Игнатий Лапкин


ОКОМ»

«...ОТКРЫТЫМ

Числ. 24:3,15


ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ, ПРОПОВЕДИ


Книга двадцать первая



1

Барнаул 2007


По благословению протоиерея Иоакима Лапкина,

благочинного церквей Алтайского края (РПЦз)

Часть первая: ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ

во свете БИБЛИИ


Двадцать первая книга серии «...открытым оком» содержит ответы на различные вопросы и проповеди по Слову Божию на богослужениях.


© Лапкин Игнатий Тихонович, 2007

Адрес: 656016 г. Барнаул, ул. 2-я Строительная 62-16,


2

3

тел.: 24-38-46, 62-81-37, 63-19-48: Моб. тел. 8-961-230-70-60.


Глава 1. ВЕРА, БИБЛИЯ И ДР.


Вопрос 3407: Можно узнать конкретно, каким событием был вызван из небытия каждый православный пост, кем и когда?

Ответ: У евреев это можно было узнать, что мы и показали, а у православных это сокрыто в песках египетских, в византийских анналах. Вот что говорится о том, почему мы имеем масленицу. ИРАКЛИЙ (Herakleios) (575, Каппадокия, - 11.2.641= 66 лет жил, Константинополь), византийский император с 610. Царь Иракилй дал обет Богу, что если Он укрепит его против Хозроя, царя персидского, с которым он воевал 6 лет, то запретит упот- ребление мяса в этой неделе, хотя прежде оно было употребляе- мо. Таким образом он узаконил вкушать только одни сырные и молочные яства и установил седмицу между постом и мясоедом. Хотя это учреждение первоначально и от этого последовало, но свв. отцы впоследствии заблагорассудили установить это навсегда для некоего предочищения, чтобы мы не тяготились, переходя вдруг от многоядения и мяса к чрезвычайному посту, и чтобы не повредилось наше здоровье, но чтобы тихо и мало-помалу отвыка- ли от сырных яств, и чрез отнятие этих снедей, как кони не креп- ко занузданные, кротко приняли бразды поста. И таким образом позаботясь о душе, искусно распорядились и с телом, отсекая мало- помалу всякие препятствия к посту. (Нов. Скрижальл.ч.2, § 3).

(Полный церк. слав. словарь Григория Дьяченко).

Вот и рассуди, какое отношение мы имеем к царю, который воевал только с одним царём персидским… 6 лет. Ни с чего не видно, что этот царь Ираклий был вообще христианин. И это обет его, а не мой – пусть бы он и постился за то, что воевал, и столько народу за 6 лет положил. Обет безумный дал Иеффай, что принесёт Богу в жертву то, не зная что. И наткнулся на свою дочь. Но не делать же из этого свой пурим на две тысячи лет. А уж обосновать можно всё, что только заблагорассудится, чтобы обуздать плоть. И пусть бы обуздывали монахи, давшие такое красивое обоснование масленице. А для чего она нужна тому, кто работает на тяжёлой работе и живёт нормальной брачной жизнью? Ни на один вопрос ни один монах не ответит. А теперь только и слышно: «широкая, раздольная масленица». И приду- манная для добра, она послужила к ещё большему возлиянию и разгулу языческой души, невозрождённой во Христе Иисусе. Ус- пенский пост ясно говорит об успении Божьей Матери. Пост

всегда означал печаль, а не радость. Успение Богоматери уже не есть знак ветхозаветной скорби, но благословение. Фил.1:23

«имею желание разрешиться и быть со Христом, потому что это несравненно лучше».


Бог есть любовь; лишь тот, кто Бога знает, В чьём сердце дух Христов огнём горит,

Ко всём любовь тот искренно питает И всех своей любовию дарит.

Бог есть любовь; сия любовь не судит, Любовь готова всё простить, покрыть, И тот, кто Бога всей душою любит,

Тот также будет ближних всех любить.

Бог есть любовь; любовь всегда готова Своим теплом весь мир согреть, обнять, И изнемогшим здесь в борьбе суровой Надежды луч и счастья всем подать.

Бог есть любовь; и искренно желая Детьми живого Бога здесь пребыть, Мы все должны, себя позабывая,

Христу подобно — всех людей любить. Е. Шарыпанова


Вопрос 3408: В толковании блаж. Феофилакта т.2, стр.12 напи- сано, что Иуда «был захвачен прежде, чем удавился». И что он жил ещё и очень сильно страдал за своё нечестие. Но ведь в Евангелии написано, что он пошёл и удавился? Поясните, почему такое противоречие?

Ответ: Противоречие с толкованием Папия Иерапольского, а не с Евангелием. Слово «удавился» означает, что повесился и дело суицида было доведено до конца. 2Цар.17:23 – «И увидел Ахитофел, что не исполнен совет его, и оседлал осла, и со-

брался, и пошёл в дом свой, в город свой, и сделал завещание дому своему, и удавился, и умер, и был погребён в гробе отца своего». Мф.27:5 – «И, бросив сребренники в храме, он вышел, пошёл и удавился». Тов.2:3 – «И пришёл он и сказал: отец мой, один из племени нашего, удавленный, брошен на

площади». То, что Иуда удавился сам и из петли его живым не вытащили, – это очень даже очевидно. Но вот когда это про- изошло, сразу ли после предательства или через несколько лет? Судя по словам, «вышел, пошёл и удавился, даже очень похоже, что это страшное событие случилось именно сразу. 3Ездр.13:57

– «Тогда я пошёл и вышел в поле, много славя и благодаря

Всевышнего за чудеса, которые Он совершал по временам». Быт.28:10 – «Иаков же вышел из Вирсавии и пошёл в Хар- ран». Иоан.4:43 – «По прошествии же двух дней Он вышел оттуда и пошёл в Галилею». Деян.20:1 – «По прекращении мятежа Павел, призвав учеников и дав им наставления и простившись с ними, вышел и пошёл в Македонию». И далее Папий пишет: «Иуда, тело которого распухло до такой степени, что он не мог проходить там, где могла проезжать повозка, и не только сам не мог проходить, но даже и одна голова его. Веки глаз его настолько, говорят, вспухли, что он вовсе не мог видеть света, а самых глаз его невозможно было видеть даже посред- ством медицинской диоптры: так глубоко находились они от внешней поверхности... После больших мучений и терзаний он умер, говорят, в своём селе; и село это остаётся пустым и необи- таемым даже доныне; даже доныне невозможно никому пройти по этому месту, не зажав руками ноздрей. Таково зловоние, кото- рое сообщилось от его тела и земле». Поговорите с медиками и они все на это только засмеются. Так что над этой легендой об Иуде тоже можно только посмеяться. 108 псалом как бы про Иуду, но в нём и намёка нигде нет на то, что предание придумало и сохранило. Иов.6:26 – «Вы придумываете речи для обличе- ния? На ветер пускаете слова ваши». Иов.32:11 – «Вот, я ожидал слов ваших, - вслушивался в суждения ваши, доколе вы придумывали, что сказать». Прем.Сол.17:10 – «ибо осуж- даемое собственным свидетельством нечестие боязливо и, преследуемое совестью, всегда придумывает ужасы».


Боже мой! Дух изнемог в испытаньи, Слаб я, хочу отдохнуть.

Всё это горе, все эти страданья Так и терзают усталую грудь.

Боже мой, силы не стало Больше на мир сей смотреть;

Тяжкое, скорбное время настало

– Кто может все зло претерпеть?

Кровь проливается всюду, Стоны и вопли кругом.

Боже мой! Сжалься над гибнущим людом,

Мир Свой пошли в каждый страждущий дом.

Боже, Ты медлишь? Стенает В скорби великой народ;

Ужас и страх все сердца наполняет:

Каждый день новое горе несёт.

Смотришь, здесь близкие пали, убиты Вражеской пулей, а там

Сердце родителей горем разбито: Сын их любимый без вести пропал.

Боже мой! Медлишь доколе, Скоро ль желанный конец?

Долго ль еще в этом жизненном поле

Должен сражаться Твой раб и боец?! Е. Шарыпанова


Вопрос 3409: С чем связано, что никак не могут похоронить Ленина? Сам он на это давал «благословение»?

Ответ: На что? На сохранение мумии на обозрение или на захо- ронение? Лично для меня он и его жизнь настолько неприятны, что говорить о том не хочу. Есть мнение людей не нашего круга. 06.03.2005: УБРАТЬ «РЕВОЛЮЦИОННЫЙ НЕКРОПОЛЬ»

В № 2 «РВ» за 2005 год были опубликованы материалы, пока- зывающие мистический смысл содержания тела Ленина в мавзо- лее. Ниже следует эмоционально резкое, но аргументированное обращение ветеранов Великой Отечественной войны в Государ- ственную Думу РФ с обоснованием требования убрать мавзолей и тело Ленина с Красной площади.

«Уважаемый председатель Государственной Думы России! Ува- жаемые депутаты! Падение кровавой коммунистической тирании повлекло за собой переосмысление роли в ней Ленина. Темы, связанные с ними и бывшие ранее запретными в условиях тота- литарной идеологии, получили сейчас подробное освещение во многих трудах, основанных на архивных документах. В них жизнь и деятельность Ленина разобрана уже до основания, подававшее- ся ранее как мифологическое житие большевистского культа те- перь подверглось анализу, и черты характера Ленина и его дея- тельность оказались далёкими от обожествлённого идеала. Све- дения об иезуитском фанатизме, неразборчивость в средствах для достижения своих целей, его переписка и секретные директивы, шпионские связи с германским командованием по развалу ар- мии и выводу России из войны, преступный октябрьский перево- рот, факты из личной жизни, включая болезни, его многотомные труды, всевозможные призывы шире применять расстрелы, тер- рор и насилие и многое другое изменили в нашем сознании и представлении образ Ленина в отрицательную сторону. Из мно- гогранной истории человеческой цивилизации Ленин взял на во- оружение лишь классовую борьбу бедных (пролетариата) и бо-

гатых (буржуазии) да борьбу с религией в самом искажённом и извращённом виде. Ленин со своими сподвижниками совершили преступный октябрьский переворот, фарисейски назвав его Вели- кой Октябрьской социалистической революцией, унизили Россию преступным Брестским миром, разогнали Учредительное собра- ние, уничтожили Царскую Семью, уничтожили имевшиеся граж- данские свободы и права человека, разрушили до основания эко- номику страны, низвели власть советов до придатка партийных органов, изгнали цвет национальной интеллигенции за пределы страны, за счёт грабежа своего народа создавали и содержали в других государствах компартии, занимались экспортом револю- ции, подавили в крови Тамбовское, Кронштадтское, Донское, Ярос- лавское, Сибирское, Ижевское, Астраханское и другие народные восстания, почти уничтожили Церковь, разрушили тысячи хра- мов, расстреляв десятки тысяч священников, закрыли все типог- рафии, не принадлежавшие большевикам, ввели постоянную цен- зуру, убивали инакомыслящих с помощью террора и насилия, голода, в результате развязанной ими в борьбе за власть Граж- данской войны погубили в России 13 миллионов человеческих жизней, уничтожили физически все сословия и классы: дворян- ство, офицерство, духовенство, крестьянство, купечество, предпри- нимателей, казачество, крестьянство и т. д. Ленин по Брестскому миру отдал Германии треть населения страны и половину про- мышленности, лишил смысла жертвы, понесённые Россией за 3 года войны, но сохранил себе власть. Лениным был построен в стране «социализм» по схеме Платона - элита, стража, рабы. Из последних были в 1932 году выделены крепостные крестьяне. Ленин, ломая либеральную власть «буржуазии», воссоздал её в самом зловещем большевистском виде, заменив её жестоким и кровавым гнётом.

Ленин был единственным деятелем в истории человечества, который вознамеривался осуществить революционные перемены не в масштабе государства, а всей планеты. Ленин и его спод- вижники внушили великому народу, что дорога к счастью, равен- ству, процветанию лежит через террор, насилие, беззаконие, про- извол. Им, Лениным, ценой неимоверных страданий, чудовищных лишений и жертв впервые в истории человечества было создано полицейское, тоталитарное государство. Измените в гитлеровс- ком «национал-социализме» лишь одно слово - «национал» на

«интернационал» и получите ленинский интернационал-социа- лизм, т. е. фашизм, разница лишь в том, что гитлеровский фа- шизм построен на расовой неприязни, а ленинский фашизм - на

классовой нетерпимости. Их объединяет одна идеология, одна партия, один вождь и культ вождя, один режим, одни и те же преступные органы насилия, борьба с инакомыслящими и их унич- тожение, депортации народов, бессудные расстрелы, концлагеря и у нас, и в Германии, и всё якобы в интересах рабочего класса, и там, и у нас стремление к мировому господству, правда у нас под видом мировой революции и всё это прикрыто лживой демагоги- ей. Построенное Лениным государство не могло существовать без ГУЛАГа. Первый концентрационный лагерь был создан по указанию Ленина на родине великого Ломоносова в Холмогорах для перевоспитания буржуазии и офицеров. При жизни Ленина страна начала покрываться болезненной сыпью лагерей, через которые прошли десятки миллионов людей. Он был главным архитектором и творцом ГУЛАГа. По указанию Ленина впер- вые в истории производились расстрелы невиновных заложни- ков, он «изобрёл» заградотряды, бессудные расстрелы. Ленин со- ставил кошмарную 58-ю статью с четырнадцатью подпунктами, по которой можно было расстрелять и невинного младенца. Ле- нин и его сподвижники рассматривали Россию только как сред- ство для удовлетворения своих утопических амбиций, только как плацдарм для совершения мировой революции и создания всемир- ной коммунистической республики, во главе которой он стал бы сам. А теперь, уважаемые депутаты, вдумайтесь в утверждения и призывы Л е н и н а , в з я т ы е и з е г о « с о ч и н е н и й » :

«коммунисты могут достигнуть своей цели лишь путём насильствен- ного низвержения существующего строя»; «нашу партию и социа- лизм в целом способны погубить и погубят:

1. Многопартийность и буржуазная лжедемократия. 2. Свобо- да торговли. Она пострашнее, чем Колчаки и Деникины вместе взятые. 3. Гласность. 4. Свобода слова, печати и собраний; - пусть 90% русского народа умрёт, но 10% доживёт до мировой революции; - всех причастных к контрреволюции и колеблю- щихся расстреливать, никого не спрашивая, не допуская идиотс- кой волокиты; - русский человек - плохой работник по сравне- нию с передовыми нациями; - раздайте русским дуракам рабо- ту;- русские - тютя, рохля, ленивы; - партия не пансион для благородных девиц. Иной мерзавец может быть для нас именно тем и полезен, что он мерзавец; - необходимо шире применять расстрелы; - а на Россию, господа, нам наплевать. Мы Россию завоевали, мы будем ею управлять; - на Россию мне наплевать, ибо я большевик; - русский народ велик, как может быть ве- лик держиморда, угнетающий другие народы; - интеллигенция

не мозг нации, а говно; - все лица, не согласные с большевиками, считаются без исключения буржуями и белогвардейцами; - всё нравственно, что идёт на пользу партии большевиков; - в поли- тике нет места нравственности, а есть целесообразность; - опи- раться на интеллигенцию мы не будем никогда, а будем опи- раться на авангард пролетариата, ведущего за собой всех проле- тариев и всю деревенскую бедноту. Другой опоры у коммунистов быть не может; - пролетариат не имеет родины, ему нечего те- рять, кроме своих цепей». Надеемся, этого хватит! Эти «гениаль- ные» высказывания можно было бы продолжать и дальше, и совсем не похоже, что их мог произносить нормальный человек! Коммунисты и сейчас, утверждая гениальность Ленина, ссылают- ся на то, что он «сочинил» 50 томов книг. На планете не найдёт- ся ни одного человека, включая ортодоксальных коммунистов, в том числе и Вас, уважаемые депутаты, которые прочли хотя бы

один том его «сочинений». В них один бред, мрако- бесие, заблуждения, конспекты чужих книг и выписки из них.

Критика различных ренегатов, бессвязные убогие наброски выс- туплений, проекты различных постановлений, тексты посланий, писем и прочий хлам, который нормальному человеку невозмож- но усвоить и переварить. Ленин далёк от гениальности, т. к. ни один его «эпохальный» прогноз и заветы не претворились в жизнь и не оправдались. Достаточно вспомнить его категорические вы- воды о сроках прихода коммунизма, неизбежности мировой рево- люции, крахе капиталистической системы и многое другое. Марк- сизм-ленинизм оказался не наукой, а мёртвой идеологией, на ко- торой кровь десятков миллионов лучших людей России.

По вине Ленина был уничтожен лучший генофонд страны. Не- состоятельность прогнозов и пророчеств Ленина является безо- говорочным историческим приговором человеку, считавшемуся гением! Ленина и его сподвижников совершенно не заботило то, что народ никогда не уполномочивал большевиков-коммунистов руководить Россией и лично его возглавлять правительство. Второй Всероссийский Съезд Советов 26 октября 1917 года, избравший Ленина председателем Совнаркома, не имел на это никаких пол- номочий и прав. Власть Ленина и созданного им правительства была нелегитимной и незаконной. Ленин и все другие правители государства до его развала были самозванцами, не избранными народом. Созданная Лениным система монополии на власть спо- собствовала и благоприятствовала появлению на самой вершине государственной власти людей бесцветных, посредственных, с край- не низким уровнем интеллектуального развития, безграмотных,

убогих и примитивных, которые, оказавшись на вершине власти, все мечтали лишь о том, как бы пролезть в дважды, трижды, четырежды герои, маршалы с заветной мечтой быть похоронен- ными в центре Москвы, у Кремля. Гены Ленина и породили всех этих бездарных ленинцев. Такими были у Ленина наследники. Все идеи и мысли Ленина совершить кардинальные экономичес- кие и социальные преобразования в России, создать общество коммунистического равенства и справедливости оказались идеей бредовой и безумной психически больного человека. Ленину не удалось сотворить Рай на Земле, но создать Ад он сумел быстро. Перечень преступлений Ленина и его сподвижников-единомыш- ленников, поднявших Ленина выше Иисуса Христа и правивших страной 73 года от его имени, можно продолжать до бесконечно- сти. История государства, созданная Лениным, - это и история борьбы со своим народом, жизнь людей в постоянном страхе, лжи и обмане. Ленин - не великий ни мыслитель, ни философ, ни учёный, ни политик, ни экономист, ни социолог, а великий пре- ступник и политический авантюрист ХХ века. Король оказался голым! Ленин его сподвижникам нужен был мёртвым, а не жи- вым. У малокультурных коммунистов и возникла сатанинская мысль - увековечить труп Ленина и сделать его символом новой эры - коммунизма, для чего изготовить из человека набитое чуче- ло и выставить это чучело-идола на потеху праздной толпе, что является аморальным и безнравственным. Нынешние руководи- тели, в т. ч. и Президент Путин В. В., не могут расстаться с этим чучелом, которое уже 80 лет опасаются предать земле. Ленин в массовом сознании до сих пор остаётся «священной коровой». И хотя поклонялись ему, творили его культ уже разоблачённые ти- раны, сам идол, выставленный в миллионах гипсовых и чугунных подобий в любом городе и селе, на каждом полустанке, у каждой водосточной трубы, остался в целом незапятнанным, т. к. «живы ещё его сподвижники и покровители», защищающие его преступ- ления. Пора наконец понять, что без полного отказа от Ленина,

«ленинизма», «ленинских норм и принципов», пока его труп по- коится в мавзолее, никакая свобода, никакая демократия, никакое возрождение России невозможны. Вносим предложение в Госу- дарственную Думу России, которая, основываясь на разоблачении жизни и деятельности Ленина, должна принять решение:

1. Тело Ленина сжечь и развеять его прах. 2. Мавзолей Ленина ликвидировать, перенести с

Красной площади «революционный некрополь». Разровнять землю вокруг этих мест и провести очистительный обряд по изгнанию

бесов и удалению трупных нечистот. 3. Снять сатанинские звёз- ды с башен Кремля, заменив их двуглавыми орлами. 4. Реаби- литировать белое движение генералов Деникина, Корнилова, Вран- геля, Миллера, Юденича, адмирала Колчака и других. 5. Реаби- литировать всех офицеров и солдат Белой армии. 6. Реабилити- ровать участников Тамбовского, Астраханского, Ярославского, Ижевского, Донского, Кронштадтского и всех других народных восстаний. 7. Реабилитировать всех, кто боролся во все времена с кровавой коммунистической тиранией.

С захватом большевиками власти началась целая эпоха пере- именований городов, улиц, площадей, посёлков, сёл и т. д. Боль- шевикам было безразлично, что переименование - это историчес- кий подлог, покушение на историческую память народа, которая и делает каждый народ народом. Это аморально - нравственное пре- ступление, злодейство и перед ушедшими, и перед ныне живущими, и перед потомками, а потому необходимо ликвидировать все пере- именования, сделанные большевиками, и возвратить народу вмес- то областей, районов - губернии, уезды. Необходимо переимено- вать Ленинградскую, Ульяновскую и г. Ульяновск, Свердловскую, Кировскую области и г. Киров, дав им прежние исторические на- звания. Пока не вернутся старые исторические названия наших улиц, площадей, сёл и посёлков, носящие сейчас имена «революци- онных бандитов» - Ленина, Дзержинского, Свердлова, Урицкого, Луначарского, Володарского и всех других, пока не ликвидирова- ны и не снесены многотысячные монументы Ленину и другим изуверам, не будет процветания и благоденствия всей России.

Ветераны Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., вете- раны военной службы бывшие командиры подводных лодок ка- питаны 1 ранга Н. АБРАМОВ, В. КАПРАНОВ, Э. ТОЛКУН, К.

ИВАНОВ, Н. СУЗДАЛЕВ. От редакции: представляется, что всё больше людей в РФ понимают, что без решения этого вопроса невозможно будет подлинное возрождение России. Несколько лет назад этот вопрос был поставлен, однако руководство КПРФ ка- тегорически воспротивилось этому. Более того, 7 июля 1999 года было принято заявление Президиума ЦК КПРФ «Оградить свя- тыни от осквернений» («Советская Россия», 8.07.99), в котором, в частности, утверждалось: Владимир Ильич Ленин похоронен в 1924 году так, как решил народ, выразив и закрепив свою волю в единодушном решении Съезда Советов СССР. За истекшее с тех пор время его усыпальница превратилась не только в историчес- кую и гражданскую святыню - свидетельницу Парада Победы, встречи первого космонавта Земли и других величайших сверше-

ний советского народа, но стала и предметом культового, рели- гиозного поклонения (выделено ред.) немалой части советских, российских граждан независимо от их национальной и конфес- сиональной принадлежности. Поэтому не в компетенции пред- ставителей иных конфессий судить о правомерности избранного 75 лет тому назад обряда. Если, конечно, они не желают подра- жать разрушителям храмов, давно и по заслугам изгнанным из рядов Коммунистической партии». В этой связи хотелось бы воспроизвести следующий документ: Постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР от 6 марта 1953 года «О сооружении пантеона - памятника вечной славы великих людей Советской страны». ЦК КПСС и Совет министров СССР постановляют: в целях увековечивания памяти наших вождей Владимира Ильи- ча Ленина и Иосифа Виссарионовича Сталина, а также выдаю- щихся деятелей Коммунистической партии и Советского государ- ства, захороненных на Красной площади у Кремлёвской стены, соорудить в Москве монументальное здание - пантеон - памятник вечной славы великих людей Советской страны. По завершении сооружения пантеона перенести в него саркофаг с телом В. И. Ленина и останки И. В. Сталина, а также останки выдающихся деятелей Коммунистической партии и Советского государства, за- хороненных на Красной площади у Кремлёвской стены, и открыть доступ в пантеон для широких масс трудящихся».

Иер.22:19 – «Ослиным погребением будет он погребён; вы- тащат его и бросят далеко за ворота». Ис.14:11 – «В преис- поднюю низвержена гордыня твоя со всем шумом твоим». Иер.51:44 – «И посещу Вила в Вавилоне, и исторгну из уст его проглоченное им, и народы не будут более стекаться к нему, даже и стены Вавилонские падут». («Вил» Влад. Иль. Ленин. «Москва» – 3-й Вавилон. «Исторгнуты» – реаби- литированы жертвы коммунистических репрессий).


Верьте мне, обманутые люди, Я, как вы, ходил по всем путям.

Наша жизнь есть чудо в вечном Чуде, Наша жизнь — и здесь, и вечно там.

Я знаком с безмерностью страданий, Я узнал, где правда, где обман.

Яркий ужас наших испытаний

Нам не для насмешки плоской дан.

Верьте мне, неверящие братья, Вы меня поймёте через день.

Нашей вольной жизни нет проклятья, Мы избрали сами светотень.

Мы избрали Зло как путь познанья И законом сделали борьбу.

Уходя в тяжёлое изгнанье,

Мы живём, чтоб кончить жизнь в гробу.

Но когда с застывшими чертами, Мёртвые, торжественно мы спим,

Он, Незримый, дышит рядом с нами, И, молясь, беседуем мы с Ним.

И душе таинственно понятно В этот миг беседы роковой,

Что в пути, пройдённом безвозвратно, Рок её был выбран ей самой.

Но, стремясь, греша, страдая, плача, Дух наш вольный был всегда храним. Жизнь была решённая задача,

Смерть пришла — как радость встречи с Ним. К. Д. Бальмонт.


Вопрос 3410: Какое неудовольствие, мягко говоря, вызовет у му- сульман этот материал о Магомете, о Коране в 18 томе, если за выступление папы Римского, а он цитировал Мануила II Палео- лога, его хотели убить? То какой взрыв в мусульманском мире может быть после прочтения цитаты из жития святых, например, что Магомет-обманщик, лжепророк и что вера его нечестивая и т.п.? Есть ли у вас прогляд вперёд?

Ответ: Выходит, мы уже дожили до того, что в своей православ- ной стране я не могу уже читать и цитировать святых отцов из

«Жития святых», из книг, из которых тысячу лет русский народ черпал понятие о жизни иной, чем видел вокруг? Вы не первые мне задаёте этот вопрос. Значит, дожили, что страх перед нечес- тивцем выше насущной потребности возвестить истину? Разве я сказал нечто новое, кроме написанного в Библии и у святых отцов православной церкви? Многим и разным в Библии и у святых отцов многое что не нравится. Но пророки для того и возвестили силою Духа Святого, чтобы мы понесли этот свет другим и, конечно же, и мусульманам. Разве они вычеркнуты уже навсегда из числа тех, кому нужна благая весть? Из-за чего же им взрываться, если они люди? Взрываться может только демон, которому уже нет покаяния. Иоан.16:11 – «князь мира сего осуждён». Мы же не взрываемся из-за того, что спустя 6 столетий после написания Евангелия смертный человек бесстраш-

но посягнул его исказить и отвергать, что Иисус Христос есть истинный Сын Божий, равный Богу Отцу во Святой Нераздель- ной и Единосущной Троице. 1Иоан.2:23 – «Всякий, отвергаю- щий Сына, не имеет и Отца; а исповедующий Сына имеет и Отца». 2Иоан.1:9 – «Всякий, преступающий учение Христо- во и не пребывающий в нём, не имеет Бога; пребывающий в учении Христовом имеет и Отца и Сына». Мусульмане хотят иметь жизнь вечную? Значит им нужно уверовать во Христа Иисуса как в истинного Спасителя, умершего и за их грехи. А в таком случае их Магомет-Мухаммад кто? 1Иоан.1:7 – «если же ходим во свете, подобно как Он во свете, то имеем общение друг с другом, и Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха». Деян.10:43 – «О Нём все пророки сви- детельствуют, что всякий верующий в Него получит про- щение грехов именем Его». Деян.13:38 – «Итак, да будет из- вестно вам, мужи братия, что ради Него возвещается вам прощение грехов». За возвещение Евангелия умереть – что выше этого может быть? 1Пет.4:15-17 – «Только бы не пострадал кто из вас, как убийца, или вор, или злодей, или как посягаю- щий на чужое; а если как Христианин, то не стыдись, но прославляй Бога за такую участь. Ибо время начаться суду с дома Божия; если же прежде с нас [начнётся], то какой конец непокоряющимся Евангелию Божию?» За святое слово Божие пострадать не каждому дано. И Павел радовался, страдая за бла- говестие: 2Тим.2:9 – «за которое я страдаю даже до уз, как злодей; но для слова Божия нет уз». Хотящий спастись должен руки свои очистить от крови, от кровавых замыслов. Мих.3:4

«И будут они взывать к Господу, но Он не услышит их и сокроет лицо Своё от них на то время, как они злодейству- ют». Прогляд мой такой: молитва каждый день за мусульман, за евреев, за всех, кто ещё не принял Христа, как своего Спасителя. Верующих пытаются уловить, будучи сами уловлены в сеть сата- ны. Лук.20:20 – «И, наблюдая за Ним, подослали лукавых лю- дей, которые, притворившись благочестивыми, уловили бы Его в каком-либо слове, чтобы предать Его начальству и вла- сти правителя». 2Тим.2:26 – «чтобы они освободились от сети диавола, который уловил их в свою волю». 1Иоан.2:22

«Кто лжец, если не тот, кто отвергает, что Иисус есть Христос? Это антихрист, отвергающий Отца и Сына».


Внимая ужасам войны,

При каждой новой жертве боя

Мне жаль не друга, не жены, Мне жаль не самого героя...

Увы! утешится жена,

И друга лучший друг забудет; Но где-то есть душа одна - Она до гроба помнить будет!

Средь лицемерных наших дел И всякой пошлости и прозы Одни я в мир подсмотрел Святые, искренние слёзы -

То слёзы бедных матерей! Им не забыть своих детей,

Погибших на кровавой ниве, Как не поднять плакучей иве

Своих поникнувших ветвей... 1856. Некрасов


Вопрос 3411: Чьи мысли созвучны Вашим по вопросу объедине- ния РПЦз и МП среди прихожан приходов на территории России? Ответ: Всех знать не могу, но с одним могу ознакомить. Миха- ил Назаров был у нас здесь, и видно, что человек он добрый, душевный. Но вот по вопросу восстановления монархии мы не смогли даже потолковать. Мне эта идея абсолютно непонятна, в

смысле того, что есть ли на то воля Божия.

«Его Высокопреосвященству МИТРОПОЛИТУ ЛАВРУ от чле- на московского прихода Св. Новомучеников Российских М.В. Назарова. Ваше Высокопреосвященство! Позвольте отнять у Вас ещё несколько минут времени по вопросу в деле намеченного на май канонического единения РПЦЗ и МП. Это не будет простым повторением моих предыдущих писем, поскольку появилось но- вое чрезвычайно важное обстоятельство. Позвольте напомнить Вам, что я не противник диалога и сближения. Вы знаете, влады- ко, что я изначально участвовал как историк в начавшемся диа- логе РПЦЗ и МП (на совместных конференциях в Венгрии и в Москве в 2001 и 2002 гг.) с целью способствовать объединению на основе Истины – как было нам обещано Архиерейским Си- нодом РПЦЗ в послании от 29.6/12.7.2001. К сожалению, в

ходе этого диалога наши представители РПЦЗ постепенно под- дались политическому напору структур ОВЦС МП и отказа- лись отстаивать истину, решив за нас от имени нашей

Церкви объединяться с МП на её условиях, «поскольку полити- ку патриарха – какой он ни есть – поддерживает народ» (было сказано мне секретарём нашей переговорной комиссии).

Но это не совсем так. Известно много коллективных заявле- ний прихожан и духовенства МП в защиту попираемой истины и с требованиями созыва Поместного Собора для рассмотрения накопившихся проблем. Например, последние два: Обращение к Поместному Собору и всем Христианам Русской Православной Церкви (3/26 октября 2006); Обращение к Пат- риарху и архиереям РПЦ МП (28 сентября/11 октября 2006).

С 1994 года я живу в России и тесно сотрудничаю с такими прихожанами МП, как единомышленниками, с их духовенством, их средствами информации, участвую в их православных мероп- риятиях, например, в Рождественских чтениях (см. моё выступ- ление в 2007 г.). Именно чаяния этого русского народа я стре- мился отражать и как участник упомянутых конференций. Уже не раз обращался я и лично к Вам, Владыко, с просьбой учесть пожелания и аргументы этой благочестивой части церковного народа в России относительно соединения РПЦЗ с МП. Суть этих пожеланий: соединение должно быть направлено на под- держку тех, кто сопротивляется «тайне беззакония», а не тех, кто потакает ей и гонит сопротивляющихся (как запретили в служе- нии достойнейшего о. Павла Бурова). Направлял и коллектив- ное обращение 700 прихожан МП к зарубежным архиереям спе-

циально по этому вопросу. К сожалению, никакого отве- та этот благочестивый народ МП от Вас не получил. И когда

было объявлено Ваше решение о предстоящем в мае объедине- нии, Вам было направлено из России немало посланий, но все они также остались без ответа. Не говорю уже о

нас, Вашей пастве приходов РПЦЗ в России, которые верили в Ваше стояние в истине и не отделились в последние годы смуты, как это сделали некоторые наши собратья, не поверившие Вам уже тогда. После решения нашего Синода РПЦЗ о предстоящем в мае подписании «Акта» о вхождении в МП мы, большинство верных Ваших прихожан в РФ, живём словно в шизофрении. Мы видим всю духовную ложь этой предательской акции, не Вами затеянной, владыка, и в то же время продолжаем Вас поми- нать как нашего первоиерарха. Как и нашего епископа Евтихия, которого патриархия уже приняла к себе в сущем сане – но мы смиренно всё ещё поминаем и его, поскольку формально он всё ещё наш архипастырь, которого мы жалеем и молимся за его прозрение и за Ваше тоже. Кто-то из нас поминает Вас в надеж- де, что в последний момент Вы с Божией помощью осознаете весь ужас совершаемого и, как Апостол Пётр, трижды по минутной слабости отрекшийся от Христа, всё-таки опомнитесь и сохрани-

те верность Ему. Кто-то из нас смиренно ждёт, когда исполнится мера творящегося беззакония, и ждёт с чувством: «что делаешь, делай скорее» (Иоан.13:27) – и тогда нам придётся стараться сохранить верность не Вам, а нашей ранее общей Истине, кото- рую Вы обещали нам хранить. Нам придётся уже без Вас хра- нить верность Истине, общей с Государем Мучеником и нашими Новомучениками Российскими, с нашими подвижниками и свя- тителями Иоанном Шанхайским, архиепископом Аверкием, мит- рополитом Филаретом, митрополитом Виталием и другими, – отказываясь следовать за Вами, уходящими от них – в чём Вы подписываетесь в «Акте».

И вот не последний ли знак Вам, посланный свыше по милости Божией? Сейчас в РПЦ МП произошло чрезвычайно важное со- бытие. Его Преосвященство Диомид (Дзюбан), епископ Анадырс- кий и Чукотский обратился к народу и к Церкви с откровенным посланием о тех проблемах МП, которые требуют созыва Помес- тного Собора. Неужели Вы, первоиерарх Русского Зарубежья, ко- торое всегда считало своим долгом помогать народу в России, откажетесь поддержать его требования, которые выражают чая- ния подлинно церковного русского народа и которые не так дав- но отстаивала сама РПЦЗ? Неужели не могут архиереи РПЦЗ хотя бы сейчас – и именно сейчас! –поставить условием соедине- ния созыв Поместного Собора РПЦ для обсуждения этих важ- нейших вопросов? Неужели Вы не возвысите свой голос и не защитите этим мужественного архиерея от несомненно готовя- щихся против него карательных мер Синода МП? Испрашивая Ваших молитв, р.Б. Михаил Назаров. 12/25 февраля 2007 г.

Иез.34:10 – «Так говорит Господь Бог: вот, Я - на пасты- рей, и взыщу овец Моих от руки их, и не дам им более пасти овец, и не будут более пастыри пасти самих себя, и исторг- ну овец Моих из челюстей их, и не будут они пищею их». Иоан.10:12 – «А наёмник, не пастырь, которому овцы не свои, видит приходящего волка, и оставляет овец, и бежит; и волк расхищает овец, и разгоняет их».


Она была исполнена печали,

И между тем как шумны и резвы Три отрока вокруг неё играли,

Её уста задумчиво шептали:

«Несчастные! зачем родились вы? Пойдёте вы дорогою прямою

И вам судьбы своей не избежать!»

Не омрачай веселья их тоскою,

Не плачь над ними, мученица-мать!

Но говори им с молодости ранней: Есть времена, есть целые века,

В которые нет ничего желанней,

Прекраснее - тернового венка... 1868. Некрасов


Вопрос 3412: Знаете ли вы о.Петра Перекрёстова и что скажете на его ответы в журнале австралийском, который наш батюшка привёз оттуда?

Ответ: Когда 1992 году я был в США, то встречался с ним в Сан-Франциско и в Джорданвилле. Но близкого знакомства не было. Все они были чрезвычайные патриоты в дотах, так что и амбразуры не было видно. А мы всегда находились на нейтраль- ной полосе, понимая, что разделение совершенно не по той демар- кационной линии идёт. Мы никогда не прекращали посещение богослужений в храмах патриархии. Нас за это все костерили на чём свет стоит. Мы же с местным епископом Антонием уже тогда вели переговоры о том, чтобы они в храмах поминали мит- рополита Виталия, а мы – патриарха Алексия. Тогда Антонию не разрешили провести сие в жизнь. И что тут новое для нас сейчас? Мы всей общиной ходили три раза в году обязательно, а в праздники, кои посреди недели, ходили с благословения батюшки в те храмы патриархийные, к каким ближе наше жильё. При- шли к нашему шалашу, хлебать свою лапшу, которую столь буй- но и долго развешивали. Об о.Петре могу сказать только внеш- нее – он мне понравился и матушка его, и детишки, такие прият- ные американцы. И вдруг при молве об объединении так эти патриоты сиганули через нас, что присесть приходится, рясами глаза запорошить могут. Ответы на выдуманные, но умные воп- росы, ответы о.Пётр даёт такие, что хотя я и не люблю смеяться, но сидя дома один от души смеялся: «Ай да Петя, ай да моло- дец!» В ответах его столько всего намешано, что боязно отве- чать. Главное всеобщая их слепота, что и каноны, оказывается, не так они понимали и не знают, кого же поминали, и безблаго- датными не считали МП, и на соборе не поставили условием выход МП из экуменизма. Так ведь не допустили эти вопросы поставить в тех условиях. Да пожалейте вы себя, отцы! Сокрой- тесь и утишитесь! Всё, что пишете сегодня, этот позор будут ваши дети и правнуки хлебать и отплёвываться – столько в этих отве- тах глумления и насмешки. Или на самом деле так понимает, или дурит мозги православным? Никакого Христа как бы и нет.

Ни про Иисуса ни разу не вспомнил, ни про Библию. А остальное

– горе от ума и беда от умишка – всем горе. Прочту несколько выдержек, выделив некоторые вопиющие его фразы.


«Поэтому была выбрана форма вопросов и ответов как наибо- лее доходчивая. …Вся заграничная церковная организация счи- тала и считает себя доныне учреждением чрезвычайным и вре- менным, которое немедленно должно упраздниться по восста- новлении нормальной общей и церковной жизни в России». Уже более 15 лет восстановлена нормальная церковная жизнь в Рос- сии». 15 лет тому назад стало возможным возобновить непос- редственный контакт с центральной церковной властью в Рос- сии. Более 15 лет официально упразднена в России безбожная власть. Поэтому если мы считаем Указ №362 канонической ос- новой нашей Русской Зарубежной Церкви и руководствуемся нашим же «положением», мы обязаны войти в контакт с выс- шей церковной властью в России, т.е. с Русской Православной Церковью Московского Патриархата… Одно дело – неформаль- ное молитвенное и даже, на уровне прихожан, евхаристическое общение. Другое дело – церковное устроение на канонических началах. Чисто формально, если архиереи Зарубежной Церкви не могут сослужить и причащаться вместе с иерархами и духовен- ством Церкви в России Московского Патриархата, если наше духовенство не может сослужить с архиереями и священниками в России, то можно ли мирянам это делать? Фактически нет...

Мы за каждой литургией, после Евхаристического канона и пения «Достойно есть» поминаем наше священноначалие. Это поминовение определяет, кто мы, и начинается словами: «В пер- вых помяни, Господи…». Кого же мы первого поминаем, кто для нас первый, кто глава нашей Зарубежной Церкви? Кто же ныне

«православное епископство Церкви Российския», которое мы по- минаем ежедневно за каждым богослужением? Это архиереи Рос- сии? Если да, то какие, каковы их имена? Это катакомбная иерар- хия? Если да, то за 15 лет мы смогли бы войти с ней в контакт и выяснить имя её первоиерарха. Это архиереи российских прихо- дов Зарубежной Церкви в России? Почему же они поминаются до нашего Первосвятителя митрополита Лавра, возглавляют ли они нашу Зарубежную церковь? Это нынешняя иерархия Московско- го Патриархата? Если да, то почему бы об этом открыто не ска- зать? Православная Церковь не знает анонимных или обобщаю- щих формулировок в отношении поминовения священнонача- лия. Наш нынешний кризис и заключается в том, что мы пер-

вым поминаем «православное епископство Церкви Российския» и не знаем, кто это. Не зная этого, мы не можем знать, кто мы. Люди в нашей Церкви, в особенности архиереи и духовенство, сведущие в канонических вопросах, понимают, что Русская Зару- бежная Церковь находится на границе канонической катастро- фы. Церковь можно уподобить семье, семье Христовой, или по слову святого Иоанна Златоуста, «семье единородного». Если дети одной семьи между собой в ссоре и не разговаривают, то не разру- шают ли они тем самым семью, доверенную им родителями? Если внутри Поместной Церкви или между Поместными церква- ми нет единства, можно ли говорить о Единой Церкви? Единство Церкви не что-то второстепенное, а сама сущность бытия в Цер- кви.

Шестнадцать лет прошло с тех пор, как власть в России пере- стала быть атеистической. На сегодняшний день прихожане Рус- ской Зарубежной Церкви более или менее определились к ны- нешнему объединительному процессу. К сожалению, полного еди- номыслия по этому вопросу нет, как и не было единомыслия даже в рядах нашего епископата по вопросу канонизации свя- тых Новомучеников Российских и в особенности места Царствен- ных Страстотерпцев в сонме Новомученников. В тех кругах, ко- торые довольно активно и непримиримо сопротивляются нынеш- нему объединительному процессу, не наблюдается процесс осмыс- ления, роста, понимания нашего положения, и, как нам кажется, никакие сроки не помогут им в этом. Как только Церковь в России выполняет одно требование (например, отказ от совмест- ной молитвы с инославными и осуждение экуменической теории

«ветвей»), так со стороны этих лиц выдвигаются новые требова- ния (например, прекращение всех собеседований с инославными и немедленный выход из ВСЦ). Такие люди, как отметил прото- иерей Пимен Саймон на IV Всезарубежном Соборе, уподобляются староверам. Только личный опыт, живая встреча с современной православной Русью, могут смягчить сердца этих людей и дать им то радостное, светлое, обнадеживающее в церковной жизни

России… В наши годы учёбы в св. Троицкой семинарии нам, семинаристам, говорили, что барометр церковной жиз- ни – монашество: там, где как сектанты, там здоровая

церковная жизнь. За 15 лет патриаршества патриарха Алексея II число монастырей в России выросло в 30 раз – с 21 до свыше 600! То есть в России почти в два раза больше монастырей, неже- ли приходов у Русской Зарубежной Церкви! Думается, что ни один противник прославления Новомучеников как за рубежом,

так и в России в настоящее время не может не признаться, что дело прославления было великим делом... Православной Церк- ви чуждо народовластие. Как мы можем поминать патриарха, бывшего «агента КГБ»? Действительно, в советские годы неко- торые иерархи Церкви в России шли на определённые уступки. Это не секрет, что когда Апостол Павел был ещё Савлом, он был ярым гонителем христиан. Однако архимандрит Иустин (Попо- вич) писал, что мы, православные христиане, являемся истинны- ми учениками Христовыми не потому, что у нас меньше грехов, чем у других людей и народов, и тем, что у нас есть вера, покая- ние и смирение перед Богочеловеком, единым непогрешимым и безгрешным. Этот путь покаяния открыт для всех без исключе- ния. По словам св. Иоанна Крестителя: «Сотворите же достой- ный плод покаяния», т.е. не словами надо каяться, а делами.

Патриарх Алексий принёс покаяние – он, совершая литургию ежедневно (более 300 раз в год!), вымаливает и свои грехи, и грехи своей паствы. Для святейшего патриарха Алексия молит- ва – самое главное в его несении креста Предстоятеля Церкви, что подтверждается его словами: «Как можно чаще я стараюсь совершать литургию, и в таинствах церковных божественная бла- годать восполняет и укрепляет немощные человеческие силы» (из интервью журналу «Встреча», №19, 1/2005). При его Пер- восвятительстве ежедневно открывается по три храма в день! Он несомненно заботится о православном просвещении, борьбе с растущей в России пропагандой безнравственности. Он распола- гает доверием и любовью своего всероссийского клира и народа. Не является ли это плодом покаяния и можем ли мы это отри- цать? Церковь на земле, ища спасения грешников, не изгоняет их из своей среды. Мы должны признать и милостью Божией на IV Всезарубежном соборе признали, что были совершены ошибки в прошлом и нам теперь приходится за них «платить». В каче-

стве примера одной из таких ошибок на Соборе при-

водилось принятие в состав Зарубежной Церкви некоторых рос- сийских приходов. Возможно, что принятие приходов на терри- тории России было переходной стадией, мостом между русскими на Западе и в России, но, с другой стороны, ведь указ № 362 Патриарха Тихона и наше собственное «Положение» не допус- кали основания епархий или открытия приходов в России. Так- же не позволяли они вмешиваться в дела Элладской Церкви – имеется в виду хиротонии греческих старостильных архиереев, совершённые иерархами Русской Зарубежной Церкви в 1962 г. (Греки-старостильники ныне разделились на многочисленные

группы, не признающие ни друг друга, ни кого-либо из поместных Церквей и вносящие смущение в церковную жизнь. Их хирото- нии не были одобрены митрополитом Анастасием и Архиерейс- ким Синодом и только в 1969 г., уже при Филарете, были под- тверждены). Приснопамятный архиепископ Антоний Женевский говорил, что нельзя требовать покаяния от Московской Патри- архии, а с нашей стороны ничего не делать. И мы должны пока- яться. В нашей истории есть «язвы»: расколы Суздальский, Ла- зарево-Одесский, «Пантелеимоновский»… Конечно, мы не в праве упрекать наших покойных архиереев. Они искренно желали блага Церкви. Но, вероятно, и митрополит Сергий (Страгородский) дей- ствовал искренно, на благо Церкви. Об искренности митрополи- та Сергия свидетельствуют даже те, кто очень строго судят о его действиях. Как пример можно привести церковного историка Сергея Фирсова, который в октябре с.г. дал интервью на радио

«Радонеж» и, не одобряя политику митрополита Сергия, однако, не сомневался в его искренности и жертвенности. Но даже при искренности бывают ошибки, промахи. Господь нас смиряет и приводит к покаянию, без которого невозможно спасение…

Как быстры и неожиданны были смены патриархов, видно из того, что с 1586 по 1654 год сменилось 54 патриарха. Какой соблазн был для окружающих, для верующих! А жизнь христи- ан-греков в то время была одним сплошным страданием… но они не отделялись от своих пастырей и архипастырей, не укло- нялись от посещения храмов, где возносились имена патриархов, назначенных султаном магометанином. А злоба – величайший грех, непростительный грех – хула на Духа Святого, Духа Любви, Духа благостыни. И ревностнейший владыка митрополит Ки- рилл (Казанский - прот.П.), в качестве протеста допускавший непосещение Сергиевских храмов, осуждал хуления неразумных хулителей и говорил, что он сам, в случае смертной нужды «испо- ведуется и причастится у Сергиевского священника». Проходит- ся также напомнить не желающим смешивать «чистую» воду с

«мутной» о том, что Православная Церковь ещё во II веке осуди- ла тех людей, которые не могли допустить пребывание в Святой Церкви безгрешного Христа и грешников. Эти люди, новациане, упрекали Церковь за принятие в общение «падших» во время гонений. Не будем же мы уподобляться ни фарисеям, ни ерети- кам-новацианам. В течение 75 лет Русская Зарубежная Церковь соборно не определяла, что такое «сергианство». Были определе- ния отдельных лиц, часто очень расходящиеся друг с другом, но соборного, общепринятого определения не было. Покойный ар-

хиепископ Иоанн, всеми у нас уважаемый и любимый, говорил так: «Официальная Церковь в России, конечно, благодатна, хотя отдельные архиереи ведут себя недостойным образом». Русская Православная Церковь никогда соборно не объявляла Церковь в России «безблагодатной». Архиепископ Антоний писал: «Сле- пые фанатики и неразумные ревнители могут быть недовольны только тем, что иерархи наши (РПЦЗ) никогда не утверждали, что МП безблагодатная, лишена благодати Божией, в силу чего мы принимали всегда в нашу Церковь архиереев и священников из МП в сущем сане. Мы верим и знаем то, что любовь Божия пребывает с многострадальными христианами нашей родины и даже с теми, которые ищут её у официально признанных властью священнослужителей и в храмах МП». Если же Церковь в Рос- сии была неканоничной, раскольничьей и еретичествующей, тог- да бы пришлось признать, что все рукоположения, крещения, та- инства, совершенные ею, не действительны! Утверждающие такое должны были бы указать, с которого дня, с которого часа, с како- го момента благодать Божия прекратила действовать на Руси.

Блаженный митрополит Анастасий, 1953 год: «Признаём ли мы в принципе действительность рукоположений теперешнего патриарха (Алексия I – прот. П.) и его архиереев? Но можем ли мы ставить их под вопрос? Тогда мы должны объявить всю Цер- ковь без таинств… Говорят, что Патриарх Алексей больше погре- шил, чем его предшественник. Больше он погрешил или меньше, но мы его рукоположение не отрицаем. Много говорилось об их апостасии. Но надо быть осторожными. Прямое обвинение в апо- стасии едва ли можно сделать. Они нигде не утверждают безбо- жие. В печатаемых проповедях они стараются держаться право- славной линии. Они принимали и принимают очень строгие меры по отношению к обновленцам, а с патриархом Тихоном связи не рвали. Лживая политика принадлежит церковной власти, и от- ветственность за неё падает на руководителей. В данном случае народ не отвечает за линию поведения руководителей, и вся Цер- ковь как таковая остаётся неопороченной. Никто не дерзнёт сказать, что вся Церковь безблагодатна, но поскольку священни- ки имели соприкосновение с лукавнующей иерархией, сами кри- вили душой, покаяние необходимо».

На IV Всезарубежном Соборе так же не был поставлен, как условие для единства с Церковью в России, выход из ВСЦ. Было выражено Церкви в России пожелание о таком выходе: «Из обсуждений на Соборе видно, что участие РПЦ МП во Всемир- ном совете церквей вызывает смущение в среде нашего клира и

паствы. Мы с сердечной болью просим священноначалие РПЦ МП внять мольбе нашей паствы о скорейшем устранении этого соблазна». Когда был поставлен вопрос о выходе РПЦ МП из ВСЦ, Владыка Сербской ПЦ ответил, что «экуменизм – это про- блема, но не причина, приведшая к разделению между МП и РПЦЗ. Надо сперва лечить причину разделения, а потом уже другие вопросы, как экуменизм». Митрополит Виталий, 1986 год:

«В данное время большинство Поместных Церквей потрясены во всём их организме страшным двойным ударом: новостильного календаря и экуменизма. Однако и в таком их бедственном состоянии мы не дерзаем, и упаси Господь от этого, сказать, что они утратили Божью благодать. Мы провозгласили анафему эку- менизму для чад нашей Церкви только, но этим мы очень скромно, но твёрдо, нежно, но решительно, как бы приглашаем задуматься Поместные Церкви. В этом роль нашей самой малой, скромной, полугонимой, всегда начеку, но истинной Церкви». («Церковное слово» №2 – февр. 2007 г. стр.3-14 Пётр Перекрёстов).

Придумали сагу о необходимости быть под одной главой на земле

– папизм злой. Ни те, ни другие ни слова не говорят о соединении с Господом Богом. Сир.3:15 – «Боящиеся Господа не будут недо- верчивы к словам Его, и любящие Его сохранят пути Его». 1Макк.13:6 –«соединились все народы, чтобы истребить нас по неприязни». Деян.5:14 – «Верующих же более и более присоеди- нялось к Господу, множество мужчин и женщин».


Во мгле печальных заблуждений, В тяжёлом сне душа была,

Полна обманчивых видений; Её тоска сомненья жгла.

Но ты явился мне: сурово С очей души завесу снял, И вещее промолвил слово,

И мрак сомненья разогнал. Явился ты, мой гений грозный, Разоблачил добро и зло,

И стало на душе светло –

Как в ясный день... зимы морозной... 1847. Некрасов


Вопрос 3413: Вот возьмите, пожалуйста, «Размышления над фев- ральской революцией» Александра Солженицына в «Российской газете» за 27 февр. 2007 г. № 40 (4303) со стр.11 – (всего 14 страниц текста). На следующем занятии прокомментируйте эту

статью и скажите, понимает ли Солженицын то, о чём пишет?

Ответ: Солженицын понимает много глубже, чем все иные. И он договаривает почти до конца о вине царя и церкви, но не доводит до Христа, до Писания. Прочту только выдержки из указанного материала. Александр Исаевич понимает в меру, что ему открыто. Он не говорит ни о масонском заговоре, ни об участии евреев, ни о пророчествах, ни о том, что священники не просто не учили, но не привели ко Христу и к Писанию. Чтобы Библия стала главной книгой, что нужно было всем заботиться о рождении свыше и о исполнении Духом Святым. А будет ли эта катастрофа или нет – то в вопросе вечности совершенно ничего не значит. Допустим, что царь всё бы сделал так, как говорит Солженицын-умница. И что же? Ну устоял бы царский режим, а дальше-то что? Опять гниение, опять гордость священ- ства, бесчисленные сгустки тьмы по монастырям! Рассматривая все дворцовые перевороты древности и нынешние, видим, что ни- кому ещё не удавалось обеспечить такой же режим и для своих потомков навсегда. Где Атилла, Аларих, Тамерлан, Наполеон, Ле- нин, Сталин, Гитлер, Франко? Так же Валтасар, цари израильские были сметаемы, как Индира и Раджив Ганди, Кеннеди и Анвар Садат, Саддам, Зияя уль-Хак и пр.

«Никогда в эти десятилетия правительство не задалось создать свою противоположную агитацию в народе, разъяснение и вне- дрение сильных мыслей в защиту строя. Да не только рабочим, не только скученным тёмным солдатам-крестьянам, правитель- ство через никогда не созданный пропагандный аппарат никогда не пыталось ничего разъяснить, но даже весь офицерский корпус зачем-то оберегало девственно-невежественным в государствен- ном мышлении… и такие рыцари монархии, как Лев Тихомиров, захиревали в безвестности и бессилии. И не вырастали другие… и вся эта ложь, как хлопья сажи, медленно кружилась и опуска- лась и опускалась на народное сознание, наслаивалась на нём – вместе с тёмными «распутинскими» слухами – из тех же сфер великосветья и образованности… До нынешних лет в русской эмиграции даже развита легитимистская аргументация, что наш благочестивый император в те дни был обставлен ничтожными людьми и изменниками. Да, так. Но и не его ли это главная вина? Кто ж эти все ничтожества избрал и назначил, если не он сам? На что же употребил он 22 года своей безраздельной власти? Как же можно было с такой поразительно последовательной сле- потой на все государственные и военные посты изыскивать толь- ко худших и только ненадёжных? Именно этих всех изменников

Парады, учения. Парады любимого войска и цветочные киоски для императрицы на гвардейских смотрах заслонил Государю взгляд на страну. И это – при лучших душевных качествах и с самыми добрыми намерениями. После первого гибельного круга послан был ему Богом Столыпин. Единожды в жизни Николай остановил свой выбор не на ничтожестве, как обычно, а на вели- ком человеке. Этот великий человек вытянул из хаоса и Россию, и династию, и царя. И этого великого человека царь не вынес рядом с собою, предал. Может быть, все предшествующие цари романовской династии были нравственно ниже Николая II, – и конечно, Пётр, топтавший народную душу, и себялюбивая Екате- рина, – но им отпустилось за то, что они умели собою предста- вить необъятную силу России. А кроткий, чистый, почти безуп- речный Николай II, пожалуй, более всего напоминал Фёдора Иоан- новича, не прощён тем более, чем, не по месту, не по времени, был он кротче и миролюбивей. В его нецарской нерешительности главный его порок для русского трона. Он всё надеялся задоб- рить ненасытную пасть. И сам загнал себя в положение, когда не стало кого назначить… В своё время царь не арестовал ни Керенского, ни Гучкова, ни кого из них, считая невозможным арестовать политических деятелей. Но обратно, арестовать царя, добровольно отдавшего корону, чтоб только избежать междоусо- бицы, никому из них не показалось возмутительно, а всех радос- тно насытило. Боялись напоминать и вспомнить, что этот царь, напротив, был слишком верен этой войне на погибель России и себе… Разве царю было неизбежно отрекаться? Разве потому он

отрёкся, что революция быстро и сильно раскатилась по стране? Наоборот, только потому она так легко и докатилась, что царь отрёкся совсем внезапно для всей страны. Если сам царь подал пример мгновенной капитуляции, то как могли сопротивляться, не подчиниться все другие меньшие чины, особенно в провин- ции?.. В дни величайшей национальной катастрофы России цер- ковь и не попыталась спасти, образумить страну. Духовенство синодальной церкви, уже два столетия как поддавшееся власт- ной императорской длани, утеряло высшую ответственность и упустило духовное руководство народом. Масса священства за- теряло духовную энергию, одряхла. Церковь была слаба, высмея- на обществом, священники принижены среди сельской пасты. Не случайно именно семинарии становились рассадниками атеизма и безбожия. Как не заметить, что в страдные отречные дни импе- ратора ни один иерарх и ни один священник православной церк- ви, каждодневно возносивший непременные за Государя молит- вы, не поспешил к нему поддержать и наставить? Но ещё и при этом всём не сотряслась бы, не зинула бы в пропастью страна, сохранись крестьянство её прежним патриархальным и богобо- язненным. Одна часть крестьянства спивалась, другая разжига- лась неправедной жаждой к дележу чужого имущества – уже во взростьи были среди крестьян те убийцы и поджигатели, кото- рые скоро кинутся на помещичьи имения, те грабители, которые скоро будут на части делить ковры, разбирать сервизы по чаш- кам, стены по кирпичикам, бельё и кресла по избам. Долгая про- паганда образованных – тоже воспитывала этих делёжников. Это уже не была святая Русь. Делёж чужого готов был взреветь в крестьянстве из памяти о прежних устоях, без опоминанья, что всё худое выпрет боком и вскоре так же точно могут ограбить и делить их самих и разделят.

Падение крестьянства было прямым следствием падения свя- щенства. Среди крестьян множились отступники от веры. Одни пока ещё молчаливые, другие – уже разверзающие глотку: имен- но в начале ХХ века в деревенской России заслышалась небыва- лая хула в Бога и в Матерь Божью. По сёлам разыгрывалось злобное, бесцельное озорство молодёжи, небывалое прежде. Я ещё хорошо помню, как в 20-е годы многие старые деревенские люди уверенно объясняли: смута послана нам за то, что народ Бога забыл» и я думаю, что это привременное народное объяснение уже глубже всего того, что мы можем достичь и к концу ХХ века самыми научными изысканиями. И даже ещё шире. При таком объяснении не приходится удивляться, что российская револю-

ция с её последствиями оказалась событием не российского мас- штаба, но открыла собою всю историю мира ХХ века. Это долж- но было грянуть над всем обезбожившим человечеством - мог- ло бы, будь на то воля Божья, начать и не с России. Но и у нас хватило грехов и безбожия. Очень помогло и то, что грязный цвет Февраля всё же оказался светлей чёрного злодейства коммунис- тов. 1980-83». 2Цар.15:12 – «Во время жертвоприношения Авес- салом послал и призвал Ахитофела Гилонянина, советника Давидова, из его города Гило. И составился сильный заговор, и народ стекался и умножался около Авессалома». 2Ездр.2:23

«а Иудеи — отступники, вечно производившие в нём загово- ры, по какой причине и был опустошён этот город». 3Цар.16:9

«Запрещается убийство» – может быть, нужно понимать так, что запрещается убийство животных путём без пролития крови, как ныне на мясокомбинатах эл. током.

Относительно убийства Моисеем египтянина. Конечно же, это было убийство. Но Бог ему это не вменил в вину. «Не по исступ- лению и не по гневу». Убийство, как грех, карается смертью. Чис.35:33 – «Не оскверняйте земли, на которой вы [будете жить]; ибо кровь оскверняет землю, и земля не иначе очища- ется от пролитой на ней крови, как кровью пролившего её». Когда евреи сделали тельца и поклонились ему, то Моисей распо- рядился уничтожить этих богохульников. Исх.32:28-29 – «И сделали сыны Левиины по слову Моисея: и пало в тот день

из народа около трёх тысяч человек. Ибо Моисей сказал: сегодня посвятите руки ваши Господу, каждый в сыне своём и брате своём, да ниспошлёт Он вам сегодня благословение». И получили за сие благословение. Не за убийство же, а за послу- шание и за ревность о деле Господнем. Поступающий по повеле- нию Иеговы удаляет скверну, а преступающий, хотя бы и делал то же самое – оскверняет землю. Поэтому и убийство не по воле Божией есть осквернение. Иер.16:18 – «И воздам им прежде всего за неправду их и за сугубый грех их, потому что оск- вернили землю Мою, трупами гнусных своих и мерзостями своими наполнили наследие Моё».


Всевышний граду Константина Землетрясенье посылал, И геллеспонтская пучина, И берег с грудой гор и скал Дрожали, – и царей палаты, И храм, и цирк, и гипподром, И стен градских верхи зубчаты, И всё поморие кругом.

По всей пространной Византии, В отверстых храмах, Богу сил Обильно пелися литии, И дым молитвенных кадил

Клубился; люди, страхом полны, Текли перед Христов алтарь: Сенат, синклит, народа волны И сам благочестивый царь.

Вотще. Их вопли и моленья Господь во гневе отвергал. И гул, и гром землетрясенья Не умолкал, не умолкал! Тогда невидимая сила С небес на землю низошла

И быстро отрока схватила И выше облак унесла.

И внял он горнему глаголу Небесных ликов: свят, свят, свят! И песню ту принёс он долу, Священным трепетом объят.

И церковь те слова святые В свою молитву приняла, И той молитвой Византия Себя от гибели спасла.

Так ты, поэт, в годину страха И колебания земли

Носись душой превыше праха, И ликам ангельским внемли, И приноси дрожащим людям Молитвы с горней вышины,

Да в сердце примем их и будем Мы нашей верой спасены.

1844. Н.М.Языков


Вопрос 3414: Какое понятие было в В. Завете о Царстве Небесном? Ответ: В Ветхом Завете всё было не ясно, а только как бы контур виден. Мф.13:17 – «ибо истинно говорю вам, что мно- гие пророки и праведники желали видеть, что вы видите, и не видели, и слышать, что вы слышите, и не слышали». Евр.10:1 – «Закон, имея тень будущих благ, а не самый образ вещей». Даже в Новом Завете многое так и осталось неясным до конца. 1Кор.13:12 – «Теперь мы видим как бы сквозь [тус-

клое] стекло, гадательно, тогда же лицом к лицу; теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан». Но хотя прямо и не называлось Царством Небесным, но понятно же, что разумение о нём небольшое уже было. 1Пар.29:11 – «Твоё, Господи, царство, и Ты превыше всего, как Владычествую- щий». Пс.144:11 – «да проповедуют славу царства Твоего, и да повествуют о могуществе Твоём». Дан.3:55 – «Благосло- вен Ты на престоле славы царства Твоего, и прехвальный и превозносимый во веки». Пс.144:13 – «Царство Твоё - цар- ство всех веков, и владычество Твоё во все роды». Даже дале- ко не мудрец знал, что есть за пределом сего мира иное Царство. Лук.23:42 – «И сказал Иисусу: помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твоё!» Пророки Царство Божие называ- ли другими словами, но знали, что Бог на высоте, недоступно. Но чтобы так говорить о Царстве Небесном, Царстве Божием, как о месте, где можем быть сразу после смерти – это уже откроет людям Новый Завет через Иисуса Христа и Его Апостолов. Ис.57:15 – «Ибо так говорит Высокий и Превознесённый, веч- но Живущий, - Святой имя Его: Я живу на высоте [небес] и во святилище, и также с сокрушенными и смиренными ду- хом, чтобы оживлять дух смиренных и оживлять сердца сокрушенных». 32 раза говорится о царстве Небесном в Новом Завете. Мф.16:19 – «дам тебе ключи Царства Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах». И 69 раз оно называется Царством Божиим. Лук.22:18 – «ибо сказы- ваю вам, что не буду пить от плода виноградного, доколе не придет Царствие Божие». Иногда Царство называется Цар- ством Отца. Мф.13:43 – «тогда праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их». 2Пет.1:11 – «так откроется вам свободный вход в вечное Царство Господа нашего и Спа- сителя Иисуса Христа». 1Фесс.2:12 – «мы просили и убежда- ли и умоляли поступать достойно Бога, призвавшего вас в Своё Царство и славу».


И плакал Христос... Из Божественных глаз, Как самый прекрасный, чистейший алмаз, Катилась слеза за слезой...

На город великий, на город святой Взирал Он с душевной тоской,

И нежным укором, и страстной мольбой, С любовью звучал Его глас:

„О, если познать ты бы мог, хоть в сей час, Что служит тебе ко спасению и миру.

Но ты... Ты кадишь золотому кумиру, А сердце твоё от Творца далеко...

О, город несчастный! О, сколько раз Я, Как птица сбирает птенцов под себя,

Хотел и твоих чад собрать всех с любовью... Но ты, обагривший персты свои кровью Пророков невинных, ты сам не хотел...

И будет за то твой печален удел“...

И ныне опять горько плачет Христос... О чём? Вы хотели бы знать,

Что снова Его заставляет страдать, Какая причина тех слёз?

Там, в вечно ликующем Царстве Творца, Где нет ни скорбей, ни тревог,

О чем только может Он плакать, твой Бог, Что слёзы стекают с лица?...

Скажу тебе, мир, развращенный и злой, Мир, полный обмана, неверья, пустой, Он дорог душе Всеблагого...

Христос его любит, Он хочет спасти И в Царство Отца Своего привести Всех, всех к послушанию готовых.

Иисусу прискорбны злодейства людей. С небес Он с тоскою взирает

И взором безмолвный Он мир вопрошает:

„Тому ли учил Я всей жизнью Своей, Тому ли учил Я! За то ли страдал,

Чтоб видеть вас снова в греховных цепях? За то ли Я кровь на кресте проливал

И гвозди пробили Мне раны в руках“?

И плачет Христос... Из Божественных глаз, Как самый чистейший, прекрасный алмаз, Катится слеза за слезой...

Какою любовью Он любит тебя!... Мы смертные тоже умеем рыдать:

Ведь в жизни приходится много страдать И сердце не камень, конечно...

Но мы лишь жалеем себя бесконечно, Да добрых друзей и знакомых порой. Но кто б неподдельно оплакал слезой

Врага своего, ненавистника злого? Поистине нет, не найдётся такого, Я знаю, наверно, друзья...

Но наш Иисус, Он Себя не жалеет, Он к миру участьем горит,

Любовью к врагам Своим Он пламенеет И всем Он прощенье сулит.

Он плачет о том, что народ не желает Принять дар спасения Его,

Упорно, со злобой слепой отвергает

Создание Творца своего... Шарыпанова Ев.


Вопрос 3416: Что такое поручительство по Слову Божию, и нуж- но ли за кого ручаться нам и где?

Ответ: Словарь С.Ожегова: ПОРУЧИТЕЛЬ – человек, который принял на себя поручительство, ответственность на себя в обес- печение обязательств другого лица, за выполнение, исправность чего-н. С ручательством делать что-н. (с гарантией). П. за точ- ность сведений. П. за работника. П. головой (со всей ответ- ственностью, безусловно; разг.).

Словарь В. Даля: «Поручился – продался. За кого поручишь- ся, за того помучишься. За друга поручишься, от недруга пому-

чишься (друг обратится в недруга). Поручитель голо-

вой отвечает. Порука вперёд наука. Поручительское дело опасно». Если кому-то не доверяют и ему грозит неприятность или нуж- но что-то получить, тогда человек ищет поручителя, кто бы стал гарантом того, что поверивший обещаниям человека ненадёж- ного в его глазах, он не останется в проигрыше. Поручитель всегда в достатке должен быть, чтобы уплатить неустойку, если тот, за кого поручились, не будет держать обещания или сбежит.

Мудрецы древности оставили своё мнение о поручительстве: Сир.30:17 – «Добрый человек поручится за ближнего, а по-

терявший стыд оставит его». Случилось так, что мне при- шлось поручиться за одну вдову, но к тому времени уже только что вышедшую замуж за инвалида. У неё нет педагогического образования, но она поступила к тому времени на платное обуче- ние в педуниверситет, где не прошла ни одного курса. Другой работы в той деревушке не было, как только пристроиться на должность учителя. Без диплома принимают иногда в виду край- ней нехватки учителей, если человек по этой специальности окон- чил больше половины срока обучения, из пяти, хотя бы три кур- са. Её никто не хотел принимать, ни старший учитель, ни жите-

ли деревни. Но я вступился за неё и очень крепко настаивал принять её, ввиду крайней нужды в её материальном положении, так как у неё уже было двое ребятишек начальных классов. Пс.40:2-3 – «Блажен, кто помышляет о бедном! В день бед- ствия избавит его Господь. Господь сохранит его и сбережёт ему жизнь; блажен будет он на земле. И Ты не отдашь его на волю врагов его». Иак.1:27 – «Чистое и непорочное благо- честие пред Богом и Отцом есть то, чтобы призирать си- рот и вдов в их скорбях и хранить себя неосквернённым от мира». С помощью ещё одной сестры мы сумели переломить обстановку. И когда приехали из комитета по образованию из района и директор школы, к которой филиал местный относится, то пришлось много говорить о необходимости помочь человеку. Получилось так, что мало поработав, уже в том же году забере- менела в новом замужестве, а потом по вине мужа пришлось выехать в другую область, конечно же, не уволившись, чтобы можно было получать декретные деньги. Проходит год за годом, а обстановка такова, что, числясь в штате школы, и не работая там и зная, что она никогда уже там и не будет работать, она запечатала собою принятие настоящего учителя, так как нет став- ки на нового учителя. И теперь во всём виновен оказался я и это действительно так. Ей же не раз предлагали верующие уво- литься, чтобы детское пособие она получала уже по месту жи- тельства. Но она так и не сделала сего. Если школа в деревне будет закрыта, то она в тот же день будет уволена уже по закону мирскому. Но есть же ещё закон совести, и он главнее всего. Я- то по нему и действовал, желая, чтобы она была при деле.

Сир.30:18 – «Не забывай благодеяний поручителя; ибо он дал душу свою за тебя». Сир.30:19 – «Грешник расстроит состояние поручителя, и неблагодарный в душе оставит свое- го избавителя». Сир.30:20 – «Поручительство привело в разо- рение многих достаточных людей и пошатнуло их, как волна морская». И хотя моей вины как будто и не просматривается, ибо я действовал только ради детей, но получилось так, что я поручил- ся сверх силы своей, ибо моего влияния на неё не было ни тогда, ни тем более ныне. Сир.9:16 – «Не поручайся сверх силы твоей; а если поручишься, заботься, как обязанный заплатить». Пр.6:1- 6 – «Сын мой! если ты поручился за ближнего твоего и дал руку твою за другого, ты опутал себя словами уст твоих, пойман словами уст твоих. Сделай же, сын мой, вот что, и

избавь себя, так как ты попался в руки ближнего твоего: пойди, пади к ногам и умоляй ближнего твоего; не давай

сна глазам твоим и дремания веждам твоим; спасайся, как серна из руки и как птица из руки птицелова». Прошу всех помолиться об этом деле, и избавить меня от вины, чтобы уехав- шая неучительница уволилась с работы, которой она не была дос- тойна никогда. Пр.20:16 – «Возьми платье его, так как он поручился за чужого; и за стороннего возьми от него залог». Пр.22:26 – «Не будь из тех, которые дают руки и поручают- ся за долги». Пр.26:6 – «Подрезывает себе ноги, терпит непри- ятность тот, кто даёт словесное поручение глупцу». Писа- ние убеждает нас, что кто выходит из повиновения своему поручи- телю, бросает его на произвол, то он понесёт на себе свою вину. Пр.11:21 – «Можно поручиться, что порочный не останется ненаказанным; семя же праведных спасётся». Пр.16:5 – «Мер- зость пред Господом всякий надменный сердцем; можно пору- читься, что он не останется ненаказанным».

Бывает, что кто-то ручается за другого ради выгоды себе. Сир.30:22 – «Грешник, принимающий на себя поручитель-

ство и ищущий корысти, впадёт в тяжбу». Поручаться не грех, ибо и сам Бог делается поручителем за нас и за истинность Нового Завета. Иов.17:3 – «Заступись, поручись [Сам] за меня пред Собою! иначе кто поручится за меня?» Евр.7:22 – «то лучшего завета поручителем соделался Иисус».


Поручиться за бедного вовсе не грех, Чтоб приняли его на работу,

В люди вывести – пусть поднимается вверх, А тому было многое против.

Сомневалось начальство, боялось принять, Ненадёжным казался на должность такую. Но представил, что это вдова, даже мать… Без знакомства и вещь, опасаясь, не купим.

Поручителя знают и верят ему…

Если этот работник окажется ложным,

Кто ручался, ответствен и сядет в тюрьму, – Значит, нужно ручаться весьма осторожно.

Поручитель обманут и горе таким, Благодетелем он посчитался напрасно.

Будет волосы рвать: «Ах, несчастный кретин!» Так и будет, увы, не сгущаю я краски.

Поручителя помни, тебя он извлёк

Из глубокого рва, ты пока не в оковах. Ты – свободная птица, не прерван полёт,

Снова жить интересно, не так уж и плохо. Ну, а если случится не та будет птица, Улетит, даже адрес оставить забыв,

Поручитель с покоем тогда распростится, Будет охать: «Ах, если бы знать бы!»

Попадался не раз вот в такой переплёт, Приходилось моргать, утирая слезу,

В адрес свой получать укоризны, поклёп, От камней уклоняться и нюхать мазут.

Зарекался не быть поручителем вовсе, Накормили полынью до самых ноздрей. Поселенцы опять поручителя просят.

Дай мне, Господи, во время в страхе прозреть!

За крещаемых руку не раз поднимал,

И просили стать крёстным, трясли послушаньем. Поручители знают – сей подвиг не мал,

Из-за подлости чей-то опять оплошаю. 20.03.07. ИгЛа


Вопрос 3417: Что за пригласительные раздавали прошлое вос- кресенье у нас после богослужения на собрании?

Ответ: Никто ничего не раздавал, но только готовимся разнес- ти пригласительные тем, кто хотел бы побыть у нас в гостях.


У в а ж а е м ы й… приглашаем Вас на торжество, посвящён- ное дню возрождения пос. Потеряевка. Начало торжества состо- ится после Божественной литургии и Благодарственного молеб- на в воскресенье в 10 часов утра 20 мая 2007 года.

Посёлок Потеряевка был основан в 1818 году. В 1926 г. в посёлке Потеряевка Ермачихинской волости Каменского уезда Алтайской губернии было 81 хозяйство, 176 душ мужского пола, 169 женского. (Село Корчино основано было в 1825 году.) В 1963г., когда в Потеряевке проживало около 200 человек, были составлены проект и чертежи посёлка из расчёта на 700 человек в 1970 году. Но в 1972 году посёлок исчез «благодаря» преступ- ной политике партии КПСС по укрупнению сёл, - уехал после- дний житель. Только на Алтае погублено более 360 «неперспек- тивных» деревень. 14 мая 1991 года протоиерей о.Иоаким Лап- кин приехал для восстановления Потеряевки и поставил первую палатку. 23 марта 1992 года пос. Потеряевка получил вновь статус посёлка и принято решение о его восстановлении за под- писью А.А.Сурикова (бывший губернатор Алтайского края). (№47). 21 июля 1995 года зарегистрирована Управлением юс-

тиции Алтайского края Православная община в честь священ- номученика Анфима Никомидийского в пос. Потеряевка (№ 117). (Престольный праздник 16 сентября н.ст. 302 г.). 1 декабря 1995 года зарегистрирована общественная организация - дере- венская община посёлка Потеряевка (№ 622). 5 апреля 1996 года зарегистрирован детский трудовой Православный лагерь- стан в честь св. муч. Климента Анкирского (№139). (312 г. 5 февраля н.ст.) - действующий уже 25 лет. О лагере снято 3 государственных документальных фильма, занявших 1-е место в России («Златоуст из Потеряевки») и главный приз («Пред- чувствие», Свердловская киностудия) на международном кино- конкурсе. Ныне в посёлке Потеряевка действуют церковь, детс- кий лагерь-стан, школа, музыкальная школа, фельдшерский пункт, построено 16 домов, подведён электрический свет.

8 июля 2007 г. в пос. Потеряевка состоится ежегодное Таин- ство Крещения в озере всех допущенных к этому Таинству, уве- ровавших в Господа Иисуса Христа. В нашем посёлке особый

уклад жизни, основой которого являются христианские заповеди и старинные русские благочести- вые обычаи. Быть ли посёлку - это зависит от милости

Божией, нашего послушания Божиим заповедям, от благоразу- мия власть предержащих России, края, района, сельсовета. Под строительство деревни должно быть согласно расчётам земель- ного отдела края отведено 171 га, 428 га - пастбищ и 442 га - сенокосов, но местные власти сильно препятствуют отводу нам этих исторически и традиционно всегда принадлежащих Поте- ряевке земель. Сейчас есть 145 га пашни и 284 га под террито- рию посёлка и с/х угодий и техника для обработки земли. От государства за 16 лет на возрожение не было никакой помощи.

«Если Господь не созиждет дома, напрасно трудятся стро- ющие его; если Господь не охранит города, напрасно бодр- ствует страж.» (Псалом 126:1)

Староста деревенской общины посёлка Потеряевка Барабаш Игорь Александрович. Проезд до разъезда «Подстёпный» ж.д. ветки Барнаул-Кулунда. 8-385-13-29-3-81; 8-961-232-40-12; о.Иоаким; 8-905-924-96-98 - Барабаш И. А.. Контактный адрес: 656016, г.Барнаул-16, ул.2-я Строительная 62, кв16. Лапкин Иг- натий Тихонович. Телефоны: 24-38-46, 62-81-37, 8-961-230-70-60.

1Макк.14:34 – «снабдив эти места всем, что нужно было к восстановлению их». 2Ездр.5:59 – «И весь народ трубил и взывал громким голосом, прославляя Господа за восстановле- ние дома Господня». Иоан.11:52 – «чтобы и рассеянных чад

Божиих собрать воедино».


Мира заступница, Матерь всепетая! Я пред Тобою с моль- бой: Бедную грешницу, мраком одетую, Ты благодатью прикрой! Если постигнут меня испытания, Скорби, утраты, враги, В труд- ный час жизни, в минуту страдания, Ты мне, молю, помоги! Ра- дость духовную, жажду спасения В сердце моё положи: В цар- ство Небесное, в мир утешения Путь мне прямой укажи!

Юлия Валериановна Жадовская родилась калекой 29 июня 1824, без левой руки и с тремя пальцами на правой. В 1862 году Жадовская вышла замуж. Умерла 23 июля 1883.


Вопрос 3418: Мэр города прислал Вам книгу со своими предста- вителями ко дню рождения Вашего. Есть ли что в ней полезное? Ответ: Я в ответ послал главе городского самоуправления г.Бар- наула Калганову В.Н. «...открытым оком», 15 т. От него же была книга «Барнаул в воспоминаниях старожилов. ХХ век. Барнаул, 2005. часть 1. 328 стр. Вспоминают, как худо жили и как хорошо стало ныне. Где и что было раньше, и что ныне построено. Но иногда в воспоминаниях есть и полезное, где как бы о Боге начинают думать, зачем всё это было с народом. Стр.285. Герман Алексеевич Чайкин. «24 марта 1930 г. отца вызвали в сельсовет. Не дождавшись его, мать пошла узнать, в чём дело, и видит около сельсовета стоит толпа плачущих женщин. Оказа- лось, когда собралось более 400 мужчин, как из-под земли появи- лось несколько конных конвоиров. Они построили мужчин в колонну и погнали в сторону Барнаула. Женщины плачут, а мужчины из колонны их успокаивают, посмеиваются: «Не плачьте, разберутся –вернёмся». Дня черз 2-3 житель села Шадрино, ра- ботавший в барнаульской тюрьме (фамилию я не помню), встре- тил кого-то из бурановских и сказал, чтобы их не ждали, что расстреляли всех в одну яму. Так мы остались без отца. Кроме того, у нас конфисковали всё имущество: корову, овец, свиней, куриц и всё, что было в доме. В то время мы жили в исключи- тельно тяжёлых материальных условиях. Был страшный голод. В 1932 г. умерла моя двухлетняя сестрёнка, которая родилась уже после ареста отца. О смерти я, конечно, не имел никакого понятия и на смерть Машеньки никак не реагировал. Мать по- несла гробик в церковь отпевать, и мы со старшей сестрёнкой тоже пошли. Все действия священника я воспринимал спокойно, но, когда он начал забивать гвоздь в крышку, меня взорвало. Я начал истерически топать ногами, кричать, ухватился за руку

священника: «Зачем забиваешь?! Как же она выйдет?! Долго я переживал этот шок. Говорят, что беда одна не приходит. За четыре года мы обзавелись кое-какими домашними животными и большого голода не ощущали. Но в конце 1934 г. в Бураново назначили нового председателя сельсовета – Леханова. В этой связи нужно пояснить, что мать в своё время училась в гимназии в Барнауле, жила у родственников и поэтому квартиру в Бурано- ве содержала по-городскому – дорожки, цветы, крашеные полы. Да и дом был большой – комната, и, как тогда говорили, горница, и кухня. И вот приходит Леханов и ставит задачу – комнату отдать ему, а самим перебраться в кухню. Мать, конечно, Леха- нову отказала. Он тут же оформляет документы на раскулачива- ние, и вскоре появляется группа бандитов под руководством Фомы Жилкина, которые никогда и нигде не работали, а воровали и занимались раскулачиванием, и они забрали у нас всю скотину. Матери дома не было, она поехала в Новосибирск. Пришёл Леха- нов с бандой Жилкина и силой выгнали нас на улицу. А мороз был трескучий, далеко за сорок градусов. Напротив, через дорогу, жила старушка Добрикова. У неё была крошечная избушка. Мы пришли к ней, и она нас, конечно же, пустила. В избушке было очень тесно, поэтому мы спали на полу, на каких-то тряпках. Что делать? Ни продуктов, ни жилья. А о деньгах тогда понятия не имели. Вскоре мать приезжает из Новосибирска, а в нашем доме уже живёт семья Леханова. Мать идёт в сельсовет, а Леха- нов как раз там. Что в такой ситуации она могла сделать? Мать и говорит Леханову, что пойдёт к секретарю райкома партии в Каменку. А это 17 километров. Он при ней набирает номер теле- фона секретаря: «Коля, к тебе сейчас собирается идти Чайкина, так ты её прими, как положено».

Едет мать в Новосибирск к секретарю крайкома партии Эйхе. Он её выслушал, попросил, чтобы ему принесли документы. А когда принесли, он ознакомился и говорит: «Что ж вы, граждан- ка Чайкина, хлопочете? Вас законно раскулачили. Вы же имели двухпоставную мельницу». - «Какую мельницу? У нас в деревне вообще нет никакой мельницы». Эйхе набирает какой-то номер телефона и задаёт вопрос. Когда он удостоверился, что действи- тельно никакой мельницы нет, то помог матери оформить доку- менты в суд на Леханова. Присудили Леханову 10 лет. Он был направлен на лесоразработки, а там оказались заключённые, ко- торых он в своё время раскулачил по фальшивым документам. В тот же день его убили. Пока мать моталась по инстанциям, наш дом разграбили – рамы повыставляли, двери поснимали.

Погреб и подполье опустошили. Очевидно, это была работа Жил- кина. Что делать?.. Уехали в Барнаул к родственникам. В тече- ние многих веков хлеб выпекали сами его потребители, и лишь нищие получали его как милостыню. Когда меня посылали в магазин за хлебом, то я воспринимал получение хлеба из рук продавца как подаяние, как милостыню. Автомобилей в то вре- мя не было. Если кто-то из мальчишек говорил, что он видел автомашину, на него смотрели, как на героя. В городе было много голубятников и процветал «голубиный» бизнес. Они «зарабаты- вали» большие деньги. Если один голубятник поймал голубя дру- гого голубятника, то хозяин пойманной птицы приходил и выку- пал своего голубя за 150-200 рублей. Что это была за сумма, можно увидеть в сравнении: техничка в школе получала 90 руб- лей. На улице Косой взвоз жили три голубятника, и их знал весь город… Некоторое время жили мы на улице Мамонтова вблизи Нагорного парка. В ХIХ в.на территории этого парка было клад- бище, где хоронили только богатых. На кладбище было много гранитных, мраморных надгробных сооружений. Летом 1935 года мы, мальчишки, да и взрослые оказались свидетелями вскрытия склепов для извлечения драгоценностей, с которыми когда-то хо- ронили умерших. Вскрытие склепов проводили специальные ко- миссии в составе охраны (милиция) и гражданских людей, кото- рые извлекали из могил золотые предметы: перстни, кольца, зубы, коронки, браслеты и другие драгоценности. Члены комиссии вни- мательно рассматривали поднятые из могилы предметы, один из них очищал, а стоящие рядом 2-3 человека записывали что-то в журнал и складывали в шкатулки. Могилы так и оставались незакрытыми, а после ухода комиссий «работу» продолжала ре- бятня. Мальчишки вынимали из могил кости, черепа, которые потом валялись повсюду не только на кладбище, но и на улицах. Вскрытие нагорного кладбища провели в течение одного лета.

В начале 1930-х гг. в Барнауле было много церквей. Впослед- ствии их стали разрушать. В 1937 г. я учился в 4-м классе школы №5 в районе нынешнего речного вокзала. Однажды во время урока слышим на улице команду: «Раз, два, взяли!» Все ученики повскакивали со своих мест и прильнули к окнам. Око- ло школы стояла украшающая площадь церковь. В 1960 г. в ней был архив. А сейчас женский монастырь. Так вот увидели мы следующее: за крест на колокольне привязаны верёвки и множество людей по команде дёргает за них, раскачивая коло- кольню. Все радовались, и было много желающих дёрнуть за верёвку. Крест дёргали много раз, пока колокольня наконец не

рухнула на землю с такой слой и грохотом, что здание школы задрожало». Так что и революция, и 37-ой год – всё на своём месте, когда вздёрнули многих дёргальщиков и раскулачивате- лей. Ос.8:7 – «Так как они сеяли ветер, то и пожнут бурю: хлеба на корню не будет у него; зерно не даст муки; а если и даст, то чужие проглотят её».


Мы лежим на холодном и грязном полу, Присуждённые к вечной тюрьме,

И упорно, и долго глядим в полумглу: Ничего, ничего в этой тьме!

Только зыбкие отсветы бледных лампад С потолка устремляются вниз.

Только длинные шаткие тени дрожат, Протянулись - качнулись - слились.

Позабыты своими друзьями, в стране, Где лишь варвары, звери да ночь,

Мы забыли о солнце, звёздах, луне, И никто нам не может помочь.

Нас томительно стиснули стены тюрьмы, Нас железное давит кольцо,

И как духи чумы, как рождения тьмы,

Мы не видим друг друга в лицо! К. Бальмонт


Вопрос 3419: В трапезной после богослужения Вы зачитывали какую-то газетную статью, где пишется, что в Потеряевке разре- шается выпивать. А как же устав ваш?

Ответ: На ту статью я послал письмо: «Мир вам! Пишу на редакцию «Щит и меч», а вообще-то прошусь на приём к глав- ному редактору Валерию Кулику. Мы получили вашу газету «Щит и меч» за 15 февраля 2007 года, №15. На стр. 7 есть статья «Не потерялась Потеряевка». Статью написал Михаил Жданов, фото Владислава Галенко. Просим дать опровержение на очень боль- шую неточность, на громаднейший ляпсус, который допустил Михаил Жданов. Если бы он, как принято у журналистов, снача- ла дал нам прочитать свою статью, то этого бы не случилось. Батюшка говорит, что Михаил ничего не записывал, видимо, на- деялся на свою память. Посудите сами, что если в начале статьи публикуют наше объявление, где чётко сказано, что: «право на поселение может получить только тот, кто не лжёт, не курит, не пьёт спиртное, не сквернословит, не ворует», то как бы батюшка мог далее сказать: «Спиртное можно употреблять в небольших

дозах, но только в дни «больших праздников» и особенных тор- жеств. – Каких? – интересуемся у батюшки.– Да самых обыч- ных, людских: рождение ребёнка, свадьба, похороны, –поясня- ет, – выпивают не все, но кто хочет, запрета не чиним».

Мы расспросили о. Иоакима несколько раз, и он заверил, что не было никакого разговора о выпивке ни на днях рождения, ни на похоронах. Я пытался упрекать даже Галенко В., ибо он при- езжает в Потеряевку уже 17 лет, и до начала её образования, в детском лагере он был, но он только засмеялся. Галенко глубоко порядочный и честный и, что очень редко для газетчиков – стес- нительный. За 15 лет ни на праздниках, ни на днях рождения, ни на похоронах у нас в Потеряевке не было ни грамма. Мы за абсолютно сухой закон. Но так как мы православные, то мы не могли этот пункт о сухом законе ввести в наш Устав, так как есть два правила сии: Апостольское правило 51– «Если кто, епископ, или пресвитер, или диакон, или вообще из священного чина, удаляется от брака и мяса и вина не ради подвига воздер- жания, но по причине гнушения, забыв, что всё добро зело, и что Бог, созидая человека, мужа и жену сотворил их, и таким обра- зом хуля, клевещет на создание: или да исправится, или да бу- дет извержен из священного чина и отвержен от церкви. Та- кожде и мирянин». Правило 53 – «Если кто, епископ, или пре- свитер, или диакон, во дни праздников не вкушает мяса и вина, гнушаясь, а не ради подвига воздержания: да будет извержен, как сожжёный в собственное совести, и становящийся виною со- блазна многих». Мы за сухой закон. Но когда бывает бракосоче- тание молодых, а у них на свадьбе бывают родственники неверу- ющие, родители, то для них и только для них разрешается поста- вить нераскупоренную бутылку лучшего вина, да веселятся все

неверные. Одна бутылка на двадцать человек. И больше нигде и ни грамма. Мы очень просим опубликовать опровержение.

Мы не пьём, потому что это крайне вредно, и во вторых страна запилась, да ещё и мы будем участвовать в этом безумии. Посы- лаю статью о пьянстве – она бы вам немало пригодилась.

И в случае с вором Жданов пишет, что вор украл шланги. Да не шланги, а водяной насос. И этот Четыркин Володя с разъезда

– вор – уже сидел 6 раз за воровство. И он приехал на телеге в дождь воровать, и мы по следу тележному его и нашли, а потом уж вызвали милицию, указав на него. Милиция «по горячему следу» и тут ничего не открывала. У нас лгать нельзя, потому и подправляю Жданова. Четыркина за насос майор милиции из района заставил отдать два маленьких поросёнка, и он привёз их

и «дело» закрыли. Но потом, когда милиция уехала, вор приехал и забрал поросят, пригрозив жене батюшки, матушке Людмиле, что если она пожалуется, то он её на разъезде поймает и изнаси- лует. Так и пропал насос, и не только он. Это плоды безбожия. Посылаю вам две книги, которые вам очень помогут в вашей деятельности. В книге «…открытым оком» (т.18) делается раз- бор Корана и мусульманства на основании Библии. Такой пол- ный материал не появлялся ещё никогда. У меня за последние 5 лет вышло из печати 25 книг. Электронная версия книг: kistine.barnaul.ru Факс: (385-2) - 63-93-87. Стоимость книги – 150 руб. Во второй книге «Для слова Божия нет уз» описана моя биография, как я отбывал срок за слово Божие, как основал детский лагерь-стан и являюсь его начальников 34 года. Зиму веду занятия в университете. В этой книге всё на документах –

это срез нашей истории. Стоимость книги – 80 руб.

Из газеты «Вёрсты» к нам приезжал специально из Москвы корреспондент Макаров С. С. Его статьи в этой книге на стр.602- 624. Прочите – не пожалеете. Макаров когда-то 10 лет работал в «Комсомольской правде», исколесил страну. Это человек с при- званием поиска истины. Он тут проник со мной и в СИзо, где мы 15 лет ведём работу, и в краевую администрацию и в районную. Когда мы были в лесу у мемориала жертв репрессий, у него отка- зал на 40-градусном морозе магнитофон, на который он записы- вал каждое слово. Он тут же выхватил ручку и: «Стойте! Что Вы сейчас сказали, повторите!» Вот вам бы такого журналиста. Даю его адрес: 141739 Московская обл., г. Лобня, ул. Чайковс- кого 7, кор.2, кв. 52 Макарову Сергею Сергеевичу. Если запла- тить вовсе уж нечем, то я дарю их вам. До армии я работал вольнонаёмным прорабом в строгорежимном лагере Плишкино в Иркутской области. Служил в подводном флоте и в ракетных частях. Много лет я вёл религиозные занятия во всех пяти отде- лах милиции г. Барнаула, в гор. УВД и краевом УВД. К нам в лагерь-стан приезжал и бывший нач. краевого УВД Вальков В.А.». Чис.23:12 – «не должен ли я в точности сказать то, что влагает Господь в уста мои?» 1Кор.10:32 – «Не подавай- те соблазна ни Иудеям, ни Еллинам, ни церкви Божией».


Однажды, в студёную зимнюю пору, Я из лесу вышел; был сильный мороз. Гляжу, поднимается медленно в гору Лошадка, везущая хворосту воз.

И, шествуя важно, в спокойствии чинном,

Лошадку ведёт под уздцы мужичок

В больших сапогах, в полушубке овчинном, В больших рукавицах... а сам с ноготок!

На эту картину так солнце светило, Ребёнок был так уморительно мал, Как будто всё это картонное было,

Как будто бы в детский театр я попал!

Но мальчик был мальчик живой, настоящий, И дровни, и хворост, и пегонький конь,

И снег, до окошек деревни лежащий, И зимнего солнца холодный огонь — Всё, всё настоящее русское было,

С клеймом нелюдимой, мертвящей зимы, Что русской душе так мучительно мило, Что русские мысли вселяет в умы,

Те честные мысли, которым нет воли, Которым нет смерти — дави не дави, В которых так много и злобы и боли,

В которых так много любви! Некрасов


Вопрос 3420: Какое качество самое характерное у священников, от чего бы нужно избавиться им или же не допускать его в себя, пока ещё не стал священником?

Ответ: Свою значимость, заносчивость. Рим.12:16 – «Будьте единомысленны между собою; не высокомудрствуйте, но пос- ледуйте смиренным; не мечтайте о себе». Попы на самом полном серьёзе думают, что все до единого их благословения, решения, советы Бог утверждает на небе. У многих из них пред- ставление о Боге, как о золотой рыбке на побегушках у заносчи- вой бабки. Из видимых прошений их сбывается малая толика,

нисколько не больше, чем и без их благословения бы сбылось. Иак.4:3 – «Просите, и не получаете, потому что просите не на добро, а чтобы употребить для ваших вожделений». Одер- жимость демоном проявляется не в том только, что человек кричит во время «Херувимской», но и в том, что сам человек не стал подобным херувимам, не перестал искать своей выгоды, по- терял простоту, забыл равенство всех пред Богом и стал возвы- шаться благодаря тупости и темноте своей и своих воспитанни- ков. 2Кор.11:3 – «Но боюсь, чтобы, как змий хитростью своею прельстил Еву, так и ваши умы не повредились, [укло- нившись] от простоты во Христе». Гордость превозношения через свою причастность к владельцам благодати заносит попов дальше края моря. Они должны быть как можно чаще в цивиль- ном костюме, забыть про монашескую обязанность всегда носить рясу и ею отгораживаться от народа. Даже более того, нужно скрывать свою принадлежность к этому сану, исключительно под- верженному дьявольской гордости и превозношению.

1Тим.3:6 – «Не [должен быть] из новообращенных, чтобы не возгордился и не подпал осуждению с диаволом». Им нуж- но постоянно гасить в себе мысль, что они особенные какие-то и не цепляться за благодать, которою они облечены. А у них это коронный номер – так они лелеют эту свою сакральность. Ею они по сути и держатся на плаву и от неё питаются. Но это и послужит им главной гирей, утянувшей их на дно адово. Не случайно же Иоанн Златоуст говорил, что большая часть свя- щенников погибает. Попробуй сегодня скажи эти слова им? Вот конкретно в церковном журнале-мурзилке описывают биогра- фию местного архиерея, какой он славный и умный. А он что учил в семинарии и в академии, то на другой день, может, забыл. А теперь вся его работа – проворачивать епархиальные пустые дела по выколачиванию поборов с подчинённых, стояние на бого- служениях, где мечутся вокруг его шлейфа прислужники и семи- наристы. И в конце его славной и героической, по их меркам, биографии подписать бы всего-то одно предложение: «И это ему ни мало не поможет, а будет он (Алексий, Кирилл, Максим и пр.) в геенне огненной с сатаною». Ведь такой приписки ни к одному архиерею, ни к одному попу даже помыслить приставить нельзя. А вот по-Златоусту можно поставить минимум как к 51% свя- щеннослужителей. А по-Серафиму Саровскому почти все 100% биографий должны заканчиваться вот такой припиской. И ука- зана причина этим же убогим Серафимом: «Господь открыл мне, что будет время, когда архиереи земли Русской и прочие

духовные лица УКЛОНЯТСЯ ОТ СОХРАНЕНИЯ ПРАВОСЛА-

ВИЯ во всей его чистоте и за то гнев Божий поразит их». Когда уже и слепому видно, что не в ту степь закатился служитель утро- бы своей, тогда попы пошли даже на такие легенды о связанных священниках, за которых всё совершают Ангелы, а они пока под скамейками лежат. Но благодать, но главное - благодать, всегда на них пребывает, они сакральные, они благодатные, с пожизненной рентой. И вот от этого им нужно отгребаться усиленно и говорить: Лук.17:10 – «Так и вы, когда исполните всё повеленное вам, говорите: мы рабы ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать». 1Кор.9:16 – «Ибо если я благове- ствую, то нечем мне хвалиться, потому что это необходимая [обязанность] моя, и горе мне, если не благовествую!»


В дни плена, полные печали, На Вавилонских берегах, Среди врагов мы восседали В молчаньи горьком и слезах; Там вопрошали нас тираны, Почто мы плачем и грустим:

«Возьмите гусли и тимпаны И пойте ваш Ерусалим». Нет! Свято нам воспоминанье О славной родине своей;

Мы не дадим на посмеянье Высоких песен прошлых дней! Твои, Сион, они прекрасны! В них ум и звук любимых стран! Порвитесь струны сладкогласны, Разбейся звонкий мой тимпан! Окаменей язык лукавый, Когда забуду грусть мою

И песнь отечественной славы Её губителям спою.

А ты, среди огней и грома Нам даровавший свой закон, Напомяни сынам Эдома День, опозоривший Сион, Когда они в веселье диком, Убийства шумные вином,

Нас оглушали грозным криком: «Все истребим, всех поженём!» Блажен, кто смелою десницей Оковы плена сокрушит,

Кто плач Израиля сторицей На притеснителях отмстит!

Кто в дом тирана меч и пламень И смерть ужасную внесёт! И с ярким хохотом о камень Его младенцев разобьёт!

Пс.136. 1830. Н.М.Языков


Вопрос 3421: Если Бог один, то почему же тогда по-разному пред- ставляют себе загробный мир?

Ответ: Потому что есть откровение Божие, а есть человеческое воображение. Откровение – это не книга «Апокалипсис Иоанна Богослова», а то, что Бог открыл людям, показал невидимое. Мф.16:17 – «Тогда Иисус сказал ему в ответ: блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах». Евр.10:20 – «ко-

торый Он вновь открыл нам через завесу, то есть плоть Свою». Потустороннее, как принято говорить, находящееся в ином измерении, оно может быть понято только откровением свыше. 1Кор.2:10 – «А нам Бог открыл [это] Духом Своим; ибо Дух всё проницает, и глубины Божии». Истина одна, и всё остальное, что не по Библии есть дьявольское обольщение доверившихся сатане. Даже красиво и умно составленные похождения Геракла, даже путь Озириса и описание мусульманского рая есть прелесть, как понимали все святые отцы. Так и все православные и особен- но красочные католические картинки о том, что умершего греш- ника можно вызволить из тьмы в вечный свет Христов через церковь, есть всего лишь благочестивое заблуждение невозрождён- ных душ и корыстолюбие монахов и попов. А нужно было на все притязания понять и познать загробный мир сказать: Мф.16:23

– «отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое».

Есть еврейский журнал лихоимцев, и он сообщает: («Лехаим»

№1-2007 г. стр.105-108). «Так на последней странице брошю- ры «Америка – источник терроризма» приведено пространное высказывание аятоллы Хомейни, восхваляющее мученическую смерть («шахада») во имя Аллаха и ислама. На обратной сторо- не обложки брошюры написано: «О Аллах, я прибыл к тебе, встречай меня довольным моими деяниями, и я нуждаюсь в тво- их милосердии и жалости. Прими меня самым лучшим образом, сделай так, чтобы моя встреча с тобой была приятной, желай встретить меня, и дай мне смерть мученика («шахада») как путь для нашей встречи».

Спрашивается, чем же отличаются тогда православные мо- литвы за умерших от неправославных? Но при всём при том у нас есть истинное Откровение Божие – святая и вечная Библия, а у нас столько лихоимства в храме на покойниках, столько мертвецкой неправды. Ос.4:8 – «Грехами народа Моего кор- мятся они, и к беззаконию его стремится душа их». Без веры в Жертву Иисуса Христа, как Сына Божия, Единородного от Отца, нет надежды на спасение. Евр.9:27-28 – «И как человекам по- ложено однажды умереть, а потом суд, так и Христос, од- нажды принеся Себя в жертву, чтобы подъять грехи мно- гих, во второй раз явится не [для очищения] греха, а для ожидающих Его во спасение».


Я больше не могу! Мне жизнь моя постыла! Я тщетно счастье светлое искал, —

В груди моей уже холодная могила, Поруган и разбит мой прежний идеал.

Чего мне ждать ещё? Померкнувшие дали Мне лучезарных дней уж больше не сулят, Напрасные мечты — лишь скорби да печали Мой изнемогший дух повсюду сторожат.

„Бог“, — говорите вы? Но я Его не знаю, Он чужд душе моей порочной и больной, И фимиама я перед Ним не сожигаю,

Не прихожу к Нему с горячею мольбой.

Он только страшен мне. В заоблачном чертоге Средь сонма Ангелов и чистых и святых — Что за нужда Ему, что на земной дороге

Так много гибнет душ в волнах страстей мирских?

Что Богу до того, что я решил забыться, Не в силах будучи страдания сносить

И с опостылой жизнью распроститься, Чтоб навсегда себя от мук освободить!?

Несчастный смертный, нет! Ты — Божие созданье, И дорог ты душе Небесного Отца;

Ты — драгоценный перл в природе мирозданья, Венец и красота могучего Творца.

Не сетуй на Него! Он простирает руки —

Кто утешенья ждёт — Он всем помочь готов; Он хочет снять с тебя всю боль сердечной муки, Распутать цепь тебя опутавших грехов.

Душа твоя больна? Ты, счастия искавший, Все лучшие года на то употребил?

Но Он зажжёт опять светильник твой погасший И в жизненном пути дарует новых сил.

Он вновь вселит в тебя любовь к существованью И радость бытия почувствуешь ты вновь,

И к ясному придёт душа твоя сознанью, Что высший идеал — Спасителя любовь.

Что в этой-то любви, глубокой, бесконечной Всё счастье жизни сей и цель заключена,

В ней доступ нам открыт к Творца Отчизне вечной, И на пути земном нам светлый луч она.

О, где мне взять слова, мой ближний, мой любимый, Дабы дошли они до сердца твоего?!

Чтоб Бога ты познал и полюбил всей силой, С раскаяньем припав к святой груди Его.

Мужайся и внимай! Тебе Он шепчет нежно:

,,Заблудшее дитя! Приди ко Мне, скорей!

Я стан твой облеку одеждой белоснежной,

И мир дам, чудный мир душе больной твоей!“ Шарыпанова


Вопрос 3422: Краем уха слышала, что Вы опять с кем-то из своего окружения крепко поговорили за то, что того человека не один раз уже встречали на снегоходе? Разе люди сами не догово- рятся без вмешательства в их личную жизнь?

Ответ: Меня очень трогает жестокосердность и эгоизм людей, когда кроме своей выгоды они ничего не хотят видеть. И почему такое важное дело, даже подающее соблазн и дурной пример не укоротить и не вставить в рамку приличности? Мы живём в отдалённом месте, от разъезда 4 км, а от трассы, где проходят автобусы на Барнаул, – 16 км. Но эти 16 км. проходят по мес- там безлюдным, в совершенно глухой степи, где ниоткуда не воз- можно ожидать помощи. Там степь и колки и никакого следа, кроме звериного. Летом иногда встречают с трассы на машине. Едут из города в основном поездом или на своих машинах. А когда вот так, наездом кто-то, и сам себе назначает сроки и не хочет на разъезде слезть ночью, а хочется ему днём на трассе - тут дело чуть полегче, когда тепло. Я лично ещё никогда этим видом услуг не воспользовался – это очень дорого и всегда нуж- но кого-то просить, чтобы за тобой выехали к трассе. Зачем? Разве кто-то умер и ты спешишь на похороны? А уж когда я узнал, что этим баловством заражены и зимой, и на снегоходе встречают с трассы – это на открытом морозе 32 км, – меня озноб пробил в комнате. Ну и поговорил крепко, чтобы усовес- тить людей. А старосту безотказного, который и встречал на снегоходе, не имеющем никакой защиты-кабинки, упросил, что- бы зря этого впредь не делал. Здоровье его намного дороже. Да и сломайся в пути, куда идти по снегу, кто вывезет? 2Цар.23:15-17

– «И захотел Давид пить, и сказал: кто напоит меня водою из колодезя Вифлеемского, что у ворот? Тогда трое этих храбрых пробились сквозь стан Филистимский и почерпнули воды из колодезя Вифлеемского, что у ворот, и взяли и при- несли Давиду. Но он не захотел пить её и вылил её во славу Господа, и сказал: сохрани меня Господь, чтоб я сделал это! не кровь ли это людей, ходивших с опасностью собственной жизни? И не захотел пить её. Вот что сделали эти трое храбрых!» Нечувствительность и жестокосердие – ступени к по- гибели души. Ис.7:13 – «разве мало для вас затруднять лю-

дей, что вы хотите затруднять и Бога моего?» Деян.27:10 –

«мужи! я вижу, что плавание будет с затруднениями и с большим вредом… и для нашей жизни». Как будто послуша- лись и теперь встречают на снегоходе только на разъезде.


Холодно, голодно в нашем селении. Утро печальное - сырость, туман,

Колокол глухо гудит в отдалении, В церковь зовёт прихожан. Что-то суровое, строгое, властное Слышится в звоне глухом,

В церкви провёл я то утро ненастное И не забуду о нём. Всё население, старо и молодо, С плачем поклоны кладёт, О прекращении лютого голода Молится жарко народ.

Редко я в нём настроение строже И сокрушенней видал!

«Милуй народ и друзей его, Боже! - Сам я невольно шептал. Внемли моление наше сердечное О послуживших ему,

Об осуждённых в изгнание вечное, О заточённых в тюрьму,

О претерпевших борьбу многолетнюю И устоявших в борьбе, Слышавших рабскую песню последнюю, Молимся, Боже, Тебе».

1877. Некрасов Вопрос 3423: Когда женщины пробирались тайно в мужские мо-

настыри, то под каким имеем они причащались там?

Ответ: Жизнь таких «отцов» и «матерей» строилась от начала и до конца на самой откровенной лжи. И причащались они под лживым мужским именем – трансмонашеская операция засчи- тывалась за действительную. Вот как это случалось, когда из луч- ших побуждений вылавливали в добрых семьях совсем неопыт- ные души. Если память святым, по слову Иоанна Златоуста, есть подражание их жизни, то в чём же тут можно подражать? У мона- хов всё гипертрофированно в сознании и в совести, для них глав- ное и не Бог, не Писание, а монашеские уставы, их авва, их житие. Иезуиты и масоны не на пустом месте появились, для всех были уже заложены межевые столбы в уставах монастырей. На этом строился любой тоталитарный режим. И безгрешное папство вы- пестовано было на иночестве – всё можно творить, лгать, перетол- ковывать Писание для большей славы монашества. Была уста- новка, что спастись легче за стенами монастыря, чем в миру.

Евфросиния, 25 сентября (См. т.7, вопр. 1810). «В горо-

де Александрии жил некогда муж, по имени Пафнутий. Он был богат, славен, пользовался почестью, боялся Бога, хранил запове- ди Господни и вел богоугодную жизнь. Супруга его также была женщина добрая, благочестивая, богобоязненная. Одно лишь их тяготило: у них не было детей; сильно скорбели они о сем, ибо

некому было оставить им своё имение, кто бы и по смерти их мог хорошо управлять им. Печалясь о бесчадии своём, они непрес- танно молили Господа, чтобы Он даровал им детище, подавали щедрую милостыню убогим, раздавали много в церкви и монас- тыри, кроме того, пребывали в посте и молитвах, обходили храмы Божии и просили Бога об исполнении их желания. Однажды Пафнутий отправился в некий монастырь, игумен которого, как он слышал, отличался своей святой жизнью; и в сей монастырь он также пожертвовал большой вклад. Беседуя с игуменом, Паф- нутий получил от него утешение. Уразумев, что сей инок угоден Богу, он поведал игумену о своей печали, именно о том, что нет у него детей. С земным поклоном он просил у игумена, чтобы тот вместе с своей братией помолился о нём Богу, дабы Господь да- ровал ему детище. Преблагой Бог, милостиво приемлющий мо- литвы всех усердно молящихся Ему и призывающих Его, внял молитвам игумена и благословил Пафнутия. После сего разре- шилось неплодие жены его, и Бог даровал им дочь, весьма пре- красную собою. Родители, исполненные величайшей радости, вос- сылали Богу от всего сердца благодарение. При крещении мла- денцу нарекли имя Евфросиния. С того времени Пафнутий стал часто посещать тот монастырь, раздавал всем инокам милосты- ню и к игумену тому питал великую любовь за его полезную беседу, а также и за то, что по молитвам его он получил желае- мое от Бога. Спустя 12 лет после рождения Евфросинии мать её преставилась в вечную жизнь; Пафнутий же, как и прежде, про- должал поучать дочь свою Божественному Писанию. Навыкнув в нём, отроковица предалась усердному чтению священных книг. Между тем слух о её благоразумии и красоте распространился по всей Александрии. Посему многие из благородных и знатных граждан желали иметь её супругой своих сыновей и наперерыв спешили заявить о своём желании её отцу…

Вскоре в обители той наступил день поминовения основателя ее, и игумен послал одного из братии пригласить к сему дню благоде- теля обители Пафнутия. Случилось так, что посланный инок не застал Пафнутия дома; Евфросиния, узнав о приходе к ним в дом черноризца, позвала его к себе и начала расспрашивать о том, сколько в их обители братии. Он отвечал ей: «Триста пятьдесят два челове- ка». Тогда она спросила его: «Если кто-нибудь придёт в вашу обитель и захочет жить с вами, примет ли его ваш игумен?» На сие инок отвечал: «Конечно, с радостью примет, памятуя слова Господ- ни: «приходящего ко Мне не изгоню вон» - Иоан.6:37.

…«Господин, отец мой – христианин и верный слуга Божий,

матери моей нет уже в живых. Родитель мой, имеющий большое богатство, желает выдать меня замуж, чтобы не пропали все его сокровища, я же не хотела бы осквернять себя мирскою суетою, но боюсь ослушаться отца моего и потому не знаю, что мне де- лать. Всю предыдущую ночь я провела без сна, умоляя Бога, чтобы Он ниспослал мне милость Свою. А при наступлении утра захотелось мне позвать к себе одного из отцов подвижников, дабы услышать от него слово назидания и указания, как мне следует поступать. Умоляю тебя, отче, научи меня пути Господ- ню, ибо я знаю, что ты мне послан от Бога». Тогда старец начал поучать ее так: «Господь говорит во святом Евангелии: «Если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и мате- ри, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником» (Лк.14:26)… Между тем Евфросиния стала размышлять в сердце своём: «Если я пойду в девический монастырь, то отец мой най- дет меня там, принудит выйти из обители и вступить в брак; посему мне лучше отправиться в монастырь мужской, где никто меня не узнает. Решившись исполнить своё намерение, она по- здно вечером оделась в мужскую одежду и тайно от всех вышла из дома, взяв с собою только пятьдесят золотых монет, и скры- лась на ту ночь в некоем месте. По утру же отец её пришёл в город и по особому устроению Божию тотчас пошёл в церковь. А Евфросиния удалилась в тот монастырь, где знали её отца. По- дойдя к воротам обители, она постучалась и сказала привратни- ку: «Пойди доложи игумену, что пришёл из царского дворца евнух и стоит у ворот, желая побеседовать с ним.

Когда игумен вышел, Евфросиния пала на землю и поклони- лась ему. Он поднял её и помолился по обычаю, после чего они оба сели. Затем он начал спрашивать её: «Почему, чадо, ты при- шёл к нам?» Евфросиния отвечала ему: «Отче, я служил евну- хом в царском дворце и очень полюбил житие иноческое, но не нашёл в городе того, чего искала душа моя. Узнав о подвижни- ческой жизни иноков твоего монастыря, я пришёл в сию святую обитель, желая подвизаться с вами». На сие игумен отвечал:

«Хорошо ты сделал, чадо, что пришел к нам. Если тебе хочется пожить в нашей обители, то оставайся здесь». Затем он спросил,

– как её зовут. Евфросиния отвечала, что имя ее – Измарагд…

В то же время она вынула пятьдесят золотых монет, дала игу- мену и сказала: «Возьми сие, отче, впоследствии и всё остальное моё имущество, оставшееся в городе, я пожертвую в монастырь».

…У нового инока было очень красивое лицо; когда он прихо-

дил в церковь к Богослужению, диавол смущал многих из братии нечистыми помыслами, уязвляя их сердца красотою

нового инока; посему братия сетовала на игумена, говоря: «Для чего ты ввёл в обитель такого красивого брата на соблазн немощ- нейшим инокам?» Услышав сие, игумен призвал к себе Измараг- да и сказал ему: «Взирая на красоту твою, немощнейшие из бра- тии соблазняются; посему лучше тебе одному пребывать в келлии, подвизаясь в безмолвии и молитве, и не приходить в церковь. Твой духовный наставник будет и пищу приносить в твою кел- лию, так чтобы тебе не нужно было никуда выходить из неё».

…И жених и отец его, услыхав об исчезновении Евфросинии, очень опечалились и, придя к Пафнутию, нашли его в глубокой скорби, лежащим на земле и рыдающим. «Не прельстил ли кто- нибудь её, не бежал ли с нею?» – заметили они ему. Немедленно разослали по всей Александрии всадников искать Евфросинию; искали её и по домам соседей, и по дорогам, и на берегу моря, и на кораблях; обошли они много женских монастырей, поля, пус- тыни, горы и пещеры – везде искали дочь опечаленного отца. Нигде не найдя её, посланные вернулись со скорбью. И плакали все о ней, как об умершей. Жених рыдал о невесте своей, свёкор скорбел о невестке своей, а отец проливал горькие слёзы о дочери своей, как некогда Иаков об Иосифе, и говорил такие скорбные речи: «Увы мне, чадо мое сладкое! Увы мне, свет очей моих! Увы мне, утеха души моей! Кто украл сокровище моё? Кто иссушил ветвь мою? Кто угасил светильник мой? Кто отнял у меня надеж-

ду мою? Кто обесчестил дочь мою? Какой волк растер- зал агницу мою? Какое место скрыло от меня ее светлое

лицо? Она послужила бы восстановлением рода моего, была бы жезлом старости моей, утешением в печалях моих. Пусть не скроет в себе земля тела моего, пока я не узнаю, что случилось с дочерью моею Евфросиниею!» Все собравшиеся у Пафнутия дру- зья и соседи также сетовали и громко рыдали вместе с ним о неожиданной гибели его дочери. Не находя нигде облегчения в своей печали, Пафнутий пришёл в монастырь, где дочь его подви- залась в затворе, и, упав к ногам игумена, сказал: «Отче, не пере- ставай молить Бога о том, чтобы Он услышал мои молитвы, ибо я не знаю, что приключилось с дочерью моею, – похитил ли её кто-нибудь или же она погибла каким-нибудь иным образом». Услышав сии слова, честный старец весьма смутился и, собрав к себе всю братию, сказал: «Братие, покажите любовь, помолитесь

Господу, чтобы Он благоволил открыть нам о судьбе дочери дру- га и благодетеля нашего Пафнутия». В продолже-

ние целой седмицы иноки постились и молились, но никакого откровения им не последовало, как то бывало при других их прошениях; ибо днём и ночью Евфросиния молилась Богу, что- бы Он не открывал о ней никому в сей земной жизни, и её молит- вы были сильнее молитв всей братии. Не получая никакого от- кровения о Евфросинии, игумен начал утешать Пафнутия таки- ми словами: «Чадо, «не пренебрегай наказания Господня… Ибо Господь, кого любит, того наказывает» (Евр.12:5, 6). Если без воли Господней ни одна птица не падет на землю, тем более ничего не могло произойти и с твоею дочерью…. Измарагд про- жил в той обители тридцать восемь лет (всего 56), проводя бого- угодную жизнь; по прошествии сего времени он впал в тяжкую болезнь, после которой и предал Господу свою душу. Ещё до преставления его, Пафнутий опять пришёл в монастырь на по- клонение и для посещения братии. После обычной беседы с игу- меном он сказал ему: «Отче, если возможно, позволь мне пови- даться с братом Измарагдом, ибо я очень люблю его». Игумен, призвав Агапита, поручил ему отвести Пафнутия к Измарагду. Когда Пафнутий вошёл в келлию его и увидел Измарагда лежа- щим на постели в сильной болезни, то припал к его ложу и стал говорить с горькими слезами: «Увы мне! Где сладкие слова твои, где обещания твои о том, что я увижу погибшую дочь мою? Вот, я не только не вижу её, но лишаюсь и тебя, моего утешителя. Увы мне! Кто теперь утешит старость мою? К кому я пойду и кто будет отрадою в печали моей? Я плачу и душевно скорблю о разлуке с тобою; вот уже тридцать восемь лет, как я не вижу дочери своей и не получаю ниоткуда вестей о ней, да и дорогой мой Измарагд покидает меня, – Измарагд, о котором я так сильно радовался, как будто бы я нашёл свою погибшую дочь. И чего мне теперь ожи- дать? Где найти себе утешение? Остаётся мне одно: сойти в гроб с своею печалью!»

Видя, как неутешно рыдал Пафнутий Измарагд сказал ему:

«Зачем ты смущаешься и убиваешься от сильной печали? Разве не крепка рука Господня? Или разве есть что-либо невозможное для Бога? Итак, перестань печалиться. Вспомни, что Господь не- когда явил Иакову живым Иосифа, о котором он рыдал, как о мёртвом; тот же Бог утешит и тебя. Теперь же прошу тебя об одном: останься здесь три дня и не покидай меня». Пафнутий остался в обители и при сем размышлял в себе так: «Не откроет ли Господь чего Измарагду о дочери моей?» Наконец настал тре- тий день, и Евфросиния, получившая откровение о времени свое- го отшествия к Господу, призвала к себе отца своего Пафнутия и

сказала ему: «Всемогущий Бог устроил мою судьбу по Своей воле и исполнил моё желание; ныне я достигла конца своих подвигов, прошедши иноческий путь не своею силою, но помо- щью Того, Кто сохранил меня среди сетей вражеских; я не хочу, чтобы ты дольше скорбел о дочери своей. Я – Евфросиния, дочь твоя, ты же – отец мой. Я – та, которую ты ищешь. Я ради любви к Богу оставила тебя, отца моего, всё наследство и времен- ного жениха и пришла сюда, утаив, что я – женщина. Теперь прошу тебя: не допускай, чтобы кто-нибудь другой кроме тебя омыл тело моё; ещё умоляю тебя, исполни моё обещание, данное мною настоятелю сей обители: когда я просила его принять меня сюда, то сказала, что у меня большое имущество, которое я наме- рена пожертвовать в сию обитель; посему исполни моё обещание, внеси оставшееся имущество в сей монастырь и помолись о мне». После сих слов Евфросиния предала дух свой Господу. Услы- шав всё сие и увидев, что дочь его умерла, Пафнутий от страха и великой скорби впал в расслабление и лежал на земле как мёрт- вый. Когда пришёл Агапит и увидел, что Измарагд преставился, а Пафнутий чуть жив, то облил водою лицо Пафнутия, поднял его с земли и спросил его: «Что с тобою, Пафнутий?» Он же отвечал ему на сие: «Оставь меня умереть здесь, ибо я увидел дивное чудо». Затем Пафнутий встал с земли и припал к лицу усопшей, плача горько и говоря: «Увы мне, милое чадо моё, поче- му ты не открылась мне раньше сего часа; о, как бы желал я умереть с тобою! Горе мне, что ты утаилась от меня, дорогая дочь моя! Как хорошо избежала ты сетей вражеских, укрылась от суеты мира сего и вошла в жизнь вечную!» …После сего погребли её на месте упокоения святых отцов-подвижников и с духовным веселием совершили по ней поминовение. А отец ее Пафнутий возвратился в свой дом, раздал имение своё по церквам и монас- тырям, нищим и странникам, а оставшуюся значительную часть его принёс в тот монастырь на нужды его и сам постригся в нём. Он испросил для себя келлию дочери своей и прожил в ней бого- угодно десять лет; по прошествии сего времени он преставился на той же самой рогоже, на которой скончалась и его дочь преподоб-

ная Евфросиния. Его с честью погребли около дочери».

В житиях отображены далеко не все подобные подвиги, а только единицы. Если этот сюжет экранизировать, то кто не пожелал бы разрушения монастырей? Сегодня дворкины пытаются обви- нять в разрушении семей каких-то сектантов. Да сектантов лег- че канонизировать, чем иноков! Сколько же имений, квартир про- глочено монастырями за полторы тысячи лет! А этим достояни-

ем могли воспользоваться поистине калеки, одинокие вдовы. При- том подобные пакости творили монахи своим лучшим благоде- телям – для них благодарность никогда не стояла на первом месте – лучше, чтобы всё отдал в монастырь и сам ушёл в него. Заповеди о любви к родителям, к детям, к товарищам – они вообще никогда не имели абсолютно никакого значения в мона- шеской среде. Даже напротив того, прославлялось, как в этом житии, что вот как умно обделали дело. Пока отец был у них в монастыре, они укатали на нары его единственную дочь. И когда братия молилась семь дней, чтобы Бог Иегова открыл, где же находится потерявшаяся дочь, то среди молящихся был и этот подвижник, который тайно выкрал, сожрал агницу, как молился об этом волке Пафнутий. И если бы ещё подвернулся подобный случай, то разве тот или иной инок отказался бы без ведома отца запечатать его сокровище в затхлую келью и там уморить деви- цу, которая прожила на десять лет меньше своего отца. И бра- тия, зная, что это мужчина, евнух царский, горели вожделением к ней и не постыдились о том сказать настоятелю. Это же жереб- цы некастрированные, они же в уме уже мужеложестовали, уже были содомиты, разгораясь похотью друг на друге. Да зачем же эти гнойники было плодить по триста пятьдесят два человека, когда через реку триста пятьдесят две девушки сгорали в вожде- лениях по таким рыцарям? Да если бы они были в миру, жили семейно и шли на проповедь, то где бы было место зарождению мусульманства? Жители пустынь благодарили бы Бога, что через добрых людей они познали путь ко Христу. А тут шла чёрная полоса угнетения, и изничтожения самого светлого, живого. Пр.10:17 – «Кто хранит наставление, тот на пути к жиз- ни; а отвергающий обличение – блуждает». Иер.8:9 – «По- срамились мудрецы, смутились и запутались в сеть: вот, они отвергли слово Господне; в чём же мудрость их?» 3Ездр.9:9

– «Тогда пожалеют отступившие ныне то путей Моих, и отвергшие их с презрением пребудут в муках».


В позднюю ночь над усталой деревнею Сон непробудный царит,

Только старуху столетнюю, древнюю Не посетил он.— Не спит, Мечется по печи, охает, мается, Ждёт — не поют петухи!

Вся-то ей долгая жизнь представляется, Всё-то грехи да грехи!

«Охти-мне! часто Владыку небесного Я искушала грехом: Нутко-се! с ходу-то, с ходу-то крестного

Раз я ушла с пареньком

В рощу... Вот то-то! мы смолоду дурочки, Думаем: милостив Бог!

Раз у соседки взяла из-под курочки Пару яичек... ох! ох!

В страдную пору больной притворилася — Мужа в побывку ждала...

С Федей солдатиком чуть не слюбилася... С мужем под праздник спала.

Охти-мне... ох! угожу в преисподнюю! Раз, как забрили сынка,

Я возроптала на благость Господнюю, В пост испила молока,—

То-то я грешница! то-то преступница! С горя валялась пьяна...

Божия Матерь! Святая Заступница!

Вся-то грешна я, грешна!..» 1862. Некрасов


Вопрос 3424: О чём приходится писать в газеты, по каким воп- росам не соглашаться?

Ответ: Вы этот вопрос конкретно мне задаёте или вообще для любого? Если ко всем, то писать нужно о том, с чем не согласны или когда можете что-то новое сказать автору уже опубликован- ного материала. И не обязательно о газете речь. Я пишу очень редко. Но иногда приходится высунуться. Вот только что отпра- вил такое письмо: «Литературная газета» (28 февр. - 6 марта 2007 г., стр.6), опубликовала статью «Негипсовый Чехов». В ожидании 150-летия. Владимир Катаев, профессор МГУ имени М.В. Ломоносова, председатель чеховской комиссии РАН).

Иисус Христос сказал: Иоан.5:39 – «Исследуйте Писания, ибо вы думаете чрез них иметь жизнь вечную; а они свиде- тельствуют о Мне». Чехов не исследовал Библию и не знал людей, обращённых ко Христу, а описывал ту беду, какая уже подступила вплотную к расплате за отвержение Бога и смысла жизни во Христе. Три тысячи лет до наших дней премудрый царь Израиля Соломон изрёк: Еккл.7:25 – «Обратился я серд- цем моим к тому, чтобы узнать, исследовать и изыскать мудрость и разум, и познать нечестие глупости, невеже- ства и безумия». Ни один писатель никогда не сможет познать психологию падшего человечества, как сие было доступно по ми- лости Божией для этого сына Давидова. Постиг он столь многое: 3Цар.4: 30-34 – «И была мудрость Соломона выше мудрости всех сынов востока и всей мудрости Египтян... и имя его

было в славе у всех окрестных народов. И изрёк он три ты- сячи притчей, и песней его было тысяча и пять; и говорил он о деревах, от кедра, что в Ливане, до иссопа, вырастающего из стены; говорил и о животных, и о птицах, и о пресмыка- ющихся, и о рыбах. И приходили от всех народов послушать мудрости Соломона, от всех царей земных, которые слыша- ли о мудрости его». Второй библейский мудрец Иисус, сын Си- рахов, напомнил: Сир.48:17 – «Душа твоя покрыла землю, и ты наполнил её загадочными притчами». И однако Соломон в конце должен был сказать и всем писателям: Еккл.12:12

«А что сверх всего этого, сын мой, того берегись: состав- лять много книг - конца не будет, и много читать - утоми- тельно для тела». Антон Павлович имел дар слова, которым так и не смог воспользоваться для блага себе и для блага Рос- сии. Подавляющее число наших сограждан его совершенно не знают и считают за скучного чахоточного прозаика. Уведённый в плен пророк Иеремия доходил до сути поражения: Плач.3:40 –

«Испытаем и исследуем пути свои, и обратимся к Господу». За три года до революции 1905 года Чехов не смог сказать ни единого слова по сути надвигающейся катастрофы в 1917 году. Он был слеп, как и все его театральные сотоварищи. Пророк же Софония вопиял и к нему: 2:1 – «Исследуйте себя вниматель- но, исследуйте, народ необузданный».

Народ в России считался верующим и сам Чехов в письмах изредка всуе поминает имя Христово. И писать ему положитель- но было не о чем. В книгах вымышленные герои, порочные и слабые. Ни одной личности, с которой можно было писать образ. («больше писать не о чем, ничего нет или по крайней мере не видно, жизнь проходит тускло и довольно бессодержательно» – письмо к О.Л. Книппер-3669, т.19.стр.395). Вера Антона была никакой, и он не знал себя. Почти во всех своих письмах он называет жену собакой. Апостол же Павел убеждал и его: 2Кор.13:5 – «Испытывайте самих себя, в вере ли вы; самих себя исследывайте. Или вы не знаете самих себя, что Иисус Христос в вас? Разве только вы не то, чем должны быть». В книгах всё надуманное, а вот в письмах иногда человек пишет нечто и от сердца. «К тому же все эти «мысли и думы» не мои, а моих героев, и если какое-либо действующее лицо в моём расска- зе или пьесе говорит, например, что надо убивать или красть, то это вовсе не значит, что г. Эттингер имеет право выдавать меня за проповедника убийства и кражи». (письмо 3622 А.Ф.Марк- су» - 23 окт.1902 года). Мастерски описывая тогдашнюю систе-

му наказания, он привёл в переживания даже главного палача всех тысячелетий: БСЭ: «Исполненная духом протеста против мрачной, «тюремной» действительности, «Палата № 6» явилась высшей точкой в развитии критич. реализма Ч. конца 80 - нач. 90-х гг.. В. И. Ленин так передал своё впечатление от произве- дения: «Когда я дочитал вчера вечером этот рассказ, мне стало прямо-таки жутко, я не мог оставаться в своей комнате, я встал и вышел. У меня было такое ощущение, точно и я заперт в палате

№ 6». И что же? Сделала ли эта повесть Чехонте лучше Самарс- кого адвоката-зверя? Маразматик сделал всю страну, море и сушу 6-ой палатой ГУЛага. Исследователи находят, что: «Чехов ста- новится своеобразным исследователем души совр. человека. От- сюда его главная тема - человеческое равнодушие, «сонная одурь», своего рода испытание героя, к-рый или пробуждается от духов- ной спячки или, махнув на всё рукой, подчиняется ей. Одна из заметок в записных книжках Чехова: «Тогда человек станет лучше, когда вы покажете ему, каков он есть». Но так ли это? Человеку можно и нужно показать, что он на дне тёмной пропа- сти, переполненной гадами, и ему здесь издыхать. Но если несча- стному человеку тому не дать возможности вылезть из этой адс- кой тьмы, то такое «открытие» таких «знатоков человеческой природы», как Чехов сделает подопытного самым несчастным. Человеку нужно указать путь спасения. А этот путь есть Хрис- тос: 1Пет.2:9 – «Но вы - род избранный, царственное священ- ство, народ святой, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет». Сколько зла причинил Чехов своими пустяшными рассказами,

не указав на Христа, умершего за грехи людей на Голгофском кресте! И за свои 91 год жизни что доброго сделала на сцене его жена-собака? Русский народ доживает крохи былого, и сатана по-прежнему водит грамотных людей по помойкам чужих гре- ховных мыслей, создавая группы, комитеты по исследованию пу- стяшных рукописей смертных человечков. Ис.28:8 – «Ибо все столы наполнены отвратительною блевотиною, нет [чис- того] места». Чехов пытался выдавливать из себя раба по капле? Эти слова он никогда не сказал бы, если бы знал природу человека – это невозможно! Это всё равно, как если бы утопаю- щий в трясине пытался вытаскивать себя сам за волосы своей головы. Иоан.8:34,36 – «Иисус отвечал им: истинно, истинно говорю вам: всякий, делающий грех, есть раб греха… Итак, если Сын освободит вас, то истинно свободны будете». Это понимал ещё юный Карл Маркс, отобразив в своём выпускном

сочинении на тему вот этих слов Христа: Иоан.15:5 – «Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нём, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ниче- го». Сегодняшним исследователям мыслей грешных людей нужно смотреть в зеркало, в Библию, где даётся ответ: Рим.7: 25

«Благодарю Бога моего Иисусом Христом, Господом нашим. Итак тот же самый я умом моим служу закону Божию, а плотию закону греха». 2Пет.2:19 – «Обещают им свободу, будучи сами рабы тления; ибо, кто кем побеждён, тот тому и раб». Этого раба не выдавить из себя. Надобно родиться свы- ше, заново, от Духа Святого. Иоан.3 гл.

Иер.5:14 – «Посему так говорит Господь Бог Саваоф: за то, что вы говорите такие слова, вот, Я сделаю слова Мои в устах твоих огнём, а этот народ - дровами, и этот [огонь] пожрёт их». Чехов Антон Павлович. 29. 1.1860- 15.7.1904=44, русский писатель. Отец - купец третьей гильдии, владелец бака- лейной лавки. В 1868 Ч. поступил в таганрогскую гимназию; с детства помогал отцу в лавке. В 1876 разорившийся отец уехал в Москву, за ним последовала семья. Оставшись один Ч. продол- жал учиться, зарабатывал на жизнь репетиторством. В 1879 окон- чил гимназию, переехал в Москву и поступил на мед. ф-т Моск. ун-та. Окончив его в 1884 и получив звание уездного врача, Ч. некоторое время занимался врачебной практикой. В 1890 Ч. пред- принял поездку на о. Сахалин, оставившую глубокий след в его творч. сознании (очерково-публицистич. кн. «Остров Сахалин», 1893-94, отд. изд. 1895; рассказы «В ссылке», 1892. Ч. стано- вится своеобразным исследователем души совр. человека. Отсю- да его гл. тема - человеческое равнодушие, «сонная одурь», своего рода испытание героя, к-рый или пробуждается от духовной спяч- ки или, махнув на всё рукой, подчиняется ей. Одна из заметок в записных книжках Ч. «Тогда человек станет лучше, когда вы покажете ему, каков он есть». Толстой упрекал Ч. в отсутствии последовательной, нравственной позиции, иначе говоря, - в скеп- тическом отношении к вере.

КНИППЕР-ЧЕХОВА Ольга Леонардовна, 21.9.1868 - 22.3.1959=91 год. Русская советская актриса, нар. арт. СССР. Жена А.П. Чехова. Род. в семье инженера. Гос. пр. СССР. На- граждена 2 орденами Ленина и 2 другими орденами.


Кому, о Господи! Доступны Твои Сионски высоты? Тому, чьи мысли неподкупны, Чьи целомудренны мечты;

Кто дел своих ценою злата Не взвешивал, не продавал,

Не ухищрялся против брата И на врага не клеветал; Но верой в Бога укреплялся, Но сердцем чистым и живым Ему со страхом поклонялся, С любовью плакал перед Ним!

И свят, о Боже, Твой избранник! Мечом ли руку ополчит? Велений Господа посланник, Он исполина сокрушит!

В венце ли он - его народы Возлюбят правду; весь и град Взыграют радостью свободы, И нивы златом закипят!

Возьмёт ли арфу - дивной силой Дух преисполнится его, И, как орёл ширококрылый, Взлетит до неба Твоего!

На Пс.14. 1830г. Н.М. Языков


Вопрос 3425: Какие средства для похудения можно применять в пост? Ответ: Может, я ослышался? Да вы же сами назвали его – пост православный, а ещё лучше, пост библейский. Сначала нужно узнать, отчего излишняя полнота, жирность непомерная появи- лась. Знаю четыре причины: обжорство, лень, многоспаньё и бес- печность. В книге «К истинному православию» в разделе «Спаси, Господи.. от объедения» подробно описано, как человек тело своё делает доменной печью. И что о том говорят Библия и святые отцы. От обжорства лекарство вовсе уж дешёвое - не есть, соблю- дать посты. Вообще по нескольку дней не пить и не есть и организм запоёт благодарность. Излишний вес не означает ни- чего иного, как излишки жира, которые проникли в человека через его широкий, безразмерный рот. Потеря страха Божия спо- собствует тому. Вот и тешит человек демона обжорства, готовит деликатесы для могильных червей. Второе: лень. Толстые, жир- ные люди, кто бы ни были, они пытаются убедить других, что они едят мало. Пусть и так, но это малое по их немалым меркам есть слишком много по сравнению с тем, что организму требует- ся для работы и пота. На жалобу одного повара на свою медуз- ность врач якобы посоветовала, что когда будешь снимать пробу с очередного блюда, котла, кастрюли, то чтобы ровно столько же сплёскивать и в специальную посудину, которую попросил но- сить на шее. Набралось не худо, а почти ведро. Ещё более не согласны толстобрюхие и пузатые на замечание, что этому спо- собствует их лень. Что ты! Да они все, как пчёлки, сутками пла- стаются на основной да ещё на трёх работах. Но когда с ними начинаешь работать на пару, то они выдыхаются уже в первые полчаса – они неповоротливы, страшно медлительны, им всё рав- но, как дело идёт. Этот тип людей в стахановцы не устремлён. Я не говорю о копании ям, пилке вручную дров, а даже просто идти, и с ними будет явно не по пути. Они то на обувь жалуются, то на

одышку-опышку, то на природу, которую бы надо рассмотреть, а потому помельче шаг и помедленнее шагать. Это те, кто попал в объектив к вселенскому спринтеру Павлу: Тит.1:12 – «Из них же самих один стихотворец сказал: «Критяне всегда лжецы, злые звери, утробы ленивые»». Бог не одобряет пресыщенность даже в малой толике: Втор.32:15 – «И утучнел Израиль, и стал упрям; утучнел, отолстел и разжирел; и оставил он Бога, создавшего его, и презрел твердыню спасения своего». Любовь к Богу Иегове и к Слову Божию не совместимы с жир- ным умом. Про многоспаньё и беспечность, когда подобию чело- века всё трын-трава, я и время тратить не буду.

Дельцы и обманщики затарили печать, эфир и Интернет рекла- мой лекарств для похудения. Всё это лютый обман. Смысл этих современнейших лекарств в том, чтобы создать видимость полно- го желудка, когда это не так. Благодаря балластным веществам пища разбухает в желудке и в кишечнике и человеку кажется, что у него полная утроба. Другие лекарства готовят из панцирей ракообразных, чтобы помочь связать поглощённые жиры и выве- сти их наружу с отбросами без переваривания. Хорошо ли это? Съел, чтобы выбросить?! Добрая пища не расщепляется и не вса- сывается, а просто выбрасывается. И за это ещё невоздержным гурманам и сибаритам немалые денежки нужно отдать. Прово- дят опыты над толстыми клиентами и все или почти все чув- ствуют недомогание, организм бунтует против такого насилия и безумия. Женщины, употребляющие такие лекарства, которые пищу транзитом отправляют без переваривания в туалет, муча- ются частыми позывами в самом неподходящем месте и они нуждаются в детских подгузникам, как вонючие и несытые тор- бы. Реклама совершенно не соответствует действительному эф- фекту от применения гнусных препаратов. И все исследователи приходят к убеждению, что самый действенный способ избавле- ния от жира – работа и работа, без подпитки. В блокадном городе никто не заботился о похудении. Мне так и видится умер- ший в возрасте 41 года епископ Антоний Алтайский (Масендич), который рьяно взялся сбрасывать вес, подстригся под мальчиш- ку, поступил в университет и скатился в могилу. Сир.32:13-14

«Когда ты сядешь за богатый стол, не раскрывай на него гортани твоей; и не говори: «много же на нём!» Помни, что алчный глаз — злая вещь.». Иов.20:21 – «Ничего не спаслось от обжорства его, зато не устоит счастье его». Пр.19:24

«Ленивый опускает руку свою в чашу, и не хочет донести её до рта своего». Пр.10:5 – «Собирающий во время лета - сын

разумный, спящий же во время жатвы - сын беспутный». Ис.32:9 – «Женщины беспечные! встаньте, послушайте голоса моего; дочери беззаботные! приклоните слух к моим словам».


Случилось в глубоком сугробе Полсуток ему простоять, Потом то в жару, то в ознобе Три дня за подводой шагать: Покойник на срок торопился До места доставить товар.

Доставил, домой воротился — Нет голосу, в теле пожар! Старуха его окатила Водой с девяти веретён

И в жаркую баню сводила, Да нет — не поправился он! Тогда ворожеек созвали — И поят, и шепчут, и трут — Всё худо! Его продевали Три раза сквозь потный хомут,

Спускали родимого в прорубь, Под куричий клали насест... Всему покорялся, как голубь,— А плохо — не пьёт и не ест! Ещё положить под медведя, Чтоб тот ему кости размял...

Но Дарья, хозяйка больного, Прогнала советчика прочь; Испробовать средства иного Задумала баба: и в ночь

Пошла в монастырь отдалённый (Верстах в десяти от села), Где в некой иконе явленной Целебная сила была.

Пошла, воротилась с иконой — Больной уж безгласен лежал,

Одетый как в гроб, причащённый. Увидел жену, простонал. И умер... Как водится, в яму спустили, Засыпали Прокла землёй;

Поплакали, громко повыли, Семью пожалели, почтили Покойника щедрой хвалой. Н.А. Некрасов


Вопрос 3426: Апостол Павел говорит, что мы можем познавать происки дьявола, приготовиться отразить его. На чём поймал враг ревнителей объединения РПЦз с МП?

Ответ: Павел говорил о духовном состоянии жестокосердных, ревнителей так называемой акривии – как всё сделать более жёстко и чтобы епитимии были как можно длительнее. 2Кор.2:11

– «чтобы не сделал нам ущерба сатана, ибо нам не безызвес- тны его умыслы». Есть изречение в Библии с бесконечно широ- ким толкованием: 2Пет.2:19 – «Обещают им свободу, будучи сами рабы тления; ибо, кто кем побеждён, тот тому и раб». Узость взгляда на истину есть матерь сектантства и лю- бой ереси. Монахи упёрлись в отшельничество и в молчание. На этом монашество и издохло, растворилось в песках зыбучих. Благовестие им было чуждо и противоположно их устройству и тоталитарнейшему режиму безусловного лжепослушания греш- ному авторитету грешных человеков. На этой немоте дьявол и умертвил неприносящих плод в проповеди о Любезнейшем и Воз-

любленном Сыне Иеговы. Субботники-адвентисты упёрлись в со- блюдение субботы и проглядели воскресение Христово – оно для них не в радость даже в Пасху Христову. Признавать Христа и не праздновать Его победу над смертью, над диаволом? Есфирь удачно разыграла партию Аман-Мардохей и ввела указом Артаксеркса трагическую дату в радость празднования Пурима для евреев по сей день – день победы. День же Победы Иисуса, Сына Царя небесного для ревнителей субботы – а суббота будет признаком воцарения антихриста, - соделалась ямой для миллионов ерети- ков адвентистов, иеговистов и прочих субботствующих.

Ревнители литургии заголосили о невозможности жить без единой Чаши – им бы только причащаться из единой Чаши, им бы только спасаться возле единой Чаши. Но за этой Чашей проглядели смерть. Ну добились единения, лютыми неправдами провели процесс объединения до логического завершения – об- щей литургии, и что же дальше? Что теперь просматривается за Чашей? Вышли из храма, а Чаша осталась в алтаре и что изме- нилось? Всё тот же языческий мрак бездуховности пастырей и прихожан, всеобщая теплохладность, невозрождённость, беспеч- ность, искажение Таинств, глубочайшее непонимание Христиан- ства – молчание, замкнутость. Чашу же с собой не потащишь, да она непонятна чуждому миру – им нужна благая весть о Жертве Христа, а этого-то как раз и не было, и нет, и не предвидится. Дьявол даст то, что ищешь, но он в том добивается подчинения себе. Хочешь быть замужем, он и подсунет тебе в паломническую группу такого же блудника, как и ты, и слепит на погибель. Хочешь быть богатым, он тебя сведёт с крутыми флибустьерами. Лозунгами свободы прельстили Россию и вогнали в невиданное рабство духа и тела. И дошло до того, что кровавый ГУЛаг стали называть цитаделью свободы, что нигде так вольно не дышит человек, хотя ему перекрыли дыхание намертво на 72 года. Рим.1:28 – «И как они не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму - делать непотребства». Пр.14:14 – «Человек с развращённым сердцем насытится от путей своих, и добрый - от своих». Иез.23:20 – «и пристрас- тилась к любовникам своим, у которых плоть - плоть осли- ная, и похоть, как у жеребцов».


В сумерки в церковь вхожу. Малолюдно, Светят лампады печально и скудно,

Темны просторного храма углы; Длинные окна, то полные мглы,

То озаренные беглым мерцаньем,

Тихо колеблются с робким бряцаньем. В куполе темень такая висит,

Что поглядеть туда – дрожь пробежит!

С каменных плит и со стен полутемных Сыростью веет: на петлях огромных, Словно заплакана, тяжкая дверь...

Нет богомольцев, не служба теперь - Свадьба. Венчаются люди простые. Вот у налоя стоят молодые:

Парень-ремесленник фертом глядит, Красен с лица и с затылка подбрит -

Видно: разгульного сорта детина! Рядом невеста: такая кручина

В бледном лице, что глядеть тяжело... Бедная женщина! Что вас свело?

Вижу я, стан твой немного полнее,

Чем бы... Я понял! Стыдливо краснея И нагибаясь, свой длинный платок

Ты на него потянула... Увлёк, Видно, гуляка подарком да лаской, Песней, гитарой, да честною маской? Ты ему сердце своё отдала...

Сколько ночей ты потом не спала!

Сколько ты плакала!.. Он не оставил, Волей ли, нет ли, он дело поправил – Бог не без милости – ты спасена...

Что же ты так безнадежно грустна?

Ждёт тебя много попрёков жестоких, Дней трудовых, вечеров одиноких: Будешь ребёнка больного качать, Буйного мужа домой поджидать,

Плакать, работать - да думать уныло, Что тебе жизнь молодая сулила,

Чем подарила, что даст впереди...

Бедная! лучше вперед не гляди! 1855. Некрасов


Вопрос 3427: Дело прошлое, отход от православия уже совершил- ся и закрепился у протестантов. Но неужели никак нельзя было с самого начала сохранить их в православии?

Ответ: Такой задачи ни у одного человека, видимо, и не было, а было только желание уничтожить, задавить, перекрыть им кис-

лород. Взять того же Лютера, родоначальника всех 22.000 сект, существующих ныне. Он же не зла хотел, а добра. И даже като- лические кардиналы сегодня понимают, что многое, против чего боролся Лютер, действительно было вредное для церкви. С ним легко можно было поладить. Он и к православным на Востоке склонен был, искал там поддержки, как освободить церковь от всего наносного, гибельного. Но нигде и ни от кого он не полу- чил утешения, а только злобу. И он, похоже, отчаявшись, выки- нул всё, что казалось ему ненужным, что не по Библии. Вот в России стали появляться первые штундисты. Да как было не понять, что они отошли от православия ради спасения их души

«Он начал смело говорить в синагоге. Услышав его, Акила и Прискилла приняли его и точнее объяснили ему путь Госпо- день». Сегодня, когда у отщепенцев уже сформировано своё ру- ководство, чрезвычайно трудно сломить их упорство, ибо они не идут на контакт. А тогда обстановка была совершенно иной – так легко было через этих искателей правды и самому стать лучше, а не объявлять их заразными смертельно и не изгонять с глаз долой в Сибирь и на Кавказ. Эти штундисты очень часто задавали вопросы священникам даже такие: как лучше спас- тись, ходить в церковь или исследовать Библию? И даже на этот вопрос попы отвечали: «Не знаем». А вопросы не грех задавать: Мал.3:8 – «Можно ли человеку обкрадывать Бога? А вы обкра- дываете Меня». Мф.12:10 – «можно ли исцелять в субботы


Сеятель знанья на ниву народную! Почву ты, что ли, находишь бесплодную,

Худы ль твои семена?

Робок ли сердцем ты? слаб ли ты силами?

Труд награждается всходами хилыми, Доброго мало зерна!

Где ж вы, умелые, с бодрыми лицами,

Где же вы, с полными жита кошницами? Труд засевающих робко, крупицами,

Двиньте вперёд!

Сейте разумное, доброе, вечное,

Сейте! Спасибо вам скажет сердечное

Русский народ... 1877. Некрасов


Вопрос 3428: Постоянно читаю, что Александра Невского называ- ют покровителем русского воинства. Как этому поверить, что именно он помогает одерживать победы?

Ответ: Относительно покровительства – бред сивой кобылы. То у студентов покровительница Татьяна. С Татьяной к Шува- лову нужно обратиться было – может, у него любовница какая- то Танюша была, а он прикрыл это памятью святой. Сделали к 8 марта – дню всемирного разврата, поношения и посрамления всех женщин ещё дополнительно два дня распутства – день Татьяны и некоего Валентина. Это всё не от Бога, а значит, от иного бога. Если мы верим, что есть небо, есть иное жительство, то кто же знает, чем занимаются вошедшие туда? Кол.2:18 – «Никто да не обольщает вас самовольным смиренномудрием и служени- ем Ангелов, вторгаясь в то, чего не видел, безрассудно надме- ваясь плотским своим умом». Если Александру-Алексею дана такая должность – помогать безбожникам и хулителям имени Божия, а таково всегда было воинство, то что это за небо? У тех же, с кем борется воинство русское, у тех вояк есть свой покрови- тель – католический, и он помогает, конечно же, не русским. Но если на небе нет войны, то как же там будут два враждебных друг другу покровителя? Некогда патриарх Ридигер-Дроздов и министр Грачёв назначили римскую девицу Варвару покрови- тельствовать ракетам «Сатана» и всем ракетным войскам рас- павшегося Союза. Дала ли она им знак какой, что согласна быть покровительницей ракеты земля-земля дальнего пораже- ния? Суесловы и мракобесы, безбожники и циники, обольстители

- вожди слепые для слепых! В Библии только 6 раз говорится о покровительстве и все 6 раз только о Боге. Значит, и речь нужно вести относительно покровительства единственно от Бога и бла- говолит ли Он к воинству. И вообще к кому Бог Иегова располо- жен, чтобы прикрыть их от гнева Божия. Втор.2:7 – «ибо Гос- подь, Бог твой, благословил тебя во всяком деле рук твоих,

покровительствовал [тебе] во время путешествия твоего по великой пустыне сей; вот, сорок лет Господь, Бог твой, с тобою; ты ни в чём не терпел недостатка». Покровитель- ство выражалось в том, что всё было в достатке. Так ли ныне в вооруженных силах? Втор.33:12 – «О Вениамине сказал: воз- любленный Господом обитает у Него безопасно, [Бог] покро- вительствует ему всякий день, и он покоится между раме- нами Его». Покоя нет и не предвидится, а напротив того, нужно со дня на день ожидать нападения со всех сторон. И к этому благословению русское воинство ни с какой стороны не присло- няется. Пс.5:12 – «И возрадуются все уповающие на Тебя, вечно будут ликовать, и Ты будешь покровительствовать им; и будут хвалиться Тобою любящие имя Твоё». 2Макк.13:17; 3Макк.6:7; Иудиф.9:11.

Я с самого начала бойни говорил, что попы, играющие в войну, доиграются. Вот что пишут в газете «Щит и меч», 5 апр.2007 года, стр.7: «Камуфляж косу не спрячет». «В окормлении несу- щих службы на Кавказе и в различных регионах участвуют око- ло двух тысяч православных священнослужителей. Традиции военного духовенства крепнут с каждым годом, потому что по- требность в Божьем слове не ослабевает. В той же Чечне - кто крестится, кто исповедуется: священники работают на износ. Плюс – опасность. Не каждый рискнет. Снайперы ведут на них настоящую охоту, как за старшим офицерским составом. Воз- награждение – несколько десятков тысяч долларов. Камуфляж длинные волосы не спрячет. Вот и пришлось отрезать косу, кото- рую у о.Дмитрия ножницы не касались 15 лет. Только покрес- тит ребят, а им через десять минут на боевое задание. В «горя- чих точках» молиться начинаешь сильнее. Контрактники без духовной основы превращаются в обычных наёмников». А так подкамуфлируют матерщинников и они уже не просто наёмники обычные, а наёмники с православным окрасом. Откр.13:10

«Кто ведет в плен, тот сам пойдёт в плен; кто мечом уби- вает, тому самому надлежит быть убиту мечом. Здесь терпение и вера святых». Всё, что свидетельствуют попы о необходимости убивать – лукавство. Пр.19:28 – «Лукавый сви- детель издевается над судом, и уста беззаконных глотают неправду».


На праздник стеклися в божницу Дагона Народ и князья Филистимской земли,

Себе на потеху они - и Самсона

В оковах туда привели,

И шумно ликуют. Душа в нем уныла, Он думает думу: давно ли жила, Кипела в нем дивная, страшная сила, Израиля честь и хвала!

Давно ли, дрожа и бледнея, толпами Враги перед ним повергались во прах, И львиную пасть раздирал он руками, Ворота носил на плечах!

Его соблазнили Далиды прекрасной Коварные ласки, сверканье очей,

И пышное лоно, и звук любострастный Пленительных женских речей;

В объятиях неги его усыпила Далида и кудри остригла ему,- Зане в них была его дивная сила, Какой не дано никому!

И Бога забыл он, и падшего взяли Самсона враги, и лишился очей,

И грозные руки ему заковали В медяную тяжесть цепей.

Жестоко поруган и презрен, томился

В темнице и мельницу двигал Самсон; Но выросли кудри его, но смирился,

И Богу покаялся он.

На праздник Дагона его из темницы Враги привели - и потеха он им!

И старый, и малый, и жены-блудницы, Ликуя, смеются над ним.

Безумные! Бросьте свое ликованье!

Не смейтесь, смотрите, душа в нём кипит: Несносно ему от врагов поруганье,

Он гибельно вам отомстит!

Незрячие очи он к небу возводит,

И зыблется грудь его, гневом полна;

Он слышит: бывалая сила в нем бродит, Могучи его рамена.

«О, дай мне погибнуть с моими врагами! Внемли, о мой Боже, последней мольбе Самсона!» – И крепко схватил он руками Столбы и позвал их к себе.

И вдруг оглянулись враги на Самсона,

И страхом, и трепетом обдало их,

И пала божница... и праздник Дагона

Под грудой развалин утих... 1 мая 1846г. Н.М. Языков


Вопрос 3429: Вы говорили, что у Вас по санкции КГБ при аресте изъяли очень много магнитных записей, которые по «Делу» не прошли. Что это за записи, сколько их было и остались ли они где? Кто знал про них и была ли от них душе польза? Нельзя ли хотя бы частично с этими записями ознакомиться или ещё луч- ше поместить их в книги ваши?

Ответ: На момента моего ареста вся моя фонотека, хранящаяся только дома, была продолжительностью звучания около 2.500 часов. Основной фонд, начитаны моим голосом: Библия с нека- ноническими книгами, 12 томов Иоанна Златоуста, 12 томов «Жи- тия святых», 5 томов «Добротолюбия», «Архипелаг ГУЛаг», о.Г. Дьяченко 4 книги, Игнатий Брянчанинов, Иоанн Кронштадтс- кий, о протопопе Аввакуме, о масонстве и Вавилония – 5 кату- шек. Если перевести катушки на 270 м, 375 м, и 525 на один размер – на 375 м. (звучание одной такой плёнки – 8 час 20 мин.), то получится, что фонотека моя состояла примерно из 300 таких катушек. Если на основной фонд отнести 200 катушек, то 100 катушек – это беседы и интервью. Кассеты нынешние зву- чат по 1,5 часа. Одна катушка на 375 м. (8час. 20 мин.) равна сегодняшним 6 кассетам. Значит, вся фонотека состояла бы при- мерно из 1.800 кассет (по 1,5 часа звучания). На одну кассету в 1,5 часа помещается примерно 4 моих проповеди в храме, кото- рые занимают 34,4 страницы в книге данного размера. На пуб- ликацию на бумаге только одной катушки в 375 м. потребуется 206 страниц. Если из 100 катушек по 375 м. с интервью и беседами опубликовать в книгах только половину, то и тогда 206х50=10.300 страниц потребуется, т.е. 14 томов по 752 стр. Вы же понимаете, что это нереально, чтобы опубликовать даже половину моих интервью и бесед. С самого начала старался даже самые малые катушки тиражировать и хранить в разных мес- тах. Изъяли очень многое, уничтожили безжалостно изверги и рукописи, и письма (74 тома переплетённых писем по 650 стра- ниц в томе). Интервью с репрессированными, с известными людьми, записи вёл по всему Союзу, почти во всех столичных городах. Многие записи сделаны тайно – в руках держал зелёную боль- шую сумку, в которой на батарейках был магнитофон «Роман- тик-304». Микрофон через рукав выдвигался почти до ладони. Риск был огромный, но ни разу не пострадал. А сегодня эти

записи ищут люди. Например, произошёл такой случай: у моего близкого друга и духовного брата Устинова Александра Ивано- вича (22.04.1918-04.02.1996=78), убили его сына Мишу. Ми- шино фото помещено в 4 томе «…открытым оком» на стр. 480, на первой странице вклейки – он в тельняшке с братом Федей. Я поехал в г.Искитим и записал беседу с Мишиным отцом и близкими их дому людьми. Оформил плёнку стихами, размыш- лениями о смерти разных людей. Плёнка называлась «О смер- ти», но её ради краткости называли «смерть». И часто просили из других мест: пришлите нам 5 «смертей». Эта плёнка имела большой успех, её отовсюду заказывали. Подобное же было по разным темам при беседах с баптистами, с архиереями, священ- никами: о. Александром Менем, о. Дмитрием Дудко, о. Глебом Якуниным, с Зоей Крахмальниковой и др., с Митрохиным Л.Н. - автором книги «Баптизм», в Литературном институте с Розо- вым В.С., Ошаниным Л.И. и многое другое. Кроме того была целая серия – 5 катушек – «От тьмы к свету» – рассказы из разных книг о Боге. Отдельно несколько катушек – мировая поэзия о Боге, о духовном. Недавно я решил остатки архива, сохранившегося после разгрома, просмотреть, начал прослуши- вать и потерял массу драгоценного времени – настолько всё было интересно – а записи были сделаны около 25 лет тому назад.

И хотя плёнки нужно прокручивать не реже одного раза в год, чтобы снять напряжение в ленте, оказалось, что записи недурно сохранилась. Брат Лев Николаевич Польгуев оцифровал магнит- ную запись, а сестра Кубайкина Галина Ивановна перевела на бумагу эту катушку «О смерти» (270 м.). Но запись сохранилась не совсем полная, потому что когда часть плёнок из КГБ возвра- тили, то оказалось, что они магнитом большой мощности многое стёрли, а кое-где просто ножницами отрезали начало, а кое-где и конец – по нескольку метров – пакости делать легче, чем тво- рить добро и помнить о смерти, когда за всё придётся отвечать. Сами решите, есть ли польза от этой плёнки. Мф.7:18-19 – «Не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево ху- дое приносить плоды добрые. Всякое дерево, не приносящее плода доброго, срубают и бросают в огонь». 2Кор.5:10 – «ибо всем нам должно явиться пред судилище Христово, чтобы каждому получить [соответственно тому], что он делал, живя в теле, доброе или худое».

О смерти

«…Во имя этой-то вечной жизни трудились и работали наши почившие архипастыри и учителя, за которых будем всегда мо- литься. А вот что говорил один из этих почивших – славный профессор академии: «Истинная цель нашего нравственного стремления, - учил он, - может состоять только в постепенном приближении к полному нравственному совершенству. Но такое приближение не может быть осуществлено ни в какое опреде- лённое время, оно требует бесконечного времени и вместе с тем бесконечного продолжения жизни души». Мы должны предпо- ложить жизнь иную, загробную, где будут даны все условия, воз- можности достичь высших целей нашего духа. Так вот с какой верой жили эти почившие наши наставники, её завещали они и нам как драгоценную святыню».

Друзья, когда ударит час, если Благому Судье угодно будет при- звать и нас из этой пучины бед и превратностей, как сладко будет умирать тому, пред чьим угасающим взором будет предно- ситься вечная жизнь, и кто бы из нас, верующих, не пожелал бы в эти минуты сказать Творцу и Судии нашему: «Господи, я по Твоему промышлению явился в этот мир, я жил в страданиях здесь, я нёс на себе тот крест, который Тебе угодно было возло- жить на меня, я всё терпел, ибо веровал, что ты предназначил меня к бессмертной жизни и блаженству. И ныне я к Тебе приду, Отче Святый, прости мои вольные и невольные падения и помя- ни меня во Царствии Твоём. Алиллуия, Алиллуия, Алиллуия!»

Евр.4:14 – «имея Первосвященника великого, прошедшего небеса, Иисуса Сына Божия, будем твердо держаться испове- дания нашего». Какой смелый человеческий ум может постиг- нуть глубокую тайну страдания Единородного Сына Божия. Ка- кое самое грубое человеческое сердце может быть равнодушно к Голгофским мучениям Божественного Страдальца. Вот Он, ис- терзанный и поруганный Своим же народом, как самый ужас- ный злодей среди враждебной толпы переносит самую позорную и мучительную смерть, которую когда-либо изобретало человече- ство во злобе своей. Творец неба и земли, перед Которым со страхом трепещут Ангельские воинства, терпеливо переносит ядо- витые насмешки и злобу со стороны своих распинателей. Над Ним издеваются, Его заставляют пить жёлчь, терпеть самые силь- ные муки. Его предают такому позору, который для человека считался самым ужасным. И чувствует сердце, и мысль хочет думать, что погибнуть должна вся земля за своё преступление от правосудия Божьего гнева. Но что же мы видим своими очами? Он добровольно предаётся позору, кротким, таинственным взо-

ром смотрит Он на Своих распинателей. И как бы слышится полный упрёк и грусть Его обращения к издевающемуся народу над Ним: «Несчастные, что сделали вы, за что ко кресту Меня пригвоздили?» Ему предносится Его Божественное дело. Он знал, что Посланник неба – Он, что горячая любовь к погибающим тварям, желание вознести её снова на небо заставили скрыть Его Свое Божество под покровом человеческой плоти и предвносит- ся Его божественному взору та благая струя жизни духовной, которая оросила теперь бесплодную почву в душе человеческой. Вот человек снова теперь вознесён от земли, вот он – житель небесный – снова сопричтён в то царство любви и блаженства, от которого отпал силой греха своего. Вот наконец сподобился он наивысшего блага, которого не имел даже никто из небожителей, и по плоти он сделался родственным Богу. Ибо она принята в единение вечное Единородным Божьим Сыном. Он знал, что при- вито теперь человечество к неплодной ветви, к той лозе, которая одна обладает истинной жизнью. Так заблудившийся путник возвращён снова в свою родную страну.

Из далёких небес пришёл Единородный Сын Божий, чтобы при- вести его только к Отцу Своему и уврачевать его раны душев- ные. Знал Он, что человек есть больной по природе своей, мучает- ся он в своих духовных болезнях. Иные на пороге смерти нрав- ственной, другие борются со своими духовными муками. Как зна- ющий Врач, зовёт Он всех к Себе, обещая даровать выздоровле- ние и радость исстрадавшейся душе человеческой. Иоан.14:27

«Мир оставляю вам, мир Мой даю вам; не так, как мир даёт, Я даю вам. Да не смущается сердце ваше и да не устрашается» – вот завет Его. Этот завет оставил Он всем нам перед Своими страданиями. Он знал, от чего страдают люди так. Человек заблудился, как путник, попавший в пустыню, в которой жизнь совсем замерла, и ищет хотя бы чего-нибудь, что- бы поддержать свою жизнь. Так и люди в пустыне греховной напрасно искали той жизни, пищи, которая утолила бы их голод духовный. И вот величественно-победным голосом взывает Он ко всему человечеству: «Кто жаждет, пусть идёт ко Мне и пьёт, и Я дам ему воду, от которой жаждать никогда он не будет. Я есть истинный хлеб, дающий жизнь вечную». Но народ над Ним из- девался, и скорбно, и грустно было смотреть на эту толпу разъя- рённую, на это море греха и порока. Но Он претерпел, не сошёл Он со креста, чтобы наказать неблагодарных Своих истязателей. И стоит перед нами ныне Голгофа, как проповедник могучий великого Бога любви и жизни идеальной, духовной. И стоит она,

как маяк, среди житейского моря, обращая взор человека на небо. И целые сонмы глашатаев духа, подвижников и мучеников, пре- небрегших радостями жизни земной, радостно преклоняют перед нею колена. Вот так, братья, мы имеем Первосвященника вели- кого, открывшего нам небеса. Будем же твёрдо держаться испо- ведания нашего. Но диким и безумным кажется многим теперь этот призыв в идеальную область – на небо. Раздаются повсюду сомнения в том, что человек есть друг Божий, ради которого при- шёл пострадать Единородный Сын Божия, Иисус Христос. Непо- нятна многим красота жизни идеальной, духовной, открытой нам на Голгофе. Привыкли люди считать себя сынами одной только земли. Так, лучезарный свет высокой духовной нравственности, роднящей человека с Божеством, снова смешался с сумраком ночи греховной. И погряз человек в этой тине ужасной. Там увлека- ются мелкими удовольствиями жизни, живут впечатлениями од- ной только минуты, не чувствуя никаких идеальных порывов. Здесь царит корыстолюбие и роскошь. Весь мир увлечён своими заботами – как бы устроить получше материальную, земную жизнь человека. Стараются люди превзойти друг друга в своих изобре- тениях на этом пути, отдают всю свою жизнь исключительно этим заботам. Каждый считает долгом своим принести посиль- ную жертву земному Ваалу. Но вот раздается призывный голос, колокол Божьего храма, и напоминает он человеку о жизни иной, говорит он душе человеческой, что есть Царство иное – Царство духовное. И пусто в душе человеческой, не видит он прелести этой жизни духовной. Так слепец, потерявший почему-либо зре- ние, не видит уже яркого солнца, его оживляющего.

И вот где-то вдали этого слишком чувственного царства, как одинокая звёздочка на тёмном фоне ночном, рисуется лик опозо- ренного, позабытого человеком Христа. Слышится кроткий Его голос: «Безумные, какая польза человеку, если мир он весь при- обретёт, а душе же своей повредит?» Но вот на доброй почве этой чувственной жизни вырастает ещё, новое зло. Как бы низко ни пал человек, остаётся он всё-таки чудным и великим созданием Божьим, стремится проникнуть по-прежнему в тайны своей жиз- ни, стремится постигнуть окружающее, стремится осмыслить своё существование, хочет устроить свою жизнь, как прилично твари разумной. Но огрубело человеческое сердце, душа стала малоспо- собной к восприятию духовного мира. И вот увлекаются люди мирскими науками, видят в них какую-то непреложную истину, бросаются за ней, как за якорь спасения, слышатся крики повсю- ду: здесь всё раскрыто, здесь находится разрешение всех тайн

бытия и жизни, под которым столько веков трудилось всё чело- вечество. Так строят люди нового идола, начинают поклоняться второму Ваалу. Но, несчастные, они позабыли, к чему привели человека мирские науки. Не учёные философы своими силами утешили мир, а простые, необразованные рыбари, восприявшие Духа Святого. И обманывается человек, этот второй Ваал, как порожде- ние времени; создаётся тоска по жизни иной - жизни лучшей и блаженной, где бы душа человека хотя бы на минуту получила отраду. Но упорно не хочет идти человек к истинной жизни, про- ливает свои божественные слёзы Единородный Сын Божий, глядя на новых своих распинателей. Но, братья, вот в эти дни, когда звон заунывный великопостного колокола зовёт человека опом- ниться от мрачного греховного сна, посмотрим серьёзнее на свою духовную жизнь, будем скорбеть и грустить, ибо низко мы пали, и с надеждой поднимем свои взоры на небо. И быть может, засве- тится в нашей душе яркая звёздочка, откроются духовные очи, и увидим мы вновь Христа, но уже не опозоренного страшной Гол- гофой, а сияющего во славе Своей, и Он нас не оставит. Он придёт к нам и обитель сотворит в нашем собственном сердце.

«Отче, в руки Твои предаю дух Мой». На бесплодной угрюмой возвышенности Голгофы, где в течение веков произрастали толь- ко кресты мучеников, на том холме, где некогда в предсмертной тоске бились две тысячи распятых, где на глазах толпы были зарезаны сотни узников, там умирал Христос. Шумно волнуется народ Иудейский, но тихо догорает жизнь распятого на кресте. Солнце померкло, тьма покрыла землю... Земля потрясается, гробы распадаются, многие телеса усопших святых воскресают и явля- ются людям. Но спокоен лик умирающего Страдальца, бестре- петно готового сойти в гроб, злобой людей Ему предуготованный. Вот, братья, где находит для себя разрешения тайна мирной и безмятежной жизни и смерти. Смерть – это страшное слово, это роковое событие, которого со дня на день ожидаем мы в течение всей нашей жизни, и которая почти всегда нас постигает так неожиданно. Не думать о смерти, когда всё так настойчиво напо- минает нам о ней, нельзя. Смерть – это удел общий для всего человечества. С тех пор, как прозвучал грозный приговор право- судия Божия «Смертию умрёте!», она воцарилась в мире и безжа- лостно берёт свои жертвы. Всякой опасности можно избежать, от всякого бедствия можно получить избавление. Одна смерть не- умолима, одна она не знает пощады, и ничто так не внушает нам страха, как смерть. Как огромное, приводящее в трепет страши- лище, вздымается перед нами эта царица ужаса всякий раз, как

только мысль наша останавливается на ней. Что-то стихийное, парализующее ум, наполняющее холодом сердце поражает нас при этом представлении о смерти, при одном только представле- нии. Что же будет тогда, когда наступит для нас последняя ми- нута, когда предстанет пред нами с одной стороны мрачная сырая могила, а с другой – тёмная и непроглядная вечность, столь ужас- ная в своей неопределёности? Какой при этом будет страх? Какой трепет проникнет в сердце? Какое беспокойство возмутит разум? Какой мрак покроет очи? Праведники, которые часто ожидают смерти как спокойного пристанища, и те так иногда бывают по- ражены размышлением о Страшном Суде и Божьем правосудии, что смерть, вообще для них вожделенная, представляется им горь- кою и страшною. А чего же говорить о тех, для кого земная жизнь составляет всё счастье, которые пользовались ею, как буд- то бы она никогда не должна была кончиться?

Тех, которые живут для удовлетворения своих земных страс- тей, для приобретения земных выгод, а не для усовершенствова- ния своей души, для которых смерть при всей её нежелательнос- ти бывает обыкновенно ещё и столь неожиданной? Часто пред- ставляют нам жизнь как странствование, начатое без нашего согласия и оконченное без нашего желания. И мы идём вперёд поспешно и тревожно. Выйдя из неизвестности глубины ночи, мы приближаемся к сумрачному рассвету утра и стремимся опять к другой ночи. Минуты исчезают, часы пролетают над нашими головами, мы желали бы ещё побыть с весенними цветами, улы- бающимися нам на заре молодости, но таинственная сила зас- тавляет нас идти вперёд, палящие лучи солнца уже над нашими головами, настал полдень нашей жизни. Мы открываем тенис- тые места, которые нас заманивают для отдыха, и как охотно отдохнули бы мы, но нет, мы должны идти вперёд. И тщетно стараемся мы ловить минуты нашего счастья, встречающиеся на пути нашем, они исчезают перед нами. Вот краснеет уже небос- вод на закате солнца, и за этим грустным светом наступает тягостная ночь. От всего сердца желали бы мы остановиться, чтобы ещё по возможности дольше вкусить всю свежесть этого приятного вечера, но «вперёд, вперёд», говорит нам тайный го- лос. Тщетно прицепляемся мы к предметам, встречающимся на нашем пути, чтобы остановить быстроту нашего бега, но это уси- лие бесполезно, они увлечены с нами быстротою истечения жиз- ни. Отблеск заходящего солнца скрывается, чувства наши отды- хают, странствие совершилось. Ночь нас окружает, и люди забы- вают нас.

Такова судьба каждого человека. Как сон летней ночи проно- сится наша жизнь, и мы становимся лицом к лицу со смертью и со всем тем, что за ней следует. Тьма, объемлющая нашу будущ- ность, заставляет нас вдвойне ценить живой свет, нас здесь окру- жающий. И мы трепещем при мысли переменить известное нам на состояние, которое мы постигнуть не можем. А каково бы ни было наше земное существование при мысли о нашем разруше- нии, мы начинаем ещё более дорожить им, хотя, вероятно, немно- гие из нас, если бы имели право выбора, пожелали бы, чтобы жизнь их повторилась со всеми её страданиями, испытаниями и мучениями. Мы не ужасаемся той ночи, из которой вышли, что- бы вступить в настоящую жизнь, но весьма страшимся той, в которую переходим отсюда. Мысль: «Что будет со мной, когда я сброшу с себя человеческий образ, что там за мир, что за образ жизни будет?» - преследует меня неотступно.

Праведен был царь Езекия, но когда пророк Исаия предсказал ему смерть, то с великим плачем начал он просить у всемогуще- го Бога продолжения жизни: Ис.38:3 – «…и заплакал Езекия сильно». В дивной святости был Великий Арсений, презревший сан сенатора, но при кончине своей и он весь дрожал и чрезвы- чайно смущался. Братья вопрошали его с удивлением: «И ты, отче, боишься смерти?» «Да, - ответил он, – страх сей возмущал меня в продолжение всей моей жизни в монашестве».

Если так страшна смерть для праведников, то сколь ужасна должна быть она для грешников? Если праведники трепещут, страшась правосудия Божия, то что будет с грешниками, которые хладнокровно, без всякого рассуждения оскорбляли величие Бо- жие тысячами неслыханных беззаконий, которых вся жизнь была одним беспрерывным грехом? Что испытывает такой смертный, когда он расстаётся со всем, что составляло его единственную отраду и который никогда не мыслил о высшем назначении и чуждался вечных истин религии? Он переселяется в будущую жизнь беднее, чем когда родился для земного существования. Тогда он являлся в мир с одним наследственным, первородным грехом, а теперь беднее нищего приходит он пред двери вечности, обременённый множеством собственных, личных долгов – гре- хов. А что происходит тогда с его забытой душою, порабощённой телу, когда тело – её властелин и кумир, превращается в прах, с ним умирает и красота, и утончённое красноречие, и светскость, и чины, и титулы, и слава. Увы! Она тяжко страдает от того, что должна дать отчёт в своих беззакониях, она страдает в ожидании Суда. Не забудем, что все дела наши, мысли и чувства всей жизни

нашей идут неотступно во след нам, до самой смерти, перейдут с нами и по ту сторону гроба, где праведники восславят воскресшего Иисуса. Множество постыдных дел, совершённых в течение жиз- ни, будут мучить, терзать совесть, терзать поздним раскаянием и бесплодным сожалением у тех, кто не раскаялся при жизни. А приближающаяся смерть жестокая, неотвратимая и страх огня гееннского ужасом и отчаянием оледеняют душу, омрачают пос- ледние дни и минуты погубленной жизни, когда совесть, как по списку, станет считать все наши прежние поступки, тогда целая жизнь представится очам нашим. Тогда подобно привидениям явятся распутство, невоздержание, своеволие, гордость, дурные об- щества и скверные замыслы. И вот за всё это грешника уже при- зывают на Суд. Менее минуты осталось для приготовления. Смерть у порога. А вместе с ней правосудие Божие. Мысль, что через час, через два на самом опыте откроется, справедливо ли говорили, что есть ад и что должно предстать на Суд Божий, эта мысль, как молотом, ударяет в сердце. Тогда несчастный человек увидит себя стоящим между временем и вечностью, увидит быстро улетающее время и с такой же быстротою наступающую бесконечную веч- ность, тогда он узнает, что через несколько часов последует то определение, которым навсегда решится судьба его.

Тогда станут тесниться в голове его разные мысли и представ- ления, каким явится ему грозный Судья, с каким гневом и в каких словах изречёт Он определение Своё, какой отчёт отдаст он Ему во всех делах своих. Великая скорбь и болезнь обымет его, и одна минута таких страданий покажется для него беско- нечно долгим временем. О, как горько будет он сожалеть тогда о своём нерадении, как жестоко будет упрекать себя в лености и нерадивой жизни, как дорога тогда покажется и одна минута жизни этой! А сколько дней, годов проведено было им в беспеч- ности и без покаяния, отдано греху и самоугождению? Чего бы ни дал он тогда за одну минуту жизни, только бы позволено было принести покаяние? Но, увы, покаяния двери заключились уже! Жизнь окончена! Времени более нет! Настала вечность! Требует отчёта за всю жизнь прошедшую. И увидит он тогда слёзы ближ- них своих, увидит их скорбь и стенания, и восскорбит он сам скорбью безутешною, и восплачется его душа слезами горючими. Так страшна и безотрадна смерть, так люта она для грешника, который успел ожесточиться во зле, который не каялся в своих прегрешениях. Но не так умирал Христос. Не так умирал Тот, Кто держит судьбы человеков в Своей воле, Кто умерщвляет и живит, Кто поражает и исцеляет самые глубокие, самые болез-

ненные души, Кто в смерти Своей оставил нам вечный образец для подражания. Вот Он, Всемогущий, Утешитель всех скорбя- щих, всегда готовый успокоить страждущих и обременённых, лишь бы только они обращались к Нему. Вот Он наедине со смертью, на высоте, на лобном месте, на голой вершине холма. С креста перед Ним в последний раз развёрстывалась незабываемая кар- тина торжества жизни в потоках цветов и во всей красе созда- ния человека. Три часа уже длилось Его мучение на кресте. И за это время они успели дойти до крайних пределов. Из рук и ног Его кровь медленно истекала и сгущалась на древе в длинные чёрные капли наподобие сталактитов. Из тела, распростёртого на древе, жилы выступали наружу, готовые разорваться, ноги не сгибались, грудь ввалилась, раны на руках разрывались от тяже- сти тела. Какая-то неизвестная и сверхчеловеческая мука, ка- кой-то медленный огонь, какое-то томление, излом всех членов – вот что охватило плоть. Как будто тысячи железных крюков впились в кости, тело и внутренности, медленно сокрушая их. А кругом насмешки и грубости римских солдат, издевательства кро- вожадной еврейской черни и шутки проходивших иудейских пер- восвященников и священников. Но как ни ужасны были все эти обстоятельства смерти, Христос умирал спокойно. Великое Таин- ство того мгновения, когда входил во гроб Судья совести челове- ческой, веривший в благородство природы человеческой и принес- ший плоть Свою в жертву за совершенство подобных Себе по плоти, наступало тихо и незаметно. Ни жалоб, ни слёз, ни вздо- хов. Смерть во всём своём беспредельном величии постепенно обнимала образ умирающего и смягчала черты лица Его. Лицо Иисуса просветилось. Ещё мгновение – и Он перейдёт в вечность. Приникнем же, братья, к Кресту Спасителя, припадём к стопам Его и в последних словах умирающего найдём себе назидание.


Взойдём на Голгофу, мой брат,

Там посланный Богом Мессия распят. О правде святой проповедовал Он,

Больных исцелял, а теперь Он казнён. Падём перед Ним! Взойдём на Голгофу, мой брат,

Он жаждет, и жаром ланиты горят. Он жаждет и уксус Тому подают,

Чьи воды живые для мира текут. Падём перед Ним! Взойдём на Голгофу, мой брат,

Вот снова Он к небу подъемлет Свой взгляд:

«Свершилось! Я душу Мою предаю».

За нас Он пожертвовал душу Свою. Падём перед Ним! Взойдём на Голгофу, мой брат,

Посмотрим, как нашей греховности яд

В жестоких страданьях Христа истомил,

Как дорого нам Он спасенье купил. Падём перед Ним!


«Свершилось!» Вот то слово, которое последним раздалось со Креста вслух всего окружавшего Его народа. Слово это показы- вает, что Спаситель перед смертью Своей обратил взор на всю Свою земную жизнь, на совершённое Им дело, взвесил подвиг, которым подвязался, и страдания, которые претерпел. И что же нашёл Он? Он нашёл, что цель жизни Его достигнута, призвание Мессии, которое Он носил в груди Своей, осуществлено, премир- ное назначение Его выполнено и та великая мощь, которую при- обрёл Он за многие годы, теперь будет зреть и укрепляться.

Он до конца довёл то дело, ради которого сошёл на землю. До дна испил ту чашу, которую уготовал Ему род человеческий, до- нёс Крест Свой, который подъял за грехи людей. И теперь с сознанием исполненного долга, в мире с совестью, и, совершив весь кровавый путь предначертанного Ему служения, Иисус мог безбоязненно и радостно воззвать к Отцу: «В руки Твои предаю дух Мой». Итак, чистота совести и выполнение своего назначе- ния - вот те условия, от которых зависит кончина человека. Умереть тихо, безбоязненно, с радостью отрешения от всего тлен- ного и в надежде на нескончаемое блаженство в будущем воз- можно для всякого православного христианина. Но для этого нужно осознать своё назначение – назначение христианина. И выполнить его так, чтобы множество постыдных дел, совершён- ных в течение жизни, не мучили и не резали совесть поздним раскаянием и бесплодным сожалением, и не свидетельствовали против неё тогда, когда сядет Судья на престоле страшном, книги раскроются и деяния и помышления обличатся. Но в чём наше призвание, спросите вы, и что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную? С таким же вопросом обратился к Господу Иису- су Христу некий юноша, желавший наследовать Царство Небес- ное. И Учитель не замедлил ответить на данный Ему вопрос: Мф.19:17,21«Если хочешь войти в жизнь вечную, - сказал Он, - соблюди заповеди, возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, всею душою твоею и всем помышлением тво- им, и ближнего своего, как самого себя. Если же хочешь быть совершенным, пойди, продай имение своё и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах, и приходи, и следуй за

Мной». Любовь – вот тот путь, которым должны мы проходить своё земное поприще, вот тот идеал, который призваны мы осу- ществлять в течение земной нашей жизни.

Но заглянем в свою душу. В самом деле, любим ли мы Госпо- да? А в лице Его наших ближних? Находим ли себе место, в нашем сердце находит ли та любовь, которой требует от нас Христос? Любовь не к тем только, которые соединены с нами узами родства, дружбы, знакомства, но и к тем, кто чужды нам по плотскому происхождению и однако близко связаны с нами бла- годатью. Любовь, которая с участием и состраданием относится к горю и нужде меньшего брата, не оставляет без попечения и отъявленного грешника, идёт навстречу заблудившемуся. Сло- вом, та любовь, которая, по слову Апостола, не превозносится, не ищет своего. Пример, который показал Сам небесный Учитель Христос, – вся Его земная жизнь была одним непрерывным слу- жением для других. Он не требовал угождения Себе и не искал Своих выгод. Он не для того пришёл, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих. Где жертвы злобы, высокомерия и алчности? Он смирил Себя, быв послушным даже до смерти и в смерти крестной. Кого унизил Он прежде или обидел? Он жил на земле в кротости, воздержании и чистоте. Своим мучителям он сказал только: Мрк.14:48

«Как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями, чтобы взять Меня». И к предателю обратился с единственным скорбным вопросом: «Иуда, целованием ли предаешь Сына Человеческого?» Всю жизнь Свою Он нёс только всевозможные труды, лишения, злословия злословящих. И крестными страда- ниями Своими, подъятыми для нашего спасения, оставил нам пример, чтобы мы шли неуклонно по следам Его. Но идём ли мы за Христом? Любим ли мы друг друга так, чтобы мы никогда не причиняли своим ближним ничего такого, что нам самим было бы неприятно? Чтобы мы никогда не завидовали их счастью и не радовались несчастью, всем желали только добра, за зло никому не мстили, ни на кого не гневались, всем прощали их вины против нас, вольные и невольные, любили так, чтобы и нашу душу готовы были положить за друзей своих. Обратим, братья, наш взор на наше христианское общение и на всё общество, и мы поражены будем, мы ужаснёмся перед той картиной греха и порока, которая разверзнется перед нами. О, как далеки мы от той святости, от тех великих подвигов и благочестия и той чистоты веры, какие встре- чаем мы в те страшные времена, когда проповедовали Апостолы! Ни насмешки современников, ни преследования гонителей, ни муки

истязаний, ничто не могло воспрепятствовать первым последова- телям Спасителя устроять жизнь свою по учению Евангелия. А у нас? Одним руководит в жизни честолюбие, другой стремится при- обрести стяжанием многое, а третий жаждет власти, четвёртый – раб свой плоти. Одно только побуждение редко управляет нами – это стремление выполнить Закон Божий. Пусть каждый из нас оглянется на свою прошлую жизнь и тогда поймёт, как мало со- творил он дел, внушенных ему не житейскими соображениями, а ревностью по вере, любовью к заповедям Божьим.

Итак, какая же кончина ожидает нас? С чем явимся на Суд? Какой дадим ответ, когда Сам Господь при возвещении, при гла- се Архангелов и трубе Божьей сойдёт с Неба, чтобы совершить Суд Божий и изобличить всех нечестивых во всех делах нечес- тий их, которыми они грешили, и во всех словах жестоких. По- истине плачу и рыдаю, когда помышляю день смерти. Но неуже- ли грех овладел нами до конца, безвозвратно? Неужели в нас нет сил стряхнуть с себя узы дьявола, неужели сердца наши закрыты для христианской любви? Братья, вот перед нами святой старец Симеон, всю жизнь свою посвятивший осуществлению святейше- го закона правды, начертанного в сердце человека, и мирно, и радостно встретивший приближение смерти. Перед нами тысячи мучеников христианских, с восторгом отправлявшихся на смерть и благословлявших день отшествия своего ко Господу. Перед нами наконец Сам Владыка Жизни внутри этой тесной гробни- цы, которой одарил Его великодушный мир, под тяжестью камня, который привалили к Его могиле законные власти страны, спо- койно приявший смерть от руки искупленных Им убийц. Таких ли примеров недостаточно для того, чтобы разбудить лучшие сто- роны души нашей, заставить подражать их святой жизни, выз- вать отвращение к своему греховному прошлому, стать непрони- цаемым щитом, оберегающим нас от возврата на прежние гре- ховные стези? 2Тим.4:7-8 – «Подвигом добрым подвизался, те- чение совершил, веру сохранил, а теперь готовится мне ве- нец правды, который даст мне Господь, праведный Судия, в день оный; и не только мне, но и всем, возлюбившим явление Его» - так писал святой Апостол Павел перед кончиной своей возлюбленному ученику своего Тимофею. Озирая свою жизнь, предвидя близкую кончину, он имел утешение спокойно ожидать смерти, потому что всю жизнь свою добрым подвигом подвизал- ся, имел даже непреодолимое желание разрешиться и быть со Христом, так как знал, что Господь воздаст ему венец правды. Так и для нас, сохранивших до последней минуты чистоту совес-

ти, исполнивших своё высокое назначение в минуту смерти, бу- дущность представится лучезарной и вожделенной. Земля ста- нет для нас тем домом, с которым мы простимся с радостью. Земная кончина потеряет свой ужас и сделается единственным средством забыть в сладком сне себя и все превратности про- шедшего дня, заключить новый союз с Божьим миром, вступить в высшую сферу и сделать шаг, который иначе не в состоянии сделать человек, – вознестись на высшую степень бытия. И мы войдём в вечность с Богом и с миром в душе, помня слова Спа- сителя: Иоан.14:27 – «Мир оставляю вам, мир Мой даю вам; не так, как мир даёт, Я даю вам. Да не смущается сердце ваше и да не устрашается». Чтобы забыть не пришлось об этом необходимом условии тихой безмятежной смерти, постара- емся чаще вспоминать о ней в своей жизни. Постараемся чаще вспоминать о ней, и эта память смертная будет удерживать нас от грехов. «Помни непрестанно страшную смерть, – наставляет святой Григорий Богослов, – как будто она у тебя перед глазами и ты встретишь её менее грозною. Помни о конце твоём и во веки и не согрешишь. Для нераскаянного грешника смерть люта, а для умирающего в вере, благочестии и покаянии она блаженна. Могила – колыбель его, смерть – его пробуждение. Закат солнца этой жизни – заря в обители вечности. Иоан.11:25-26 – «Я есмь воскресение и жизнь, - говорит Христос, - верующий в Меня если и умрёт, оживет. И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрёт вовек». Обладая высоким завещанием, сохра- няя мир в душе и спокойствие совести, сознавая, что не напрасно прошла вся наша жизнь, что не кощунственно носили мы имя христиан, бестрепетно встретим мы минуту разлучения с жизнью и с сыновьей доверчивостью и любовью повторим слова Христа:

«Отче, в руки Твои предаю дух Мой».

Сейчас мы услышим о трагическом событии, которое произошло 21 июля 1979 года в семье верующего человека, христианина, кото- рый учил своих детей Богопознанию и служению Ему. Но обольщён- ные миром сим, они потеряли радость, блаженство, и видим, что один из них погибает от того мира, который влёк его к себе.


Игнатий Лапкин: ...У Иова было несчастье, погибли все десять его детей. Три друга пришли утешать Иова. Они семь дней сиде- ли и не разговаривали, молчали. Но время тогда длилось не так, как сейчас. Как Пушкин пишет, что вот телега-то катится: на горку, потом потихоньку, а потом под под горку несётся и не остановишь. Так вот, видимо, и по времени сейчас мы и молчать

не умеем, у нас всё ускоренно. А я сидел сейчас и мысленно подсчитал, и оказалось: ровно за полминуты спутник долетает от Барнаула до Новосибирска, а мы часы бьёмся… А тогда сколь- ко надо было? А они семь дней пришли и семь дней молчали, только смотрели на него и плакали. Семь дней! Иов 2:11-13 - «И услышали трое друзей Иова о всех этих несчастьях, постиг- ших его, и пошли каждый из своего места, чтобы идти вме- сте сетовать с ним и утешать его. И подняв глаза свои издали, они не узнали его; и возвысили голос свой и зарыдали; и разодрал каждый верхнюю одежду свою, и бросали пыль над головами своими к небу. И сидели с ним на земле семь дней и семь ночей; и никто не говорил ему ни слова, ибо видели, что страдание его весьма велико». Ну где ты сейчас найдёшь в мире, чтобы человек на семь дней приехал к другу и только смотрел на него и не сказал ни слова. Ведь удивительно, правда? Поэтому такие мысли у них были на вес золота, они рождались внутри, дожили до языка, человек переваривал, смот- рел: «Нет, они мне хороши, а другому пользы не несут». Он возвращал мысли назад, снова переваривал, отсеивал и чеканные слова выходили, как оловом написано и как резцом на камне на вечные времена. Вот почему сейчас, когда пишут люди и хоть одну фразу смогут подтвердить Писанием, они очень рады, пото- му что весомо те слова слагаются. Так раньше здание строилось: прикладывали несколько раз, проверяли, вымеряли и отвес был в руке у Господа. А сейчас 2,5 тысячи кирпича быстренько сложи- ли за смену, но оно такое ненадёжное и есть. И вот такая наша жизнь, у нас все слова такие, что мы ни скажем, скажем второ- пях, и вы нас уж простите. Мы – дети этого времени, все мы такие – всё на скоростях, всё второпях, а когда в конце посмот- рим – ничего нет, как Златоуст говорит, одна пена. И всё-то просеивается, возьми большой сосуд и небольшое отверстие, и всё оттуда высыпится. Так и мы – всё просеиваем через рот. Это отверстие, и нас как будто перевернули и трясут, и всё высыпает- ся, высыпается… И вот ныне мы услышали печальную весть.

Александр Иванович Устинов (отец убитого Миши): Уже печальнее быть не может.

И.Л.: «Да, всё дорогой я ехал на мотороллере с Алёшей Речку- новым из Барнаула – 200 км, он впереди, а я трясусь сзади и думаю, вспоминая «Печаль сатаны». Когда Сибилла на себя на- ложила руки, тогда познала великую тайну смерти. И тайна смерти есть жизнь. «Смерти нет! О, ужас! Я думала, что прекра- тятся страдания, а они не прекратились, они только начинаются

после смерти». Она думала, что всё закончилось, и вдруг она ви- дит, что начинается новое – новая какая-то инстанция жизни. Я думаю, что те, кого мы теряем, кого уже нет, а они где-то есть, познали эту тайну жизни и смерти. И мы все смертники. Мне рассуждение одного человека понравилось однажды. Во времена Грозного были прокуроры, выносили приговор, был палач, подни- мавший секиру, и они казнили, и каждый пошёл в вечность. А теперь мы говорим, что всё это было в шестнадцатом столетии – и палач, и Грозный, и кроткий – все там. Для нас какая разница, кто на двадцать, тридцать лет раньше умер? Так и для людей, если бы продолжалась жизнь, мы все в двадцатом столетии – раньше или позже. А что главное? Главное то, к чему призывает Господь.

А.У.: Мне детей позвать? Я думаю, если можно, пусть бы они тут побыли. Нас не пускают к Евангелию, к Библии, потому что мы лжём на каждом шагу. Сейчас должен быть период траура, печали. Я не столь жалею о гибели плоти, сколь жалею и плачу о гибели души. Ведь в таком состоянии и оборвать жизнь, в каком состоянии духовном он находился, это вообще гибель. Гибель! К священнику послали узнать: как быть? Отвечает отту- да: молитесь всё то, что положено. Ну как, думаю, ослушаться священника, лучше бы, я думаю, не посылал его, поступил бы по своей воле. Нельзя. Значит, и ослушаться не позволяет сердце. Ну как мы говорим: «Со святыми упокой, Христе, душу раба сво- его» Со святыми! Ведь это же для святых. Читал здесь канон Андрей Федотыч, было девять дней, и не могу от слёз сдержаться. Когда дошёл до этого места «всю жизнь поработал Тебе», остано- вился и говорю: «Увы, нет этого!». Хоть в каноне этого не напи- сано: «Увы!», - но Миша не провёл всю жизнь в Боге. Сейчас бы мы должны находиться в печали, в сетовании, траур у нас. В понедельник меня дома не было, я на даче работал, там и заноче- вал. Они тут, Федька, Лёнька, учинили драку около остановки – каких-то двоих пьяных побили, да сильно вроде побили. Те по- обещали не оставить так, отомстить. Я говорю: «Что вы делаете? Наше ли дело, наша ли идеология обижать других, когда мы дол- жны быть всеми обижены сами и терпеть, это угодно перед Госпо- дом. И я им сказал: не пройдёт вам это так, не пройдёт. За каждое праздное слово, Господь сказал, дадите ответ. Чем мерите, тем вам будет отмериваться. Вот чем вам будет отмериваться, подумайте?

И.Л.: Вот вы примерно хотя бы последнюю неделю коротко объясните, какое поведение было у Миши, как случилось, в какой день, что вам известно, точно только.

А.У.: Как последнюю неделю, так и предыдущие все недели, было только в том, что друзья, выпить и искать, с кем подраться. Прямо искал, потому что он служил в десантных войсках, там их учили дракам, самбо, каратэ, этому их учили, и вот он теперь решил приехать и это всё на практике применить. Сразу приезд его чем ознаменовался? Напился, повыбил все стекла у соседей через три дома. И.Л: А за что? А.У.: Не знаю, не могу сказать.

И.Л.: А вы знаете? Ребята, мы недолго будем здесь, и мне так хочется всех вас видеть, очень соскучились о вас. Это Лёня? Иди сюда, Лёня, побудь немножко. (У А. Ив. восемь сыновей и две дочери). А.У.: Где там Федя, и где Петя? И.Л.: «Ты думаешь из- за чего это было?» Лёня: «Ну там вот что, там у него знакомая девушка была, ихняя дочь. Когда он приехал, ну вроде пошёл к ней, а я говорю: Мишаня, слушай, жениться надо искать, чтобы она была религиозная. Не надо нам засорять вот так: сестра наша Аня, значит, вышла как попало, Ольга, вторая сестра, как попало, а потом их довершай, а они как были безбожники, так и останутся, а я не хочу, чтобы так. Да я оставлю её в покое…

А.У.: Я говорю: вот так, если ты задумаешь жениться, сразу говори нам, мы будем искать, найдём, а твоё дело только выби- рать. Мы тебе подыщем кандидатуру, а твоё дело выбирать, ка- кая из них тебе понравится. Она узнала это дело, что ей уже не быть его женой, подвернулся другой, посватал её, родители согла- сились, и она выходит за того. А он в это время идёт и бьёт там стёкла, когда свадьба там была. Я даже не знаю, где она была, но, видимо, они были тут. Тут они погуляли и опять куда-то ушли. И.Л.: «Это было ещё до приезда к нам, он зимой приезжал. Когда Валя с Володей были здесь, он ко мне приезжал.

А.У.: Кажется, после приезда. Или до приезда. Ну, конечно, я надлежащим образом его за это отстрочил, отругал и говорю: что же ты писал нам, что ты уже преобразился и кожу сменил? Ну, в общем, с религиозной точки. Молчит. Немного прошло вре- мени, слушаю – Миша подрался. Подрался где-то в центре. Спра- шиваю: почему ты подрался? «Я порядок наводил, хулиганов укрощал». Вот этому тут колом голову пробили, соседу, вместе они были, ещё там третий с ними был, губу разбили, а наш обо- шёлся синяком. И за этот случай отругал. Как-то тут, уже в начале лета, в июне, приезжаю из церкви, рассказывают, уже Иван приехал: Мишка где-то там, на речке, подрался, потребовал от Ивана ножи-свинорезы. Иван прибежал домой, ножи-свинорезы захватил и туда. Я когда стал разбираться, в чём дело, почему это, да ты что? Да ты с ума сошёл? «А я их просто попугать,

чтобы разогнать». И эти драки продолжались, это только то, что мне известно. Это из серии того, что мне известно. А мне неизве- стно больше во много раз. Не ночевал дома по двое суток, сутки

– это уж как правило, такое бывало часто. «Где бываешь?» От- молчится, и всё. Ну и последнее, что мне известно: получил аванс и вместо того, чтобы прийти домой, с друзьями там выпили, по- шли проведать какую-то девушку в больницу, там она из-за ава- рии лежит с ногой, проведали, оттуда решили ещё добавить. На- правились, тут где-то у базара какой-то винопогреб и что-то спир- тное продаётся. Вот они сюда шли. Выскочили там какие-то ху- лиганы, которые почище их, видимо, что-то у них стали требовать деньги или что, чтобы они им на водку по 20-30 копеек дали. Они там стоят у магазина и с каждого как бы контрибуцию требуют, им вроде бы обязаны дать по 20-30 копеек. Ну вот они им не дали и завязалась драка. Миша в этой драке, как рассказывают его друзья, был рыцарем: он бил и ногой, и рукой, и всем, и так, что от него летели. У тех не хватило силы физической, и вот такой нож… Я сегодня от следователя только, показал вот такой нож, только одного лезвия 25 сантиметров, да ручка ещё. Ну вот как эксперт показал: справа воткнул вот так, видимо, сзади воткнул в правый бок и прошёл туда, сердечную плевру задел и сердце задел и повернул эдак нож. И так рёбра вот здесь торчали. Когда при- шли мы из церкви, с мамой приехали, смотрим, что-то соседи, люди собрались и я не придал значения. А мать его Тоня, жена моя, перед его смертью недели за две меня спрашивает: «Ну вот как у нас всё расположено, где мы гроб будем ставить?» Я так на неё смотрю: «Какой гроб?»

Какой гроб? Она потом как бы опомнится: «Ну вдруг кто- нибудь умрёт?» Я говорю: «Тогда и разговор будет об этом, что ж мы не найдём, где гроб поставить. Что не нужно, вынесем, найдём гробу место». Потом опять дней несколько пройдёт, а Тоня за своё: «Вот мне кажется, нам негде гроб ставить». Я говорю: «Да ты что в самом деле зарядила?» А у меня в этом время были приступы грыжи, я всё гнулся. Она, может, для меня думала, что со мной случится. Подходим, смотрим, у соседей полтора, а то и два десятка людей. И главное - никогда такого не было, что молодёжь вместе со стариками. Обычно старики отдельно, моло- дёжь отдельно, а тут молодёжь вместе со стариками. Мы прохо- дим, они все молчат. Поздоровались мы и прошли домой. Только заходим, а соседка Анна Борисовна заходит и нам сообщает: вот так и так. Тоня сразу в рёв. Я говорю: «Ну подожди, подожди, посмотрим, разберёмся, чего уж ты ревёшь». Я говорю: «Так что,

совсем?» - «Совсем». - «Где теперь его труп?» - «Да в морге». Пошли. Я говорю: «Пойдём сейчас перво-наперво в милицию, узнаем». Нам сказали: да, вот так есть, труп в морге. В морг пошли. Выхлопотали разрешение, её не запустили, а меня запус- тили как мужчину, я покрепче. Я зашёл, и мне дурно стало. Я облился слезою, смотрю – лежит на лавке какой-то грязный, весь окровавленный, оскорблённый, никому ненужный. Я говорю:

«Миша, сынок, кто тебя гнал из дома, что ты от нас отказался и оказался здесь вот лежать?» А этот товарищ его: «Дядя Саша, дядя Саша, ладно, ладно, подождите, идите, идите, идите». А я:

«Нет, подожди, ты меня не успокаивай, я не расстроился. Я удив- ляюсь: «Он не хотел покориться отцу, не хотел послушать доб- рых наставлений отца, шёл своим путём, вот конец у этого ослу- шания, вот результат ослушания». Посмотрел, и у меня всё это сейчас перед глазами так и стоит. Ну ладно, думаю, поделом плоть твоя и получила, а душа? А душа в каком состоянии те- перь? Где твоя душа, мой сын? Пошёл, Тоне не показываюсь на глаза, думаю, я буду реветь, а она тут совсем заревётся. Походил, походил маленько, немножко проветрился, пошёл, её нашёл: «Пой- дём домой». – «Ну что?» Я говорю: «Ну что ж, лежит, закрыл его». Что больше скажешь? Потом, значит, хлопотали, как взять его. На другой день друзья понашли. Друзья даже для такого случая не могли прийти в трезвом виде, почти все были пьяные. И думаю себе: вот твоё общество, в котором ты кипел, и вот конец этому обществу. Был бы ты этот день в церкви, ты бы жив был и душой, и телом. А теперь ты видишь, куда тебя потяну- ло?» И.Л.: «Это в какой день было?» А.У.: «В субботу». И.Л.:

«А кто-нибудь из своих был там рядом в это время с ним там?» А.У.: Из наших – нет. И.Л: Никого не было? А.У.: Только това- рищи сообщают. И.Л.: «А товарищи рядом кто живёт, есть та- кие?» А.У.: Рядом-то нет, да они где-то в Калтае (?) живут, я и не знаю, где они живут».

Голос: «Они живут на Южном, которые с ним были».

И.Л: «Это далеко?» А.У.: «В край того города. Вы проезжали его, как въезжаешь в Искитим, слева». И.Л.: «Ну, а сам он был трезвый в это время?» А.У.: «Вот именно, что нетрезвый. Я ж тебе говорю, что они выпили, проведали девчонку, потом ещё захотели подвыпить». И.Л: «А сколько их было с товарища- ми?»

А.У.: «Вроде их пять было, а тех, нападающих, пятнадцать. Ну там все такие, что отпетые, что из заключения вышли».

И.Л.: «Задержали их?» А.У.: «Сегодня следователь мне гово-

рит, что задержали. Я говорю: ведь эту всю группу нужно рассле- довать и всю группу нужно наказывать, потому что они пресле- довали цель. Говорит, не можем, а только того, кто ударил его ножом, того, кто убийца». И.Л: «Это плоды масонства мы пожи- наем, это их задача – развратить, чтобы весь народ застонал. Ещё люди не стонут все. Скажут люди: дайте любого правителя нам, но дайте покой и мир. И он введёт Кампучию. Сейчас прямо пишут про Кампучию, что они хотели там сделать. Пол Пот говорит: мы сделали государство всемирного образца! Так прямо сказал, как написано в «Литературной газете». Для всего мира образец государства». А.У.: «Такой он и будет?» И.Л: «Вот та- кой и будет. Из шести миллионов три уничтожили. Три! За три года ровно половину страны выхлестали. Таким будет всемир- ное теократическое государство антихриста в чистом виде. Гит- лер подводил, но это всё ещё в завуалированном виде было, хотя он и масон, подстраивал, но ещё как для определённой расы, не еврейской, а это как для азиатов показали, так будет и для евро- пеидной расы. Вот что они сделали. За возглас, за слёзы, за смех

– смерть. Чтобы никаких чувств не было, человек мог только кричать: «Слава Пол Поту!» Им слава, и больше нигде никому никак. Проходит полгода, и в школу дети впервые пошли и не могут научить их улыбаться, нет улыбающихся детей. Это един- ственное государство такое в мире, сколько мир стоит. Даже в Освенциме люди улыбались. Сумели сделать. Это последняя ге- неральная репетиция идёт. А что сейчас есть у вас,- это всплес- ки, чтобы мы увидели, что будет на этой волне, какие отблески, какое зарево будет. Я своим умом так подумал: страшное, ужас- ное, непоправимое случилось. Конечно, речь идёт о душе, не о теле, ибо мы все смертники. Но для вас какой это дальше будет урок, потому что последующие, которые рядом были и не научи- лись, они получат не это, а худшее. Согласны?»

А.У.: «Худшее получат». И.Л.: «А вы как думаете? Ведь в мире действует только тот закон, который Господь дал. Когда вы услышали, наверное, тоже сердце дрогнуло?» А.У.: «Плакали». И.Л.: «Не ожидали мы этого. Когда сказали мне, я-то ведь совсем мало его знал, я только помню, когда ещё здесь он был маленьким, и то, знаете, как-то так нереально это звучит. Где душа? Ну что тело? Тело – черви, оно никому не нужно, даже родным не нужно – скорее зарыть его, оно уже смердит. Что дальше? Бессмертная, вечная, никогда не прекращающаяся участь. Да, я воздохнул. Вчера мне звонит Иоаким, он священником трудится. Хороший получился пастырь. И когда ему сообщил,

охнул. «Запиши себе в молитвенник. Молись у алтаря Божьего, может, Господь услышит». Опять же всё это лишь «может», ког- да слово Божие говорит: кто не родится свыше, не может уви- деть Царствия Божия. Увидеть не может. Какая радость нам видеть лицо друга, брата, а какая радость видеть лицо Отца Небес- ного!» А.У.: «О, это несравненно». И.Л: «Иисуса Христа. И вдруг говорит: не увидит никогда. Всю водку не выпьешь, со всеми не передерёшься. Знать про небо и из преддверия рая тянуться туда, где всё кипит, трещит, горит». А.У.: «Человек избирает себе это». И.Л.: «Если бы он был в церкви, молился, как было, как читаем про патриарха Германа, как его хватают турки и прямо в храме вешают. Патриарха! Было такое, что священников в алтарях уби- вали во времена Златоуста. Где эти люди? А «в чём застану, в том и сужу». И вот душа вылетает из тела выходит, и видит своё тело. Товарищи здесь в недоумении, ещё последние конвульсив- ные движения, вроде боль. И в ужасе душа содрогается: неужели я была в этой храмине? «Этого ли ты восхотела, душа моя?» Ведь это урок, грозный звонок Божий, колокол ударил: «Опомнитесь! Опомнитесь!» Бьёт колокол с каждым ударом сердца: «Опомни- тесь!» Опомнились ли мы? Если не сейчас нам опомниться, то дальше-то травой всё зарастает. Как же дальше мы будем жить? Товарищи? Они неверующие, они ничего не поняли».

А.У.: «Нет, ничего. Их тут было, наверное, около тысячи, вот эту всю улицу заполонили. Все это его товарищи. Я, конечно, сильно не занимался товарищами, но так мельком: ни одного из них не видел совершенно положительного. И думаю себе: «Миша, вот общество, которое тебя воспитало. Ты не хотел слушать на- ставления отца, не хотел слушать голос Божий. Я ему сколько раз припоминал, когда он болел ангиной, что врачи ему не могли помочь и она его, может быть, через ночь и задушила бы, эта ангина. Он не мог слюну проглотить, уж не говоря там тёплое молоко. Слюну свою не мог проглотить. И слюна вот так течёт. Я прихожу с работы и спрашиваю: «Ну что, были тут из больни- цы?» Тоня отвечает: «Да, были». «Ну и что?» – «Да вот, ниче- го». А тут Андрей Иванович к нам приехал как раз. Ну что ж, гостю надо внимание, так бы ему первое уделил как гостю. Мы поужинали. Миша сидит и плачет слезами и что-то промычал, а говорить не может, не даёт ему. Я говорю: «Что?» Он опять промычал. Я её спрашиваю: «Что он говорит?» Она говорит:

«Канон». Я говорю: «Тебе канон надо?» Думаю: «Откуда такая религиозность взялась? Чего ж ты поздно сказал? Когда они ужи- нали, тогда бы было более кстати, а сейчас просто не расположен,

у меня там, где Дух Святой должен быть, занято пищей». Гово- рю: «Ну что ж, на такой случай ладно, буду в таком состоянии молиться, пойдёмте все». Они ещё небольшие были все. Пошли молиться. Что читали? Ко Пресвятой Богородице об избавлении от печали и второй канон о болящем. Читал я, кажется, и мы даже не пели или пели, я уж забыл, эти ирмосы читал я. И этому чтению придал живую силу. Андрей Иванович стоял, плакал всё время. Ну и что? Это где-то январь месяц, самые лютые морозы, и у нас там под низом, под полом, чуть ли не застывает вода, отту- да достаю воду святую, наливаю ему и говорю: «Миша, в три краты выпей». Он перекрестился, слюну проглотить не мог, а эту холоднющую воду выпил. Выпил и тут мы закончили. Наутро я уехал на работу, и когда с работы приезжаю и вижу, что он уже ходит, разговаривает. «Ну как здоровье у тебя?» - «Да ничего, хорошо, слава Богу». И.Л: «Сколько лет ему было?»

А.У.: «Пятнадцать-шестнадцать, так где-то».

И.Л.: «О-о, так он помнил всё это. А он был с крестом тут?»


(Здесь уместно прочитать, как пишут, подлинную запись Ана- стасии Матвеевны Рылеевой, матери декабриста Кондратия Фёдоровича Рылеева. Найдена была эта запись в Петербурге в 1914 году, под полом дома Матвеевых, у генерала Богдановича).


Пояснение к письму-исповеди матери Рылеева. Анастасия Мат- веевна Рылеева была, конечно, глубоко верующей православной христианкой. Имея единственного сына и живя в достатке, она всем сердцем материнской любви была привязана к нему и не могла даже в мыслях допустить потерю его. Её письмо-исповедь, может быть, и смущает некоторых из читателей своим удиви- тельным содержанием, но при всех своих недостатках оно явля- ется яркой иллюстрацией того, как не должно молиться. Как не должно поступать матери-христианке, вмешиваясь вопреки воли Божией, напролом, в судьбу своих детей. Нам уже известно из Писания, что судьба детей в родителях. Хорошая судьба – роди- тельское благословение вполне почило на детях. Тяжёлая судь- ба – в родителях надо искать причину. Родители – основа благо- получия и несчастья детей. Поэтому отцы и матери не должны любить детей слепо и эгоистично и не должны устроять счастье детей и их благополучие только по своему усмотрению, но во всём должны искать премудрой и благой воли Бога-Отца и Про- мыслителя, Который и поможет устроить судьбу детей наилуч- шим образом. Рылеева добилась у Бога своей воли, настояла на

своём. Когда Господь хотел забрать её дитя в детстве через бо- лезнь и избавить от многих страданий его и её, и в результате вымолив его у Бога, она уготовала сыну страшную участь и ужас- ный конец. Да вразумит детей Божиих Господь уметь доверить- ся и положиться на Бога и в детях своих, и во всём.


Письмо-исповедь Анастасии Матвеевны Рылеевой.

«Коня, сын мой, два раза вымаливала я твою жизнь у Бога и сохранит ли Он её теперь, когда смертельный страх закрался в мою душу? Я пишу тебе эти строки потому, что не смею расска- зать тебе всё, не смею смущать твоё сердце моим материнским страхом. Да будут ясны и смелы каждый твой шаг и каждое помышление. Но ты ли сам или кто другой развернёт когда- нибудь эти листки, знайте, что всё, написанное мною, святая правда. Именем твоим клянусь, сын мой, а ты знаешь, что у меня нет никого и ничего дороже тебя. Я была матерью четверых детей, родившегося до моего дорого Конички, и все они умирали в мла- денчестве. Как я молилась, как я просила Господа Бога сохране- ния им жизни. И когда я увидела крест на последней свежей могилке последнего из них, я не могла встать с колен. Я упала головой на маленький холмик, обхватила его руками и молила. Нет, требовала! Требовала живого ребёнка, живого, здоровенько- го. Да, живого. И я вымолила его у Бога. Родился мой Коничка. Батовский священник, сельский, сказал мне: «Поступите по ста- ринному нашему простонародному обычаю, не гонитесь за знат- ными кумовьями, не ищите сильных покровителей мира сего, дайте Всевышнему выбрать духовных родителей вашему дитяти. Когда понесут его крестить, пусть возьмут в восприемники от купели первых встречных, мужчину и женщину, и нареките ему имя как по крёстному, которого пошлёт вам Бог». В отчаянии, которое сменилось надеждой, мы с мужем так и поступили. Ког- да ребёнка вынесли на дорогу, то первый, кого там встретила наша мамушка, был отставной солдат на деревянной ноге и ста- рушка-нищая. Мы с мужем одарили их как могли, усадили, как хозяев, за крестильный стол, и они стали нашими кумовьями. Служивого звали Кондратием, так мы и назвали нашего сына. Коничка остался жив. Три года я была счастливой матерью. Коничка рос хорошо, радовал меня. Наш домашний врач, доктор,

радовался вместе с нами.

И вот новое горе пришло в наш дом. Коничка тяжело заболел. Круп. Он метался в жару, никого не узнавал и задыхался. Наш врач сразу попросил созвать консилиум. Приехал известный доктор

из Петербурга, осмотрел Коничку и молча вышел из комнаты, разговаривая только с нашим врачом, а уходя, сказал Фёдору, мужу: «Бывают чудеса. Если вы набожные, молитесь». Со мной врачи не говорили. Разве мне нужны были слова? Я же мать, я и так понимала, что моё дитя обречено. Мой Коничка, моё счастье, единственный, кому нужна была моя жизнь. Наступила ночь, как считали врачи, последняя ночь моего сына. Я отпустила мамушку и осталась одна у его постельки. Ребёнок продолжал метаться, он весь осунулся, личико его посинело, а из горла слы- шался свист, сменявшийся страшным, заставлявшим сжиматься сердце хрипением. Матери, мне неведомые и мои современницы, и те, которые, быть может, ещё не родились, вам пишу я эти стро- ки. Всем вам, и счастливицам, которые растят здоровых и креп- ких детей, и тем, которые слышали предсмертный хрип своего ребёнка, вам говорю я: поймите меня и, прочитав всё, что я пишу дальше, не осудите. У меня умирал мой единственный сын, моя надежда, моя радость. Где искать защиты от злой судьбы, в чём или в ком ждать спасения? Неужели тогда, на могиле моего ре- бёнка, за тем и вымолила я его, чтобы через три года утратить этот чудесный дар вновь рождённой жизни? Не может этого быть! Это слишком жестоко! Ведь мы именуем Всевышнего Человеко- любцем: «Призри, Человеколюбче, на скорбь мою и стенание моё»

– молимся мы. Вот оно спасение – только в милосердии Божием, только в нём. И я упала перед иконами, висевшими в переднем углу. Как я молилась! Никогда в жизни ни до той ночи, ни позже я не знала такого состояния. Поистине, в тот час я была не в себе, тогда вся душа моя была полна мольбы и надежды. Не заученные молитвы повторяла я, а скорбь матери говорила за меня. Я не знаю, что случилось со мной в тот час, но душа моя возмутилась. Я протянула руки к Богу и закричала: «Всемогу- щий Боже, Ты Сам молился в саду Гефсиманском: «Если воз- можно, да минует Меня чаша сия». Пойми же и меня в моей скорби. Все страдания, которые Ты захочешь послать, низвергни на меня в моей скорби, но спаси жизнь моего сына! Ты учил нас молиться: «Да будет воля Твоя», - но я говорю только в един- ственном числе: «Да будет моя воля! Верни мне сына, утверди волю мою. Теперь скажи мне: «Да будет воля твоя».

Я не знаю, сколько времени я простояла перед иконами, я даже не знаю, где я была, только не на земле. И вдруг я почувствовала неестественное забытьё, какой-то странный, необыкновенный сон. Заснуть, когда умирает мой Коничка, мой сынок, да разве можно? Я поднялась с колен, взглянула в последний раз на образ Анге-

ла-Хранителя с зажжённой свечой в руках, висевший с другими иконами, и прошептала: «Заступись». И шатаясь, побрела к кро- ватке моего несчастного ребёнка.

Не знаю, сколько времени прошло, что было дальше, кажется, я сидела склонившись над умирающим ребёнком и целовала его худенькие, судорожно сжатые ручки. Как вдруг оттуда, где я только что стояла на коленях, раздался голос: «Опомнись, женщина! Ты сама не знаешь, о чём просишь Господа». Я обернулась и увиде- ла Ангела-Хранителя, стоящего с горящей свечой передо мною. Киот, в котором висела икона, был пуст. Как странно, я даже, будто так и должно быть, не испугалась, глядя на неё, я только сложила в мольбе руки. «Опомнись! - опять заговорил Ангел. И в его голосе я услышала скорбную укоризну. – Не моли о выздо- ровлении сына. Бог Всеведущ. Он знает, зачем должна угаснуть эта жизнь. Бог Милосерден, и Он хочет избавить тебя же от ужасных страданий. Но страдания ждут не только тебя, будет страдать и твой сын. Хочешь, я покажу тебе, что его ждёт? Не- ужели и тогда ты будешь упорствовать в слепоте своей?» - « Да, хочу, покажи всё, а я и тогда буду молить. Буду молить Бога о жизни моего сына. Да будет воля моя». - «Следуй за мной, жен- щина!» - и Ангел словно поплыл передо мной, паря в воздухе.

Я шла, сама не зная куда. Я проходила длинный ряд комнат, отделённых друг от друга не дверями, а толстыми тёмными заве- сами. Перед каждой завесой Ангел останавливался и спрашивал меня: «Ты упорствуешь? Ты хочешь видеть, что будет дальше?»

– «Да, – отвечала я, – да, я хочу видеть всё, я ко всему готова». И тогда Ангел отодвигал следующую завесу, и мы входили в следу- ющую комнату. И голос Ангела становился всё строже, и лицо его, когда он поворачивался ко мне, из скорбного становилось грозным. Но я шла дальше без колебания, я шла за жизнью моего сына. В первой комнате, куда я вошла, я увидела моего Коничку в кроватке, он уже не умирал, он тихо спал, румяный и здоровый. Я протянула к нему руки, хотела броситься к нему, но Ангел властно простёр свою руку и позвал меня с собой. Во второй комнате я увидала моего мальчика-отрока. Он сидел за столом, он учился, что-то читал, увлечённый книгой, и даже не поднял на меня глаза. В третьей комнате, которой мы прошли очень быстро, я увидела его юношей в военном мундире. Он шёл по городу, который мне был неизвестен и казался чужестранным. Коня промелькнул мимо и даже не остановился ни на минутку, он не видел своей матери. В четвёртой комнате я увидела его совсем взрослым, в гражданском платье. Он был чем-то занят,

мне показалось, что он был на службе. Мы вошли в пятую ком- нату, в ней было много народу. Совсем незнакомые мне люди о чём-то говорили, спорили. Было шумно. Но вот поднялся мой сын, и как только он заговорил, все сразу замолчали, все слушали его с великим вниманием, и я бы сказала, с восторгом. Я слыша- ла его голос, он говорил громко и отчётливо, но я не усваивала ни одного слова. Я не понимала.

И Ангел уже подводил меня к следующей завесе. И когда он обратил ко мне лицо своё, то я ужаснулась его грозной силе.

«Сейчас ты увидишь ужасное, – сказал он сурово, – это ужасное ждёт твоего сына. Одумайся, пока не поздно! Если ты войдёшь за эту завесу, всё предначертанное свершится. Вот, я повею крылом и свеча угаснет. С ней же угаснет жизнь твоего ребёнка, и он избавлен будет от мук, и покинет землю, не зная зла. Хочешь ли ты видеть то, что сокрыто за этой завесой?» – «Бог Милосерд, сказал ты, Он пощадит нас. Хочу. Веди меня. Да будет воля моя», - отвечала я и пошла вперёд. Ангел раздёрнул завесу. И за ней я увидела виселицу. Ужас сковал меня. Я вскрикнула и проснулась. Или вернее пришла в себя, очнулась. Я сидела всё так же, склонившись над кроваткой Конички. И рука моя отка- зывается держать перо, но я должна дописать всё. Сын мой, радость моя, единственный мой, он сладко спал, повернувшись ко мне личиком, и тихо, спокойно дышал. Я не смела верить своему счастью. А счастье было так велико, что заслонило собой всё страшное, что я видела в ночные мгновения в видениях. Я толь- ко плакала и благодарила Бога.

А потом… Потом начало постепенно сбываться всё, что я ви- дела в ночные часы, что показал мне в ту ночь грозный Ангел.

Никому я не рассказывала о моём сне, я сама боялась вспоми- нать о том. И только один раз вздрогнуло моё сердце, когда Коня служил в армии и с войсками нашими, изгонявшими Наполеона, проходил через европейские государства. Он задержался в Дрез- дене у родственника нашего Михаила Рылеева, бывшего тогда комендантом этого города. Сын мой отличался остроумием и насмешливостью. И очень скоро посыпались на него жалобы от проживавших там русских. По молодости своей и нраву, склон- ному к занятиям гуманистическим, он писал эпиграммы и сати- ры на окружавших его в обществе. Михаил Николаевич, прихо- дившийся ему двоюродным дядей, вызвал его, кричал на него и велел ему в двадцать четыре часа покинуть город. «Иначе я отдам тебя под суд и расстреляю», – сказал он сыну. Коничка же, смелый на язык, ответил ему: «Не пугайте, любезный дядюш-

ка, кому быть повешенным, того не расстреляют». Что же, сын мой, чувствовал ты или знал, не тогда ли, когда ты метался в жару, на пороге смерти, задыхаясь от удушья, мучили твою детс- кую душу те же видения страшные, как и мои, твоей матери, которой ты не узнавал в бреду жарком? Кто ответит мне на это?» РЫЛЕЕВ Кондратий Фёдорович [18(29). 9.1795, с. Батово, ныне Гатчинский р-н Ленингр. обл.,-13(25).7.1826, Петербург], русский поэт-декабрист. Из мелкопоместной дворянской семьи. Учился в Петерб. 1-м кадетском корпусе (1801 - 1814). Участник загранич- ных походов рус. армии (1814, 1815). В 1818 вышел в отставку, служил заседателем Петерб. уголовной палаты (с 1821), правите- лем канцелярии Российско-амер. компании (с 1824). В 1823 стал чл. Северного общества декабристов (масонов), возглавив затем наиболее радикальную и демократич. его часть. В своих политич. взглядах Р. эволюционировал от умеренных конституционно-мо- нархических к республиканским. Сыграл ведущую роль в органи- зации восстания 14 дек. 1825. (Жил 31 год). Казнён в Петропав-

ловской крепости в числе пяти руководителей восстания. (БСЭ).


А.У.: «Ну как же». И.Л.: «Нет, вот сейчас, когда эта беда случилась?» А.У.: «Сейчас даже я, Игнаша, не могу и сказать, потому что часто они вот в таком виде… Спросишь: «Где крест?»

- «Оторвался». «Ну почему же у меня не отрывается, и я всегда его на себе ношу. Смотрю, ниточка устарела, возьму заменю. По- чему у вас-то он отрывается? И даже не могу сказать, Тоня гово- рит, что вроде был на нём крест, но потом, может, в морге сня- ли…». И.Л: «Дома он за стол, садясь, молился хоть немножко? У вас же он здесь жил? Хотя внешне рукой-то шевелил?»

А.У.: «Да, маленько молился. Да-да, конечно, молился».

И.Л.: «А в церкви когда был последний раз? Когда причащал- ся?» А.У.: «Причащался он года четыре назад и исповедался».

И.Л: «И после армии он даже не был в церкви?».

А.У.: «Даже не был. Как я ни настаивал в тот пост, чтобы ему поисповедаться. Причастить его, конечно, не причастят после столь долгих лет жизни в грехе, и я говрю: ну хотя бы епитимью будешь нести, а потом после исправления епитимьи, тогда уж причастят. Но он так и не нашёл время». И.Л.: «Вы его в после- дний раз видели в какой день?» А.У.: «Я его дня два не видел до моего отъезда в церковь». И.Л: «Вы его в церковь звали после- дний раз?» А.Ус.: «Я постоянно, как только уезжаю, так всем говорю: «Собирайтесь в церковь». Вот при мне вроде засобира- ются, а как я уехал – там их нет, у них здесь свои занятия,

товарищи, подруги и так далее. Раз отец уехал, то они свободны

– ещё такая вот тенденция. Если мы остаёмся дома молиться, почему-нибудь, бывает, дома остаёмся молиться, эту же службу точно, то они рвутся в церковь: поедем в церковь – с глаз отца. Говорю: мы ведь дома будем молиться, эту же службу справ- лять. – «В церковь, в церковь…» Я, чтобы не сказали, что не пускал в церковь, скажу: «Ну езжайте, кто хочет», - а с осталь- ными дома молюсь. Когда сам болею или с картошки приедем, то какая тут церковь, мы уставшие и грязные, не успели, значит, тогда дома молимся. В церкви он был перед смертью примерно недели за три». И.Л.: «Эта беда-то какого числа случилась?» А.У.: «Двадцать первого». И.Л: «21 июля 1979-го. (Родился

24.01. 1958 г. – жили на ул. Олега Кошевого 7, в г. Искитиме Новосибирской области). Когда вот так всё обдумаешь, посмот- ришь, то ещё раз скажешь: на первом месте – страх Господень». А.У.: «Да».

И.Л.: «На первом месте страх Господень и двигайся по нему и: Сир.8:39 – «Во всех делах твоих помни о конце твоём, и вовек не согрешишь». А надежду-то, говорит Господь, при жизни приобретай верою. Но слово Божие, смотрите, с какой решитель- ностью говорит: Иоан.3:36 – «Верующий в Сына имеет жизнь вечную, а не верующий в Сына не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нём». Как гнев Божий отвратить, когда Отец разгневался? Когда сказал Илий своим сыновья, они не слушались: 1Цар.2:25 – «если согрешит человек против чело- века, то помолятся о нем Богу; если же человек согрешит против Господа, то кто будет ходатаем о нём? Но они не слушали голоса отца своего, ибо Господь решил уже предать их смерти». Вопрос стоит, а ответа так и нет в Библии. Иов об этом же говорит и Иеремия. Мишины друзья, если бы они были верующими, сколько здесь было бы слёзных молитв ко Господу:

«Господи, вот мы были на деле Твоём, людям помогали, и вот Ты допустил испытать нашу веру. Как написано: Деян.8:2 – «Сте- фана же погребли мужи благоговейные, и сделали великий плач по нём». А здесь что? Их рядом не хочется видеть, они ещё и ко гробу пришли. Это скопище бесовское».

А.У.: «Бесовское скопище. Пришли пьяные и тут же сквернос- ловят, здесь же, на улице. У меня заботы свои, ведь без меня духовную сторону никто тут ничего не сможет. Значит, мне нуж- но здесь, и без меня приготовить тело к погребению никто не может. Без меня хлопотать транспорт никто не может. И вот я тут и там, и только их дело – готовили, стряпали».

И.Л: «Ну и как его товарищи передают, что он последнее ска- зал, когда он уже понял своё состояние?» А.У.: «Сказал он так:

«Серёга, меня порезали», потом «Серёга, я умираю. Прости, Серё- га». И всё на этом, умер». И.Л.: «А кто этот Серёга?» А.Ус.:

«Ну, с ним товарищ…». И.Л: «Серёга… Ни Бог, ни Христос, а Серёга всё заменил. Плохо на Серёгу-то надеяться. Что же Серё- га не мог дать совет-то, напутственное слово сказал бы: «Взор к небу подними, Мишенька, туда ведь надо идти-то нам».

А.У.: «Да, им было некогда вздохнуть на небо, у них всё были свои дела земные, чтобы здесь, на земле, показать себя героями. Вот видишь, я умею драться, вот у меня, видишь, техника драки какая? Раз он мне заявил: «Ты не наешь, как я умею драться?» Вроде того, смотри, а то, мол, я и тебя могу зашибить. А когда в

«фазанке»-то учился, вот так пьяный да пьяный придёт, пьяный да пьяный. Один раз пропадал, где-то двое суток не было его. И в пять часов утра мы с Тоней только проснулись, я пошёл до ветра, и она услышала меня и пошла за мной. Выходим, смотрим, что-то такое шарашится возле окна, глядь, Мишка. Был конец ноября, уже холодно, снег и мороз были. Шарашится. Я говорю:

«Ты чего здесь делаешь?» Он: «Да вот меня побили» - «Кто тебя побил, где ты был? Ах ты, негодяй, да ты ж пьяный, да как же ты смеешь, да где ты бываешь?» Ну что с пьяным разговари- вать, говорю: «Ложись спать». Проспался, я стал его расспраши- вать, а он ответы мне давать. Я ему пощёчину, а Тоня тут же на меня: «Ты что?» Он идёт к директору «фазанки» и говорит:

«Дайте мне место в общежитии». – «Что, разве у тебя жить негде? У тебя же родители есть». «Есть, но я с отцом жить не могу». - «Почему?» - «Волосы сними, да всё строжится. А если не дадите, я его пришибу». Меня директор вызывает. Прихожу. Он вздыхает: «Уж не знаю, как Вам говорить, с чего и начать» -

«Ну говорите, раз вызвали». Он: так и так, ваш сын пришёл и просит место в общежитии. «И вы что, дали?» - «Да нет, я вот Вас и вызвал поговорить». Я говорю: «Вот так, ведёт себя очень плохо». - «Вы знаете, что он мне сказал: «Если мне не дадите место в общежитии, то я отца пришибу». Понимаешь? Ну какой он был тогда, как это мог пришибить?»

И.Л.: «Дух-то уже был дерзкий». А.У.: «Ага, дерзкий. Я при- шёл, говорю маме: вот так, Тоня, «пришибу». - «Неправда, не- правда, не может быть». «Ну ладно, тогда сама иди разбирайся». Был канон, была неделя о блудном сыне, перед Масленицей. Мас- леница и Великий Пост рядом. В Великий Пост мы включились в постную молитву, пост, поклоны. Мы говели в первую неделю.

И вот мы говеем, а он пьянствует. И как раз утром я с ним встретился и на него начал: «Что ты делаешь? До каких пор ты будешь нас терзать? Почему ты так делаешь, ведь сейчас люди хлеба не едят, воды не пьют, постятся, а ты что?» Он какие-то там три рубля получил за каких-то несколько дней, потому что они не учились, не работали и им за питание выдали деньгами, значит, три рубля. Уже сложились с товарищами, гульбу устрои- ли. Он мне начал так грубить, я его по щеке. Он же меня по рукам давай бить. Я говорю: «Как ты смеешь?» Из-за него это плотной рукой, хотя и говею, а что сделать больше? Мать тут же на меня: «Что это ты? Ты его ненавидишь…» Вот такие вещи. Я говорю: «Знаешь что, я бы без тебя, истинно говорю, лучше бы поправился. Они бы у меня были послушными. Уж требовать, так требовать одно, чтобы они знали, как нам жить, а теперь они не знают, ты их развинчиваешь, а я с них требую порядка. И у нас что получается? Мы как бы с тобой в одной упряжке две лошади, только одна тянет прямо, а другая тянет влево да ещё назад. Можем мы с тобой увезти воз воспитания нашей семьи? Приведём мы их к Богу? Сами войдём с ними к Богу? «А-а-а, вот ты бы всё порол да порол». Я говорю: «Ну ты мне перечисли, когда я их порол?» А уж для порядка, так вот маленько похле- щу это бывало, потому что, а что больше делать? Он не хочет, не слушает слов, не подчиняется, делает своё и делает такое, просто не вместимое ни в какие рамки».

«И.Л: «Слово Божие повелевает не его жалеть, а розги, не жа- лея, они ведь деньги стоят. А про него даже ни в одном месте Библии не написано, что жалеть, а написано: «сокрушай, чтобы после можно было тебе утешаться, иначе, говорит, при всяком крике его будешь тревожиться» Полностью исполняется? Когда остаётся дитя в небрежении, то шея делается и ребро упругим, непокоривым. А кому, если спросить, в городе доказал силу свою? У него разряд какой-то был по дракам?» А.У.: «Нет, не было никакого». И.Л: «А вы слышали, что Папенченко, двукратный Олимпийский чемпион, выше уже некуда и он погибает». А.Ус.:

«И всё, и нет жизни». И.Л.: «А если бы ты молился… На молит- ве некоторые погибали, то душа прямо к Богу идёт. Как в «Путе- шествии Пилигрима» читаем, и одни видели, как горело тело, а другие видели, как душа к небу на колеснице возносилась. Когда протопопа Аввакума сжигали, то куда он поднял взор? Какие последние слова говорит? «До самой смерти». Смотрите, домаш- няя церковь у вас. Гляжу, все ребята сильные, все здоровые. В здоровом теле, говорит, здоровый дух. Ведь враг как обманул.

Если бы так было? А получается сейчас так, что в больном теле дух-то стал лучше, потому что он не развращается».

А.У.: «Те о смерти помнят, а эти ведут себя так, как будто они бессмертны». И.Л: «Вы к тому месту ходили, где у них драка была, не видели?» А.У.: «Я не мог идти. Говорят, что там кровь…»

И.Л.: «Во сколько часов было?» А.У.: «Говорят, между пятью и шестью часами». И.Л: «Светло ещё». А.У.: «Они же сразу с работы выпили». И.Л: «Вам кто сказал первый?»

Голос: «Девчонка сказала, соседка Тонька» (плачет). А.У.:

«Тонька. А она как узнала?» Голос: «Зинка её встретила, рас- сказала» И.Л: «Это кто?» А.Ус.: «Федя». И.Л.: «Это Федя пер- вый вышел. Ну какое у тебя чувство было? Сердце тебе что под- сказало?» Федя: «Я думал, может быть, она ошиблась, не пове- рил». И.Л.: «Правильно, так и должно быть. Настолько это нереально, вот я только это слово и понял. Передали нам, а я не могу никак ухватить. Застыл дух мой, и всё: да нет, они же были здесь, я разговаривал с ними, были они с Володей, Валя была. Валя старается, чтобы им сказать здесь, она прямо желала, что- бы Миша услышал. Не знаю, что уж так она о нём заботилась? Я говорю: «Он не нуждается». Надя с ним отдельно беседовала:

«Миша, ну ты давай». А он совсем в другое смотрит, где девочки да что. Я говорю: «К чему это? Сейчас душа твоя найдёт успоко- ение, и Господь усмотрит остальное». Они на койке тут вместе с Володей ещё были. Гляжу, парень какой вырос, какой бы был проповедник, труженик, священнослужитель… Не нуждается. Пошли, дорогой ещё решил с ним поговорить и вижу, что совсем ничего духовного в нём нет. А.У.: «Ничего нет».

И.Л: «Как в доску куда бросаешь слова. Думаю: ах, какая печаль. А посмотреть, это надо же вырасти такому Бог дал, все органы, всё здоровое, подвижный такой, как ртуть. И всё ни к чему. Каждая клеточка была переполнена одной гордостью».

А.У.: «Гордостью. Уж гордости у всех у наших!! У Лёни очень сильная гордость и у Феди она есть». И.Л.: «А Вы им напомни- ли, как нас с вами за бороды таскали. Тот нападавший на нас был в электричке один. Такому мизгирю мы бы по разу почерп- нули, и вытаскивать некого было бы. А мы только головы за бородой поворачиваем, и всё. Ведь нашёлся среди них какой-то сотрудник, вытащил документ, заставил его нам поклониться за своими мандаринами. Если это от Бога, то что ты гоняешься, убиваешь меня, пусть будет это в жертву благовонную Господу. А если люди тебя на меня натравили, то прокляты они от Бога. Так вот если на нас что-то есть, так от кого это? Господь видит,

для чего дереву место занимать? Прихожу – плода нет». А.У.:

«Да-да, вот я так рассудил». И.Л: «Я не знаю, определённо здесь, но может?..» А.У.: «Так, так, точно так. Ведь сколько было проповедано, сколько было сказано и никогда не был подан при- мер неположительный. Я говорю им: вы не будьте лучше меня, хотя бы вот дойдите, вот как я, вот так живите хотя, а когда дойдёте до моего совершенства, тогда я скажу: желательно бы и побольше, и получше, а пока вот… И ведь они у меня не учатся, они учатся вон там, за воротами, там, всё оттуда берут».

И.Л.: «Вот я спрошу тогда Лёню. Леня, если бы сейчас… Да- вайте чуть-чуть побеседуем, потому что этот разговор первый, он, видимо, и последний будет. Если бы сейчас вдруг Мишу отпусти- ли бы оттуда на побывку, а ведь были случаи, что Бог отпускал на побывку». А.У.: «Изредка, да».

И.Л: «Изредка некоторым людям Бог давал. И заметьте, когда говорит: многие вошли во святой град Иерусалим, или Лазаря Бог отпустил. Лазарь-то ведь четверодневный был и Богу ничего не стоило четырехлетнего поднять. Когда Христос на кресте умер, то давно уже умершие воскресли. И сказал бы Бог: отпускаю, но только под одним условием. Я тебя отпущу, и ты будешь Мне служить, согласен? Согласился бы он или нет сейчас? Пойти на землю и пожить здесь, опять в своей семье, но Богу служить?»

А.У.: «Думаю, теперь бы он согласился». И.Л.: «А вы помните, богач-то неразумный, он никого не любил, а теперь заботится о пятерых братьях. Теперь, мне кажется, и я не скажу здесь лиш- него, что сегодня бы мы получили телеграмму от Миши и он говорит: скажите братьям моим, чтобы они не пришли в это место». А.У.: «Да, и чтобы не жили так, как он жил. Истинно». И.Л: «Может быть такое?» А.Ус.: «Истинно, он сейчас вспом- нил и все мои потуги, чтобы он был человеком, и все мои страда- ния, и слёзы, и горечь, и вспомнил все мои эти наставления, и

теперь он себя ругает и ужасно: зачем я не послушал отца?»

И.Л.: «Свидетельства, которые умершие дают, показывают, что самое ужасное из всех мучений то, что открывается для человека бьющая его мысль: и я мог быть в числе спасённых. Он переби- рает по секунде всю свою жизнь. А.У.: «Вот сейчас вы ещё може- те быть спасёнными, если повернётесь к Богу лицом. Можете быть спасёнными, а уж Миша нет, всё. Дела идут вслед вас».

И.Л: «Если бы, говорит, была возможность вернуться, и переби- рает человек в памяти некогда слышанное, вот тогда говорили – о-о, и я мог бы не здесь быть; и тогда говорили – не трудно было, ох, как хорошо тогда было!» А.У.: «Христос сказал: Иго Моё –

благо?» И.Л.: «Да. Господи, дай мне одну каплю влаги. То есть на один день бы на землю вернуться, на одну минутку». – «Но Я же давал тебе слишком много этих минут». Сегодня старый проповедник, имя которому Смерть, ещё раз проповедует для нас у гроба ближнего в воспоминаниях о нём. Хотелось бы, чтобы он сейчас был здесь, рядом, и мы бы ему сказали: ну вот смотри, Господь отпустил тебя только для того, чтобы засвидетельство- вать, как ты смотришь на результаты всей своей жизни теперь, положительно или отрицательно? Как вы думаете, если бы его мысли сейчас попытались прочитать, то что бы он нам ответил сейчас? Предположим, что его отпустил Господь: ты повидаешь- ся, это уже тебе в благо, в радость, что повидаешься, но только с заданием: расскажи, какие твои мысли и как ты судишь о всей своей жизни! Что бы он сказал?» А.У.: «Я думаю, он сказал бы, что его жизнь до селе была порочная и повинная».

И.Л: «Тогда для нас его голос был бы даже важнее, чем ваш отец говорит, правда? Скажешь: но ведь ты сам тамошнее не видел. Многие уже прожили жизнь, могут говорить. Но самые лучшие свидетели те, которые сами видели. Вот богач в аду, и он даже мыслей никаких не подал, чтобы что-нибудь, как-нибудь для него сделайте, хотя церковь имеет эту надежду. Надежду подаёт людям в том, что молится об умерших. У богача еван- гельского самая главная была забота о том, дабы братья в это место мучения не пришли. Вдруг в нём открылась любовь к братьям: чтобы сюда они не попали. После смерти он об аде разве не знал? Как же он не знал, когда сам сидит в аду и говорит: братья у меня там, пятеро ещё. Могло быть и пятнад- цать братьев. «Я мучаюсь в пламене сем». То, что на земле полу- чил удар – это ещё не мучение, это только как отзвук, как бывает, когда ударят и у нас что-то зазвенело. Настоящее только начи- нается, и притом вечно, навсегда. Для чего мы крест носим? На- поминание о Христе, напоминание о нашей смерти. А ведь люди, которые там были, несколько дней назад меня точно так же остановили, 30 копеек просят. Я говорю: на погибель вам? Даже и не жди, никогда не дам. Есть, но никогда не дам, потому что то, что ты сделаешь в нетрезвом виде, Бог поделит нам пополам. А один подошёл стакан просить. Я говорю: начни говорить с вами, и вы начнёте материться сейчас. Тот: «Ну что ты там начал, замолились». Тот: «Постой, постой, ты скажи, как говоришь?» Я говорю: «Вот куда вас завела партия. В 17-м году можно было заигрывать, в броневиках кататься да в шалашах прятаться. А вот сегодня пусть по нашей улице ночью пройдёт лысый смуть-

ян, вызволить бы его».

Всё равно один раз живу, почему бы и не говорить правду, заблудили весь народ. Ты скажи им правду, верно. Второй под- ходит: «Ты послушай», - говорит. Третий отходит с бутылкой, а я говорю: «Утро. Только-только солнышко всходит, магазины ещё закрыты, а вы какую-то политуру разбавили, ищете копейки, ищете стакан. Бог для этого ли жизнь дал? Ты же себя изнутри разрушаешь. 1Кор.3:17 – «Если кто разорит храм Божий, того покарает Бог: ибо храм Божий свят; а этот [храм] - вы». – «А где можно это услышать?» Он никогда не слышал, он спрашивает: «Где это можно услышать?» Завязался разговор. А здесь вам таких вопросов и задавать не надо, на столе лежат Библия, два Евангелия. На ваших улицах у многих ли такое есть? В ваш дом сегодня не миллионы, а сотни миллионов, мил- лиарды людей с того света хотели заглянуть, прочитать. Самое ужасное, говорится, что на том свете люди не могут даже вспом- нить имя Иисуса. Так показано было святым. Я, говорит, хотел перекреститься, не знаю, как и кому. Хотел вспомнить имя Иисуса

– не могу. Одну молитву знал «Отче наш» и её не могу прочитать. Даны только воспоминания о грехах. «И я мог быть спасён». Вечность. Огонь внутри, как Зосима говорит у Достоевского, и огонь наружный. Церковь не отрицает ни того, ни другого. Огонь угрызения совести для нас иногда бывает ужаснее того, который люди разжигают под нами. А сегодня для всех нас ещё есть воз- можность покаяния, исправления. Призыв дан. Как мы на него отреагируем?» А.У.: «Да, призыв дан. Для нас он является скор- бью, а ведь для нас этот призыв должен явиться уроком. Мы скорбим. Я о чём всё больше скорблю: душа-то… Ну тело, так и так ему погибать, но пусть так он погиб, он и иначе бы как-то мог погибнуть, но ведь душа-то, теперь она безвозвратно, вы понимае- те? Если бы сказала мне Церковь, что и о таком можно молиться, я бы стоял и молил, вы свидетели, вы видели, как я первые дни молил Господа, а потом думаю, ну что ж я докучать-то буду? Чи- таю канон и не могу читать его. Я лгу, понимаете, лгу Господу. И вот думаю себе: к кому больше надо иметь любви, к Богу, Ему верить или детям своим верить? Мф.10:37 – «Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня».

И ведь не обо всяком можно молиться. Тот, который веровал, но почему-то без покаяния умер, о таком надо обязательно мо- литься, и с удовольствием. А вот когда человек сопротивляется, и даже вот в самом деле, как он мне сейчас напомнил… А я ведь

как-то не обратил внимания на то, ну хоть бы в последние мину- ты Миша сказал бы: «Господи, прости», а он: «Серёга, прости». И.Л: «Иуда тоже ведь просил прощение, но у кого? Невинную кровь я предал. А в ответ получил: а нам что, сам смотри? Ну и Серёжа так же скажет: «А нам что до того, ты смотри». Серёжа думает, как бы ему не воткнули нож в бок. Беда-то в чём? Что если мы не научаемся через эту беду, то с нами только хуже будет».

А.У.: «Да. Тут Андрей Феодотыч приходил позавчера, в вос- кресенье, он это же говорил. И я так говорю, что если вот это для нас не послужит вопиющим уроком, то для нас наказание будет ещё хуже. И говорю: «Я за Мишу хоть как-нибудь молюсь, хоть и против совести своей, но молюсь, но за вас молиться не буду. Знайте про то, потому что это первый урок дан и вы должны извлечь отсюда, а если не извлечете, за вас молиться не буду. Вчера так им и сказал: случись ещё с кем на почве хулиганства вот такой случай, даже в похоронах участвовать не буду».

И.Л.: «Заметьте, как человеку хочется доброй кончины. К нам- то сведения дошли совсем другие: Миша – благочестивый хрис- тианин – первое. Во-вторых, он совсем неповинный стоял и вдруг налетели и ударили его. Он стоял на вокзале чинно, трезво, ни к кому не лез. Так люди выдают желаемое за действительное. Я же теперь не могу верить кому-то, а только вам. И скорбь наша увеличилась больше теперь. Но я благодарю вас, что Бог подаёт вам мужество, как отцу вынести это теперь и сказать правду, не приукрашивая. Перед людьми можно украсить, а как же перед Богом?» А.У.: «Да толк-то в том какой?»

И.Л.: «Да и знающие, как на самом деле было, что скажут: лгали в жизни да ещё и при смерти, последний раз лгут. Значит, охота всем хорошую кончину иметь, праведную. Неповинно сто- ял или если бы с вокзала шёл домой, с моленья и погиб… Вспо- минаю, как один старичок при мне потерялся и утром его только нашли. Каждый раз, когда он уходил в храм, то всегда прощал- ся. И вдруг находят: его оттащили, и в воду сбросили да ещё ткнули. Кажется, в Новокузнецке два года назад погиб иеромо- нах Дорофей. Поехал в монастырь грузинский да там и исчез. Власти на него, видимо, злые были. Он ничего, говорят, не видел в мире, ничего не хотел. Сколько он получал, никто не знает, рясу никогда не снимал, по улице идёт, она трепещется на нём, все смеются над ним, а он этого как-то не понимал. Обычно чем священники занимаются? Да, как правило, какими-то пустыми разговорами, это же не секрет. А этого никогда никто в таких разговорах пустяшных не видел. В епархию приедет, смотришь,

уткнулся в уголке. Что там Дорофей делает? Да опять Еванге- лие читает. Служба идёт, никто проповедовать-то не хочет, не хотят учить, и дали ему на часах слово сказать. Весь огнём горит. Кончается служба: «Позволь ещё раз сказать». Каждой душе готов был душу отдать. До единой копейки всё куда-то шло, кого-то где-то находил он. И вдруг потерялся. Сообщают:

«Нашли». Где-то прибило к берегу. Видать, убили и в реку сбро- сили. В одежде, с крестом. О таком сам язык говорит: «Упокой его в обителях небесных». Говоришь «упокой», а сам думаешь:

«А он в обителях Твоих, Господи». Из богослужения: «Еще мо- лимся о упокоении душ усопших рабов Божиих приснопамят- ных патриарх Тихона, новопреставленного иеромонаха Дорофея и всех здесь ныне нами поминаемых отец и братий наши и еже проститися им всякому прегрешению вольному же и невольно- му. Да учинит Господь Бог души их, где праведные упокояются. Милости Божией, Царства Небесного и оставление грехов их у Христа бессмертного, Царя и Бога нашего, просим. Господу помо- лимся. Во блаженном успении вечный покой подаждь, Господи, усопшему рабу Твоему новопреставленному иеромонаху Дорофею и всем здесь нами поминаемым отцам и братиям нашим и сотвори им вечную память». И.Л: «Ничего не хотел видеть, кро- ме Иисуса. Павел говорит: Фил.1:21 – «Ибо для меня жизнь - Христос, и смерть - приобретение». А для нас смерть – это ужасная трагедия, крушение наших замыслов. Замыслы-то были неплохие. Сейчас бы сидел брат ваш здесь, разве это было бы плохо? Всем не отомстишь, всех не убьёшь. Вы вспомните, сейчас сколько в мире действует гангстерских групп, мафия за рубежом, а сколько здесь? Ну всех-то никак не уничтожишь. Президента убили, и то не могут найти убийцу по сей день. Президента не уберегли. Если Господь отнял руку, то всё».

А.У.: «Вот смотрите: «В месте злачном, в месте покойном где же лица святых веселятся. Душу раба преставленного упокой, Христе, единый многомилостивый». Нужно откровенно говорить: Откр.21:27 – «И не войдёт в него ничто нечистое и никто преданный мерзости и лжи, а только те, которые написаны у Агнца в книге жизни». При этих условиях можно вот этот стих на нём исполнить? Ещё. «Где же лица святых, там учини, Владыко, душу послужившего Тебе верно всем сердцем…» Было это с Мишей? Можно вот эти слова, которые я читаю и сам себя обвиняю: «Господи, да что же я, лгу Тебе, выходит? Ужели Ты это не знаешь, что он не служил Тебе? «Поносившего иго Твоё на раменах, на плече своём иго Господнее нёс, ибо Ты един Владыка

животу и смерти». Ну есть стихи, которые не возбраняет совесть читать, а иные стихи прямо страшно произносить. Вот смотрите:

«Упокой, Спасе наш, с праведными раба Твоего и того всели во дворы Своя». Ну неужели из этих боксёров будут дворы Господ- ни устроены, наполнены боксёрами этими? «Презри ему все согре- шения для его блага, вольные и невольные». И так далее. Вот тут много таких стихов в каноне за единоумершего, которые прямо страшно читать. Вы живите так, дети мои, чтобы о вас потом церковь могла всё это с радостью читать. Человеком будь при жизни. Приходится мне, вы знаете, читать каноны по умер- шим немало. Так вот, когда человек в вере жил, и это читаешь всё, прямо как за чистую монету перед Господом говоришь всё это. Так оно и было, он служил всем сердцем Тебе. Такие есть люди, служат всем сердцем. Читаешь и радуешься сам, и там уже идут слёзы не горести, а радости». И.Л: «Лёня, как ты услы- шал, где был, дома?» Лёня: «В армии». А.У.: «Ему дали теле- грамму, он по телеграмме». И.Л.: «Это ты по телеграмме сейчас здесь? Вот как. Когда тебе телеграмму принесли, то ты как?»

Лёня: «Мне её не принесли ещё, с телеграфа позвонили в часть нам». И.Л: «И что сказали?» Лёня: «Брат помер».

И.Л.: «Ты не понял кто?» Лёня: «Я сначала не поверил даже». И.Л.: «У всех одинаковое чувство. Значит, действительно плоть, каждая клеточка организма протестует против смерти». А.У.:

«А я сразу поверил. Я только знаете, как поверил? Думаю себе:

«Миша, пробил час твоего возмездия». Больше ничего не остава- лось. Я ведь сколько предупреждал его: «Ты погибнешь ужас- но». Предупреждал столько раз: «Ужасно ты погибнешь. Поче- му ты не боишься этой гибели?» Да нет, это не клятва, это пре- дупреждение. Я предупреждал его просто, я видел, что это так должно быть. Я только не видел, в какое время и от чьей руки, вот это я не видел. А я видел, что так должно быть». И.Л. (к Лёне): «Ну ты до самого дома ничего не знал? Когда ты в избу вошёл, кто тебе первый сказал?» А.У.: «Он уже на улице убедил- ся, тут уже народ был».

И.Л.: «Так он успел?» А.Ус.: «Да, успел он». И.Л.: «Так ты где-то недалеко был?» Лёня: «Почему? Я самолётом прилетел».

И.Л.: «Ты захватил его? Сильно жалко?» Лёня: «Конечно». И.Л.: «Вот как неожиданно Господь отзывает. Мне вспомина-

ются слова Солженицына: «Есть ты, Боже. Долго терпишь, да крепко бьёшь». А.У.: «А так оно и есть. Когда много нашалил, тогда и должны быть больнее удары. А Божье долготерпение мы не должны считать за попустительство. Это долготерпение даёт

возможность покаяться». И.Л.: «Вспоминаются слова, когда люди подошли ко Христу, был такой случай, пошли молиться, в храм зашли и не так стали вести себя воины. Оскорбили некоторых воинов и даже убили. Евреи горячие были: не так жена ведёт себя, убить ничего не стоило. Мф.19:8 – «Моисей по жестоко- сердию вашему позволил вам разводиться с женами ваши- ми». Тогда посылает Пилат войска, и в храме, когда они прино- сили в жертву быков, овец, с такой жестокостью убили их, что их кровь смешалась с кровью жертв. А некоторые в этот день как раз не пошли в храм, и, конечно, каждый подумал: «Хорошо, что не я там был, значит, Бог меня спас, я не такой». А Господь в ответ сказал: Лук.13:3 – «Нет, говорю вам, но, если не покае- тесь, все так же погибнете». Много вас – будет вас Господь убивать, мало будет, и вдруг никого не будет». А.У.: «Не покае- тесь, все погибнете». И.Л.: «Сегодня вот мы сидим здесь, сейчас мы, может быть, за дверь только выйдем, и всё. Скажу, только за прошлый год мне особенно часто пришлось буквально при смер- ти быть. Вы что пороху не видели, не слышали, как снаряды рвутся? Но Бог вас сохранил. Сколько раз Вы при смерти были за годы войны, можете подсчитать?»

А.У.: «У-у-у, всего даже не помню, а то, что помню, это ужас- но». И.Л.: «И Бог сохранил?» А.У.: «Да. Значит, наши на реке ведут обстрел туда, те огрызаются обратно. У нас перебило ан- тенну, я полез её соединить. А немцы бросали в это время мина- ми. Так мины метра через два, три, там, там, там… И вот, понима- ешь, а я внизу. А взрыв как-то так идёт, понимаете, как бы в тени этого. Зубами отгрыз изоляцию… разве это не смерть? (Был всю войну на передовой Александр Иванович, начальником ра- диостанции у К.К. Рокоссовского). Это одно. Война кончилась. Едем, нас одиннадцать человек едут по хозяйским вопросам, сви- ней, посуду, койки везём. Машина тентом закрыта, а малое со- всем расстояние тентом не закрыто. В этом пространстве мы сидели с приятелем. Он мне голову на плечо, я – ему, и спим. Бендеровцы нас обстреляли разрывными пулями. То, что в этот брезент прикасались, они тут же разрывались, а то, что вот в это пространство летели пули, они поразили первым моего друга, вот сюда попала разрывная в переносицу, в голове разорвалась. А моя- то голова рядом. А пули-то летели и там, за нами, поразили. Вот где она могла пролететь? Вот тут могла, вот тут, там могла проле- теть, возле шеи, в затылок. Тех поразили, а я остался. А сколько таких случаев. Вёл караул на смену. Караульное помещение в под- земелье. Пошёл дождь, размыло там земельные приступки, всё ста-

ло скользко. Темнота абсолютная. Вылез сам, командую: «Вылазь- те!» Но вот двое вылезли, третий не может вылезти. Подаю ему руку: «Давай руку!» А он мне в это время штыком сюда. Он прыгает, скачет, а винтовка-то, с собой штык, прямо вот сюда и поразил там, а я думаю, в глаз. Он мог бы этим штыком, если бы чуть-чуть побольше прыгнул, всё, и дальше хорош. А таких случа- ев». И.Л.: «Вот что значит защита Господня. Значит, ждёт чего- то ещё Господь». А.У.: «Ещё чего-то ждёт». И.Л.: «Конечно, больше, чем ваш отец говорит, никто этого уже не скажет и прошу вас простить меня, что тут говорю сверх этого, тоже всё через край переливается. Но хотелось к каждому сейчас возвы- сить голос любви: «Опомнитесь!» А.У.: «Главное, опомниться надо, что нас всех ожидает участь Мишина. Мы можем так же подвергнуться этой участи. Апостол Пётр говорит: Ангелы были, вон какие, превосходные, куда превосходнее нас. Не пощадил. Грех сделали – не пощадил их. Мир допотопный сделал грех пред Богом в развращении – и тех не пощадил. Содом и Гомор- ра и окрестные пять городов не пощадил Господь. И думаете, нас пощадит? Как Ирод сделал, что пришли воины, кровь богомоль- цев с кровью жертвенных животных смешали, и говорит, что если не покаетесь – все погибните. Вот это нас как раз касается.

«Если не покаетесь…» Ходите и думайте об этой фразе: «Не покаетесь – все погибнете».

И.Л.: «Так же», - говорит, - «так же», - добавляет. У вас на столе газета, вы не читали «Известия»? Там написано слово «убий- ство» и дальше? Я сейчас садился и успел прочитать. В Мадриде девять адвокатов в одной комнате, и вдруг забегают террористы и девятерых с автоматов посекли – пятеро насмерть, остальные ранены… Адвокаты, сами судили других и вдруг в этот же момент

А.У.: «Вот и я так же сейчас в таком состоянии: да не будет молитва моя в грех. Иду, плачу, льются слёзы, и наедине с Богом говорю: «Господи, ведь глуп он, он глуп. Прости нашу глупость. Значит, глуп, выходит, и я. Нашу глупость прости, помилуй его». И опять нет моей молитвы. Что моя молитва? Она мрачная, мо- литва моя, а не Пресвятой Богородицы. «Пусть благость Твоя послужит этому и молитвы всех святых» – вот иду, плачу и

молюсь. А они думают, что вот видишь, как хорошо, как пышно Мишу провожали, какая была торжественная панихида».

И.Л.: «А кажется, не всё это ещё?» А.У.: «Ещё не всё. Это не всё. Меня мучает вот сейчас то, что знал бы я определённо, что моя молитва угодна Господу, я бы молился».

И.Л.: «Но вот за них-то, за живых, вы точно знаете, что угодно, значит тут надобно особенно усилить теперь и его не забывать». А.У.: «Я вот так, когда они от меня отлучаются, тогда за них молюсь, а когда они со мной, то молись вместе со мной. Я молюсь и ты молись со мной, не стой так бездельно. А то стоишь без- дельно, а молитвы совсем и нет. Два часа простоим, а молитвы хоть бы на чайную ложку – её и нет. Стою и чувствую, что они сзади меня стоят и не молятся. Повернусь к ним: «Вы не моли- тесь!» Чувствую, есть внутри такое чувство. «Молитесь, моли- тесь!». Посмотрю на лицо, а оно рассеянное, его же видно сразу, скажу: «Ты не молишься. Молись, не трать это время дорогое попусту, хоть сейчас возносись умом своим и сердцем своим к Господу». Ничего они этого не понимают». И.Л.: «Вот вы дома когда молились, у вас всё-таки в этот момент чувства было по- больше?» А.У.: «О нём-то? И.Л.: «Да. Вгорячах-то тут, наверное, коснулось тех? И мы должны Бога благодарить, что всё это слу- жит нам ко благу. Трудно благодарить, а Иов как сказал? «Бог дал, – мужайся, отец, – Бог дал, Бог и взял». Что можно сказать? И вам, друзья, это ещё раз наставление Господь даёт, потому что не всегда так будет, чтобы вот так мы могли сидеть. Быть может, завтра всех до одного заберут и в Израиль сунут на всеобщую

всемирную мясорубку. Может быть?»

А.Ус.: «Она и здесь будет мясорубка – с Китаем. Я им об этом часто говорю. Когда мы будем умирать, - а у нас шансы к смерти с двух сторон, - это со стороны Китая и со стороны Израиля».

И.Л.: «От вне смуты и внутри. И вот заметил я, что когда вот такие опасности, горе. Если бы было тихо, как раньше, можно выходить, сидеть на лавочке, рядом дети играли, мы бы ведь ещё хуже Бога вспоминали. Когда мы идём дорогой, то хотя иногда в темноте крестимся, а то бы и днём не стали креститься. У нас убили одну, Шабанову, и неизвестно, сколько ран нанесли ей, а сын у неё - сотрудник милиции, в школе милиции учится. Мили- цией переполнили все подъезды, страшно сколько, но по сей день никого нет. Зато те, которые рядом, железнодорожники, все ходи- ли, крестное знамение творили. И свободно о Боге я начал гово- рить, и один спрашивает: «Как ночью у вас?» Говорю: «Надейся на Бога». – «Да и так уж иду, крещусь». Они знают, что я

верующий. Каждый: «Матушка, Пресвятая Богородица…» - да всё перекрещу». Смотри, сколько пользы было через это? Какой плач, какой стон это вызвало? Отошло, заглохло, и опять тиши- на. А.Ус.: «В истории человеческой так всегда и бывало. Гос- подь посетит скорбью, значит, вроде как и написано. Пс.77:34

«Когда Он убивал их, они искали Его и обращались, и с ранне- го утра прибегали к Богу». Молились утром к Нему, когда беда была, а как, значит, прошло это дело, так опять за своё».

И.Л.: «Помоги вам, Господь Бог, всё перенести, извлечь долж- ный урок. Вот так и нас Господь через это посетил, потому что всё это не чуждо нам, мы все люди, завтра, может быть, о нас так же будут говорить. Давайте тогда при жизни друг о друге вспо- минать в молитвах, чтобы всё было хорошо. Когда утром будете становиться на молитву, поминайте нас грешных, а мы вас. Нам- то даже письма написать вам не очень хочется. Думаю, пишу другой раз, отец с матерью прочитают, а ребятишки? Да не нужда- ются они этим, говорю Надежде – жене, ты, наверное, зря бумагу потратишь только. Вот мысли такие у меня грешного. Надя старается, думает, что Господь всё равно найдёт, коснётся».

А.У.: «Господь-то нас ищет таких, чтобы мы сами Его искали, тогда Он нас находит. Мы Его не ищем, но когда обращаемся, тогда и Он к нам». И.Л.: «А малышей как это известие косну- лось?» А.У.: «Так я что-то не заметил…»

И.Л.: «Ну нет, сердечко детское, его сильно это касается. Петя, когда ты услышал, то как ты почувствовал себя? Сильно жалко братку? Ты вот понимаешь, почему он там оказался? Он мог бы не там быть. Если бы напали хулиганы в семье, и он стал засту- паться за вас, тогда совсем другое дело. И товарищей этих не было бы. Представляем мы, что в рай человека протолкнуть хочется, всё это верно. Но вот сейчас узнали бы, что рай из одних Мишей да из товарищей его, которые остались, и мне бы сказа- ли: «Живи с ними, вот это твоё царство – ни умирать, ни стареть, на этом и остановишься». Я бы сказал: «Не надо мне Царства такого, Господи! Не надо! Не хочу я с ними быть! Я согласен где угодно, в одиночной камере быть, но не с ними. А мы в рай их таких толкаем. Но если они без изменения, как говорит Злато- уст, что за гробом нет покаяния, и они такие там будут, то не надо мне этого царства, я отказываюсь о него. Зачем оно мне, когда даже рядом с соседом не могу жить, он каждый день коло- тит жену, покою не даёт, спать не даёт, их лупит, кровь пролива- ется, выйдешь, у нас в коридоре кровь. Бился, бился, пошёл зада- вился. Дети его такие же теперь. В нашем подъезде только три

мертвеца. Три хозяина: двое задавились, а одного пьяного зада- вили трактором. Это я только свой подъезд беру, три квартиры, и другого-то ничего нет. А остальное - все уже в заключениях отсидели, каждый день драки, и причина одна – люди оставили Господа. Иер.17:13 – «все, оставляющие Тебя, посрамятся.

«Отступающие от Меня будут написаны на прахе, потому что оставили Господа, источник воды живой»». А.У.: «Ли- шили себя Божьей благодати». И.Л.: «А «Живые помощи» го- ворят как: сколь вокруг тебя будет одесную (справа)?» А.У.:

«Тысячи». И.Л.: «И тьма, десять тысяч». А.У.: «Десять тысяч одесную тебя». И.Л.: «А Господь говорит: Мф.26:53 – «или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Анге- лов?» Неужели, Господи, ни одного Ангела не мог Ты послать сюда? Не нам вопросы задавать, нам нужно только смириться теперь и не возроптать. Вернуть Мишу мы не вернём, а пораз- мыслить можем: чтобы отец правильный для себя вывод сделал, мать, братья все, сёстры. Но если этим путём будем идти, сколь- ко будет ещё печали здесь для всех? А как бы не случилось так, что Господь скажет на Суде: «Я допустил сие, и Я силен решить его судьбу в дальнейшем, но для вас, чтобы было это, чтобы вы научились. А вы это не взяли для себя». Как тогда это будет?»

А.У.: Иер.16:12 – «А вы поступаете еще хуже отцов ваших и живете каждый по упорству злого сердца своего, чтобы не слушать Меня». Значит, выходит, скорби, которые выражаются в виде болезней. Вот такого вида скорбь – это всё от Господа посылаемо для обращения, чтобы мы обратились, это сигнал нам: смотрите! И в Евангелие смотрим: «а коли не покаетесь, все так же погибнете». Специально я тут Евангелия положил, они мог- ли бы на полке лежать, а вот если есть хоть минута, сел за стол, открой, стих один прочитай, главу прочитай. Ну со стиха, конеч- но, ты ещё не сосредоточишься. Главу одну прочитай любого Евангелиста и чуть-чуть поразмысли, закрой и ходи тогда с этой мыслью. А ведь никто из вас так и не изменился».

И.Л.: «А я встречал в семье такое: дети вот такие маленькие, подходит, открывает и другим кричит, по именам называет: идите, я 11-ю главу буду читать, посмотрите, как Господь говорит. И рассуждают дети, а родителей совсем нет. Мне пришлось стоять в дверях и видеть такое. Боже мой, думаешь, даёт Господь такое счастье. У вас же, если не заставлять молиться, то подумаешь, что если отца не будет, то считай, последний раз за стол моли- лись. Редко-редко какой в страхе Божием живёт. Может быть,

когда уж нагрянут разбойники, кто-то и перекрестится. Где-то вот подобный случай такой, очень для нас он надолго запечатле- ется. Хотя бы в мыслях теперь повторяйте: Господи, помоги нам быть более ревностными и оказаться в небесах. Тот человек своё отмщение получил. Ну, а нам-то что от этого? Хоть их всех десятерых расстреляй, какая нам польза? Наша душа-то пока живая. Через это, может быть, нам показано, что помощь челове- ческая суетна, хотя день и ночь тренируйся, а сзади-то ты всё равно не увидишь, кто подойдёт. Любой камень упадёт с неба – и разбился». А.У.: «Видишь, что там столько было гордости, он себя считал непобедимым и он способен дать отпор даже не- скольким нападающим на него. У него такие приёмы. Я гово- рю: «Чем ты увлечён? Ты увлечён прямо-таки смертоносным понятием. Уж не сильным ли был Голиаф? И был сокрушён семнадцатилетним мальчишкой, который потом, когда Голиаф лежит, есть рисунок, он ему отсекает мечом голову, так он ему по грудь. Голиаф лежит, а Давид стоит, так он ему по грудь был лежачий. Понимаете, какой исполин был? И вот этот исполин свалился сразу, мальчишка его свалил. Так не хвались ты ни- чем – ни силою, ни ловкостью, ни умением. Божьим промыслом хвались в себе».

И.Л.: «Если бы подобное не случилось, то среди товарищей он бы ещё больший вес имел, они бы ещё больше за ним гонялись: там драка, давайте его опять туда. Ты знаешь приёмы разные, как он знает? А гордость ещё больше распирала. А тренировать- ся всё время надо, где-то искать, искусственно надо создавать такую обстановку. Вот сейчас читаешь про Израиль, Израилю эта обстановка нужна. Где сроду его не трогают, а он с межараб- скими силами, силами ООН и со всеми хватается. Пришло вре- мя. Буквально места ни одного нет, гуда бы они не сунулись. Читаешь про Никарагуа - израильские бомбы; шаха спихивают

одного свидетельства о его вере, о заботе о его бессмертной душе. Прем.Сол.15:14 - «Самые же неразумные из всех и беднее умом самых младенцев — враги народа Твоего, угнетающие его».

Да как вспомнишь, сколько колдунов и «ясновидящих» Гро- бовых Гришек и прочей тьмы было вокруг «просветлённого» и посвященного в масоны Бориса, то поневоле подумаешь, что свет для него померк задолго до его рождения. Преступные братки и масоны страсть как любят провожать в последний путь, то есть на мытарства загробные. И тут слетелись подельники. После смерти каждый из угодивших в ад желает добра своим дружкам-брать- ям. Лук.16:28 - «ибо у меня пять братьев; пусть он засвиде- тельствует им, чтобы и они не пришли в это место муче- ния». Иер.8:20 – «Прошла жатва, кончилось лето, а мы не спасены». Лук.16:25 – «Но Авраам сказал: чадо! вспомни, что ты получил уже доброе твоё в жизни твоей, а Лазарь - злое; ныне же он здесь утешается, а ты страдаешь». Сир.11:2 -

«Каков правитель народа, таковы и служащие при нём; и каков начальствующий над городом, таковы и все живущие в нём».


Вот парадный подъезд. По торжественным дням, Одержимый холопским недугом,

Целый город с каким-то испугом Подъезжает к заветным дверям;

Записав своё имя и званье, Разъезжаются гости домой, Так глубоко довольны собой,

Что подумаешь - в том их призванье!

А в обычные дни этот пышный подъезд Осаждают убогие лица:

Прожектёры, искатели мест,

И преклонный старик, и вдовица.

От него и к нему то и знай по утрам Всё курьеры с бумагами скачут.

Возвращаясь, иной напевает «трам-трам», А иные просители плачут.

Раз я видел, сюда мужики подошли, Деревенские русские люди,

Помолились на церковь и стали вдали, Свесив русые головы к груди;

Показался швейцар. «Допусти», – говорят С выраженьем надежды и муки.


Он гостей оглядел: некрасивы на взгляд!

Чтоб почтить похоронною тризною,

Загорелые лица и руки.

И сойдёшь ты в могилу... герой,

Армячишка худой на плечах,

Втихомолку проклятый отчизною,

По котомке на спинах согнутых,

Возвеличенный громкой хвалой!..

Крест на шее и кровь на ногах,

За заставой, в харчевне убогой

В самодельные лапти обутых

Всё пропьют бедняки до рубля

(Знать, брели-то долгонько они

И пойдут, побираясь дорогой,

Из каких-нибудь дальних губерний).

И застонут... Родная земля!

Кто-то крикнул швейцару: «Гони!

Назови мне такую обитель,

Наш не любит оборванной черни!»

Я такого угла не видал,

И захлопнулась дверь. Постояв,

Где бы сеятель твой и хранитель,

Развязали кошли пилигримы,

Где бы русский мужик не стонал?

Но швейцар не пустил, скудной лепты не взяв,

Стонет он по полям, по дорогам,

И пошли они, солнцем палимы,

Стонет он по тюрьмам, по острогам,

Повторяя: «Суди его Бог!» -

В рудниках, на железной цепи;

Разводя безнадёжно руками,

Стонет он под овином, под стогом,

И, покуда я видеть их мог,

Под телегой, ночуя в степи;

С непокрытыми шли головами...

Стонет в собственном бедном домишке,

А владелец роскошных палат

Свету Божьего солнца не рад;

Ещё сном был глубоким объят...

Стонет в каждом глухом городишке,

Ты, считающий жизнью завидною

У подъезда судов и палат.

Упоение лестью бесстыдною,

Выдь на Волгу: чей стон раздаётся

Волокитство, обжорство, игру,

Над великою русской рекой?

Пробудись! Есть ещё наслаждение:

Этот стон у нас песней зовётся -

Вороти их! в тебе их спасение!

То бурлаки идут бечевой!..

Но счастливые глухи к добру...

Волга! Волга!.. Весной многоводной

Не страшат тебя громы небесные,

Ты не так заливаешь поля,

А земные ты держишь в руках,

Как великою скорбью народной

И несут эти люди безвестные

Переполнилась наша земля, -

Неисходное горе в сердцах.

Где народ, там и стон... Эх, сердечный!

Что тебе эта скорбь вопиющая,

Что же значит твой стон бесконечный?

Что тебе этот бедный народ?

Ты проснёшься ль, исполненный сил,

Вечным праздником быстро бегущая

Иль, судеб повинуясь закону,

Жизнь очнуться тебе не даёт.

Всё, что мог, ты уже совершил, –

И к чему? Щелкопёров забавою

Создал песню, подобную стону,

Ты народное благо зовёшь;

И духовно навеки почил?..

1858. Некрасов

Без него проживёшь ты со славою

И со славой умрёшь!..

Ты уснёшь, окружён попечением Дорогой и любимой семьи

(Ждущей смерти твоей с нетерпением); Привезут к нам останки твои,

Стихотворение, по воспоминаниям Панаевой, «было написано Некрасовым, когда он находился в хандре. Он лежал тогда це- лый день на диване, почти ничего не ел и никого не принимал к себе. На другое утро я встала рано и, подойдя к окну, заинтересо- валась крестьянами, сидевшими на ступеньках лестницы пара-

дного подъезда в доме, где жил министр государственных иму- ществ М. Н. Муравьёв. Была глубокая осень, утро было холод- ное и дождливое. По всем вероятиям, крестьяне желали подать какое-нибудь прошение и спозаранку явились к дому. Швейцар, выметая улицу, прогнал их; они укрылись за выступом подъезда и переминались с ноги на ногу, прижавшись у стены и промокая на дожде. Я пошла к Некрасову и рассказала ему о виденной мною сцене. Он подошёл к окну в тот момент, когда дворники дома и городовой гнали крестьян прочь, толкая их в спину. Не- красов сжал губы и нервно пощипывал усы; потом быстро ото- шёл от окна и улёгся опять на диване. Часа через два он прочёл мне стихотворение «У парадного подъезда». Некрасов совершенно переработал реальный жизненный материал, внеся темы вселенс- кого зла, библейские ассоциации, мотивы высшего суда и возмез- дия. Всё это придало стихотворению обобщенно-символический смысл. В течение пяти лет стихотворение не могло появиться в русской подцензурной печати и ходило по рукам в списках. В 1860 г. оно было напечатано Герценом в «Колоколе» без подписи автора, с примечанием: «Мы очень редко помещаем стихи, но та- кого рода стихотворение нет возможности не поместить».


Вопрос 3435: Вы говорите, что нужно учиться петь духовные пес- нопения. Но мы же знали много и хороших песен до уверования, разве их совсем нельзя петь? Хотя бы для себя.

Ответ: Вот как Библия советует: Еф.5:19 – «назидая самих себя псалмами и славословиями и песнопениями духовными, поя и воспевая в сердцах ваших Господу». Кол.3:16 – «Слово Христово да вселяется в вас обильно, со всякою премудрос- тью; научайте и вразумляйте друг друга псалмами, славос- ловием и духовными песнями, во благодати воспевая в серд- цах ваших Господу». Нужно научиться молиться, и в просве- щённом Духом Святым разуме простые слова песнопений будут нести иную информацию, выше зримого. Человек живёт один раз. Господь предупреждает каждого: Быт.6:3 – «не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками; потому что они плоть». Умение и в простом находить нужное, ценно в очах Божиих. Сир.22:18 – «Если мудрое слово услышит разумный, то он похвалит его и приложит к себе. Услышал его легко- мысленный, и оно не понравилось ему, и он бросил его за себя». Иер.15:19 – «На сие так сказал Господь: если ты обра- тишься, то Я восставлю тебя, и будешь предстоять пред лицом Моим; и если извлечешь драгоценное из ничтожного,

то будешь как Мои уста. Они сами будут обращаться к тебе, а не ты будешь обращаться к ним».

«Подумать страшном мне теперь, Когда б не ту открыл ты дверь, не той бы улицей прошёл, меня не встретил, не нашёл».

Ничего особенного в этой песне. Но во мне всё вздрогнуло, я представил, что если бы я 27 сентября 1962 голда не вошёл в дом, где получил Библию, то я так бы ничго и не знал про Хрис- та. Я так бы и жил во тьме и ушёл бы слепым из мира в муку вечную, не имея надежды. Подумать страшно мне теперь о том. Или вот совсем уж нехристианское песнопение, более похожее на буддийское, но столько же в нём тоски и столько радости тем, кто знает про воскресение в воскресшем Христе.


Мне кажется порою, что солдаты, С кровавых не пришедшие полей,

Не в землю нашу полегли когда-то, А превратились в белых журавлей.

Они до сей поры с времён тех давних Летят и подают нам голоса;

Не потому ль так часто и печально Мы замолкаем, глядя в небеса.

Летит, летит по небу клин усталый, Летит в тумане на исходе дня,

И в том строю есть промежуток малый, Быть может, это место для меня.

Настанет день и с журавлиной стаей Я поплыву в такой же сизой мгле, Из-под небес по-птичьи окликая

Всех вас, кого оставил на земле. Р.Гамзатов


Или вот с такой тоской в голосе поёт Анна Герман о потере любимого. Кто не знает этой песни? Но во мне она мгновенно преобразовалась в мысль, что человеку один раз в жизни даётся возможность отдать своё сердце Христу, жить с Ним. Но пропу- щен момент и уже Дух Божий не касается сердца, хотя событие то же и слова те же. Павел оказался во власти Феликса прави- теля, и тот имел возможность беседовать лично, в любое время суток со вселенским учителем. Деян.24:25 – «И как он говорил о правде, о воздержании и о будущем суде, то Феликс пришел в страх и отвечал: теперь пойди, а когда найду время, позо- ву тебя». Один раз в жизни был момент, когда пришла душа в страх, но душа Феликса не откликнулась в тот раз, а остальные

встречи уже не достигали до нужной кондиции – вера ушла, страх не появлялся и момент тот навсегда был упущен. Вся песня совсем даже не о том, а во мне припев, только припев до ужаса и до слёз находит отклик: если не сегодня откликнуться на призыв Духа Божия, то это может быть навсегда потеряно. На веки вечные! На веки бесконечные!! Навсгда-навсегда!!! Ст.26- 27 – «Притом же надеялся он, что Павел даст ему денег, чтобы отпустил его: посему часто призывал его и беседовал с ним. Но по прошествии двух лет на место Феликса посту- пил Порций Фест. Желая доставить удовольствие Иудеям, Феликс оставил Павла в узах». Перестройка не заладилась, момент был навсегда упущен.


«Один раз в год сады цветут, весну любви один раз ждут, Всего один лишь только раз цветут сады в душе у нас,

Один лишь раз, один лишь раз».


И когда не дождутся Жениха души, засидевшись с девках, тог- да начинают куролесить. Из этого стихотворения Некрасова не может вылезти и по сегодня вся Россия.


…А вот, примерно, тут, Извольте посмотреть — домок на косогоре, Четыре барышни-сестрицы в нём живут,— Так мужикам от них уж просто смех и горе:

Именья — семь дворов; так бедно, что с трудом Дай Бог своих детей прохарчить мужичонку,

А тут ещё беда: что год, то в каждый дом Сестрицы-барышни подкинут по ребёнку.—

«Как, что ты говоришь?» — А то, что в восемь лет Так тридцать три души прибавилось в именье.

Убытку барышням, известно дело, нет,

Да, сударь, мужичкам какое разоренье! Некрасов


Вопрос 3436: Раньше я слышала, что у венчанных разводов мень- ше. Но вот уже встретила несколько человек, которые венчались в православных храмах и опять им не пожилось – давно уже развелись. Отчего так?

Ответ: Оттого, что они оба, может быть, были неверующими, а только «воцерковлёнными», то есть шкуру пытались подкра- сить под вид верующего. А более всего из-за неверия попов, кото- рые не могут отличить живого от мёртвого и венчают всех под-

ряд. Если было бы членство в церкви и батюшка знал своих, то разве бы он стал обманывать Бога, называя неверующих рабами Божьими? Вот всего лишь несколько выдержек из одного журна- ла «Алтайская миссия», №4-2007 г., стр.9-11:

«..нецерковный брак меньше, чем церковный, потому что в нём не раскрывается весь потенциал семейных отношений. В то же время и Таинство венчания может стать профанацией для брачу- щихся, если они не понимают ни его смысла, ни своих обязанно- стей, ни прав… Мы должны быть снисходительными к немощам других, чтобы вместе с ними восходить по духовной лестнице – суметь спуститься с высоты своей веры, до низа, доверяя Богу свою половину для того, чтобы взойти.. Некоторые венчающиеся (неверующие) потом говорили: «Нечто произошло со мной. Я увидел новый горизонт взаимоотношений человечества. Я увидел новый вектор развития семьи»… Если венчанный брак расторга- ется, виноват в большей степени всегда муж, даже если была изме- на со стороны жены. Это случилось из-за его невнимания или по каким-то иным причинам, в которых виноват муж... Некий брат, только что женившийся, приехал на Святую Гору к старцу. Меж- ду ними состоялся следующий разговор: «Батюшка, я женился».

«Живите и преуспевайте. Красивую ли жену взял?» - «Красивую, батюшка». - «Э, не будешь иметь награды от Бога. Э, бедный- бедный. Бог устраивает весь мир и не устроил тебя! Христиане должны жениться на некрасивых жёнах, дабы утешились и они. Не имея внешней, телесной красоты, они, некрасивые, имеют вели- кую красоту внутреннюю. Они, бедняжки, видят, что не пристраи- ваются, плачут и отчаиваются и склоняются к худшему. Если их не возьмёте в жёны вы, крепкие христиане, то кто их возьмёт?»

Чего бы проще, открыл бы Библию да и прочитал, что верую- щий не может жениться на неверующей. Другое дело, когда уже поженились будучи неверующими. Женясь на некрасивых без любви, дело не поправить. Другое дело, если бы каждый брал по 40 некрасивых. И на полном серьёзе несут эту ахинею со «свя- той горы» те, кто вообще имеет нулевое понятие о браке. Харак- тер некрасивой бывает ещё более стервозный, более подлый, что и сам «святой» советчик косвенно подтвердил, говоря, что они из- бирают худшее – то есть начинают блудить беспробудно, что и видим почти на каждом шагу. Бывает, что красивая не оценила свой талант. Пр.11:22 – «Что золотое кольцо в носу у свиньи, то женщина красивая и – безрассудная». 2Кор.6:15 – «какое соучастие верного с невернымМф.10:16 – «Вот, Я посы- лаю вас, как овец среди волков». 1Кор.7:39 – «Жена связана

законом, доколе жив муж её; если же муж её умрёт, свобод- на выйти, за кого хочет, только в Господе».

Сир.14:21 – «Какое общение у волка с ягнёнком? Так и у грешника — с благочестивым».


Мои наставления могут ли свадьбе помочь? Ко мне за советом приходят юнцы и девчата, Всё знают уже и про первую брачную ночь,

Им, главное, правильно жизнь их начать бы.

Толкую, что лучше бы им никогда не жениться – Бежать одному на ристалище много сподручней. Гляжу, оба сникли, их скрючило низко,

Довёл их до Царства Небесного к ручке.

В глазах поволока, как будто с похмелья, Любуются лезвием, взглядами ножны ласкают,

А я им опять, чтобы в скорбь и в болезни не влезли, И вижу, как ластятся молча большие котята.

Пытаюсь их взоры впереть вдаль за несколько лет, В приевшийся кухонный запах от кислой капусты.

Не бьёт по ноздрям – с ароматом их будущий склеп, Сидят, пригорюнились, дружно к оковам несутся.

Всё лучшее оба, пылая, выносят на вид, Отмыты молвой биографии каждой особы,

Он к ней привыкал и почти что семейно прилип, Стучит в её дверь, ухватился со страхом за скобку.

Толкую: «Безбрачие, по Златоусту, бесценно», Сравнить его не с чем, куда уж с замужеством вашим; И золотом смело его назовём по оценке.

Девством, как знаем, вселенский учитель украшен.

Ну что ж, агитацией зря надувал в паруса… Плывите к семейному счастью, не к передрягам. Смотрите, земные, не впасть бы спросонья впросак, Так было со всеми, когда отгулявши, возлягут.

Отныне молитвою скорбной утешусь едва ли, Запала любви пусть надолго трудяги добудут, Двоих благовестников сходу до свадьбы теряем, Очаг и застолье с гостями не будет пусть скудным.

Мои наставления скоро сотрутся и сгинут,

А сам вас покинуть не смею в молитве несонной. Трудясь для Христа, никогда не бываю один я:

Желаю цунами пройти вам вершиной по кромке. 09.04.07. И г Л а


Вопрос 3437: В церковной газете читал о трудах Архангела Гав- риила и других небесных сил, чем они занимаются. Где про это можно подробнее прочитать и насколько верно описано это?

Ответ: Сами посудите. Вот газета «Лампада», №34 за апрель 2007г. стр.3. (658087, г. Новоалтайск, ул. Октябрьская, 5-17; тел. ы2-22-68). «На иконах Архангел Гавриил изображается с райской ветвью, принесённой им Деве Марии, или со светящимся фонарём в правой и зеркалом в левой руке. Архангел Гавриил вдохновил Моисея при написании книги Бытия. Является пра- ведной Анне с вестью о рождении от неё Девы Марии; неотступ- но пребывал с Богородицей вовремя её земной жизни; являлся св. Иосифу Обручнику. В Гефсиманском саду, где Иисус Христос молился, являлся и укреплял Его перед страданиями. Жёны- мироносицы первыми услышали радостную весть о воскресении Христовом также от Архангела Гавриила». Про изображения умолчим, потому что фантазиям художников нет предела. Изоб- разив Ангела, ещё и напишут, что изображён «в натуральную величину». Фонарь, ветку, да не иначе, как именно «райскую» в руку вложить – это же всё можно сделать только с глубокого похмелья, что так свойственно русским изуграфам. Про Гаврии- ла в Библии указано только в четырёх стихах: Дан.8:16; 9:21 – Даниилу пророку; Захарии – Лук.1:19 – «Ангел сказал ему в ответ: я Гавриил, предстоящий пред Богом, и послан гово- рить с тобою и благовестить тебе сие»; Деве Марии – Лук.1:26


Неправда-ложь всегда была в почёте Не только у церковных попрошаек, Она прописана и у попов с ночёвкой,

У папы с патриархом будет шамкать.

А лжец, как ведаем, сроднилась с супостатом, Сумевшего треть ангелов склонить,

С клеветником рогатым и хвостатым, – В искусстве лжи он истинно велик.

Практически нет сферы на планете, Нет чистого святого уголка,

Где икосы, акафисты не петы

Неправде с прибылью, хотя бы и слегка.

Сектанты все до самого «святого»

У лжи пристойной крепко на аркане,

Они сознательно вне церкви скопом тонут, Кургузо мыслят с Библией в кармане.

В любой главе, стихе и в запятой Упрямством затрамбованная узость, В достигнутом у еретиков застой, Посты отвергнув, услаждают пузо.

Да что и говорить о злых еретиках – Перекрестить и лба никак не могут, – Когда в монастырях и даже в алтарях

На ладане просмоленный даёт неправды много.

Сокрыли Библию всей правде вопреки, Богослуженьем длинным затемнили. Из Слова Божия понятной нет строки, В традициях завязли, словно в иле.

Нам про царей, газетчиков, врачей. Администраторов, милицию и судей Надуют в уши пламенных речей… Лжец на лжеце и то ли ещё будет.

Христос есть Истина, и нет неправды в Нём Ни порошинки, даже полпылинки;

Пусть Дух Святой повыжжет ложь огнём,

И даже в мыслях ложь к нам не прилипнет. 29.03.07. ИгЛа


Вопрос 3438: У людей всегда была зависть, когда одни богатые, а остальные до ужаса бедные. А нельзя было бы как-то по Писа- нию сделать так, чтобы всем было всего поровну?

Ответ: Это задумки Шарикова, и воплотить сие никак невоз- можно было и того не будет. И не потому, что рабоче-крестьян- ские выгребалы-экспроприаторы трудились, а потому, что если сейчас всем всё разделить поровну, то тотчас же большая часть у многих бездарно пропадёт, так как нельзя же поделить поровну трудолюбие, ответственность, таланты. Мир этот только и суще- ствует за счёт неравенства и кто-то из более богатых может содержать силовые структуры, строить жилища, заниматься пе- ревозками и прочими глобальными производствами. Беда в том, что жадность не знает предела и умноженное вдвое снова нужно удваивать, и так до смертного часа. А душа у этого трудолюбца только одна и выкупа за неё он не даст. Есть миллион? Нужно иметь миллиард, а миллиарды уже труднее добывать, чем милли- он, и тому тоже нет предела. Вот сколько богатых миллиардеров в мире. Но есть ли среди них христиане, истинно верующие? Думаю, что это очень трудный вопрос.

«Всего в 2006 г. в мире, согласно «Форбс» было 946 миллиар- деров. Из них англосаксов – 255, то есть 27%.; всего же англо-

саксов в мире ок. 125 миллионов человек, т.е. менее 2% населе- ния земли. На втором месте – евреи – 196 миллиардеров, т.е. больше 20%. Евреев же всего около 16 миллионов человек на земле, т.е. 0,25% от жителей земли. Китайцы – 72 миллиардера, т.е. 7,6% от общего числа. Китайцев в мире примерно 1.400.000.000 человек, т.е. свыше 22,5%. На четвёртом месте – немцы – 70 миллиардеров на 160 миллионов человек. Пятое и шестое место занимают индусы и арабы – по 39 миллиардеров; на седьмом месте – русские. Среди 53 российских миллиардеров

– 13 евреев,, по 2 узбека и азербайджанцу, по 1 – греку, чеченецу, ингушу, украинецу, башкиру, лезгину. Ещё 1 русский есть в США. Всего русских 31 миллиардер - 3,2% от общего числа. Доля русских в мире – 149 миллионов человек – 2.2% от общего числа людей на земном шаре». «Еврейское слово». Пр.23:4

«Не заботься о том, чтобы нажить богатство; оставь та- кие мысли твои». Ис.5:8 – «Горе вам, прибавляющие дом к дому, присоединяющие поле к полю, так что [другим] не остается места, как будто вы одни поселены на земле».


«Богат ли я в сравнении с собою Вчерашним, послезавтрашним, в конце?» – Так рассуждаю, будто бы нас двое,

Один миллиардер и сзади мой прицеп. Что загрузил не к зависти соседа,

Чем обеспечено потомство не в погибель, И есть ли цель? С утра к потере еду,

Себя в конце, чтоб смертно не обидеть?

В глазах людей я, может, голытьба, Им неприятны все мои заплаты,

Не захотят со мной мой суп хлебать, До тошноты им видеть мои «лапти»?

А я смотрю на их машины-зверство, И про себя смеюсь я над собой:

«Богатство там, к чему склонилось сердце, За что готов вступить в неравный бой».

В обыденном, в житейском мой багаж Вполне достаточен не сгинуть с голодухи. И в нищете пожизненный мой стаж,

Не с голоду моим мозолям пухнуть. Без зависти друзьями окружён,

Любовью братьев и сестёр загружен. Не Соломон, но столько рядом жён,

Теснятся за столом, я им сготовил ужин.

Миллиардер и олигарх беднее

Не в сотни, в тысячи большущих крат, Когда духовное сравнение применим – Здесь, за столом, Сам Иисус мне Брат.

Могу ли жаловаться, будучи богат,

Молитвой благодарности и воздух здесь напичкан?! Жемчужины такие чтоб собрать,

Знакомился с пророками, с Апостолами лично.

Богат ли я с Матфеем двадцать пять, Готов ли ревизировать достаток?

На ужин каждый день успеть бы мне собрать

Всех тех, кто не успел в мошну нахапать. 30.04.07. ИгЛа


Вопрос 3438: Вы не раз упоминали о трудах Зои Крахмальнико- вой. А в личной беседе, какой она представала?

Ответ: О Зое Александровне я писал в книгах «...открытым оком» т.2 вопрос – 886; т.3 – 1103; т.5 – 1495; т.9 – 2266, 2287, 2291; т.11 – 2459; т.17 – 3110. (т.12 – стр.432; т.18 –

стр.396). Хорошая статья была недавно в Алтайской прессе:

«Алтайская правда» 2 апреля 2004 г. стр. 19. «Их слово слы- шали горы». Андрей Лушников. «Последние ссыльные писатели на Алтае. Двое на обломках ледовой эпохи. Поверх барьеров».

«Зою Крахмальникову и Феликса Светова сослали за их право- славные взгляды в Горный Алтай. «Почему вполне благополуч- ные люди в корне меняют взгляды, ломают устоявшуюся жизнь? Ради каких идей они готовы идти в тюрьму и ссылку? Это есть величайшая тайна, на которую мы попытаемся взглянуть через призму судеб Зои Крахмальниковой и Феликса Светова, ставших последними гонимыми христианскими писателями, последними ссыльнопоселенцами на Алтае. Последними в ХХ веке… Биогра- фии наших героев по-житейски вполне благополучны. До опре- делённого момента. Момента обретения Веры. После окончания в 1954 году Литературного института имени Горького Зоя Крах- мальникова работал в издательстве «Советский писатель», в жур- нале «Молодая гвардия», «Литературной газете». В 1968 году она успешно защитила кандидатскую диссертацию в Институте мировой литературы. К сорока годам была известна как автор нескольких литературоведческих книг, многочисленных статей, переведённых книг. В 1971 году её жизнь резко переменилась, она обрела веру в Бога. Отныне каждое её слово было пронизано идеей рождения Отечества через покаяние и христианскую лю-

бовь. Это было замечено, и в 1974 году Зою Александровну уво- лили из Института философии, где она работала старшим науч- ным сотрудником. Но Крахмальникова – как настоящий нео- фит – продолжала выступать в печати и самиздате на религиоз- ные темы. Полноту самораскрытия Зоя Крахмальникова достиг- ла в самиздатовском христианском сборнике «Надежда», кото- рый она начала издавать с группой единомышленников в 1976 году.

После того, как власть стала душить «Надежду» в России, тексты статей Крахмальникова стала переправлять на Запад, где сборник печатался в известном антисоветском издательстве «По- сев». Понимая, какой общественный резонанс вызывает «Надеж- да» и какого масштаба личность стоит у её основания, власть не щадила авторов сборника. Посильную «помощь» богоборческой власти оказывали в то время и друзья-писатели. Один из «дру- зей», ныне доктор филологических наук Нарьега Этуаль, в одном из интервью не без гордости вспоминал, как они вместе с писате- лями Бенедиктом Сарновым и Станиславлом Рассадиным про- никнув в квартиру Крахмальниковой и Светова, изорвали и спу- стили в унитаз все их рукописи, штук пятнадцать карманных Библий и пятитомник «Добротолюбия». 4 августа 1982 года Зоя Александровна была арестована, у неё изъяли черновики религиозных и литературоведческих статей, а также только на- чатый роман «Побег». В течение восьми месяцев в Лефортово пытались сломить её волю и принудить признаться в «антисо- ветчине», но Крахмальникова держалась стойко. 1 марта 1983 года в Москве состоялся показательный процесс, на котором её судили за «антисоветскую агитацию и пропаганду в целях под- рыва советского строя». Ей присудили год «строгих» лагерей и пять лет ссылки. От этапа к этапу Зоя Александровна прибли- жалась к месту ссылки. Алтайский край, Горно-Алтайская авто- номная область, село Усть-Кан, село Усть-Кокса – на конвертах дочери Зое Световой стояли эти адреса. Через два года ссылки Крахмальникову перевели в Усть-Коксу. Сюда в скором времени прибыл и её муж, писатель и правозащитник Феликс Светов. В ссылку. В Усть-Кане Зою Александровну поселили в старом ба- раке, в котором жили строительные рабочие: ни воды, ни туале- та, большая печь посреди пустой комнаты, пол проваливался под ногами. «Под него уходили умирать кошки», - вспоминала она. Но это не смущало писательницу. Она уже обтёрлась в Лефорто- во и на этапах. Важно было то, что она была одна. В первые же дни на Алтае она начала восстанавливать «Лефортовские запи-

си», которые вела в тюрьме. В тетрадях были записи из неиздан- ной «Надежды». Пока «Надежда» была её «уголовным делом», она пользовалась её текстами. Выписывала их и уносила в каме- ру. Перед этапом у неё забрали все тетради.

Теперь в Алтайской глуши она восстанавливала по памяти свои записи. Она сворачивала свои «крамольные записки в руло- ны, запечатывала в банки и, сдвигая доски, прятала под полом барака. Однажды к ней пришли с обыском. Вновь, как и в Моск- ве, следователь листал её книги, тетради, подшивки газет. Но лефортовских рукописей так и не нашёл. После этого Крахмаль- никова стала прятать свой клад в ржавой водосточной трубе за бараком. Но когда её неожиданно перевели в Усть-Коксу, клад был утрачен. Благо, что наученная постоянными обысками Крах- мальникова всегда делала две копии любых своих записей. Ту, вторую копию её лефортовского дневника удалось переслать с Алтая в Москву. В марте 1987 года, как явствует из письма Крахмальниковой, в Горно-Алтайске ей и Светову предложили сделку: отпустим, если вы подпишитесь под тем, что не будете нарушать закон. То есть им надо было отказаться от веры. Но религиозные писатели отвергли это предложение. Однако време- на уже круто менялись, горбачёвская перестройка косвенно нача- ла признавать христианство. Родилось даже чудовищное поня- тие: «православный коммунист». В начале июля 1987 года Крах- мальниковой и Светову было позволено оставить ссылку и вер- нуться домой. Они вернулись в Москву 17 июля 1987 года. Светов умер от сердечного приступа 2 сентября 2002 года на семьдесят пятом году жизни. Зое Александровне сейчас семьде- сят пять лет, она часто болеет и не может общаться с журналис- тами. Её дочь в нашей электронной переписке поблагодарила за интерес к её семье, пригласила в гости в Москву и ответила на все интересующие нас вопросы. Огромная ей за то благодарность».


Бесед с Зоей Александровной у меня было несколько. 18. 02.1990 г. у неё на квартире была следующая беседа, от которой сохрани- лась только вот эта её часть. Остальные магнитофонные записи, похоже, бесследно исчезли после пожара, которой был устроен в моей квартире недругами. Запись без начала и без окончания. Я всегда во всех поездках был с магнитофоном.

...Игумен Кирилл (Сахаров)… Я не хотел бы, чтобы осталось такое впечатление у вас, что я, так сказать, как бы вступаю с вами в какую-то дискуссию или пытаюсь вас как-то в чём-то переубедить, вовсе нет. Во-первых, я не догматизирую свои, так

сказать, позиции, я понимаю, что я продукт общества, определён- ной системы, определённой структуры; поэтому я открыт к при- нятию таких вот каких-то коррективов в свою позицию, в систе- му, так сказать, отношений, вот. И я не знаю, допустим, вот конк- ретный пример, я всё-таки настаиваю на том, что мне лучше кажется, выразиться так лучше, что, в общем-то, комплексный подход иногда бывает необходим. Вот, допустим, к примеру, с Игнатием Тихоновичем, я вовсе не отвергаю, так сказать, его путь. Это тоже необходимо, так сказать, даже необходимо, несом- ненно, да, вот такое свидетельство огненное, да. Для наших со- временников спящих и до служителей Церкви и так далее. Вот, допустим вы, когда были в Донском (монастыре), там значит, обличение за то, что кресты были на полу, .. такой шум поднял- ся, и кончилось тем, что Вас удалили, так сказать, вернее сказать, строго предупредили, и если, скажем, ещё бы Вы, так сказать, ещё бы раз открыли бы уста для подобных свидетельств в Донском, то, я думаю, кончилось бы и вашим физическим удалением из обители, из этого храма. А скажем, вот этот вопрос же, можно было решить очень просто. И я, так сказать, не подошёл к реше- нию этого вопроса, но думаю, что это очень реально. Просто, так сказать, мне лучше, так сказать, подойти, сказать в подходящую минуту к настоятелю, к о. Даниилу и просто так с ним спокойно поговорить, вот. И думаю, что он отзовётся, как это было и рань- ше неоднократно. И, в общем-то, вот так вот размышляя, вот, результат достигнут, да. Очень коротким путём, да. И, в общем- то, я, так сказать, остался на этом месте, в служении, вот. Служба продолжается, литургия продолжается, так сказать, продолжает- ся проповедь. Вот и вопрос решён, да. То есть бывает иногда так вот нужно анализировать ситуацию. И разные есть пути её ре- шения. Не только один путь такой – обличение, так сказать, и такой прямолинейный. Возьмите, так сказать, древнюю Церковь. Киприан Карфогенский, он мог пострадать, как и многие другие, вот, когда были гонения, он удалился в пустыню, где был три года, чтобы, так сказать, там, потом после гонений быть с па- ствой, вот. И выйдя оттуда, после гонений, опять же сохранил себя как епископа для паствы. И возьмите наших епископов Зарубежной Церкви. Они тоже могли остаться с паствой, а здесь, и, как сотни других епископов, пострадать, пролить кровь. Они вместе с паствой отправились в зарубежье, чтобы там сохранить Церковь Русскую, там свидетельствовать о православии не толь- ко для этих русских людей, но и для людей тех стран, где они будут жить. (Многократное повторение слов-паразитов, в даль-

нейшем опускаем, «так сказать»).

Зоя Крахмальникова: Если бы были у нас сейчас те времена, Киприана Карфогенского, той Церкви, то все те, которые в эти гонения молчали, были бы отлучены от Церкви на 12 лет. Вы помните, какие были правила древней Церкви? Что исповедники, они давали разрешение (ходатайства за падших в гонениях), а все, которые не были исповедниками на то время, они считались падшими. Понимаете? Так, что мы, к сожалению, очень далеко ушли от тех времён, в которые жил епископ Киприан. Священ- номученик он? Да, он принял мученичество. Конечно, мы надеем- ся, что Бог пошлёт нам силы, но если мы не будем совместно действовать, не будет у нас единомыслия, то нам будет очень трудно, и вам, и нам. И духовенству, которое сейчас как-то чув- ствует необходимость разговаривать об истине, и нам, которые пережили какие-то страдания, переживают это, нужно находить какие-то формы.

Александр Нежный (писатель): К Феликсу Григорьевичу (мужу Зои Александровны) у меня вопрос. Вы говорили о той женщине, которая говорила про татарское иго, а чтобы, допустим, несостоятельность такого возражения сейчас здесь открыть, мо- жет быть, вы скажете, на каком уровне татарская орда могла вмешиваться в Русскую Церковь. Они что, догматику Церкви меняли или ещё что-нибудь там? Ф.Г.: Это просто невежество, видимо, этой женщины. Просто она не знает настоящую исто- рию. В её представлении Церковь спасается именно такого рода компромиссом. Вот она во времена татарского владычества, идя на компромисс с ханом, спасла себя. Она не знает то, что проис- ходило на самом деле. Конечно, татары не вмешивались во внут- реннюю жизнь Церкви, она просто этого не знает. А она перенес- ла на сегодняшнюю ситуацию. Знаете, батюшка, вы, когда гово- рите всё-таки о компромиссах… О.Кир.: Всё-таки, может, я гру- бовато обозначил о необходимости порой компромиссов. Вот ис- тория Игнатия про кресты, что он прокололся с крестами, а мож- но было решить это по-другому, я не понял, о чём идёт речь?

Игнатий Лапкин: Кресты, на которые наступают, а правила канонические запрещают это делать. Там какие-то плиты, захо- ронения с православными и с мальтийскими крестами.

Ф.Г.: В данном случае непосредственное возмущение тем, что человек, который пришёл, увидел это, и я вполне его понимаю. Но понимаете, я думаю, что иногда приходится идти на компро- мисс. Бывает, человек проявляет свой ум, опыт, умение как-то ладить с властями, и добивается чего-то, это очень важно. Но

каждый раз, я думаю, потом он должен воспринимать свой комп- ромисс, ну скажем, как грех, из-за того, что… . Мы часто идём на компромисс, бесконечно идём на компромисс. Но если мы в нём раскаиваемся, Господь нас слышит, а если заранее планируем компромисс, то есть мы уже заранее идём на какую-то ложь: «Я думаю, что это духовно и правильно». Простите, что я вам это говорю. И.Л.: Я хочу пояснения дать к тому, что сказал отец Кирилл. Когда просто, как бы медленным путём, пришли люди, заметили крест не там, убрали, стёрли, никто бы и не знал, ни одно сердце не дрогнуло в этой тине застоя, в какой все и были. Здесь дело в том, что крест, это, может быть, один из десяти- пятнадцати пунктов, которые я подчеркнул, что такого собира- ния в одно место нечистоты, беззакония, как в Донском монас- тыре, я даже и в России и в Сибири нигде не видел. Это только один из маленьких пунктов. Как ведётся безобразно служение, как ведут себя священники, что никакого благоговения к святы- не. Мне показалось, что идёт дурно поставленный спектакль и никакой тут службы нет. А это лишь один из моментов. И, когда собрались в одном месте, с разрешения батюшки стал говорить, то когда о крестах речь шла, то я думаю, не одно сердце дрогнуло не от крестов, а именно о том, в каком состоянии люди находят- ся и не замечают даже этого положения. А если бы тихо, просто убрать кресты, ничего другого не затронув, не показав об этом ревности и скорби, а это уже передаётся всем нашим внутренни- ми переживаниями. Это всё-таки, как сегодняшними словами сказать, электроволны передаются. Мы напускаем на себя эту ревность или это от скорби сердца – это очень важно. Так что убрать, просто убрать и убрать от того, что когда мы видим, что это пренебрежение к Слову Божьему, пренебрежение к канонам и от этого получается всё, то результат совершенно другой. Кре- сты уберут, но они понимают, что не убраны ещё те 14 пунктов, о которых попутно говорилось. А если бы медленным путём уби- рать, то этого никогда не сделать.

О.Кир.: Очень много происходит от незнания. И, я повторяюсь, что не ставлю под сомнение Ваш путь, так сказать, специфичес- кий путь, служение народу Божию, служение Церкви. Но я про- сто говорю, что мне кажется, что есть разные пути. И можно по- разному подойти. Вот в силу каких-то особенностей личности один может обличением, другой - кропотливым ежедневным тру- дом и так далее. То есть мы как-то, может быть, где-то в этом друг друга взаимодополняем. Но то, что вы выразились, что в Донском такие безобразия... Иногда бывает, вы вот сказали о

священниках неблагоговейных. Допустим, кто служил тогда, когда Вы были у нас? Отец Иоанн, который очень благоговейный свя- щенник и очень такой глубоко верующий и церковный, право- славный человек, но будучи рукоположенным в 50 лет, после дипломатической работы и светской жизни, естественно, это опы- том замечено, кто после 40 лет рукополагается, тот с трудом входит в церковную богослужебную стихию. Поэтому это просто, так сказать, от недостатка опыта, от такого неумения. Но лично он к этому стремится, он хочет совершенствоваться в этом смыс- ле. Но пока это у него не очень получается. То же самое дьякон, который был несколько дней назад рукоположенный, тоже в по- зднем возрасте. Он тоже человек очень благоговейный сам по себе. Но опять же в силу малого опыта,выходило у него плохо- вато богослужение. Поэтому мы иногда не знаем подоплёку и всю глубину ситуации и иногда, бывает, поспешно выносим своё решение, заявляем о своём впечатлении.

И.Л.: Это между делом только коснулось, а дело вот в чём. Когда Зоя Александровна сказала, в каком возрасте пришла к Богу (в 40 лет, кажется, сказали?), я сразу подумал, а у меня уже сложившееся мнение, и я думаю, и в этом мы с ней сошлись. И припомнил, во сколько лет пришёл Апостол Павел, в Савла обра- щение было, как совершилось у Августина и у других. Вот это-то и важно, что из таковых-то и получаются сегодня светильники, которые с детства не пропитаны вот этим, что у нас называют бабушкиной верой, и по наследству она им досталась. Он сам встречи со Христом не имел, не пережил, не знает, и вот такие приходят потом в семинарию, их переделать абсолютно невоз- можно – весь сосуд пропитан дёгтем, в нём мёд уже абсолютно невозможно хранить. Он до конца, до самой верхней молекулы пропитан. А приходят, когда в возрасте, теперь вывод другой у нас напрашивается, и мы это на самом деле видим. Вот пришёл в православие Генрих Фаст - он в моём доме обратился. Был преподавателем Томского университета, по национальности не- мец. Сейчас трудится в Енисейске, быть может, один из лучших священников в России. Сейчас он в академии уже учится. Когда он пришёл в епархию, то отец Александр Пивоваров был тогда (это ещё до его сидки) секретарём. И он за место архиерея собрал почти всю епархию. А потом вызвал Геннадия (имя, принятое им в святом крещении). Он только, кажется, принял крещение в Томске в полное троекратное погружение, и говорит ему: «Вот Вы новый человек здесь, Вы менонит, руководитель баптистского кружка были, скажите, что в православии Вам не понравилось и

что не сходится со Словом Божиим?». Мне дважды приходилось в жизни такой вопрос слышать. И я на первый вздох ответил:

«Это дерево будет расти». Вот мы с тобой встретились сейчас. Твоё видение меня, как-то трудно это высказать, а вот именно о той организации, когда ты не пропитан ею, а всё время ты на Евангелии воспитывался. И Геннадий-Генрих стал говорить. О. Александр дал ему право, говорит ему: «Говори всё, ничего не скрывай». Пастыри сидели так, что некоторым показалось, что начался Суд Божий. Вот такое впечатление после беседы, как мне потом передали, потому что искренние люди были, они не знали выхода. Мы сейчас ищем выход из более трудного поло- жения. Понятно, что где Евангелия нет, там и возрождения нет. Когда Геннадий Фаст кончил говорить, то у людей можно было спрашивать, верующие они или неверующие? Заново начинать всё, весь путь, с первого кирпичика. Ничего не осталось от пре- жней самоуверенности. О. Александр говорит: «Вот так. Все язы- ки мы изучили: и греческий, и славянский, а не знаем одного – Евангельского языка. Встречи разные имели, богатство достигли, но одного Христа не имеем и не знаем». О.Александр - кандидат богословских наук. Нам часто необходимо, видимо, встречаться с людьми, которые пришли в позднем возрасте, которые правосла- вием не пропитаны были, этим запахом отступления, болота, в котором мы сейчас оказались. А это откуда? Деды оставили нам. Если бы мы воспитывались вместе с Соловецкими узниками, у нас бы, наверное, другой запал был. А мы вот так приходили, уходили, эти нечистые свечи ставили. В конце концов вот что из нас и получилось. Ни крещения настоящего, ни полного покая- ния, ни тайной исповеди. У нас ничего настоящего нет. Я уже не

говорю о глубинных вопросах, о которых беседуем.

З.К. Я хочу уточнить одну вещь. У нас есть несколько таких штампов православных, которыми мы уходим от Евангелия. На- пример, если кого-нибудь начинаешь обличать – это значит суд. Нужно, значит, смиряться. Все те смыслы православные, в кото- рых вмещена необычайная красота духовной жизни, они искаже- ны сатаной, и это действительно так. Я тоже эту цитату почти всегда привожу: Иоан.8:44 «Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит своё, ибо он лжец и отец лжи». Кто-то когда-то написал, что диавол – это обезьяна Бога, что он украл язык у Бога. Он, конечно, не украл язык у Бога. Это мы пользуемся его лжеязыком, лжехристианством, и мы этим пользу-

емся для успокоения себя. Дело в том, что существует очень жёсткие вещи. Господь есть любовь. И Он нас так любит нич- тожных, и в общем это для нас для всех очевидно. Но Он и очень строг, Он очень ревнив. Мы всё время слышим у библейс- ких пророков о ревности Господней, мы слышим, что это огонь, поедающий всякую ложь, огонь, поедающий всякую неправду. Отцы всегда свидетельствуют, что наступает момент, когда уже вернуться невозможно. И поэтому нужно иметь страх Божий. Есть у нас одна такая ходячая фраза: «Вот мы не знаем, может быть, он покается, может быть, он перед смертью покается, может быть что-то». Этого мы действительно не знаем. Человек – это тайна Бога. Но существует та точка, та роковая точка, с которой вернуться уже нельзя. Каждый из нас должен бояться этого. Вернуться нельзя! Я думала раньше, что наступит время, когда иерархи Церкви и духовенство сегодня получат возможность по- каяться. Но мы видим, что они не только не собираются каяться, но они и не призывают к покаянию. И когда я была в доме одного священника в Германии, то мне матушка со слезами ска- зала: «Мы всё ждём, когда же объявят у нас День национального покаяния, когда будут звонить колокола во всех храмах, когда призовут весь народ на колени, чтобы все плакали. Неужели этого не будет?» Она плачет, и я с ней плачу. Ничего похожего! Вы посмотрите на самодовольство нашего духовенства, на весь арсенал их заградительных терминов. Они все довольны. Высту- пает по телевизору митрополит Ювенналий. В это время в Гру- зии идёт расстрел православных. Что он рассказывает? Он ворку- ет о том, как нужно кушать яички на Пасху. Это страстная седмица. Я в ужасе от этого! «Сколько дней можно держать крашеные яйца?» У тебя есть трибуна, у тебя есть амвон! Или не выходи, или скажи вообще, что происходит сегодня! Что такое страстная седмица, расскажи. И каждый раз, когда мы сталкива- емся вот с этой ложью, она невероятно ранит нас. Речь о том, что будет произнесено какое-то покаяние, уже мы не можем на это надеяться. Они не собираются этого сделать, потому что после- дний собор архиерейский, эта канонизация святейшего патриар- ха Тихона доказала нам, что это ситуация такова, что хуже ду- ховно не возможна, понимаете. Значит, нужно исходить из того, что мы наказаны такой вот ситуацией. И нужно её нам очень чётко определить и дальше думать, как нам быть.

Валентина Романовна Дудина (бывший преподаватель инсти- тута, коммунист): Известно, что Церковь – это духовная лечеб- ница. И если не установить диагноза, то как и лечить болезни?

Мы сегодня здесь говорим о двух болезнях. Первая болезнь – это болезнь всего православия, что произошла измена Правосла- вию, измена Христу. И вторая болезнь, которая произошла у нас от советского образа жизни, и здесь, как ни печально, придётся даже из театрального репертуара привести слова: «Я тоже с выс- шим, я тоже нахамить могу». То есть я тоже советский, у меня такая же хамская культура. И поэтому мы, став христианами, мы не научились культуре христианского общения. Как выб- рать, когда, как и что сказать, чтобы человека не оскорбить, не обидеть. Не оттолкнуть, а помочь ему в этом исправиться. Но мы должны знать и ту болезнь, и другую, и лечиться от той и от другой. Вот потому мы здесь много говорим о частностях и дета- лях. И не редко это у нас сводится к оправданиям простого прямого случая. Мы здесь собрались для того, чтобы в себе са- мих определиться: что происходит, какое моё место, что я могу на этом месте сделать, как я сам должен измениться? Что я сегодня могу сделать для того, чтобы вот эти две болезни, они во мне умирали и рядом со мной они умирали? И для этого нужно изыскивать способы, формы, пути, контакты и возможности, и ситуации, как я буду себя вести, где я буду черпать силы, с кем я буду входить в контакт, и для того, чтобы это изжить, во-первых, в себе.

И.Л.: Маленькая вот здесь вставка – хотелось сказать, что православный народ, заморенный в самом буквальном смысле бездеятельностью, вот этой индифферентностью православия со- ветского, православных советских священников, он не знает го- лоса Божия. Вот в этом самом ужасном положении мы сегодня стоим, такие, какие есть. Люди не знают, что им говорится. Что угодно батюшка скажет, ему тотчас в ответ: «Спаси, Христос». Язык Библии вообще людям неизвестный. Даже одно такое вы- ражение, которое я часто повторяю. Один человек пришёл в наш храм, посмотрел и говорит, что если бы Апостол Павел зашёл сюда и посмотрел, то он бы спросил: «Какой веры люди стоят у нас в православных храмах?» Вот до сего ужаса нам нужно дойти когда-то и понять, куда мы зашли, что делается с нами, что Церковь сохраняется совсем в невидимом где-то виде. Еванге- лие – это, можно сказать, самая презренная и не где-то, а в Церк- ви книга. Совсем его не знают. Мы пытались на русском языке в церковной ограде открыть Евангелие и читать. Настоятель видит, сразу же: «Закрыть, не читать!» А газету «Известия» хоть целый день читай, ничего не будет. Такое положение реальное на самом деле, с которым мы не раз встречались. Каким языком

выражаться? Я вспоминаю житие Викентия. Когда их вызвали на допрос, то епископ думал пойти на какой-то компромисс и тихим голосом отвечал так кротко, что может как-то ещё обой- дётся. В присутствии епископа вроде и не положено говорить и диакон молчал, молчал и говорит: «Владыка святой, ну что ты этому псу так отвечаешь?» Уже, кажется, вызревало к тому, что может быть, сейчас по телевидению покажут да и домой пойду уже. Всё испорчено. И мигом все мосты сжёг: «Ты ему отвечай так, чтобы перед ним горела геенна уже сейчас, может быть, он покается здесь. Этот нечестивый лает на истину Христову!» - «А ты кто такой, негодяй молодой, так ты с правителем разговарива- ешь?» «Я тот, которого избрал Христос, я – воин Его!» - «Казнить обоих!». Епископ, может, никогда не был бы мучеником, но имя его уже где-то сзади стоит. И вдруг диакон Викентий оказался на первом месте. Меня сильно трогает это житие (11 ноября, 304 г.). Ф.Г.: Я вот о чём хотел сказать. Что Зоя сказала, я не совсем, может быть, понял её. Она говорит, что время покаяния упуще- но. Я думаю, что оно никогда, наверное, не может быть, упущено. Просто досадно, что до сих пор это не происходит. И я хотел вспомнить, Игнатий, вот замечательная история была у нас с прославлением митрополита Филиппа Колычева. Когда при Алексее Михайловиче возвращали его мощи, я читал в книге Федотова есть потрясающее письмо Алексея Михайловича (там его переписка с кем-то, я уже не помню) он принёс покаяние за весь русский народ, за Русскую Церковь, за землю Русскую перед

памятью замученного. З.К.: То есть они были мёртвы уже? Ф.Г.: Да. З.К.: Я говорю о тех, которые живы. Ф.Г.: Нет, пого-

ди, здесь как раз речь о том, что есть пример потрясающий, тради- ционный в русской истории. Помазанник Божий приносит пока- яние за всю Русскую землю. И весь народ кается. На коленях встречали мощи митрополита, чудеса вокруг происходили. Вот это настоящее православное отношение ко греху своему, нацио- нальному греху, собственному греху и так далее. Личная ответ- ственность, общая ответственность. Вот что необходимо. Это же не форма какая-то, традиционная форма всего лишь. Это же речь идёт о том, что вся душа переворачивается у целого народа. И тогда что-то может произойти.

Зоя Крахм.: Дело в том, что покаяние – это дар Божий. Пони- маешь, покаяния может и не быть. Вот митрополит Сергий, он был обновленцем, он покаялся. Но как сказал о нём старец Нектарий Оптинский: он покаялся-то, покаялся, но яд в нём остался. Понимаешь, покаяние – не формальная вещь. Покая-

ние – это есть дар Божий, который меняет человека и душа его начинает износить плоды этого покаяния. Мы этого не видим. Мы можем свидетельствовать, что, поскольку нарушена была ка- ноничность, поскольку Дух Святой был оскорблён, было совер- шено поругание священного сана этими людьми, то они сами себя отторгли от Христа. Христос не даёт им покаяния. Пони- маете? Иначе по нашим молитвам, по нашим страданиям мы должны были увидеть, что эти люди сегодня, когда начинает ка- яться даже партия, в каких-то вещах признаёт свои недостатки, и только церковная иерархия, как Папа Римский, считает себя непогрешимой. Только духовенство молчит. Никто из них не может уже покаяться, они уже лишены этого дара. Если бы это было не так, то мы бы стали свидетелями всенародного их пока- яния. Они прекрасно это всё знают, они знают, о чём мы гово- рим. Это азбука. Значит, ты говоришь о том покаянии, которое было произнесено после того, как ушли из жизни те епископы, которые срывали за священномученика митрополита Филиппа ризы? Они ушли из жизни, кто-то потом покаялся. Речь идёт о том, что мы сегодня находимся тогда, когда на седалище Моисее- вом сели книжники и фарисеи. Они учат народ тому, что они сами не выполняют. Кроме того, мы знаем о бесконечных нару- шениях, которые у них идут: о мафиозности, о коррупции, о раз- врате, о том, что они женаты. Мы это всё знаем. Хорошо, личные грехи мы, конечно, не можем судить. И вообще мы не можем ничего судить. Но это в общем, немощи у всех могут быть. Это что? Это же следствие одной и той же духовной позиции. Гово- рит ли об этом духовенство? Они всё скрывают. Да позвольте, знаете ли вы о наречении во епископы Гавриила Стебличенко. Это уже перестроечный сюжет, самый настоящий. Как нарекают- ся в епископы? Самые нужные советской власти это те, которые занимались мордобитием, которые издевались над монахами, ко- торые вообще занимались коррупцией и так далее, и так далее. И, несмотря на то, что даже епископы, которые все как-то, в об- щем-то, так сказать, назначены теми же властями и они возра- жали. Но патриарх сказал, внешние настаивали, и его нарекли во епископы. Но это сегодня.

И.Т: Я хотел тут небольшое пояснение дать, о чём вы сказали сейчас. И так как жития мне на десять раз пришлось пройти, составляя на них симфонии, то они свежи в памяти. Дело в том, что когда Алексей Михайлович решил перенести мощи, то он принёс покаяние за деда, который был лют чрезмерно и просил простить его, но не за епископов. За епископов покаяния там не

было. Подобный случай второй раз, только раньше он совершил- ся. Когда решили перенести мощи трясущийся в гробу императ- рицы Евдоксии, и переносил Феодосий младший, то он покаяние принёс за мать, но не за епископов, которые тогда терзали, кото- рые мучили, предавали Иоанна Златоуста; это тоже очень важ- ный момент, кто за кого может приносить покаяние. Можно за предка своего, который в неумеренной лютости что-то сделал злое. Но епископский грех, он превышает всё, что есть на Земле, пото- му что у них власть выше царской. Златоуст очень хорошо это описывает, что священнику дана такая власть – оживлять. А царю – только умерщвлять. Вот в этом и весь смысл. И когда я прослушал, как выступают перед зарубежными корреспондента- ми Ювенналий и Филарет про отца Глеба Якунина, как издева- ются они. «Вот ты согрешил, теперь больше не греши». Их ин- тонация, издёвка, - только на плёнке прослушать можно. Когда я выслушал, то была физическая тошнота. Сказал, что даже в одной камере не захотел бы быть с ними. З.К.: По законам времён Киприана Карфагенского они считаются падшими и дол- жны быть отлучены вообще от Церкви, потому что отец Глеб был исповедником, а они его сейчас считают за грешника. Вот как всё абсолютно сместилось. Сейчас мы уже считаемся пре- ступниками, с их точки зрения.

И.Т.: «Вестник Христианской Общественности» №11, за 1988 год. Когда я приехал после освобождения к матери, как там написано, и меня первым посетил священник, который против меня раньше говорил в Церкви: «Туда не ходите, они сектанты, они отлучённые», - и ещё что-то такое. Пока я был в тюрьме, он всё это осознал. Я был выслан в город Жинотас, в лагерь смерти, там его называли, в Джамбульской области. И он говорит: я получил Ваш адрес, но не ответил из-за трусости (о.Владимир Цветков. Он психологический факультет окончил в Питере, и сейчас там рядом служит). И вот он первый ко мне приехал, где я у матери был, за 30 км. от города Фрунзе. И когда четвёртый раз приехал, то его уже предупредили в КГБ, сказавши: ты три раза был у Игнатия. А он приехал и первым делом попросил прощения, что выступал когда-то в храме. И когда стали гово- рить, то он встал и сказал, что больше этого не будет в храме. Вышел перед народом, и за ним потянулся ещё один – иеромо- нах Леонид (Грошев). И они сказали: приносим перед вами, люди, покаяние, что мы более любили мамону, более искали чести себе, чем Богу и делали страшный грех, когда не сверяли свои слова со Словом Божиим. Полностью во всём приносим покаяние

перед народом». О.Владимир сказал: «Я не достоин называться христианином, а не то, чтобы быть у вас священником. И ныне, если вы не будете нас приглашать к себе, нее будете обращаться с вопросами, чтобы нам знать нужду каждого человека, то вы по- несёте с сегодняшнего дня ответственность сами». И сразу нача- лись внецерковные собрания, построили купель, всех переписали, кто нуждается, каждому, чтобы Евангелие переписали. Мгновен- но вошла жизнь. И тогда этот лев Стебличенко присланный, сразу обоих запретил Куда кого только мог. Епископ задавил. Палачество идёт оттуда. Мы не можем понять до конца, что это такое. Никакой Юлиан Отступник не смог того сделать, что сде- лали за эти годы с нами епископы. Самый настоящий сатанизм. З.К.: А почему духовенство не выступает против епископов?

Потому что они связаны, понимаете. Епископы дали им хирото- нию. Они не понимают, что Дух Святой даёт хиротонию, а не епископы. Блаженный Августин говорит, что до тех пор, пока не становится известным грех епископата, грех епископов, которые изменяют истине или становятся недостойными, они могут ещё, в общем, для народа быть как бы проводниками устроенными, но тогда. Мы сейчас поставлены в такую ситуацию. Сейчас власти сами рассказали, что они их назначали. Уже этого скрыть нельзя. Не только мы, но будут все об этом говорить. Значит, все, кото- рые были рукоположены, они все нарушили каноны Церкви, и, кроме того, они сами пошли добровольно на поругание священ- ного сана. А священники, которых они рукоположили, должны точно это знать. Понимаете, нужно прибегать к Духу Святому, к покаянию. На самом деле действует Дух Святой, Его любовь божественная, а не люди. Нельзя быть лицеприятными. Мало того, что он епископ. Мы, наоборот, призваны к тому, чтобы это говорить. И.Л.: Как вот сейчас вопрос стоит о покаянии священ- ников перед народом и, может быть, стоит говорить не только о своих упущениях собственных, а взять выше. То есть что патри- арх Тихон призывал к трёхдневному ниневитянскому покаянию в посте и молитве, не стоит ли и сегодня начать говорить об этом, чтобы народ дрогнул и начали всюду эту весть нести. И каким- то образом донести всё-таки это до сердец людей. Нужно всеоб- щее покаяние. Во-первых, и за отцов, что они допустили, и за то, что сегодня делается. Я совершенно согласен, что в священстве произошёл процесс необратимый. Глаза будут открываться у на- рода. Или иерархия уйдёт.., а она не уйдёт. И относительно покаяния действительно существует черта, за которой нет пока- яния. Я всё время размышляю об этом: «Видимо, перешли они

всё-таки эту черту, потому что такую возможность упускают. И сегодня иерархия прилагает колоссальнейшие усилия на то, что- бы задавить всякую живую мысль, проявление жизни. Это глу- шители не просто жизни, а Духа Святого. Столько сил ими по- лагается, чтобы душа не возродилась. Ко всякого рода клеветам прибегают, к самому репрессивному аппарату: задавить, оклеве- тать в печати, где угодно. Это я на себе сейчас испытываю. Мо- жет быть, будут открыты здесь приходы Зарубежной Церкви. То, что люди будут туда переходить, это естественно и понятно. Так сегодня люди подходят, а у нас многие пришли бывшие истинно православными христианами и другие мне пишут и ищут связи с ними. Я готовлю сейчас материал – записку в синод. Решил ещё пройти все семь вселенских соборов, выписать все правила, кото- рые нарушаются. Примерно 57% всех правил решительно нару- шаются и притом без всякой нужды. Соблюдается то, что защи- щает власть епископа, насчёт этого строго. Есть правила времен- ного пользования (они были в первом веке, потом кончились) конкретно к личности с названием его имени. Так вот, есть там благодать сегодня или нет? Стоит ли ходить причащаться туда или нет? Имеем ли мы такого старца или откровение свыше, чтобы чётко, конкретно сказать: вот момент или вот, он будет этот момент, когда ходить в храмы Московской патриархии уже абсолютно незачем.

З.К.: Я могу только сказать, что ходить в нашу церковь, в Сергианскую, нужно. Это моя личная позиция, и я считаю, что мне после моей статьи несколько раз предлагали перейти в ката- комбную Церковь. Звонил мне настойчиво один человек, просил встречи и сказал: Вы вот пишете «Горькие плоды сладкого пле- на», так идите к нам, мы Вам откроем двери катакомб. Я сказа- ла: «Нет! Я отсюда не уйду, пусть они уходят!» На чём базирует- ся эта фраза, на чём базируется моё мнение? Я считаю так, что Церковь выше епископов и не принадлежит этим епископам. Она принадлежит тем, кто любит Христа, кто верит во Христа, кто в ней крещён и кто в ней живёт. Кто ею живёт и кто живёт в этой церкви. Для меня утратить Церковь и перейти куда-то вот сейчас, в данную минуту невозможно. Я ищу Христа здесь. И если Ему будет угодно, то я Его обрету. И почему бы я ещё не пошла в катакомбную церковь? Ну потому, что они сидят в ката- комбах, а мы живём открыто. Мы должны открыто бороться за истину. Для меня это послушание святой Церкви. Я считаю так, что если нас несколько, мы упадём, то обязательно придут дру- гие. Это не иссякнет. Послушание святой Церкви нам заповеда-

но так же как послушание Христу. Христос – глава Церкви, мы хотим быть членами Его Тела, мы должны остаться.

Здесь наша родина, здесь наши братья, сёстры во Христе. Пока мы не можем отсюда уходить. Что касается Зарубежной Церкви? Значит, так: я бывала там в монастырях, разговаривала с духо- венством, встречалась с епископами. Они живут как бы в России, они любят Россию, они сохранили Россию 19-го века. Но они не знают Россию 20-го века, они нас не знают. Я написала одному иерарху: «Вы нас не балуйте, мы не достойны этого». Они нас балуют, они нас встречают с какой-то нежностью, любовью. Каж- дого человека, который приезжает туда, кто бы он ни был, они их всех принимают. Это просто страшная ностальгия и любовь к России. И они хотят возвратиться, но они не вернутся сюда. Они не вернутся, потому что они прожили другую жизнь. Это, в об- щем, наша единая Церковь, но они живут другой жизнью. Они нас очень любят, и всё. Насколько возможны здесь зарубежные приходы? Я сама об этом писала. Приходы возможны, потому что это Церковь одна. Мы догматически вероисповеданием с ними нерушимы. Раскол был произведён, как мне представляется, сер- гианством, и раскольниками являются те, кто стоит на позиции сергианства. Не зарубежные раскольники, потому что они волею Божественных судеб оказались там. Судить ни тех, ни других мы не можем. И тем, и другим было очень тяжело. Те переживали страшные гонения. Да они всё время находятся в гонениях. Человека очень сильно притесняет мир. Мир очень враждебен по отношению к православию, к истине. Значит, они стоят какой-то маленькой такой кучкой. Этот епископат в общем рассеянный по всему миру. Живут по 362-му правилу Тихоновского собора, то есть епископат и епархии имеют самостоятельность, потому что они в разных странах. Иногда только они встречаются, когда у них синоды, архиерейские соборы. Живут они умом в России. Всё, что они создали за это время, вся их литература чрезвычайно богатая, всё это служение России. Все молитвы, весь их плач, всё это направлено к нам сюда, к нашему сердцу.

Можем ли мы с ними сегодня находиться, вот скажем, если бы приехали их священники к нам? Я этого сказать не могу. Не могу. Мне не хватало там России. Там я жить бы не смогла. Жить в их монастырях, в их приходах я бы не смогла. Это моё личное отношение к этому. У нас другой опыт. Для меня лично христианство открылось как огонь. У них другое христианство. То есть то служение очень важно. Я считаю, что это промысли- тельно. Они остались там для того, чтобы могли дать нашей

Церкви то, что мы получим от них. Мы получили только часть. Мы получили канонизацию новомучеников, мы получаем только часть их книг, мы получаем от них молитвы. Но дело канониза- ции было сделано двумя частями Церквей: нашей и той. Здесь, кстати, отец Глеб Якунин очень много трудился над проблемой канонизации. Составляли здесь синодики, жития святых – очень много делала Россия. Она делала это пока в катакомбах. Потом придёт время, люди узнают имена этих людей, которые собирали. И отец Глеб, и те, которые этим занимались, торопили ту часть Зарубежной Церкви, чтобы они провели эту канонизацию. По- этому эта канонизация абсолютна законна. Она совершена была как местное почитание здесь в России. Потом – мученики не обязательно причисляются к лику святых. Первые христиане сразу же причисляли их к лику святых после акта мучениче- ства. То, что наша иерархия отказалась их причислять к лику святых дважды на своих последних соборах с патриархом Тихо- ном, - это лишает меня мысли о том, что они способны покаять- ся в том, что они лжесвидетельствовали, потому что тот, кто лжесвидетельствует о Христе, свидетельствовать о Христе не мо- жет без страшного искупления. Об этом свидетельствует то, что произошло с о. Дмитрием Дудко. То, что он сделал тогда, высту- пив по телевизору и в газете «Известия», не позволило ему даже принести как следует покаяние. Его покаяние было формаль- ным, частичным покаянием и оказалось, что не было такого покаяния и искупления, которое бы дало возможность ему вый- ти опять ко Христу. То, что он написал в «Литературной Рос- сии», – это ужасающе. Это свидетельство того, что покаяться очень трудно. Будут ли приходы? Я думаю, что это зависит от двух частей Церкви: от нашей и Зарубежной. Как это будет совершаться, это будет решаться на каких-то других уровнях. Я не могу, в общем, сейчас сказать об этом, потому что я старалась не участвовать в этих делах, потому что я не могу, у меня нет такого самосознания, при котором я могла бы решать такие проблемы. Я решила для себя, что я не могу быть в какой-либо другой Церкви, кроме Церкви, в которой я сейчас живу. Потому что тогда было бы для меня невероятной потерей, я не могу. Но я думаю, что православная Церковь очень много живёт связью с небесной Церковью. Это восполняет для меня лично близость к святым нашим и к новомученикам, мне помогало в тюрьме очень сильно, в ссылке и сейчас. Я прибегаю к помощи небесной Церк- ви тогда, когда я не могу получить помощь. Это предмет моих скорбей, моих печалей, но у меня нет другого выхода. У нас есть

катакомбные Церкви. У нас катакомбные Церкви очень разроз- нены. У нас есть разные, не признающие друг друга части. Это состояние даже не раскола. Я считаю, что это сергианский рас- кол всё сделал. Сергий расколол православие, и те его сторонни- ки, они раскололи и ослабили православие. Поэтому идеально, в общем-то, что нам предстоит готовить тем, которые будут после нас, – всеправославный собор покаяния. Понимаете, это такая должна быть, в общем, задача. А те живые силы православные, которые останутся живыми, которым Бог даст жизнь, должны готовить вот это единство всеправославное. Я в своих выступле- ниях всё время говорила об этом. Говорила перед паствой кон- стантинопольского патриархата (?), с Карловатской Церковью. До покаяния сергиан они с ними не могут соединиться, понима- ете. Каким это образам будет происходить? Это дело уже, в об- щем, сказать каких-то людей. Я думаю так, что если кто захочет служить здесь под омофором Зарубежной Церкви, сегодня не мо- жет быть препятствий. Вообще, это никогда не может быть пре- пятствием, потому что Церковь выше государственных всяких законов. Церковь не подвластна межюрисдикционным спорам. Как это будут решать? Это должно решать духовенство, еписко- паты той и другой части. Я просто затрудняюсь это сказать.

И. Л.: Уточню ещё немного вопрос в самой детали. Люди спра- шивают, что если антихрист всё-таки воцарится и будет в Церк- ви, а это будет, так когда же всё-таки будет тот момент, и речь уже не об антихристе, приход его подготовительными этапами идёт, когда же прямо можно сказать, что ходить в эти патриар- шие храмы нельзя, причащаться грех, ничего это не даёт? То есть многие считают, что период этот уже прошёл, другие его ожидают, вот-вот он будет. Но если бы кто-то нашёлся, святой какой-то старец и как откровение сказал, что с сегодняшнего дня ходить нельзя и принимать таинства от сергианских священников зап- рещено. З. К.: Я думаю, что Дух Святой – это любовь и Он дышит, где хочет, и Он дышит там, где Его ждут, где Его ищут, где Он нужен. Я не могу себе представить, что огромные массы, жаж- дущих сегодня Христа и истины, могут остаться без Церкви. Для меня этот вопрос невозможен. И.Т.: Но вопросы идут даль- ше, целая серия их. Во-первых, опора на массу. Масса как раз ничего и не решает. З.К.: Масса состоит из личностей. И.Т. Че- тыре пятых людей, которые ничего не смыслят, где лево, где пра- во, как пророку Ионе было сказано, однако таковые впали в ересь арианскую, четыре пятых. И притом патриархи, епископы, все туда перешли, пока какой-то архидьяконишка один не вы-

шел - в будущем известный, как Афанасий Великий. Он их об- личил, и в обратном направлении река потекла. Ну, а те люди, они так ничего и не знали, они думали, что всё нормально. Но это ересь. Ересь, но они причащались, все Таинства были ли действительными? Если сергианство есть ересь и вы это утверж- даете, и с этим я согласен. А те, которые поддерживают сергиан- ство на 100% и защищают его, и почти готовы умереть за него, как есть и сталинисты такие, то как через них таинства, действи- тельны ли они или недействительные? Имеем ли мы какое-то свидетельство, что момент, то есть тот момент, где они перешли грань, и мы видим, он, быть может, уже перейдён и никогда им не покаяться? Не перейден ли тот момент, когда благодать Духа оставила их, и ничего мы уже от таинств не получаем? А людям дано согласно видению Великого Пахомия, как в пропасти мона- хи, и каждому дано своими силами выбираться без всяких на- ставников. Кто-то выйдет, а кто-то и нет. Поднимаются, падают, сталкиваются. Вот это видение было, от чего он в ужас пришёл. Не подошли ли мы к этому? З.К.: Ну, у меня лично нет такого дерзновения об этом свидетельствовать, потому что я лично на своём собственном духовном опыте не могу утверждать, что в этой Церкви нет таинств. Я причащаюсь в этой Церкви, пока я не умру. И.Т.: Вот и я так же причащаюсь здесь и забываю, когда священник в рясе, подошёл епископ, тот, с которым я воюю, как Гедеон: «Когда ты приедешь, Игнатий, обличать меня?» По три-четыре часа, бывает, сидим с ним, и такие случаи были. А вот он в рясе вышел, и я всё забываю, склоняюсь, благословляюсь. И внутренне чувствую радость. А как только отошли отсюда, сразу же со служения, тут же благословляет, идём в дом, и опять снова у нас на ножах пошло. О.Кир.: Что касается, значит, иерархии, то отца Виктора Потапова спросили об отношении к иерархии Московской патриархии Зарубежной Церкви. Он ответил, что никогда Зарубежная Церковь не ставила под сомнение действи- тельность иерархии МП. Более того, ну, вы знаете, что вот ново- мученики некоторые, когда их спрашивали, вот они тоже не все, правда, как мне думается, но они тоже признавали, что иерархия, в общем-то, законная и действительная. Что касается приходов Зарубежной Церкви у нас, то так же на этот вопрос отец Виктор ответил отрицательно. И не только он. Даже члены Зарубежной Церкви, скажем, Юрий Кобановский, он тоже на этот вопрос отве- тил отрицательно. Почему? Потому что это не решение вопроса. Во-первых, это будет и канонически, в общем-то, сомнительная вещь, когда будут параллельно существовать иерархии и еписко-

пы в одном городе. Во-вторых, если вот так перспективно рас- суждать, если мы стремимся к единству, к собиранию воедино расточившейся паствы РПЦ, то такой путь, так сказать, вклине- ние в тело Церкви, которое Вы называете сергианской, просто он удалит вожделенный момент единства на неопределённое буду- щее. Мне кажется, нужно другим путём идти. И уход в ката- комбную Церковь тоже не решение вопроса. Он сказал, отец Вик- тор, что у них разное отношение к различным частям катакомб- ной Церкви. Есть такие, которых они полностью отвергают, как незаконные, неканоничные, а есть, которых они поддерживают. Поэтому тут тоже можно ошибиться и очень трудно разобрать- ся. Поэтому путь возрождения изнутри Церкви мне представля- ется наиболее перспективным сейчас и плодотворным, что ли. Можно как раз проводить эту работу, ведущую к пробуждению сознания, к необходимости покаяния и очищения. Когда это бу- дет достигнуто, а мне представляется, что такой момент всё-таки наступит, тогда отпадут препятствия к этому единству между различными частями Русской Церкви.

И.Т.: О высказывании Виктора Потапова несколько слов хо- телось сказать. Когда был собор по тысячелетию крещения Руси, то выступал Ириней Берлинский, то он говорит так, что Зарубеж- ная Церковь терпит их, патриарших, как неизбежное зло. Толь- ко лишь. И перекрещивает всех крещёных Русской Православ- ной Церковью. З.К.: Во-первых, отец Виктор не представляет Зарубежную Церковь. Он не говорил о том, что он представляет Зарубежную Церковь. Он есть диктор и руководитель религиоз- ных программ. Трёхкутановский (?) не представляет Зарубеж- ную Церковь, он мирянин. И ни Виктор Потапов, ни Кубановс- кий (?) не является, в общем, гласом Русской Зарубежной Церк- ви. Отец Виктор не мог так говорить, как Вы говорите. Это вы так его поняли. Он мог только передать суждения какие-то мит- рополита Виталия или кого-то ещё. А он говорил о том, что РПЦЗ не считает, что в нашей Церкви нет благодати, но он не сказал, что это законная иерархия, он этого сказать не мог. Если он так сказал, то он ошибся, потому что он просто не в курсе дела, значит. О.Кир.: Я перед вами не просто мирянин Алек- сандр Сергеевич, а отец Кирилл, так? Вот это я имею ввиду. Мы не простецы, да, а мы являемся епископами и священниками в подлинном смысле слова, не взирая на все наши немощи, грехи и отступления. Ф.Г. Видимо, каноничность Зарубежной Церкви не отрицается. Вот он у нас вчера был. Речь шла об отсутствии благодати в МП. Зарубежной Церкви не приходит в голову, что

там нет благодати. З.К.: Благодать, но не каноничность.

О.Кир.: Выражаясь упрощённо, что мы не просто простецы, а священники. Это они признают, что у нас есть благодать, и наши Таинства действительны. З.К.: Но ваши Таинства действитель- но они не ваши. Понимаете, в чём дело? Вы лично Таинства совершаете Духом Святым, а не вы лично. Ваши личные каче- ства не участвуют в этом. Вы понимаете в чём дело? По учению православной Церкви ни епископы, ни иереи не являются дос- тойными для совершения Таинств. Поэтому это нужно разде- лять. Это очень важная проблема. Значит, речь может идти о том, что кто-то заверил нас в том, что он считает, а в данном случае это отец Виктор Потапов, что Зарубежная Церковь не утверждает, что в Русской Православной Церкви, патриаршей Церкви не действительны Таинства. Это он сказал. Но сказать, что ваша, наша иерархия и вы являетесь все каноничными, он не может это сказать. Точно так же, как он не может сказать о том, что наши Таинства не действительны. Понимаете, в чём дело? Это вещь, которую никто не может сказать. И.Т.: Поясните сло- во «каноничное», Ваше разумение. Видимо, в этом суть непони- мания. З.К.: Нет, каноничность, я считаю, что когда богоборчес- кая власть, антихристова власть назначает, с её разрешения и

«благословения» назначаются епископы, то эти епископы не яв- ляются истинными, но совершают поругание священного сана с их согласия. Ну и всё. Они, таким образом, отторгают себя от Христа. Это абсолютно нормально, Евангельский Дух нам об этом говорит. Дальше, почему Господь попускает им оставаться какое-то время епископами? По немощи ли народа, для того, что- бы окормлять паству, своих людей, – мы не знаем, сколько их должно быть в стаде у Господа. Мы не знаем число нашей Цер- кви, как тела Христова, мы этого не знаем, это всё во власти Бога. Но для нас совершенно очевидно, исходя из Евангельского откровения о Церкви, из Деяний Апостолов, из посланий к церк- вам, первая глава Апокалипсиса, для нас совершенно ясно, что не может богоборческая власть назначать нам епископов и чтобы они были при этом действительной властью канонической. Это просто сейчас мы находимся в такой ситуации, которая должна очень скоро кончиться, потому что если епископы останутся здесь, то от них будет уходить Церковь. И.Т.: Значит, антиканонич- ность именно в тех правилах, которые говорили, что если под вмешательством властей, то рукоположение недействительно. Это такое правило. Мы только что два правила прочитали сейчас: и Седьмого Вселенского собора, и Апостольские правила.

З.К.: Или сергианская Церковь должна установить новые ка- ноны, по которым она заявит совершенно открыто и честно, что она принимает хиротонию от богоборческой атеистической влас- ти в связи с тем условием, что она хочет сохранить Церковь. Тогда они принимает пусть новый канон. Если она живёт по канонам православной Церкви, то сегодня же это открылось. Это же открылось в докладе Харчева, в доклале Фурова, во всех документах. Гласно же это открылось… а его слушаете, как ора- кула. Ничего подобного. Я слышала совершенно другие вещи.

О.Кир.: В общем-то, я принимаю Ваши уточнения. Как раз ну, в общем-то, каноничность не в смысле безупречности того, что совершается здесь, вот, скажем, в плане процедуры постановле- ния епископов, а в смысле благодатности, да. Вот в этом смысле я имел в виду и понял отца Виктора. Потом, конечно, отец Вик- тор и не дерзал выступать от имени Зарубежной Церкви, он про- сто говорил о том, что он знает. А он, несомненно, многое знает. З.К.: Он не может представлять здесь Зарубежную Церковь, а просто дело в том, что это очень сложная ситуация, в которой разобраться мы просто сейчас не можем. Для этого нужно время. И когда сюда начнут приезжать люди более ответственные, чем отец Виктор. Он работает на «Голосе Америки» в государствен- ном учреждении политического плана, и он, в общем-то, здесь как деятель такого рода, а не как представитель Зарубежной Церкви, которому поручил митрополит Виталий здесь вести раз- говоры на эти темы. Нужно обращаться с такими вещами не к отцу Виктору, не ко мне, не к Игнатию Тихоновичу, не к Феликсу Григорьевичу и так далее, а к митрополиту Виталию или к архи- епископу Антонию Женевскому, который занимается именно Рос- сией. То есть это особенно такой ревностно относящийся к Рос- сии епископ, испытывающий к ней любовь и преданность и очень высокой жизни епископ, который может ответить на эти вопро- сы. Можно к нему обратиться с рядом вопросов, которые у вас есть, и он ответит. Я лично не уполномочена и думаю, что отец Виктор тоже. И.Т.: Я сейчас закончу вопрос этот. Несмотря на то, что антиканонично поставленные архиереи остаются у власти и поставленные ими священники, вы, сестра Зоя, причащаетесь у этих священников и епископов здесь сегодня? З.К.: Я причаща- юсь у моего духовника, которому я в этом плане доверяю. И.Т.: То есть я Вам называю хороших священников, которых я знаю, но они всё-таки под юрисдикцией МП, мы у них причащаемся. Тех, которых мы лично знаем. Если мы знаем, что священник является лишь проводник той благодати и, как святые говорят,

из железа ли сделана печатка или из золота, оттиск один и тот же может быть. Значит, благодать здесь никак ими не оскверня- ется и остаётся в прежней силе. Борьба остаётся на прежнем уровне. Но сказать всем людям: «Сегодня не ходите в Право- славную Церковь, находящуюся под омофором патриарха Пиме- на, и не причащайтесь, останьтесь без окормления», – этого мы не можем. З.К.: У нас нет ни такого сана, ни такой старческой харизмы. У меня нет даже намёков на то, чтобы я могла это сказать. Думаю, что мы должны доверять Духу Святому.

В. Дудина: У нас опять речь идёт о больной святой Руси, о больном православии, и больна она с головы. И что, каковы пути выхода из этого? Покаяться невозможно. Почему невоз- можно? Потому что давайте хотя бы посмотрим. Один из самых тяжелейших грехов духовных – ересь. Ересь – это ошибка, как правило, в одной позиции, а мы же ошибаемся во всём. То есть в нас с самого начала нет здравого места, мы все советские, мы просоветские. И как в письме к молодым людям России митро- полит Виталий Монреальский и Канадский писал о том, что у нас такое мировоззрение, что нам нужно просить духовное рож- дение. А покаяние для нас почти исключается, для многих. По- тому что мы ничему не научены и ничему не можем научиться сразу. Поэтому, что? Просить у Бога духовного рождения. Теперь о катакомбной Церкви. Всем туда не уйти. Туда могут уйти единицы. Выверенные, отборные и так далее. Если она нас вбе- рёт, то она уже не катакомбная. Она тогда вберёт ту обрядовер- ческую массу и то священство, которое здесь есть. О Зарубежной Церкви. Могу перед вами похвалиться тем, что была на двух службах в Церкви, где священник уже пошёл под юрисдикцию митрополита Виталия и на двух литургиях и молились. Я там была за псаломщика, и могу сказать, что изменения только в ектеньях. И этот вопрос, значит, опять ничего не решает. И тог- да меня Игнатий Тихонович в метро спросил (мы знаем о ком идёт речь, да? не называя лица), а как он крестит? Мне было стыдно поднять на него глаза. И, когда там происходит креще- ние, я ухожу. Так что, собственно, меняется? Только какого мит- рополита поминать? О.Кир.: Не нужно идеализировать Рус- скую Зарубежную Церковь. Вот мы сейчас говорим о пороках и недостатках иерархии, и всём связанном с её постановлением в наше время. А возьмём синодальный перевод. Возьмём даже допетровскую Русь. Каким было вмешательство светской влас- ти? Прямо по указу императора ставили епископов и митрополи- тов. Даже великие князья допетровской России это делали. А

вот возьмите Византию православную. Сколько там было в этом смысле нарушений. Поэтому я не стал бы идеализировать и Рус- скую Зарубежную Церковь. А выход из этой ситуации какой? Что уйти туда? Там, я уверен, есть свои недостатки, свои больные места. Поэтому именно я за возрождение изнутри нашей церкви МП РПЦ здесь.

И.Т: Вопрос о покаянии. Вот умирает у нас священник, его другой исповедовал в реанимации уже и говорит, что он покаял- ся, всё хорошо. Естественно, раз священник, и всё хорошо долж- но быть. Я подошёл и спросил: «Он покаялся в том то?» Нам известно, что его жизнь была нехристианская. «Ну, наверно, по- каялся». «А покаялся ли он в том, что не учил народ,и что доверено ему? Что к властям на поклон бежали, что делали вот то и то?» - «Нет». - «Самое главное, для чего ты был призван, для чего ты сан на себя принял, ты эту миссию не выполнил, а поставил себя полностью под контроль безбожников. Ты в себе закрыл доступ к голосу Божию. Каждое слово своё сверял с тем, что тебе скажет безбожный дядя там. В этом грехе он покаялся или нет?» «Нет». Как тогда определять, покаялся он или не покаялся? Вот разговор-то надо как заводить. У нас поставлено всё настолько непонятно, что даже покаяться в чём, мы ещё не знаем. Народ нужно научить, где отступление, в чём отступле- ние. Все знают, что есть отступление - это общее. Это и у бапти- стов так говорится. А в чём отступление? И не знают, в чём отступление. А когда покажешь по отдельным стихам Писа- ния: «Вот этот стих у тебя нарушается?». - «Да». «Вот здесь поступаете неправильно?» Тут тогда он ещё начинает спорить. Так вот как это вскрыть? Или особый реестр составить, как ин- декс запрещённых книг был у католиков. Какой-то нужно состав- лять реестр, в чём нужно каяться. Есть исповедальники, там та- кие грехи перечисляются, о которых, кто и не слышал, научатся. А о чём сейчас мы рассуждаем, там этого нет. Надо об этом гово- рить или надо составлять им, публиковать как-то? Я всё вспоми- наю труды Иеронима Стридонского. Когда он написал о нрав- ственности христиан и священников тогдашних, то язычники пе- реписывали его труды. Все до единого епископы, священники под- нялись на Иеронима: «Что ты сделал? Открыл наготу матери сво- ей». Я говорю, что по сегодняшний день мы не знаем ни имени, ни фамилии тех людей, которые нападали на Иеронима. А Иронима Стридонского знаем.

З.К.: Я хочу ещё дополнить. Дело в том, что я знаю, что есть одна монахиня, которая живёт в Киеве, она осталась ещё от той

иосифлянской, может быть, а может быть, тихоновской, я не знаю, как назвать это, – церкви. Это Церковь, которая была в общем не из поминающих. Её епископ Варнава, а он ушёл уже из жиз- ни, оставил много трудов, сейчас частично это печатают, и он ей сказал так. Она - монахиня, такая очень верная уставу, живёт уставом. Он ей сказал: ты придёшь причащаться только тогда в эту церковь, когда ты будешь умирать, больше не ходи туда при- чащаться. Как она поступит, я не знаю. Но я думаю так, что сейчас было бы легкомысленным после того, что мы так много говорили здесь и говорили всерьёз, решить этот вопрос мы не можем, но и оставить его мы тоже не можем. Значит, я думаю так, что сейчас пришло время последних каких-то надежд. Когда мы оказались в судебном зале вдвоём лицом к лицу с отцом Дмитрием Дудко, то мы были с ним всё-таки вместе по сравне- нию с этим чужим залом. Мы не были ещё Церковью с ним, но мы могли с ним стать этой Церковью. Мы очень связаны, как бы то ни было, с нашей иерархией. Мы им нужны больше, чем они нам, как ни странно. Это парадоксально. Потому, что я постави- ла такой вопрос и хочу, чтобы мне на него кто-нибудь ответил. Может ли жить церковь без епископов в то время, как епископы живут вне церкви? Я считаю, что они сейчас живут вне Церкви, потому что они не принесли покаяние в том, что они участвовали в поругании своего сана. Пока они этого не сделают, они оттор- гают себя от Христа. Они разорвали с православием, они совер- шили раскол с Церковью, которая ушла, которая оказалась за границей, они не принесли покаяние, то мы им нужны больше, чем они нам. Значит, мы должны думать о том, что мы должны помочь не только себе, но и им. Пока они живы, Господь, может, смилостивится над ними, так же, как над нами, даст им покая- ние. Значит, нам нужно предложить помощь. Какого образа по- мощь мы им можем предложить? Ну, во-первых, говорить прямо и честно, что мы о них думаем, что мы думаем об этой ситуации без ложного смирения, без ложного послушания. Во-вторых, мы должны создавать братства. Нам нужно единомыслие во Хрис- те, потому что нет приходской жизни, у нас нет общинной жизни, всё разрушено, нам нужны братства. Сейчас российскую церков- ную жизнь спасут только братства. Будут у нас пастыри, свя- щеннослужители – хорошо; не будут – мы будем сами. Значит, в этих братствах мы будем решать эти проблемы, и мы будем эти проблемы выносить на суд церковного общества, церковного на- рода. Сколько бы нас ни было. Два человека, три человека, один человек, но мы должны это говорить. Вот когда мы весь этот

комплекс проблем выскажем церковному народу, церковной об- щественности, всем, кто захочет нас услышать, когда мы это ска- жем и тогда мы увидим, угодно ли Богу. До тех пор мы не должны решать вопрос, уходить нам из этой Церкви или нет. Пока мы должны работать здесь, потому что здесь стоят наши братья и сёстры – я так понимаю.

О.Кир.: Братства нужно создавать, и они уже создаются или уже на грани создания. Вот я знаю некоторую информацию в этом смысле. Но что касается епископов, то епископы – это неотъемлемый элемент Церкви, в её понимании Евангельском, святоотеческом. Без епископов Церкви быть не может. Это про- сто будет какая-то община или что-то такое. По Златоусту Цер- ковь - это что? Это правая вера, это трёхчинная иерархия и семе- ричное число таинств. Такие составные элементы, выражаясь схематично. Поэтому я думаю, что в Церкви, видимо, всё взаимо- связано. По крайней мере, не меньше они нужны нам, чем мы им, епископам. Поэтому далее, я думаю, что есть определённая опас- ность отрыва от иерархии. Я, как мне кажется, немножко боль- ше знаю изнутри непосредственно епископов, священников. Не- сомненно, есть достойные люди, на которых можно как-то ориен- тироваться. Поэтому есть опасность отрыва иерархии от Церк- ви. Это всё может вылиться в определённые сектантские тенден- ции. Поэтому какая-то ниточка должна связывать с иерархией, с достойными её представителями. Это вот начинание. А так, не- сомненно, повторяю, что всё тело церковное, она не пассивная масса, она ответственна за всё происходящее в церкви. Примеры у нас были. И в Русской Церкви, и в древней Церкви, когда народ возглашал голос, корректировал епископов, двигал их в нужном направлении. Поэтому нужно делать такое просвещение. Возьмите Западную Украину, когда епископы отступили от православия, предали церковь православную, и народ встал на защиту. Про- стые люди образовывали братства и так далее. Поэтому тут тоже какая-то аналогия есть с современной ситуацией. Я думаю, что это всё нужное. Только нужно всё-таки какую-то ниточку сохра- нять с иерархией. А так нужно просвещать, пробуждать, настав- лять, в том числе и епископов.

З.К.: Понимаете, молитва очень нужна. И нам сказано: не- престанно молитесь. И мы пытаемся молиться. Но молитва нужна, так сказать, для единства с Богом. Вообще, как говорит Максим Исповедник, вера – это единение со Христом, единение с Богом. Но оно непременно, как всякое делание во Христе, должно давать плоды. Плоды должны быть явлены миру. Если молитвенник

существует в мире, то он существует не только для того, чтобы осуществлялась связь с Богом в этой молитве, но должно и окор- млять людей, которые живут в мире. Понимаете, вот это и есть наше единство во Христе, это и есть то, что Он нам завещал, – единство и любовь во Христе; это то, что является второй запо- ведью, «возлюби ближнего, как самого себя», то есть – это жерт- ва. Молитва – не упражнение. Это я не вам говорю, а, в общем- то, самой себе. Мне просто неловко и не мне вас учить, упаси, Бог. Вы лучше меня всё это знаете. Просто я повторяю это, что, мо- жет, кто-то там послушает и это будет интересно. Молитва не может быть упражнением. Молитву ведь тоже Бог даёт. Он даёт за искание молитвы и за любовь к Нему, и за любовь к ближне- му. Замечательные есть слова, когда Апостол Павел говорит о Церкви. Помните, он говорит: муж уважай свою жену, как не- мощнейший сосуд, дабы не было тебе препятствия в молитве. Вот это потрясающее слово «Препятствие в молитве». Мы мо- жем 28 часов в день молиться. У нас будет препятствие в мо- литве, если мы не выполним то, что нам завещано. О.Кир.: По- ясните, пожалуйста, что Вы имели в виду, что молитвенник ну- жен для того, чтобы плоды являть миру. Да, это понятно. Вы имеете в виду, что он должен как-то с людьми работать, общать- ся с ними, вразумлять, просвещать, да? Вы имели в виду подлин- ного духовного человека-молитвенника, да?

З.К.: То есть у всех разные служения, разные харизмы. Бог Святой дает разные служения Своим чадам, Своим возлюблен- ным, избираемым Им тайными путями, которые мы не знаем, но всегда для того, чтобы мы приносили жертву. Просто молиться. Такие были подвижники, как Исаак Сирин, сириянин. Это по- трясающий, в общем, святой, который есть жемчужина правосла- вия. Он ушёл, как мы знаем, от епископства, для того, чтобы… Он работает уже в мире 12 веков, кажется? И.Т.: Знаю только, на- сколько трудный был у него переход от тех заблуждений, кото- рыми он вначале обладал, но он сумел и через это перешагнуть, вот где ещё его подвиг. З.К.: Понимаете, его делание здесь, в этом мире не может существовать просто ради существования. Духовный эгоизм так же вреден, как и эгоизм вещественный. Стяжание духовное для себя самого не бывает.

О.Кир.: Вы знаете, я как-то очень много номеров просмотрел обновленческих журналов «Живая Церковь» и другие. Там у них сказано о монашестве, об аскетизме, о канонах. И я поразил- ся тому, что как много общего в рассуждениях в этих статьях с тем, что я слышал от наших епископов и священников. Бук-

вально дословно повторяют. Что касается монашества, аскетиз- ма, затворничества, отшельничества, что это уже архаизм, что это уже отжившее, не актуальное в наше время. Что речь уже идёт о новом аскетизме, о работе в миру, что это имеет значение. А это уже ушло, так сказать, в прошлое. Так вот, значит, я думаю, что ни в коем случае нельзя противопоставлять какие-то служения в Церкви, какие должны иметь место, разнообразные служения, в том числе и отдача человека себя полностью молитве. Не в смысле какого-то эгоизма, а как вот Достоевский изобразил, есть старец Зосима и есть ферапонтовщина; но мне кажется, что Достоевский переборщил в отношении Ферапонта. Мне представляется, что не- что карикатурное в области Ферапонта. А, в принципе сказать, что такое служение молитвенника, скажем, в качестве отшельни- ка, исихаста, это должно иметь место в церкви до второго прише- ствия, несомненно, это всегда актуально и это не может отжить. И ни в коем случае это нельзя противопоставлять друг другу. Это взаимодополняющие вещи. Должны быть и люди, которые зани- маются такой вот активной миссионерской работой в миру, кото- рые отстаивают права Церкви и так далее, и те, кто именно, отре- шившись от суеты, от всех контактов с миром, с людьми не ради эгоизма, не по злобе, не по ненависти к ним, а для того, чтобы целиком себя сосредоточить на этом участке молитвенном пред- стоянием Господу. Я не уверен, что это служение, это плоды его незримые, как плод молитвы, они имеют значение не меньшее, если не большее, чем плоды какого-то борца за права человека, и это несомненно. Просто молитва – это величайший плод. И он, чело- век этот, колоссальные усилия предпринимает, чтобы достичь пло- да в молитве. Его молитва о мире, вот его пример, он имеет огром- ное мобилизующее значение. Вот в этом я не сомневаюсь.

З.К.: Я вам приведу пример епископа Игнатия Брянчанинова. Это духовный учитель, оспаривать его значение вы вряд ли буде- те. Когда он был наместником Александрониевской (?) лавры, то однажды был такой случай, что приехал к нему сотайник, его друг, они вместе принимали постриг. А в это время епископ Иг- натий был наместником, к нему приезжала вся знать из Петер- бурга, и он с ними сидел в гостиной, занимался их делами, испо- ведовал их, давал советы. И он ему сказал: «Что же с тобой стало, как ты мог оставить единое на потребу?» И тогда он, хотя и был смиренным духом, он его повёл в свою келью. И он увидел, что в келье был только соломенный тюфяк, на котором он но- чью выплакивал то, что совершал днём. Мы можем говорить теоретические какие-то вещи, но речь идёт о том, что я не зря

привела епископа Игнатия и преподобного Исаака Сириянина, потому что сама по себе молитва за мир, плод молитвы за мир даны могут быть только Богом. И человек может знать, получает он это или нет. Но это, как мы знаем из Евангелия, может быть только тогда угодно Богу, когда это приносится как жертва Богу, как жертва ближнему. Исихасты нужны, но исихасты были нужны, потому что они оставили нам своё учение, они научают нас мо- литься. Сегодняшние молитвенники тоже научат какие-то дру- гие поколения, надо думать. Но сегодня в нашем мире, в кото- ром так оскудело христианское делание, так оскудел молитвен- ный подвиг. Мы не научаем современными нашими молитвен- никами нашими этому, понимаете. Мы плачем о том, что мы одиноки, в нас нет любви. И говорить, что монахи не нужны? Более того, я считаю, что православие – это иночество. Что у нас нету чёрного христианства и белого христианства. Вообще всё православие – это иноческий подвиг, это иное бытие. Так, в об- щем, нас учат отцы. Мы в миру иноки. И приняли мы постриг или не приняли, мы должны быть таковыми. Просто постриг даёт какую-то формальность. И Ефрем Сирин говорит, что мона- хом делают не пострижение и не одежда, а Божественное жела- ние и ангельское житие. Так что само по себе считать, что мона- шество нам не нужно, а нам больше всего и нужно монашество. Нам ничто так сейчас не нужно, как нужно монашество, как нужна нам молитва. Даже братство если мы когда-нибудь нач- нём, действительно поднимем это движение, и какие-то более молодые люди, которые придут, они будут начинать с правосла- вия. В этом всё православие. Наши иерархи говорят об этом, потому что они не монахи. Они деятели, они деятели государ- ственного масштаба, и всё.

О.Кир.: Два слова. Мы говорим, в общем-то, одинаково об од- них и тех же вещах, только я хотел дополнить, что нам нужно монашество во всех его формах. А именно: общежительное, скит- ское и отшельничество. Даже которое не оставит после себя ка- ких-то письменных трудов и наставлений, а их плод молитвы, не зримый миру, он несомненно принесёт плод, если это истинная молитва, искренняя, плод несомненно будет. Эта молитва не унич- тожается, не исчезает бесследно, истинная молитва.

И.Т.: О монашестве хотелось бы немного сказать. Когда ста- рообрядцы сейчас бьются за то, чтобы изменения какие-то про- изошли у них, но среди них был (в дальнейшем он был назван ими Апостолом 20-го века) Михаил Семёнов, что они его там затравили и он заканчивает в сумасшествии свою жизнь, убива-

ют его какие-то черносотенцы; и вот он им писал в своё время:

«Вы бьётесь за то, что было вчера, говорите, это древнее, но когда ко Христу обратились и говорят, что Моисей нам заповедовал, а, кажется, куда древнее Моисея, ибо вообще-то Моисей - начаток всего, что известно из Писания, из Библии, а Христос ответил: «А вначале было не так». Тогда речь шла о разводе. У них даже в толковании было написано, что если пережарила там два раза пищу жена, то её можно уже и выгнать. А вначале было не так. В начале Бог сотворил мужчину и женщину. Так вот наш вопрос сегодня стоит так: имеем ли мы этот канон, эту трость для измерения? Буквальное значение слова «канон», чем мы будем измерять всё, несмотря ни на какие авторитеты. И есть ли в нас эта смелость, это благоговение к самому Евангелию? Если бы мы решили разговаривать только Евангельским языком и спроси- ли: монашество имеет ли обоснование на страницах Евангелия, на страницах Библии? И если только мы боимся Бога, то мы должны решительно ответить – никакого. Нет в Евангелии ни слова про монашество, про удаление из мира! Не потому, что оно не нужно, а просто его нет. Монашество в своё время придёт позже, как протест против обмирщения Церкви. Монашество – это заявление протеста было, так мы и должны на него смотреть. В чём заключается сила молитвы? В том, что преображается жизнь достижением умиления. Достигается ли это? До карикатурного доходит. Началась Иисусова молитва, руки в карманах. Женщи- на не может нести чемодан. Наконец она уже возопила: «Помо- ги мне». С гневом на неё посмотрел: «Ты что, не видишь, я же Иисусову молитву творю, отстань от меня». А Иисусова молитва, она превыше всего, какой тут чемодан, какие тягости! Хотелось напомнить о молитве Давида. И одновременно государственная должность. Кто из нас больше Давида молится? Молитва его не является ли сегодня сплошным обличением нам? Пс.6:7 – «Утом- лён я воздыханиями моими: каждую ночь омываю ложе моё, слезами моими омочаю постель мою». Да ведь нет этого. Пс.118:147 – «Предваряю рассвет и взываю; на слово Твоё уповаю». Пс.118:105 – «Слово Твоё - светильник ноге моей и свет стезе моей». Да не является оно светом и стезёю. Стоит 118-й псалом прочитать, и минимум 176 обличений мы полу- чим в этом псалме. Где стоит «слово», «завет», «заповеди», «ус- тавы», – всюду ставь слово «Библия». Нет этого, она во главе не поставлена. А вот это перебирание, в молотилку засовывается что-то и летит одна мякина, а зерна никто не ищет, есть оно или нет. А где образец? Ну хотя бы взять такого, как Фёодор Студит.

Была молитва, но наступило горе, и вот они уже идут вокруг монастыря. Вот живое свидетельство – результат молитвы. И когда сегодня с человеком встречаешься, близкие около меня люди слышат, как я часто употребляю эту фразу. Когда я сильно бываю огорчён, я бросаю упрёк: «Видимо, не молитесь!» Всё-таки молитва обожает человека, она приближает его к Богу, делает его мудрым, весёлым, радостным внутренней радостью. И если этого ничего нет, как Ярл Пейсти говорит, что наши лица, как старые кофейники, то где же Христос тогда? И куда только ни посмот- ришь, что не глупее, то это уже в христианах. Один человек, посмотрев однажды на людей в нашем храме, говорит: «Мне кажется, что Бог никогда не избирал этих людей в Церкви этой или избирал одних только глупых людей». По образу и подобию Божию сотворённый человек в самых элементарных вещах не может разобраться. Где плоды этих молитвенных стояний? Сто- яние – это как аккумулятор, подключённый к генератору. Стоял три часа в Церкви. Вышел – и снова пустота. Двигатель не движется, ничего нет. Какие проблемы вокруг мира, какое горе в семьях - ничего не видят. В какую семью ни зайди, – развал, одни щепки. Почти буквально и везде. Это мало значит, это ничего не значит, если мы того не видели.

Трагизм страны увидели тога, когда голова над пропастью свесилась, как Златоуст выражается о Ниневии. Результат мо- литвы должен был сказаться во все века, когда подобное было. Но когда патриарший и монарший престол свободно сошлись рядом и никого это не ужаснуло, когда император вошедший, как Констанций, положил руку на меч и сказал: «Слово моё – закон», - то где подобные митрополиту Филиппу. А подражание святым, оно и тогда могло быть массовым. Сколько уже было монашеских житий! Видели, но монахи-то подвизались. Злато- уст прекрасно знал о монахах, но, однако он выслал деньги, обувь и монастыри буквально пустели после прохода Златоуста. На родном кельтском языке и на других монахи шли проповедо- вать Евангелие. Буквально опустошал все монастыри, когда шёл в ссылку. Однажды его командировка за Босфор закончилось сразу же тем, что снял шесть епископов, около четырёхсот свя- щенников, как совершенно не соответствующих. Благодать Духа открывала глаза и тем, кого снимали. По крайней мере она вы- ражалась во взрыве ярости, которую на него обрушат. Сейчас ничего нет. Как будто какой-то кисель, туман. Нужно понять сначала, возрыдать об этом состоянии. Молимся, молитва есть. Молитва это или просто стояние и что тогда о ней надо сказать?

Молитва должна быть отвечена. Результат молитвы должен обя- зательно сказаться не когда-то, а уже сейчас. Да, должна быть двусторонняя связь. Если туда отправляем вагоны корреспон- денции, а оттуда даже в карман нечего положить. Значит, или «в просьбе отказать», или кто-то у нас отнимает эту молитву. Иер.33:3 «воззови ко Мне - и Я отвечу тебе, покажу тебе великое и недоступное, чего ты не знаешь»? Если разбит «те- лефон» и Бог не слышит или нас не научили молиться? Не при- учены даже молиться. А вот Иисусову-то молитву проще, пере- бирай и говори, а есть польза, нет ли пользы, и дела до того нет. И чем больше молятся, как у старообрядцев, тем свирепей дела- ются люди. «А мы пять часов молились, а они три, окаянные никониане». Так если ты в добром общении был с Богом, ты должен сказать: «Какие мы счастливые, мы пять часов были у Бога на трапезе, а те – три часа; несчастные никониане, о если бы они радость эту познали». Да ведь не этот результат молитвы Бог ждёт. Определи, с кем ты в общении-то был тогда, если ты наполнился чернотою... И внутри, и снаружи она уже прояв- ляться начинает. «А вот исихасты…» - и опять начинаем по- вторы. Всё это фразы, мы их должны в дело сегодня претворить. О.Кир.: Всё, ухожу. Я хотел просто о двух вещах сказать в заключение. Вот Вы сейчас очень хорошо говорили, но, допустим, о монашестве мне не понятно немножко Ваши слова. Конечно же, в Евангелии, так сказать, нет устава монашеской жизни во всех параграфах и пунктах. И исторически, как институт мона- шество оформилось уже в четвёртом веке после того, как христи- анство стало религией государственной, когда хлынули массы в церковь, и как результат – понижение общего духовного уровня, как реакция – уход в пустыню, монашество формируется. Но моя уверенность полнейшая, что монашество органически связа- но с Евангелием, вытекает из Евангелия и базируется на нём. Первым монахом был Христос, первая монахиня – Богородица, вот. Все монашеские обеты, три: о целомудрии, о послушании и нестяжании имеют прямые слова Христа. О целомудрии, это там, где о скопцах идёт речь хотя бы. О нестяжании, где «не собирай- те сокровищ себе». О послушании, – Христос был послушен Отцу до смерти. Сир.38:20 «Начало всякого дела — размышление, а прежде всякого действия — совет». И так далее. Так первые цитаты, которые пришли на память. Но что касается старооб- рядцев, то в общем Вам почему-то попадались свирепообразные люди среди них. Вот я, например, встречал очень много симпа- тичных старообрядцев во всех согласиях, которые и не пылали

яростью и свирепостью в отношении православия, а именно скор- бели. И не так подходили примитивно: что там столько часов, а там столько. Не только в этом заключается их боль о том, что происходит у нас, какие отступления, какие бывают нарушения. А вообще среди них много достойных людей, которые скорбят, а не так просто пышут такой свирепостью и яростью в отношении к православным, как они называют, никонианам. Вот, допустим, я сейчас вернулся из Костромы, имел общение и с епископом старо- обрядческим Иоанном Киевским, живущим в Костроме, и со свя- щенниками Владимиром и Валентином, и с простыми прихожана- ми, и я не почувствовал какой-то такой предвзятости, такой нена- висти, а имели хорошие контакты многочасовые. Они хорошо встре- чали, приветствовали, угощали и так далее. Поэтому есть такой тоже шаблон, стереотип в отношении, скажем, к старообрядцам. Они, конечно, не разделяют и не могут с нами сойтись, закрыв глаза на наши недостатки, называть чёрное белым и пойти тут на компромисс. Среди них немало есть, которые сожалеют об этом и скорбят, что так у нас происходит. Но эти люди не чуждаются и не шарахаются от нас, не проклинают с ходу.

И.Т.: В данном отступлении о старообрядцах Вы не правы на 100%. Даже ни одного процента Вам не оставляю, потому что мой корень там. И я знаю их жизнь не понаслышке, как вы иногда к ним приходите. После здорования с Вами они руки с мылом моют и с Вами молиться не будут. Вы - никонианин, и каждого, кого вы крестили, они принимают через отречение от православия вплоть до хулы на все Таинства. Меня не надо в ином убеждать. Мои корни все пра, пра, пра - все старообрядцы. И я их знаю, почти каждый день встречаюсь с ними. И все бесе- ды у них на 90% с лишним состоят из поношения православия. Абсолютное непринятие. Я вам рассказывал о беседе с митропо- литом местным. Два с половиной часа беседовали с Алимпием. Последний вопрос: «Как Вы считаете причастие действительное у них?» Я говорю: «равноспасительное». Больше со мной разго- варивать не о чем. Что меня в этом убеждать, когда я знаю, что всё не так, как вы говорите. Да, Вы интересны им, Вы подошли. Но скажите им: «Давайте вместе помолимся». Нельзя! Вы - ере- тик и самый настоящий еретик, законный еретик. Вот и всё ваше отношение. А что по-хорошему тогда? Я не знаю, как пони- мать слово «по-хорошему». Со мной по-хорошему кагэбисты по ручке здороваются. Но только завтра скажу одно слово, и меня уже не будет здесь. Вот это их всеобщее отношение. Почему? Нераскаянный грех, и я вам говорил, грех, который там был при

Никоне, и вот эта ненависть, она ныне принесла свои плоды. Евангелие у старообрядцев стоит едва ли где-то там на самом- самом последнем месте, как переплётчик их книг, ещё раз гово- рю. Если у православных 40 из 100 книг – Евангелие, то у старо- обрядцев – два, может, четыре, вот в таком размере где-то. И случалось так, начнёшь только читать Евангелие, и оно не схо- дится с их жизжнью, «Это никониане испортили, специально для себя перевели». Бытующее мнение у старообрядцев: читать Биб- лию – смертный грех, читать нельзя. Это не где-то, а в белокри- ницком центре. Приехали наши ребята оттуда сейчас, кто Биб- лию читает, неполноценный старовер. С двумя «и» имя Иисуса нельзя читать, а с одной «И» не выпустили. Видите, какая везде хитрость. Если встречи со Христом по Слову Божию, по Еванге- лию не было, если как Спасителя мира, как личного своего Спа- сителя, который за меня умер, не принял, то там может быть и обрядоверие, и желание что-то делать, и ревность может быть, но всё не по рассуждению. До первого поворота. И будет ревность и желание даже умереть. Без любви и тело на сожжение отдашь, пользы вовсе никакой в том. Любовь только от Христа может прийти и к Слову Его. Тогда для меня никакие человеческие заповеди, никакие соборы, ничто не имеет значения, если я знаю, что они противоречат истине Христовой. Златоуст прямо гово- рит: «Чего нет в Библии, о том и не рассуждаем».

Сейчас вот сами у себя в монастыре и где бываете, Вы день-два возьмите под контроль и запишите: «Встретились с монахом таким, таким, беседовали». Сколько минут в разговоре у вас ушло о любви Божией, в чём она у вас отразилась. Месяц пройдёт, едва ли одну строчку запишете. Он скажет, тот-то был, и о туристах, и, о чём угодно. Я знаю, потому что у меня брат родной - священ- ник. «Мы ездим в командировки со священниками, – говорит, - и за год ни одной беседы о Христе не было». И епископ вызыва- ет и говорит: «Отец Иоаким, жалуются на тебя священники, ты проповедуешь часто. Смотри, они раздражаются. Ты уж ради Бога, не проповедуй». Архиерей говорит это! Стоит в это только вникнуть и уже разговаривать не о чем, только остаётся пасть на колени и плакать. Я, отец, каждый день встречаюсь с этим де- лом. И на мне ран меньше от органов власти безбожной, чем от священников. Меня спрашивают, как тебе мешала в прошлые годы советская власть. Я скажу: никак. То есть всё, что ни запрещали, я успел сделать и сделал. Но что священники запре- щают, я в храме не могу ни сказать, ни возле храма, в ограде даже ни одного слова. Сразу же звонок. Абсолютная ненависть

распинателей. Истина им не нужна. Выходит человек от креще- ния, причастился и тут же выплёвывает всё. Я плачу, бегу к священнику и говорю: причастие выплюнули». В другой раз го- ворю настоятелю: «Сегодня крестят баптисты 12 человек. Шесть из них – ваши прихожане». - «Всех не растащат». Кто это? Ни волк ли в той шкуре, о которой говорит Господь? Да если бы просто так, а то благочинный! Да, ежели бы он один был! Я становился на колени, два-три часа непрерывно потоком слёзы, плакал, слезами у него в кабинете уливался. Я говорю: «Вас нет, одна кожура, Вы проданы, Вы даже не знаете, что в Судный День Вы миллионы проклятий в свой адрес услышите, ибо каждая погибшая душа на Вашей совести, Вам вверено было людей ко Христу привести, а Вы их привели к себе, привязали к себе». Попы забрались на престол и вместо иконы свой образ влепили. И у Вас оно сплошь такое здесь. Вот только вчера был здесь, смотрел, как на исповедь принимали, и тот, и другой священник одинаково. Херувимскую поют, стоит и болтает с зашедшим свя- щенник. Ни благоговения, ни понятия. Чужие люди. Ни поня- тия о сергианстве, ничего. Сергианство – это плод бездуховнос- ти. Все колокольные звоны, все ризы, - всё было бы на месте, когда есть Христос. Это всего лишь внешнее украшение, когда нет сердцевины - этого ядра. А у нас этого-то и нет. У нас форма

– сундук с запечатанными бриллиантами. И запечатаны так, что только мы сознаем, что там бриллианты.

О.Кир.: (Смеётся и заикается). Вот в данную тираду нечего, в общем-то, добавить, кроме как о старообрядцах. Видимо, у нас разный опыт, и я тоже с ними очень часто и со многими общаюсь, но это, в общем-то, побочная тема нашего сегодняшнего обще- ния. Но я скажу, а что нелогичного в их отказе, скажем, молить- ся с нами? Я, например, могу хорошо относиться к католику и к баптисту и быть высокого о нём мнения, но каноническое прави- ло мне запрещает с ним молиться. Аналогичная ситуация ста- рообрядцев по отношению ко мне. Он может быть ко мне распо- ложен лично, но правила ему запрещают молиться с инослав- ным. Не потому, что он лично питает к нему какую-то злобу, а потому, что так святые отцы установили, чтобы не было такого смешения. Но это вопрос такой отдельный, да (Опять смеётся). И.Т.: Отец, тут беда-то вот в чём. Не святые отцы установили это, а установили сегодняшние отцы, когда: Мф.19:8 – «Он гово- рит им: сначала не было так». Сегодня так, но в самом начале было не так. Мы этого разве не знаем? У нас не к образцу обраща- ются, а вот к сегодняшнему Пимену. Я ему написал, что Пимен –

лжепророк. Любое послание возьмите – сплошное лжепропроче- ство. О каком говорить мире, когда нет понятия о покаянии, при- зыва освободиться от греха. Сравните его послания с посланиями патриарха Илии Второго, они как небо и земля отстоят.

В. Дуд.: Я продолжу разговор, который был. Прежде Тюменс- кий, а потом затем Московский священник отец Валерий Сус- лин своим духовным чадам задаёт один и тот же духовный вопрос. Когда те говорят, желая порадовать батюшку, что они тут без него не бездеятельничали, а делали то-то и то-то, он тогда задаёт один вопрос: «Сеять, сеешь, а где плоды?» Вот и на этом вопросе спотыкаются очень многие. И многие даже отпадают. То есть он заостряет внимание каждого духовного чада на самоана- лизе. Познай самого себя – вот сердцевина всей его деятельнос- ти. То есть он заставляет человека задумываться - насколько он соработник Христу, насколько ты помог кому-то прийти ко Хри- сту, не закопал ли ты свой талант, все ли они в действии? И здесь много говорилось о плодах молитвы. Но, мне думается, к этому нужно добавлять и любое доброе делание, потому что у каждого дары разные. Один больше молитвенник, а другой больше ми- лосердный. И поэтому всё это вместе нужно и то, и другое. Про- сто каждый должен посмотреть, где у него сильная сторона, и чтобы она не осталась в бездеятельности и потом, чтобы за это не отвечать. То есть человек должен сам смотреть, сколько через него, через его работу, деятельность приложилось ко Христу. Сколько обрядоверцев он привёл к живой вере и сам ли он не находится в плену обрядоверия? Вот это вопрос должен быть центральный у каждого человека, если он хочет идти путём спа- сения. А что касается вопросов другой темы и так сказать прак- тических, собственно я и желала с вами встречи не только по

«горьким плодам сладкого плена», мы и в Потеряевке это не- сколько раз читали, рассматривали, приводили примеры. Дети и другие повзрослее ребята переписывали, сколько могли. Очень все, скажем, жалеют, что они даже близко этого не видели, не слышали, и когда я там была по болезни длительное время и встречалась с христианами, беседовала, собственно я тогда не была знакома с вашими работами, но занимала такую же позицию, хотя много ниже и слабее. Мы занимались даже на дню по два раза Словом Божиим. И иногда ночами занимались Священ- ным Писанием. Потом они доложили священнику, и, как извес- тно, он заклеймил меня сектанткой, пошёл раскол на тех, на других. Одни отказались, сказали: «Батюшка знает, что делает, нам Библия не нужна». Так судите сами, куда тянет это. А

потом, когда я прочитала Ваши плоды, если бы у них была вот эта книга, то они бы могли, знакомясь с ней, сами задуматься. Был в лагере у нас Андрюша, дьяконов сын, то он говорит: «Вот это бы папе». Он страдал, чтобы папа это знал. Мы просим Вас о растиражировании и возможной нам помощи – дать несколько экземпляров. Мне вот по крайней мере меньше пяти экземпля- ров никак нельзя. Вы меня простите, что я цыганю, но имейте в виду. В Потеряевку приезжают люде не только детского возрас- та, но и взрослые, и родители, и знакомые для общения с Игнати- ем Тихоновичем, для общения с себе подобным народом на лоне природы, где нет никаких, скажем, мирских помех.

Там можешь этим заниматься свободно. И там нужна тоже различного рода литература. Для занятия с детьми нет ничего, только голое одно твоё слово. Оно ничем не подкрепляется. Надо такую литературу, чтобы она была доступна детям. Ска- жем, детская Библия, которая вышла в пяти книгах, первый том вначале, богато иллюстрированный, для детей очень и динамич- ный, рисунки такие очень точные, впечатляющие. Я вам скажу, что с удовольствием читают и взрослые. Ко мне приходят сейчас артисты драмтеатра, преподаватели индустриального института, студенты медицинского института. Сейчас завязались другие связи, даже с буддистами, с лекторами, с атеистами и пр. И тот, кто только начинает своё движение к Богу и не располагает он ни- чем, он ещё не умеет ни молиться, ни настроить себя на это, ему нужны основы познания. И вы знаете, даже у философов, канди- датов наук эта книга находит большой спрос, потому что они живо воспринимают то, что обычно на другую идеологию трудно ложится. И вот мы испытываем особую, потребность в литерату- ре методической, и литературе, которая могла бы так образно, и красочно, и точно, самое-то главное - донести людям основы на- шей веры. Теперь у меня к Вам личная просьба. Я бы просила приехать Вас в Потеряевку. Потому что там дети разных возра- стов и разных духовных ступеней и необходим такой опыт чело- века, который имел бы длительное общение именно на духовной основе. У меня общение большое с людьми разного возраста и со взрослыми, и с детьми, но оно на советской основе. То есть я не обладаю методикой педагогики христианского воспитания. И вот сидит Игнатий Тихонович, он мне опять говорит, чтобы я туда поехала, а я чувствую себя в этом отношении очень слабой. И если мне от Потеряевки никак не отбиться в том качестве, в котором там я планируюсь, я прошу Вас приехать и побыть там некоторое время. Мы бы Вам дали возможность для отдыха,

даже отдельный Вам шатёр построили, возвели. Потом, сколько там ягод и каких, это в этом году совершенно необычно. Вы представляете себе, скажем, клубника лесная величиной с пяти- копеечную монету, да ещё такая красная. Это же необыкновенно, какие там дары. И потом очень сухой, прекрасный воздух там. А мы бы рядом с Вами практически чему-то научались. Это просто моя к вам такая горячая просьба. Нужно руководство детьми. А в чём-то мы помогли бы и взрослому. В общем, нас нужно обучать духовной методике. Если Вы располагаете лите- ратурой методической подобного рода и откроются такие воз- можности, то не забывайте нас.

З.К.: На счёт самопознания. Мы одну вещь не учитываем. Не вещь, а одно очень важное обстоятельство. Мы не учитываем веру, когда мы говорим о христианстве. Потому что вера – это есть дар. Человек её в общем наработать практически никакими действиями не может, потому что человек – падшее создание. Вера – это дар Бога, который даётся не от дел, как нам сказано, а как дар Божий для того, чтобы никто не хвалился. Поэтому самопознание или самосознание – это есть духовное состояние человека, который имеет веру как единство со Христом. Поэтому если священник требует у человека, не достигшего определённого духовного возраста такого осознания своего пребывания вот в этой иной реальности, - это пустое занятие, понимаете. Вообще духовное руководство почти невозможно, у нас нет духовных па- стырей, потому что у нас забыто православие. Православие забы- то, его нужно раскапывать заново каждому из нас, и поэтому меняются взаимоотношения между пастырством и паствой. По- этому я так к этому отношусь, что это очень тонкое духовное знание. Поэтому мне как раз тогда в тюрьме очень близко стало то, что Вы говорили (к ИгЛа), у нас похожий опыт. У меня тоже было первое ощущение, что тюрьма - это монастырь. Второе у меня было ощущение, когда вдруг я вплыла вот в этот мир люб- ви. Именно в ту минуту, когда меня должны были вызвать на допрос, я страшно боялась, я ощутила божественную любовь. И я поняла, что это только изумление, мы можем только изум- ляться перед Божественным присутствием, присутствием в этом мире. Пронизана этим светом каждая частица бытия, каждая капля этого мироздания, каждая капля нашего существа. Но мы в очень редкие минуты можем это ощущать. Мы должны к это- му стремиться, и у нас 99% нашего времени порой проходит впустую. Мы, может быть, в один процент ощутим это. Препо- добный Симеон Новый богослов говорил: «Я гоняюсь за Богом,

как охотник за зайцем». Это невероятное чувство соприсутствия, которое мгновенно исчезает. Оно даёт только тебе ощущение, как память. Ты должна иметь эту память. И вот первое, что я ощутила в тюрьме, эту божественную любовь и то, что мы видим не тот мир, мы живём в ложном мире, понимаете, в чём дело. Вера открывает иной мир. Но это дар, мы это сами наработать не можем без участия Духа Святого. Он нарабатывается покаяни- ем. Надо начинать всё с покаяния. Теперь так, я совершенно не умею проповедовать, абсолютно. У меня нету такого дара. Я умею писать. Поэтому я не гожусь в воспитатели, книгами я вам по- стараюсь помочь. Вы мне оставите свой адрес, и я всюду - с заграницей, со всеми, которыми я переписываюсь, свяжусь, вы будете получать книги для детского воспитания. Я вам дам кассеты, сейчас возьмём для старших детей. У дочери есть очень много кассет. Она занимается тоже воспитанием детей, собирает методику для церковной школы, занимается Законом Божиим с детьми. Это мы вам поможем, но приехать… Я была бы счастли- ва, но у меня больные ноги, я такая буду обуза вам. Господи, я так растрогана, я совсем не стою вашего такого обо мне хороше- го мнения. Я очень… я человек совсем не такой. Просто я люб- лю, вот это моя жизнь, вот это моя скорбь, я говорю об этом. Но я сама делать меньше вас могу. Спаси, Господи, но я не знаю...

И.Т.: Присутствие Ваше, и уже по-другому у нас климат сло- жится. А ноги… Устав будете соблюдать, босиком ходить, а все эти отпечатки от ног ко всем органам тела идут.

З.К.: Потом на счёт «горьких плодов». «Горькие плоды» - это наше общее, я понимаю, там нет никаких открытий, это всё, что мы все думаем. Я просто записала то, о чём мы все думаем. Нет никакой моей заслуги в этом, понимаете. Сейчас вот на счёт ксерокопирования. У меня здесь бывает возможность заказать ксерокс, и мы это делаем. Но я постараюсь, конечно, я заинтере- сована в этом, чтобы эти книги были. Я это, конечно, сделаю. Вот мне Игнатий Тихонович прислал много денег, довольно много, я их пущу на это дело (смеётся). Так что мы это сделаем, только сколько пройдёт времени, пока вы их получите, как, каким обра- зом? По почте, я не знаю, стоит ли посылать, может, это изымут. И.Т.: Второй вопрос. Что хотела на счёт лагеря ещё? Ну, всё. Я хотел бы у вас сейчас попросить разрешения на вторую часть.

Вы уже обещали рассказать о поездке в монастырь.

Ал. Неж.: (взял со стола книжицу про мой арест и стал читать с сарказмом): «Зачем же вам петь с чужого голоса?», – поинтересовались у Лапкина во время судебного процесса. «А

мне всё равно, звезда или свастика», - заявил он суду, - «не важно, из какого котла, главное - какая пища в нём варится». Антиобщественная деятельность Лапкина осуждалась рядовыми верующими и служителями культа иерархами РПЦ и других конфессий. Архиепископ Новосибирский и Барнаульский Гедеон вынужден был направить Лапкину специальное письмо, осужда- ющее поведение, запрещающее «нарушать мир церковный, вно- сить смуты в приходы и епархии, отравлять тайно и явно, устно и письменно клириков епархии, работников церковных и сму- щать сердца верующих. В изготовленных и распространённых Лапкиным материалах содержатся измышления о гонениях ве- рующих и их преследование вплоть до физического уничтоже- ния, утверждения об отсутствии свободы совести (какой ужас!), о разложении советского общественного строя (Боже мой!), созна- тельное искажение социалистического завоевания советского на- рода (Боже мой, какой преступник), откровенная клевета на об- щественный строй нашей страны. В своих письмах Лапкин отож- дествлял советское государство и его органы с образами сатаны, антихриста, от которых якобы исходит зло и с которыми следует вести непримиримую борьбу. Судебная коллегия Алтайского кра- евого суда в соответствии со ст.190 УК РСФСР приговорила И.Лапкина к суровому, но справедливому наказанию, к двум с половиной годам лишения свободы. Вполне понятно и ясно, что Лапкина привлекли к ответственности не за его религиозные убеждения, не за то, что он верующий, а за конкретные уголовно наказуемые действия, за сознательное и систематическое нару- шение советских законов. Но кое-кому хочется его представить так, будто Лапкина судят за то, что он - верующий. Деятель- ность Лапкина противоречила и нарушала норму закона. Ну что ж, говорят они, надо равнять закон, подгонять его под Игнатия. В прокуратуру края, в совет по делам религии, председателю ми- нистра РСФСР, в редакцию журнала «Наука и религия» из Крас- ноярска пришло письмо от священнослужителя РПЦ Бурдина С.А. в защиту Лапкина. В этом письме, в частности, говорится:

«Попытка анализировать деятельность Лапкина только с точки зрения советских законов, в том числе и законодательства рели- гиозных объединений, представляется не совсем оправданной, так как любой человеческий закон не идеален и находится в стадии развития». И далее предлагается пересмотреть законодательство такого направления, чтобы действия Лапкина выглядели невин- ными детскими шалостями, а не уголовным преступлением. Спра- ведливости ради следует сказать, что позицию автора письма не

разделяет подавляющее большинство верующих и служителей культа РСФСР. (Титов В.И. «Златоуст со Второй Строитель- ной». «Алтайская правда», 26 июля 1986 год»).

З.К.: Мы просто забываем о том, кто мы такие. Что мы хрис- тиане только по названию. И, конечно, это поучительно, потому что мы сами такие. Я сама ощутила свою немощь, когда я встре- тилась с Вами. Я должна сказать, что я очень благодарна. Бог запретил заниматься человекоугодничеством и всякой лестью – это дело сатанинское. Но я хочу сказать, что я почувствовала недостаточность, свою немощь и своё ничтожество и даже ещё вчера хотела сказать, где нам с тобой таким христианам услы- шать такое? Видимо, нам бы надо было обязательно поговорить с Вами о канонах не как о форме, а как о духовной силе. Потому что для меня отравленная обрядоверием наша сегодняшняя цер- ковная жизнь подчас видится такое обрядоверие, как шаманство, понимаете. Христос – не идол и священники не шаманы, они не могут, в общем-то, путём каких-то действий в Церкви заставить нас получить то, что мы хотим получить. Мы не можем этого получить. Это дают не священники, а даёт Христос. И тогда, когда человеку прежде всего это нужно, он остаётся верен Хрис- ту. И вот всё это обрядоверие, как один, я помню церковный писатель, очень замечательной судьбы, тоже сидевший, написал в последнем своём завещании, как бы духовном: «Итог всего, что хотя бы 144 раза скажем «радуйся» в акафисте, мы радоваться не будем». Понимаете – это духовное состояние. Духовное состо- яние – это состояние приближённости к Богу и единство с Ним. Я всё время настаиваю для себя самой прежде всего, что у меня нет никакого дара учительства, проповеди, миссионерства, как у Вас. Я - человек ещё менее эластичный, чем Вы. И вот у меня нет такой в общем любви, которую Вы стяжали, но каждый раз я всё время вспоминаю вот эти слова Максима Исповедника:

«Вера – это есть единство с Богом». Единство – это реальное сопричастие Божественной жизни, понимаете, на сколько возможно христианину быть к ней сопричастным. Всё остальное для меня не христианство. Когда начинаю об этом рассуждать, начинают мне говорят: «Ну вот ты начала, а Христос сказал то, а Христос сказал это», - и так далее, и так далее. И тогда всё выпадает. Мы действительно становимся такими, что каноны для нас становят- ся просто прикрытием, причём ложным прикрытием церковной жизни сегодня, нарушений духа. И я всегда вспоминаю Еван- гельские слова, что Христос Господин и субботы. Христос Госпо- дин канонов. Дух есть превыше всех установлений – абсолютно.

Вот то, что мы сегодня видим, о чём мы вчера говорили, о той формализованной структуре, которая увела нас от первохристи- анства, от первохристианской Церкви, она явилась, она и мучает нас. Потому что она каким-то странным, долгим, историческим процессом извратила ту жизнь в Духе и истине, которая нам завещана в Евангелии. Именно канонами обрастало, в общем-то, историческая громада. Каноны, с одной стороны, не одухотворя- ли, не разрешали Духу действовать, а убивали. Вот надо рас- крыть сегодня значение канонов, вот Вы сказали, что вы кано- нист, чтобы Дух действовал, и Церковь принимала каноны для того, чтобы Дух действовал в них; и чтобы мы через каноничес- кие установления, которые приняты Церковью, ближе станови- лись ко Христу. А сейчас это стало преградой.

Феликс Григ.: Тут есть ещё одна опасность с другой стороны. Мы в прошлый раз говорили о старообрядчестве, о том, как ста- рообрядчество выражается в сектанство, о том, что обряд у них закрывает всё и Духа уже действительно нет и так далее. Но тем не менее вы, наверное, сталкивались с тем, что старообрядцы, несмотря на такое сектантское отношение у Церкви, непонима- ние Духа Евангелия и прочее, живут значительно лучше, чем мы живём православные. Они живут чище и более церковно. Этот парадокс очень интересен. Потому что широта православия, кото- рая нам дана, она порой смывает вообще всё, вообще ничего не остаётся. Вот именно обряд сам по себе тоже высок, когда он наполнен духом, поэтому нельзя его полностью отрицать, надо его одухотворить, потому что, когда я сталкивался хотя бы со старо- обрядцем, мне порой казалось, что он значительно выше меня.

З.К.: Раз у нас не получилось разговора о святой земле, мы в следующий раз поговорим, я хочу ещё раз сказать о языке хрис- тианства. Когда Вы мне рассказывали, у меня было такое пере- живание. Дело в том, что не каждый из нас, в общем, будучи даже христианином, может понять язык, которым говорю, которым говорил Христос с нами, которым говорит с нами Евангелие. И мы хотим упростить этот язык, его исказить, сделать его обмир- щенным, понятным, и мы его хотим унизить и в общем каким- то образом приспособить к своему разуму. Но я думаю, что Хри- стос говорил именно таким языком, потому что только таким языком нужно говорить с человеческой душой. И сейчас, когда мы переживаем такой кризис церковного сознания и кризис сло- ва, кризис словесности, я считаю, что, в общем, сегодня особенно гласность подчёркивает бессилие культуры и бессилие слова и власть лжи над всем абсолютно. И эта власть лжи хочет пора-

ботить и Слово Божие. И оно идёт через Церковь, потому что то, что говорят нам сегодня с амвона, хотя и редко нам говорят и это есть язык не христианства, но язык, который приспособлен к этому миру, для того, чтобы миру что-то частично рассказать. Но Христос требует всего человека. И я уже цитировала в одной своей статье, что один такой замечательный подвижник, он уже старый, он скоро уйдёт из жизни, архимандрит Сафроний, кото- рый написал книгу о старце Силуане, который написал сейчас замечательную книгу, которая называется «Видеть Бога, Какой Он есть» о его духовном опыте. Он сказал, что мы можем полу- чить от Бога благодать только тогда, когда мы идём до конца. То есть тогда, когда мы идём с Ним и Ему полностью отдавая себя. Себя и всех своих близких и всю свою жизнь. Без этого мы ничего не получим. Это будет такое лжехристианство, неохрис- тианство, постхристианство. Хотя оно должно быть, оно нам всем присуще, в первую очередь мне, я говорю в данном случае о себе, это спор со мной, с самой собой. Но я хочу этим с Вами поделиться, может быть, Вы можете как-то объяснить или под- править, сказать с другой стороны о том же самом, Ваши пережи- вания. Но вот это ощущение постоянного обмирщения, желание приспособить, присвоить Христа, сделать Его таким, каким мне лично угодно, исказив Его язык, Его смысл, облегчив для себя, ведёт к тому, что мы сегодня стали без соли. Христианство без соли. Мы не можем спасти мир от гниения, потому что мы опу- таны всевозможными своими слабостями и немощами.

И поэтому, я думаю, что нам нужно возвращаться к правосла- вию в самой строгой духовной, ну и, конечно, канонической его основе. Возвращаться к иконному деланию, возвращаться к Иису- совой молитве, возвращаться к подвижничеству. Пусть будет их мало таких подвижников, но они смогут стать солью земли, со- лью России, понимаете. Поэтому мне так дорог этот разговор, дорога эта встреча. Вот это братство. Я считаю, что сейчас это особо важно для России, потому что Церковь не может справ- ляться с той жаждой Христа, которая нарастает в людях. Во- первых, не дают церковные иерархи говорить, а потом она уже не может, она слишком долго лжесвидетельствовала, она сегодня этого не может. Пастыри тоже все поставлены, как правило, с разрешения властей. А жажда невероятная. Вы видели, сколько у нас в храмах людей? С одной стороны, это прекрасно, с другой стороны, трудно на это смотреть, потому что это в основном, как правило, любопытные. Только первая треть храма стоит, которая ближе к амвону. Они стоят молятся. Середина – это бесконеч-

ная передача свечей. А те, которые здесь, уже у свечного ящика, постоянно торгуют, постоянно спрашивают. Они не виноваты в этом. Им Церковь не свидетельствует о Христе сегодня. Поэто- му люди так жаждут, они приходят к совсем другой религии. Они приходят к какому-то новому язычеству, к новому идолот- ворчеству, и мы в общем-то ответственны за это как люди право- славные, которые должны вторую заповедь, любовь к ближнему, проповедовать. И вот братства, которые, в общем, должны на- чаться, они и будут выполнять ту самую роль, которую Церковь должна выполнить и у неё нет возможности это сделать.

И.Т.: Мужество на сегодняшний день как раз и состоит в том, чтобы не иметь авторитета, как это ни странно покажется, на земле до тех времён, пока не поймём великий авторитет небес- ной монархии. А потом начнём, опять же подчёркиваю слова Кирилла Иерусалимского: «Если слова мои не сходятся с Биб- лией, не верьте и мне». Было бы с чем сравнивать. У людей нет оригинала, им всё хорошо, за всё: «Спаси, Христос, батюшка». Сегодня священников, не знаю, может, десять процентов, которые условно называем, побеседовав с ними, для этого должна быть какая-то своя духовная инспекция, оставить на месте. А осталь- ное - всё на переплавку, на переделку. Кого в Соловки, а кого через монастырь. Только монастырь должен быть духовный. Люди не знают Христа! Вчера беседовали, батюшка попросил изъяс- нить: что такое, Вы часто повторяете, я заметил, слово «встре- титься со Христом». Мне это странно слышать, люди не знают, что это такое «личная встреча со Христом», о которой я уже второй раз рассказываю. В 1962 году 27 сентября, там, в этой комнатке, где я услышал Слово Божие, там запах был от руко- мойника, и он для меня самый святой и чистый запах теперь на земле. Туда прийти, склониться под лестницей, где люди сверху бегут стучат, но ничто меня там не отвлекало. Здесь мой Бог нашёл меня, здесь моя встреча была с Ним. Мир прежний закон- чился для меня там. Новая эра началась для меня. У меня в душе, как огромный взрыв от какого-то огня произошёл, и всё освятил Христос. И я буквально в первые же дни включился в ту группу, в которой они назначали молиться в ночное время. Я пожелал в первую группу, самую дорогую, как на свидание с де- вушкой, как спешит невеста к жениху...». Иудиф.15:9-10 – «Как только они вошли к ней, то все единодушно благословили ее и сказали ей: ты величие Израиля, ты великая радость Израи- ля, ты великая слава нашего рода. Всё это ты сделала твоею рукою; ты сделала добро Израилю, и да благоволит к нему

Бог; будь же благословенна от Господа Вседержителя на веч- ное время. И весь народ сказал: да будет


Бесспорно то, что спорят повсеместно

О вере во Христа – не в Будду с Магомедом; И истинных служителей неистово бесчестят, Особенно лютуют по пятницам и средам.

Жалей слепцов, незрячих оппонентов Старообрядчески двуперстно им в зенки. Противники давно живьём отпеты,

При встрече с ними ты умрёшь с тоски.

Где Слово Божие не держат во главе, Не только в голове, но на вершине, Там обречён и опытный пловец –

Без Божьего лекарства опаршивел.

Молитесь тайно, с Библией сверяясь, Откуда и когда, зачем и почему?

Иные совопросники тебя смешают с грязью, И по-мусульмански завернут в кошму.

Предметом пререканья и соблазна Христос был в храме старцем наречён. Ему то вылепили очно и заглазно,

И крест взвалили на Его плечо.

Владычество рамен неизмеримо,

И корчатся насмешники с надсадой.

«Так что есть истина?» - спросил Пилат из Рима. А истина с руками, скрученными сзади.

Доказывают, спорят оголтело,

Был Он творенье или Сущий Бог. Действительно ли Бог с душой и с телом.

«Себя, – кричали, – Ты спасти не смог!»

И каждый еретик, раскольник, самочинник Приватизирует Христову благодать,

Пекут опресноки, но с собственной начинкой. И крестят, то есть топят, как котят.

Христос есть Бог, и Церковь только там, Где вера в Троицу, есть рукоположенье.

Не мощи, не паломничества по святым местам…

Уверовав чрез проповедь, затем богослуженье. 10.05.07. ИгЛа


Вопрос 3439: Почему бы Вам не съездить в Иерусалим и по свя- тым местам, чтобы убедиться в торжестве Православия по всему

миру? Лучше один раз увидеть, чем чужие воспоминания читать. Ответ: Никогда даже не думал, что у паломников именно такая цель. Я абсолютно уверен в торжестве истинного Православия в вечности и в том, что здесь оно будет разбито на голову и исчез- нет совершенно. Хотя и мог бы уже побыть там не один раз – меня приглашали уже из нескольких стран. Мысленно я уже претерпел все невзгоды путешествия и нахожусь там. Что даль- ше? Веры мне это не прибавит, больше отдачи Господу в себе я уже вряд ли найду. Тогда для чего эти труды, когда ничто и никто не родится. Это как при аборте – много труда и ничего нет. Я очень много читал воспоминаний побывавших там. И думаю, что лучше, чем о.Геннадий Фаст вряд ли кто напишет. Могу к тому ещё добавить воспоминания Зои Крахмальниковой, которыми она делилась с друзьями. Это продолжение предыду-

щее беседы с ней. Я увидел своими чувствами это же.


И.Т.: Так вот, когда человек имеет эту встречу со Христом, общение, он всё приноравливает к тому, как Ему угодно. Почему Иоанн Златоуст и говорит, что если ты делаешь что-то по любви к человеку, то это ещё ничего великого не имеет, потому что люди все любят друг друга. Не то ли делают мытари и грешники? А если он мне неприятен и я не хочу его даже видеть, но а я делаю только ради любви к нему, ибо так велит мой Учитель. В нас появляются чувствования, которые во Христе Иисусе. Фил.2:5

«Ибо в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе». Мы должны это знать и иметь авторитет в словах Христа, словах моего Возлюбленного, ибо Он так говорит. Почему Спиридон Тримифунский, когда увидел, что Трифилий, друг его сказал одно слово не так: «И сказал Он: возьми ложе своё и иди». Он встал сразу и говорит: «Как ты посмел? Иисус сказал «возьми одр свой. Неужели ты лучше того, кто сказал одр, а заменил на ложе?» - «Так оно же похоже?» Похоже, да не то! Когда меня вызвали в ту комнату два епископа и спросили:

«Ты как считаешь нужно говорить - прямо по Евангелию, язы- ком, который не похож на сегодняшний, или говорить своими словами, излагать проще?» Отвечаю им: «Намертво отвергаю вся- кое иное слово, кроме чисто Евангельского, без перестановки слов, без перемены окончаний. Всё в Библии несёт на себе отпечаток божественности, пренебесности. А потом уже объясняй».

Допустим, я в тюрьме. Нас трое. Один преподаватель аэроди- намики у космонавтов – Лозин А.М. Другой – директор рыбо- комбината Сивер В.М., с которым мы встретились в камере. И я

читаю им Новый Завет по вечерам. Директор и говорит: «Да что это, мало ли, что написано?» Потом будет масса людей. Трид- цать с лишним человек, и я на них это же испробую. «Да что Вы ссылаетесь на какое-то Евангелие, это любой может написать. Да мало ли, кто и где что-то пишет». Каждый раз я открываю Новый Завет и произношу название книги, номер главы и стиха. На другой день они уже меня не перебивают. Я открываю Слово Божие, и они уже ждут, когда я открою. На четвёртый день спра- шивают: «Как там у тебя написано?» Прошла всего одна неде- ля, и отношение к Слову Божию уже изменилось. Все до единого в камере были покорены Евангельским Словом. Они, может быть, не станут верующими, о многих я больше никогда и ничего не узнаю и мне не дано проследить их путь и результаты посева, потому что я на этапе. Но теперь авторитетом для них является уже Евангелие, и они будут его искать, желая узнать , что именно говорит Бог. Какой-то спор возникнет, и они спрашивают: «А в Библии про это что-нибудь есть?» Люди ходили в храм десятки лет, и у них не возник даже вопрос относительно авторитета Божьего Слова, Божией мудрости. Люди обращаются за мудрос- тью к людям. Какое может быть единство, какая перестройка, какое движение, духовное возрождение, на чём оно основано, ког- да дух человеческий ищет противного Духу? У человека род- ственность, небесность должны звучать в душе. Душа по природе христианка, как говорит Тертуллиан, по природе райской, и дайте её природное. Есть такой рассказ: «У одинокой матери цыгане похитили ребенка; горю её не было конца. Трехлетняя девочка была её надеждой, она скрашивала её одиночество. Через пять лет случилось следующее. Прибежавшая с базара соседка и вы- палила: «Я видела твою Настю у цыган, которые проезжают через город». Табор был остановлен, дело передали в суд. Ника- кого анализа крови тогда ещё не придумали, и судья вынес сле- дующее решение: отдать ребёнка её действительной матери на месяц и если ребёнок не признает свою мать, то снова вернуть её цыганам. Мы можем только слабо представить мучения матери. Она накупила игрушек, она ни на минуту не отходила от своего сокровища. Но девочка время от времени спрашивала: «А когда мы пойдём к моей маме?» Для неё мамой была эта грязная цыганка. Наступил последний день. Мать находилась в другой комнате, а девочка меланхолично перебирала игрушки. Мать, зах- лебываясь слезами горькими, помолилась и запела колыбельную песню, которую она пела когда-то над колыбелью свой един- ственной, своего лазоревого цветочка и своей последней надеж-

ды... Она ещё не окончила петь, как девочка с криком «мама» бросилась к ней на шею».

Диавол похитил доверие людей к Богу, и люди забыли голос своего Отца Небесного. У каждого в душе этот голос Небесного Отца. Но заглушили его. За всё отвечают в первую очередь свя- щенники. Почему и на картинах, когда смотришь в Почаево, первые на цепи епископы идут в ад. «Вы убили веру в людях!» – я им всем говорю. «Вы убили голос Небесного Отца. Люди поте- ряли родину из-за вас и им всё равно, где быть: в Афганистане, в Америке или где. Они не хотят Родину иметь, они не знают о ней ничего. Они не знают Отц