Свинья победила. А мы – свиньи, знаем всё и не понимаем. Человек уходит. Может, послабление дать? Уехавшего Желтухи- на я спрашивал: «Что тебе не нравится?» «Я думаю, к оглашен- ным требования надо помягче», – говорит. «А какие? «Бороду до крещения не надо, пояс». «Когда же ты его учить будешь? Это время и есть подготовительное. Ты в учебке был, когда служил? Там разве говорят, что ремень не надо, застёгиваться не надо, бриться не нужно? Когда придёшь в воинскую часть, тогда всему этому будешь учиться на практике? Или наоборот? Тебя для того и подготавливают, чтобы ты в воинской части был готов, как штык». И я понял, что ничего духовного в этом человеке нет и не может быть. «Было бы мясо, я бы ребёнку дал», – сокрушался в пост Александр Ж. Я встречал таких. «У меня будут дети, они поститься не будут». Дети ни один и не постится. Сын священ- ника. Это значит, что в семье не было к посту благоговейного отношения. Я всегда говорю: посты наши - не евангельского устроения. Но они есть, и «без дураков» исполнять. Мы всегда спрашиваем: растительное масло сегодня разрешается? Нет! Мне на душе легко. Но я имею своё мнение. Посты эти придумали монахи, у них времени много было свободного на это. Но всё мне позволительно, православному: и в храм не ходить, и опаздывать, и не поститься, но не всё полезно. Во-первых, я берегу свою со- весть. Потеряешь совесть, а тогда её уже ничем не починишь.

Лена Б.: «В слове уничтожит некоторые видят предсказание о состоянии будущего века, то есть что там не будет нужды ни в пище, ни в питии. Если же там и умеренное употребление пищи не будет иметь места, то тем паче упраздняет неумеренность и чревоугодие. Сказав, что вместе с упразднением пищи упразднит- ся и чрево, выразил ту мысль, что вместе с насыщением прекра- щается желание большего. По словам же других, он запечатлел своё увещание молитвой о том, чтобы упразднились, то есть пре- кратились, и неумеренность, и чревоугодие. Апостол говорит о чревоугодии по поводу речи о блуде. Ибо следовало бы сказать так: тело же не для брашен и не для чрева. Но он не так сказал, а как? не для блуда, показывая, что бывает следствием телесных наслаждений, именно – блуд. А смысл слов его такой: тело, гово- рит, не для того создано, чтобы утопать в наслаждениях и впа- дать в блуд, но для того, чтобы повиновалось Христу, как главе

своей, а Господь управлял им, как глава».

ИгЛа: Человек попадает в трудные обстоятельства, и он стал дистрофик, его заморили. Ему нужен блуд? Читайте «Невинный Пруденций» Лескова. Какой опыт христианка-красавица прове- ла. Поднялся жених в пещеру, а она лестницу убрала. А вот пройдет дня три, она поможет ему сойти. Что ты первое избе- рёшь, то и будет твоим. Она сама всего наварила. Он спустился, в горшке нашёл плов. Она приготовила постель, но его предупре- дила, что он должен выбрать либо кастрюли с едой, либо её на ложе - одно из двух. И когда он налопался досыта, к постели, а никого уже нет, она на лодке уплыла, а служанку оставила. Не накорми плоть и она изберёт что? И, когда один святой с учени- ком своим занимался, а ученик всё время жалуется, что его мучит дух блуда. И он его так молитвой припаял, что бес завопил. Он говорит: «Почему не уходишь?» Он говорит: «Я ушёл с первой молитвы». «Но мой ученик жалуется, что дух блуда приходит».

«Я подчревный бес, а есть бес чревный». Как один говорит: «Я возвращался с фронта, и на все деньги купил породистого жереб- ца, чтобы кобыл покрыть, породу улучшить». Купил, довёз а сам уехал. Приезжает, а кобыла не принимает жеребца. Почему? Она к нему, а он голову повесил. Скотники его заморили. Она подда- ла ему задом и отошла. И хозяин понял, что надо скорее жереб- ца отделять и поднимать его. Месяц ушёл, чтобы его подкор- мить. Он тогда уже и другим оком на кобылу посмотрел. Вот почему Павел сразу переходит от черва к блуду. Тут прямая связь. Сон всегда в обнимку с ленью и с блудом, – это в связке идёт. И Апостол знал это не как-то, а по своей пастве, он видел. Полезно ли буйство в плоти? Не полезно. А почему? Скажите, вот если бы с сегодняшнего дня установили двухразовое питание, кто согласен на это? (Большинство подняли руки). О, слава Хри- сту. Понимаете, в чём дело: один миллиард мусульман не имеет трёхразового питания. У них вообще этого нет. К слову сказать о застольной молитве, даже у старообрядцев есть на завтрак - одни молитвы, а на ужин - другие. На три вкушения нет молитв. Может, я ошибаюсь, Володя (Устинов), не подскажешь ли? Нет? Это означает, что и в православии заложено это. Так откуда же тогда трёхразовое питание? По немощи, по труду, – мы же найдём себе оправдание. Да ещё на самую ночь, как говорится, кофею в постельку. Молитвы на это нет. Поэтому двухразовое питание всегда было. Лагерь закончил сезон. Мы пока здесь остались одни, и у нас двухразовое питание. Ну, бывает иногда, бывает, когда уже голова закружится, сухарик найдёшь, чтобы чрево ма-

ленько расшевелить. Всё-таки Сибирь – это не пустыня жаркая. Значит, этого и надо придерживаться. У меня побыл один моло- дой парень. А потом звонит: я перешёл на двухразовое питание. Сейчас он – батюшка. Неплохой батюшка. Александр, свояк отцу Геннадию. Давным-давно он не был у меня. Он считал, что это движение вперёд, и правильно считал.

Женя Янчук (диакон): Священникам можно и один раз есть, они не работают. ИгЛа: Ну да. Сергей Пупков: Священникам- то как раз и надо работать – ходить проповедовать.

Люда Янчук: Пока служба, пока закончатся все требы, вот уже и обед. Приходит – обед, – первый раз покушали. А потом вто- рой раз служба. Вечером пришли, ещё раз покушали, больше и не получается. ИгЛа: Я читал про таурегов, это арабы. Они пасут верблюдов в пустыне. Температура – 45 градусов в тени, а в скобках написано: если бы была тень; но её нет. И в день прохо- дят до шестидесяти километров пешком. Л. Я.: Образ жизни такой. ИгЛа: Так образ-то жизни нам что, от рождения дан или мы его устрояем? Николай отвечает, что если была бы возмож- ность. А в этом-то подвиг и есть. Награды мне никакой нет, если я имею полторы тысячи пенсии, что я на них возьму? А вот было бы полтора миллиона, я бы развернулся. А вот при полутора миллионах я точно так же поведу себя. Вот тогда вопрос другой. Я никакой подвиг не совершаю, это просто мой образ жизни. Но я в Америке был, я их там давил буквально. Куда бы ни поехали, они стараются всё мне купить. Я носки драные не заменил и мороженного ни одного не съел, и они ничего не могли со мной сделать. Почему? Я в бедности, и мне это как раз.

Николай Польгуев: Можно вопрос? Что такое «полезно» и «не полезно»? Смотрите. Вроде как не полезно то, что мешает моему спасению. Сейчас вот у нас лагерь, Петров пост почти сорок дней. Вот радость-то какая! Дети ни молока, ничего не видели. Полез- но или нет для духовного состояния? Скажут: да видел я этот православный лагерь, и чем дальше, тем лучше, вплоть до Мага- дана. Понимаете, в чём дело? Вот о пользе, – кто её может опреде- лить, полезно или нет? ИгЛа: Я могу определить. Н. П.: Сам для себя. ИгЛа: Не сам для себя. Я тебе могу определить. Н. П.: Ну- ка, попробуйте. ИгЛа: Мне на днях звонит один: «Да кто когда исполнял, да какие это христиане, кто они?» Я говорю: «Ты сейчас разговариваешь с ним по телефону. Конкретно ко мне какие претензии? Ты меня сколько знаешь? 35 лет – это же полжизни. Конкретно скажи, что я сделал не так». «Тут я ниче- го не могу сказать». И ты «все» уже не можешь сказать, я тебе

вырезал этот кусочек. Я уже туда блямбу вставил. Что такое полезное? Полезно определяется не моим черепком, а есть опыт церкви. Я говорю: дети, которых привозят, неверующие бывают, и им не полезно держать наш пост. Мне хочется, конечно, и покормить их молоком. Но мы прилагаем большие усилия. У нас халва, рыба, ягоды, зелень. Дети ни грамма ни теряют в весе. Вы сами были, видели, какое питание. Мы всё время подчёркива- ем: этот пост установлен, мы православные, и мы твёрдо будем держать его. Дети, это нам полезно. Во-первых, это научает нас скромному житью. У нас всё есть. Кто хочет добавки? Каждый может попросить. У нас такой плов с рыбой сделают, пальчики оближешь. А потом я ещё скажу проповедь о неполезности мяса, особенно свиного. Да, ты всё сказал абсолютно правильно. Но мы – православные. Ребёнка нынче приехали забирать, а он про- сит остаться на второй сезон. Родители не ожидали этого. И сейчас осенью они уже договариваются, что на следующий год обязательно будут. Значит, не все так рассуждают. Не все. И нынче многие на второй сезон оставались. Есть некоторые, из года в год приезжают, пока не вырастут. Они знают, что пост – это прекрасно. Н.П.: То есть тогда получается, что в правосла- вии самохотение человека отвергается, а только Писание, святые отцы и опыт Церкви? ИгЛа: Аллилуйя. Аминь. Вот я чего и хотел добиться. Слова «Я хочу» в православии – это лютейший враг. Друг наш – надо! Вот надо. Мозжит, а мамка не велит.

Галя Глушкова: Вот Вы часто говорите про монахов отрица- тельное, что не проповедуют, не благовествуют. И вот эти посты все, они от монахов. ИгЛа: Точно. Г.Г.: Тогда получается, что если критика постоянная на монахов, и посты тоже они приду- мали. Но опять же говорите, что опыт церкви, что всё это полез- но, нужно. Как всё это согласовать? ИгЛа: Галя, давай по частям. Я же этого ничего не скрываю. Я говорю, что они сами залезли в пустыню и они вылавливали всех активных, и гробили их там за стенами, не давая потомства. Мусульманство за счёт этого и воз- никло. Это даже Андрей Кураев понимает, в «Литературной газе- те» написали. А что не есть, это ни на что не влияет. И тем более, что пища у нас разнообразная. Я и говорю: «без дураков», я православный и обязан соблюдать. И если я буду соблюдать, то вред душе моей будет или не будет? Нет, не будет. Благодарю, святые отцы. Я их благодарю и каждый день им молюсь. Но посты, добавляю, не евангельского устроения, они в Евангелии не указаны. И праздники многие, это придумали монахи. Но я пра- вославный, и я принимаю всё целиком. И выборочно мне никто

не давал право в православии принимать что-то или не прини- мать. Потому что это не влияет ни на чьё спасение. Если у меня будет рыба вместо мяса, – никак не влияет. А если не идти на благовестие, это влияет на моё спасение. Мф.10:32 – «Итак всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцом Моим Небесным». Это влияет на спасение другого, ибо если семя не сеется, то ничего и не вырастет. Я у монахов беру самое главное. Их вина – они заблокировали Еван- гелие. А то, что грамота оттуда шла, скажут, правильно. Потому что вы в народ-то не пускали грамоту. Учителя грамотные, но если никому эту грамоту не будут давать, а только по наследству передавать своим ребятишкам. И никого другого не будут учить. Да зачем твоя грамота?! Ликбез устрой, всех учи. Советская власть это понимала, ликбезы устроили. А у царя-то такой охоты-то учить не было? А священники как огня боятся сегодня Еванге- лия. «А зачем тебе это надо? Ты ходишь в храм? Ходишь. Прича- щаешься? Причащаешься. Что тебе ещё надо?» А это вот идёт оттуда. Это зараза, это яд. Евангелие должны все знать, с откры- тым оком идти, видеть, а не просто так: ткнули тебя – ты сде- лал. Ты должен пробудить душу, совесть, и в эту открытую, чис- тую, непорочную совесть чтоб Дух Святой налагал отпечаток, оттиск Свой. Не будет нужды, чтобы кто учил, о том и пророче- ство было. Евр.8:11 – «И не будет учить каждый ближнего своего и каждый брата своего, говоря: познай Господа; пото- му что все, от малого до большого, будут знать Меня». Вот это надо, чтобы каждый чувствовал: «Я хочу вот это сделать». Я тебя спрошу: полезно было бы, если бы вы уехали или здесь полезнее быть? Ну, кто кого задержал-то? Что полезно?

Н.П.: Поехали – полезно. ИгЛа: До духовного ещё не доросли. Пошли дальше. Н.П.: Сейчас дойдём. ИгЛа: Пока помолчи.

Лена Барабаш: 1Кор.6:14 – Бог воскресил Господа, воскре- сит и нас силою Своею. «Не смутись, услышав, что Бог воздвиг Господа; ибо Апостол говорит так, снисходя к ним, как младен- цам. И поскольку об Отце, как источнике, все единодушно имели самые высокие понятия, то и воскресение относит Апостол к Отцу, и объявляет, что и нас Он воскресит. Ибо как Он воздвиг главу нашу, разумею Христа, так воздвигнет и прочие части тела, то есть нас. Далее, в подтверждение своих слов присовокупил: силою Своею, как бы так говоря: не усомнитесь в том, что гово- рю, ибо сила Божия, совершающая великие дела, исполнит и это. А что воскресение Христа относит к Отцу, как виновнику, это видно из того, что говорил Господь о Самом Себе. ИгЛа: Что

сделали попы, монахи с народом, не дав каждому Евангелие в дом. Никакого края нет этой беде, преступлению. Это потеря веры в воскресение. И священство, и епископы не верили в вос- кресение. Православные! Только взахаешься. А во что же они тогда верили? А где доказательства. Доказательств никаких нет, кроме тех, что здесь даются, ибо сам Апостол говорит. А как он – Апостол – говорит, когда в руках Евангелия нет, народ-то этого не знает. Ты спроси, зайди на с.Урывки: а что Апостол говорит о воскресении? «А зачем нам нужно это?» «Вы думаете, что вос- креснем?» «Ну, да». «А откуда ты это знаешь. Какие доказа- тельства? Курица сдохла, не воскресла, корова не воскресла. А почему ты воскреснешь-то?» Только потому, что написано: Хри- стос воскрес, и поэтому (а хотя такой вывод нельзя сделать, Он воскрес, это Его право, Он Бог безгрешный), и поэтому наши тела смертные воскресит Духом Своим. А если человек эти слова-то не читал, у него их не было, у него и веры потому такой нет, – вот в чём я обвиняю монахов. Говорю не о чём-то другом, а о том, что они Слово Божие не дали и сами не пошли в народ. А там были гиганты духа. По сорок дней не ели. Это что, на дороге валяется? А Паисий – семьдесят дней не ел, – рекорд, – не пил и не ел. И клизмы не ставил, как сегодня голодующие.

Л.Б.: «Это видно из того, что говорил Господь о Самом Себе: разрушьте храм сей, и в три дня воздвигну его (Ин.2:19)».

ИгЛа: Вот это видно из того… А как это видно, если Еванге- лия-то нет у народа? Мы эти слова опять узнаём из Евангелия. Что, монахи про это не знали? Не читали? Как можно это было у народа-то отнять? «Да книгопечатания не было», - скажут. Да причём тут печатание? Ну, буквам-то научить можно было? Хрис- тос воскрес. Ну и всё, дери кору берёзовую и пиши. На телячьей коже писали, на глине писали. Но ведь этого не было на Руси. Взяли монахи лопаты, пошли копать пещеры. И когда читаешь, труды-то у них были намного больше, чем просто Евангелие дать. И народ не знал. Восстания были, смуты. Ни Разина, ни Пугачё- ва не было бы, никакого Радищева не было бы и декабристов не было бы, если бы народ сидел у ног Христа. Учили бы, исследова- ли бы слова Божие, несли в даль Писание прочим нациям. Что они сделали! И царя поставили к стенке с семейством. И они по сегодняшний день ничего не поняли. И так же держат народ в неведении. Ты вот сейчас поговори с новокрещёной Тамарой из деревни Клочки, что она за это время узнала, и что она до этого знала. Ты же каждый день узнаёшь новое и новое. И узнаёшь не предположительно, а абсолютно точно, где «да» и «аминь». Так

сказал Господь. Так Дух Святой отразил на страницах Писа- ния. Библия вообще никакой роли у православных не играет. Вроде бы есть у некоторых и Евангелие, и даже читают, как они о себе говорят. Но поговори с ними и ты увидишь всё ту же тьму. Они ни одного места Писания не могут изъяснить, и как будто бы Библия есть ничто. У православных она как бы вовсе вне закона. Вообще её и не надо брать, вообще её и нет. Я был у еретиков, где адвентисты собирались. И проповедник обращает- ся: «Скажите, без Слова Божия может человек обратиться?»

«Нет». «А если никто не обратится, церковь может быть без людей?» «Не может быть». «Человек обращается через что?» Через Слова. «Где нет Слова Божия, это церковь или нет?» По- нимаете, вот такая у еретиков трёхходовая партия. Все хором:

«Нет!» Он не произносит слово «православная», ему нельзя, по- тому что это Дворец Зрелищ. Но они сто тысяч рублей каждый день платили, он знал, куда вкладывал деньги. «А где Слово Божие проповедуется, там церковь?» Все: «Церковь!» А я гово- рю, чтобы все попы привовдили туда хотя бы по сто человек. Столько храмов, и был бы заполнен Дворец Зрелищ, где еректики собирались. И если бы еретик-адвентист спросил: а у вас у всех, кто ходит в церковь, Слово Божие на первом месте? От попа бы все отшатнулись: «Батька, мы скажем правду: «Нет». А он ска- жет: «Но я же вас учу». Учит не по Библии, и потому паства его фактически заморенная. У попа только одна возможность оста- ётся, другой нет: «Дети мои, простите меня». Пал. И второе:

«Завтра же начинаем такие же занятия. Я вам буду выдавать такие проповеди, не то, что этот еретик говорит. Я вам буду читать труды Ефрема Сирина, Феофана Затворника, блаженного Феофилакта». Ни один поп по всей стране этого не сделал. Я же никакой семинарии не кончал, и мне это понятно. Почему им это непонятно? Сергианский дух всё заложил, уши, совесть?! Непро- ходимость желудка, мозгов? Пусть все понимают, что православие на «нет» исходит, и как не понять-то. А самая быстрорастущая секта – иеговисты. Записали. Кто это записал? Профессор Двор- кин. Каждую минуту новый иеговист появляется. Кто записал? Александр Леонидович Дворкин, профессор. Правильно. А поче- му? Чем отличаются эти сектанты от других? Тем, что идут от дома к дому, от двери к двери. Все до единого. Я вам рассказы- вал, как к нашей сестре пришла одна бабка-иеговистка, пенсио- нерка. Её оставили дома водиться с внучкой. Она обед сварила, внучку накормила, её за руку, книжонки взяла и пошла от двери к двери. Бабка. У неё задание. И она уже образовала, пока она

на пенсии сидит, общину. А дальше открытым текстом будут говорить: сатана все религии создал. Православные, католики - у них гонения. Кто убивает? Сатана. Инквизиция. «Православ- ные старообрядцев жгли? Убивали? Убивали. От сатаны все рели- гии». И по порядку, по порядку, и всё показали. «Только мы не воюем», - говорит миролюбивая иеговистка.

И в самом деле. Баптисты подписались в армию идти, иегови- сты нет. Со мной сидели в лагере иеговисты, ни одного верующе- го больше не было. Бабка иеговистка пишет мне: «Я так хотела Библию знать, к батюшке пришла, а он сказал: зачем тебе это нужно? Ты, Ефросинья, ходишь в храм, ходи. И тут вдруг две девушки пришли, прилично одетые и спросили меня: «А вы хо- тите Библию изучать?» Как я обрадовалась: «Мне Сам Бог по- слал их». Это она мне пишет. Бог послал! Это ещё разбирать Бог будет, кто послал. Но они её, эту бабушку поставили на другие рельсы. Она с мужем работает, с внуком. «Дети-то, - говорит, - уже ушли» - она обратилась позже. «А с внуком начну молить- ся, на колени встану, – ему шесть лет. Но муж, как дьявол. Я вот с ним вместе, обниму его, молимся, а дед в это время говорит: Саша, пошли играть в шашки. Он соскакивает и пошёл в шаш- ки играть». У неё борьба идёт. У православных не будет борьба идти против шашек. А если муж приведёт собутыльника, бабка ему приготовит. «А я, - говорит, - если муж приводит, кроме капусты ничего не даю». И они перестали ходить. «Я угощу, потому что муж велит». 84 года бабульке, инвалид второй груп- пы. На Суде Божием не будет ли она нас, как царица Савская обличать? Монахи шли совершенно противоположным путём. Еф- росинья, прими монашество; вне монашества спастись трудно!

«Самый плохой монах лучше самого хорошего мирянина». Это надо было придумать такое! Самый плохой монах. А за счёт чего ты питаешься, самый плохой монах? На остров, куда угодно спря- чется, но не пойдёт благовестить о Христе. Читаешь жития свя- тых. С братьями не ужился – на остров. Один рыбак приезжал, его кормил. А в это время корабль разбило, все утонули, а Зою выкинуло к этому Мартиниану. Когда же он её увидал, сиганул в море, а дальше уже дельфины подплыли, перевезли его. И что, он всё понял? Нет. И он в течение двух лет, как паломник, посетил 164 города (13 февраля). Здоровый молодой парень. А почему ты не работаешь? Так вопрос-то не стоит. Почему? «Так я же не женатый». «Так ты помогай женатому; у кого много детей, они не успевают. Сегодня у одного поработай на огороде, завтра у другого. Ты же для Господа». Ничего этого нет. Это же чистей-

ший эгоизм. И он культивируется монахами. Ни о ком не забо- титься! У нашего Игоря с семью детьми забота – корова заболе- ла. Даже сдохнет, и то её надо закопать. Потрудиться. А у мона- ха ничего нет. И жития про нашего брата не напишут. А про беглеца – житие, он канонизирован, он от Зои сбежал. Да ещё этого рыбака-то как напугал. Тот приехал, а там женщина. Го- ворит: «Слышал про чудо, что Христос воду в вино превратил, но чтоб мужика – в бабу, сроду не думал». На необитаемом острове,

– представь себе. А она там из-за кустов: дай кусочек. И теперь Зоя тоже будет святая. Зоя тоже работать не будет. Л.Б.: (Чи- тает далее по программе Феофилакта). И ещё о Нём же напи- сано, что Он явил Себя живым (Деян.1:3). Итак, хотя Он и Сам воскресил Себя, но это дело приписывается Отцу как виновнику. ИгЛа: Вот видите, есть такое, что воскрес Сам, и есть, что воскресил Иисуса Его Отец. Вот так и надо понимать. Так Сам или Отец? Сам. А Отец – Виновник. А как? Понятия не имею. Так написано. Просто здесь ты должен повторять. Это, как они говорят, трансцендентное. Нехорошее слово. Выше человеческо- го разумения, потустороннее, и это надо запомнить и так повто- рять. Нам не надо рассуждать. Вот так же, как учат эту мусуль- манскую девочку. Кто знает, что на небесах кроме Бога? Никто, только Аллах. И пальчиком помахала. И видно, что она пони- мает. Научите хотя бы двадцатилетних этому. В православии-то никто не мог ответить. А мы защищали Русь. Патриоты. В это я верю. Как раз делали то, что не положено. Так что, не должны были с Чингиз-ханом вовать? Да его бы и не было. Понимаете, история бы совсем по-другому пошла. Он просто не дошёл бы до этого места. Я вам говорю: я свидетель, меня готовились убить, а Бог вывел по-другому, совершенно по-другому. А я узнаю после. Л. Б.: 1Кор.6:15 – «Разве не знаете, что тела ваши суть члены Христовы? Итак отниму ли члены у Христа, чтобы сделать их членами блудницы? Да не будет!» Слова разве не знаете, - он как бы упрёк ставит. И одновременно вопрос и удивление. ИгЛа: А сегодня спроси: разве не знаете? Кто, члены? Да православные вообще этого не знают. Павел-то говорил так:

«Ну это же вы знаете, что вы члены Христовы. Это абсолютно точно. Ну, вы же знаете. Ну, что вы делаете вид, будто не знае- те». Вот что заложено. То есть мы к тем, двухтысячелетней дав- ности христианам, даже близко не подходим. Они это всё знали. Разве не знаете этого? А сегодня бы сказали: не знаем. Но поче- му? Да потому, что священник сказал: зачем вам это знать? Глав- ное, что в храм ходите, литургию не пропускайте. Литургия –

главное. Ну, и чаще исповедоваться, чаще причащаться. Ни од- ного слова-то этого нет здесь. Мы должны это знать, и знать, откуда взять доказательства. А вы от этого уехать хотели сегод- ня. Н.П.: Ну, не уехали же. Нина Жолнерова: Хотели. ИгЛа: Понимаете, Павел говорит так: отсутствуя телом, но присутствуя с вами духом. А про вас можно сказать так: присутствуя телом, но отсутствуя духом. Л.Б.: Толкование. Опять обращается к прежде предложенному увещанию относительно блуда. Между тем, вооружает слово своё великими ужасами. Не сказал: соеди- нить с блудницей, но, что ужаснее, сделать членами блудницы. ИгЛа: Вот эти слова разве православные знают? А ведь что только ни было на этой основе. Читаешь «Хмель» Черкасова, ведь это же не на пустом месте автор описал. В жизни было это. и часто ли исповедовали грехи прилюдно? Да не то слово. Было и сплошь. А кто говорит об этом? Я тебе скажу, а ты не пове- ришь. Луначарский Анат. Вас. - первый министр просвещения в правительстве Ленина. Он был на службе у Иоанна Кронштадт- ского и описывает, что стоит один отец и кричит на весь храм:

«Я изнасиловал свою дочь». Он кричал в таком экстазе. И все кричали своё, что есть. На этом жили, а там уж кума с кумом жили, это вообще за грех не считалось даже. Жили так, чита- ешь: внебрачный сын. Да если Бог даст, выйдет 26 том, и там биографии многих поэтов будут. Жуковский, воспитанник царс- ких детей, друг Пушкина, - внебрачный сын. Да ладно, ещё они их воспитывали, кому-то отдавали. Значит, этот грех Ивана Гроз- ного был не в одном Иване, не в одной Пугачёвой. И церковь знает три только брака официальных. Научились разводить и могут сделать и четыре, и пять, и даже семь браков при живых жёнах. А почему бы не сказать, что мы себе не принадлежим, не просто от жены ты отнял тело, а отдал блуднице. Тело Христо- во. Не своё тело. Как это всё поднято, выпукло, страшно. Самое- то ужасное в том, что мы себе не принадлежим. И я тело Христо- во, данное мне на сохранение, и отдал кому? Блуднице. Кто из православных это знает? Так это же всё написано. Ну, трудно было монахам пойти в народ-то и сказать: вы все члены Тела Христова. И кто будет блудить, неверным будет жене, он отнял тело Христово, – вы это понимаете или нет? Тело Христово! Па- вел, ты откуда это взял? Нам надо принять вопросы, а Павлу не надо задавать. Это он задаёт вопросы. Это надо Феофилакту задавать. Павлу я не имею права задавать вопросы. Задавать только для того, чтобы ответить самому же. Откуда он взял? Я не жду ответа, но знаю: он взял по откровению от Бога. Он

ниоткуда больше это не мог взять. Такого, что Павел говорит, он ниоткуда не берёт. А в другом месте говорит: 1Кор.7:40 – «ду- маю, и я имею Духа Божия». Закон - это значит из Ветхого Завета почерпнул. А что сказал: «Я говорю», - это означает Дух Святой ему положил. Не надо понимать, что слова Павла мень- ше значат, чем слова Иисуса Навина. 1Кор.9:8 – «По человечес- кому ли только [рассуждению] я это говорю? Не то же ли говорит и закон?»

Л.Б.: В самом деле, кто не ужаснётся, слыша эти слова, то есть отторгнуть члены у Христа и сделать их членами блудницы?

ИгЛа: Да в это время-то кто помнит чего? Сладость, близость, взаимопонимание. И вдруг Тело Христово. Об этом думать-то не приходится. А если бы вдалбливали и вдалбливали. На каждой исповеди: я грешный, Господи, помилуй, Господи, помилуй. Я – тело Христово. Как я должен себя беречь. Прости меня, Господи. Братья, сёстры, помогите мне тело Христово сохранить в чистоте. Ну нет этой молитвы-то, вообще её нет. И этого монахи не пони- мали. Монах, ты сие читаешь, как самое простое. За водой посла- ли его, вернулся с водой: «Я пал». – Как? – Ну, какая-то бабёнка подвернулась у колодца. Где у колодца-то там?! Нет, уже сблу- дил. Даже собака не успела бы за это время сблудить. Уже приходит, сопли распустил: я уже сблудил. И читаешь, куда-то послали, корзинки продавать в городе. Какая-то пригласила, гля- дишь, уже всё, змея сглотнула. А уже на допросе, когда его допра- шивали, он там, этот Михаил, такие речи говорит – обличил царя. Ну, действительно ли так? Иной к еврейке попал. А дальше уже наворачивают: еврейка та так Христа ненавидела! Ну, ненавиде- ла. Она так ненавидела! Ну, думаешь, как можно ненавидеть-то? Ненавидит и ненавидит. Она у него во рту искала причастие. Не могу в это поверить. Во рту запивка же была. Столько же дней прошло. Показывают ненависть евреев к причастию на этом эпи- зоде. Где искала? Между зубами! И вырывала зубы! Ну, какое там причастие, чтобы надо было вырывать зубы. Ну, думаю, верьте, а у меня не хватает веры. И как бы этот мужик терпел, Миша этот? И она ему рвала зубы, а он: «Ну что, не нашла причастие? Ну, давай вырывай зуб следующий». Она оставляла через зуб ему. Частокол. Ну он как выглядел-то после этого со ртом пол- ным крови? Она его любила. И опять к настоятелю прибежал и пал на колени. И уже беззубый Миша тихо сидел. Это в житиях всё написано. И она причастие искала между зубами. Ну что – это рыба, кость застряла или что? Или еврейка дура была, или он был дурнее её, или что? Понимаете, такие уже патриотические

подвиги, героическо-монашеские, с Зоей Космодемьянской не срав- нишь. К слову, говорят, Зою канонизировать хотят уже.

Галя Глушкова: А как она рвала? Руками? ИгЛа: Ничего о том не написано. Зуб-то тоже вырвать надо. Привязать за дверь или как? И главное - показать ненависть евреев к причастию. Ну, не могу я в этот факт поверить. Пусть бы один раз заглянула в зубы. Но вырывать зубы и искать причастие?! Да он жил у неё уже полгода, и она бы искала? Полгода причастие сидело в зубах? Конечно, такие басни напущенные, не могу я в это поверить.

Л.Б.: 1Кор.6:16 – Или не знаете, что совокупляющийся с блудницею становится одно тело с нею? ибо сказано: два будут одна плоть. Показывает сказанное, каким образом чле- ны Христовы делаются членами блудницы. Чрез сообщение, го- ворит, мужчина делается едино с блудницею; потому и члены его, которые были членами Христовыми, становятся членами блуд- ницы. ИгЛа: Это что, грех такой маленький, редкий? Знали, что это есть. Про царя Николая Первого пишут, сколько любовниц- то было, а про князей и не надо говорить. У князя Юсупова что за особняк там красивый? Да это он любовнице построил. Это свирепствовало. А что делалось в крепостническое время? Пуш- кин – 113 любовниц. Ни одной кухарки не пропускал. Да он-то не самый худший был. Пусть даже не 113, а 13, – ведь это же живые души. Он что, не читал Евангелие? На исповеди никогда не был? Читаем у Якуба Колоса, как учитель пришёл к батюшке, в карты поиграли. Проигрался батюшка. Давай ещё кон. Проиг- рал всё попу, тот вообще раздобрел: «Чего ты пришёл?» «Справ- ка нужна, что на причастии был». «Так литургии нет». «Ба- тюшка, мне справку только надо – в управление отнести». Ба- тюшка взял кирпич, завернул – это как Евангелие будет. Давай исповедуйся. Уж насколько справедливо пишется, не проверить. Но вполне допускаю, вполне могло быть. На кирпиче исповедо- вался, он ему справку выдал. Он ему всё проиграл, – батюшка добрый. Главное, чтобы справка была. Читай «Тараса Бульбу». Что, они Бога знали? Гоголя считают верующим. Любого спроси, скажут: да, литургию он объяснил. Но читай, чем занимались. Живьём с человека сдирают кожу. И все – православные. И там навстречу вышли православные попы, и Тарас Бульба храмы ос- тавил. И это всё православные. А уж за веру православную, взбул- гачили из-за чего? А евреи храмы открывают только за деньги. И пошли они евреев уговаривать? Нет, подряд всех жидов: детишек, жидовку, жидовнят – всех убивают. Это всё к нам перешло. Патриоты как раз к этому гонят: бей жидов, спасай Россию. Я

нигде не читал такого лозунга: «Пошлём миссионеров к иуде- ям». Ради только того, что получили отн них Слово Божие и тогда не помыслил бы сотворить такое бесовское дело. Не от них, но от их нации, – так скажем. Где миссионеры к евреям были, когда? Назовите их.. Феодосий Печерский ходил к ним, свидетельствовал с определённой целью, ибо очень хотел быть распятым, как Господь наш Иисус Христос. А евреи оказались не такие, они его не трогали. И он опять на следующий день пошёл умирать. И, видимо, он говорил слова, которые им не нра- вились. И он на следующий день опять пошёл к ним на ночь. Соберёт их, говорит. Что он говорил им, вот бы послушать. Что же он на диктофон-то не записал! Раз уж он готов был умереть, то он их где-то цеплял обязательно. Потому что у него была определённая цель – умереть. И никак-то, а распятым.

Н.П.: Соблюдал ли Феодосий этим Евангелие, что тело Хрис- тово отдавал на распятие, своё тело? ИгЛа: Он не на распятие отдавал, он шёл на благовестие. Он правильно делал, но только у него замысел-то был другой. Н.П.: Ну, понятно. ИгЛа: От люб- ви это он всё, по любви делал. Такой любви не скоро найдёшь.

Вл. Уст.: А те люди, которые бросали жён, детей, они как? ИгЛа: Они руководствовались самохотением. Лживое толкова- ние привело к тому, что они стали оставлять детей. И поэтому Гангрский поместный собор закрепил правилом 14: «Если ка- кая-нибудь жена оставит мужа и отойти восхочет, гнушаясь браком, да будет под клятвой». 15 - «Если кто детей своих оставляет и не питает, и не приводит, по возможности, к подо- бающему благочестию, но, под предлогом отшельничества, не ра- дит о них, да будет под клятвой». 16 - «Если какие-нибудь дети, под предлогом благочестия, оставят своих родителей, особенно верных, и не воздадут подобающей чести родителям, да будут под клятвой. Впрочем, правоверие да будет ими соблюдаемо пред- почтительно». И кто в мужской монастырь лезет, подстригает волосы, да будут под клятвою. И это не только с благочестием связано. Государство стало пустеть, некому стало работать. На- ходились отдельные общины… по 50 тысяч монахов. Мирских домов было меньше, чем келий. И всё это вместе было перепута- но. 50 тысяч. Ты понимаешь – это районный центр.

Приходько Наталья: Ну что, они от добра шли в монастыри? ИгЛа: К тому, чтобы уйти из мира. Христос говорит: Иоан.17:15

– «Не молю, чтобы Ты взял их из мира, но чтобы сохранил их от зла». Вопрос такой уже как будто стоял. Хотя объясне- ние дают правильное: «Возникновение монашества было протес-

том против обмирщения церкви при Константине». Правильно. Но протест-то в чём заключается? В том, что я не согласен с грехом. И вывод: теперь над людьми надо работать, давать им правильное направление. Другого Бог не дал. Иди и сей, и сей всегда. Что-то упадёт в терние, а что-то на камни. Всё равно что- то вырастет. А если сеять не будешь, вообще ничего не вырастет. Поэтому полынью всё и заполонило, а в полыни другое учение появилось. Поэтому кто что делает, даже если бы он делал с прямым умыслом повредить Евангелию, с прямым умыслом на- вредить Христу, в конце мировой истории, когда Бог воскресит всех, этот человек увидит, что это всё было в замысле Божием. Ну, допустим, задача стояла у Ленина: уничтожить христиан- ство. А в конце, когда он воскреснет, ему будет показано: и Бог миллионы лет назад до сотворения мира уже сие постановил в план истории: «Когда развратится священство в такой стране, которая называется святой Русью, Я их накажу и восстановлю гонителя-фараона по фамилии Ульянов. И он будет называться Лениным». Так это было известно? Так и записано. Ты выпол- нил Мой план. Он выполнил то, что написано. Безбожники этого не знают. Заранее предсказано о Гитлере, о Сталине. Во-первых, не знаем Писание так хорошо, где про это сказано, и многого мы не понимаем. А во-вторых, есть то, что не сказано. Есть книги скрытые, как у Ездры написано: 3Езд.14:46-47 – «первые, ко- торые ты написал, положи открыто, чтобы могли читать и достойные и недостойные, но последние семьдесят сбереги, чтобы передать их мудрым из народа». Откр.10:4 – «я хо- тел было писать; но услышал голос с неба, говорящий мне: скрой, что говорили семь громов, и не пиши сего». Это всё когда-то откроется. У Бога предведение. И нет ничего, чтобы было без Его воли. Вообще ничего такого нет. И поэтому всё, о чём мы сегодня говорим, это всё у Бога было известно. Я вас прошу всех: просите огня, не будьте безразличными. Наши се- годняшние гости пока здесь. Мигом взгромоздились и уже по- ехали. Умыслили не быть на занятиях. Чтобы этого никогда не было. Не случилось такого, чтобы хоть один огненный встал и остановил вас: «Мы никуда не поедем, пока не пройдут занятия. Без еды останемся, а без духовного - нет». Вы не обижайтесь. Не показали ревности. А сейчас уедете и к больному, и везде поеде- те. Вы просто меня подбили, знаете, как. Подковали буквально.

Н.П.: Так это хорошо, замысел Божий исполнили.

ИгЛа: Знаете, говорят так: если бы Иуда не предал, то как бы совершилось спасение? Святой Иуда, моли Бога о нас.

Анна Оконешникова: 1Кор.6:17 – А соединяющийся с Госпо- дом есть один дух с Господом. Смотри, как и самыми наимено- ваниями блудницы и Христа продолжает и усиливает обвине- ние. Говорит, что соединяющийся с Господом делается не иным чем, как духом, так как не совершает ничего плотского, то есть становится духовным. Ибо единение с Господом подаёт ему освя- щение Духа. Показал в этих словах и то, каким образом верные делаются членами Христовыми. ИгЛа: А вы верите, что вот эти занятия по Слову Божьему, по святым отцам и есть соединение с Господом? И вы едва этого не лишились. И что ты думаешь? Ты скажи: ничего так близко не нужно, как занятие Словом Божи- им. Да когда же воскресение будет? Ты бы десятки раз уже к Лене подошла и ко всем: а когда занятия будут? Я не опоздаю? Я вышел, стою, уже полдвенадцатого. А что вы не идёте? А сказали ехать. Да кто сказал-то ехать? Н. П.: Четвёртый раз уже напо- минаете. ИгЛа: Я понимаю, они там крайне нужные. И все скры- лись, как суслики в норы, никого нигде не видать. Нехорошо. Один раз вот так было, и больше чтоб никогда не было. когда Хаджи Мурат о себе стал рассказывать, что когда стали убивать княжеских детей, он был рядом. Выскочил в окно и убежал. Их всех убили. Это было в последний раз. Больше никогда не убе- гал. И вы скажите так же: сегодня было такое, больше никогда не будет. Хаджи Мурат говорит: «Когда мы воевали с горцами, и я убил его. Я подполз, стал снимать оружие, но он открыл глаза и сказал: «Ты убил меня, а мне карашо, прими газават. Ты меня убил, а мне карашо». И я вам говорю: я вас остановил сегодня – всем хорошо. Прими учение Христово до конца, ревность пока- жи. Никогда не уходи, где занимаются дети Божии. Не каждый день они занимаются. А в спортзале таком – в первый раз. Что дороже, чем быть с Господом? Мы - у ног Христа. Мы избрали участь Марии, мы сидим с ней, и нас Марфа уже накормила.

Л. Б.: 1Кор.6:18 – Бегайте блуда; всякий грех, какой дела- ет человек, есть вне тела, а блудник грешит против соб- ственного тела. «Предписывает бегать блуда, как некоего гони- теля, от которого мы ни на одну минуту не можем быть безопас- ными, и напрягать все силы к тому, чтобы удерживаться от оно- го. Блуд, говорит, оскверняет всё тело, поэтому-то соблудившие обыкновенно и в бани ходят, свидетельствуя тем, что тело их осквернено. Итак, блудник грешит против самого тела, осквер- няя и грязня оное. Хотя и убийство, кажется, телом же соверша- ется, однако оно оскверняет не всё тело; ибо можно бросить или камнем, или деревом, или другим каким-либо веществом, но сде-

лать блуд без тела невозможно, оно всегда оскверняется».

ИгЛа: Так как-то и не задумаешься, а в самом деле, снайпер может за три километра убить. А блуд совершить за три кило- метра нельзя. Ну, ещё не было интернета, блудники по интернету без тела находят друг друга. Но всё равно вне тела этого греха нельзя сделать. Вы понимаете, к чему это всё идёт. И сделает образ звериный, и он будет ходить, говорить и двигаться.

Женя Янчук: Убивать будет. ИгЛа: Образ-то не будет убивать, а кто не поклонится ему. Ж.Я.: Написано: образ будет убивать. ИгЛа: Образ будет убивать? Нет, такого нет. Ну-ка найди. Сам образ убивать не будет. Сергей Пупков: Будет убиваем. А как убиваем? ИгЛа: Я предположительно скажу. Здесь займёт гла- венствующее место голография. Кто видел, как это делается? Го- лография это пространственное явление. Не на стенке изображе- ние, а движется в воздухе. Сидят люди: сейчас будет кино. И начинается как бы сражение, разыгрывается в самом воздухе. Проскакивает рядом конь. Могут сделать так, что ветер дует под себя. Ржание коня, шум моря, брызги на тебя летят. Гологра- фия. Вдруг среди нас проплывает огромная рыба. Мы сидим, а между нами плывёт по всему залу рыба. Но это тоже через аппа- рат. Видимо, будет всё-таки как-то сделано так то, что сейчас по телевидению, это будет слишком быстро, как бы сам образ двига- ется. Так думаю, но не имею основания утверждать – техника очень быстро развивается. Страшно быстро. Я по себе это вижу. 1986 год, когда меня арестовывают, берут катушечные магнито- фоны. «Маяк-205» - самый современный, самый хороший. Про- ходит лет десять, переходят всё больше и больше на кассетные. До того же мне обидно. Если у меня плёнка была одна такая 525 метров, 12 часов звучания, а на кассетном только полтора часа, то нужно девять «сухариков» вот таких. И вдруг появля- ются диски СD. Фильмы даже на них. Ну, давно ли мы покупа- ли видеомагнитофоны? Мы нынче за лето ни одной кассеты не просмотрели, всё только на дисках. И диски - это ещё не конец. И диски вдруг сделались иные. У меня 50 серий на двух дисках. Даже вообразить невозможно: и звук, и цвета, всё там видно. А запахи создать, это всё могут делать уже сегодня. И будут люди на этот образ смотреть, как на реальность. И поклонение будет этому образу, как реальному уже. Ж.Я.: Откр.13:15 – «И дано ему было вложить дух в образ зверя, чтобы образ зверя и говорил и действовал так, чтобы убиваем был всякий, кто

не будет поклоняться образу зверя»..

ИгЛа: Убиваем слугами, властью, а не им, не образом.

Ж.Я.: Геннадий Фаст толкует именно так. Что голограмма будет действовать так, что возможно даже полдеревни сможет уничтожить. ИгЛа: Возможно всё, но смысл заложен здесь дру- гой. Убиваем. Кем-то убиваем? Ж.Я.: Ну, я на толкование Ген- надия Фаста ссылаюсь. ИгЛа: Ну, может, и так, но тут Писание чётко говорит, чтобы убиваем был всякий. Ну кто не будет признавать Ленина? И про Ленина все будут говорить, и будут убиваемы все, кто не будет поклоняться. Кем убиваемы? На мес- тах чекистами, энкэвэдэшниками и прочими. Л.Б.: Впрочем, у Апостола было намерение представить тяжесть этого греха в увеличенном виде, так как его касается настоящее увещание, ибо блуд отнюдь не есть порок, худший всех прочих пороков.

ИгЛа: Его касается в том плане, что он пишет коринфской церкви, в которой был страшный блуд. Касается Коринфа, пото- му что он был блудом развращён. Ему написали: от домашних Хлоиных сделалось Павлу известно. Здесь Миши Никитина нет, а то ему просто сказал бы: от кого ты узнал это? От Хлоиных. Он написал бы тогда: заложили Хлоины того блудника. Так нельзя, у христиан нет понятия «заложили». Начинает всегда выявлять дотошно: «А кто это сказал?» Да не об этом речь, кто сказал. От Хлоиных домашних узнал. Домашние - означают слуги домашние. Были, может, на встрече с Павлом, говорили, что в общине вот такое творится. И Павел говорит, не скрывает. Но не говорит, от кого. Хлоиных домашних, может, там пятьсот рабов было, но стало известно. Но почему так на блуд он смот- рит? И говорит: это не худший грех. Но у блуда есть одно каче- ство – отнимает разум, дырявит память. Я нигде не читал токо- вание, почему. Сколько я ни встречал, почему-то беспамятные. Потом спрашиваешь: а как ты жил-то? Смотришь, обязательно где-то с блудом связано. Блуд разлагает всё. Святой Аполлос говорит: «Страшнее блуда греха нет». Тут Павел не говорит, что страшнейший грех, но они считали так. Может, потому что Фео- филакт монахом был. И вот в самом начале, когда он говорит о блуде, прочти, о чём он сказал. Дальше написано: бегайте блуда. Объясняют так. Есть грех, с которым надо воевать, наступать на него. Вот вино. Разбил бутылку, все фляжки расколотил, – мож- но бороться. А можно оборону занять. Не буду наркотики брать. Да отстаньте вы от меня, не надо, в дом ко мне не заносите. Я не буду в карты играть, не лезьте. Есть наступательная тактика, это и на фронте так же, а есть оборонительная. А есть способ борьбы с одним грехом иной – только бежать. С блудом нельзя иначе бороться, а только бежать от объекта греха. Блудники очень

легко идут на контакт с объектом греха. 1Кор.6:18 – «Бегайте блуда». Только убегать. Это единственный грех, от которого надо убегать. И это очень широко Златоуст толкует. Давид не проти- востал, увидел, он приблизил грех к себе. Узнайте, а что там за купальщица находится? И сам с крыши вниз головой упал. А можно было по-другому? Бежать надо было! Выехать из города, её подальше отдалить. Другого варианта вообще не было. Этот грех рано или поздно тебя подкусит. Нет возможности никакой – бежать. И чем дальше, тем лучше. Победа в отступлении. Это вопрос можно задать: скажи, с каким грехом можно бороться только путём отступления? Блуд. Другого варианта нет. Не на- писано: убегайте от пьянки. И в этом, видимо, весь смысл заклю- чается. Раньше же было, что мальчики и девочки учились в отдельных школах. Женская гимназия, кадетский корпус. А сей- час что вытворяют. Я читал однажды статистику. Тринадцати- летние чуть ли не 80% уже живут по-взрослому.

Ник. П.: Так, а гонения? Гонят в одном городе, бегите в другой. ИгЛа: Но это не обязательно так. Так для тех, которые не вынесут, а убивают уже. А другие, они никуда не бежали. Смер- тельная опасность – убегали. И написано: рассеявшиеся ходили и благовествовали. Все, кроме Апостолов. А Апостолы разве не знали, что надо бежать? Нет, они не шли. Житие Гурия. Один ходил по улице и кричал: «Где тут чёрный «воронок?» Сегодня забирают. Ему говорят: на той улице. Пока на ту улицу пере- шёл, они переехали на другую. Он опять ходит, кричит: «Где тут кто забирают?» Хотел за Христа быть распятым. Его взяли. И

тогда святые стали запрещать это делать.

Не все убегали, а наоборот шли навстречу. Анфим Никоми- дийский уже был спасён. Он вышел сам навстречу: это я. И воины хотели уже его отпустить, а он им говорит: «Нет, не надо, вы делайте своё дело, отрубите мне голову, а голову отнесите гонителю». Он знал, что в другой город бежать? Но всё по силам. Заграничные ушли, – они сделали всё по закону. А которые оста- лись? По закону. Но те, которые остались, – выше. Но выше только в том случае, если они не отступили. Но самое-то безоб- разное в том, что эти, которые остались, они теперь стали гово- рить: мы здесь страдали, а вы там, за границей, шиковали. И кто говорит мне? Войтович. А сами за границу ездили, везде бывали. Тогда первые секретари райкомов не все могли проехать. «Мы здесь страдали». Я говорю: где страдали? По гаремам? Где вы страдали-то? как вы приписываетесь к чужим страданиям? А го- ворят, что вот объединяться не надо было, что патриарх Тихон…

А патриарх Тихон не говорит, что не надо объединяться, он на- оборот говорил, что надо объединяться при условии, когда здесь будет возможность канонического общения, а оно здесь сейчас есть. Но патриарх Тихон не знал, чем это закончится. Он думал, объединяться будут с теми, которые остались, ну, через полмеся- ца, через полгода. А если бы сказали: «Патриарх, ты говоришь объединяться, а ты уверен, с кем объединяться?» «Как с кем, с православными». «Так православных побьют, а Сергий поставит таких предателей, которые всё разрушат, которые без власти ни одного шага не сделают. И… родятся священники такие же, а от этих пятое поколение будет, и они другой жизни не знают. И объединяться придётся уже не с теми, которых вы оставили, а с выкормышами Берии и Сталина». Вот этого-то патриарх не знал. А люди сегодня за это цепляются, и сие не по совести. Да, дей- ствительно, надо было объединяться. А чего разъединяться, если бы Колчак победил, объединились сразу бы. Но Колчак-то не победил. И Деникин не победил, и Врангель не победил. А слово

«объединение» оставили в силе. Через семьдесят лет уже всё переродилось. И с кем объединяться-то? я один вопрос ставлю: с кем? Когда пришли домой, а здесь – бандиты, и бандиты в четвёр- том поколении, разбойники. Говорили-то соединяться с братья- ми моими по вере, которые остались, которые не вышли за грани- цу. Они этого-то не договаривают. И поэтому слова патриарха на сегодняшний день смысла того не имеют, который в них был заложен. Поэтому не правы ни те, ни другие. Объединение – оно необходимо. Но тут покаяния не было, и они сегодня только могут так: хватай, вызывай милицию. Они сергианцы до мозга костей. С ними объединяться никак нельзя. Ты должен разло- житься или они тебя свернут. Мысленно вообразим: мы сегодня подчиняемся епископу Максиму, и что он с нами сделает? Свя- щенника поставит, какого ему надо. Крестить он не будет в пол- ное погружение, готовить ко крещению не будет, Лена Козлова тогда сразу вернётся. К нам могут все тогда вернуться. Такая община нам подходит? Раз в год, раз в жизнь приди. Колёсное христианство, посты не соблюдаем. Нам это надо? Вот и ответ. Я скажу: я наблюдаю ещё за теми, кто не вошёл в объединение. По прежнему держу на месте архиепископа Омского Тихона Пасеч- ника - его фамилия мирская. Самые хорошие отзывы о нём. Он пошёл самым правильным путём. Они до этого ещё получили через митрополита Виталия благословение рукополагать еписко- пов. И они образовали свой синод, и когда объединение уже про- шло, он дал объявление (у зарубежных-то епископов нет): приез-

жайте, мы рукоположим, у вас будет зарубежная церковь, но со- вершенно автономная, не так, как здесь. Тогда ещё епископ Григорий Граббе говорил: сделайте автономными православную и зарубежную церкви, тогда бы этого ничего не было. Валентин Русанцев, и все бы были здесь. Он самым правильным путём идёт. Он протянул сейчас руку общения Агафангелу, а тот от- верг. Тихон всем написал послание: Давайте друг друга призна- ем. Это то, к чему я всё время клоню. Зачем судите? Я к Валенти- ну не пойду, но я за него каждый день молюсь и я его считаю законным. Я не пойду по определённым причинам. Ну, в первую очередь те же мироточения, непрерывная канонизация, анафемы всем, то есть всё то же самое. И они нам голову «отрежут» сразу. И думаю, что у Тихона поступят с нами точно так же. Но у Тихона там братья Алфёровы, они уже тогда про меня писали материал «А Я говорю вам: любите врагов ваших». Про армию. О русском языке. Никого нет среди них, кто понимал бы так, как мы. И у нас сейчас самое лёгкое положение, что к нам располо- жен Иларион, которому книги мы посылаем. Он сам просит, очень высокий отзыв о книгах даёт. Он или такой, как мы, или он их не читает. Что-то одно из двух. Как у Лёвы их священник Игорь сказал: «Книга «К истинному православию» должна быть на- стольной книгой каждого священника». Я подумал: он её не читал. А если он её читал, то он тем, вчерашним, быть уже не сможет. Он дожжен быть другим, он должен с народом быть. Внебогослужебное собеседование должно быть, людей побуждать к святой жизни, не просто на исповеди. Я вот так думаю. И поэтому наша сила в том, чтобы сидеть спокойно, не дёргаться. Видите, год прошёл, второй год уже идёт. А они говорят: пять лет. Но Бог милует пока. Что будет дальше, не знаем, один Бог только знает, но лучше пока ничего нет. И главное, что Иларион- то за русский язык, вот что главное. И когда выступает Пасеч- ник Тихон и говорит: «Как мы можем то, другое, когда Иларион за русский язык». А мне приятно, что Иларион за русский язык. Нас с Иларионом сегодня пока ничто не разделяет. Если бы Бог вот так сохранил, нам больше ничего и не надо. Но вопрос о

рукоположении прямо ребром стоит.

Нам нужны священники, притом запасные. Чтобы хотя и ред- ко, но служили, и всё было, как положено. Слишком ненадёжно у нас. Батюшка в этом вопросе проспал своё время. «Ну, кого?» - ясно дело, того – нет, этого – нельзя, этот не подходит. А что ты сделал? Мы сегодня к батюшке поедем. Что ты сделал? Вот Алек- сандр Пивоваров, мы у него на дому учились: я, отец Иоаким,

Павел. Мы каждый день проходим по учебной программе, как вести службу. У меня конспекты сохранились. А тот – кандидат богословских наук. Павел сейчас вспоминает, когда мы читаем пасхальную, великопостную службу, возгласы, а отец Александр придёт, сядет и как бы спит. Но одно слово не так, он встаёт и всю службу заново. Он беспощадный был. А уже полчаса мы службу ведём. Как алтарёк, кадило у нас, ну, это всё как в виде макета. И по-новому начинаем. Утром он в епархию уйдёт, а мы тренируемся, как махать кадилом, все возгласы знать. Он рабо- тал. А батюшка ещё не набрал группу, не работал. Вот мы сей- час занимаемся. Батюшка точно так же должен работать и не скрывать это ни от сестёр, ни от кого. Кто желает, приходите, слушайте, лучше будете понимать службу. Батюшку надо сегод- ня прямо на ковёр просить. Ты уходишь – и ничего нет. Я сказал: «Батюшка, если я сегодня умру, то думаю, что я остался с вами. Вот оно всё здесь, в книгах. Что хотел, то вам отдал. Я даже сейчас ухожу и наказываю, где на экране что у меня не доделанное. Ещё один том выйдет. Ты, батюшка, умер, ничего нет, всё сразу подкошено. Только останется память. А чтобы оста- лось, должен быть священник, и не один. Л.Б.: Желающих-то нет. ИгЛа: А откуда ты знаешь, кто желающий-то? Вот они все нежелающие, сегодня они все бы уехали уже. Пять сестёр и че- тыре брата – все нежелающие. Так я мигом поехал по деревне, взгрел их, и все сидят. Надо греть. Я прошу: просите огня Бо- жия, чтобы не были безразличными. А кто знает, да откуда мы знаем? Виктор Андреевич не подходит, потому что жена у него не такая? Сегодня есть жена, а завтра нет. А этот человек такой-то

бы взял отпуск секретный, или как он называется там, и начал бы вести занятия. Учить кандидатов во пресвитера так, как мы учились. У меня опыт есть, я учился сам. Первого-то рукопола- гать меня хотели. Пришёл, мне подрясник начали вымерять. Я вдруг снял всё с себя и сказал: нет, это не моё. Человек, бывает, не знает ничего, и он знает, что он должен быть священником. У меня было совсем наоборот. Я готовился, всё запоминал, как вести службы, всё на память, и у меня конспекты сохранились. Подрясник сшить, сегодня примеряют, завтра я еду. Как получи- лось так, я по сегодняшний день не знаю. И вдруг я сказал:

«Нет, это не моё!» Я абсолютно точно понял, что это – не моё!

Г.Гл: Как можно тогда о человеке говорить, что он признаёт внутренне, что это не его путь? С.П.: Что значит «не его»? Есть община, которая без священника превращается в секту. Нужно об этом говорить, а там Дух Святой подскажет. Е.Ник.: нужно выбирать подходящего. Н.Поль.: Нужно четыре-пять кандида- тур. ИгЛа: Никак не меньше. Ж.Я.: Вот понимание священ- ства. Что такое священник? Вот ты говоришь, что быть священ- ником так просто. ИгЛа: Женя, надо знать, какой он сегодня есть, и каким он должен быть. То и другое должен знать.

Ж.Я.: Я читал слово Златоуста о священстве – всё. Я теперь понял, что это такое. Ты прочитай, и ты поймёшь, кем ты должен быть, за что ты отвечаешь, какую ты берёшь на себя ответствен- ность. Ты берёшь стадо Христа - пасти его. Не просто здесь взял и пошёл пасти. А если ты сейчас не научишь, то за каждого дашь ответ перед Богом. Это не просто кадилом помахал. Это не просто, но человек должен понимать, что это такое. У человека должны быть данные какие-то. Решение такое бы сейчас приня- ли: вот тот-то или тот будет священником. С.П.: Нет, никогда никто не решал, и священника не выбирали. Батюшка, когда его рукополагали, он об этом думал? Он читал этого Златоуста? Нет. Тогда зачем нам сейчас об этом «заморачиваться», нам просто надо понять, что без священника мы... Ж.Я.: Так знают об этом все. С.П.: Одно дело знать, другое дело об этом говорить и дей- ствовать. ИгЛа: Для совершения литургии, – пока только об этом ведём речь-то. А ему мы свидетельствуем, мы всё говорим.

С.П.: Жень, вот батюшка умер, вот ты куда пойдёшь прича- щаться, в Московскую Патриархию? К владыке? Да можно хоть у кого, это понятно. Люда Янчук: Можно даже к католикам пой- ти и причаститься. С.П.: Вот батюшка умер. Ты идёшь к като- ликам, я к григориано-армянам, он идёт ещё к кому-то прича- щаться. ИгЛа: Я к Тихону пойду сразу. С.П.: У нас у каждого

будет свой священник. Мы, как община, прекратим существо- вать, я думаю. ИгЛа: Нет, община останется. Община никуда не денется. Ты к григориано-араянам не пойдёшь.

С.П.: Один пастырь, одно стадо. ИгЛа: Христос Пастырь.

С.П.: Но это и на священника переходит. Ж.Я.: Община – это общие интересы. А то, что мы можем причащаться в разных местах... ИгЛа: Женя, а представь, у нас большая община, тыся- чу человек, и было бы пять священников, и что? Но это не озна- чает, что мы перестали быть общиной. Ж.Я.: Мы крестились-то от разных рук, тогда зачем нам один священник? И Курочкин крестил, и из Грузии приезжал о. Наум, и отец Михаил. И ба- тюшка не всех родил, в смысле крещения. С.П.: Хорошо, а со- вместной литургии-то у нас уже не будет. ИгЛа: Почему? Они вместе все служат, три священника на одной литургии.

С.П.: Где мы таких трёх священников найдём? ИгЛа: Он гово- рит про что? Про крещение? Ж.Я.: Община – это не богослуже- ние, это круг общения, образ жизни, то есть вот что такое общи- на. Ник.П.: Вот вы сегодня с батюшкой поговорите и узнаете.

Виктор Савченко: Священники из нашей среды должны быть, братья, любящие Слово Божие, благовестники.

ИгЛа: Тут вот в чём дело. У нас попытки были такие. Я очень надеялся на Желтухина. Он был за русский язык. И он вывер- нул такое... И не простился, уехал, его авантюра не прошла. Отец Павел. Пока, если батюшки не будет, мы отца Павла можем выпросить у Максима. Но под роспись. Он нынче бороду обкор- нал наполовину. Он мужик, что бык, втемяшится в башку какая блажь, колом её оттуда не выбьешь, упирается, и всяк на своём стоит. Знаешь откуда? «Кому на Руси жить хорошо», Некрасов. И вот у него такой же характер. Паспорта не брать. Почему? А красный цвет паспортов. А те – зелёные были. Я ему кое-кое как доказал. Получил паспорт, прописался. Перепись была, и опять он где-то хватанул этой заразы монашеской. «Не участво- вать!» Да, отец Павел, да почему же не участвовать? «Не положе- но, антихрист». Я его спрашиваю: «А Христос в перепись попа- дал или нет?» «Да, но это же Христос». «А почему ты думаешь, что Иосиф не попал, Божья Матерь не попала? С римской влас- тью тогда шутить нельзя было. А это была четвёртая перепись, знаешь ли?» Выписал ему места Писания, всё прошло, перестал говорить. ИНН, – он опять как хватанул. Я ему стал говорить:

«Отец Павел, это не печать антихриста. Кто примет печать, ему все льготы, а кто не примет, ему ни продать, ни купить. Ты принял или нет?» «Я – нет». «А зачем ты в магазин ходил?»

«Надо». «Так тебе не продадут. Понимаешь, как в колхозах раньше было. Приходят: «А ты то-то сделал? Нет? Иди, на тебя никакого пая нет». Постояла, заплакала, вернулась домой. Не- раскулаченные оказались на междупутье. Надо внимательно смот- реть. С отцом Павлом пошло бы. Он литургию знает, но запре- щённый только в служении. Кого батюшка наш привозил из священников, из них у нас самый близкий отец Иоанн из Тулы. Ближе отца Иоанна пока никого нет. С.П.: Ну, он же там не бросит всё, не приедет. У него же там своя паства.

ИгЛа: Вот сейчас освящение храма, он храм такой закатил. Н.Поль.: Менять журавля на синицу. Что он будет менять? С.П.: Конкретно, что делать? Нина Жолнерова: Игнатий Тихо-

нович, у отца Павла-то борода отрастёт. Давид-то сказал: пусть они в Иерихоне поживут, когда борода отрастёт, тогда и явятся. ИгЛа: Она отрастёт тогда, когда он поймёт, что её трогать нельзя. А если он понимает, что правильная она, хотя он обкорнал её, – в такой состоянии, она у него никогда не отрастёт, уже он опять её подрезает. Я говорю: «Отец Павел, если ты к нам приедешь, то ты будешь с оглашенными у нас стоять теперь». «Ну, хорошо, с оглашенными». Нам Бог предоставлял такие возможности иметь священника. Приезжали. Но никто не приживается. Иные при- езжали такие, говорят: «Начинаю у вас служить, а у меня руки трясутся. Я такой общины не видал». Епископ Евтихий гово- рит: «Я нигде себя так неуверенно не чувствовал, как у вас. Я в каком-то подвешенном состоянии здесь», - это его слова. Знает Писание. Одна во Фрунзе подошла и говорит: «У меня мама умерла, как её хоронить?» «Так ты же православная, что спра- шиваешь?» «Дело в том, что её похоронили. А там один выка- пывал трупы и насиловал». И её мать нашли, она валяется воз- ле могилы. Что делать? Отпевать её второй раз или не отпевать? Владыка говорит: «Я такого вопроса даже не встречал». Сегод- ня такие преступления, о которых ни в литературе, нигде не написано, – такое безумие. Я вот, например, не буду причащаться нигде. Это минимум год. Сообщили, что наш батюшка погиб от чего-то. В течение года я сидеть не буду. Так же буду жить, работать, молиться, восстанавливать связи. И, в первую очередь, с Иларионом. Пока Иларион нас не отмахнёт. Дальше, батюшка нынче ездил к архиепископу Тихону, но его дома не было, и знакомого священника пригласил. Вроде бы пообещал приехать. Батюшке легко, они его знают. Омский Тихон. Он сейчас архи- епископ или митрополит. Он председатель своего синода. У него, кажется, семь епископов. С.П.: Который не соединился? ИгЛа:

Конечно, нет. Да они, главное, не соединились ещё до объедине- ния. С.П.: Так, а батюшка к нему не хотел? ИгЛа: Батюшку надо понять. Он мудрый в этом вопросе. Омские против русского языка. Они нас так зажмут, сок потечёт. С.П.: Тихоновцы? ИгЛа: Да. Если батюшка против, батюшкины слова никогда не надо отталкивать, их надо обдумать, помолиться и понять. Батюшка всегда закладывает какой-то смысл, он больше знает, – вы мне поверьте. Просто так он не будет на ветер слова кидать.

Ж.Я.: Кроме м.Виталия они ничего не хотят слышать. Вита- лия уже похоронили, а они всё: Виталий, Виталий. ИгЛа: Я говорю: из всех, кого я знаю, даже близко никого не ставлю рядом с Тихоном Омским. Но у них так же мироточивые иконы теперь. Ну, всё то же самое, что было в России и в Патриархии. Канонизация и вот это всё. Если бы они к нам имели такое же расположение, как Евтихий, то мы сегодня же с ними духовно слились. Чтобы так же бы были снисходительны к нам, не тро- гали нас. Мы-то дальше не лезем. Некоторые тут такие были: давайте двери откроем в алтаре, давайте престол вытащим на середину. Провокация какая была. Говорю этому батюшке: «Да тебя сразу же запретят». «Ну и пусть запретят». Я понял, что ему община не нужна. Батюшка, видите, какой аккуратный и осторожный. Он не знает, кто на него когда пожалуется. Ну, это я так предполагаю. Про чтение «первого часа» говорю: «Ну чего ты его молотишь-то? тебе это надо?» «Тебе чего не хватает?» – он меня сразу осаживает. Я говорю: «Чего ты трясёшься, боишь- ся? Что у тебя там соглядатаи, шпионы под боком, на тебя доне- сут? Ну, нет первого часа, и нет. Александр Пивоваров не боялся убрать его. Иоанн Кронштадтский не боялся. Он варьировал в службе, многое менял. Златоуст не боялся. А то скажи, в каждую букву вцепились. Нам это не подходит». Батюшки нет, вы види- те, мы пока ничего не потеряли. У нас время для занятий есть. О Тихоне молиться надо каждый день. Чтобы он, пусть какой он есть, в видах икономии, воззрел на нас, что вот мы такие и есть. Примите нас такими, ибо мы вас приняли. Пусть у вас будут мироточивые иконы. Я Тихона всего принимаю, признаю, но они нас таких не примут. А мы другими быть не можем, мы кровью и потом добились, чтобы у нас такое было. Видите, как у нас люди отпадают, непрерывно сыплются люди. Иной ещё пока ходит, но он всё время хромает, куксится, и его часто на службе нет. Не просто вот так враз не стала ходить Марина Морозова. Она раза три в год придёт, всё то ребёнок запоносил, то температура, то у неё какой-то прыщик соскочил. А потом: А я буду ходить в

Московскую Патриархию». Ни один из покинувших общину не пришёл проститься. Но батюшка тебя крестил, ты доверяла? При- чащалась, исповедовалась. Так приди же, скажи: «Батюшка, я ухожу, я нашёл лучше». Или: «Мне не нравится. До свидания»

- хотя бы это скажи. Но и этого не было. Ещё напоминаю о Муравлёве. Вот он один поступил по-порядочному. Пришёл, на службе отстоял, поблагодарил, вышел перед народом, поблагода- рил за жену: за всё благодарен, но я ухожу. Я ухожу, потому что мне надо духовно расти. Ну, сатана тут уже врал, он не стал никуда расти, он просто помер и всё. Мы-то знаем. Чтобы духов- но расти, надо работать. Даже вот чтобы сегодня девять человек остановить, я должен был разгневаться, метнуться по деревне и каждого солдата искать. (Смеются).

Нина Жолнерова: Простите нас. Николай Польгуев: Шестой раз уже, Игнатий Тихонович, напоминает нам. Просим: «Дайте залечить раны». ИгЛа: Ладно тебе. Лбом до этого стола. Винов- ные, - лбом кланяйтесь все. (Смеются) Солдат? Три поклона. Сколько вас, штрафников? Пять, шесть. Кто виновен? Из Потеря- евки никогда не уезжайте так просто, ибо здесь хорошо, вы всё увидите. Благодарим Бога. («Достойно» поём)

ИгЛа: Отец Небесный, великая благодарность Тебе за этот вос- кресный день, напоминающий о Твоей победе над смертью, над дьяволом. Распусти нас с миром. Даруй нам духа ревности, огонь Духа Твоего Святого, чтобы мы искали, где общаются дети Твои, где собираются для изучения Слова Твоего. Не дай нам заблу- диться, да не погибнут души наши. Покажи, как нам поступить. И брата Иоакима путешествующего, Павла, Валентину, Раису воз- врати в мире. Даруй нам ещё священника, исполни наши жела- ния, не дай нам заблудиться, Господи. Сохрани нас в святой, Православной Церкви. Хвала Тебе, Отец, Сын и Святой Дух. Аминь. Мф.18:20 – «ибо, где двое или трое собраны во имя Моё, там Я посреди них». Откр.21:3 – «И услышал я гром- кий голос с неба, говорящий: се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними; они будут Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их».


Спадают листья, наводя тоску,

И ветки мёрзлые готовы к холодам. На ласку голый лес предельно скуп, Как умерший прапрадед наш Адам.

Мы – листики, наполнившие церковь, И многолюдством прикрываем тело.

При пустоте что в водоёме черпать, Под толстым слоем пыли, что осела?

За отошедшими со скорбью в мир иной Приходит новое, чужое поколенье;

И новым листьям также будет зной, На них мороз проявлен будет злее.

Природа разная на разных континентах, Но всюду в ней пророческие гласы.

Храм зазиравший сделает скелетом

Родную церковь-мать и где-то точит лясы.

Желтеют листья первые в лесу, Седые пряди у берёзок зримы.

Печали информацию они и к нам несут, Которые мы походя отринем?

Вся вспыхнула осинка на опушке, Облагораживая общий жёлтый фон. Душа, смотри, внимательнее слушай:

«Паломничать не нужно на любой Афон!» У осени – особенно в предзимье,

Немало проповедников искусных. Смотри, внимай, не подражай разиням –

О голоде и холоде кричит и малый кустик.

Идёт без устали затариванье впрок В подвалы и в амбары, по сусекам.

Ждать нечего – пришёл последний срок, К зиме подтягивает по сезону сетью.

Не листья только – память вороши, С каким запасом вытянет к исходу?

С Христом и в старости минуты хороши,

Жизнь в воскресение не сгинет под сугробом. 19.09.08. ИгЛа


Вопрос 4058: Иер.23:34-36 – «Если пророк, или священник, или народ скажет: «бремя от Господа», Я накажу того человека и дом его. Так говорите друг другу и брат брату: «что ответил Господь?» или: «что сказал Господь?» А этого сло- ва: «бремя от Господа», впредь не употребляйте: ибо бреме- нем будет [такому] человеку слово его, потому что вы из- вращаете слова живого Бога, Господа Саваофа Бога нашего». Тогда почему же царь, пророк и псалмопевец Давид употребляет это слово? Пс.67:20 – «Благословен Господь всякий день. Бог возлагает на нас бремя, но Он же и спасает нас».

Ответ: Пророк Иеремия говорит, что люди перестали видеть в

Боге Любовь, заботу о себе, а ждали только худого, что Бог ничего хорошего не говорит, а только грозится и тем усугубляет тяготу на сердце. Вместо того, чтобы говорить: что сказал Бог, что отве- тил», - они назвали слово Господа бременем, тяготой. Давид же видел в наказании начало момента исправления и это же бремя относил к началу восхваления Бога, что Он долготерпелив и мно- гомилостив и вскоре же снимает это наказание-бремя. Грешники же всегда ждут в свой адрес только худое и злое от Бога. 3Цар.22:18 – «И сказал царь Израильский Иосафату: не гово- рил ли я тебе, что он не пророчествует о мне доброго, а только худое?» Не Бог возлагает бремя, ибо это бремя есть последствия нашего греха, уклонения от заповедей совести и Слова Божия. Деян.15:28 – «Ибо угодно Святому Духу и нам не возлагать на вас никакого бремени более, кроме сего необхо- димого». И это необходимое, названное бременем, есть фактичес- ки путь к здоровому образу жизни без вредных привычек, что так ценят нынешние пенсионеры, кашляющие от прошлого не- воздержания и безбожной жизни. Ст.29 – «воздерживаться от идоложертвенного и крови, и удавленины, и блуда, и не де- лать другим того, чего себе не хотите. Соблюдая сие, хоро- шо сделаете. Будьте здравы». И иногда священники всё, что они творят, выдают за Божье, хотя сами, как истинные безбожни- ки, не знают ни закона Божия, ни пути к Царствию Небесному. Крайне необходимо немедленно «ввести в церкви обязательный курсы переподготовки для священников». Мф.23:4 – «связыва- ют бремена тяжёлые и неудобоносимые и возлагают на пле- чи людям, а сами не хотят и перстом двинуть их». Слово Божие, даже если оно обличает лично нас, и каким бы горьким и ошеломляющим ни было для нас, оно всегда есть благо – добро во всех отношениях. Мф.11:30 – «ибо иго Моё благо, и бремя Моё легко». Гал.6:5 – «ибо каждый понесёт свое бремя». Даже ещё не понимая до конца, что же несёт в себе изречение Божие для нас, нужно заранее довериться Господу и благодарить за Его слово, предупредившее нас о грядущем. Ис.39:8 – «И сказал Езекия Исаии: благо слово Господне, которое ты изрек; пото- му что, присовокупил он, мир и благосостояние пребудут во дни мои». Лучше впасть в руки Божии, чем ко врагам. Иер.32:42

«Боятся в городе дерзкого на язык, и ненавидят опрометчи- вого в словах».


Домоправителем меня Господь назначил, Да во-время кормлю послушных слуг;

И вас, и всех, и никого иначе,

О том в Евангелии высказано вслух.

Кормить… но чем? Из закромов пустых Ни первым, ни последним не подали. Упёрлись в бисер девства и в посты,

И так идёт из самой дальней дали.

Монахи пёрли в жуткое бесплодье, Со зверем диким запросто братались.

Равноапостольным восстанет князь Володя, Благоукрасят церковь в храм сусальный.

Кормёжка шла обычно через уши, –

От слышания вера в сердце зарождалась. Порядок входа в церковь был порушен,

О том скорбеть и погружаться в жалость.

Некормленный, голодный, агрессивный люд Рванулся в церковь, ожидая льготы.

На должности, обеды из десятка блюд, – Раздолье карьеристам, аферистам подлым.

Кормились все от царского стола,

И не христианин был грозный Константин; Апостольские миски вылижут дотла,

На истинную проповедь – строжайший карантин.

Представим мысленно, что рядом Павел, – Мы по посланиям его ведём расклад,

Куда Апостола синклит «святой» отправит,

На всех дорогах ждал бы Понтий и Пилат.

Кормить овец заморенных не просто,

Когда разбойники-попы в кошарах сторожа; Они на митру выше Павла ростом,

И от прелюбодеев позволят лишь рожать.

Что на столах заблёванных в тарелках Патриархийный волк сумел сварганить?

Не по-Евангелию «крестят» в чашке мелкой,

И к Чаше скопом допуск всем поганым. 08.11.08. ИгЛа


Вопрос 4060: Почему нет учебников в православных лавках, где был бы анализ неуд