Игнатий Лапкин


П Р О П О В Е Д И В СТИХАХ


Книга четвёртая



1

Барнаул 2013

Частьпервая

:


ВОПРОСЫИОТВЕТЫ

восветеБИБЛИИ

По благословению протоиерея Иоакима Лапкина,

благочинного церквей Алтайского края (РПЦз)


Четвёртаякнига Проповедивстихах

- « »


© Лапкин Игнатий Тихонович, 2013

Адрес: 656016, г.Барнаул, ул. 2-я Строительная, 62-16, тел.: 24-38-46; 62-81-37. Моб. тел. 8-961-230-70-60.

3

Электронная версия книг: www.kistine1.narod.ru


Предисловие

Необычность в эпиграфах из святой Библии к каждому равно- му по величине стиху из 9 куплетов. Нередко рядом со строкой указано место из Священного Писания, откуда почерпнута мысль. При просмотре черновиков на 3096 стихов в этих 4-х томах,

видно, что нигде нет исправления - писалось начистую сразу.

Ответ

Связанные с поэзией вопрошают, где беру столь необычные и затем так неожиданно высвеченные темы.

: на молитве, в основном ночью и рано утром. Приходит одна или две строки, которы быстро записываю, а продолжу иногда и через несколько месяцев.

Узнав, сколько раз в моих стихах встречаются некоторые сло- ва, можно понять, о чём речь в них: Иисус -1459; Христос - 3439; священное-ик-ство – 379; смерть – 1464; жизнь – 1544;

храм – 724; церковь – 572; воскресение- 666; Библия – 1454;

Писание – 835; Евангелие – 710; Давид – 229; псалмы – 125. В 3467 стихах имя Иеговы встречается – 936 раз.

Во всех моих стихах 708.981 слово, и 3.875.788 знаков.

Длясравнения

:

Статистика на Библию в русском переводе по Синодальному изданию 1876 года: В неканонические книги входят также 13 и 14 главы «Книги пророка Даниила» и молитва Манассии (2Па- рал. 36 глава); это составляет: 172 главы, 5.855 стихов, 100.787

слов; 500.138 букв.

Новый Завет содержит: 27 книг; 260 глав, 7.955 стихов,

129.596 слов, 612.909 букв.

Библия каноническая: 66 книг; 1.189 глав; 31.227 стихов;

568.502 слова; 2.672.374 буквы.

Вся Библия с неканонич. книгами: 77 книг, 1.361 глава; 37.082 стиха, 669.284 слов, 3.172.512 букв.

(Во всей полной вот какое количество знаков: точек - 27.782; запятых – 86.464; точка с запятой – 12.268; двоеточие – 11.012; восклицательных знаков – 2.170; вопросительных знаков – 3.362; кавычек – 2050; скобок – 4.308; пробелов – 710.040). Знак (-) «черта» встречается в Вет. Завете в канонич. книгах 2.952 раза, в Нов.Завете - 488. (й) -(звук) иота, в В. Зав. - 20.809 раз; в Н.Зав. - 5.236.

Итого в Библии черта (-) 3.440 раз; иота - 26.055 раз.

Мф.5:18 - «Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится всё».

Пс.103:35 - «Да исчезнут грешники с земли, и беззаконных да не будет более. Благослови, душа моя, Господа! Аллилуия!


«Аллилуия!» - это потолок –

Выше не забраться, не достигнуть. Тов.13:18 Это всё, чего достичь я смог:

Прошептать, пропеть, предсмертно вскрикнуть.

Аллилуия! – мой девиз и лозунг. 3 Мак.7:11 Сорок лет с ним Бога познаю.

Получал не раз по сорок розог – 2 Кор.11:24 Там без очереди многим выдают.

Отошёл бы, сгинул в одночасье, Цель и направленье потерял.

Аллилуия! – утреннее счастье, 1 Цар.16:36 Для всего мой строй. материал. Пс.150:6

Перевод с еврейского подскажет, Это значит: «Слава Тебе, Боже!»

А о большем нет намёка даже, Пс.113:26 Чтоб на это чуточку похоже.

Аллилуия! – упиваюсь счастьем, Откр.19:6 Библию открою поутру,

Разложу прошедшее на части, Слёзы благодарности утру.

Почему, зачем сумел родиться,

Свой плацдарм во чреве захватить?

К материнским виноградным кистям, Песнь 7:8 К пуповине – бабушкину нить.

Аллилуия! – Кое-как скажу я, Не умея ничего понять.

В эту жизнь, как в яму долговую, Иер.38:7

А потом на белого коня... Откр.19:14 От долгов избавь меня, Иисусе,

От лукавого спаси и сохрани! Мф.6:13 Без Тебя, ни шагу. Не спасусь я.

Ты – стена, фундамент и гранит. Мф.21:44 Аллилуия!.. Испытанья пули

Рикошетят уже столько лет.

Стражники у камеры заснули – Деян.12:4

Путь свободен в аллилуи свет. 31.05.02 ИгЛа

Иоан.11:25 – «Иисус сказал ей: Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрёт, оживёт».


Умирая, наказы потомкам дают, Заступая за грань повседневных забот;

Все предстанем когда-то на праведный Суд, И от страха расплаты корёжит наш рот.

Ровным счётом с собой ничего не возьмёшь, Даже рот поприличней прикрыть не сумеешь; И от сырости в яме не спросишь калош, –

С каждым годом забот о нас меньше.

При здоровье и благе заботься о том, Что нетленным сокровищем будет. Добродетель украсить молитвой, постом, О небесном все праздники, будни.

Примириться успеть, осуждая себя –

Мало вовсе собрал для строительства храма. Тело каждого – храм, пусть о нём поскорбят, Колокольня на храме да высится прямо.

Каждый день на молитве итог подвожу, День и ночь расставаясь с привычным. Ничего моего, я – подобье бомжу, –

Без обузы излишней проявится личность.

Я не первый, кто мыслит о часе последнем, И не лучший, кто худшего страшно боялся. Онемеем, оглохнем, мгновенно ослепнем, Будут нянчить, уложат в последние ясли.

Отдалится земля в завершающих кадрах, Сам себя рассмотрю с неземной стороны. Поскорее зарыть будут ближние рады, Перед этой развязкой мы страшно равны.

Не врасплох бы припёрлась с косою сама, – Как я косы любил у сестёр моложавых.

Не будильник поднимет от долгого сна,

Но Архангел с трубой при вселенском пожаре.

Все наказы свожу к возрождённой душе… Примирившись с Отцом во Христе Иисусе, На словах и в делах в Духе Божьем клише, –

Крест Голгофский оттиснут сияющим плюсом. 01.01.08.

Пс.89:10 – «Дней лет наших - семьдесят лет, а при большей крепости - восемьдесят лет; и самая лучшая пора их - труд и болезнь, ибо проходят быстро, и мы летим».

Усилиями прошлых поколений Старался мир себя благоустроить, Облегчить труд и не потеть без лени, Машины будут рыть, вести под кровлю.

Придётся всё обдумать и сознаться,

Что так и вышло с грязной постирушкой. Из химии проклюнулась опасность, Семейный быт «свободою» разрушен.

За скоростью машин и информаций Такой лавиной ринулись инфаркты! Не долгожитель ядерщик лобастый,

И химикам пришлось кроваво харкать.

И что бы где ни рассмотрел детально, За лёгкость, не потея, платим сроком, Летим сверх звука, а исход летальный – От одного «Чернобыля» мир дрогнул.

Спорт не заменит рабство на полях,

С животноводством попотеть придётся. Ум излукавился, как бычий след вилять Начнёт, когда раскаяться так просто.

Упрямство с гордостью, нередко и с гордыней Как знаем, к покаянью не подпустят;

Ум дряблый в теплохладности застывший Стук не расслышит, не придёт к Иисусу.

Казалось бы, высвобождая время От тяжкого, надсадного труда, Любовью к Богу душу разогреем, От радости сердечной чтоб рыдать.

Но очерствелость с обольщеньем вкупе Научат праздности и низменным страстям, Оледененье тяжкое наступит,

Отцы таких же диких возрастят. Кто на Евангелии с Богом примирился, Тому лишь истинная польза от прогресса; О смерти помнит, очищает мысли,

воскресе!». 29.05.08.

6 Вложил все гимны он в «Христос 7

Лев.26:15 – «и если презрите Мои постановления, и если душа ваша возгнушается Моими законами, так что вы не будете исполнять всех заповедей Моих, нарушив завет Мой».

Условно ли, что Бог определил,

И зафиксировал навек в святое Слово, Что изрекли пророки и напел Давид? Всё это свято, но не без условий.

Везде условия без устали сигналят, Что обещанья Божьи непреклонны. Но если мы предатели, канальи,

То Бог и кедр ливанский переломит.

К земле обетованной добрались,

И Бог условия в закон и ум влагает:

«Пред вами склонятся вельможи, короли»… А далее чуть зримая, ершится запятая.

За запятушкой скрюченной – овраг,

В который враг спихнёт непокоривых, Не разбирая, кто какой – подряд,

И всех попов за бороду и гриву.

Условие, что всем жестоковыйным Придётся договор о мирной жизни сдать. Акафисты не примет, ни прокимны –

Бог для воров восстанет словно тать.

Не безусловно и в Завете Новом, –

Не благоволит Бог ко всем распутным. Что доброе изрёк – согнёт в подкову,

Из списка вычеркнет и намертво забудет.

Условие нам нужно чисто соблюдать, Любить Создателя – Гарант всех обещаний. Иначе вместо счастья прёт беда,

Отнимет всё, чем одарил вначале.

Бог безусловно есть всегда любовь, Когда казнил при Ное и в Содоме.

К враждебным Слову Бог нашлёт врагов, Снаряды меткие на них в пустой обойме.

В обещанном нам, «если» – многократно:

«Условия нигде не нарушать!»

За запятую Бог условия не спрятал,

Все запятые прилепил к ушам. 20.09.08.

Втор.32:35 – «У Меня отмщение и воздаяние, когда поколеблется нога их; ибо близок день погибели их, скоро наступит уготованное для них».


Уставившись тупо в цветной телевизор, Годами глазеют и давятся жвачкой.

Тупой обыватель сам в душу приблизил Жратву непотребства, и чавкает смачно.

Рабы телевизора в сладостном рабстве, Привыкли, сдружились с похабщиной едкой. И тьмой от экрана свет истинный застил,

И нравственность ниже нижайшей отметки.

Рекламные трюки назойливо гонят, И пялятся в злобе, завидуя страстно; У нации нашей подрублены корни,

И не избыть отупелость с маразмом.

Ничто не заменит прогулку в лесу,

Сбор трав и цветов, как родное лекарство, К болячкам целебность они принесут,

И речь благородством украсят.

Старайся пространство молитвой украсить, Насколько возможно, добраться до сути.

И к нам в тишину да не вторгнутся распри, Блаженство довольством при буре наступит.

Свободной минутой владей полновесно, Земное раскрасить сумей неземным.

Стоишь у воды или бродишь по лесу, Пристань на прикол у пахучей копны.

И жизнь не чужую рассматривать станешь, Придумки писателя и режиссёра,

Особенно если с постели пораньше, – А спящий уже уподобился мёртвым.

Придут времена из дождей и ненастья, Промозглость затянет во весь горизонт; И в полдень светило в зените погаснет, Тогда из запасов душевных возьмёшь.

И горе тому, кто в часы испытанья Окажется слабым и даже голодным. Пока ещё время, от спячки восстанем,

Все щели проверим единственной лодки. 22.03.08.

Втор.19:5 – «кто пойдёт с ближним своим в лес

рубить дрова, и соскочит железо с топорища и попадёт в ближнего, и он умрёт, - такой пусть убежит в один из городов тех, чтоб остаться живым».

Устроился топор на топорище, Язык во рту, а Библия в руках.

Себя самих в руках Христа отыщем, Когда пред Богом обретаем страх.

Вещей систему устрояют люди, Великие и малые, гиганты и людишки. Все на одном суку, который рубят,

И смерть напоминает, что каждый – лишний.

Устроиться сосудом годным на благое В дому Господнем, исполняя роль.

И на кресте не лишний стал разбойник – Из грязи в князи, в небе же – король.

Устроиться – не должность на доходном месте, Не обещание стабильности в достатке,

Не амулет, пусть даже это крестик,

И не изнеженность в довольстве сладком.

Устроиться на топорище Божьем, Пророческие вздохи миру донести, Рубить, сражаясь с дьявольскою ложью –

Свидетельство о Жертве всей пятерни персты.

Быть гласом вопиющего в пустыне, Во мраке храмов разгрести завалы.

Блажен, кто в холоде церковном не остынет, Кто воду подведёт тоннелем чрез скалы.

Устроиться на самом диком сквозняке,

На перепаде атмосфер, цареубийств и бурь. И недруг лютый прокричит о’кей.

Отступников заколет собственный шампур У каждого своя назначенная ниша,

Где разработать с потом трудную делянку,

Зря не торчи на площади, в работники запишут, Культ трезвости, а не российской пьянки.

Как говорят, устроиться за пазухой Христа – Не худо и не бедно Дух Святой устроит, Отречься от ненужного, сосуды опростать,

В душе у нас тогда устроятся Все Трое. 26.06.08.

Ис.4:1 – «И ухватятся семь женщин за одного мужчину в тот день, и скажут: «свой хлеб будем есть и свою одежду будем носить, только пусть будем называться твоим именем, – сними с нас позор».

Ухватятся семь жён за одного,

А он плюгавенький сморчок и недоносок, Впрок изблудившийся, из праха ветрогон, Растлитель гнусный семерых и бросит.

Из рухляди – семейной паутины, С характером амёбным алкаши,

Приучены надкусывать и кинуть, – Такими пруд пруди – кишмя кишит.

Семь жён – не мусульманство с четырьмя, А иудейское безлюдье войн и горя.

Армады танков с севера гремят, Собою хищных птиц они накормят.

И если бы за благо почитали

Вникать в пророчества библейских мудрецов, Те голоса из запредельной дали

Нас оживили бы и разум не усох.

Добытчики, кормильцы и опора Поднимутся в цене и спрос на мужиков, Согласны женщины, они его прокормят, К себе затянут, – не под мужнин кров.

Демографический распыл в корнях засохших… Блаженны не родившие ни разу,

И не питавшие сосцами – уразумеют позже… Я ни на иоту не сгущаю краски.

Нас ждут ещё повторы с потрясеньем

За то, что на чужих ошибках не учились. Ворвутся похоронки скопом в семьи,

И от пленивших дикое насилье.

Пророчества замедлены, как мины На день и час вселенского позора, И не замедлит ни одно, не минет, Придёт как раз и это не оспорить.

Прочитанное снято под копирку, Легло на сердце людям возвестить.

В песочнице антихрист и скоро чиркнет…

От всей истории, быть может, полверсты. 06.06.08.

1Иоан.5:7 – «Ибо три свидетельствуют на небе: Отец, Слово и Святый Дух; и Сии три суть едино».


Учение о Троице – соблазн еретикам, Они бунтуют с Арием надменным,

И бьют крестящихся щепотью по рукам, Из века в век одни другим на смену.

По-человечески понять таких не трудно: Бог Вседержитель в Лицах? Это чушь!

И ТРОЕПЕРСТИЕ по-никоновски рубят, Не сомневаясь в правоте ничуть.

Страшись понять... Наш Бог непостижим, Его лишь верой можно прикоснуться.

Войти чуть-чуть в Божественный режим, Единородного узреть Христа Иисуса.

Богоявлением Крещенье нарекли, Где Бог Отец о Сыне возглаголал;

А Дух Святой – небесный Параклит, Явился зримо, видимый как голубь.

«О Троице свидетелей на небе три», – Писал в послании Апостол Иоанн.

Как люто ненавидит то слово еретик,

И не пойдёт он к православным в храм.

В непостижимости Творца Его величье! Но тайну Сущности Он всё же приоткрыл. Соприкоснуться с Ним ты можешь лично, Воспеть с единством серафимских крыл.

Троичностью помечен человек,

В котором дух, душа в союзе с телом, В себе Христа отобразить успеть,

Предстать на Суд в троичности всей целым. Как можно чаще повторяйте: «Слава Отцу и Сыну и Святому Духу».

Тогда из уст как огненная лава, Перед которой ереси все рухнут.

Во свете тройственном небесной благодати О Троице душа слагает гимны.

Господь обетовал и Духа дать им,

Чтоб не в названии лишь быть христианином. 02.03.08.

Кол.2:8 – «Смотрите, братия, чтобы кто не увлек вас

философиею и пустым обольщением, по преданию человеческому, по стихиям мира, а не по Христу».


Философы, не любящие мудрость, Сошедшую с небес на Соломона,

Так и ломились в собственную узость Дурнее глупых стали безусловно.

И сколько бы ни тщились на трибунах, Пытаясь мудростью слепцов ошеломить; Приверженцы их прославляют бурно, Хранят в музеях пыль чужих хламид.

Философы смущали простодушных, Глупцы хвалились мыслями Сократа, Влекли налево, прожужжали уши,

Зло тиражировали, щедро, многократно. Как разобраться в тысячах томов,

Их все не перечесть и не осмыслить, Кто претворить на практике готов Плоды явить, не только ночью листья?

Но стоит Библию – премудрость Иеговы Открыть и вникнуть в изреченья Духа,

И с тайны жизни поползут покровы, Нагроможденья суесловов рухнут.

И свет, и истинная мудрость изречений Подхватят дух смиренных и послушных. Подтащат к страху вечного мученья, Глаза откроют и разверзнут уши.

«В начале было Слово», – ухватись За эту фразу, истовый философ, –

И слово то у Бога, в Нём вся жизнь, И ничего не прореки напротив.

Любитель мудрости, найдёт её в Иисусе, И просветится Духом при крещенье.

Слова Евангельские мимо не пропустит, Он из Писания советы будет черпать.

Во свете Библии исчезнет мошкара, Философы не Божьи сгинут – однодневки. Кого искать – послушаем Апостола Петра.

В потоке вымыслы уносит словно щепку. 29.02.08.

Иак.2:8 – «Если вы исполняете закон царский, по Писанию: возлюби ближнего твоего, как себя самого, - хорошо делаете».


Хвалили святые друг друга нещадно, Так редко пути их сходились в уюте, Легко без натяжки и сходу прощали,

С простой приговоркою: все же мы люди! Катились седые столетия в войнах, Плодили героев и трусов забытых;

Не многих вчерашних по имени помним, Не все сохранились могильные плиты.

Не дней, а столетий не меньше семи

С тех пор пронеслось, как распилен Исаия. Антисемитом был этот семит,

Он пел на еврейском в пустыне осанну.

И Павел, храбрейший в когорте Иисуса, Сказал об Исаии важные строки.

Что смело вопил, за Распятого вкусит, – Нельзя смельчаков даже пальчиком трогать.

Как смело восстал Златоуст на пороки, Царицу громил, словно тёзка Креститель. Да, Бог Иегова находит не робких, – Избранников столько же было побито!

Духовное поле, сраженье за души,

За нравственность нации – всё по Писанью. Святоши роптали, цепляли на мушку,

Убив, ликовали, в экстазе плясали.

Примерами смелых украшен наш путь, Им Церковь не зря похвалы расточает. А вам, лиходеям, позорный капут, Осколки летят от Союза-корчаги.

За ближнего смело восстал Моисей, Слова без ужимок бомбят фараона. Примеры такие с любовью всем сей, –

Не дал же Господь увольнительных с фронта.

Плеяды страдальцев, созвездия смелых Зовут повторить их страдальческий вызов.

Их время ушло, только в нас вдруг приспело,

К далёким приблизимся подвигом близко. 21.12. 08.

Иер.9:24 – «Но хвалящийся хвались тем, что разумеет и знает Меня, что Я - Господь, творящий милость, суд и правду на земле; ибо только это благоугодно Мне, говорит Господь».

Хвастливые свой век не доживут, Впросак впадая вопреки рассказов

О похождениях своих, их скрутит в жгут, На пустоте бахвалящихся праздно.

Победы им, хвастливым, перебежчик Заранее подпишет в арсенал.

Но при подсчёте выделится резче,

Что наболтал про то, что видел в снах.

Волхвы египетские посрамились враз, Когда столкнулись с жезлом Моисея. От мошкары спасти и от зараз

Они и не пытались, не посмели.

Какую-то гадюку сотворить,

Вернее призрачно, как бы каким гипнозом. У ротозеев вызвать удивленья вскрик, – Как часто в том раскаиваться поздно.

Рабсак хвалился мощью войск жестоких, Езекию стремился криком посрамить, Мол, у евреев нет и части сотой

Тех сил, которыми сразит Иерусалим.

Но Бог всесильный – Иегова Сущий Послал единственного Ангела помочь, И разогнал иноплеменных тучи,

И вымел до единого их прочь. Сто восемьдесят пять не штук, а тысяч К утру валялись у голодных стен.

Снимал свой стан поруганный, набычась. Корабль с пробоиной дал максимальный крен.

Весь мир старался Ленин проглотить, И Гитлер подавился Сталинградом.

Усатый Сталин – злобный крокодил, Без рог с антихристом валялся рядом,

Хвалящийся да хвалится, что знает Единого во веки Бога Иегову.

Всех остальных Бог наречёт козлами,

Там по рукам-ногам безумец будет скован. 10.07.08.

Иер.15:19 – «и если извлечёшь драгоценное из ничтожного, то будешь как Мои уста. Они сами будут обращаться к тебе, а не ты будешь обращаться к ним».


Хотел репей в окрестности скосить, Облагородить улицу, избавясь от липучек; Лопух зелёный и в жару красив,

И разговор на брата вывел случай.

Брат попросил не трогать лопухи Цветущие, – с них медонос отличный; Мёд будет чистым, явно не плохим, Пчела в цветке репья нектар отыщет.

Так многое нас с детства окружает,

К чему давно привыкли и не замечаем, Когда ж лишимся, ощутим, как жалко, – В оценке важного мы явно обмельчали.

Мёд собирать, уподобляясь пчёлке, И из ничтожного полезное добыть!

В оценке нужного до старости просчёты, От конской гривы, до следов копыт,

Идеи рушатся, кумиров след простыл,

На человека кто надеялся, стал проклят; Облагородился, кто в Боге был простым, В чём обвинялся, – вышел без порока.

Репей лекарством ценен от корней, И в листьях заживляющее средство;

Вцепляясь в бороду распространюсь верней, – Не раз его за то лопатой кто-то треснул.

Скажу о книгах, коими оброс, –

Кажусь несносным, – всех подряд цепляю; Но я умру, а им – подняться в рост,

На неудобстве и между полями.

Живучестью репей и глубиною корня В засушливое лето явный чемпион. Есть многое, о чём дотошно спорят,

А позже сознают, что прав был только он.

В словах Библейских мощь неотразима, – Я словом Божьим пользовался дивно.

А без Евангелия слыл бы лишь разиней, Давным-давно попы репей срубили. 24.07.08.

1Кор.15:14 – «а если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша».


«Христос воскрес!» – эмоции внахлёст, Ведь столько пережили на погосте!

Нас вопрошали: «Где же ваш Христос?» Об этом мы врагов сказать попросим.

С тьмой не шути, в ней заблудились враз Ученики, охрана, фарисеи,

Слова Его забыли, захватил маразм, И в одиночество осиротело сели.

Переживанья пятницы, допрос, Кровавый след по крестному пути.

Из уст в уста: «Ну что там? Как Христос?» И даже злобно: «Ну хорош же тип!»

Дрожало дерево, поднятое стоймя, И никуда спешить уже не нужно. Доныне те минуты всех томят:

«Да может ли случиться что-то хуже?» Все ждали чуда – Он же Чудодей,

Как мог позволить злу торжествовать?! И среди дня вдруг прекратился день,

В гробу Иосифа положен, как в кровать.

«Христос воскрес!» Такого сочетанья Ни буквы, ни слова ещё не знали.

Никто не верил, что Иисус восстанет –

В гробнице свет такой, как в тронном зале.

Что стража, камень, тьма – они падут, К дороге в склеп потянутся из Рима.

А вера в воскресение – с тех самых пор – редут, В число своих уверовавших примет.

«Христос воскрес!» – чего казалось проще С тех пор. Но как ты разрешишь вопрос? Ликует небо, океан и рощи,

Что Иисус есть истинный Христос!

На страже мавзолеев зря не тратьтесь, Час воскресения для прочих на Суде!

«Христос воскрес!» Душа, отныне здравствуй!

Из плена вывел нас, где век бы нам сидеть. 25.04.08.

1Кор.15:17 – «А если Христос не воскрес, то вера ваша тщетна: вы ещё во грехах ваших».


Христос учил Своих учеников, Дивясь их бестолковости рыбацкой. Освобождал их разум от оков,

Но те всё на своём, и баста!

Простые притчи о вещах простейших

Не мог им втолковать, и всюду двойки. Любой учитель был бы явно взбешен, Их бестолковость как после попойки.

О том, что схватят и Его распнут Им говорил на каждом повороте.

Но дьявол разум их оплёл, как спрут, И околесицу несли, что ахнешь просто.

Он им втолковывал о ярости гонений, О ненависти близких и родных;

Они тряслись, искали, кто изменит

И Пётр с мечом готов был дать под дых.

«Доколе буду с вами, вас терпеть?!» А наши глупости роятся ежедневно.

Хотим ли мы глупцами быть и впредь, Не бисер слов рождать, а только пену?

Бог Иегова так уж попустил

Уму людишек обмельчать в потёмках. Все соберитесь в Иерусалим,

И ждите дождь, приготовляя ёмкость.

На десять дней вся Церковь – монастырь, Сидят и ждут какой-то силы свыше;

Их разум располнеет вглубь и вширь, И кто имеет уши – тот расслышит.

Сам Дух Святой, сойдя, заговорил,

Всю сущность их переменил мгновенно. Миссионеры двинулись на непокорный Рим, И рухнули от благовестья стены.

Все удивлялись на прозревших сразу, Они ли, Галилейские низы-трудяги?!

Но наступал уже вселенский Праздник –

С Христом на вечере все верные возлягут. 20.09.08.

Плач.4:20 – «Дыхание жизни нашей, помазанник Господень пойман в ямы их, тот, о котором мы говорили: «под тенью его будем жить среди народов».


Царя оправдывают или же винят, Рисуют нимб к снесённой голове.

Он сам молчит, во рту жидовский кляп, Его народ не спас, но стал жалеть.

Из этой дали всё не рассмотреть

В деталях, как величием давились.

Не приведи, Господь, такого взрыва впредь. Враг лютовал, поправ к святому милость.

Царица, царь, на выданье девицы, Наследник-отрок... только снимки с нами. Историки гадают, не могут надивиться, Окутанные явью, вымыслами, снами:

Как, почему не только царь – Россия Сумели добрести, прийти к такой житухе; Нетрезвые, в дыму табачном докатилась,

В традициях, преданиях прокисли и протухли.

Царю кадили жирно и всечасно,

И на эпитеты детишкам вовсе не скупились. Безбожие же зрело пред солнцем и ночами, Роптали топоры, острились с гневом пилы.

Миссионерства не было и благовестье скрылось, Величием кичились, безмерностью пространства. Евангелие спрятали, душа брела без крыльев.

И становой хребёт не выдержал и хрястнул.

О, царь, скажи епископам, скажи, Хотя, быть может, это не поможет,

Чтоб стали братьями, хотя они ханжи, И в пустосвятстве лгут, а так – не гоже!

Пусть к благовестию всю паству призовут, И сами выйдут, выведут монахов.

Скажи, о, царь, иначе всех на суд,

От вас уже могильным тленом пахнет.

Царь, не воюй! Писанием страну вооружи, И поревнуй апостольским примерам!

Но царь не внял, с семьёй поверженный лежит, Пожал плоды необращённой черни. 17.12.08.

3Макк.2:1 – «А первосвященник Симон, преклонив колени пред святилищем и благоговейно распростерши руки, творил молитву».


Чего мне хочется, когда вхожу я в храм? Всё, в чём Апостолы столь дивно преуспели, А здесь безумство, Вавилонский срам,

С шатанием языческим, бесцельным.

На роспись стен, высоких потолков Славянь кривую с титлами влепили.

И бродит в брюках мерзость без платков, Порядка нет и навести бессильны.

Дом Божий разве создан для волов, Мычаще-блеющей четвероногой твари?

Христос сплёл бич, изгнал без лишних слов, Искариот здесь денежки затарил.

Когда стоишь средь гнусной толчеи, То ни о ком так сердце не стенает, Как о вождях, что паству не пасли,

Здесь овцы опаршивели и вымерли ягнята.

Не видит этого слепотствующий поп,

В дыму и в копоти скрывая сущность дел, Евангельское высветить хотя бы на щепоть, В чём возрождённый в Боге преуспел.

Македонянин в Павловом виденье Не умер же, ведь он неуловим;

Его мы примем, в лучшее оденем, Всё драгоценное без спора отдадим.

Идёт вечерня... маюсь у порога,

Предельно стиснутый ларьками с двух сторон, Не раз пытался эту мерзость трогать,

Визжат собаки: «Отступись! Не тронь!» Бродящий люд охапками беремя, Пудами жгут невосковые свечи. Обкуренные, истомившись, дремлют, И ум занять без проповеди нечем.

И наконец мы общину создали,

Где тишина, порядок и благоговенье. Здесь проповедь достигла самых дальних,

На русском всё библейское мы ценим. 02.02.08

Пс.119:7 – «Я мирен: но только заговорю, они – к войне».


Чем досаждают люди в основном Тому, кто рядом молится усердно?

И тычет в великана тусклый гном, Сто раз на дню преискренне осердит.

Такие мысли высветит Псалтирь Во тьме ночной задолго до рассвета:

Живущий рядом навостряет штырь, Огреет походя припрятанною плетью.

Ядущий хлеб, добытый мною с потом, Моим питьём отнюдь не поперхнулся; За мной устроил зверскую охоту,

И раздевает словно червь капусту.

Моим болезням рады до восторга, Чтоб я не встал с постели, захирел,

И съехал не домой, а сгинул в морге, Как говорят: не слаще редьки хрен.

За что поносят евшие со мной,

И бьют копытом, хлеб не проглотивши? В устах их язва, ядовитый гной,

И зубы как мечи у крокодила.

Особенно церковное начальство Лютует при тупом воображенье… Конечно, скорбно и до слёз печально,

Что без меня со смертью хором женят.

Хотелось бросить скопище злодеев,

Слепцов патриархийных, и не сдаться злым, Всех необрезанных пленителей халдеев, Насильников, ворующих калым.

Когда из вечности сегодняшнее видим, Окажется, что всё на пользу с нами.

К спасению влекли, кто строил гибель,

К вершинам выгнало нас грозное цунами.

И потому пред Богом Иеговой

Наш крест, Христом возложенный на нас Как раз, и к месту, с верою в основе.

Господь помог, как обещал и спас. 21.03.08.

1Пет.1:10 – «К сему-то спасению относились изыскания и исследования пророков, которые предсказывали о назначенной вам благодати».


Четыре века христианской эры Прожиты яростно, как на одном дыханье; Страданья христиан тех не измерить, Совсем ленивый только их не хаял.

Вздохнули Константиновой свободы,

И храмоздательством спешат обзавестись, Но Рождества не празднуют в народе,

К декабрьской дате не подтолкнула жизнь.

Но празднуют лишь Пасху и Крещенье, Ведь воскресением Христа пропитан смысл; Два праздника и господам, и черни,

С язычеством не вычисляли год петухов и крыс. И дату Рождества, и даже год Рожденья Родоначальника Христа искать напрасно;

Монахи не познали в календарных звеньях – Затмилось всё крещением и Пасхой.

Что Пасху празднуют, то и живым понятно, Амнистия для мёртвых по полоти и духовно, А вот в Крещении одни сплошные пятна: Как, почему сей день считать верховным?

А дело просто обстояло там, –

Рождение с крещением тогда соединили, Затем приплюсовали к говеньям и постам. И никаких расчётов, как при Данииле.

Не потому ль Крещенье вознесли, С него ведь благовестие пустилось. Затем возложат бремя на ослиц,

И на ослят языческих, как милость.

Начало проповеди – вздрогнут иудеи, Затем петух столкнёт с сексотом лбами, Как по нетрезвости столкнулись две идеи,

И их отпаривать начнут в крещальной бане.

Жених явился, плоть и кровь приняв,

И семя щедрости в рыбацком благовестье. Испросим Духа, чистого огня...

От слов-молитв упорства камни треснут. 05.01.08.

Ис.30:13 – «то беззаконие это будет для вас, как угрожающая падением трещина, обнаружившаяся в высокой стене, которой разрушение настанет внезапно, в одно мгновение».

Что значит дружба, близость по идее, Сотрудничество, искренность, любовь?

Иисус Навин как сын привязан к Моисею, В том убедится искренно любой.

Цель – послушание глаголам Иеговы Из плена выведшего избранный народ. Бог снял с рамен их тяжкие оковы,

И ради избранных семь наций Он сотрёт.

Дружил Давид-певец с Ионафаном

И вместе слушали священные псалмы, Боролись за свободу, рушили поганых, – Легко и слаженно вдвоём врага сломить.

Как плакали, навеки расставаясь,

И причитал Давид, читая похоронку. Нам в Библии о том расскажет запись, – Друг ближе чем и брат единокровный.

Христос для Павла – Альфа и Омега, Дверь благовестия широко распахнулась, От иудеев злобных непрестанно бегал,

В горах, на море и в коварстве улиц.

Но не найдя сподвижника Тита, Искал его, боялся потерять.

Своих соратников воспитывал питал, Страдал сильней отцов плотских стократ.

Дружить умеем ли, теряем ли друзей Таких, которым дело Божье свято? Апостолу таким был отрок Тимофей, Они событиями вместе были мяты.

Друзья не бросят в горе, обиходят, На похороны купят во время билет. В саду трудились вместе, в огороде,

Для них под музыку слагаю я куплет.

Мой Друг Христос ответственность придал Знакомству, дружбе, ласке, обличенью.

Не устоят враги под общий с другом залп,

И в дружбе треснувшей не станем мазать щели. 15.08.08.

Ис.28:7 – «священник и пророк спотыкаются от крепких напитков; побеждены вином, обезумели от сикеры, в видении ошибаются, в суждении спотыкаются».


Что же будет вскоре после нас, Или же в дальнейшей перспективе, И какая выпрется напасть,

С оправданьем разные мотивы?

Опыт наш, приобретённый в битвах, Сможет ли наследникам помочь?

Здесь при нас не появлялось пиво, А у вас с устатку кто не прочь?!

Сколько здесь закопанных талантов, Сгинувших в неблаговестье тучном. Всё к развалу будто бы по плану.

И вопросов заржавевших кучи.

Расставался Павел со священством, Зная, что уходит навсегда:

«Явятся дельцы с поганым тестом, Отовсюду в прорву к вам беда.

С вами я встречался столько лет, И учил, учил и днём и ночью, Будто зря. как будто толку нет,

За Христом идти кто нынче хочет?

Не попы к вам явятся, а волки, Серые разбойники под ряской. Будут даже с раннею наколкой,

Вот где главная церковная опасность.

И епископ суть разбойник с жезлом, С двухголовым змеем под руками.

Хищники к церковной кассе лезут, На меня не раз они рыкали.

Благодати Божьей предаю вас. И молюсь, не экономя слёз».

Не канонизируйте монашескую тупость, Всем на благовестье, как призвал Христос.

И тогда пустыни расцветут,

При потоках лилии воспрянут.

Дайте знать, что Он есть жизнь и путь,

Во Христе спасенье, а не в храмах. 22.04..08.

Матф.13:52 – «Он же сказал им: поэтому всякий книжник, наученный Царству Небесному, подобен хозяину, который выносит из сокровищницы своей новое и старое».

«Что нового?» – при встрече вопрошаем, На пустоту неведенья в вопросе опираясь.

Чужая жизнь закрыта словно шалью, У каждого своя таинственная запись.

А новое… вопрос о нашей жизни, Не о политике, не просто о погоде. О том, как ел, с кем спать ложился,

Кто сколько и чего и с кем накопит.

О новостях, о том, что происходит, Конфликтах наших у друзей, знакомых. Кто нас обидел, и схватил за «хобот»,

И кажется нам, точно, незаконно.

«Что нового?» И тешимся старьём,

С последствиями теми же что были,

Как без уступчивости на рожон мы прём, И старое трясём мешками пыли.

У верующих, свыше возрождённых, Не дни, а даже скорбные часы

Из благодарности Творцу и в обыдёнке, Идут лавиной, – в голод этим сыт.

«Что нового?» И плещет новостями, Как в бездорожье помощь подоспела; С таинственности покрыло стянем,

Под чернотою скорби хитон увидим белый.

Мы хвалимся что замыслы Иисуса Открылись поэтапно, с продолженьем. Не каждого в те тайники запустим, Узреть ростки новейшего в крушеньях.

Познанья Бог чудесно обновляет, Обновками во всём путь дивно украшает, В горах ли след, петляет ли полями, – Повсюду нас земной лелеет шарик.

«Что нового?» Потратьтесь на меня

С таким обыденно-таиинственным вопросом; И я вас ободрю, поддам во льдах огня,

Стешу тотчас неведенья наросты. 13.06.08.

Исх.10:19 – «И воздвигнул Господь с противной стороны западный весьма сильный ветер, и он понёс

саранчу и бросил её в Чермное море: не осталось ни одной саранчи во всей стране Египетской».

Что пользы стать всемирным богачом, Подмять и разорить всех оплошавших; Такой «крутой», мол, всё мне нипочём,

Я всех сильней, богаче, лучше, краше.

Что пользы в славе, даже и всемирной, Быть на устах у самых бестолковых; Иметь все блага, полные квартиры,

Но не узнать про Бога Иегову. Пусть даже силой крепкой обладая,

В душе-то каждый жутко уязвим. Несчастный случай, кривизна любая, – Сражает Бог и не таких верзил.

Что пользы в знаниях ненужных и пустых, – Определяет Библия лишь ценность.

Вулкан-страшилище, отгрохотав остыл, Куда и как богатство с полок делось?

Ни в чём нет пользы, если навредишь Своей единственной душе при этой жизни. Тогда ни проблеска скупого впереди,

И мизерный баланс за шумной тризной.

И не припомнятся надежды олигарха,

В час смертный чудище свою разверзнет пасть. Последний листик, штрих, – чадит огарок, –

Бог по делам всем до верху воздаст.

Полезное найти, в него вписаться

На пользу душ, своей и наших ближних. Богатству, знанию иной пропишешь статус, – Отвесишь нищему не худшие коврижки.

В словах, по Библии сверяясь, ищем пользу, Шаг в благовестии ценнее всех маршрутов. У мудрости всегда прямые гвозди, Скрепляют дружбу крепче, чем шурупы.

Полезное во всём, где мой Христос, – Любовь к Владыке нимбом обрамляет. Терновником посев при пользе не зарос,

И радуга Христа над нашими полями. 13.11.08.

Лев.26:4 – «Я дам вам дожди в своё время, и земля даст произрастения свои, и дерева полевые дадут плод свой».


Что сеет человек… А если он не сеет, А просто воздух языком молотит,

То с опохмелки утром околеет, Заботится не о душе и даже не о теле.

То что по осени порадует прохожих,

О чём перемигнувшись слово прорекут, Что полюшком пустырь назвать не гоже, Таких работничков заклятому б врагу.

А если по большому счёту взглянем

На все плоды церковных длинных служб, Не продерёшься жёлтыми полями –

Такая смертная кладбищенская глушь.

Исследовать Писание Спаситель повелел, Дабы не заблудиться даже в трёх соснах; Живущим Библия – непревзойдённый хлеб, С ней в заполярье вечная весна.

Слова Евангельские сеются лишь с верой, Дух Божий с ревностью разбросит семена. До общей жатвы много будет терна,

И в Судный День признают, чья вина.

Что сеет человек… у каждого свой опыт, Присматриваться стоит к тем, кто жили; Дожди не во время засохшее потопят, Насмарку труд, зря надрывали жилы.

Нам вверено рассеять Евангельский запас, Вместившийся в размеры двух Заветов.

Апостольский запал в рождённых не погас, В честь благовестников такие гимны спеты!

Зима. От холода до самых пней колотит, И ночь темным темна ни зги не видно, Но семена летят и падают как хлопья,

И чудо Божие – не все они погибнут.

Беда и горе, ужас, катастрофа,

Когда нет сеянья на побелевшей ниве. Амбар с зерном и житницы Голгофы

Останутся вовек, хотя весь мир застынет. 09.01.08.

Пс.24:10 – «Все пути Господни – милость и истина к хранящим завет Его и откровения Его».


Что спорить… Посмотри на результат Того, к чему не прикоснулись Словом.

Вчерашние затравленно из книг глядят, Там на живую нитку всё условно.

Кипели страсти в залах и в столовых,

В пивных при Гитлере перерастало в драку; Но кто из них мог проповедать Слово, –

Его портрет мы не встречали в рамке.

Не спорь о том, что сгинет в одночасье: Коммунистический режим или фашистский. Молиться надобно бессонными ночами...

То повторение не далеко, но близко.

О чём же спорить знающему суть?! Не будь задорен с жаждой на победу.

На край своей доски не стоит гнуть, – Кто во Христе, тот завсегда небедный.

И спорят искренно, как спорили когда-то В писательских салонах, на балах.

Насмешники проклюнулись некстати, И столько же в них искреннего зла.

Прошли года и примерли смутьяны,

В их споры вникнуть ныне попытались. Дуэль из-за Натальи и Татьяны…

Через века вновь споры о Натальях.

А истина всегда единственно бесспорна, Её любить ценить и поклоняться.

Она пророками очищена от сора,

И не засорится раззявленною пастью.

Христос всегда, во веки неизменный, – К ногам Его за истиной пробраться. Его слова преданьем не заменим,

Слова Библейские сверхлаконичны, кратки.

По-староверчески не утони в упрямстве, Свирепостью свой разум увы, да не погасим. Иначе в тысячелетней захлебнёшься ряске.

Быть спорщиком упёртым – сверхопасно! 07.04.08.

Кол.4:16 – «Когда это послание прочитано будет у вас, то распорядитесь, чтобы оно было прочитано и в Лаодикийской церкви; а то, которое из Лаодикии, прочитайте и вы».

Чужие письма… что за интерес

Читать и в личное просовывать свой нос?! Но вот посланье, что Христос воскрес,

И эту весть Апостол нам принёс.

Посланья-письма даже не по-русски, Дошли, пропитанные кровью почтальонов; Святые свитки испещрены густо, –

И переводчиками тот заслон был сломлен.

Письмо к галатам, к римлянам, к Титу, И к Тимофею с Филимоном вкупе.

Пришли, стучат и кто расслышал стук? Стихи и главы непрестанно лупят.

Вошли в историю по нижним адресатам, С благословением их имена трясёт;

В словах любви капкан, и он нас сцапал, С наживкой был спасительный крючок.

Насколько ж мне понравились те письма, Переадресовываю все их на себя.

Использую до блеска, – не в келье, не прокиснут, Полсотни лет те письма разбирать.

Расшифровать пытаюсь тайный смысл… Меня пытаются Апостолы исправить.

Их меч угрозы надо мной завис, Дабы избрал я то, что явно справа.

Всем письмам письма, в прошлом фарисея, Он раздробил таинственную тьму.

За стол ко мне Апостолы присели, И верю, говор их вполне пойму.

Слова подобные шокируют мирских, А нам они привычнее знакомых,

Мы их цитируем, назвав главу и стих,

И тут же нахожу, что раньше вспомнил.

Из дали письма те в один конец,

Мы жизнью пишем на молитве строки.

Лишь в вечности я дам своё письмо прочесть, И попрошу, чтоб не судили строго. 15.04.08.

Откр.3:8 – «знаю твои дела; вот, Я отворил перед тобою дверь, и никто не может затворить её; ты не много имеешь силы, и сохранил слово Моё, и не отрекся имени Моего».

Шли делегации к Христу и к Иоанну, Присматривались, сравнивали, тяжко сомневались. Не всем паломничества были по карману,

Ловили слухи разные – от благодати капли. Во свете дня, при разговорах праздных Шли к Иисусу, не таясь, в пустыню,

Потом распнут Равви и слух смешают с грязью. Не все конечно так, но, может, половина.

Ученье Плотника в презренном Назарете

Во многом не сходилось с тогдашним фарисейством. На каждый день в году везде одни запреты,

И как устали все, у ног Христа присесть бы.

Жизнь кончится, приблизимся к развязке, И будет ли желанный рай и Царство?

Старообрядческая тина, злоба в ряске,

Но кто-то всё же чувствовал, что это всё напрасно.

В глухую ночь, таясь от самых близких, Аудиенции добился трусливый Никодим. Почтеньем прихожан, как поп зализан, Любого мог «задвинуть», в глаза пуская дым.

Христа Учителем признав и Чудотворцем,

Всё правильно сказал, не льстил и не сокрыл. В свои заслуги пальцем не упёрся.

Учил других летать, а сам всю жизнь без крыл.

«Рожденьем свыше» потрясён до пят, Да как, да что? Утробу мамы вспомнил.

Как много мертвецов на литургиях спят,

Подобные бесчувственным столбам или колоннам.

Нет ни воды, ни возрожденья в духе

От Духа Божия – не в кисточке с елеем.

В разбитых водоёмах без благовестья сухо – Тысячелетия без Библии – о том не сожалеют.

Ночь распласталась всюду, столетия бредут На крестный ход с попами-мертвецами.

И из епархии к Христу не правят путь, –

Слова Христа живых лишь потрясали. 27.11.08.

Иер.50:2 – «возвестите и разгласите между народами, и поднимите знамя, объявите, не скрывайте, говорите:

«Вавилон взят, Вил посрамлён».


Этапы пройденного стоит рассмотреть В истории страны, в своей судьбине.

Ошибки высветить, не допустить их впредь, Не зря же ценится неоднократно битый.

Привычное, обжитое и тёплое жилище, Пора подходит, передать надёжным,

Не утаить и не зарыть, что лишне,

Не уподобиться «в самой себе» матрёшке.

Свиней погибших столько развелось, Им с крутизны бросаться в коммунизм;

Волною дыбилась их ленинская злость, Когда с твердыни низвергались вниз.

Судьба трудящихся, маститых лицемеров, Похожа под копирку на свиное стадо, Варились все в неандертальской вере

И за вождём тянулись в пропасть ада.

Из Гадаринской местности шашлык, Как наивысшее в зубах земное благо.

К победам призрачным с боями бодро шли, Под кумачом в могилах братских лягут.

Этапы лиходейств жидовской своры Напрасно тужились в тоталитарном сраме. Но рухнул занавес и приоткрылись шторы, Фигляр-фанатик высветился в раме.

На перестройке взрыв эксперимента, Парад-маразм из голых королей.

Жгут их труды – бахвальства экскременты – Спихнуть осталось в пропасть мавзолей.

Свинячьи Статуи Супер Разора

Войдут в историю страшнейшею страницей. Сто миллионов сдуло – неизбывно горе, –

В лабораторном опыте ещё вариться.

Без раскаяния весь путь необозрим – О, Господи, подвигни к раскаянью!

На росстанях Тебя в слезах благодарим,

Пусть милосердие всю злобу перетянет. 06.02.0.8.

Суд.3:7 – «И сделали сыны Израилевы злое пред очами Господа, и забыли Господа Бога своего, и служили Ваалам и Астартам».


Я – не поэт. «Спаси и сохрани!» –

От звания писателя усильно отгребаюсь. Есть Слово Божие – покрепче чем гранит – Не рассусоливанья прошлые, не басни.

Востребованы клоуны, лихие циркачи, От блудниц покраснели все обложки.

В воскресный день цена им – обгорелый пшик, Их шушель книжный ещё при жизни сгложет.

Под ежедневной прессой на прилавках Сонм негодяев уместился дружно.

Одной рукою стягивают плавки,

И фото сзади – арсенал из ружей.

Писатели описывают выхлопную мразь, Поэты-хлюпики на инвалидных стрессах. Спешит полоборота у них иной украсть, –

Как от стыдобышки книжонки их не треснут?!

Не мне рецензией и критикой душить Такую свору платную наймитов.

Нет никого, кто поднял веры щит,

И Словом Божиим сразил бы их не мимо.

Молчат попы, снесло архиереев,

На трусости, корыстном наважденье. И дервишей глумящихся не сбреют, Тебя же, улюлюкая, смеясь, разденут.

Я – не поэт, живой и не отпет,

И потому громлю стихами Слова,

Не день, не два, – почти полвека лет, Вокруг не соловьи, а щёлкают лишь совы.

Благовестители Божественных словес, Не зачехляйте меч святой, не человечий.

Воздвигните в сердцах Голгофский крест, Густеет мрак и приступает вечер.

Покайтесь пишущие, жившие в разврате, Протрезвитесь от гнусного вина.

Написанную чушь спешите спрятать,

Грех не прислушаться и этот стих пинать. 04.04.08

Мрк.13:35 – «Итак бодрствуйте, ибо не знаете, когда придет хозяин дома: вечером, или в полночь, или в пение петухов, или поутру».


Явился бы Христос мне наяву,

О чём бы попросил, о чём давно тоскую? Засуечусь, к застолью позову

Отметить встречу редкую такую.

Звонить начну налево и направо, Друзьям и недругам минуты обозначу, Когда ко мне стопы свои направить, –

И не ко мне – к Христу, – скажу иначе.

Как улей заклубится на дворе, Поверят же отдельные особы. Всё гуще напирают у дверей,

Без очереди рвут заржавленную скобку. Дом не вместит желающих войти, Их убеждать придётся спозаранку. Неразрешимые вопросы накопить, Пока не поздно, допускаем правку.

И вот тогда Пётр вышел на крыльцо, Стал убеждать поверить Божью Слову:

«Христос решил не показать лицо,

А чрез дверь вас выслушать готов Он». Разочарованные станут обвинять

Меня в мошенстве и в обмане лютом:

«Сжечь окаянного! Подать скорей огня!» Остервенело могут хором плюнуть.

Христос нам в сердце веру укрепит,

И Дух Святой даст разуметь всё точно;

В нас высветится царственный рескрипт, Любви и света истинный источник.

Преувеличенья в этом вовсе нет,

«Просите и получите, – Иисусовы реченья. Ответы на молитве, въявь или во сне, Хотя с последним вовсе уж плачевно.

Я размечтался, Библию читая, Припомнил часть отвеченных молитв. Мне возразит занудливый очкарик,

На мельницу чужую неверье будет лить. 21.07.08.

2009

2Кор.5:17 – «Итак, кто во Христе, тот новая тварь; древнее прошло, теперь всё новое».


Акт сотворения остался позади, Благословением Бог труд Свой обеспечил; Дал власть нам сеять, собирать, садить, Весь день, пока не закруглится в вечер.

И каждый год, дивуясь по весне, Воскресшие травинки, злаки, деревца Из-под земли, где зиму им коснеть, –

Акт воскрешения кто сможет отрицать?!

День дню и речь, и знанье передаст,

И ночь торопится положенное выдать; Почти неограниченная в человеке власть,

Царя – орла заоблачного и подводной выдры.

А далее открылось в Божьем слове: Творит Бог Иегова новое в духовном.

И кто к сему способен, призыв тот уловит,

О статусе рождённого всем мертвецам напомнит.

Сначала общий план, потом уже в деталях, Чего достичь желал, в чём преуспеть, когда? Новозаветные уже деньки настали,

И кто не трудится, тому в конце – беда.

Не поздравлять уже с плотским рожденьем,

А только с тем, что свыше, и явно от Христа. Он Сам в крещении в чистейшее оденет,

Миг покаянья с Лазарем, из-под земли восстал.

Воды с едой в Писании мы взыщем, И рост духовный, вовсе не плотской,

Чтоб об Евангельской поревновали пище, Плоды взрастили, не хвалясь листвой.

Всё новое... а значит ныне цель иная,

Не до могилки шествуя, а прямо в небеса; Закон Христов не в молниях Синая,

Не на скрижалях – в сердце Духом написал.

Жизнь и посев по обновлённой схеме:

Расслышать глас Спасителя, поверить и исполнить. Здесь воскресают тысячи, везде в основе семя,

Слова Библейские, приправленные солью. 22.07.09.

Еф.4:23-24 – «обновиться духом ума вашего и облечься в нового человека, созданного по Богу, в праведности и святости истины».


Анализировать и сравнивать одно с другим, Несостыковки видя и малую похожесть.

Мы понимаем, Авраам есть Ибрагим,

И в мусульманской вариации он – Божий.

По признакам таким-то, по поступкам, По качествам, привычкам узнают

Сморчка трухлявого и за полтинник купят, А этому дать взятку и послать на юг.

Анализы дают в натуре представленье

По общим признакам, что где-то было так, Одно с другим не торопясь мы склеим,

Наш опыт и умишко – качеству верстак.

Так иудеи в прошлом просчитались,

Когда исследывали жизнь Христа Иисуса, И находили, что не был Он в начале,

Что с доказательствами у Него не густо.

И Авраам Его не видел, видеть и не мог, Какого-то бомжа из града Назарета.

Сей Иисус не Божий Сын, совсем не Бог,

И Авраам под дубом не Его же встретил.

Анализировать приходится всегда по мелочам, То здесь, то там следы и отпечатки; Исследывать пророчества, о них не умолчать, Со звёздочки одной рассвету в нас начаться.

В истории Библейской столько слёз, Страданий непрерывных и несправедливых, Блажен, кто крест до финиша донёс, –

В конце восторжествует правда, а не кривда, Страх Божий, страх гееннского огня Уздой является, суровость – удилами. Наказывай дитя, как это не понять? Грех непокорства приведёт их в пламя.

Анализируя себя, свои поступки, Познал, что грешник я непоправимый.

И только Жертвою Своей меня Христос искупит.

Рожденье свыше дал Христос – отнюдь не херувимы. 01.08.09.

Деян.6:7 – «И слово Божие росло, и число учеников весьма умножалось в Иерусалиме; и из священников очень многие покорились вере».


Анафемой бряцают – в духовном голытьба, Турецких шапок ряд, точнее – камилавок.

Кого пугают, им ли смелых колебать,

На вас самих в дверях уже пришла облава.

На благовестие никто нигде, и ни один, Антиапостольские пишут решения о ком-то. Слепцы презренные, вас за руку водить,

Никто из вас на проповеди не заливался потом.

Зачем вам палочки, обозванные жезлом, Кого пасёте, пажити искусно выбирая?

На Моисеево седалище тщеславно влезли, Христос в таких узрел разбойников и татей.

Оставьте глупости слепых канонизаций. Ум, если есть ещё, надмением не тешьте. Плесень отрясите от безразмерных задниц,

Летите с благовестием, а лучше топать пешим.

Пройдите путь с Христом по Иудее,

С Апостолами так же маршруты пропылите. Когда в последний раз о ком вы порадели, Пришли с Евангелием, приползли улиткой?

Вне храма каждый нищ и паралитик,

С любым сектантом встреча – вы погибли. Ищите всех проколотых, пропитых.

Прочистите об них святые панагии. Не троньте мёртвых, нагло не пластайте, – За это вы ответите пред Судиёй Христом.

У Бога есть на вас, архиереи, скальпель, –

И каждый без одежды такой-то уж простой. Вы судите других, кто не под вами, Беззубо ляскаете зряшно и бесстыдно.

Опять в отвал Бог проклянет, вас свалит, И ваша паства вздёрнет вас на дыбу.

Оставьте дрязги… на маршрутах разных Найдите вы себя и слушающих вас.

Вы некрещёные в моченье грязном,

Креститесь, вашей жизнью не будут вам совать. 08.02.09.

1Кор.15:9 – «Ибо я наименьший из Апостолов, и недостоин называться Апостолом, потому что гнал церковь Божию».


Андрея Критского вопящий есть канон,

Из покаяния не выдраться к иным вершинам; Он исторгает стон и телесам наклон –

Хотя бы чуточку им горизонт расширить.

Когда-то он анафему изрёк

Со всеми прочими Вселенскому собору Шестому… Просчитался, дал себе зарок: Точить потоки слёз о деле спорном.

Себе не мог простить архиепископ Подлейшей подписи своей и заблужденья. Клобук его склонялся долу низко, –

Веков тринадцать саваном оденет.

Так некогда грехом Давид был сокрушён, И выдал нам псалом пятидесятый

«Помилуй меня, Боже» – остолбенелый шок Всем грешникам от головы до пяток.

И Павел помнил Савлово геройство, Он Церковь гнал, голосовал за смерть; Стефан побитый о пощаде просит,

Под камнепадом гнева свет его померк.

И Урия-гвардеец, предательски убитый

Вопит: «Доколе, Господи, за кровь на отомстишь!» И чернецы слезят по кельям скитским, –

Каноном покаяния изгонят блажь и тишь.

Но верующий искренно, не просто прохожанин, Вникающий в Священное Писание усердно, Хотя просчёты и грехи зажали,

Но знает он и верит: последний будет первым. И радостью прощения с неба осиянный

Ступень из благодарности умело оживляет, И рвётся выше, Господу поёт осанну.

А кто лишь кается, нам искренно так жаль их.

Зову Андрея присоединиться к нам, Благодаряще Бога за чудный дар прощенья. На благовестие бежим за виноградник-стан,

Где властвует чекист – архиерей-корчемник.. 17.03.09.

Иоан.4:20 – «Отцы наши поклонялись на этой горе, а вы говорите, что место, где должно поклоняться, находится в Иерусалиме».


Андрея Критского критический канон, Стою и падаю: «Помилуй меня, Боже!»

И уплываю на обломках в непотребный сон, А в покаяние мой дух совсем не вхожий.

Ударюсь в пол, усиленно таращусь На тусклый свет чадящего огарка.

И в позвоночнике мой SOS ломает хрящик, Лёд не растопится в нас без молитвы жаркой.

К событиям любым библейским сунусь,

Мозг с сердцем и душой следить не успевают,

И разве это каждому не есть огромный минус.

А то, что был, молился ли – сужу себя сознаньем.

Ни поп стоящий, ни архиерей сидящий

О состоянии молящихся не думают века, Репертуар один тот же тысячелетье тащат, А результат какой – не надо и смекать.

На семь недель покрыто чернотой,

И тёмные фигуры в дыму и в клобуках. А Библия не вхожа с иотой, с запятой. Народу тьма и тьмущая давила на бока.

Христос во веки жив, как и вчера, А разве Он сегодня омертвелый?

И наши отношения с Христом пора сверять, Что из Библейского по храмам уцелело?

И не колодцы в храмах, только лужи, Не за водой идут подруги самарянки.

И не по пять мужей у «вдовых» – много хуже. Но по концовке дел дела свои сверяем.

Бежала, удалялась в город свой Сихарь Уже без водоноса с временною влагой. Она оповестила, что здесь Мессия-Царь,

Руками всплескивала, продолжая плакать.

Та речь Иисуса много им открыла,

Где кланяться, кто истинный поклонник. Вот день сегодняшний: рёв, зёв, тупое рыло,

Куражится попы, народ к причастью ломит. 02.04.09.

Матф.13:3 – «И поучал их много притчами, говоря: вот, вышел сеятель сеять».


Антимонашеское видится везде,

В животноводстве, в земледелье трудном, Куда ни глянь, примеры там и здесь,

Без семени все мы зимою будем трупы.

Без вспашки и без сеянья шикуют сорняки.

И без труда в строительстве жилище не возникнет. Какая будет песня то смело прореки, –

Одежду не сошьёшь там без иголки с ниткой.

Словами мудрости снисшедшей с высоты. Осеменилось поприще в «Апостольских деяньях». Без жаркой проповеди полигон застыл –

В те времена мы ниточку протянем. Бог Иегова, Сущий надо всем

Установил один порядок общий; На все века всегда везде посев,

И земледелец каждый по весне хлопочет.

И вдруг молчальники, затворники монахи, В четвёртом веке развернулись лихо; Евангельское семя застопорили взмахом Широких рукавов и проповедь затихла.

Плоды неблаговестия, монашеских преданий Нас оккупируют буквально ежечасно.

От неуверовавших плачем и рыдаем, – Не дали там от семени зачаться.

Куда ни глянь, внимательно всмотрись, Какой разброд, раздрай и катастрофа, Всё потому, где мёртвый атеист,

Где не узнаем про Христа с Голгофой.

А всё монахи, всё они, упрямцы,

На благовестие не вышли из монастырской глуши, Их Магомед повытрясет из ряски,

И вместо нимба меч и полумесяц глушат.

Неблаговестие в веках – монашеский конёк, Возникнет самость, дикое упрямство.

Прошли века из тьмы, упрямцам невдомёк,

Плоды монашества и кладбищам не спрятать. 07.08.09.

Иер.49:14 – «Я слышал слух от Господа, и посол послан к народам сказать: соберитесь и идите против него, и поднимайтесь на войну».


Апокалипсис – брат, а вместе и сестра Всем книгам Библии, включая «Бытие». Часы свободные на чтение истрать, –

Чтоб смысл уразуметь придётся попотеть.

У самых худших, страшных и кровавых Событий всех, что в двадцати двух главах, Есть исполнители, зачинщики, кто травят, Им всем не светит оказаться справа.

В лабораториях в пробирках и в ретортах Плодятся и хранятся слуги смерти.

Их запускают и народы стёрты, – Полезно это знать и на себя примерить.

Легендами пылят фантасты, чародеи, Шаманы, колдуны, слепые экстрасенсы. О едоках ненужных порадеют, Столкнут планету к эпикризу, в сепсис.

У Бога Свой, иной неизреченный план, Направленный к спасению поверивших Ему. Изобретенья надвое, всё дико пополам,

И что избрать на пользу – люди не поймут.

За голодухой будет бледный конь скакать, И смерть и ад проявятся всем зримо.

Все беды бывшие умножатся стократ,

Из предреченного ничто не минет мимо.

Мы не минуем страшных катастроф, Творимых гением, Создателя отвергшим, Реальный фон жесток, свиреп, суров,

На землю беды ринутся, как шершни.

А верующий в истинность свободы во Христе При катаклизмах, сварах, перепоях

Не убоится паники, и слухов-новостей,

Он ничего из сказанного в Библии не скроет.

Не бойтесь тело губящих, не бойтесь, Души же не могущих от Бога отвратить!

Земля есть труп в грехах, а беды – гости, Армагеддон грядущий предваряет грипп. 21.05.09.

Матф.27:20 – «Но первосвященники и старейшины возбудили народ просить Варавву, а Иисуса погубить».


Банальной глупостью напичканы попы, Не все конечно, но большинство из них.

Не о грехах реку, что любят есть и пить, Тупеют сонные на службе мёртвых книг.

Они привыкли властвовать во тьме,

И потому куражатся и кружатся с кадилом;

А уваженья к Библии ни в сердце, ни в уме, О благовестии им мысль совсем не приходила.

Почти пол сотню лет пытался их будить, Но перепуганы епископом они настолько! На сотню сонных жив, может, скелет один, И то тогда, когда на раны сыпал солью.

Они уверены и верят безусловно:

«Без них к спасенью плотно вход закрыт». Среди таких Мюнхаузены, есть и баснословы. И паству окормили, живя возле корыт.

Отцы бездетные с монашеским настроем, Себя помыслили отцами обзывать.

С торговой точкой в храме какое царство строят?

По отношенью к праведности поп несусветно «свят».

И судя по всему – не измениться им, Опутаны славянью, прикованы к мощам; Любая власть безбожная им – Иерусалим, А слово Божие им некуда вмещать.

Библейским тяжким молотом вопросы все размолоты, Священное Писание ответы подтверждает;

Железные стихи дробят молчанье-золото, – Воистину бессмертна лишь Божия держава.

По сёлам близ лежащим и намного дальше

На двух машинах мы спешим на чудо-благовестие.

По воскресеньям радостным, как семилетний мальчик И с нами семь сестричек, подобные невестам.

Ах, вы бы только видели запыленный кортеж, Евангельские посохи к ладоням прикипели.

Где нет попа в помине, там затыкаем брешь,

Но если поп там брешет, то уйма канители. 03.09.09.

2Пар.28:15 – «всех нагих из них одели их, и обули их, и накормили их, и напоили их, и помазали их елеем, и посадили на ослов всех слабых из них, и отправили их в Иерихон».

«Бедность не порок» – пословица гласит, Порочным и ленивым оставивши лазейку.

И нежится и тешится природный паразит, Не пашет во время и ревностно не сеет.

Отходит он в отхожее ненужным,

К нему за помощью никто не постучится. В его жилище вход нуждающимся сужен.

Запачканного здесь не преобразуют в чистых.

Есть нищета телесная, причины есть тому: Нужда, пожар, воры и ограбленье властью. Заплаты нет хотя бы починить суму,

И мало кто житьё таких сумел подсластить. Строкой бегущей праздничный обед, Хотя, трудясь, так редко просыхает;

И не даётся грамота, приходится корпеть, – Вы видели таких, не раз о них слыхали.

Так помогите же, ослепшие в богатстве, Услышьте же, оглохшие от воплей!

Не принуждайте алчущих вновь за дубины взяться – Внезапно революция и ваш гарем потоплен.

Но в бедности телесной разбогатей духовно, Истраться на молитву, Писание исследуй.

Провозгласят богатым уже не ради хохмы,

К твоим столам потянутся за истиною следом.

Бедность не порок… К нам истирай порог,

Мы с Соломоном мудрости духовной испросили. И столько заготовили своим потомкам впрок,

И не знакомым только, но для всей России.

С любовью уделяй по малому и в малом, Рука твоя дающая, никак не оскудеет.

В паломники пробьёмся со вселенским Павлом... Обогативший мир, по плоти был так беден.

Обогащает Бог... И в бедности богатый Найди себя беднейших и разорись на них,

Есть в «Житиях» примеры, богатство вдруг подкатит, – Мы слышали и видели не только лишь из книг. 28.01.09

1Кор.9:24 – «Не знаете ли, что бегущие на ристалище бегут все, но один получает награду? Так бегите, чтобы получить».


Бежит народ, чтоб службу отстоять, Отжившие старушки, и редко старички.

И вовсе редко-редко молодая стать,

Как правило, в разводе, ничей, ничья, ничьи. Бегут не на ристалище библейском,

Не к благовестию свело здесь столько стёжек; На том пути всё затянуло в плесень, Евангельскую веру здесь дьявол искорёжил.

Слепая, тёмная, разрозненная масса Шатается по храму, идёт продажа-купля.

Из личностей творятся под копирку маски, Рассыпаны по храму монашки – головёшки-угли,

И поп куражится… не стыдно за толпу, Ведь как никак, а всё же это его паства,

И ломятся к причастию, – калеку затолкут При крестном ходе, на Крещенье, в Пасху.

Метнулся мысленно к апостольским служеньям: Сегодня здесь руководит Апостол Павел,

Открыл уста и… замерло движенье,

За проповедь одну как многих он наставил.

Предначертав распятого Страдальца Иисуса, Волной ответных чувств нечестье потопил, И отклики об этом повсюду разнесутся,

В сердцах рассыплет жар погаснувших кадил.

При чём здесь я, хлебнувший там огня, Зовущий всех на брачный пир к Иисусу. Теперь к добру не нужно погонять,

И благовестие мне в радость, вовсе не в нагрузку.

Чего бы стоило попам, архиереям

В содружество вписать Апостолов Христовых; Огонь Святого Духа замерзших разогреет,

И лёд неверия, обрядности растопит.

Мы побежим вослед несущих жизнь, Начнётся созидание духовных храмов,

Кто слышит глас Христов, к Нему тотчас вернись, Хромавшие да ходят с Богом ныне прямо. 05.05.09.

Ис.45:19 – «Не тайно Я говорил, не в тёмном месте земли; не говорил Я племени Иакова: «напрасно ищете Меня». Я Господь, изрекающий правду, открывающий истину».

Без нашего участия само собой не сбудется, Уж так постановил Распорядитель общий;

Для малого яйца нужны петух и курица,

Для зарожденья дитятки, конечно же, не мощи. Бог Иегова – Он, как Автор нашей Библии, Оповестил о всём, но всё чрез человеков.

Но дважды Сам писал Он, об этом не забыли, Скрижали Моисея – с них не осталось слепков.

При Валтасаре пиршество и дым был коромыслом, Из храмовых сосудов, глумясь, вино глотали; Внезапно кисть руки, и все герои скисли,

И прежний царь убит, и прислуга в опале.

При экстраординарных внезапных переломах Бог вмешивался круто, и то всего лишь дважды.

Для написанья Библии искал Он самых скромных, А что запечатлеть, – им Дух Святой укажет.

Без нашего участия и наших обличений Не будет благовестия, духового рождения.

Без проповеди батюшек в духовном всё плачевно, И даже от сектантов сплошное пораженье.

Бог может всех повсюду одеть и накормить, Озолотить несметно, сокровища подбросить. Но нашими руками от носа до кормы Корабль уже загружен и наши тянут тросы.

Апостолы, молясь, по кельям не скрывались, Они месили грязь, вздымались над пучиной.

И их руками письма оплодотворялись в завязь, От их трудов и мы Писанье получили.

Не надо ждать, что как-то само собой настанет, – Старообрядческую тупость не возглашай каноном. Бог нашими ногами и нашими устами

Желает всех достичь, дать жизнь им не условно.

Доныне ищет Бог надёжных в виноградник, В награду им динарий, как в притче обещал.

Кто в монастырь забился – их сатана ограбил… Христос тому нас учит – Начало всех начал. 25.02.09.

Быт.25:25 – «Первый вышел красный, весь, как кожа, косматый; и нарекли ему имя Исав».


Без рук, без ног родился человечек, Комочек красной глины на руках;

В слезах родители и утешать их нечем. Понятно же – надеждам полный крах.

Пошли в начале толки, пересуды,

Кто согрешил, несчастный ли уродец.

Или родители? Чей грех потомство губит? Под взглядами соседей ходят, сгорбясь.

Есть у тюленей ласты вместо рук,

В своей среде им будет мало равных; Без ног любая тварь – готовый труп, Когда зверьё охотник в ноги ранит.

А здесь владыка твари обезножил, Верней сказать, обрубок-недомерка. Трагедию свою он осознает позже.

Не дай, не приведи, Господь, – настолько скверно.

Но если мать с отцом плывут в неверье, Просчётов их природа не прощает;

Под опыты сдают – не велика потеря, Особенно, когда отец большой начальник.

Но зародись калека у юных христиан, Лелеется в заботе, ласке от вниманья. Приспособленья разные, чтоб жизнь сверстать, И перелом к рассвету у малышей настанет.

Окончит школу, заведёт друзей,

И слово Божие изучит досконально, Найдёт и выходы в своей судьбе поздней,

Душой возвысится в подобье дивной пальмы. Слепец рождается, к тому ж глухонемой, Однако и таких жизнь приспособит к жизни. Всю жизнь во мраке, летом и зимой –

Легко ли стать спокойным, не капризным?

Для славы Божией да станут недостатки, В прерывистом дыханье вздох молитвы.

При благодарности и горесть станет сладкой,

При славословии Творца с крестом мы слитны. 12.07.09.

Пс.90:15 – «Воззовёт ко Мне, и услышу его; с ним Я в скорби; избавлю его и прославлю его».


Безжалостный прапрадед мой Адам Обрёк меня на тяжкое скитанье.

Но он отец мой, чем ему воздам? –

О том твердить до смерти не устану.

На благодарности наш голос явно крепнет, Мы на второй ступени у молитвы.

Не на просительной, на первой, где нередко, От жалости и скорби часто всхлипы.

Просить прощения себе, забыв обиды, Которые нам недруг или друг доставил; На той площадке каблуки все сбиты,

Уж столько раз туда ныряли сами.

Под сводом храма заливался хор, Слова к посту о нашем окаянстве, Великопостный начинался мор, Слова о кале прозвучали ясно.

Молитва к Богу в виде оперетты... Да разве Бог в театре режиссёр?

На трёхступенчатой молитве все согреты. Петь только там, где грех навеки стёрт.

Престижно в храме голосом играть, В экстазе общем не скрывая данных,

И «Господи, помилуй!» нараспев стократ, Не хор спасённых, а только род поганых.

Песнь восхождения в псалмах Давида Есть образец, где развернуться пенью. Любому без предвзятости здесь видно, – В словах псалмов не видно нашей пены.

Себя спасённым нужно свыше осознать,

Не забывая прошлых гласов непристойных. Песнь благодарности – второй ступени знак, Не больше раза пропоют «Достойно».

И если Бог, Великий, дивный Иегова Сподобит вырваться с хвалебным на ступень,

На третью, Ангельскую, к ней вернёмся снова,

И даст ростки в пыли замерший пень. 19.08.09.

Суд.18:10 – «когда пойдёте вы, придёте к народу беспечному, и земля та обширна; Бог предает её в руки ваши; это такое место, где нет ни в чём недостатка, что получается от земли».

Беспечный как порядок обеспечит, Аварии избегнуть, избежать прорехи? Он, затопив, оставит топящиеся печи, На красный свет с гарантией проехать.

Беспечность дом несчастием наполнит,

То режущим, то колющим, то спички у детей. По глупости себя узрит уже в наколках,

Где тишина священна, он вздумает свистеть.

Беспечность обеспечит обрывы и провалы, Вперёд и на полшага прогляд таким противен; И если невиновен, но на таких всё свалят, – Зачем же превращаться в рутинности в кретина.

Беспечность с безмятежностью издревле не дружили. И их, таких, легко враги сметали прочь;

Без экономии, безбожно остатки растранжирить, Любители поспать день превращают в ночь.

Где дух воспламенён и Дух Святой – Владыка, Там семя высеяно щедро повсеместно;

А при беспечности в любом зачатье дыры,

Там может вырвать даже святое благовестье.

Где строго, с напряженьем, там под контроль введут, Стараются предвидеть возможные нюансы.

Не рушится строение, не портится продукт, И сохранится здравие воистину без глянца.

Не дай, Господь, беспечным всуе подражать, Чтоб враг умнее нас хоть в чём-то оказался. Беспечность – зло, источит словно ржа, Тот не с одной женой отметится и в ЗАГСе.

Беспечность троны рушила в лихое одночасье, Пыталось как-то глупо что-то наверстать.

Чтоб прежнее вернулось, по-новому начаться, Всё это невозможно без веры во Христа.

Летит и вертится беспечно мокрый шарик, Совсем не думая о видимом финале.

А у беспечных в закромах охальник шарит,

Врага с беспечностью впустили и обняли. 20.09.09.

Дан.4:10 – «И видел я в видениях головы моей на ложе моём, и вот, нисшёл с небес Бодрствующий и Святой».


Бессонницей страдает Артаксеркс, По вызову его трясут библиотеку.

Взывает к Богу множество в скорбях сердец, И в результат поверит даже скептик.

Вот от бессонницы нужнейшая таблетка: Читайте Библию, и воскурив моленья,

В единой Библии найдёшь библиотеку, – О, только бы не подружиться с ленью!

Уходит день текущий навсегда, Секунды и минуты утекают, тают, Ресурс закончится и нечем подпитать, Но есть надежда чудная, святая.

Постромки рвёт загруженное сердце, Колотится и буйствует в бессонные часы.

Чем заполняешь душу, с Евангелием сверься, Воспоминания тогда к Иисусу принеси.

Мы временные, столь сиюминутны, Нас раздражает всё, что не по нам. Знания о будущем неимоверно скудны,

Из колеи нас выбьет плохая мысль одна.

И сон любезный отлетает сразу, Ворочаешься, заново просматриваешь кадры. Слова прилипчивые из обрывков дразнят,

И лезут выводы, которым мы не рады.

Тьму не прогонишь даже ярким светом, Она клубится в черепной коробке.

Едва утихнет, возвратится следом, Бессилием нервирует, усталостью коробит.

Но стоит только на молитву встать, Привычно Библию открыть и углубиться, Призвать на помощь Господа Христа,

И Он приблизится, Такой родной и близкий.

Кто за бессонницу кого благодарил?

Но если б не она, Пурим был для Амана, И жили бы в рабах среди зверей-горилл,

Но Мардохей с Есфирью с нами без обмана. 29.08.09.

Пс.91:2 – «Благо есть славить Господа и петь имени Твоему, Всевышний».


Благо Господа славить за блага Его, Даже если и кажется – сам обеспечил; Нет, не так создан мир, не твоей головой, И у солнца мы греемся словно у печки.

Благо помнить о Боге, в себе сознавать

О своей скоротечной, единственной жизни; Челноку уподобясь без пользы сновать, Слышать, видеть, всегда воскурения тризне.

Благо страхом пред Богом себя обуздать, Из запретов стену послушаньем украсить; Перед Богом гиганты всегда мелюзга,

И величием тщетным кичиться напрасно. Благо место своё или тёплую нишу

Осознать и ценить, утвердиться достойно; Жизнь в конечном итоге поправку пропишет. Кто того не познал, инвалидом простонет.

Благо есть не роптать никогда ни на что, И не злиться, завидуя тем, кто удачлив; Насекомые – мы, а несчастье – сачок,

Так легко за собою в гербарий утащит.

Милосердием путь хорошо увенчать, И жестокое сердце слезами разбить;

В души бедных проникнешь тогда без ключа, Не нахлебник, не скажут: подох паразит.

Благо встретить Христа на дороге в Дамаск, На рожон не переть, слепотой просвещённым. Он раскаянье примет, прощенье подаст,

Стыд за прошлое нас пропечёт до печёнок.

Благо в истинной Церкви закончить маршрут, Ожидая блаженную встречу с Иисусом.

Что из этого, если мой путь переврут, Причащавшийся с нами в потёмках укусит.

Благ мой Бог насыщающий истинным благом, Добротой Иеговы храним словно в сейфе; Передряги и скорби по блату уладит,

В непогоду дрейфуя и в полночь не сдрейфить. 23.09.09.

Деян.20:35 – «Во всём показал я вам, что, так трудясь, надобно поддерживать слабых и памятовать слова Господа Иисуса, ибо Он Сам сказал: «блаженнее давать, нежели принимать».

Блаженнее давать, чем принимать,

И рассуждать о пользе большей не пытайтесь. Не только про родных, детей, отца и мать,

И в отношенье многих, мы очень часто – тати.

Во всём, что с нами, к нам или от нас Тенёта нитей к нашей общей пользе.

Кто нам помог, в нужде и в счастье спас, Не сразу высветится, а осознаем после.

Пусть стал отшельником ненужным никому, Но ты-то кем-то был рождён, воспитан;

Что от тебя грядущие во след возьмут, Чей родничок твоей рекой подпитан?

Не скажешь же, что сам всё изобрёл От азбуки до речи, до прямохожденья. Должны быть горы, чтобы жил орёл –

Никто сам по себе, ни человек, ни демон.

Все члены тела и в душе таланты

В себе раскрой, умножь среди базара. За свет, за воздух, воду кто заплатит, –

Для чрева нам Господь растит и жарит.

До потрясения дойдёшь при размышленье О всех, кому обязан, где ты в долг залез.

А я кому пашу, не заржавел бы лемех. Кому взрастим пусть деревце, не лес?

Кому облегчил путь при непосильной ноше, И чьи уста наполнил гимном славословья?

А может, Господи, уставший мною брошен?! Удобства ради слышанное на себе примерим.

Почти полвека я другим готовил пищу,

И распаковывал склады древнейших книг, Теперь нуждающихся в Интернете ищем, – У всех живущих где-то расставанья миг.

Облагодетельствуем всех, кто пожелает Расслышьте все, заморенные в храмах. Иначе участь будет с левыми козлами, –

Всё на отдачу в нас заложено программой. 26.05.09.

4Цар.20:1 – «В те дни заболел Езекия смертельно, и пришел к нему Исаия, пророк, и сказал ему: так говорит Господь: сделай завещание для дома твоего, ибо умрёшь ты и не выздоровеешь».

Ближайшим братиям и сёстрам во Христе Текст завещания стараюсь сам озвучить.

Меня и книги тянут под расстрел,

И от церковников хулу навалят кучей.

Но как я рад, что их развеял смрад, Обрядоверие тупое обличал годами.

Во свете Библии хватал их всех подряд, – Их обличенья в книгах смертно давят.

Заламинировать заранее и не один Новый Завет, Который в гроб, на грудь, ко мне под руки.

Быть может, раскопавший кто-то и возьмет, Желательно чтоб в тексте шрифт был крупный.

И на кресте простом, восьмиконечном,

Без всяких набалдашников на всех концах, Вторым Евангелием был тот крест помечен, От радости бы взявший мог тут же заплясать.

И надпись на кресте умело сотворить,

Кто неимеющий Евангелие это может взять. Здесь непременно будут церковные воры, Кто не согрет, в неверии застыл, совсем озяб.

Места пустынные, но кто-то ж забредёт, Кого-то одарю прещедро из могилы.

Прошу я озаботиться дружину наперёд, Как будто потревожил мой мобильник.

Очередной Новый Завет на крест навесить, Доступным, неиспорченным его представить. Я как всегда меж вами бодр и весел,

Ко мне не заперты ни двери и ни ставни.

Десятки тысяч изданных мной книг, Кому-то и бесплатно щедро раздавайте;

Любовь к Христу и к Библии переполняет их, Дарите в день рождения и молодым на свадьбы.

И если сможете… дарю вам голубей, Я обретал покой на голубятнях двух.

Везде колокола, в них к благовестью бей, –

«Примерь к себе» вы пропоёте вслух. 20.08.09.

Дан.8:23 – «Под конец же царства их, когда

отступники исполнят меру беззаконий своих, восстанет царь наглый и искусный в коварстве».


Бог так установил, что воцарился ВИЛ, Препятствия сметая, прорвался к воцаренью; Тиран и деспот этот кому-то будет мил,

И даже небоскрёбы надмением накренит.

Но это лишь предтечи, как Гитлер или Сталин, Которым дьявол власть даёт в условный срок. Христопродавцы те опять Христа распяли, –

О многом умолчало Писанье между строк.

Мятутся политологи, эксперты, предсказатели, Причины ищут войнам, инфляциям, дефолтам; Системы и концепции – всё-всё расшифровали, Как нищему ягнёнку ужиться с диким волком.

Рассудочные лекторы антихристу потрафили, Жидовский жадный клан планирует кончину. Вычерчивает схемы, запутанные графики,

И подгоняют исподволь к шестёрочному чипу.

Сгорбатились, согнулись пузатые шестёрки, С ухмылкою грабители – евреи-олигархи.

И в первом поклонении уже забыты, стёрты, Их приравняла Библия к исчадию и гари.

По Библии у них повсюду нестыковки, Писание они не брали в свой расчёт.

Всех несогласных с Библией враг обмишурил ловко, И экспериментами до смерти пропечёт.

Смутьяны, пустословы, радетели о плоти, Сами не спасённые, рабы своих страстей.

Не только отупением заткнули уши плотно,

С собою прихлебателей потянут под расстрел, Священное Писание завесу приоткрыло, Что будет змеем Дан, и всадник упадёт,

И чудище воссядет с пучеглазым рылом, На золотом тельце последний Идиот.

Благочестиво жившим, кто был рождён от Духа, Есть крупный шанс поревновать о собственной душе, Оплакивать грехи; но вот в глазницах сухо…

Невеста – Церковь, ей в страданьях хорошеть. 09.04.09.

Лук.16:24– « и, возопив, сказал: отче Аврааме! умилосердись надо мною и пошли Лазаря, чтобы омочил конец перста своего в воде и прохладил язык мой, ибо я мучаюсь в пламени сем».

Богач, не слышащий ни стона нищеты,

Не видевший голодных в грязи у подворотни, Расслышал нечто, от чего притих,

Не возразил, как Валтасар, ни слова против.

А голос был его неверью вопреки,

И не поверить, как обычно, он не смог, Хотя на извести стены и ни строки,

Но существом своим он понял: «Это – Бог!» Слова любви, привета страдальцу-беглецу,

Которым путь блудящего удачно завершился.

Про это слышал и считал, что нам, мол, не к лицу, Пусть верит чернь и жалкие паршивцы.

На каждый день меню и диво-рестораны, Изысканное общество – без музыки ни шагу. И лучшая в стране вокруг него охрана,

Со словом увещания никто не смел вмешаться.

Быть может, пресса часто освещала О всех визитах не простых особ;

С поклоном на приём текло начальство, Но вдруг Господь просемафорил: «Стоп!»

Счета закрыты, с пойлом корыто

Враз опрокинулось и мигом испарилось; Кадр зависает даже самым прытким.

Лежать в сырой земле, увы, не на перинах.

Кому-то ахать, бить себя по бёдрам, Протекции лишившись еврея-олигарха. А он, кумир, скопытился, стал мёртвым, – Наследникам нередко кровью харкать.

За кадром видимых торжеств и похорон Разлученный с богатством в аду и без воды. Опомнитесь, грабители, пока не грянул гром! Сонм прихлебателей исчез, горит теперь один.

Прозревший запоздало нищего узнал,

И лазер памяти пронзил: да это ж Лазарь! Всегда в весне, а мне пришла зима.

Любивший чистоту предстал грязнее грязи. 13.04.09.

Быт.9:24 – «Ной проспался от вина своего и узнал, что сделал над ним меньший сын его»,


Боюсь проспать и завожу будильник,

А при усталости чрезмерной даже не один,

Без двадцати на пять и трель да будет слышной, Дабы глухих поднял, потом и разбудил.

Интимность встречи – таинство души, Имея навык, закрепится в опыт,

Пропустить свидание нас искренно страшит, Быть за упущенное сердце с болью копит.

Молитвой утренней переполняет сердце,

По обновлённым нервам искромётность мыслей. Смиренье ластится и поражает дерзость,

И соком виноградным наполняет кисти.

Епископов, священство, правителей, друзей. Врагов предерзких, разноверие в народах,

В ходатайственный список: зло, Господи, развей, Пленённых посети, и тех, кто в рабство продан.

И это всё в духовном сущем плане, Уразуметь, приходится и, алча, воздыхать О путешествующих и болящих склянках: В сосуд потребный обрати лохань!

Лечу с молитвой до седых окраин,

О павших и заблудших истощаю стрелы. Мой меч духовный постоянно драю, – Мозги и кровь молитва разогрела.

Рассвет и с первым проблескам несмелые лучи, Пейзаж привычный благословляю стоя.

Язык на благовестие, да всуе не молчим. Ум загружаю памятью, борюсь с застоем.

И это только-только самое начало,

А дальше чтение из Библии настольной. Поклоны зацепили, судно закачало, –

С болящими болею их неизбывной болью.

С утра звонки – благодарений шквал, На славословие – ступеньку серафимов!

«Слава», «Алиллуия», «Свят Саваоф» – воззвал,

Я описал многосерийность лучшего из фильмов. 31.08.09.

Пс.103:26 – «там плавают корабли, там этот левиафан, которого Ты сотворил играть в нём».


Бушует океан с богатством из глубин, Безмерна живность в недрах, на плаву;

Всё от Творца, создал и дивно сохранил, Среди китов гигантов и торпед-акул.

Во впадинах земли, где осьминог прилип, Неимоверное количество опасностей, страшилищ. Запасом щедрым хвалится прилив, –

Вы в пользу Бога это отправить не решили?

Не зря Писание глаголет, что озёра, Собранье вод любое, пусть и мелких, Морями прозовутся, одно лишь мёртвым, Неубывающие, будто дно без щелки.

Всё из воды произошло когда-то,

Но что есть вечер, что есть «было утро». Сто миллионов лет шипели гады,

И к одному из них подходим сдуру.

В какой же день вода произошла, Стоявшая как зеркало без ветра?

Была от Ангелов тогда Творцу хвала? Ведь третья часть отпали, стали черти.

Что было там, внутри подводной суши, Алмазы нефть, гремучий газ и уголь.

Огонь вулканов той водой потушит, Оставив с дыркой усечённый куколь.

Вода когда сумела разделиться На пресную, солёную, курорты,

Из самой грязной возвратиться чистой, Дистиллированная, в голубой реторте.

У моря звери страшные в заначке, Козёл и овен воцарялись прежде. То Божий план, нельзя переиначить.

И чудище еврейское, за ним зубовный скрежет.

Там море, океан, озёра и пруды

Несут в себе прообразы на пользу. Народы все есть море, с Голгофой посреди.

Дождь охлаждает пыл, на поворотах скользко. 09.08.09.

Быт.41:9 – «И стал говорить главный виночерпий фараону и сказал: грехи мои вспоминаю я ныне».


Былых времён встречаются осколки, Не только черепки больших корчаг, Стоят в музеях, много ли в них толку, – Глаза мозолят, из витрин торчат.

Лишь манускрипты из Библейских строк Тревожат, пользуются спросом наивысшим; Исследуют те свитки вдоль и поперёк,

И не считают йоты с чёрточкой в них лишней.

Как отзвук некогда звучавшего глагола, Оживши, стоном души потрясают.

Себя увидишь нищим, весьма больным и голым, Чтоб распоясавшегося зреть в себе Рабсака.

Не в ту одежду облекались люди, Не тем питались, чем богаты мы, Но души те же, выразимся грубо,

В неменьшей мере так же спятил мир.

Бог прерывал пророческую цепь, Эпохи целые ни звука, ни словечка; Народ и мир тогда был тёмен, слеп, Греху создать преграду было нечем.

Из прошлого тогда слова пророков жгли, Слова ожившие лупили, сея ужас,

Там лжепророк вихлялся, как налим, Свою теорию оправдывал он, тужась.

Святых святые свитки – жатвы поле, Гремят от гнева Божия, оживши.

И мы главы свои смирением приклоним, Поспешно скидывая жалкие пожитки.

Музейной редкостью настрой переиначив, Иным сойду по каменным ступеням;

Слепец становится тогда духовно зрячим, – Без слова Божия неистово тупеем,

Не обязательно платить музейным стражам,

Нам только стоит Библию с молитвою открыть, С Христом на вечере доверчиво возляжем, Разоблачительства едва смиряя прыть. 07.07.09.

Рим.4:6 – «Так и Давид называет блаженным человека, которому Бог вменяет праведность независимо от дел».


Быть независимым от чьей-то воли… Пророк любой терпел за то сполна; Сказать по-Божьему, хотя терзают, колют, Тебя начнут по матушке склонять.

Не на упрямстве староверов мрачных,

Но на фундаменте Евангельских Писаний. За мненье личное не бьётся на кулачках,

И с непохвальными в свой адрес голосами.

Рабы Христа свободны во Христе, Границы сей свободы точно знают. Не стоит умничать, во след свистеть

Всем тем, кто в чём-то не согласен с нами. Тропе в горах среди ущелий скал Подобна независимость, свобода.

Ты плёлся, шёл, на скакуне скакал,

Но только не сверни на путь негодный.

Библейским текстом разум пропитай, Евангельским настроем будь пропитан; И устремится злоба по пятам,

От нас ненужное отрежет словно бритвой.

Авторитеты древности витают на слуху, Под них давить начнут твой выбор.

Себя познаешь, в чём, насколько худ, Придётся шлифовать себя со скрипом.

Где Дух Господень, только там свобода,

И независимость от ложных измышлений. Не скажешь ты начальству: «Что угодно?»

И с мненьем собственным простясь без сожалений. Быть независимым от ложных постулатов, От мёртвых и губительных традиций!

Невесту царскую рабы не будут лапать, –

Над собственной душой начни тотчас трудиться.

В незахламлённом с чистотой жилище Сам воздух светится задатками к свободе. Кто независимость действительную ищет,

Того и плен и рабство в жизнь приводят. 31.08.09.

1Кор.15:33 – «Не обманывайтесь: худые сообщества развращают добрые нравы».


В безбожной школе портятся детишки, Им жизнь покажется ужасно длинной.

За тридцать лет – уже чрезмерно лишний, Горька на выходе им «красная калина».

Что делается в школах, что творится, Какими нравами напичкивает дьявол! Отдать в такую школу – не без риска, Лишь одержимому до времени не явно.

Не благословенные распутные зазнайки, Презрители старинных всех уставов,

Стихи Библейские примите со вниманьем, Они на путь спасительный наставят.

Но наказаний нет для непослушных, Предерзкий вызов выставляют старшим. Они не слышат педагогов лучших,

И в классе оголтелых появляться страшно.

Безбожием пропитаны с пелёнок,

О целомудрии отсутствует зародыш; От дикого осла рождается ослёнок. –

К разверстой яме-школе сам дитя приводишь. Как могут мусульмане дикость уважать,

Таких безнравственных и запредельно подлых? У тех не зря отточенный кинжал,

Не обезглавят ли подлейших кодлу? Ни дружбы искренней, ни капли состраданья, Жаргон тюремный, зэковские нормы.

И совесть искорёжена подстать кардану, Срамной блевотиной Чарльз Дарвин кормит.

Училище разврата, оскорблений разных, А все учителя – лишь жалкие статисты. С наследственным от КПСС маразмом,

А многие ещё поныне в коммунистах.

Страх Божий сможет обуздать противных Через войну, нашествие, как саранчи, китайцев. Христос раскаявшихся не отвергнет, примет,

В плен к Иисусу для спасенья ныне сдайся. 09.09.09.

Иер.28:8 – «пророки, которые издавна были прежде меня и прежде тебя, предсказывали многим землям и великим царствам войну и бедствие и мор».


В век интернетный, скачущий галопом, Изобретения вчерашние, увы, уже отстали; Прогресс успел авансом чудо слопать, Перемешал на кухнях, в наших спальнях.

И нужно быть профессиональным, Опережать и этот темп намного.

В пророчества Библейские вникаем. В стихи и главы вовсе не наскоком.

Духовно мыслящие трезво рассуждают,

Что всё предсказано нам свыше изначально. Мир к катастрофе тянется жидами,

И к храму третьему с нарывами причалит.

Готовый ЧИП – шестьсот шестьдесят шесть, Такой малюсенький незримый бугорок

На руку правую, на лоб – с надрывом тест, Как мало тех, кто встанет поперёк.

Настрой сегодняшний разжиженных сердец На сопротивлении грехи сведёт под корень, Устой моральный рухнул, – только треск,

До горизонта чернота и непроглядно горе.

Мне душу собственную важно сохранить, Не проклинать кого, и плакать о себе.

Не в окружную к цели, а только напрямик, За всё, за всё Христу свой гимн воспеть.

Изобретениями пользуюсь в достатке, Компьютер мой завис на общей пользе; Возможности мои усилил многократно, – Учиться доброму и в старости не поздно.

Событий будущих лишь всполохи за тучей, И ветер рвёт, меняя направленье;

Мы о последствиях давно усердно учим: Общипанным от праведности чип прилепят.

В зените ночь… подход ищу к отходу, Шагаю вспять к Давидовым псалмам, Шажки по чёткам к крупному подводят,

Надстройки чуждые с усердием ломать. 08.02.09. ИгЛа

1Кор.14:36 – «Разве от вас вышло слово Божие? Или до вас одних достигло?»


В воскресный день стремимся к благовестью, С собой Евангелия новые и Новые Заветы,

На пажити стремимся в новые селенья, –

Там тьму невежества Христос тотчас осветит. Из дома в дом стучатся жезлы-палки, Евангельские посохи, зажатые в руках; Без сей опоры столько раз упал бы,

И сам себя потом не раз бы изругал.

Заранее в общественной молитве дома

Мы просим Господа открыть сердца людей. И Он – Бог Иегова – сопротивленье сломит, Ему, Творцу, с высот наш путь видней.

Встречают с радостью, а кто-то огорчит, Возьмут Евангелия или же отвергнут, Отвергнуть благодать есть тысячи причин, И каждый меряет неизмеримое по вере.

А вера тусклая из старых предрассудков, Из суеверий пошлых и пустых традиций. И цель конечная в таких мерцает смутно, Им предстоит ещё от Вышнего родиться.

Мы просим Господа и к людям пристаём,

К их одиночеству и старости промозглой; Глядишь, пробьётся реденький росток,

О нём помолимся, прося счастливцу роста.

Мелькают лающие мелкие собачки,

Псы-волкодавы утопают люто в ярость. В окно испуганно на нас глаза таращат,

В Евангелие принятое недоумённо пялясь.

А мы идём, спешим… опережали,

И на обгон берём в грехах застрявших. Всем остановленным суём небес скрижали, И сознаём, наш труд для многих зряшный.

Воскресный день с Воскресшим Иисусом, Вновь по селениям с Апостолами вкупе. Глядишь и достучимся, кто-то впустит,

Хотя и редко-редко где-то душу купим. 11.10.09.

Еф.3:4 – «то вы, читая, можете усмотреть мое разумение тайны Христовой».


В обыденном, знакомом нечто видеть, Совсем иное, чем шумящая вокруг толпа. За благополучием просматриваешь гибель, – В какую сторону тебя начнут толкать?!

И в обозримом, вплоть за горизонт,

Молясь Христу, влетишь в иную панораму; Войдёшь легально, если повезёт.

Себя во всём узришь – не будь упрямым.

Мыслителей слова подобны пене,

Хотя и умничают к зависти отставших.

Во свете Библии их подлинность оценим, – За их судьбу доныне дюже страшно..

Из человеческих, пусть лучших побуждений, Философы корпели и тяжко надмевались.

Но слово Божие их наголо разденет,

Не здешними упрёками и жгущими словами.

Всё в рассужденьях к вечности гони,

И с той позиции проглядывай в сегодня. Тьмой непроглядной выглядят огни, Совсем никчёмным станет, бывши модным.

Любая вещь, событие, известия таит

В себя иной расклад при удлиненье тени. Представь другим понятное на вид,

И неразумным деткой зарозовеет гений.

Преславный Бог прославится в святых, Несущих истину из Божьих откровений. Не только книжных, вплоть до запятых, Но даже личный опыт свой применим.

Условности развеются и чёткость прояснится, И цель: что, для чего соприкасалось с нами. Благодари Творца, сгибайся в пояснице,

И крестное знамение – непобеждённых знамя.

Шаги, еда, питьё, одежда, сон и обувь

В духовном плане зри в иной развёрстке. Хотя на час глаза открой, испробуй.

Свой ум, прозрительность умножь на свой напёрсток. 08.09.09.

1Цар.19:2 – «И известил Ионафан Давида, говоря: отец мой Саул ищет умертвить тебя; итак берегись завтра; скройся и будь в потаённом месте».


В разгаре осень зримо догорает, Итог подводится заботам и запасам; Желтеет лес, нескошенные травы, –

Держать излишних едоков весьма опасно. На голубятне бум и перенаселенье,

Приходится селекцию безжалостно вершить. Теперь оставшимся в достатке веселее, Прореженные овощи при копке хороши.

Есть сведения ныне про «Комитет трёхсот», – Верхушка айсберга продавшим зверю души; Они заботятся, от их забот трясёт,

И до корней в саду деревья сушит.

Теперь уже открыто, вовсе не таясь, Смакуют в фильмах, публикуют в книгах, Какие же они все циники и мразь,

Такие защищённые – попробуй пни их.

Пять миллиардов жителей для них – ничто, Ненужных едоков столкнуть в отвал готовы. Пред ними – все рабы, лежат ничком,

Но судьбы все под дланью Бога Иеговы.

К осенним заморозкам землю подтянуло, Всеобщая развязка и один правитель.

Шар вертится, летит быстрее пули, Дожди кровавые не раз на нас кропили.

И что бы ни придумывал кагал масонов, Вычерчивая планы лжи по «Протоколам», Всё так преглупо, спьяну и спросонок,

Их дутые амбиции Господь проколет.

Во свете Библии потуги их смешны, Всё будет точно по словам Господним. Надежда извергов на золото мошны,

И это видят верные уже сегодня.

Иисус грядёт, шаги Его не слышат, Он для объятий руки простирает;

Мы ждём Грядущего, провозглашаем с крыши: Покайтесь ироды, посмертные тираны. 15.10.09.

1Кор.3:13 – «каждого дело обнаружится; ибо день покажет, потому что в огне открывается, и огонь испытает дело каждого, каково оно есть».


В судебных разбирательствах иметь бы факты, Документально в видео и в аудио гласящих.

Проставлены часы, минуты, годы, даты, Вещдоки сохранить бы для Суда тем паче.

Но очень, очень часто из этого по списку

Нет ничего, но косвенно в потёмках лишь улики,

К разгадке преступленья клан не подпустит близко, Иначе все преступники давно бы в стенку влипли.

Но есть Зиждитель Бог, бардак весь допустивший, Пока ещё в проекте Судом Своим грозящий.

И верующий Слову смиряясь, станет тише, По удовольствиям его козлы не скачут.

Всё тайное, всё скрытое Бог выведет на Суд. И заново, отснятое наложится на память, Тьмы Ангелов дела всех живших принесут,

И страшный, окончательный вердикт уже настанет.

Считаю: больше всех церковники грешат, Когда заочно льстят, и очно сверх кощунства, Канонизации-отрыжки, анафемы вершат,

В богатыри-гиганты пролезет самый щуплый.

Бог, только Бог все знает намеренья,

И только Он один вещдоки сохранит;

На Страшном том Судилище не будет горе-прений, – В чужую душу кто до донышка проник?

Мыслишки есть немыслимо бессмысленны и горды, Но и они паршивые, не спрячутся безлико;

На оговорки, подкупы, на ложь надет намордник. И вытрясет Господь из нимба «бритой» базилики.

И нам ли рассуждать о святости других, За сотни лет опередивших здешних.

Их в благовестия упряжку попробуй запряги, Отправь с Апостолами с посохом и пеших.

До судной вечности мы в тайнах неподсудны, И на ристалище как в лидеры пробиться?

Судьёй и верующим быть смертельно трудно,

К судейству же неверующих не допускать и близко. 22.03.09.

Прем.Сол.16:3 – «дабы те, мучимые голодом, по отвратительному виду насланных гадов, отказывали и необходимому позыву на пищу, а эти, кратковременно потерпев недостаток, вкусили необычайной пищи».

В укромном месте разбиваю сад, – Уединение наплыв воров уменьшит;

Здесь гроздья виноградные красуются, висят. Ни у кого уже не вызовут усмешки.

Корпел, потел, почти лихих полвека Без продыху, а часто и без выходных;

В упряжке с благовестием нередко слышал спевку, Застать нас невозможно полностью одних.

И вот мы вылезли в суетный Интернет, –

Наш благородный сайт один из самых лучших; Здесь налитые яблоки, а не дичок-ранет – Разделы, папки, файлы доброму научат.

Наш сад теперь открыт случайным и прохожим, Не запираются в него ворота никогда,

В нём побывавши грузятся, не уходя порожним. Стараемся всё лучшее на блюдечке подать.

На этом сайте Библия уже давно звучит,

«Архипелаг ГУЛаг» озвученный доступен; Приветными огнями сад светится в ночи,

На нём не гладят ворс, толкут нередко в ступе.

Вмещает сорок книг всего одна страничка, Плеяду аудио и видео, и сотни лучших фото. Кто из заблудших этот сад-и-сайт разыщет,

Тот удивлённо ахнет: «Вот это – что-то!» Конечно, зависть нанесёт и гадость, Старообрядческую жёлчь, столетний хлам.

Их под Пурим сведёт Есфирь-Гадасса, Разрубит ложь-гадюку сразу пополам.

Наш сад-и-сайт космическим условно назову, Есть стол накрытый, царское застолье.

Он не потонет в море сайтов, будет на плаву,

Не перечесть там файлов, и житий там столько!

Зовите всех к накрытому уже столу, Будите спящих – в кому влип беспечный.

Рассыльных не хватает, ревностнейших слуг,

На сад-и-сайте «kistine1” накормят и излечат. 07.06.09.

Лук.10:42 – «а одно только нужно; Мария же избрала благую часть, которая не отнимется у неё».


В школьных учебниках столько ж вранья, Кем бы хотел стать, кому подражать?

Геройством и мёртвых пытались пронять, Но вырастёт вор и пойдёт в сторожа.

Учатся в школах и в институтах, При академиях в жмурки играют. Два иностранных хватают попутно,

К музыке склонятся где-то, чуть с краю.

Столько ж Ливаниев и Гамалиилов, – Лучшим почёт от времён и народов.

Но только Марию к Иисусу склонило, Это не то, что скакать по курортам.

Часть у Марии благою сказалась, Тысячелетья не смели отнять.

Кто со Христом, тем неведома зависть, – Сотни отростков от старого пня.

В духе свободы пред ликом Владыки, Поприще духу и разным талантам.

Знанья до верху, и даже с присыпкой Мудрости Божьей и всё не за плату.

Где обученье у ног Иисуса,

Сам Он ответственно всем возвестил: Братом. сестрою Христа прозовутся, Кто это званье смиреньем достиг?

Павел в училище верных собрал, Тайну спасения им открывает.

Есть в Интернете пророков портал, Нам бы краюшку от их каравая.

Школу с программой Евангельских строк, – Каждый по силам на кухне потянет.

Не мощи с иконами – это не впрок, Зачем же греметь нам чужими костями?

Сайт наш – вселенская чудная школа, Больше полсотни наполненных папок; Смогут осилить, кому Бог изволит,

Неучам горько придётся оплакать. 31.10.09.

Мал.2:2 – «говорит Господь Саваоф, то Я пошлю на вас проклятие и прокляну ваши благословения, и уже проклинаю, потому что вы не хотите приложить к

тому сердца».

«Вас кто благословил идти на благовестие?» – Прищурившись, ехидно газетчик вопрошает.

Проныры лижутся к попам, хотят пролезти, Царице оды новые дарил старик Державин.

Благословением, маханьем пухлых рук Гордятся, получившие шлепок авансом На всякий случай, мало ли что вдруг,

И давятся по праздникам всей праздной массой.

А Бог, как возгласил певец и композитор, Пастух и царь, беглец и полководец, (Шестиконечную звезда ему в награду, скипетр),

Сам восседал над трупами в потопе, и не злобясь.

И этот Бог, чьё имя явно Саваоф, Пятьсот имён ему из Библии струятся. Он – Иегова, благословил всех в ров.

Да разве вякнут о таком вам ряски?

Пророк Малахия, последний из пророков,

В ветхозаветных свитках возгласил сурово, Что нет ни грамма в благословеньях проку, Когда грешим безумно, и хлебаем с кровью.

Бог проклинает все благословенья,

И проклятые толпы сгинут под волнами. Не потому ль все прихожане слепнут,

И зрячего так редко встретишь между нами.

Благословение Господне Бог даёт послушным. И Он изрёк: «Иди и прочим возвести!»

Но благовестие всё тише, всё невнятней, глуше, Не к Богу, а к попам прилип нахальный тип.

По знакомству пытается страховкой заручиться, –. Воруют, пьют и блудят беспробудно.

И на столах блевотина, куда ни глянь – нечисто, И не от Бога слава таким, а друг от друга.

Благословен Господь и мы Его благословляем, А Он лишь тех, кто заповеди Божьи чтит;

Где Библию не чтут, там всё между нолями,

И в храме пустота давно вживляет чип. 11.10.09.

Ис.29:4 – «И будешь унижен, с земли будешь говорить, и глуха будет речь твоя из-под праха, и голос твой будет, как голос чревовещателя, и из-под праха шептать будет речь твоя».

Великий Бог величьем возвеличен,

К чему ни прикоснись, на что ни взглянь, Звериный рёв и щебетанье птичье,

Мы как слепые в этом царстве впрямь.

Невежество на всём оставит отпечаток, Словчив на знанье мизерном верхушки. У пойла зазнайства будет чавкать,

Для жизни путь избравши самый худший.

С маразмом в памяти, с нечистотой душевной Такая тварь смердит и по эфиру,

Плетёт и балаболит плут-мошенник.

В предерзости чванливой и немирной.

Таких юнцов отъявленных сугубо, Замшелых старостильников и греков, Исправить могут лишь ГУЛага трубы, Но и такое было очень редко.

Они кичатся знанием пустого,

О собственной душе не зная ничего,

В философов рядятся и в пустословов тогу, Гигантской пустотой гремят, стуча ногой.

Как правило, такие герои-пустозвоны,

На исторический столкнулись факультет, Такой уж шум, такой поднимет гомон, Рахитичный смазливенький скелет.

И нет любви ни к Богу, ни к себе,

На самолюбованье зациклилась пустышка; Засохший с юности, каких накличет бед,

И злобой изоляции вдогонку дышит.

А выход есть избегнуть помутненья, – Просить Христа очистить ум-мозги;

На благовестие пойти, а не брататься с тенью, В свет Библии войти, и тьмы избыть.

В святой Пятидесятнице единство наций, Объединение наречий – антиВавилон,

В обрядоверии увязший, всё же попытайся

К вершине вырваться, а не под уклон. 08.06.09.

Откр.16:1 – «И услышал я из храма громкий голос, говорящий семи Ангелам: идите и вылейте семь чаш гнева Божия на землю».


Великое ли дело помогать другим, Беднейшим нас, в бессилии увязших. Всё сэкономленное нищим сбереги, Пролей елей на раны и на язвы.

Великое ли дело человеком быть, Но мало кто сподобился сей чести. Есть табуны из жеребцов, кобыл, Их нанесло по храмам и мечетям.

Кто не расслышал слова Бога Иеговы, В чьём разуме Евангелия нет,

Там к похоти осёл давно прикован, Пиратский флаг полощет на корме.

Великое ли дело спозаранку встать, Постель уютную покинуть по тревоге, За всё, за всё благодаря Христа, Исследуя себя без снисхожденья строго.

И если бы то было очень просто, Преобразуя мир своею силой воли, Сошли на нет греховные коросты,

Здоровым стал бы, кто смертельно болен.

Ступени три, всего лишь только три,

По ним возвыситься до званья человека: Отвергнуться себя, души предсмертный вскрик Расслышать, выдвинуться под Христа опеку.

И на второй, на ней совсем не легче, Уже воскресшим, крест свой донести.

Всё с помощью Христа, Он нежно лечит, – Пасхальный гимн – довесок у весны.

И там, на третьей как христианин, Последуй не за кем-то, за Иисусом. И эти лямку и стезю тяни,

И на вершинах гор развесишь люстры.

Великим труд и путь узрят потомки, Не все конечно, может, пара единиц.

По лестнице вбежим не с паутиной тонкой,

Малейшим чувствуя себя, прострёшься ниц. 27.02.09.

Евр.10:38 – «Праведный верою жив будет; а если кто поколеблется, не благоволит к тому душа Моя».


Верховный Пётр… воистину он – камень, Когда послушен Господу Христу.

Но чуть по-своему и твёрдость сразу канет, И тернии на поле ночью прорастут.

Мистически мы входим в Гефсиманский сад, И наше будущее видим панорамно.

Столетий двадцать мысленно назад Перевернём и там в слезах застрянем.

Над пятницей густеет ночи мрак, И он темнее страшной эпопеи.

Бежит раздетый любопытством Марк, – Не все глумиться над Христом успеют.

Судилище... Вопит синедрион жидов, Кагал масонский пишет отреченье.

Распять Мессию весь народ готов, Пытались обвинить Творца хоть в чем-то.

Несносно слышать им о воскресении, Всё так же деньги подкупают жадных.

Надежды талмудистов сошлись на Моисее, Клевещут на Распятого три духа жабьих.

Не отошло... не в прошлом… кадр оживший На видео и аудио по нервам бьёт.

Бомбят жиды, не просто сыплют шишки, Не видит этого лишь полный идиот.

А мы, Христовым именем прикрывшись, Слепая секта злых храмовников.

Невозрождённый в калашный ряд да с рылом, – На всё живое поп творит наскок.

Из пятницы не выдраться без раскаянья в прошлом, И не переждать субботнего безделья.

Непринятых свидетелей путь пылью припорошен, – Рассыпалось монашество, попряталось по кельям.

Похоже, день воскресный в России не настанет, Лишь по местам, по малому и то едва, чуть-чуть. Нет дня Христова, дни Валентинок-Танек.

Но всё ещё открыт нам к Иисусу путь. 21.01.09.

Лук.15:24 – «ибо этот сын мой был мёртв и ожил, пропадал и нашёлся. И начали веселиться».


Весна весьма с великим опозданьем Пришла, когда все сроки мыслимые прочь; И рыбу лёд, того гляди раздавит,

Хотя вполне заметно скукоживалась ночь. Весна с прилётом перелётных птиц,

Грачей, скворцов и певческих оркестров; Им претерпеть пришлось немалый риск, От водоплавающих насладимся плеском…

Тиран скопытился в позорищном Кремле, И реабилитация проглоченных приспела. Слепцов творит, кто сам давно ослеп, ГУЛагом расчленённое восстанет целым.

Не будь весны, не сдохни людоед,

Не написать, тем более и книг нам не издать, Открыто гимн Христу не сметь пропеть, – Пятиконечная душила всё звезда.

Мне столько вёсен выпало встречать, Приметы слабые фиксировать по-детски: Туманом снег съедало по ночам,

Копило воду, сбрасывало резко.

На март четырнадцатый – память Евдокии – Скок воробьиный, замочить подол;

И через восемь дней сорок святых прикинет, И через восемь дней ещё Алёша подошёл.

До Благовещения новая восьмёрка,

Апрель с семёркой радостный и вербный; И где-то здесь же Пасха и для мёртвых, Быть может, женщина воскреснет первой.

Весна в душе при оттепели в марте, Победа к маю плещется в знамёнах; Со всех сторон стекаются подарки, –

В свободе искренно ликует не наёмник.

Весны засев, за вспашкой зеленеет,

Дни удлиняются, хотя текут на убыль. Домой на родину отпущен ныне пленник,

Росток пробился чрез камень грубый. 19.06.09.

Еф.4:14 – «дабы мы не были более младенцами, колеблющимися и увлекающимися всяким ветром учения, по лукавству человеков, по хитрому искусству обольщения».

Ветрами сушится промокшая земля И пар уносится в засушливые зоны.

В мороз при ветре не жилец мерзляк, – Свистит неслышно и в цветах трезвонит.

Без ветра не было бы нужных опылений, Волна стоячая в пруду скорей прокиснет. Тень туч не пронеслась бы в полдень летний. Без ветра всюду перемены в числах.

Откуда он, куда летит, зачем и почему? Нам кажется, что тайны эти разгадали. Но вот торнадо, из пустынь самум,

И смерч с тайфуном из-за заморской дали.

Мы ветер чувствуем и в трепетанье флага, Пыль поднимающего, застящего свет.

О нём мы знаем скудно, а он вовсе рядом, А в комнате, нам кажется, его и нет.

Нас Библия, грозясь, предупредила О грозных ветрах: ересях, ученьях.

Евангелие свет дым застил из кадила, – Без веры положение людей плачевно.

Информационный шквал жидовской прессы Обуревает и туманит слабых.

В мозгах завесу чуждую навесит, Перевернёт спокойные палаты.

Господь напомнил о звучанье ветра, Что так же дело и с рожденьем свыше;

Жизнь зарождается в глубинах царства смерти, И мы, оглохшие, впервые небо слышим.

Смотри на трепет лепестков цветка,

И на прохладу в пропотелых складках.

В духовный смысл поторопись вникать, И станет в горести вдруг дивно-сладко.

Повеет Дух Святой на неба обещанья, Осеменимся Библией, являя нашу суть.

К нам ветер в паруса, – на проповедь отчалим, До дальних стран нас волны донесут. 13.02.09.

Еф.5:8 – «Вы были некогда тьма, а теперь – свет в Господе: поступайте, как чада света».


Вещей обыденных обычное устройство Привычное, сроднившееся, сросшееся с нами,

Со всех сторон ощупанное, ощипанное – просто, Усвоено, присвоено, уже лежит в кармане.

Но стоит вдуматься, и малость рассмотреть, Начнёт дымиться и стираться в тайне.

Дабы не надмевались в обыденности впредь,

Та вещь, событие, вдруг тайной грозной встанет.

Мы в тайне от зачатия и на пути к рожденью Столь одинокие, повсюду тянем пуповину;

И ту таинственность мы вряд ли враз разденем. Сумеем разузнать хотя б на половину.

Земля в космическом пространстве не замёрзла, Не околела, зыбясь, в бурном океане бурь,

Её с орбиты не сшибают звёзды,

В цунами и в самуме уже царит лазурь.

И мы, купаясь в нужной атмосфере,

Со всем своим художеством среди сортиров, С трудом в полёт земли с утра поверим, Узрим планету нашу одиноко-сирой.

Смолчу про атомы, которых не видал,

И про обмен веществ – совсем недосягаем,

То что есть несогласие, с претензией скандал, Когда задумаешься, в тайну вникнешь с краю.

Мы в пустоте незнания и ложных постулатов, Теорий хитрых, дутых, презренных аксиом;

За слой неблагодарности с процентами заплатим, Позор невежества и тупости к расплате принесём.

Но только стоит Библию с молитвою открыть, Нездешней благодарностью уста облагородить, Страх Божий потрясёт и обуздает прыть,

Себя отвергнемся, боясь прослыть уродом.

И Богу Сущему, (а Он всегда всё Тот же), За Жертву Агнца, за любовь Иисуса

В незримый хор небес вплетёшь свой голос гожий, Твой ручеёк любви пойдёт небесным руслом. 27.06.09.

1Кор.7:22 – «Ибо раб, призванный в Господе, есть свободный Господа; равно и призванный свободным есть раб Христов».


Власти безбожной нужны лишь рабы.

Довольные пойлом, жилищем и мелкой кормушкой; И в этом помощники лучшие им архиереи, попы, Враньё их и басни слушая, не переслушать.

Свободою Бог наградил первозданных людей, Опасности высветил, худшее явно пометил,

В звериные шкуры, жалея, старался одеть. Вопрос был один, но Адам заплутался в ответе.

У выбора две стороны изначально, Лукавым изогнута луком его левизна;

И с ним не якшайтесь – в конце опечалит, На практике знает об этом каждый из нас.

У Бога – свобода, воспользуйся ею умело, Пораньше вставая, успей помолиться усердно.

Вы слышали сказку про русскую печь и Емелю, Про щуку – на том и прищучили глупого черти.

Враг бьёт по мозгам наркотической дурью, Табак, алкоголь и сбесились в разврате,

Во всём интерес обязательно шкурный, –

Следы у таких обрываются в огненный кратер.

Сам дьявол свободы лишившись, может лишь дать Тоталитарный режим из манкуртов и монстров, Распять Иисуса велел он презренным жидам, Умеет он гвозди и пики оттачивать остро.

У Бога не так, у Иисуса напротив, иначе, Свобода при выборе лучшего явится в рост; Стучит Иисус в наше сердце. И плачет

Душа в умиленье, когда нас обнимет Христос. Рабом быть у Бога в работе свободной... Бог тайну открыл о Себе в Иисусе.

Из Библии знаем что нужно и Богу угодно,

Дух Божий подскажет нам в искренних чувствах.

Я мог бы совсем не писать этот стих, но пишу, Желая свободой своею сполна похвалиться.

Без Бога писатель любой лишь гороховый шут,

С которого сорваны Духом смоковные листья. 27.05.09.

Мих.1:9 – «потому что болезненно поражение ее, дошло до Иуды, достигло даже до ворот народа моего, до Иерусалима».


Внезапность бедствия шокирует всегда, И мечутся вокруг горящей синагоги,

Никто не ждал, для всех одна беда,

Спастись на выходе – тот шанс лишь для немногих.

Никто не ждал крушения экспресса, Вагонов всмятку, обгорелых трупов, Куда, кому все наши интересы.

Кому же повезло так выборочно крупно?

Суда таранят, гибнут самолёты, Землетрясение возьмёт опять не единицы, Цунами схапало, и трупы вряд пришлёт им, Перед лавиной горной кто не сторонится.

Тщета клубится в горестных ответах,

И ничего нет прочного, никак не зацепиться.

«Жизнь для могилы», – только так ответить Пытаются нахально горе-атеисты.

Под звёздным небом в трезвости размысли:

В бездонности галактики земля всего песчинка. Взвесь без предвзятости себя на коромысле,

О чём стабильном можно нам чилимкать?

Несокрушимо твёрдо всё лишь во Христе, Где кровь Христа искупленных омыла; Приемлется вся данность на любой версте, Работа нелюбимая не станет нам постылой.

Как, почему катастрофично пала

«Святая Русь» воспетая Шмелёвым, Кто ей в мозги, в колёса сунул палки, – Прогорклым тянет ныне и палёным?

И что сказать беспечно оголтелым, Вцепившимся в иконы, в храмы и в колокола? Час икс возмездия пришёл расстаться с телом, Пришла пора не строить, а ломать.

За грех отступничества всех от Иеговы,

За отверженье Библии, святой и неделимой. Ещё страшней урок, приспел, уже готовый

Иной есть Интернет и для людей-налимов. 14.12.09.

Иак.1:18 – «Восхотев, родил Он нас словом истины,

чтобы нам быть некоторым начатком Его созданий». Во всей природе сохраненье деток,

Заложено то чувство столь неистребимо,

С крылом подстреленным едва умеет бегать, И от гнезда уводит куропатка мимо.

О, дети! Я и сам ещё такой ребёнок, С седою бородой и головою лысой.

Слова ложатся к ряду образно и ёмко, А проку-то, дела одни меня возвысят.

Рождённый в пламени тюремного насилья, Стефан или Онисим, удрав от Филимона.

У Павла милости не раз потом просили, Как от простуды ломтик жёлтого лимона.

Рожденье в муках проповеди жаркой,

В объятьях Церкви возрастать придётся. Без свары сварится как в электросварке. Слова призыва стелют очень жёстко.

На ложе благовестия согласны обоюдно, Один вещать – есть призыв благодати. И обращает кающихся он повсюду,

И освящающую часть из алтаря подать им. Во мне огня рифмованного вдосталь, Чтоб с проповедью слиться воедино,

И с наставлением в меня войдёт Апостол, На общий труд – в единую картину.

Инстинктом сохранения опасно пренебречь, Отвлечься и расслабиться хотя бы на минутку, Не солоно подать с апатиею речь,

И недруги неспящие тебя в момент сомнут тут. Позор клеймил попутчиков бездетных,

Ч т о Б о г у н е у г о д е н я в н о э т о т б р а к . Давали оба Богу тяжкие обеты,

Не взять бесплодную, с ней жил бездетный брат.

Рождает Церковь, и не от кадила, Не от мощей и литургии верных;

Но где на благовестие-свидание ходила, –

Рождённых свыше в Библии найди примеры. 24.09.09.

Прит.28:15 – «Как рыкающий лев и голодный медведь, так нечестивый властелин над бедным народом».


Во двор ко мне вошли два незнакомца, Присматриваюсь издали... И стал воображать, И звать: «Пройдите, странники, умойтесь,

Воды испейте», – я же не кержак.

Общаться можно мне, за стол приветить И обиходить всех не нашей веры;

Их жажду утолить, отнюдь не из пипетки, И Бог Сам возместит затраты и потери.

Присматриваюсь, с ними сидя за столом: Вот этот лысенький, как Ленина двойник, А тот с сопливчиком и чубом на излом, Хлебнул водицы и устало сник.

Смещая время и ужимая даты, –

Свёл Гитлера и Ленина за трапезой не случай, – По трезвости – ни я, ни гости не поддаты.

Открыл им Библию, пусть Бог нас всех научит.

Они – слепцы, потом – истории творцы, И маяться им с этой прибауткой.

Всем, Господи, по немощи учения отсыпь, И дай понять, что значит быть обутым.

И им Бог Сам предвидящий открыл, Вложил в сердца и с верой несомненной: Без Бога каждый возрастёт в нарыв.

По их учению ГУЛаг Освенцим сменит.

И будут горы трупов и крови океан,

В проклятиях от жертв бездетные утонут, Вождь – идиот и фюрер – злой пахан,

Все их подельники – разбойники в притонах.

Но если примете Иисуса Иудея,

На благовестие, обувшись, умножите таланты. Анафеме готовы предать свои идеи,

На милосердие подвигнуться, служить бесплатно?

Я это выстрадал, стократно пережил, Воображением сию картину вызвал. Многообразна жизнь, внезапны виражи,

И подрастают рядом творцы вселенской тризны. 05.02.09.

1Пет.1:11 – «исследывая, на которое и на какое время указывал сущий в них Дух Христов, когда Он предвозвещал Христовы страдания и последующую за ними славу».

Водимый Духом Божьим быть так славно, Быть заодно во всём с Творцом единым!

Господь и Бог мой всюду станет Главным. Корабль-Церковь не раздавят льдины.

Как хорошо себя спасённым осознать,

Цель во Христе обретши, с нежностью сберечь, Всё во Христе, в Нём вся моя казна,

Познали истину, разумность, дух и речь. Легко восстав в пол пятом и даже до звонка,

Я во дворе, во тьме вдыхаю безопасность, В сон отошедший краешком вникать,

И знать, страдал в сем мире вовсе не напрасно.

От Вознесения до Троицына дня

Жизнь замерла в томительном молчанье. И даже камень-Пётр в бездействии обмяк, И мысленно себя за трусость обличали.

Когда поутру светится туман, Затишье сонное окутывает плотно,

Паломники, позёвывая, потянулись в храм.

И о Христе ни слова – всем заткнули глотку. И вдруг раздался шум, как бы от ветра,

И Дух сошедший, сверху пламя языков. Родилась эра Духа – мы в это верим.

Страх улетучился, не нужным стал засов.

Дух дал провещевать о тайне дел Господних, Паломники внимали, рты раскрыв.

Сто двадцать человек пока Господь находит. Петрова речь вспорола неверия нарыв.

Три тысячи воскресших на подходе, Пять континентов Духом осияло.

Пустует гроб и весть ту не угробить.

Врагов на благовестие натравливает дьявол.

Водимых Духом Божиим легко узнать,

Они смиренно молятся, взывая «Авва Отче», С Христовой Кровью в душах белизна,

Крестить нас Духом Сам Иегова хочет. 27.05.09.

Прит.18:12 – «Имение богатого - крепкий город его, и как высокая ограда в его воображении».


Воображением заброшен в дальний край, Один, в чужой стране, такой далёкой.

За прошлый грех и слабость, Иисус, не покидай, . Плеть вразумления окажется пусть плёткой.

Настроенность свою храню неотразимо,

В том давнишнем корректором устроюсь; Столетья с перебором, лето в зиму,

Пытаюсь втиснуться в пророческие строки.

Мне кажется… Я в том вполне уверен,

Не окажусь чужим в подпасках у провидцев. И не на свой аршин, скривясь, пытаюсь мерить, За своего сойду, так мыслю без описки.

Характеристику мне клеят пошлые деляги, Дельцы религиозной мысли почернелой.

Там неотлученный на вечере возлягу.

На достиженье цели Апостольской нацелен.

Уснувши так и льну в такой жестокий век, Необозримо порченный жидовской сворой. До утра выдраться из передряг успеть,

Мне неприлично с неучами как-то спорить.

Не в тесноте церковной в затхлом закутке, На Интернете сайт-глашатай вздыблен.

Вершины достигал отнюдь не налегке, Пренебрегал стократ единственную гибель.

Роскошно на душе не только в праздник, – Христом был остановлен мой корабль.

Прибытком заграничным волны дразнят,

В иной маршрут с тех пор лишь Библию забрал.

Летит прошедшее и обновляет память

У всей конструкции младенческой мечты.

Я в перекрестье злобы, меня давно распяли, И память обо мне заплёвана почти.

Из дали той к гостинице я выдрался словесно, Не богатырь по корпусу, ужаленный в пяту,

Пою глухой почти хваленья Иисусу песни, – Метелят мой багаж, но вовсе не сметут. 30.10.09.

Мрк.13:7 – «Когда же услышите о войнах и о военных слухах, не ужасайтесь: ибо надлежит сему быть, - но это ещё не конец».


Вопрос о паспорте, увы, не безразличен, Про ИНН на исповеди часто вопрошают.

И разрешать вопрос тот каждый будет лично, И вкатится под кожу, словно шарик.

Пока что всё предчувствием прикрыто, Подспудно душу страхом давит и гнетёт. Во тьме подход, на нём немало рытвин, Там камни на пути и множество тенёт.

Простой народ запуган, зол и тёмен, Он слеп и наг, пренебрежён попами. Но об огне гееннском всё же помнит, И знает, многие уже туда попали.

И рад бы в рай… да кто ж ему не рад, Хотя об рае столько смутных басен. Об аде, походя, об углях всё острят.

Но ад готовый всё же так неясен.

А если бы учили дохлых прихожан, Исследовали Библию, любили, как сектанты, Тогда б лукавый демон в угол не зажал.

Как неожиданно день мрака вдруг настанет! Учить учиться сутками у ног Христа,

Да не отходит Книга книг от наших уст.

От благовестия живого в жизни не отстань, Иначе храм телесный будет пуст.

Уже маячит всюду грозный Чип, Им маркируют деток и животных.

Молись, крепись, пока он в нас не влип, И сотворит навек Христу негодным.

Жить свято, жить по слову Иеговы,

И Духом Божиим ведомым быть достойно. Дни скорби тяжкой встретить бы готовым, Без паники об ИНН, о мятежах и войнах.

Чему случиться быть, того не миновать… Всё бывшее, что есть и будущего сроки

Всё разнаряжено у Бога, и сгинет смерть и ад,

Кто примет знак, тот будет вечно проклят. 07.05.09.

1Кор.1:20 – «Где мудрец? где книжник? где совопросник века сего? Не обратил ли Бог мудрость мира сего в безумие


Вопросы многие студенты задают, Профессора с седыми волосами, Хранящие зарплату, добавки и уют,

Привыкшие, чтоб им мальцы рукоплескали. Вопросы тяжкие о жизни, о проблемах, (Сказавши, сотни раз на это слово сплюну). Во мне ответы те не раз переболели,

Ведь я христианин, а не партийный хлюпик.

Мне не перед кем с дрожью лебезить,

И некого лелеять ради гнусной пользы. Лентяй во свете Библии – заядлый паразит, Хотя бы подсластить они просили слёзно.

Мне, главное, расслышать Божий глас, Вперяя взор в главу и чёткий стих.

Пристрелка вся по цели – в центр попасть, В котором отзвук Слова Божья не затих.

По обмелевшим руслам пересохшим

Корабль не выдвинется под разгрузку к пирсу, В ответах тех запреты на оплошность,

Их просолить, не дав слепцам прокиснуть.

Ответов несколько есть на один вопрос, И в тех ответах множество нюансов.

Кто возрождён был свыше, тот дорос, Ему не надо баловаться глянцем.

И по глазам вопросы зряшно задающих Я должен вызнать, искренне ли ищут,

И стоит ли мне напрягаться пуще, Действительно ответ им станет пищей?

Всё под вопросом: нужное ли дело, И сам я для чего же здесь толкусь? Смотри, чтоб суета эпиграф не заела:

«Во мне прославился чтоб дивный Иисус».

Под старость сам – подобие вопроса,

Как в целом, так и в мизерных деталях. Жизнь – для Христа! Запомнить это просто. Иных простых ответов не достанем. 07.10.09.

Пс.11:6 – «Ради страдания нищих и воздыхания бедных ныне восстану, говорит Господь, поставлю в

безопасности того, кого уловить хотят».


Вопросы с провокацией пришедший задаёт, И зал напрягся, словно я в капкане.

Я расчехлил оружие, стрелять на взлёт, И никакой опасности – химера канет.

Не покривить душой, уйдя в затвор,

Не пренебречь никак, ничем в знакомстве. Незнающий легко в пике войдёт, в упор. Оглянешься, героя нет – белеют кости.

На долгосрочную программу не потянет Победу ищущий, тотчас сразить врага;

Меня всю жизнь безгрешно сохраняла память – Её лелей, от пакостей стремись оберегать.

А встречи, диспуты и жаркие нападки – Они на пользу, только будь смирен,

При спорах не ярись, есть на погибель падки, От еретических прельстившихся сирен.

Нам, православным, есть что предложить, Завал минуя из икон, крестов, мощей.

Покоя не ищите, не утоните в жир,

Как таракан при свете, не скрывайся в щель.

Святых отцов предложить толкованье, При случае соборный выставить канон,

Пример житийный в помощь – не обманет, Сектантский бред, разоблачая, пнём.

Вопрос любой раскрыть Библейским светом, Распотрошить преданья наши и надменье, Лжетолкованья рушатся, едва слегка задеты, Мгновенно первый перейдёт к последним.

Конечно, знания, конечно же, молитвы,

Без этого на бруствер не возносись позорно, И выдержка нужна, с Писанием всё слитно, Противников упрямых выметаем с сором.

Вопросы разрешённые – сожжённые завалы, Путь к истине расчистится, к спасенью.

Мы на беседы, к библейским курсам звали,

А труд, затраты Сам Христос оценит. 28.02.09.

Деян.13:44 – «В следующую субботу почти весь город собрался слушать слово Божие».


Воскресный день мы терпеливо ждём, Нетерпеливо жаждем отдыха в уюте.

Кто в одиночку или же вдвоём, Иной и шагу не шагнёт без юбки.

А этот день Господним сразу наречён, Святой субботой Бога Иеговы.

Бог знает всех живых наперечёт,

При тихом веянии ветра их готовит.

В воскресный день воскресшие душой

На воскрешение других несут свои ресурсы. “Для Бога всё!” И наступает шок,

От страха себялюбцы жутко потрясутся. Дорога к храму пусть не зарастает,

В субботу вечером проторена не раз; Поспать – привычка истинно мирская, Себя такой нагрузкой тучной не укрась.

И после общего у нас богослуженья На благовестие Евангелия грузим.

Отнекивался, пятясь, иной прежде сраженья, Такой на вечерю не рвётся к Иисусу.

Хотя бы мысленно с Апостолами рядом

В воскресный день на благовестье выйти; Заждавшиеся нам всегда безмерно рады, Участником впишись апостольских событий.

Стучимся парами у запертых твердынь,

К незнающим Евангельского Иисуса Бога. “Христос вас ждёт!” – без устали твердим. Господь грядёт, со спящих взыщет строго.

В воскресный день рабы, ослы и сами От дел обычных отползаем, пятясь; Речь в аллилуию вознесём, в осанну, Почтим субботу после скорби пятниц.

Воскресный день – для узников свобода, Родными, близкими становимся для дальних. Шесть дней свой храм и мы к Христу подводим,

А этот храм есть мы – восставшие скрижали. 24.08.09.

2Кор.7:15 – «и сердце его весьма расположено к вам,

при воспоминании о послушании всех вас, как вы приняли его со страхом и трепетом».


«Воспоминания» – названье многих книг, – Пиликают нередко даже интересно,

Но всё о чём? О том, как кто-то влип,

Сосуд заброшенный из прошлого как треснул. Что можно взять себе конкретно ныне

Из отгулявшего в страданьях и успехах? И если к сердцу примем, в это вникнем, – Осадок горести о всех, кто жил и съехал.

Прочтя однажды, бросишь книжный хлам, – События ушедшего, следы там заровняло.

Христа там нет, иконы в тенётах по углам, Пни обгорелые с торчащими корнями.

В «Деяниях Апостолов» воспоминаний много, И все они братаются отжившие и с нами.

Они живые, стоит их слегка потрогать,

Там в основании Христос – вселенский Камень.

Воспоминанья Павла, не дохлого Кирилла, Благоухают встречей с любящим Иисусом. Читающих те встречи властно покорили, Прохлады струи и на нас прольются.

Воспоминания... в них столько же вранья, И лгут писатели, военные, священство;

Тех авторов упрёком не пронять, – Непрезентабельность при описанье честном,

И потому скрывают, шифруют имена, Умалчивают хитрецы о явно непохвальном, И марафетят кумушек, а им века вонять, Терновник-саксаул красуется как пальма.

И если встреча с Богом не случилась,

У памяти провал в нужнейшем и главнейшем. Не воскресила души свыше Божья милость, Вспомнить там нечего и похвалиться нечем.

Не ворошите прошлое, миазмы трупов смрадных, Под черепное темечко сугубо не вгоняйте.

Где жизнь с Иисусом, только там отрада,

На злачных пажитях там овцы и ягнята. 14.05.09.

Иоил.3:11 – «Спешите и сходитесь, все народы окрестные, и соберитесь; туда, Господи, веди Твоих героев».


Воспрянь, псалтирь, которой не видал, Небесной манной прокормиться чаю,

Рви тишину Божественный кимвал, Не это ли и есть борьбы моей начало?

Да знают ближние за гранью океана,

Шум перекрыв космических заразных передряг, Я к ним стучусь по трезвости, не пьяным,

Спешу вознаградить – я не из прочих скряг.

Во мне пророческие песни вперехлёст, На самом современном электрооргане, Всепетым Духом наградил Христос, Столетий прошлых заголосили камни.

Нельзя молчать… молчание преступно, Когда ослепшие по дебрям разбрелись.

И гибнут тысячами, заполняя сутки,

Их выбросил на берег штормовой прилив.

К кому кричу, спешу, им невдомёк. Что лжерелигия без Слова не спасает.

На человечьем кале им поп лепёшки пёк, И в храме Божием облаян будешь псами.

Из самых близких выпрет фарисей, И требоисполнитель самый наглый.

Их через сито мелкое уверенно просей, На вечере любви спасённые возлягут.

Успешен труд, где тронет благодать, Четверодневное истлевшее воскреснет,

И сёстрам тихо плачущим смеяться, не рыдать, С роднёй делиться посетившим стрессом.

Я ничего другим не смею обещать, Лишь утешение в доверии к Иисусу.

Дверь в небеса отверзется лишь верой, без ключа,

Бог возрождённых свыше при возвращеньи впустит.

Молитвы глас оркестры перекроет,

И фимиамом облачным курение заменит. Туда, Господь, туда веди Твоих героев!

Я, как в пароль, вцепился в крестное знаменье. 17.09.09.

Иер.5:31 – «пророки пророчествуют ложь, и священники господствуют при посредстве их, и народ Мой любит это. Что же вы будете делать после всего этого


Восстанет брат на брата, на отца, Похуже Каина шлём краснозвёздный выпрет, Гражданской заварухе нет пока конца,

Не расхлебать сто лет кровавую палитру.

Благодаренье Богу – побеждает красный, Дракон ползучий в иудейской шляпе, Средь победителей теперь начнутся распри, Террор за слово, что спросонок ляпнут.

А если бы победа повернулась к белым, Опять бомбисты, террористы в деле, Загаженная Церковь оставалась целой, Ведь царь мирской её от мира не отделит.

Не может быть, что Богу вопреки Столетие торчали безбожники у власти. При царской власти было б не с руки

Избыть монашества, страшнейшей из напастей.

И если для Апостолов мы братья,

Так почему ж восстали против Божья слова; За что решили дружно покарать их,

Святую Библию какой противник слопал? Прислуживались у любых властей, Ища защиты у мирских ублюдков.

Ни дня единого без монастырских стен, – Прибытки щедрые всегда при многолюдье.

На Сына Божия восстали те отцы, Которые от слова Божья не родились, Потерянных овец не думали пасти, Бескрылые ползли на левый клирос.

Восстали мёртвые на истинно живых, Иконами, мощами смертно обложились; Питание – не слово, а свинячий жмых, Погрязло всё в церковно-затхлом иле.

Сердца отцов да возвратятся к детям,

Кто не от них родился, а от Божья слова. Таких в крещении Дух Божий Сам оденет,

Евангельская сеть для Царствия уловит. 01.09.09.

Пс.29:8 – «По благоволению Твоему, Господи, Ты укрепил гору мою; но Ты сокрыл лицо Твоё, и я смутился».


Востребованы будем ли и мы когда Со всем нажитым нами багажом?

В век информации кому нужна балда, – Да сами свет в себе лелеем, бережём!

На пользу ближнего нацелен волонтёр, Из-под паралитиков вытаскивая ветошь. И гной их язв несчётно сколько стёр, Сонм безутешных в горести утешил.

В себе раскрыть талантов водопад,

Прознать про жаждущих и ищущих спасенья. Приходу нашему в полдневный жар кто рад? Поистине наш труд лишь Сам Христос оценит!

Я жду сестру с заботой по утру,

И брата сильного в делах и наставленьях. И сам кому след от слезы утру?

Без этой помощи несчастные ослепнут.

Кто молится сегодня о моих ногах,

Чтоб не споткнулся на вершинах горных?

Без устали к неведомым над пропастью шагать, Истачивая не подковы только – годы.

Пик эгоизма мог бы запросто сгубить, Но на Голгофу вышел с благовестьем. Слепит пусть блеском от моей скобы,

Уверовавших слёзы мой труд да перевесят.

Востребованным быть и на одном боку – Иезекиилевы пророчества ещё не сбылись, Не на человечьем кале лепёшки всем пеку, На Интернет и диски присыпая пылью.

По временам, эпохам и таланты, –

Но только бы не скрыть по умолчанье Монашеству упрямому, и воском не заляпать. Мы воскресения, уверовавши, чаем.

Остолбенело недруги все по углам затихли, Меня отвергли, исподволь плюют вдогонку. Всё позади: цунами, пурга и смерти вихри,

Ни разу не порвалось даже там, где тонко. 18.02.09.

Пс.18:2 – «Небеса проповедуют славу Божию, и о делах рук Его вещает твердь».


Вот облака и тень, а где-то дождь, Мы так привыкли к видимому небу; На самом деле тайной сыплет сплошь, Всё по духовному, на вечную потребу.

С небес сошёл Спаситель и зачался

В утробе Девы. Женщиной не ставшей. Бог необъятный обитает в яслях,

И требовал, быть может, манной кашки.

Но час настал и облако сокрыло,

Не перистое тусклое, но ширмой кучевой. И что за облако, не знавшееся с пылью.

О том мы более не знаем ничего.

Но это видела лишь кучка простецов, Лука поведал, избежав фантазий.

На облаках грядёт, разбудит мертвецов, Кому-то будет самый-самый Праздник.

И проповедуют о том и солнце и луна, И мириады звёзд – песчинки сверху;

Так сколько ж там – не вычерпать до дна, В уме всегда греховные прорехи.

Земля… уж тут-то столько институтов, О травках, о животных сонмы книг;

О вечности ни звука всё вместе совокупно, – Жизнь общей красоты – лишь только миг.

А верующий искренно с Писанием согласен, Что землю Иегова сотворил премудро;

И верить в коллапс, в общий взрыв опасно, Хотя безбожники глотают это сдуру.

Земле ещё ужасное страданье предстоит, Она сгорит и всё, что есть на ней.

И обновится, примет новый вид,

Что будет так, то с каждым днём видней.

На что ни взглянешь, твердь о деле Божьем Вещает мудростью, покорностью в законах. Отвергнувшись Творца, на что ты стал похожий?

Всё видимое временно, почти совсем условно. 24.01.09.

Пс.104:42 – «ибо вспомнил Он святое слово Свое к Аврааму, рабу Своему».


«Всё лишнее убрать!», – советует художник, Аляповато мажет тусклый горизонт.

Его учили так, на двух мазках негожих, Картины те рассматривать какой же мне резон.

На фото потемневшие за сотню с лишним лет Мы всматриваться можем раз от разу Внимательно, и можем от умиленья млеть, Насколько там скромны без нынешней заразы.

У фото качество важнейшее есть в том, Что там всё так, как было, без утайки:

Мы видим листики, букашку под листом, Какие были тамошние у телеги гайки.

Вот так и Библия, как Божье Откровенье, Не плод фантазии и хитрого ума.

Без правки лишней то к себе применим, На два колена чтобы больше не хромать.

Нет лишнего ни слова в Библии святой,

Мы вглядываться склонны в расположенье знаков. И при начале чтения в молитве чуть постой,

Не слушай нехристей, кто будет против вякать.

Мятущейся душе за столп тот ухватиться, Он стержень есть несокрушимо прочный.

«Самсонов» тьмы у лютых коммунистов Пытались покачнуть в заразных строчках.

Соблазн урезанного к евнухам столкнёт,

И мысль кастрировать придётся ненароком.

Не принимай на Библию малюсенький поклёп, Иначе дьявол двинет и подденет рогом.

Во всём Писании от корки и до корки

Все буковки подсчитаны, и не единой лишней; Чёрточка и иота, сгинув, лад испортят.

Имеешь уши, грешник? Приготовься слушать!

В богослужениях, канонах и преданьях

Во свете Библии убрать бы всё, что лишне. Несоответствием с Писанием всех нас придавит,

И это нашей глупости по-истине припишут. 09.10.09.

Сир.48:9 – «После каждого дела своего он приносил благодарение Святому Всевышнему словом хвалы».


Все на войну! Враг у ворот стоит, Нежданный, стопроцентно оголтелый. Мы для него планктон, а он – наш кит, Сжирающий осадой наше тело.

В духовном плане много тяжелей,

На душу нашу плоть похотствует не зря. В самом себе кого призвать, жалеть.

Чтоб видеть это, очи да прозрят!

Опять же… о каких таких очах Печётся Дух Святой на всех каналах, Чтоб дух любви в суставах не зачах, Просохли слёзы на ланитах впалых?

Из вечной Библии глаголы Иеговы, Как в корень зреть и лучшее добыть;

Неразбериха в каждом на многие вагоны, Конечно, если жив и явно не дебил.

Все на войну, – мой дух, душа и тело, – С врагом души. Он – падший херувим!

Где Бог, там большинство и действуем мы смело, Там каждый защищён, Христом храним.

Ни днём, ни ночью – сутки напролёт Нет передышки падшему Адаму.

Враг-сатана скрежещет, лживостью зальёт, Блудом, бессовестностью, срамом.

Но пробудившись, или даже вовсе не заснув, Громи молитвой – сверху огненным потоком. Среди зимы в себе узришь тогда весну, Успеешь всё, и враг отступит скопом.

И ни малейшего сомненья не прими,

Оно губительно, верь, мы сильны с Иисусом. Разбитый демон, падший с неба херувим, Зло отрыгнёт в судах, печати, устно.

Все на войну, кто возродился свыше!

Они не против плоти с кровью наступают; Мир, сатана и похоть плоти вышли

На христиан. Проснись, душа, слепая! 29.06.09.

3Ездр.6:3 – «прежде нежели показались прекрасные цветы, прежде нежели утвердились силы подвижные, и прежде нежели собрались бесчисленные воинства Ангелов».

Всё убрано, зашторено к ночлегу, Готовы отойти, и двери на засов.

Духовным размышлением скачусь не к неге,

И думки не о временном, – иное всё есть сон. Вот так же некогда, а может, и сегодня Зашторятся глазницы, отслуживши.

Не от меня зависит, как Господу угодно,

И не спроворишься собрать свои пожитки.

Особый день, Сочельник Рождества, Канун открытия тысячелетней тайны, Соединение с земным от Бога естества, И исполненье в эту ночь настанет.

Прохлада ночи, холод темноты, Привычный запах от овец мочалит. Костёр горит, к утру бы не застыть, Часы крадутся к вечному началу.

Мы знаем: Ангел, пение с небес,

Не сразу явь легко сойдёт за сказку. Невдалеке проклюнулся слепец,

И будет знать – не исцелеть ни разу. Начало эры не узнала Мать, Обыденность такая же, как всюду.

Привычный ход часов пришлось сломать, Потом привыкнем, примем и полюбим.

Никто нигде и ухом не приметил, Что шар земной к утру совсем иной.

И поздравители пешком, не на карете, Прохлада дня вошла в пустынный зной.

Ещё волхвы пылили на подходе, Покой тирана страшно потревожат, И выявятся, кто на благо годен, Кому доверить эту тайну можно.

Столетий двадцать, словно пять минут История-старушка рьяно отмахнула; Сочельник, ночь, сугробы ноги мнут,

И храм в огнях – не отроился улей. 06.01.09.

Лук.4:43 – «Но Он сказал им: и другим городам благовествовать Я должен Царствие Божие, ибо на то Я послан».


Всё чаще себя ощущаю чужим

На море житейском – в толпе одинокий. На поле сражения воин лежит,

Он сделал, что мог и окончились сроки.

Не знают в вагоне, как нищий богат, Все судят по обуви и по одёжке.

Своё достоянье умножьте стократ,

И что есть у всех многократно умножьте.

Даю вам визитку – войти в Интернет, И мимолётная встреча воспрянет.

На многое-многое дам вам ответ, Не обещая по вкусу вам пряник.

На полустанке «Подстёпном» сойду

В мою глухомань с перелётным оркестром, У всех с Интернетом теперь на виду,

Ворвусь в вашу затхлость нежданным маэстро.

Вы с неба услышите чудный глагол Христа, вознесённого в день Вознесенья. Изъязвлен Он был, на Голгофу восшёл, Но каждый ли жертву Иисуса оценит.

О нет, не чужим был попутчиком с вами, Мой голос звучит с интернетной страницы. Здесь чад Аврааму рождают и камни,

То семя нетленное в вас сохраните.

На море житейском спасать нелегко, Ведь тонущий должен спастись захотеть. Чтоб Слово Христово на сердце легло.

И к старым грехам не попятиться впредь.

Шум волн перекрыла призывная речь, Вас международная сеть захватила; Расслышав, не покусись пренебречь, Знакомым о сайте отбей на мобильник.

Не призрак бредёт по истлевшей Европе, А благовестия Божья реальность.

Часы на исходе и время торопит,

Успеть с благовестием к ближним и дальним. 27.02.09. ИгЛа

4Цар.2:14 – «и взял милоть Илии, упавшую с него, и ударил ею по воде, и сказал: где Господь, Бог Илии, - Он Самый? И ударил по воде, и она расступилась туда и сюда, и перешёл Елисей».

Всегда есть что-то «самое» и «самый», Всеобщее, всемирное и личное вприкуску. Рекой текут на конкурсы мужчины, дамы, –

На пьедестал высокий не каждого там впустят. По книге Гиннеса штурмуют всё и вся, Фиксируют плевки, кто громче пукнет; Вот самый бедный паразит-босяк,

Вот разжиревший в кризисе и в купле.

Есть адвокат у дьявола, в насмешку Над правдой изгаляется мерзавец.

Он самый подлый, рвёт, не будет мешкать, – На эту должность не покусись, не зарься.

Тут самый шустрый при Кремле проныра, И самый лживый журналист при нём.

Честь для бесчестного от мёртвых что-то стырить. Такой из детства не знаком с ремнём.

И даже если ныне на рекорды бум, Везде, во всём своя ввиду вершина,

На нравственность реестр себе добудь, Которого достичь, молясь, решился.

Все будьте святы, как Отец Небесный, И подражайте узнику из Тарса.

Знал, не достигну, не выстоять, хоть тресни, Но за труды Бог обещает Царство.

Есть Самый добрый в Жертве Иисус,

И Церковь – самая спасительная гавань. Храм иудейский оказался пуст, Священством Агнец предан и изранен.

Есть самый лучший день в моей судьбе, Когда Евангелие путь мне перекрыло; Мне для него в Его саду потеть,

На крыше веденья схватился за перила.

Есть впереди день самый расставанья, И встреча самая – концовка эпикриза;

Мой самый лучший день из дней восстанет,

«…открытым оком», труд мой, будет признан. 29.01.09.

Пс.81:2 – «доколе будете вы судить неправедно и оказывать лицеприятие нечестивым


«Встать! Суд идёт!» – провозгласил придверник. В подрясниках шагнули в пространство три судьи.

И вызван был свидетель номер первый, И околесицу стал нудно городить.

А я сижу за сваренной решёткой, Приговорённый задолго до этого суда,

Мной Златоуст начитан громко – не нашёптан, Святители со мной незримые сидят.

Суд отрабатывает данный им спектакль, Уходят, давятся насмешкою и смыслом,

Здесь рассудить бы мог паршивенький сопляк, Без всяких экспертиз и кагэбэшных сысков

Да, я начитывал на плёнки, на катушки Святую Библию и «Жития святых»,

У репрессированных брал интервью и слушал. В Архипелаг затарили, но голос не затих.

Но всюду в храмах и по монастырям

Уже размножились слезинки по погибшим; За это прокурор с судьёю костерят,

Чтоб рта не раскрывал и вёл себя потише.

Никто не смог деянья очернить, Друзья ликующие взглядами ласкали; А секретарь стакан истратила чернил,

И журналисты щерились в гнилом оскале.

Прошли года… Бог вымел всех подряд,

Дал срок – на кладбище всем шкурникам сокрыться. На Брежнева похож был прокурор, как хряк, Копался в «Деле» большевистским рылом,

И следователь умер в молодых летах, Доносчики скукожились при поздней встрече. А я и в лагере превыспренне взлетал,

Хотя в ночную сох и подкрепиться нечем.

Но будет День велик всеобщего Суда, День воскресения итог подводит общий.

Воспоминаний жар и в холод смог обдать, Благодарю за всё, душа моя не ропщет. 07.02.09.

Прит.4:5 – «Приобретай мудрость, приобретай разум: не забывай этого и не уклоняйся от слов уст моих».


Всю жизнь трясусь над поисками знанья, Не просто знания, но с пользою на вечность; А остальное… что ж, пощекочет, канет,

Но Бог так просто знания не мечет.

Он – Сердцеведец, знает наш настрой, Сумеем ли даруемое здраво оценить, Иначе всё отнимет, из памяти сотрёт,

И в институтах зряшно протирать штаны.

Мы, верующие, самые тупые реалисты, Нас даже не пытайся в том переубедить.

Мы подпоясаны, безбожник же расхристан, При галстуке собачьем и без бороды.

Мы верим, что никто не жил сам по себе,

Но Ангелы есть разные, и иногда нам зримы, Они не безучастны, одни влекут от бед,

Другие же из Царствия стараются низринуть..

В потоке знания так просто захлебнулись, Не нам чета, но Лев Толстой – их сонмы. Отвергнув Библию, вцепились в глупость,

Утрами не молились, и дьявол слопал сонных.

Печатал я, начитывал, спешил распространить, Магнитофонной эпопеей темноту распутать.

И вызволить из плена к Богу напрямик, – В кромешной тьме сердец зарделось утро.

Святая Библия, «Архипелаг ГУЛаг», Творения бессмертного святого Златоуста

Известны стали, развязался Лазаревский плат, Казалось же, что дьявол жизнь сюда не впустит.

Теперь же книги ринулись стремглав, Не сорок сороков, а просто сорок.

Слепцы прозревшие расселись между глав, Дар Духа Божия вместился между корок.

Пока одностороння со святыми связь, Мы в их наследие вошли, смиряя души;

Пусть благодатной почвой станет наша грязь,

Когда в нас заблуждения Христос порушит. 30.04.09.

Рим.3:24 – «получая оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе».


Вчера ещё счастливейшим казался, Невесту на руках без лифта нёс.

Как звук шампанского исчезло залпом, Набиты фонари, – с цепи сорвался пёс.

Такие драмы, тысячи таких трагедий

По всей стране безбожной – пруд пруди; Без слова Божия иное разве встретишь? И то ли ещё будет у русских впереди!

В крещении святом для мира умираем,

И со Христом венчание, ожившим из воды. Мы выбор сделали по направленью к раю, Кто к тихим водам – будет Иисус водить.

Быть верным Господу, не изменять и в мыслях, Молитвой искренней подпитывать минуты.

Такой на ярмарке суетности не станет рыскать, Заглядывая в храм при случае попутно.

Разводов, отступлений и тягостных измен Не менее, чем в ЗАГСах простодушных. Предав Христа, что выиграл взамен,

Не проиграл ли бесам искупленную душу?

Придумали отметить золотую свадьбу,

И бриллиантовую немощь стараются возвысить. Свидетелей венчания приятно так зазвать бы, Но никого уж нет, ни черепов, ни лысин.

Венчанье со Христом не прерывает смерть, Со дня на день все чувства молодеют.

Любви экзамен. Дух Святой проверь

Не любодействую ли со срамным халдеем.

Несносно слышать хвастовство священства, Что всё у них о’кей, народу им невпроворот.

На самом деле – кладбище, если признаться честно, И что без Библии спасенье – об этом нагло врёт.

Гряди, Жених! Израненною дланью Сотри слезу и пот с моих очей.

Своею Кровью спас Ты нас бесплатно,

Разводов не должно у нас быть вообще. 12.06.09.

Иоан.8:44 – «Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Когда говорит он ложь, говорит своё, ибо он лжец и отец лжи».


«Вы дети дьявола» – сказал Христос евреям, Его не принявшим за Божьего Мессию.

В торговле и в обмане не будет вас острее, – На золотом быке прошлись по всей России.

Вы дети истинные, чада сатаны,

И искренно хотите его исполнить волю.

А дьявол лжец, убийца, вам некого винить, Что все тысячелетия вас истребляют столько.

Ведь кто-то же вложил в вас эту мысль, Что нужно ждать иного, кто сядет в храме. Душою к небу вы не вознеслись,

И от подошвы все до темени вы в ранах.

Мне жаль до слёз хапуг и олигархов, Холодных и циничных жадных мертвецов, И в каждом видится зубастый аллигатор, Любого разорить, сглотнуть всегда готов.

У дьявола есть дети, избранные им,

Храм Соломонов выстроят почти мгновенно; Столицей мира станет тогда Иерусалим,

И три шестёрки цифрам всем на смену.

Их синагогу дьявольской считает Златоуст, Он восемь слов на них давно отвесил.

Христос сказал, что храм давно их пуст – Об этом им напомнить так уместно.

Безумные дельцы ограбившие всех, Большая банда на большой дороге. Святынею считают всё, что мерзость, грех, В закон ввели, мол, их не смейте трогать.

А это значит только лишь одно, Неприкасаемые в ад сойдут без покаянья, В гееннском озере провалятся на дно,

Всё золото тогда подтащит к вечной яме.

Вы, дети дьявола и чудища веков, Опомнитесь, услышьте нежный зов Иисуса. Раздайте всё, и кто к тому готов,

Тот в Царство неба путь обрящет узкий. 11.04.09.

Лук.15:28 – «Он осердился и не хотел войти. Отец же его, выйдя, звал его».


Вы на меня не дуйтесь суперзря, Ведь я не вечен, кашель на исходе, И мне по-истине уж нечего терять, А вы меня стараетесь угробить.

Как будто бы во мне источник зла, Но разберитесь, разве я напрасно

Вас обличал, пришпиливал к козлам,

И к волчьей стае – тем повсюду дразнил.

Вы не заглядывали за туманный полог, За завтрашнее, далее, за тот за упокой.

Какими воплями, проклятьями к вам полон Неправильно крещённый сонм слепой.

Мне всё равно жужжанье и брюзжанье

От вашей тупоядности, против канонов зверств; Бог даст, вас снова на кострах прожарят, Потенциал возмездия на вас уже задействан.

Нераскуроченного храма не обрящешь, Очистятся, как идольские капища сожгут

За то, что не расслышали униженного плача, События уже сворачивают в жгут.

Причём тут я и голос одинокий,

Да разве свет искал корысти ради?!

Вошёл с порядком книг «…открытым оком», Хотел и жаждал только Божьей правды.

Не радуйтесь, попы, когда я упаду, Последним выстрелом сражённый наповал, За мной бойцы Иисусовы уже в ряду,

О их приходе смертно Апостол тосковал.

Стараясь жизнь с Христом облагородить, Стучал, врывался часто в рукопашной.

И не смотрел на митры их благоутробий,

Мой намогильный холм их языки распашут.

Благословляя всех бессмысленных врагов, Любовь Христа пусть всех да принакроет. Но это только тем, кто полюбить готов

Святую Библию пропитанную кровью. 09.01.09.

Рим.8:9 – «Но вы не по плоти живёте, а по духу, если только Дух Божий живёт в вас. Если же кто Духа Христова не имеет, тот и не Его».


Где Дух Святой мозги не просветил, Собою не заполнил нищенскую келью, Там самый умный в сущности – дебил, Хотя б ему хвалу заслуженную пели.

Поэт, писатель, композитор лучший

Без Духа Божия лишь кимвал без любви. Оскал покажет, был бы только случай, Начнёт, овец, как лютый волк давить.

Истратился на знания бегущий человечек, Кто даже искренно других всему научит;

Не ведая, а походя, сколь многих искалечит,

Не всем представится такой «счастливый» случай.

Озарена душа наитием духовным?

Ей на молитву время выкроить тотчас. Друзей библейских обретает сонмы, –

Жизнь в Духе Божием сподобилась начать.

Всё о небесном, вечном, неземном Широкой панорамой распахнулось;

И мудрость свыше благостным огнём Наполнит душу, истребляя худость.

Стяжанье Духа вызнал Серафим

Не у престола в небе, а в храме у земного. Жизнь обретает смысл, духовно ли горим, – Не мерой Духа Бог даёт, а много.

Где Дух Христов – монашеству нет места, А благовестие течёт большой рекой.

Муки три меры там душа замесит, Закваска-проповедь в достатке под рукой.

Без Духа Божия везде корысть и трусость, Завистливое око у попов, их жён.

Широкий путь любезен им, не узкий, Дыханьем Духа дух их не возжён.

В нас «Авва, Отче», – возглашает Дух.

«Тот не Христов, кто Духа не имеет!» Обретший мир, о Нём вещает вслух,

Не в келиях такие, отнюдь не онемели. 20.01.09

Деян.12:22 – «а народ восклицал: это голос Бога, а не человека».


Гигантский Чикатило – зверский Сталин, Верней грузин, усатый Джугашвили,

Подпёр к канонизации, подельники не спали, Меж Невским и Донским его портрет влепили.

А собственно чем хуже он таких соседей? Не хуже воевал, и так же горы трупов.

С акафистов начнут и с праздничных обеден. Не надо обвинять за табачок и трубку.

Царь Николай курил, в Ипатьевском подвале Последнюю затяжку сделать не успел.

Но славословием Синод все кладбища завалит. Отравлен горец, царь же под расстрел.

Ведь в семинарии учился сей Иосиф, Ему передник с книгой нарисуют;

В ГУЛаг сто миллионов изверг бросил, Пахан усатый каждого раскусит.

Так, доигрались батьки и владыки, Радетели большого государства!

При каждом в Тройке столько же убитых, Дошли до полного безумия, – вот гадство.

Где ад и рай, где Бог и падший демон?

Всё перепуталось в «святом» Синедрионе. При жизни брачную одежду кто оденет, Лишь тех Судья и на Суде не тронет.

Генералиссимус «святой и благоверный»

Не просто в Тройке – в чрезвычайной Тройке. На людоеда нимб святой уже примерен,

И бурка чёрная палачество прикроет.

С мечами воины – совсем не христиане, Мечи огромные, со шпорами ботфорты. Под буквой «ять» губители восстали, Защитники? Они мертвее мёртвых!

И Матерь Божию, Архангелов столь грозных Легко, бессовестно и нагло подрисуют.

Здесь с Митей Саша, посреди Иосиф…

Смертельно так кощунствовать – не всуе! 23.01.09.

2Пет.2:19 – «Обещают им свободу, будучи сами рабы тления; ибо, кто кем побежден, тот тому и раб».


Главный враг молодых – их пустая свобода, Под свободой они понимают распутность.

И всё то, что с их глупостью глупою сходно. А рассмотрим багаж и, окажется – пусто.

Что под словом «свобода» сумели создать На афишках, агитках масонского толка; Мол, на равных теперь офицер и солдат,

И овец сохранил и накормлены волки.

На разводы свобода – распалась семья,

У распутнейших жён нет стыда порошинки. Будет муж этих жён как перчатки менять,

А они все в мужском, исключая ширинку.

Есть свобода в законе и у мусульман, Перед ними евреи чужды и преступны, Для рыбёшки найдётся параграф-кальмар, Наши беды у них там едва прорастут ли.

Обещают свободу, а сами рабы,

Не избегнут от тленья любимых телес.

И труда не представится всех их разбить, Коль греховный микроб в эту тушу пролез.

Есть свобода от тленья в Иисусе Христе,

Он победно в день третий из мрака воскрес, В рабство святости взял и извёл от страстей. Благовестье, как рыбам – пора на нерест.

Тот свободен вполне, даже в узах в тюрьме, Где с Иисусом воскресшим историю пишут; Это иго Христовой свободы примерь,

И на поприще дивном не будешь ли лишним.

Кто свободу вкусил, пробуждается в ней, Он подарком таким должен век дорожить, Им, свободным, становится только ясней,

Дух Святой их пленяет в свободный режим.

Вседозволенность в детях отнюдь не свобода, Грех творящий есть раб и невольник греха.

Наказанием строгим соделаешь годным –

По помойкам греховным не будет порхать. 28.08.09.

Иоан.9:41 – «Иисус сказал им: если бы вы были слепы, то не имели бы на себе греха; но как вы говорите, что видите, то грех остаётся на вас».


Глаз фокусируем нередко на ненужном. Бесшумно щёлкаем незримо, многократно; Незамерзающий в любую злую стужу,

Хотя жар с пылью вгонят в катаракту.

Глаз в информации – в движении есть жизнь. Он украшает тело, высвечивает душу, Фотографирует, смотря то вверх, то вниз.

Глаз повредивший ясный свет потушит.

Без зренья чистого как Библию прочтёшь, И проследишь шесть дней-ночей творенья? Лишь кожей ощутишь прошедший дождь. Жить в слепоте – сколь непосильно бремя!

Речь подвожу к духовным размышленьям, К прозренью во Христе при инобытии.

Безбожника-слепца мы искренно жалеем, Что он напрасно только небеса коптит.

Быть зрячим, значит, сущность разуметь За гранью тёмного и тусклого стекла; Путь к небесам открыл нам Новый Завет, Рука Иисуса к жизни нежно привела.

О зрении души мы ежедневно молим: Как разуметь Библейские глаголы?!

На бестолковых смотрим с искреннею болью, Он нищ и слеп – без добрых дел он голый.

Лишь Дух Святой нещадно обнажает Действительность, тщету, повсюдную рутину. Увидишь: ты не воин, а трус в своей пижаме. Во свете Библии мы кто – к себе прикинем.

О зренье-разуменье нужно толковать, Томясь неведеньем и тяжкой темнотою. Не надо никого винить, на них кивать, Причина в нас, её нещадно вскроем.

На тьму неверия безжалостно плюём.

Христос, помажь мне очи Божьим плюновеньем. Отныне не один, но с Господом вдвоём…

Всё читанное в Библии тогда к себе применим. 05.08.09.

Иоан.7:37 – «В последний же великий день праздника стоял Иисус и возгласил, говоря: кто жаждет, иди ко Мне и пей».


Глаза проглядели, взирая на небо,

Не Господа ждали, – томились густою слюной. Не радуют дачи, машины и мебель, –

К чему всё идёт, видит даже слепой.

Особенно тяжко пришлось агрономам,

При их обещаньях собрать урожай небывалый. Зависимым нужно быть более скромным,

Земля без небесных дождей не привалит.

И зёрна отборные, скрытые в землю весной, Едва лишь проклюнулись зеленью нежной, Пожухли, завяли, поникли, обсыпаны хной, Повеяло смертной тоскою уныние, нежить.

В плане духовном засуха стократ тяжелей, Последствия голода глубже, намного опасней. О годах без Библии тяжко стонать и жалеть, Зачем опирался на мощи, поповские басни?

Дожди благодати, воды благодатные струи, От Духа Святого пролейтесь на многих!

Пророки, Апостолы с нами шикарно пируют, Успеть освежить им уставшие пыльные ноги.

Дождём запоздалым и поздним накрыт, Одежда прилипла, мослы обозначив и рёбра,

Язык обезвоженный речью заменит свой хрип, Румянец на впалых щеках уже явно неблёклых.

Так Бог Иегова решил разнарядить,

К источнику влаги зовёт через ревностных слуг, Иисус неизменный всё Тот же и рядом,

Не слышит лишь тот, кто в безверии глух.

У нас, христиан, благовестьем наполнено чрево, Реки дивной воды истекают, окрест орошая.

Силоамский колодец истории древней, – Там полнятся агнцами наши кошары.

Глаза увлажняются чтеньем Евангельских строк, Через Интернет прорубаю в пустыне каналы; Опять нас помиловал Бог, не безмерно Он строг,

О чуде от жезла в сердцах отпечаток наскальный. 19.05.09.

Ис.40:3 – «Глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте в степи стези Богу нашему».


«Глас вопиющего» – не часто на экране, Про благовестие церковному начальству; Пути кривые да выправятся прямо.

С кого-то же должно раскаянье начаться! И этот кто-то, пусть Иван Захарыч,

Считавшийся совсем уж ненормальным; Он не молчал, законом тыкал в хари,

О нём галдели и на танцах бальных.

Так почему ж столетий девять с гаком, Подобный глас в России так и не родился? Кто за разврат царя бы ставил раком, Ехидною назвал, – Синод бы весь сбесился.

Глас вопиёт в пустыне к скорпионам, Варганящих варанов варит кипятком. Кто плакал бы и голос Вани понял,

А храм Христа-Спасителя – битком.

Не так же бы секира и ныне зазвенела? У Ирода под боком шипит Иродиада.

Разворошил бы затхлость тёмных келий, И благовестников к народу слал отряды.

Иван Захарыч, научи крестить

Не капелькой воды, и не песком с лукавством! Попы зарылись в ил обрядоверья – караси,

И к ним не подойдёшь, как к прокажённой касте.

Но есть на извергов у Господа дубина, Подобно Ленинским декретам, и Нероны! Тогда опять по Библии единой

Восставит Истина на путь прямой и ровный.

И камни выдумок, преданий и мощей. – На кладбище законное их место, – Монастыри и храмы окажутся ничем.

Повсюду с погружением Креститель крестит.

Глас вопиющего – наш Интернетный сайт, Путь ко Христу прокладывает громко,

Его богатство здесь пером не описать,

Войди, вкуси хотя бы только кромку. 11.09.09.

Прит.26:4 – «Не отвечай глупому по глупости его, чтобы и тебе не сделаться подобным ему».


Глупец задорен в спорах даже роковых, Ему без разницы, кто пред ним достойный. Он бузотёрит, бьёт и старшего под дых,

А остальное время спит, – давно покойник.

Не отвечайте глупому на глупости его, О том вещал ещё премудрый Соломон.

Прилюдно под ноги чужой толкнёт кроссворд, И выставит предерзостно для истины заслон.

Глупейших вывертов нисколько не стыдясь, Нахал охальничает глазом не моргнув,

Плетёт без страха Божия бессмысленную вязь, – Ему гваздаться исподволь и попирать старух.

Глупец всегда слепец и, выпучив зенки, Быком приговорённым прётся на трибуну. Он с волчьей сутью, – то наяву прикинь, Бредовые идеи – с Аттилою прут гунны.

Любой ответ такому лишь затравка, В своих глазах он тотчас поумнеет;

Бесславие своё затравливает в завтра,

И будет ржать по хамски – отца разденет.

На провокации глупцов не поддавайтесь, Дров не подбрасывайте в пищу дуракам; Волк для ягнёнка, – высшая опасность, – Прилюдно на пиру застолье обрыгал.

Глупцы издревле слуги у пасти сатаны, Пленёны в совести и в разуме дырявом. Для них места Писания как будто не даны:

«Не отвечайте глупому!»… от них опасность рядом.

Избави, Господи, от глупостей и нас.

Не отвечать тому, чья роль в придурках. Спорливость у циничных тварей – страсть, Им поиграть бы с истиною в жмурки.

Привязчивы, прилипчивы и самость до ноздрей. Таких глупцам смиреньем пасть заткните,

Их раскаяние в болтливости при жизни бы узреть. Не прочитал за год он ни единой книги. 05.06. 09.

Матф.9:18 – «Когда Он говорил им сие, подошёл к Нему некоторый начальник и, кланяясь Ему, говорил: дочь моя теперь умирает; но приди, возложи на неё руку Твою, и она будет жива».

Готовлюсь к проповеди целую неделю, И перечитываю столько мест Библейских! Иные спрашивают: Вам не надоело,

Уже почти полвека с одной и той же леской? Так кажется поверхностным зевакам, А ты копни и углубись под корки.

Тотчас замкнёшь уста, раскаешься что вякал, Не будешь звуком добрый воздух портить.

Космических стыковок на орбите Благополучно сколько совершилось? При неудачах сколько же разбилось, – Не утаи в мешке несчастий шило.

А проповедь, в которой в полный рост Христос, И нестыковок чтобы ни одной ни разу,

Невежда здесь не высунет свой нос. Привыкший в храм ходить лишь в праздник.

А мне корпеть уже с пяти утра, Перелопатить в прошлом современность. Тут раскошелься и наличность трать,

К проверенному вновь, молясь, примерься. Хирург на вызов саквояж хватает,

В котором скальпель, нужные лекарства, Спешит к роженице на первое свиданье, Случается, что поздно и весьма напрасно.

У проповедника вдобавок слово-нож, Как фармацевт в стихи и главы вник,

Промажешь, нужное не каждый раз найдёшь, Здесь семьдесят и семь раскрытых книг.

Неделя в жарком поиске лекарств

И нужных мест из изречений Божьих. Как возликуешь, что нашёл как раз, – Болезнь нередко загнана под кожу.

На свете много разных эпопей,

Ведь кто-то же творит историю событий. А я на вызове, о, только бы успеть,

От жажды павшим дать успеть испить им. 28.02.09.

Матф.13:46 – «который, найдя одну драгоценную жемчужину, пошёл и продал всё, что имел, и купил её».


Гранят алмаза блещущий кусок,

И стоимость его стократно возрастает. Философ изречения изящные несёт,

И мудрость к тем, кто уважает старость.

Беру от многого, что даже чуть блестит, От пыли и от грязи, трудясь, освобождаю. Писанием скрепляю чьи-то лоскутки, Накрыть столы – для многих ожиданье.

Так из ничтожного полезное зерно Похвально и достойно подражанья. Извлечь, когда тебе не всё равно,

Что столь бесценное невежеством зажали.

И в обрамлении библейских глав, стихов Стихи поэтов иначе раскрылись.

И не такой писатель уж плохой,

Когда в словах его провидеть крылья.

Во свете Библии – прожектор не земной Из запредельной дали ловит блестки.

След корабля сотрётся под луной, –

И так везде, где слово Божье к месту. Полвека – срок геологу не мал,

Но много ли открытий знаменитых; Размокших склонов сколько перемял,

И наконец, твой след за нужной ниткой.

И не раскается никто, кто за Христом, Сверяясь с Библией, нанялся в виноградник. И стих зачитанный, знакомый и простой

Так засияет, что и внуки рады.

Мистически сакрально и жестоко Ударит стих настолько точно к месту, И развернёт от Запада к Востоку, –

С Геологом нездешним слякоть месишь.

Всё ищешь те алмазы и благовествуешь. Душа иными гранями заблещет.

Пример труда останется не всуе,

Не зря Бог крест нам возложил на плечи. 01.03.09

Иак.1:15 – «похоть же, зачав, рождает грех, а сделанный грех рождает смерть».


Грех монотонен даже для творящих,

Не говоря о тех, кто влипнет в первый раз. Короче, всем в один похожий ящик,

Там одинаковые все при тысячах прикрас.

Расплата тяжкая за грех нам предстоит, Не только здесь, но главное – по смерти, Там не помогут дачи, тачки, гаражи,

Иная участь тем, кто во Христа поверит.

Грех – преступление, по Божьему закону,

А тот закон из Библии читающим известен. Не каждый здесь в тюрьму или на зону – Ответ держать за порчу жён, невесты.

Разумно ли не мыслить Божьей кары,

За гнусности, за ложь, корысть и трусость. Грех изъедает, и до срока старит,

Пред Богом равны все, еврей ты или русский.

Грех прославляется преступником всегда, Он вожделеет счастья и земной награды; Рождает смерть, где края не видать,

Зубовный скрежет там во мраке непроглядном.

О святости сказать или помыслить,

И душу светом чудным всполохи зальют.

Там семицветье в небе и в сердце коромыслом, И слёзы благодарности, как в дождь салют.

Последний вздох на алиллуию ставь,

И не на меньшее настроиться – на высшую награду, Поверь, прими единственным Спасителем Христа, Залей слезой огонь температуры ада.

Один единственный нам выбор обеспечен,

И участь в вечности решится в нашу пользу; В душе исчезнут гнев и огненные печи,

Там раскаянье тщетно – чрезвычайно поздно.

Кто верит в Жертву Божью, те не постыдятся,

Все их грехи омыты Кровью Агнца, все до одного, Неверным в Царстве Божием нет части,

Предстанет нищ и слеп такой, – совсем нагой. 04.09.09.

Иоан.8:12 – «Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни».


«Да будет свет!» - Бог возгласил над тьмой, Преображая как бы бывший хаос,

Такое же случилось и со мной – Смятение утихло, народилась радость.

Да будет свет в кромешной кутерьме, Где враг неверие рассеивал прещедро, Там кровь и мрак, как на Руси теперь, И лес рубили, – по ГУЛагу щепки.

Без света шаг единственный шагнуть, И ты расстался с жизнью, кувыркаясь.

Представь: ослеп, оглох – охватит жуть, Тьма не бездействует, но совершает натиск.

Христос есть свет для приходящих в мир, Водимый Библией тьме не подвластен вовсе. Припомните, как плакал бедный Иаир, – Призвав Христа, все радовались после.

Приди к Христу и мрачный плен окончен, Он просветит мозги, осветит сердце.

Он просвещением наполнить сердце хочет, Избавит от всего, что гнусно, мерзко.

Да будет свет Евангельских словес,

Не тьма преданий, предрассудков диких; В какую тьму без Бога всяк залез –

Со тьмой сроднившись мы ко тьме привыкли.

Что не по Слову Божию – то тьма, Особенно по храмам христианским. Враг заблудил монашество весьма,

И революция проклюнулась для встряски. Да будет свет… И проповедь звучит! Да сгинет тьма из треб, обрядоверья!

Лик благовестников затмит пусть тьму личин, Мы не приемлем полуверы серой.

Свет, осиявший свыше трёх учеников, Им не позволил монастырь устроить. Скажи же Свету: «Светом стать готов!»

На небе ждёт нас Свет троичный – Трое. 15.02.09.

Иов.13:10 – «Строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите».


Да не куражится, злодействуя, злодей, Что проглотил, насытился почти наполовину. Но ты лишь походя, коснись, его задень, Какой отборной скверной ринется лавина.

Смотрите, люди, бойтесь, крадучись, молитесь,

А то и въявь воскликните в общественной молитве, Чтоб сохранила нас Божественная милость,

Да к той же немощи, к заразе не прилипнем.

А он, тиран и деспот, лысый ли, усатый, Гниёт не как-то, заживо сгнивает.

Смердит в открытую, к нему не прикасайтесь,

Он затвердел в грехах, склонившийся над скатом.

Вокруг него одни льстецы и лицемеры, Поганцы жуткие с коррупцией в обнимку,

Над святостью глумятся, дают другим примеры, Их подлость в монументах и на снимках.

Но вспоминая мудрость от Екклесиаста, Что всё проходит, всё есть суета сует, Никто не может здесь во век остаться, Гнильём заменится шикарнейший насест.

Не зря мудрец пергамент испещрял, Неведомыми знаками в словах и в закорючках, Ложился спать, не раз менял наряд,

И думал, думал, как людей научит.

Научит жить для вечности, на пользу, Слюну сглотнув, напомнить о концовке. О многом-многом каемся мы после, Когда за спуском слышен только цокот.

Всё суета сует, слепое мельтешенье, Заботами исходит, в дым не растворяясь, Ярмо сует влачим, истёрта наша шея, Часы отскакивают, подвигая к краю.

Кто во Христе, с Христом прожить сумеет,

К тому раскаянье о том не постучится в дверь, Он слушал Бога, а не шопот змея.

Нет основания нам Библии не верить. 14.12.09.

Еккл.2:19 – «И кто знает: мудрый ли будет он, или глупый? А он будет распоряжаться всем трудом моим, которым я трудился и которым показал себя мудрым под солнцем. И это - суета!»

Да, может, никогда я не вернусь сюда, В последний раз осматривая стены.

Так однодневный странник уходит без следа, Скользнувши пролетевшей птичьей тенью.

Как бы с другой, нездешней стороны. Уж вне тела, духом бестелесным,

Могу же над собой легонько подтрунить, Мурлыкая мотив любимой песни.

Уже без жалости, а просто, как сторонний, Навек прощаясь с лежбищем тюленьим, Мой дух с любовью струны сердца тронул, Вот здесь с ковром роднил свои колени.

Моя постель, конечно, и мой рабочий стол, Напичканный компьютером привычным.

И принтер с телефоном – от вас навек ушёл, Другой в цифирь пусть рано утром тычет.

Я представляю нового жильца,

Как он осмотрится земно и деловито. Быть может, даже сменится с лица, Всё осмотрев от дома до калитки.

Моё тепло и нити от ласковых друзей Без скромности обрежет по-чеченски, Дабы не мельтешились под его рукой, – Об этом сожалею, выражаясь честно.

Зашторенность мою без наименьшей щели Оценит ли, размашисто шагая.

На уничтоженье книги, словно хлам нацелит, И голос мой затрётся в шуме-гаме?

А я был чтец из гильдии чтецов, Претендовал быть не последним с ними. И список телефонов под пломбу, на засов,

Иконы и катушки с безжалостностью снимет.

На стенке адреса, простецкие часы, И полки книг, и вороха из писем.

Меня от многого ненужного они спасли,

В программе новой вещи все тотчас зависли. 30.03.09.

2Кор.12:10 – «Посему я благодушествую в немощах, в обидах, в нуждах, в гонениях, в притеснениях за Христа, ибо, когда я немощен, тогда силен».


Да, я не прав был, задержав обиду,

Как плотиной речушки сырое половодье. Прошёл лишь день, ошибку стало видно, Что не пободрствовал, и распустил поводья.

Не христианское, но чуждое то чувство, Считать кого-то должником вселенским. Иначе с высоты достигнутой скачусь я,

А это мне и многим вовсе не полезно.

На Авеля был Каин тяжко разобижен, Что жертва Авеля приятней Богу сил;

И вот хитон его уже от крови рыжий, И тут же Бог убийцу о брате допросил.

Трясучий клан убийц и подлых лиходеев, Сокрывшийся по храмам, и в дальних алтарях. Ведь кто об овцах кровно не радеет,

Такой убийцей назван, и прозвище не зря.

У подданных всегда обида на князей,

Что угнетают зло и жмут несправедливо. И начинают хаять, в открытую борзеть,

Кровавой революции волной идут приливы.

Неимоверно много обид на опоздавших,

На несдержавших слово, сбившихся в потёмках, Обиды всех и вся, да и на Бога даже,

Реестр обид вместителен, и неподъёмно ёмок.

Как трудно совладать с возникшею обидой, Охолонить свой норов, а пламя охладить, О, сколько от обиды уже лежит убитых,

Не вы ли при штормах друг друга из ладьи?! Считающий себя последним из рабов, Претензию уменьши к повсюду отстоящим, С прощением попятится и сгинет мордобой. Иначе ждёт кого-то продолговатый ящик.

Обидна на себя: христианин я худший, Господь Иисус, очисти, обиды выдуй в хлам,

В телах давно погибших да расцветают души,

Обида не вгнездится в наш освященный храм. 21.03.09.

Гал.1:16 - “благоволил открыть во мне Сына Своего, чтобы я благовествовал Его язычникам, - я не стал тогда же советоваться с плотью и кровью.


Дверь приморозило снаружи, не открыть, Так оттепель шутя, мой путь притормозила; Давлю, стучу и охлаждаю прыть,

Недобрым словом вспоминаю зиму.

Что нас удерживает от благих поступков, Что тормозит на благовестье выйти?

В делах Божественных не всё же по рассудку, Приходится и горькую микстуру выпить.

Особый тормоз от родных и близких, Они начнут канючить, и искусно выть,

Нас припугнут чуть обмелевшей миской, К которой наш желудок так, увы, привык.

И будут ластиться, и будут угрожать Разводом и молвой от них облыжной, Точить начнут первейшую скрижаль,

К ним сожаление у нас пытаясь выжать.

Дверь выхода в любое время суток Так приморозит сущая родня,

Чтоб по рукам и по ногам нас спутать,

И к окружающим, подрезав, подровнять. Насколько им удастся обезглавить Святую мысль, кастрировать умело,

К разряду теплохладных, остужая плавно, И наш корабль уже застрял на мели.

Напрасно охать, плакать, по ночам вздыхать, Душою рваться к выспренним вершинам,

И нар тюремных не видать, – тахта, Победу зла умело довершила.

Мне дверь наружная – скрипучая жена Напомнила, однажды так же промахнулся Марк. И тернии в семье придётся пожинать,

Свеча погасла, ты уже не вхож в святой барак.

На проповедь держать открытой дверь, Как дверь врача и вообще священства.

И не оправдывай бездействие отнюдь и впредь,

Сам виноват, признайся перед Богом честно. 04.04.09.

Матф.8:21 – «Другой же из учеников Его сказал Ему: Господи! позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего».


Дверь широко распахнута была

Перед Апостолами, несшими Христа ученье. И дьявол завертелся, как вечная юла, Противников воздвиг и короб огорчений.

Так запланировал Господь наш Иисус,

Уже предвиденные кадры нимбом осенило; Тьму возлюбившие от тьмы вкушают пусть, – Они избрали будущность свою с Сатаниилом.

И нам, достигшим переломных дней,

В требоисполнительство погрязшим лихоимцам, Конечно, нам теперь стократ видней,.

В делах простых куда же прислониться.

Печать антихриста уже не за горами, Гоненья тяжкие на всей земной планете; Армагеддон всеистребленья грянет,

И христиан ловить начнут последних. Дверь проповеди Слова строжайше запретят, Ускоренно события толпиться будут,

И беды с язвами в неисчислимый ряд. Тогда, по истине, живущим станет худо.

Распределятся верные в трущобах и ущельях. В три с половиной года весь Апокалипсис; Наложатся тогда мученья на мученья, Настолько плотно склеенные слиплись.

В дверь веры дети Авраама входят,

К вселенской радости живущих и усопших. И радость в небе и во всей природе, – Потерянные драхмы высветятся плошкой.

Народ еврейский сердца дверь откроет, И возрыдав, воззрит на Иеговы Сына,

И с ужасом отбросят сегодняшних героев, Сионских протоколов весь план в геенну смыло.

Дверь в ад, дверь в рай, а так же дверь друг к другу. О, сколько же дверей! Легко в них заблудиться.

И каждый ломится к своей, устроить рубку..

Христос есть Дверь скотам, зверям и птицам. 18.10.09.

Быт.1:2 – «Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою».


Действительно я столько не писал

О жаждущих воды и первозданной влаги. Она лилась из раскалённых скал,

С ней только Ной мог годовало сладить.

Вода – единственное, что на белом свете

О дне творения которой Моисей ни слова. Тем более сегодня кто убедит, ответит, –

В раю опять реку мы видим снова.

Её святую важность и необходимость

Со словом Божьим можно лишь сравнить.

Всё из неё, голубушки, и так же мы родились, Весь шар земной под паром, как парник.

В трёх состояниях напичканная чудом, Необычайно уникально Бога славит, Тысячелетиями льётся, не убудет,

И ею тушат огненное пламя.

Вода, водичка или же водица,

Большой зовут в широких наводненьях.

К нам Дух Святой и с Ним навеки слиться. Он обводнит и святостью оденет.

Из ничего никак не возникает что-то, Тем более моря, ручьи и океаны;

При недостатке пресной за ней далёко топать, А без неё в скелет иссохнем и завянем.

Ждёт дальше непогода в три с половиной года, Отчаянная засуха по всей планете.

И будут издыхать от жажды водной,

От моря и до моря искать воды, но нету.

Расхожим мнением дешевле, чем вода, Пока что умываемся и чистится посуда, Как изобилье нынешнее вспомнится тогда, За то, что не ценили, как себя осудим.

Из чрева же обещанные воды, Чистейшие любой иной воды;

Кто на благовестии, там нет нигде бесплодных,

Где влаги слёзной нет, напрасно и садить. 25.08.09. Втор.7:7

– «Не потому, чтобы вы были многочисленнее всех народов, принял вас Господь и избрал вас, – ибо вы малочисленнее всех народов».


Демографический вопрос не сдох, а на слуху, Из потрясающей статистики гремят костями.

Плодятся на низу, считают наверху:

Куда прирост и убыль грешных перетянет?

Особенно потери с начала перестройки

Пошли на миллионы, статистике коль верить, Но мысленно хотя бы отошедших троньте, Всё наркоманы, пьяницы – рептилии и звери.

Бог укорачивает жизнь – тогда пришёл потоп; Вновь развратившихся в Содоме выжигает.

На злачных пажитях возлюбленных пасёт, Как мусор стряхивает гнусных и поганых.

А если бы та погань так же и дышала,

Мор не пережёвывал живущих в идиотстве, Дымила бы геенной негаснущею свалкой, Настоянная густо на воровстве и злости.

Полезный злак едва бы где пробился, Из дому нос и не высунешь наружу, Пиратов скопище галдело бы у пирса,

Бездельниками берег загажен и запружен. Бог подчищает данной им свободой,

Праведник творит добро ещё и благовестье. Велик наш Бог, дарующий субботу, – Христу, возлюбленному Сыну уневестил.

И ратуют за множество слепые патриоты, Ругают Ельцина, евреев, Горбачёва;

В жиды пропишут всех, кто скажет что-то против, Кто не согласен с ними хотя бы в чём-то.

Бог словно женщина, что тщательно метёт, В сокровищницу неба подбирая драхмы.

Прореживает терния и вдоль и поперёк. Развеивает в вихре всё, что стало прахом.

Один, принявший с радостью благую весть, Дороже всех сокровищ на планете.

Как раз нас столько, сколько ныне есть…

Отвергшие Христа, умрут в грехах, ослепнув. 29.05.09.

Откр.20:12 – «И увидел я мёртвых, малых и великих, стоящих пред Богом, и книги раскрыты были, и иная книга раскрыта, которая есть книга жизни; и судимы были мёртвые по написанному в книгах».

День вечности относим к Дню Суда, Когда откроются гробы, дела в деталях. Умом потерянным метнёмся мы сюда, – Тягчайшие мгновения у вечности настали.

И Бог как Судия неимоверно строг, Там от молитвы, просьбы нет помину,

И потому вопить к Нему какой же прок, Всё прежнее, привычное бесследно минет.

Суд по Закону Божию, по Божью Слову, Который ныне Библией зовётся.

Авторитеты прежние исчезли безусловно, Падут и сгинут с небосвода звёзды.

День вечности – лишь вечер без утра, Суд нескончаемый у совести начнётся.

Без Библии при жизни метались средь утрат,

И не имели в нравственности ориентиров точных.

Суд по-Писанию Апостолов, пророков, Их Дух Святой переполнял и двигал;

Кто против Библии, тот наводил мороку.

Но там опомнится одним мгновенным мигом.

Нет больше горя, тягостней утраты,

Жить не по Слову Божию, жить беззаконно. Кричи себе об этом самом многократно.

Противник в вечности в огне гееннском тонет.

Что не Слову Божию, то не имеет смысла, – Весь мир приобретая, не погубить бы душу! Срок наказания не измеряют в числах,

Бог тот огонь возжёг, и кто его потушит?!

По Слову жить... А это Слово скрыто,

Его церковники в дыму кадильном скрыли; Столкнули от застолья Божия к корытам, Обрезали душе обрядом мёртвым крылья.

И строят храмы, купола, кресты, Пытаясь скрыть зияющую пропасть.

Без Библии епископ – хранитель пустоты.

Писание есть Башня и в ней, душа, сокройся! 18.08.09.

Фил.1:23-24 – «Влечёт меня то и другое: имею желание разрешиться и быть со Христом, потому что это несравненно лучше, а оставаться во плоти нужнее для вас».

«Для вас нужней, доколе я живу, И мой талант, умноженный усердно,

Послужит немощным, в глухих пробудит звук, И свет в прозревших вовсе не померкнет.

Моё ристалище: этапы, тюрьмы, бой, И многодетность чуждая монахам;

Я не выпячиваюсь, не горжусь собой, Болезненный, но стебель мой не чахлый.

Давно хочу закончить путь земной, Насытившись скорбями и довольством; Обременил себя совсем иной казной,

Не тротуаром шёл, тропою скользкой».

Примерно так сказал великий Павел, Усердный воин, Евангельский раввин; Четырнадцать посланий нам оставил, Верней, осталось столько на крови.

А мы под старость нужны ли кому, Заранее кто чувствует утрату,

Кто из друзей примерит мой хомут? Своих сокровищ никогда не прятал.

А может, зря и небо прокоптили, Напрасно портили и воздух и еду?

В чём умудрились среди всех рептилий? Противоядие со мной, его найдут.

О ком мы тяжко, горько воздохнули, Что вот лишились воина, кормильца; Слезой о ком мы оросили скулы,

Чьи поскорбят о смерти нашей лица? Уже сегодня поминальный стол Я накрываю, наполняю блюда;

На поминки придите со Христом,

Я жил не в келье, на виду, прилюдно.

И с вами вместе о себе скорблю,

Что не успел чуть больше приготовить. Ушко осталось, я же – не верблюд…

Из благовестия посмертно будет повесть. 05.01.09.

Быт.1:4 – «И увидел Бог свет, что он хорош, и отделил Бог свет от тьмы».


До разделенья тьмы от истинного света Границы стёрта даже в размышленьях.

Что значили слова – текучие планеты, Все «за» и «против» к пустоте не слепят.

Был Божий глас, коллапс тогда рванулся, Вся необъятная космическая ширь; Галактики неслись быстрее пули,

И в Млечный путь закручивался вихрь.

До разделения на зло и на добро Ещё текли эпохи катаклизмов;

Быть может, и у тьмы был свой покров, Нездешней скоростью прорыв зализан?

Всё появилось в мире ровно за неделю,

«Был вечер, было утро» – но речь не о субботе. Придёшь к тому же, что бы ты ни делал,

Тьму дел не одолеть, их все к нулю подводит.

Во свете Библии узреть бы всем водораздел, Где вечное, святое и там благословенье.

Читая Книгу книг во многом преуспеть, Когда на практике слова Христа применим.

До разделения души и даже духа, – Мир этих слов столетья не осилит,

Не сможет отличить святой алтарь от кухни, И сеет в плоть свою преизобильно.

Отделится рождённое от мёртво-околелых, – Святое тянется к святым неудержимо;

Что временно – ушло, от горя отболело, Составами, мозгами – к Божьему режиму.

До разделения на каждый день и час Экуменических весёлых притязаний; Там вожделения не действуют, молчат, Не торжествуют с криком по-таразаньи.

Час разделения души моей от временного тела, Как синусоида, то ближе, то тормознёт, замедлит. Быть с Иеговой, нашим Богом нераздельно,

С Христом богат во всём, совсем не бедный. 15.09.09.

Рим.16:2 – «Примите её для Господа, как прилично святым, и помогите ей, в чём она будет иметь нужду у вас, ибо и она была помощницею многим и мне самому».


До старости дожив я не пристал к богатым, Но крохи со столов сметал, хотя и редко;

На брюках и на валенках в три этажа заплаты, Жалею, что в друзья богатого не встретил.

Мою нужду в деньгах определит любой,

Мне надо накормить калек и беспризорных. Что заработал, всё накрыл чужой бедой, Богатство в этом мире приравнивая к сору.

В молитвах каждый день, не редко по ночам Прошу у Бога милости и чуть озолотить.

Опять после ареста я выпечку начал,

К расхлюпанным мостам точу свои болты.

С нуждой не расставаясь, я экономил жутко,

«С тобою трудно жить!» – скрипят мои родные. Пожар, прокуратура и КГБ – не шутка, –

Опять с нуля пекарню в рост поднимем. Прошу у всегда друзей молитвой поддержать, Чтоб вывел Бог к богатым и на меня наткнулись, Наймите на работу, сгожусь я в сторожа, Мобильник мой и сайт ждут отклик в Барнауле.

Богатые и щедрые не засмоляйте слух, Прошу не для себя, не проблужу, не выпью. Помочь не отрекайтесь, пока не пел петух, –

Кричу не к беднякам, – к упитанным и сытым!

Беру я под проценты за подписью Владыки,

Он вам воздаст стократно в Страшный Судной День. Господь учтёт, кто вами был напитан, –

Голодных накорми, раздетого одень!

Богатые! Без милостыни вы бедней голодных. Пока ещё я жив, спешите мне помочь!

Нажитое с грехами надуется и лопнет, Скупые будут изгнаны в геенну сразу прочь.

Я рассчитаюсь с вами молитвой и хлебами, За каждый рубль не побоюсь ответить.

Господь вернёт всё с прибылью, и в этом не обманет, Благословенье щедрое получат ваши дети. 23.01.09.

Фил.3:13 – «Братия, я не почитаю себя достигшим; а только, забывая заднее и простираясь вперёд».


Добровольцы! Шагните три шага вперёд, Отделитесь от тех, кто не ходит в героях!

Вас по смерти минует презренный упрёк,

Вы всегда не одни, но вас с Троицей – трое.

Добровольцы! Свободно на труд и на подвиг, Отделитесь от массы слепцов теплохладных! Слово «трус» пусть до пяток всего покоробит, Вы спасали других очень часто в бесславье.

У пророка Исаии спросим с почтеньем,

Что подвигло воскликнуть: «Вот я, мой Господь!» А иначе, увы, не поймёшь даже чей ты,

На дорогах валун не тебе расколоть.

Добровольцы на подвиг идут с Гедеоном,

В прах разбиты шатры филистимских сектантов. И пророку Илии дать кусок со студёной, –

Со свидетельством Божьим пред миром предстанем.

Добровольцы Христовы, друзья, волонтёры, Драгоценным считайте представленный час! Ваши слёзы и пот Иисусом отёрты,

С вас Суд Божий Господь обещает начать.

Доброхотно дающего ценит Спаситель, Кто краюшку последнюю делит на части.

Только с ересью, с миром, отнюдь не смеситесь, Будьте в Церкви – не в секте, где нету Причастья.

Добровольно спешите вставать до рассвета, И смиренно несите своё послушанье!

Через мелкое сито Бог верных просеет, Стрелки нежной любви однозначно зашкалит.

Добровольно язык прикуси при разборке,

И прости непростимый ущерб для потомков. Ведь и в узах такого нужда не заморит,

И цунами внезапное их не потопит.

Добровольцем полвека в строю прошагал, Распорядок всё жёстче, с проглядом на вырост. Нас с настроя не сбил и церковный кагал,

Мой корабль не ржавел у монашеских пирсов. 30.05.09.

Прит.25:23 – «Северный ветер производит дождь, а тайный язык - недовольные лица».


Довольным быть, каким бы ни был быт, И всем, что есть – считаться недостойным; Здоровья нет – считай: здоров, как бык,

В богатстве нежимся, а в нищете утонем.

Доволен ли младенец был в утробе, Как космонавт на шланге-пуповине?

Абортом в борт враг не сумел угробить, И в этом мать с отцом моим безвинны.

Во взвешенной среде микробов тьма,

Но дезинфекцией – слюнями я пропитан. Известия худые да не сведут с ума,

И в рёбрах сердце звучное – в стропилах.

Чем недовольны большинство несчастных? Правителями, ценами, зарплатой и женой. Во гневе бьют детей – свои корчажки,

И что такой по осени пожнёт? Бог небо дал нам – кружевной шатёр, И внутренность шатра весьма украсил.

Враг ослепил, всё недовольством стёр, – Выходит, Бог шесть дней творил напрасно?!

Охолонись, гневливый клоп и блошка, Есть столько же, таких кому трудней.

Дистрофики их дети с вылизанной ложкой, И некому у той купальни порадеть.

Довольство с благочестием в обнимку Разгонят сумрачность, ворчливость и нытьё. Без благодарности висит весь мир на нитке, И эта красота погибнет, не спасёт.

Каких высот бы в жизни ни достиг, Считай себя рабом совсем негодным. О лучших деятелях узнаём из книг, –

На достижение вершин у нас уходят годы.

Обласканный ветрами, холодом и зноем Не покусись быть чем-то недовольным. Хотя суставы тела к непогоде ноют,

Аккорд любви да не заглушит болью. 17.02.09.

Иоан.8:9 – «Они же, услышав то и будучи обличаемы совестью, стали уходить один за другим, начиная от старших до последних; и остался один Иисус и женщина, стоящая посреди».

Допустим он, допустим ты, допустим я Решили следовать по совести веленью.

Глас совести, как знаем, вовсе не пустяк, Где совесть во главе, там у неё ты пленник.

Бессовестным прослыть что дважды два, Там вместо сердца – ржавая железка.

И к справедливости таких не просто призывать, – В ушко игольное бессовестность не влезла.

Нас Златоуст подсказкой озадачил, Что совесть, мол, первее слова Божья.

Что надо так вести себя, а вовсе не иначе,

А писанный Закон пришёл намного позже.

Совесть есть, по-моему, участок у души, Через который голос Божий слышен;

К нему прислушаться, нахально не душить, Такое качество есть у рождённых свыше.

И здесь мешает более всего, везде и чаще Религиозные претензии на хлипкое главенство. Но отфутболиваем голос тот, как мячик, Стараемся глаза смежить, власяницей завесить.

Но тихо, нежно всполохи и вспышки – Огнём небесным осиявает святость,

Мы заскорузлые в суетности не слышим, Мычим напротив что-то, продолжая вякать.

По-совести бы жить, признав её главенство, Не шикать на её напутствие, призывы.

Над ней шатёр и лозунги навесить, Свой кругозор в её лучах раздвинуть.

Допустим, в совести решили покопаться, Какой израненной найдём её, тщедушной. На ней следы зубов поповскоё пасти,

Епископ озверелый мёртвой хваткой душит.

Когда заглохла совесть, тупо обмельчала, Тогда пророк принёс с горы скрижали.

Нам в день шестой вернуться бы, к началу,

Ведь челюсти у смерти Христом моим разжаты. 04.06.09.

Сир.43:9 – «Дочь для отца — тайная постоянная забота, и попечение о ней отгоняет сон: в юности её — как бы не отцвела, а в замужестве — как бы не опротивела».

Дочь родилась… Над ней отцова власть, Глаз не смыкая, сохранить для мужа;

Не осквернилась бы в дому, одна напасть, Из слёз от окаянства стынут лужи.

Не опротивела бы мужу до развода,

И сохранила верность строгому супругу; Не умерла нечаянно при родах…

И повторить стократ опять по кругу.

Родильный цех поставлен на конвейер, Стремительно уходит былая красота.

И растолстеет, в охват не хватит метра, Жуёт день-ночь, не может перестать.

Дочь подрастает прямо на глазах, Бутон опасностей и страсти жгучей.

Смерть привлекающую, как её назвать, Чему она поддавшихся научит?

И столько же охотников её пощекотать, Заигрывают часто против смысла,

И гладят, словно кошку сразу два кота, Со всех сторон над ней беда нависла.

Дочь – это повторенье падшей Евы,

С её наклонностью со змеем пошептаться. Куда ни кинь, опережает слева,

Там коршун с ястребом над этой пташкой.

Уроки мусульманского хиджаба

Нам тиражировать бы с меркою на вырост. Да вырастет приветливой, не жадной,

Иначе столько ж гнили чёрной выдаст.

Учить с пелёнок, в подчиненье быть,

Не дерзкой комсомолкой, чёрной выдрой. Иначе спроса нет на них, и неудачен сбыт, Её из прекословий к тишине не выдрать.

Дочь-христианка, мать, сестра, жена, Незаменимое сокровище стареет с нами. Как немощный сосуд или горшок нужна,

Помощницей крадётся к нам со снами. 12.08.09.

2Макк.6:23 – «Но он, утвердившись в доброй мысли, достойной его возраста и почтенной старости и достигнутой им славной седины и благочестивого издетства воспитания».

Душою рвусь в деревню где родился,

На лоне у природы свободным отдохнуть. Там к детству часто возвращает мысли,

С тятей пастухом там плёл пастуший кнут.

Проходит день... И до чего ж он длинный, Брожу в степи, копаю ли колодчик.

Лога, околки милые, всё чудные картины, И удивляться нечему, чего уж проще.

И даже здесь, в глуши, случались встречи С каким-то людьми, следящими за нами. Беседую о Боге, тот разговор помечен.

Клубнику здесь брала когда-то наша мама.

И столько же хорошего при бедности вселенской, При ржанье лошадей и пенье петухов;

И вот берёзка, где склонялись на колени, Там пас тогда коров на лошади верхом.

Здесь каждый шаг и каждый поворот, Помечен удивленьем, искренней молитвой. Десятилетиями время блаженство не сотрёт, Не отдалится напрочь паутиной липкой.

К тому же тысячи детей там приучили,

И их родителей с едва мерцавшей верой. Не славить Бога не было такой причины,

Жизнь даже в бедности сияла, не казалась серой.

Отмеренное время со снами позади, Верой во Христа озарены скитанья. Власть лютая хватала, сумела посадить, –

Бог Иегова выведет и дальше путь протянет.

Теперь на пустыре и храм стоит с крестом, Спешат ученики успеть бы за программой. Растаяли сугробы, взошёл любви росток,

И снова к Жизни жизнь устремлена упрямо.

В соседние деревни прострись на благовестье, Спеша везде успеть с Евангелием вечным.

По милости Христа лёд атеизма треснул,

По целине ростками будет труд помечен. 12.06.09.

Лук.8:7 – «а иное упало между тернием, и выросло терние и заглушило его».


Едва проклюнулись посеянные зёрна, Сумевши чудом всё же сохраниться, Зазеленело поле, казавшееся мёртвым,

Не при дороге высеяно для залётной птицы.

Но показались плевелы, сорняк, Опережающий пшеницу многократно. Здесь колоситься будет, семена ронять, На злак полезный выпрется с нахрапом.

Условия борьбы на выживанье,

Всему, что вызреет, на пользу человеку. Цепляются нахлебники, пока ещё не сжали, Грызут с корнями, сушат плоды и ветки.

Счастливым и довольным быть при благочестье Не каждому дано – обуревают скорби;

Бог надзирает – это нам учесть бы, Хотя награды нас до срока сгорбят.

Последствия непослушанья Евы,

У первородного греха заложники без срока. С тех пор нигде не обойтись без плевел,

И прогнозируем на завтра очень робко. Вокруг и в нас живые организмы

От крошечных микробов до китов-гигантов. И все о нас справляют траур-тризну,

И душат нас, преступников поганых.

Ни химия, ни опыт, ни потные труды Не избавляют от напастей-ливней.

Не оградиться нам, от них не запрудить, Настолько же мы уязвимы, хлипки.

Едва лишь проповедь сумел произнести, И благовестием едва сердца осеменить, Цунами от попов и нехристей-расстриг.

В зародыше кромсает лиходей-мясник.

И всё же сеять Слово нужно до заката, Всё упование на Бога возложивши;

За труд с любовью Бог в конце заплатит.

Там с благодарностью за прошлое поёт оживший. 10.08.09.

Тит.1:7 – «Ибо епископ должен быть непорочен, как Божий домостроитель, не дерзок, не гневлив, не пьяница, не бийца, не корыстолюбец».


Епархия – епископская башня-цитадель, Вершит свой суд, расправу крестом, как ятаганом. Беда ползучая, корабль здесь сел на мель,

По ярости ведёт себя похлеще чем поганый.

Здесь вотчина князька, опричников, холуев, Нахлебников, бездельников и прочей мелюзги. Выискивает ревностных, запреты с лупой, –

Без благовестия не видно здесь низги.

Но если бы устроили миссионеров курсы, Евангелием мрак внезапно осияло.

Хотя бы мысленно в Начальники Иисуса,

Он разбудил бы к делу самых сонных, вялых.

На зоне есть изгои – «опущенные» зэки, Которых изнасиловали бесо-содомиты; Закон преступный держит в лапах цепко, Свобода только тем, кто будут там убиты.

Такими «петушками» выглядят попы, Преступно в страх опущенные злым архиереем, Не может не манкуртом, а нормальным быть, Такой цветком подрезанным завянет, захиреет.

А надо бы, а нужно бы довериться Христу,

И не лизать ненужное, не бражничать нахально, Тогда не только терния по храмам прорастут…

Но кисти виноградные засохли – очень жаль их.

Епархия, бойницы, турельный пулемёт, – Отбиться от просителей, назойливых старушек. Семинарист к прицелу доверчиво прилёг, –

В фаворе ныне он, сколь истины порушит!

Епархию закрыть бы дней на шесть в неделю, И всем на благовестие с епископским наказом, О, сколько б накормили, в крещении одели,

Не мельтешились зряшно, не жили для соблазна.

Церковные мурзилки – журналы и газеты Прикрыть хотя бы на год, издать Новый Завет, Такое лишь в желании, на деле очень редко,

Пока же от удавки епископской хрипеть. 05.06.09.

Иис.Нав.23:15 – «Но как сбылось над вами всякое доброе слово, которое говорил вам Господь Бог ваш, так Господь исполнит над вами всякое злое слово, доколе не истребит вас с этой доброй земли».

Если худший из худших придёт вариант, Если дышло возьмёт коренной на излом;

Бог и силы умножить готов нам стократ, Обыватель же скажет: опять повезло.

Если на ночь ни крошки, желудок к хребту, И чудесно себя самого пережил.

Знаю, новые кисти к лозе прирастут, –

Не бессилен в тебе христианский режим.

Если вижу пьянчужку, вора, забулдыгу, Надоевшего всем доизлиха, прегорько,

А теперь будто вол, пашет, машет мотыгой, Скачет с вестью благой, по вершинам, пригоркам,

Значит, битва была у Христа с сатаной, И победа незримая всем очевидна,

По другому поёт, по иному заснёт, Манну с неба вкушает, а не чечевицу.

Сколько жён перебрал мой сосед бедовой,

И не к месту скрывался от прежних гаремов; Кто же вывел из плена и к Богу довёл,

И ночами теперь на молитве не дремлет. Кто сиротские слёзы и горе вдовы,

Вдруг несчастье нездешнее переиначил, Бог, всё Он, смог нужду раздавить,

Стал Отцом и Врачом и отмыл лучше прачки.

Там из плена вернулся несчастный вояка, Здесь беглец обретается в Отчем дому.

Избавителя имя не гоже нам прятать, – Гость нежданный Иисус, Его спешно приму.

Присмотрись к окружающей ныне природе, Разве трудно заметить тоску и печаль; Призрак смерти, кончины размашисто бродит, По весне каждый год всё по-новой начать.

Но всему, что не Божье, худой нищете Где-то рядом обещанный Богом конец. Славь же Бога, душа, и за всё вообще,

Пострадать за Христа есть возможность лишь здесь. 07.04.09.

Пс.126:2 – «Напрасно вы рано встаёте, поздно просиживаете, едите хлеб печали, тогда как возлюбленному Своему Он даёт сон».


Ещё не поздно, как бы не совсем, Прийти к Христу покаяться с желаньем. Успеть до вечера произвести засев,

И день тревоги окантуешь плавно.

Про урожай не смею толковать,

Не ведаю результативность всходов; Когда волос лишилась голова,

То мыслями к отчаянью подводит.

Невероятный факт при ожиданье чуда,

С приходом Господа быть на Его жнивье. Итог к исходу вмиг переплюсует, Придётся левому стремительно праветь.

Не обольщайся, молодость, годами,

Их истребление в медлительности быстро. Над тем смеёмся, где, давно ль рыдали, Наплакали, быть может, и канистру.

Всё затянулось, розовея швом,

Потери, радости затёрлись многолетьем. Ещё чуть-чуть и смерть устроит шмон, В бессрочную уже посадят клетку.

Не приведи, Господь, к Себе не привести, Не дай, мой Бог, не доброй дать концовки. Дрожал бы, жался у своей версты,

Листал Псалтирь, заляпанную воском.

Уверовать, как на пути в Дамаск,

Упал и вопрошал о Том, Кого не слышал, Как испугался, задрожал, обмяк,

Всё самоценное вмиг оказалось лишним.

Впервые вслушивался в говорящий Свет, Ослепший от сияния и страха,

«Не опоздать, другим сказать успеть», – Сердчишко скачет птахой под рубахой.

Не опоздал, успел… и вам того желаю, Сей судьбоносной встречи со Христом.

Тогда действительно жизнь завершишь по плану,

«Ты взвешен, жив», прочтётся под перстом. 04.01.09.

Иез.12:3 – «Ты же, сын человеческий, изготовь себе нужное для переселения, и среди дня переселяйся перед глазами их».


Ещё шажок и где-то пережжёт, А этот шаг казался семимильным.

Но без мазка последнего низринулся божок,

И буря революции гнёт к перестройке-штилю.

Ну, ладно, я давно уже христианин, Приемлю данность, соглашаюсь скромно, И знаю, в бедствиях Спасителем храним, Укрыт довольством под Его покровом.

Но каково постичь завзятым атеистам,

Слепым фанатикам-еретикам и прочим себялюбцам, Жизнь прооравшим не даёт и пискнуть,

В конце эксперимента с лучиной, а не с люстрой. И таковых трудяг, насытившихся горем, Идеям ложным преданным до гроба,

Им каково, когда их жгут и порют, Через столетия от пыток тех коробит.

Борцы за счастье не себе, а всем, Завоеватели чужих пространств и душ, В своих клевретах сотворив посев,

Всё тужился к тому, как сделать лучше.

При разочарованиях, где приговор себе, И за чертой сплошная безнадёжность, Как то помыслить и не оробеть,

От ужаса до точки в ужас съёжась.

Среди разврата, жуткого распада Хранимым быть Спасителем Иисусом, Идти уверенно, когда смятенье рядом, – Простор в душе в ущелье самом узком.

Не оценить всего что приобрёл,

Уверовав в сладчайшего Спасителя Христа, Его птенцы – мы, Он же есть Орёл.

Задача – от Него в полёте не отстать.

Как нянька нежная Иисус нас бережёт, Предупреждая от опасностей, тенёт.

Секунда, день, неделя – к вечности шажок,

В последний раз надолго плоть уснёт. 04.05.09.

Исх.33:19 – «И сказал Господь: Я проведу пред тобою всю славу Мою и провозглашу имя Иеговы пред тобою, и кого помиловать – помилую, кого пожалеть – пожалею».


Жалеем почти что всегда не о том, Стандартным мышлением давим налево; Ужавшись с обидой под тяжким крестом, И холим не злаки, а пакостный плевел.

Скорбим о здоровье, что болью напичкан,

Г о л о д н ы м ж е л у д к а м п р о п и ш у т с я л ь г о т ы . Особой строкою жалеем мы в личном,

Во всех отношениях жалко нам Лота.

Облегчить страданья, уменьшить бы боль, К себе примеряя лихие минуты.

О вечности в думках обычно же ноль, Тела и дела наши очень уж хрупки.

Без исключения все пожалеем.

Что мало молились, грешили безумно,

О, только б на Страшном Суде быть не слева, – О жалости истинной мало кто думал.

Симон Апостол, известный всем Пётр, Желал пожалеть от страданий Иисуса, И броду не зная, по волнам попёр, Сыграл под неумного жалкого труса.

Его сатаною Христос обозвал, –

Не Божии думки – вполне человечьи; Причислен был пастырь к упрямым козлам, Себе в оправдание крыть было нечем.

Кого и когда нам пристало жалеть Научат примеры Библейских историй. Тому не научится тот, кто был слеп,

Он будет топорщиться, яростно спорить.

Как горько Адам пожалел вместе с Евой, Зачем же послушались хитрого змея.

Мгновенье и их завалило налево, – Себя вместе с ними мы ныне жалеем.

Жалели о прошлом Иаков с Давидом, – Обман и коварство прошлись по коленам. Прости нас, Господь, за обиды обидно,

Ты вправо нас гнал от безумия слева. 13.07.09.

Лук.16:24 – «и, возопив, сказал: отче Аврааме! умилосердись надо мною и пошли Лазаря, чтобы омочил конец перста своего в воде и прохладил язык мой, ибо я мучаюсь в пламени сем».

Жара несносная… А как же там, в аду, Где олигарх со скрежетом зубовным?!

В то положение все грешники войдут. Как шиковали здесь, едва ли вспомнят.

И там, в аду, воды возжаждал скупо,

Что на персте у Лазаря едва прилипнет. Роскошно пиршествовал в трудовые будни, – По телевизору бы эти вопли клипом.

Сейчас, когда мы с вами говорим, Обласканные ветром и шелестом листвы, Там. в преисподней, вопли, дикий крик:

«Хотя бы капелечку на язык воды!»

И непристойностью не будет ближе рассмотреть В мучительном огне без раскаянья живших.

Мы слышали пожара шумный треск, Хвоя сгорит и не спасутся шишки.

Содом с Гоморрой – памятник сквернавцам! То как избегнем мы, творящие такое?

Бог через Библию грозит нам не напрасно, Долги так долго собирает, копит.

Содом стараются из памяти стереть,

И сексменьшинствами безумцев нарекают; Бог Иегова выжжет ровно треть, –

Печь разожжённая пожарче, чем в прожарке.

Ислам с Содомом вовсе не дружил, А резал горло гнусным содомитам.

Но в христианстве лживом льготный им режим. Среди монашества встречалось и под митрой.

Насилие любое над святостью и честью Есть изнасилование совести верховной. Очищен же Восток не храмом, а мечетью, Но протестуют протестанты хором.

Жара июльская нам вновь напоминает: Смерч атомный пока что в закромах; Смерть содомитам в термоядерном цунами.

Не шли за Господом, привыкши лишь хромать. 07.06.09.

Иак.4:3 – «Просите, и не получаете, потому что просите не на добро, а чтобы употребить для ваших вожделений».


Ждать на молитву Божеский ответ, Заранее смиренно согласившись,

Хотя на все сигналы «SOS» категорично: «Нет!», Там, наверху считают просьбу лишней.

Внутри себя доволен однозначно, Лишь было бы по воле Бога Иеговы.

Господь пунктиром сущность обозначил, Помог склониться на молитве снова.

Ведь нам не к спеху ждать десятилетья, – Конечный результат во власти Бога!

Нужнейшим мнившееся высветит последним, А исполнение ослабнет, и не будет трогать.

Нам не отказано стучать, смиренно ждать, Мы нищи на прозренье и на иоту;

При исполненье просьбы какая ждёт беда! На нас откроется облава и охота.

Ждать воли Божией святой, благоугодной, Терпя нужду в нужнейшем, не озлись, Сопреет спешно собранное в копны, Успешно схваченное обратится в слизь.

По мере разума и совести неспящей

Мы просим, жалуясь на нашу слепоту. Нельзя настаивать, и требовать тем паче, События запрудой в молитву поднапрут.

Ждать, доверяясь Богу Иегове,

Отцу Небесному – программа у Него,

А Он просимому платформу подготовит, Вдруг к ожидаемому сделаем рывок.

В реестре просьб незрима очерёдность,

Не предвосхищать, не предварять событий; То заштормит не во время, то вёдро,

И всё споспешествует, чтобы просьбам сбыться.

Прислушиваться, глухоту в помощницы запрячь, Несостыковки, недругов подвохи, наказанья,

В смех лучезарный высветится плач,

К вершинам вырвемся, ползущие низами. 18.05.09.

Мрк.16:14 – «Наконец, явился самим одиннадцати, возлежавшим на вечери, и упрекал их за неверие и жестокосердие, что видевшим Его воскресшего не поверили».

Жестокосердие – отнюдь не Божий дар, Богоугодных дел при нём совсем не взыщешь, Хотя бы был в душе большой радар,

Для недругов там нет питья и пищи.

Обиды копятся на ближних и на дальних, И сердце там подобно камню в жерновах. В чужих грехах он дока доскональный, Чужим зловонием он до костей пропах.

Притом жестокость Ирода, Нерона Возводят в эталон, нужнейший статус: На неугодных не жалеть патроны,

И попытаться не замедлив сцапать.

И никаких гарантий, что измениться может, Сменить позицию свою хотя бы в чём-то.

Как Ровоаму лучшее что строже,

В высокоумии и самости ища почёта.

Ему проклятия, а он, хоть трын-трава.

Как Шариков душить, топить не перестанет. Глядит рвачом, где можно оторвать, Бесстыжие зенки закрыл, как ставни.

Не только Троцкий, Ленин, вкупе Сталин, Не только Гитлер с Геббельсом и Бором, Но мы-то сами в христианстве стали

Похуже жидовья со всем кульбит-собором.

Рычит епископ – мстительный тиран, И патриарх стучит железным жезлом. И сердце – ржавую железку потерял,

Бациллы гнева в них с причастием пролезли.

О Никоне сотлевшем лопочет старовер, – Жестокосердие наследственно всосал с пелёнок, Но ты его слова с Писанием лишь сверь, Увидишь, сколь от истины тот отстоит далёко.

Дух Божий нежностью раскаявшихся тронет, Чистосердечное Он примет раскаянье: Виновны сами и ни единый кроме

Не примет этот стих лишь окаянный. 06.10.09.

1Пет.2:12 – «и провождать добродетельную жизнь между язычниками, дабы они за то, за что злословят вас, как злодеев, увидя добрые дела ваши, прославили Бога в день посещения».

Жизнь человеческая названа свечой, Но как и где, и кто её засветит,

Кого она, куда, насколько привлечёт,

И кто за то, что сбудется, всегда в ответе? Вопросов много сзади нацеплялось, Когда их спереди никто не разрешит, Не тот состав, нечистого пусть малость,

Но щиплет нам глаза, и в горле запершит.

Не чисто восковая, чад угарный, Трещит и плавится, а люди не поймут:

Свеча такая – мерзость, но с неё «наварят», Торговля в храме – тягость и дьявольский хомут.

Иисус Христос нас учит на примерах:

Не может город скрыться на верху горы. Свеча должна светить, её считают жертвой. И за талант зарытый как не укорить.

«Горит, как свечечка», – о праведном толкуют, И в том светильнике не оскудел елей.

Он с рассуждением и с прибылью направит куплю, И нищей братии он с каждым днём милей.

Сумеет ли он всех во мраке осиять,

Талант единственный не закопать, умножить; Встаёт, как правило, без двадцати он в пять, Боец с кинжалом из незаржавелых ножен.

Жизнь кончится, свеча навек погаснет, И снова вспыхнет на Суде Всемирном.

Бог нам свечу зажёг, скрывать её опасно,

Всем укажи на крест, на храмах и на кирхах,

Мы в нашей общине ввели давно в устав, Свеча должна быть чисто восковая;

И не свечу, а душу, жизнь свою поставь,

На том на свечнике, что предки исковали.

Делам благим не суждено укрыться, Молва поднимет, сделает известным. Свечой свети, не возгордись и в мысли,

Благовествующий не усидит на месте. 04.04.09.

Ис.30:20 – «И даст вам Господь хлеб в горести и воду в нужде; и учители твои уже не будут скрываться, и глаза твои будут видеть учителей твоих».


За восемь лет я так уже ослеп,

Как за компьютер сел, в него вцепился. Жалел слепцов, беспомощных калек, Столь беззащитных под чужим насильем.

Я двадцать первое октябрьское утро

Не позабуду, будто бы случилось то вчера;

Дивился на компьютер, настолько в нём всё мудро, Въезжал с незнанием в таинственный мираж.

На нём впервые точку сменил на запятую, Курсивом жирным вычленил места Писаний. Четыре программиста толкли мой разум в ступе, Терпели бестолковость мою и не бросали.

Печатать книги стал… уже сорок одну, Верстаю сам, по милости Господней.

Чуть что, кричу: «Пропал! Опять иду ко дну! Ах, опоздал, учиться слишком поздно!»

Мне семьдесят уже, за горизонт свалился, – Не тысяча часов, а целых двадцать пять Толкусь и в фотошопе, тут избранные лица. Ещё урезал сон, стал вовсе меньше спать.

Мистическое нечто в компьютере мне зрится, – Такое всё премудрое, незаменимым стало; Хранить легко на флешках и многое – на дисках, Все сорок одну книгу, что уже сверстал.

При данном юбилее за всех душой болею, И кланяюсь до пола всем учителям.

Теперь я в Интернете и с каждым днём смелее, Всё исполняю точно, что мне друзья велят.

«Ещё не вечер!» – шелестят в эфире,

Мол, многое мне сделать на пользу предстоит. А я давно уже смотрю намного шире:

«Быть может, Интернет – мой самый лучший скит?!» Свои сокровища по миру прещедро растрясу,

Они и не мои, я был лишь их хранитель. Благослови меня, воскресший мой Иисус!

Слова Библейские на сайте гремите и громите! 21.10.09.

Деян.6:12 – «И возбудили народ и старейшин и книжников и, напав, схватили его и повели в синедрион».


За мной полвека яростно следят, Подлавливают мизерность промашки;

Тех топтунов под окнами, испорченных ребят, Мне жаль, их время, траченное зряшно.

Как вспомню обыски со вспышками и щупом, Снимали с полок книги и плёнки в тайниках.

И я, пескарик трепетный, перед зубастой щукой, – Тогда помочь бы мне не смел никто никак.

В пыли под койками, в подвале и в сарае, Пролезли и обыскивали в собачьей конуре; Как липку всю квартиру умело ободрали,

В прокуратуре многое потом будет гореть.

За мной охотились в деревне по полям, И досаждали зайцу волчьим воем.

Но след мой ровный – не пришлось вилять,

Мы с Плотником из Назарета Царство строим.

Начитанные мною раскатились плёнки По монастырям и даже сельским храмам.

Дремать не приходилось, под КаГэБэвской плёткой. Вставить в полпятого, и не считать что рано.

Ферромагнитный слой как у шахтёров в лёгких, Зашкаливало градусами у утлой комнатёнке.

Теперь тогда начитанное в Интернет-полёте,

«Во свете Библии», без штор и не в потёмках.

За мной следящие остались в метастазах, Попримерли тогдашние сугубо мастодонты. Но не повредили все они ни разу,

Как правило, грехи виной, и из-за них мы тонем. За мной следить не просто, разбирая след,

Мотаться по бедняцким трущобам, закоулкам; О вас я выплакал глаза, почти совсем ослеп, – Со стороны смотреть, вы выглядите глупо!

Но каждому своё, и каждый даст отчёт, – Особо жгуч был стыд у строивших ковчег. Река забвения пока ещё течёт, течёт, течёт.

Кому- то быть Альенде, а кто-то... Пиночет. 10.06.09.

Деян.9:23 – «Когда же прошло довольно времени, Иудеи согласились убить его».


За нами гомон, тучи разговоров,

Когда мы не бесследно появлялись где-то. Кому-то стали нужною опорой,

Припомнят интонацию и тихий лепет.

Вокруг, ещё с неповреждённой дали Ласкаются, рычат и стали угрожать, Тварь бессловесная, приученная вмале,

Мы к ней в работники, в убийцы, в сторожа.

Осмысленным глаголом разночеловечьим Голубизна воздушная наполнилась повсюду, И заменить её конечно вовсе нечем,

Лишь Ангелы могли бы быть заменой людям.

Приятно и помногу на моих устах

Устремлено внимание к создавшему Владыке, Случается, весь день мотался и устал,

И заплетается язык со сном на стыке.

Но всё равно, сознанью даже вопреки,

Его расталкиваю слабо, и с трудом бужу; Хотя бы сто поклонов, молитву прореки, И «Да воскреснет Бог» – подобное ножу.

Когда весь разум Библией пропитан, Стихи Писания в глазах и наслуху, Тогда Бог – Центр, вокруг Него орбита, И я на ней хорист, – тогда не так и худ.

И славословием сознательным, горячим Лишь голос мой Творцу слагает гимны. Талант в словах умышленно не спрячем, Над бессловесными хоругвями поднимем.

Язык, очищенный от скверн и наносного, Особый аромат распространит окрест,

Кого-то Бог отыщет, вышлет на подмогу, – Хор славословящих там устремлён на крест.

Один ли ты поёшь, не раз коллегиально В небесный хор вплетём таланты пенья.

С поклонами прорвись к шкале стобальной,

И планку не принизь, с Христом и то сумеем. 04.11.09.

Плач.4:14 – «бродили как слепые по улицам, осквернялись кровью, так что невозможно было прикоснуться к одеждам их».


За нами, христианами, кровавый подлый след, И не о мучениках чудных ныне говорю;

Не по Евангелию шедший безнадёжно слеп, В извилинах ума творит презренный трюк.

Церковное начальство, патриарх, Синод, Ничем не лучше тех, кто с Каиафой; Зло сотворив, злодей тогда заснёт,

И нет покоя ни живым, ни павшим.

Вот так во всех с отточенным мечом Милитаристский дух кроваво пузырился. С военной помощью ломились, нипочём, И нет раскаяния на бесстыжих лицах.

Чем лучше Чингиз-хана был Суворов,

И Александры с Павлом, в придачу Николаи.

С оружием в Финляндии и Польше – хуже вора, Любую мысль свободную облают.

Евреев бедных гнали с их богатством, Травили – эталон в «Тарасе Бульбе». Куда ни глянь – одна сплошная гадость…

Теперь на дне истории патриотично булькать.

Старообрядцам, истинно своим, природным, Душняк устроили, сплошную душегубку;

С Христом несхожие, как дикие уроды, Суть безголовые, кровавые обрубки.

Несётся вскачь истории телега,

(мне с боку шепчут, что телега едет), Ничто не исчезает в нас бесследно,

И нераскаянье плодит повторно беды.

Церковное начальство бредило впотьмах Симфонией, содружеством с мирскою властью. Из пламени отчаянья скользили в полымя,

И друг за друга обещали драться.

Опять попы кадят ракеты, автоматы, танки, Благословляют на убийство чуждых; Творят безумие похлеще, чем по пьянке,

На завтрак кровь была, теперь в обед, на ужин. 19.10.09.

Ис.9:2 – «Народ, ходящий во тьме, увидит свет великий; на живущих в стране тени смертной свет воссияет».


За негаснущий свет голосую упрямо,

Ни тюрьма, ни врачи-психиатры не вольны Свет охаять во мне, чтоб назвал его дрянью, – Если б знали они, как выслушивать больно.

Для глазной операции руки Христа, Прикоснулись к глазницам сплошной слепоты. Развернулся прозревший, начал возрастать,

Со вчерашними вместе не будет коптить.

Свет избравши, уже не предам я его, Понесу, сохраню для погибших во мраке; Этот мир – моё поприще и полигон,

Не позволю преступникам свет этот спрятать.

Всё что видишь, к чему прикоснулся умом, Без покрова открыто, говорит за себя.

Выбор: часто обнимем, или, походя, пнём, Мраку рядом густеть или свету сиять.

Дух Святой осиял и повлёк Авраама,

И в бездетном надежда бесчисленней звёзд. Он во тьме не скривил, с Иеговой шёл прямо, Эту веру во свет он к потомкам донёс.

Свет… Взгляните на лица бредущих во тьме, Перевыборов ждут и безглазых вождей.

Им бесцветным с трибун пустотою греметь, Поводырь не пришёл, путь один – жидоветь.

Без Христа у дороги пропащим слепцам Околеть, замерзая в забвенье, в пыли.

Но толкают их в бок: к вам приблизился Сам, Подвести вас к Нему Сын Давида велит.

Свет любви осиял мою душу в ночи,

Я к Иисусу припал, обхватив Его ноги.

И с тех пор мой языке о Христе не молчит, Сердце крикнуло мне: познакомился с Богом!

Поле встречи со Светом, негаснущим Светом… Зашагал по морям, маяки чтоб не гасли; Словом Библии сбил суесловов-поэтов, –

Дух Святой – вот в светильниках Божие масло. 15.01.09.

Сир.41:29 – «Сын мой! не живи жизнью нищенскою: лучше умереть, нежели просить милостыни».


За хлебным кусочком под окнами нищий не ходит, Лежат на лужайке пьянчужки вповалку.

Нигде не работать, и пить беспробудно – их милое хобби, Таким Соломон посоветовал узы на раны и палку.

А как же тогда «не суди никого» и не трожь, Как учат попы, приучая прожить сквозняком.

Что скажешь на это? привычна в монашестве ложь, И тысячелетия катятся с ложью, как ком.

У власти любой есть всегда под рукой рычаги Смирять непокорных под царскую милость и длань;

А церковь, не вся, может, только в мольбах пощадить, Такие, брат-нищий, бродяга, с тобою худые дела.

Да что удивляться, на ком-то оттачивать зрелость, Советы давать, как кормить и давить паразитов; Такого добора до ноздрей и досыта наелись,

Пусть Бог разбирается с ними, и Сам поразит их.

В себе глубоко, где увидеть и днём несподручно, Давно примостились апатия, лень, тунеядство; Изнеженно просят пощады для пухленьких ручек, Так редко прикрикнут на тех: «Надоело и баста

Заставить себя принудить и на труд даже нудный, В слякоть осеннюю, в полночи жутко промозглой

Идти на подмогу, кто недругом стал, бывши другом, Иначе окажется помощь, увы, непросительно поздно.

Не хлебный кусочек для плоти ослабшей в блокаде,

А душу бессмертную словом Иисуса пригреть и утешить,

И верить, что масло с вином неоскудно прибавится в кадке, Не зря торопился, летел, а нередко карабкался пешим.

Евангелий разных размеров добыть бы в достатке, И не на продажу, а дружеским сделать подарком, Не только же русские на дармовщинку так падки. Как можно дешевле успеть, раздавать даже даром.

Ведь кормят же благотворительным супом сектанты… Нам скажут: они завлекают тропинкою через желудок. А вы, православные, многократнее в щедрости станьте,

Через стремнину по льду, спервоначалу и хрупком. 26.03.09.

Деян.8:4 - “Между тем рассеявшиеся ходили и благовествовали слово”.


За шагом шаг стараюсь проследить Распространение учения Христова по планете. Узнать причину, в чём же стали нелады

У церкви нынешней, когда прибытка нету.

Стараюсь вникнуть по часам, минутам

В маршруты всех в «Апостольских деяньях». Где, пусть и в малом, с ними мы сомкнуты,

И кое-что хотя к своим делам подтянем.

Весь этот мир есть сумасшедший дом, Апостолы его безумным смело нарицали. В него с Христовой вестью все пойдём,

Трудясь в три смены и забыв про спальни.

Проникнуть в стан, враждебный духу Церкви, Стремясь искусно сеять Евангельское семя.

С первоначальным искренно все измененья сверить, Апостольский триумф с их опытом применим.

И что же выйдет в общем на поверку,

С богослуженьем нашим, с мощами, с чудесами? На деле проповеди мы ничто – нет первых,

И даже в отстающие отнюдь не затесались.

Священство всё и все надутые ахти архиереи Вросли в стоянья, стали подобными мощам.

С канонами, акафистами смертно захирели, – Хотя бы раз признаемся, не будем упрощать.

Идти с Апостолами нам, сегодняшним певичкам?! Да полно, кто способен всё совсем оставить?

Героев веры нет, напрасно только ищем –

Никто не миссионерствует хотя бы на полставки. Сухой закон ввести для всех канонизаций,

И кто не благовествует – на исповедь не вхожи! Не причащать таких, и будут подвизаться, Запрячь остаток церкви, и подобрать бы вожжи.

Отправить всех в Апостольский режим,

И все богослужения урезать враз до часа; Парализованы, завёрнуты в традиции лежим,

Придёт ли час с Апостолами плотно пообщаться? 04.07.09.

Сир.2:3 – «Высоту неба и широту земли, и бездну и премудрость кто исследует?»


Зависит от погоды даже много очень, Дождь полноводный и разлив до крыши, Мороз не во время и приземлится осень, Но горожанина всё это менее колышет.

К примеру, тот же запашистый сенокос, Едва траву свалили всю под корень, Пошли дожди, на них неважный спрос, А день один, известно, год прокормит.

Сначала бурое, чернеет, прорастёт Ещё вчера зелёное, вприкуску,

Едва в валки свернут, – наш бедный скот, – Опять дождит, чернеет сено, разве вкусно?

Пропало разом, сгнило, труд насмарку, Косить же больше негде – корм в цене; А то палит светило, ужас жарко,

Ни облачка, посев всухую по весне.

И так всегда с лихвой и перебором,

То град, то саранча и колорадский жук. Погоду мы никак века не переборем, Она ломает быт, веселия маршрут.

Но в деле Божием, когда на благовестье, Строй политический, правитель, настроенье, Такой гриб атомный над шедшими развесит,

На свой Мелит корму торнадо нам накренит.

Но даже в тёмном трюме, или же в тюрьме, Течёт река-услада из открытых уст,

Нет уз для слова Божия, пророчествам греметь, Хотя бы был желудок вовсе даже пуст.

Для пахаря духовного, засева или жатвы, Препятствий тысячи у слушателей Слова, В начале проповеди всё предельно шатко,

Ни признака, что в крепости засевший будет сломлен.

Но Дух Святой взломает любую оборону,

И враг вчерашний встанет под знамёна Божьи. Наш пьедестал любви погода не уронит,

И делатель Христов вернётся не порожний. 07.07.09.

Пс.64:11 – «напояешь борозды её, уравниваешь глыбы её, размягчаешь её каплями дождя, благословляешь произрастания её».


Законное ли всё, что под рукой, На мне, во мне и колесница с дачей; Моё ли то, а может, есть прокол,

Кому-то не додал, впотьмах присвоил сдачу?

Исследывать придётся трудно, слабоумно,

А всё от совести зависит и молитвы слёзной. С процентами продали, подешевле купим,

Чем хуже нас какой-то жук навозный?

Пусть даже сам в трудах седьмого пота, Нажил и не пропил, воспользовался умно, Но десятину платишь ли, хотя и не охота, – Обворовал Творца, как пьяница в халупе.

Господь даёт дожди и солнце ярко светит, Пыльцой при ветре оживляет злаки.

Кому за землю ставятся отметки, Кто овощ горьким делает и сладким?

И если благодарность с Беспредельным слитны, Зиждитель в Соработниках как лучший Соучастник. Душа благоухает среди Саронских лилий, –

Такое в нашей жизни часто ли случалось?

А если схапал что-то, тайно проглотил, Не подавился даром и не поперхнулся, За риф подводный не распорот киль,

И от оскомины прилюдно не сводило скулы.

То это значит, притерпелся грех,

Он узаконен сладостной привычкой. Везучестью прикрылись, верою в успех, – Всё вспыхнуть может от единой спички.

Закхей расщедрился тотчас на половину, И вчетверо желал обиженным воздать; Себя считать во всём чужом повинным,

Что узаконено присвоил, как оголтелый тать.

Присвоенное падалью окрест воняет,

Лишь превращенье в милостыню изменяет запах. Я выразился, думаю, доступно, очень внятно,

Исследывать себя, своё, чтоб на Суде не ахать. 13. 06.09.

Песн.2:15 – «Ловите нам лисиц, лисенят, которые портят виноградники, а виноградники наши в цвете».


Закончив дело, к выходу спеши,

Труды на поле с потом жадно переделав,

С серьёзностью глубокой – не дворцовый шут, В семье угар развей, что не с руки дебелым.

Не на стене, как прежде распорядок, Врезай задание себе, чтоб на зубок. Господь к добру не вдалеке, а рядом. Спеши успеть, пока совсем не изнемог.

Что из того, то сорняки восстанут, Лиса подроет где-то под оградой.

Ловите лисенят, молитву чти постами, И знай и верь, с тобой Спаситель рядом.

Не вдалеке, Он ждёт геройства и от малышей, Своих героев исподволь, любя, подправит, Хлеб раздавай, умело строй и шей,

И всё к небесному сумей подправить прямо.

Где плачут, с плачущими слёз не пожалей, . Где радость тихая, возрадуйся ликуя.

Поймёшь в конце, нет ничего важней, –

На торжище всё так же прибыльная купля.

В делах прилично помнить о больных, Своим здоровьем послужить для нищих, Там закрома прещедростью полны,

Таких в пример в других веках поищут.

И рушатся и стонут пиршества-застолья, Размах затрат шокирует и мёртвых;

А мы как та вдовца тратимся ли столько, Себе оставив, детям лишь сухарик чёрствый?

Всех дел, как видим, век не переделать,

На пользу ближнему, и дальнему в просвет.

Не бойся обнищать, день чёрный встретишь смело, Когда двадцать второй псалом будет пропет.

На злачных пажитях ликует уцелевший, Достигнет вечности, равняясь на Иисуса;

За грань житейского враг не протянет клешни, Печаль и скорбь Господь туда не впустит. 29.12.09. .

3Цар.21:7 – «И сказала ему Иезавель, жена его: что за царство было бы в Израиле, если бы ты так поступал? встань, ешь хлеб и будь спокоен; я доставлю тебе виноградник Навуфея Изреелитянина».

Заросшая канава тянется в степи, Теряется в логах и взмыла вдруг на взгорке.

До слёз воспоминанием одно с другим слепить,

И сморщишься за всех, напоенных здесь горьким.

Какие мужики и их росли детишки, Простой лопатой рыли тут в полроста; Корпеть, потеть, труд не считая лишним, Когда никто тебя не гонит и не просит!

Делили земли, рыли на своей границе, Поскотину от прошлого не думали стирать.

Лет семьдесят и с гаком – сумели сохраниться. Пот заливал глаза... и вдруг пришёл Тиран.

Усатый горец, пучеглазый изверг Надумал всех в колхозы затянуть.

По всей стране одна сплошная тризна,

Здесь мужикам-кормильцам и пришёл капут.

Ни партизан, ни воин-голодранец

Не смели голоса подать в защиту свояка. С чужой страны нахлебник и засланец Крушил и жёг, что строилось в веках.

Власть сатаны, похабнейшая нечисть Громила и гноила тружеников лучших:

«Ты враг народа, контра!» – и оправдаться нечем, Расстрелянные списки, ложились в папки кучно.

А кто копал канаву пропотелый,

Где он окончил дни, куда пошла душа, С какой тоской он расставался с телом,

Намыкавшись по тюрьмам, дьявольским судам?

К канавам тем я каждый год хожу, И подновляю гаснущую память.

И в раскулаченной зиме дырявый свой кожух Пытаюсь сгорбленный, израненный напялить.

Канавы многие – извилины в мозгах Грехами зарастают, но к небу вопиют.

Скорбь неизбывную затронул лишь слегка, – Канавы те – окопы, и за них в бою. 25.08.09.

Суд.5:31 – «Так да погибнут все враги Твои, Господи! Любящие же Его да будут как солнце, восходящее во всей силе своей! – И покоилась земля сорок лет».


Затишьем пользуемся, но настороже,

Без войн, без эпидемий и прочих катаклизмов. Бывает перед шоком на пыльном вираже

Вдруг опрокинет, – история зализывает кризис. Кричу вседневно с кафедры и в церкви:

«Такой свободы нынешней не знали на Руси! Но та свобода снова быстро так померкнет,

И ею, как мякиной, в глаза начнут трусить!» Перед грозой затишье прежде в листьях,

Сама природа затаилась в страхе. И снова гневу Божию пролиться,

Гром инквизиции, гонений громко трахнет.

Нам в Божьи замыслы отказано проникнуть, Но общий, до конца расклад указан;

И тянутся к Израилю невидимые нити,

Там три с половиной года будет лжехозяин.

Евреи ждут концовки, ликует жидовьё, Ограбившие мир и дрянную Россию; Что из того, пока без хлеба не живём,

И множится чрез нас в Евангельских корзинах. Затишье так условно, словно в забытьи, Содом с Гоморрой свадьбы не справляют; И не вода, а кровь плеснётся из бадьи,

И поменяются отцы с детьми ролями.

На Страшный Суд народы протолкнутся, Завидуя отшедшим прежде мертвецам; Христа отвергшихся обнимает глупость,

И в тьме неверия делам добра мерцать. Замолкли птицы, малые пичужки Спешат укрыться где-то в закутки.

Не надо быть пророком самым чутким, –

Чтоб спрогнозировать – на сцене ткань откинь.

Весь воздух розовеет, задыхаясь

В недвижности событий – не зная направленья. К событиям мощусь пока что с краю,

И объявленья о занятиях мы всюду клеим. 10.09.09.

Лук.4 28-29 – «Услышав это, все в синагоге исполнились ярости и, встав, выгнали Его вон из города и повели на вершину горы, на которой город их был построен, чтобы свергнуть Его».

Зачем Иисус в пример чужих поставил, А не своих природных, кровных иудеев;

И в списке доброты у них графа пустая,

Да как же самарян вплотную проглядели?

Соседи их в сравненье с ними веровали худо, И их чурались с детства все евреи.

Еретики спасать их, правоверных, будут?

И у колодца Бог с их бабой блудной вредной.

Перевернулось всё в сознании «святых»: Не может быть, чтоб Нееман был лучшим! Кагал-синедрион послушал, не затих, Схватил Христа, как хульника умучил.

К вдове в Сидонскую Сарепту в лютый голод Шёл Илия пророк через Израиль.

Зачем тащился в даль – ведь был не молод, Его, как квартиранта родные не избрали.

Иисус напомнил случаев тех два,

И вопросил решить, кто был роднее. Евреи-староверы умели лишь плевать, И восхвалять замшелых иудеев.

Пройдут года, тысячелетий два.

А этот случай с транспортом ослиным, Пример всё так же будет выдавать, Старообрядческие клинья выбьет клином…

Зачем в пример баптистов привожу?

Что любят Библию, и искренно так верят! Расслышит ли нас монастырский «жук», Не возбужу ли ревность в самых первых.

На фоне тех, кто Библию несёт

Во все народы, даже вовсе малым. Кто мы на поле Божьем: терния, осот.

Тысячелетие на службах всё проспали. Писание Священное к душе не приторочили, Без глаз глухонемые в обрядности завязли.

О нас Апостолы провидели пророчески.

Кого же нам судить, не вылезших из грязи? 09.02.09.

Неем.8:8 – «И читали из книги, из закона Божия, внятно, и присоединяли толкование, и народ понимал прочитанное».


Зачем славянью душат прихожан, Скрывая слово Божие под тяжким спудом; Какой вражина воздух свежий пережал?

До смысла в сей бессмыслице добраться трудно!

Когда глаголет мудрый чужестранец,

Но слово разобрать твой слух не в силах. Пусть там и море мудрости пространно, Но к твоему борту и щепки не прибило.

Десятки лет приходят прихожане, Скупают свечи, прожигают зренье.

Кому, по истине, не станет горько жаль их, За обладание наследством мёртво-древним.

Выходит, выгодно какой-то тёмной силе Держать во мраке, прикрываясь тьмой. Руководители упрямы, как сбесились,

Никто не скажет бренным: «Пойди, и бренье смой!» Столбом бессмысленным обречены стоять,

Тысячелетие уже отгнили, отстояли. Несчастнее несчастных такой слепец стократ,

Не в благовестии к вершинам, а пролежали в яме. И потому единственно, всего лишь потому Ислам проклюнулся, расширился в охвате. Церковники тупые доселе не поймут: Родной язык Евангельский не надо хаять!

Пустоголовых торжище, заснувшее в чаду, Обрядоверие с магизмом диким обручилось. Неверие кровавое с погибелью придут,

Антихрист трёхшестёрочный со льготным чипом. Опомнитесь, слепцы, служащие во мраке,

И дайте доступ к Библии на русском языке. Не умышляйте злостно Слово Божье прятать, Спуститесь с дерева гордыни, как Закхей.

Христа и Библию откройте, разъясните, И секты дикие прислушаются к верным.

Заговорят еврейские и греческие свитки, -

Плетущийся последним сразу станет первым. 01.09.09.

Ис.5:17 – «И будут пастись овцы по своей воле, и чужие будут питаться оставленными жирными пажитями богатых».


Здесь на проспекте есть Никольский храм, Он типовой, какие были раньше.

Звон колокольный будит к службе по утрам, Но большей частью протрезвонит зряшно.

Торговля разная, от ладана до книг,

И контингент старушек постно-злобных, Отдел мощей от кладбища возник,

И поп бубнящий на амвоне лобном.

Чужие все друг другу и вошедшим,

Ни о какой любви, знакомстве или братстве. По стенам мыкаются, оголтело шепчут,

Без очереди бы к свечам пробраться.

Всё чуждо, холод не плотской, духовный, Иконы мёртвые и надписи славянью.

И так десятилетия в дыму проходят,

На исповедь к причастию бредут с обманом.

Здесь ум не нужен, даже порошинка,

На клиросе гнусавят «Господи, помилуй». Как очередью пулемётной пустота прошита,

И кружит батюшка вокруг всех стен с кадилом. Ни слова проповеди, призыва к Христу, Нет призывающей небесной благодати. Не сеяные зёрна как же прорастут, Какие всходы с неба дождь окатит?

Магизм в движениях, всё в многословье тяжком, Стоят столбами, тупо озираясь.

Безгласным идолом поп дивно разукрашен, Порога мудрости здесь не истёр Сирахов.

Могильный склеп, чужой скотомогильник...

И треплются о святости под именем традиций. Их воскресить не в силах Бог всесильный, Здесь пустотой приучены гордиться.

Но если бы Дух Божий вдруг повеял, Проснулась совесть, Библию открыли!

В Пятидесятницу снопы пшеницы спелой,

При молотьбе дышали лучшей пылью. 19.01.09.

1Фесс.5:3 – «Ибо, когда будут говорить: «мир и безопасность», тогда внезапно постигнет их пагуба, подобно как мука родами постигает имеющую во чреве, и не избегнут».

Земля отдыхает от крови дедов,

От дел беззаконных безбожно вспухает. Осмыслить историю будь же готов,

Быть может, в песочнице Троцкий, Бухарин. Бог дал передышку земле лиходеев, Пришли перемены, правителей смена.

Наш грех только Кровь Иисуса отбелит, К Христу отношение в корне изменит.

Весенним разливом поток информации, Суметь переплыть, сохраниться достойно, Не просто, опасно во всём разобраться.

В душе сотни фильтров, безмерный отстойник. Почти что никто по ночам не тревожит, На подзарядке всё тело размякло,

В руках у Создателя времени вожжи, –

Быть добрым конём, не расслаблено-дряблым.

Бог дал передышку уставшей земле, Свободы невиданной зрим океан,

Легко захмелеть, в транс войти, обомлеть, Оценит тот ум, где Христом осиян.

Не надо роптать, что во многом нехватка, Что бык золотой на рога не поддел; Счастливец, коль в похоти вовсе не спятил, На страже был псом, – не помойный кобель.

Бог спросит и сбросит ненужных божков, Избавит от крестных ходов бестолковых, Не будешь бесцельно шататься пешком,

На ближних истратишь последний целковый. Китай, мусульманство, масоны, евреи – Они не в прошедшем, они наяву;

Бог терпит и ждёт, но внезапно огреет. Как будет – не знаю, но вижу канву.

Земля отдохнула при скорости пули,

К последней прожарке притиснулась плотно; В пучину безвременья с жёрновом булькнет,

Растяжки терпения Божия лопнут. 26.05.09.

Тов.10:12 – «Потом сказал дочери своей: почитай твоего свёкра и свекровь; теперь они — родители твои; желаю слышать добрый слух о тебе. И поцеловал её».


Знакомлюсь с невесткой, с ней век доживать, Припомнил жену Исаака Ревекку;

Искал он не сам, а слугою был сват, Елиезер расстарался тут крепко.

Искал доброту и приветливость в ней, А всё остальное досталось довеском. Из дали седой нам дотошно видней,

И стан и лицо хоть куда у невесты!

Красивая быль наподобие сказки, Счастливый союз – хэппи-енд в окончанье. Искать не смазливое личико, глазки, Домашние чтоб на сноху не серчали.

Счастлив Авраам на дедовской попоне, Всё небо в потомках обещанных свыше. Пока же женою одной дом наполнил, Она с Исааком под шкурною крышей.

Какие родители, что за родство

По линии женской у снох неизвестных? В детишках характер её прорастёт,

И зять породнится ли с явленным тестем. Примером Товита вторая из Сарр, Хозяйкой покладистой с Товией входит;

В том доме не лишний кто млад и кто стар, В дедовскую лучшую входит породу.

Разор, Хиросима по семьям в стране, Разводов не счесть, сиротеют отростки. Где жёны послушны, там дети при ней, А мужу понравиться в доме так просто.

Учите девчушек молчать, не перечить, По-мусульмански прикрывшись стыдом; О Царстве Небесном ведутся здесь речи, Когда ко Христу по Писанью придём.

Молитвою ранней ещё до рассвета

С поклонами, с лестовкой путь обозначим. Хвала с благодарностью будут воспеты.

Коль с нами Господь, то не будет иначе. 29.07.09.

2Макк.9:5 – «Но всевидящий Господь, Бог Израилев, поразил его неисцельным и невидимым ударом: как только кончил он эти слова, схватила его нестерпимая болезнь живота и жестокие внутренние муки».

И болезнь не указ, если только по силам… Но болели цари и вельможи-сатрапы,

И атлантов-гигантов она подкосила, Разорила в конец, истощив на затраты.

Нет гарантии малой избегнуть болезней, Сохранить невредимым достоинство духа; Раздраженны бациллы с причиной пролезли, Словно в прорву, с прогулки нечаянно ухнем.

Даже сто лет – всего лишь единственный век, Организм истончится, утонет в морщинах.

Даже если былинный с афиш Пересвет, – Слуг же Божьих болезни навряд ли щадили,

По пустынным углам и по кельям сырым Смерть посыльных своих в аккурат посылает; Всё рано для микроба Нарым или Крым,

Но ходить под себя – участь горькая, злая.

Из болезней к кончине составим каталог, Мы не хуже целителей знаем лекарства.

По поблекшим щекам, непредвиденно впалым, Позвоночник с натуги не выдержит, хряснет.

Аппетит у больных до изжоги негоден, Столько траты родным на подпитку калеки. И бессчётно добра на худое изводим,

Что же толку тогда объявиться столетним.

Шар земной – лазарет на космической трассе Из курящих врачей, пациентов гнилых.

Это значит – грехами, растлением распят, И в новейшее время болезней наплыв.

У пророка Исаии видения здравы, Человеческий Сын все болезни понёс,

Он единственный делом и тело исправил, На Голгофе изъязвлен Спаситель Христос.

Ни болезни, ни плача, ни стона пред троном, Где искупленным жить в обновлённых телах. К этой мысли с молитвою дело всё стронем,

Исстрадавшись, сотлевши по капле дотла. 22.09.09.

2Кор.10:12 – «Ибо мы не смеем сопоставлять или сравнивать себя с теми, которые сами себя выставляют: они измеряют себя самими собою и сравнивают себя с собою неразумно».

И где бы я ни был и чем ни занимался,

Но постоянно мысленно к Апостолам леплюсь. Понято, и тогда не сыр катался в масле,

Но с ними был Господь – прославленный Иисус.

Они, Апостолы, для нас как эталон, Канонизированы жизнью, то есть житиями. Зову их в нынешнее, шёл к ним на поклон, Хотя бы мысленно то время к нам притянем.

Что ни возьми, хотя бы чуть копни,

У нас, у православных, всё не так, не эдак;

На богослуженье нашем столько толстых книг, О чём Апостолы не знали, ни один не ведал,

Из благовестия меню, их Ангельский режим, Из проповеди верных – лучшее застолье.

Против Апостольского все премного мы грешим, И нанесли в богослуженье столько!

Народ безмолвствует ещё в кромешной тьме, И поп куражится с продымленным кадилом. Как вывести заблудших без потерь суметь,

О, если бы и ныне на проповедь ходили.

Мои любимые об этом рассужденья,

И обличения, сравненья с тем, что есть, По вере загружают и ничего за деньги, Не слышен от свечей вонючий треск.

Всё в первозданной нежности и в нищей простоте, Нет ни мощей с иконами в мироточенье влипших. Беседы, проповеди все о Господе Христе – Колокола и купола с октоихами лишни.

Стою, томлюсь уже полсотню лет,

В семидесятилетие конечное упёршись, Сумел ли размочалить хотя бы с краю склеп, Подать из-под стола Апостольского крошки?

Пошли кресты поклонные и крестные ходы, Ажиотаж паломничества уловляет мёртвых.

Мы обложились гнилью, предстательством худым, Деяния Апостолов монашеством затёрты. 14.08.09.

2Пет.2:4 – «Ибо, если Бог ангелов согрешивших не пощадил, но, связав узами адского мрака, предал блюсти на суд для наказания».


И если бы змей-дьявол не был связан Спасителем Христом при смерти на Голгофе, Иисус не расхитил бы сосуды, чаши, вазы,

И вопли осуждённых умерших не заглохли. И те, что жили, что живут в грехах,

Они-то как могли бы уверовать в Иисуса? От одного греха к другому бы порхали,

И в закромах добра ни порошинки – пусто.

Своею смертью, вовсе неповинный, Иисус Назарянин пленённых искупил;

Раскаявшихся принял, во гневе не отринул, И обо мне погибшем горько возопил.

И связан при кресте был искуситель-дьявол, Христовой смертью силы был лишён,

И мертвецы воскресли, явились явно, Христос Иисус победно осиял шеол.

Тысячелетнее тогда настало царство, Был сатана, сражённый Богом, связан, С ним Иисус был не намерен цацкать,

Нанёс в главу дракона обещанную язву.

В последний день истории земной

Бог воскресит перед престолом белым. Придёт Иисус за верными, за мной,

Да окажусь тогда пшеницей спелой.

Нет ни малейшего сознания и в том, Что все уверовавшие уже воскресли. В годину искушения мы все войдём,

Кто восхищения желал, те сотрясутся в стрессе.

Избави, Господи, от происков врага,

Его лукавым знают, падшим херувимом; Он связан и того не надо отвергать,

Об этом сказано Апостолом-раввином, Для верующих послан с неба Дух Святой,

И Он, Утешитель, дарует трезво мыслить. Иди на благовестие, беги, спеши, не стой!

Благовествуй лжеверующим, бедным атеистам. 07.09.09.

Иис.Нав.1:16 – «Они в ответ Иисусу сказали: все, что ни повелишь нам, сделаем, и куда ни пошлёшь нас, пойдём».


И нет иного имени под общим небом, Которым надлежало бы для вечности спастись; Рецепт один для всех, каким бы не был,

И против имени Христа не издавать и писк.

Христос – Единственный Спаситель навсегда, Ему замены нет, подмен же сонмы.

Спеши к Нему, хоть будут наседать Безбожники, сектанты и попишки-гномы.

Не позволяй тускнеть Живому, не в иконах, Пусть образ обновляется в душе мироточивой. Он, только Он в спасителях законный, –

Своим сомнением Христа не огорчить бы!

Мне с каждым днём дороже синий свод, Покрыт ли тучами, где солнце жарит сверху. И верю в полноте, оттуда Он придёт, –

Для многих жизнь – огромная прореха.

И все преклонятся, поблекнут от огня, Погаснут звёзды, бывшие в душе Наполеоном, Откроют уши те, кого не смог пронять,

Там грех, зараза выжжется калёным.

Христос живой, а не на пыльных свитках, Воскресший – не Таков, Какой в богослуженьях. Там ни на что уже не будет скидки,

Из миллиардов глоток: «Он Бог?! О, неужели?!» Мой выбор сделан очень запоздало,

За цифрой опалённой в двадцать три;

И сразу эра новая в душе моей настала,

Среди опасностей и страхов Спаситель ободрил.

Свидетельство в тот вечер полилось рекой, Когда корабль наш в море был на рейде, Глядел испуганно участливый старпом,

И капитан изрёк : «Сошёл с ума! Побрейте!» С тех пор от Балтики мой Капитан – Христос.

Пророки и Апостолы, и я – в Его команде.

«Ты Мой возлюбленный» – Он нежно произнёс, Помог на пользу мой талант приладить. 23.08.09.

Суд.18:18 – «Когда они вошли в дом Михи и взяли истукан, ефод, терафим и литый кумир, священник сказал им: что вы делаете


Идол и кумир почти одно и то же… Не творите идолов, кумиров не творите! В беде твоей лишь Бог один поможет, Не эти истуканы из бронзы и в граните.

Ни Сталин и ни Гитлер конца не ожидали, Скопытился палач, разбился космонавт.

Какой наказ дадут из запредельной дали,

Дабы ещё живущие смогли их вопль понять?!

За гранью эпикриза есть рай и ад раздельно, Где мы окажемся – лишь в этом жизни суть, С благословением ли покидаешь землю,

Куда же нашу душу, душонку отнесут?

Там на футбольном поле отбросились коньки, Катапультироваться в небе боссы не успели,

К себе и к вечности такой финал прикинь, Когда на покаяние нет и минутки целой.

Кумир же твой обрушится, забвением изъеден, Ржавеет память о крикунах постылых.

И слеп и наг – воистину тот беден,

Кто с Богом не в ладах, не защищён был с тыла.

На что уж славным числился когда-то Соломон, Но умер сей мудрец в безумстве утопая.

Своим лукавым женщинам он довершил поклон, – В идолопоклонство впадёт душа слепая.

Кто сам собою Бога явно заслоняет,

Не прямо по Писанию к Христу народ ведёт,

Тот идол позлащенный и «крестит» он слюнями, К мудрости не вытянет беспечных идиот.

То дети, то жена, то культ, то спорт масонский Не позволяют сердце Богу посвятить,

Не могут оторваться от вожделенной соски, Иному монастырь, алтарь, далёкий скит.

Подобен идолу да станет их творящий, Они безгласны будут на неземном Суде.

Кто любит Бога, Библию, тот Царствие обрящет,

Тому Христом обещано на вечери сидеть. 20.09.09.

Мих.6:8 – «О, человек! сказано тебе, что - добро и чего требует от тебя Господь: действовать справедливо, любить дела милосердия и смиренномудренно ходить пред Богом твоим».

Из вечности, с позиции нездешней, а оттуда Уметь рассматривать всё-всё, что происходит!

О, страшно вымолвить, с дыханьем стало трудно, Придётся пересматривать всё вплоть до погоды.

«Остался без жены? И не ищи хомут», – Как бы советует нам иудей-раввин; Заботы тяжкие отхлынут, не сожмут, Никто бы твою душу уже не теребил.

Есть цель – прорваться среди бурь, несчастий, Бежать на поприще великих испытаний.

Быть может, на доске в волнах качаться, И ждать рассвет, который не настанет.

Обременённому земным никак не угодить, Умыться некогда с орущею оравой.

Какие подвиги, какие уж плоды! Теченьем сносит влево, а не вправо.

Успех в строительстве коттеджей, пухлых дач, Крутых машин при должности солидной.

Всё в смертный час отнимет наш палач, И с чем предстанем, это ли не видно?

Что не для Бога, явно не для ближних, На пользу людям что не посвятил… Увы, в огне сухие губы лижет

Богач, который жирно ел и пил.

Ему припомнить, дескать, будет что,..

Увы! Разверзлась пропасть в безнадёжность. Что на земле, всё не твоё, навек ушло, Теперь в огне вопит, от мук корёжась.

Из вечности в сегодняшнем да буду ревизором, Как сразу всё теряет сладость, ценность.

Раздать излишнее, расстаться с сором скоро, Легко отрубится, что не держало цепко.

Из вечности всё выглядит иначе, Смешным и глупым явится никчёмность.

Бог Иегова царствовать нас над грехом назначил.

Что в вечность перейдёт, да высветится чётко. 19.01.09.

Прит.25:23 – «Северный ветер производит дождь, а тайный язык - недовольные лица».


«Из недовольства шубу не сошьёшь», – Подумал, улыбнувшись, оскорблённый.

И вот уже не из иголок ёж,

А голубь чистый запечатлён на плёнке. Куда ни кинь, везде обиды клин:

Не дохвалили нас, наградой обошли. Глядишь опять в историю трухлявый влип, Насмешники над ним привычно пошалили.

Ничто серьёзно к сердцу не прими, Когда тебя покроют диким матом,

И ложью будут резать кожу на ремни, – Знай, что не ты, а мир погибший спятил.

Довольным быть всегда в любой погоде, Свою ячейку гладить и лелеять;

При благочестии для многих станешь годным, Багряный грех смиреньем забелеет.

И мерой нагнетённой, скорбью утрясённой Отсыплется в сознанье немощи ничтожной. Как хорошо душе сознать себя спасённой, Над плотью воцариться, натягивая вожжи.

Всё окружающее, ставшее привычным,

По новому рассмотрится, украсится довольством. Не злись и не тиранствуй, как опричник, –

От недовольства не родится польза.

Нигде никак себя на грех не осрами Бурчанием на власть, слезливую погоду;

И благовестие возвысь над тусклостью равнин, – Обиды жёлчные совсем негодный копит.

Довольством пышет многодетный нищий, И смело смотрит вдаль преображённый.

Не своего, а ближнему услуги ищет, Нередко и в ночи его грохочет жёрнов.

Пора на подвиг, ноги напружинив, Скакать оленем по вершинам скал. Понятно, на такое не потянет жирный,

Господь в сотрудники трудящихся искал. 28.03.09.

Иоан.8:43 – «Почему вы не понимаете речи Моей?

Потому что не можете слышать слова Моего».


Из «почему» составится каталог, Который к Богу, – Он и разрешит: Кто насовал в колёса крепких палок,

И не подвинулся вопрос ни на аршин? Ну почему взыгралась непогода,

Когда на благовестие готовы мы вполне; Договорились, согласились вроде Собраться в клубе, – всё на одной волне?

Но дождь все замыслы нещадно перепутал, Из дома в дом, конечно, не пройдёшь.

И согласившиеся жмутся в дальний угол, – Не люди же на нас наводят дождь.

Ну почему дороги нещадно развезло,

И нам туда добраться трудно, невозможно; Кто портит слаженное дело всем на зло, Кто нас осаживает, напуская дождик?

От этих ливней столько претерпели, Сгноили сено, низко полегли хлеба;

И над полями затхлый запах прели, – Покос до осени не можем расхлебать.

На воскресенье встречи назначаем,

В соседних сёлах объявленья всюду. И вдруг морока залила ручьями, – Поправить дело может только чудо.

В который раз подвиглись на молитву, Ни зги не видя в непроглядной хмари.

Не сдвинуться по глине, дороги все залиты, Шофёр застывший за рулём кимарит.

Предположительно – Бог отодвинул встречу. Но почему – вопрос не разрешился.

Быть может, кто-то будет нам перечить, И киллер не один скрывает шило?

Пока же к Богу благодарность шлём, – При славословии украсится жилище.

Желанным благовестием уже надраен шлём,

И в горьком «почему» самих себя разыщем. 30.08.09.

Лук.16:28 – «ибо у меня пять братьев; пусть он засвидетельствует им, чтобы и они не пришли в это место мучения».


Из прошлого несутся ныне голоса, Но кто их слышит в суете суетной? Живым ли обращаться к мертвецам,

Чья жизнь закончена и намертво отпета?

А стоило бы мысленно страницы ворохнуть,

И с теми бывшими на нынешнем этапе вздрогнуть, И молодых увидеть, не седых старух,

Да всяких разных, даже нашу ровню.

Смотрите же, рабы страстей тогдашних, На что истратились и липли до чего!

Какие же змеёныши из яиц с вашей пашни, И что сварили внуки с вашим очагом.

Без слова Божия в России трын-трава, Волшебством обуянные, их пьянство одолело, Приучены блудить и с детства воровать, – Сглотнул их змей-Горыныч Ленин.

Нигде никто ни разу не подумал,

Как накормить, не окормить пропащих.

И вот пришли к кровавой страшной сумме, Всех на расстрел товарищ Сталин тащит.

«За что? за что?» – вопят десятки лет, Канючат жалость у жидовских змиев; Россия падшая, истлевшая в скелет,

От прежнего нет поминок в помине.

А если бы креститель князь Владимир Уверовал, к Апостолам в подпаски записался, Глядишь и обошла детей его погибель –

Не возвращённых и погибших очень жаль их.

Ожившие на день в могильный тлен под вечер, Чем вы займётесь в этот день один?

Вы здесь не лишние, а вам занятья нечем, Что сможете засеять, то на века родить?!

Познайте же, лишь Дух Святой осветит Прошедшей вашей жизни непроглядность, ужас. Где без Христа – погибли внуки, дети,

Их не родила Церковь, на благовестье тужась. 13.01.09.

Фил.3:17 – «Подражайте, братия, мне и смотрите на тех, которые поступают по образу, какой имеете в нас».


Известия стучатся, со всех сторон летят, Нимало не заботясь о нашем сердце, нервах; Давид в воротах города, Авессалом – дитя.

Кто с фронта будет скороходом первым?

Саул отцарствовал позорно и бесславно, Жестокая кончина – злодействам всем итог. Сам бесталанный, сколько сжёг талантов!

Так каждый сам делами петлю себе плетёт.

Мы – вестники, рабы святого благовестия О Жертве Сына Божия Христа Иисуса.

Плакаты о занятиях и сайте мы развесим,

И пусть на злачных пажитях услышавши, пасутся. Перенесёмся мысленно с аппаратурой нашей К Апостолам хотя б на год в командировку, Насколько глубже был бы мир заквашен,

В сравненье с Павловой и заодно Петровой?

Евангелий компактных захватим миллионы, Весть облетит тотчас Восток и Запад.

Количество покаявшихся будет баснословно? Распространим живительный и смертоносный запах?

Известия разбросит тогдашний Интернет, Мобильных телефонов случится перебор. Но Дух Христов живёт, нет ничего верней,

А техника и прочее постройкам лишь забор.

Господь итог подводит обычно по трудам,

А результат конечный от нас зависит мало; Трудясь от сердца с пользой, не избежишь вреда, С нежданной непогодой таких вестей навалит!

Вообразим, пусть мысленно, совсем наоборот, Ожившие Апостолы к нам заявились вдруг. Всю технику по боку и в руки не берёт,

На них архиереи с их ИНН попрут.

Они же суть верховные к верхушкам нашим – ноль! Всё проповедь да проповедь, забыв про литургию.

В безвкусицу белка по меркам сыплют соль,

В тысячелетнюю врубаясь летаргию. 25.03.09.

Пс.49:3 – «грядёт Бог наш, и не в безмолвии: пред Ним огонь поядающий, и вокруг Его сильная буря».


Иисус грядёт… Он постучится в двери. Ввиду имея сердце, ум, на подселенье душу. Пытаюсь этот миг к себе примерить,

Не оробею ли, пред пропастью не струшу?

Расслышать стук… А будет ли Он ждать, Не распахнёт ли дверь, минуя ожиданье? Нередко гром бывает явно без дождя,

С громоотводом вместе вспыхивают зданья.

Грядёт Мессия, Бог, отвергнутый жидами,

На облаках, как молния с востока и на запад, С вторым пришествием Богоявленья ждали, Где труп, там и орлы, туда летим на запах.

Благослови, Грядущий во имя Иеговы, Единственный, во всём неоспоримо верный. Но люди счастье лепят к изогнутой подкове, Христу из двух подков сплетая терний.

Грядущий не умедлит, как и обещал, В срок уреченный время остановит;

И сонмы Ангелов с Началом всех начал, Мир переплавится и превратится в новый.

Грядёт, шаги его в грядущих катаклизмах, Мелькают через жалюзи в подобии оленя. Мы благовестием Христа приблизим,

Хотя и кажется, всё где-то в отдаленье.

Но наша смерть, исход из жизни этой Для нас и есть Его приход за нами.

А во втором пришествии сгорит в огне планета, В Христа уверовавши это всё познали.

«Гряди, Иисусе», – в пепле вопиет невеста, Мы чаем и тоскуем о воскресеньи мёртвых. Дорога дальняя, обычай есть, присесть бы, Пока труба Архангельская крышку сбросит.

Пока же мы грядём, благовествуя нищим, Мы богачи духовные, хотя и в нищете.

Потерянных овец и агнцев всех разыщем.

Грядущий при дверях... Определись, ты чей?! 15.09.09.

Иоан.1:29 – «На другой день видит Иоанн идущего к нему Иисуса и говорит: вот Агнец Божий, Который берёт на Себя грех мира».


Иисус к Иордану уже подошёл, Толпятся евреи, народ разношёрстный. И нищий доплёлся, отбросил мешок, – Лишь на картине всё явлено просто.

Молва о Крестителе, об Иоанне Катилась, текла по извилинам мозга. Но кто он, устроивший общую баню? Дошёл, оказалось почти уже поздно.

Вчера в полудневной жаре при реке Крестился Иисус, но об этом ни звука; К Захарьеву сыну смогли прикипеть,

Громил он пришедших за зло и проступки. Но берег песчаный успел опустеть, Свидетели видели, что тут случилось, Как воины Ирода гнали гостей,

А было здесь всё и пристойно и чинно.

Креститель был схвачен и уведён. Смущённые бродят ученики.

Припомнилось слово ходящим при нём, Мессию дождались, узрели почти.

Срок высветил главное у Иоанна,

Он сердце просил приготовить для встречи. Пути искривлённые выправить прямо,

Дабы приходящих не искалечить.

Ревниво следили они за Мессией, Пытались сравнить с житием Иоанна. Пред грубою силою власти – бессильны – Любого солдаты приколют и в яму.

Казнён Иоанн и распяли Иисуса,

От страха сидят взаперти от евреев. Дрожащие, в списке их вовсе не густо, Спасут ли запоры и Лотовы двери?

В Пятидесятницу дверь распахнулась, Шагнули в толпу благовестники Слова.

Мир встретил святыню волной богохульной, И нам не обещано что-то другое. 18.01.09.

Прем.Сол.14:15 – «Отец, терзающийся горькою скорбью о рано умершем сыне, сделав изображение его, как уже мертвого человека, затем стал почитать его, как бога, и передал подвластным тайны и жертвоприношения».

Иконный лик… всего лишь посмотреть, Не поклоняться бы, отнюдь не лобызая,

Как на картину, на святой портрет, Мироточение не пожирать глазами.

Сегодня же с иконами такая чехарда, Шаманство дикое, монашеский магизм, Стократно перекроют иконы Иордан

В идолопоклонстве какая будет жизнь?

Иконы: лик Христа, святых и Девы С Архангелом – сюжет на полотне.

Враг изощрился миро, кровь подделать, И с каждым днём чудес таких плотней.

Нас судят за иконы всюду все и вся,

Мы как буддисты с истуканом в камне, Иконоборцы все на нас, на нас висят.

Расплаты час и за ислам настанет.

Что стоило прислушаться к Писанью,

По Библии всё выверить, ненужное сметая. Иконам чудотворным, не Христу осанна,

С икон течёт слеза, а лижут, как сметану.

Путь к одержимости всегда один и так же – Теряют связь прямую со Христом.

Тот путь упрямством, вымыслом загажен, А путь к спасенью прям, такой простой!

Прими Христа и Богу поклоняйся!

Кто в духе, в истине – кумиров не творит.

И не фиксировать на красках тёмных кляксы, – В прихожей ждут иконные воры.

Додумались покойников дробить на фарш, Вмонтировать в иконы и в кресты.

Над чистой верой Бог Иегова – Страж, Всё человеческое пустит на распыл.

Пишите лик, иконы – образ свой, Да будет он неотличим от Павла;

Сушь окаянства всюду, а лик покрыт росой.

Глядишь и крест напишешь, когда тебя распяли. 06.02.09.

Прит.18:9 – «Слова наушника - как лакомства, и они входят во внутренность чрева».


Информационный бум лавиной давит, Что надо и не надо подгребает ум, Виденное, слышанное сравниваем с давним, Слог эрудита там течёт не наобум.

Мы слушаем грядущие последние известия О взрывах, катастрофах и прочей кутерьме.

С отсутствующими мы как бы в награду вместе, Сподобились с погибшими с вершины загреметь.

Лавина пустоты и мелочных страстей, Эфир задавлен ропотом и гневом,

Тому песку у нас во рту хрустеть,

Не с рыбою, а с тиной подтянут невод.

То радио с рекламой, а то и телевизор,

Штурмуют у бездельников непросвещённый разум. Нечленораздельна речь, утыканная визгом,

Топь непролазная, из коей не вылазим.

Без этих сведений могли бы обойтись, Не зная склок, разводов у артистов; Непримиримые фашист и коммунист,

И каждый о себе хвалу в потоки впрыснул.

Ища адептов, рыщут всюду пауки, Плетут масонскую из галстуков удавку;

Трещат без устали Нью-Йорк, Москва, Пекин, И на любой волне одна сплошная давка.

Без книг, журналов, без брошюр, газет Вполне и сносно обходились предки. Блевотиной безбожной искусно на десерт,

Официанты потчуют изысканным нередко.

А что сказать о фильмах и программах, Их тысячи, и может статься, больше.

Смотрящих нечестивцев жестокостью изранят, Жизнь обесценена, дешевле малой вошки.

Читайте Библию, есть фильмы о природе, С Библейской и пророческой начинкой.

Такая информация к Христу людей приводит,

Там сёстры благовестницы, апостолы мужчины. 09.08.09.

Пс.90:2 - “говорит Господу: "прибежище моё и защита моя, Бог мой, на Которого я уповаю!"


История церквей – верней, её отделов Во свете Библии да будет нам открыта. Есть разделения везде на чёрных-белых, На водопой вести к Иаковым корытам.

Я, православный, мне ль искать защиты

С Суворовыми, Невскими, Донскими вкупе. Во свете Библии Господь мозги прочистит,

Кто в «несознанку» влез, тех Сам Господь погубит.

Не к миру ли Спаситель звал несчастных,

Не миром ли приветствовал воскресший постоянно! Между собой по-мирному почаще нам общаться,

А не толкать с молитвой один другого в яму. Признаться нужно всем, до патриарха, Что шёл не так, не с теми, не туда.

От нас же смертно формалином махнет, Что не боялись вовсе Страшного Суда.

Путь не Евангельский, кровавый у папистов, Двенадцать миллионов убитых, мёртвых.

Не с Ангелом-Хранителем братались, а с нечистым, От слов Евангельских попрятались с увёрткой.

Ничем не отличимы в войнах от ислама, И в этом нет у церкви тени покаянья.

Окольный путь, не ко Христу, не прямо, Шли не с Евангелием, а с бутылкой пьяны.

В позорном прошлом, вовсе не Христовом, Нам надо каяться – распахана спина.

Кронштадтский в орденах, как Жукова и помним. Слова Христа о мире чаще вспоминать.

Толстовцы, меннониты, и иеговисты Присягу зазирают и в арами не служат. Они еретики, но от убийства чисты,

У них так узок путь и с каждым днём всё уже.

Успешны ли мы, кровь рекой проливши, Живых убивши, мощи почитаем.

Сто миллионов русских оказалось лишних, –

На нас ислам поднимется с языческим Китаем. 09.02.09.

Исх.12:8 – «пусть съедят мясо его в сию самую ночь, испеченное на огне; с пресным хлебом и с горькими травами пусть съедят его».


Исход евреев, опресноки и агнец, Вкус горьких трав и обувь на ногах;

За тем барашком столько будет пятниц, Подобных выходов и выходок в веках.

Ночь бдения напоминает посох, Зажатый судорожно при еде в руке; Исхода смысл Бог растолкует после,

Тем посохом к ладоням надолго прикипеть.

Там атрибуты внешние впитают,

Смысл сокровенный смогут вовсе утерять. Найдутся толкователи разбойники и тати. И придадут всему совсем иной наряд.

Когда же явится действительный Мессия, Кровь искупления от них уже прольёт.

Ученики пойдут на благовестье в силе,

Вслед горечь обвинения и жёлчности поклёп.

Но посох тот у христиан в руках, Знак власти над лукавыми и всеми.

Евреи будут христиан усиленно ругать, Топтать и жечь плоды святых посевов.

А обувь отберут монахи и соборы,

И агнца будут видеть в хлебе в алтарях. Нивы побелевшие, увы, забыты вскоре,

И празднованье Пасхи, выходит, будто зря.

При чём тут яйца, крашенные луком, Когда весь мир в египетском плену.

И не Евангелием пользуются – слухом,

Путь благовестия отвергнут и даже проклянут.

Един Отец с Единородным Сыном, И цель одна, и план у Них один.

Печётся Агнец, жар тот не остынет,

Мы несъедаемого Агнца всё ещё едим.

Из шестисот тогда исшедших тысяч Войдут лишь двое с твёрдой ясной верой. Враги преследуют и ослабевших ищут,

А мы спасаемся Христа великой Жертвой. 12.04.09.

2Тим.4:7 – «Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил».


Итог всему когда-то подбивать, Огрехи заполняя поздним сожаленьем.

Так после битвы вождь обходит свой бивак, В открытом поле, где-то за селеньем.

Потери бросятся в глаза, душа застонет, Прошедший промах высветится тяжко; Ещё вчера здесь красовался воин, –

Как дорого пришлось платить за тяжбу.

И если бы земля смогла в конце заговорить, Раскрыть секретнейшие общие потери,

Быть может, гневный был язык иврит, Хотя мы все за грех удары терпим.

Итог трудов весенних и осенних, Оправданность надежды в средине лета. Там, в желтизне в предчувствии оценим, – Зря не скорби, на прошлое не сетуй.

Иначе не приходится малютке ждать, Когда до старости не выбрал направленье.

Бог звал, подталкивал, наслал противных жаб, И в этом роде к пользе вылез Ленин.

И так у каждого померкнувшего дня Благословение за чудо славословья.

Лишь в вечности дано всё до конца понять, В каких минутах сущее уловим.

Любому делу, сну и разговору,

Придётся подытожить суть в конце концов. Где истине противились упорно,

Где выглядели просто молодцом.

К итогу тянутся житейские делишки,

К семидесятилетию разгром или победа; И сам при всём не оказался лишним,

И нищ, и слеп, и гол, – беднее бедных. По совести, по памяти пройдусь по закромам, С чем прикантуюсь к пирсу и откинусь?

До ватерлинии от тяжести зерна корма,

Взор застилает только небом синим. 10.06.09.

1Кор.11:30 – «От того многие из вас немощны и больны и немало умирает».


К Причастию готовится поместная кухарка, Акафисты, каноны зазубренно бубнит,

Её нельзя назвать предельно старой, Она не мало знала из священных книг.

Готовит детям вкусную еду,

Сегодня розговенье – день Петра и Павла. К застолью пышному детишек приведут, Пора обжорства детского настала.

Насколько тучно подсолила пищу, Он попробовала явно натощак.

К Причастию готовилась... Теперь причину ищет, Расплакалась, звонит, не может умолчать.

Что мне сказать… Христос вкушает агнца С учениками верными, затем запил вином.

После еды – Причастие, как видим, не опасно, Беда скрывалась более совсем в ином.

О Теле Господа, подъявшем общий грех,

О Теле, распростёртом на кресте Голгофы, Учиться рассуждать, взор поднимая вверх,

Без рассужденья причащаться неимоверно плохо.

Вина тогда настолько ж велика,

И тело грешное сгорит в нарывах, язвах. Больными стали многие в веках,

Не мало умерло – предупредить обязан.

Ломают хлеб-печенье и лютые сектанты, Вином наполнив чашу до краёв;

Им без священства истинного горше стало. От Иоанна 6:66 на них напрёт

Попы Причастием играют безрассудно,

Чуть где воспрекословил – Причастия лишат, Сокровище благих в каких храним сосудах,

С Причастием приблизились мы к раю хоть на шаг?

Крест накрест руки вскинуть на груди, Священник с Чашей подойдёт вплотную. На нас не кто-то, а Иисус глядит,

С великим страхом Тело, Кровь сглотнул я. 12.07.09.

Сир.43:10 – «в девстве — как бы не осквернилась и не сделалась беременною в отцовском доме, в замужестве — чтобы не нарушила супружеской верности и в сожительстве с мужем не осталась бесплодною».

К нам детдомовскую в лагерь привезли, Четырнадцатилетнюю особу-индивид,

И эту особь сразу не причислишь к злым, Нормально вроде бы играет, ест и спит.

Но день прошёл вослед за первой ночью, Расклад иной – по общему распаду.

Трудиться, оказалось, и не хочет,

Режим наш христианский в ней расслаблен.

Вокруг неё как демоны неистовства, блуда В водоворот, в воронку разом засосали; Противный смех её как кипятком обдал,

И даже тех, кому прозванье только «сало».

Попытки выправить насилье прежних дней В теченье месяца бесплодно исчезали.

И с каждым часом всё ясней, видней,

Что в лагерь-стан совсем её напрасно взяли.

Неподдающаяся исправленью порча

Слепились ненасильно с внутренним желаньем. Читаем Библию, она же рожи корчит,

Как будто заживо сошла в геенны пламя. Не раз, не два с ней разговор веду

Начать иную жизнь, расставшись с прошлым, Иначе будешь блудницей в аду,

От красоты телесной не оставишь крошки.

Создать условия любви, от всех заботы… Но чернота из глаз её неистово сочится. Не хочет искренно с желанием работать, К невинности тянуться нежно-чистой.

И поневоле вспомнится по счёту сто восьмой Псалом Давида, клятва на извергов, врагов. Проклятие родителей слезой горячей смой, Господь Христос помочь тебе всегда готов.

На память дарим новенький «Новый Завет», Тепло всем лагерем простившись, помолились; На прежнее бы ей пойти совсем не сметь!

Беда тому, в чьей жизни Иисус стал лишним. 17.07.09.

Пс.89:10 – «Дней лет наших – семьдесят лет, а при большей крепости - восемьдесят лет; и самая лучшая пора их – труд и болезнь, ибо проходят быстро, и мы летим».

К семидесятилетию вполне обременён В достатке опытом, грехами, недостатком.

Так некогда возрадовался старец Симеон, Хотя на долгожительство невероятно падки.

Года отщёлкивают выпавшие зубы, Глаза тускнеют, иногда и слепнут;

То волосы, то силушка обмякнет и убудет, На память безобразье остаётся в слепках.

Адам с Мафусаилом в семьдесят-то лет

Ещё мальчишки – только в первоклашки; Подгузники лишь сняли, за ручку в туалет, Почти тысячелетием их путь земной украшен.

А нам спрессовывать приходится года

При вихре информации, мобильных телефонах, А что грядёт на завтра, враз не угадать: Перевороты, войны и глупые реформы.

По семьдесят прожили Давид и Соломон, Насытившись земным и горя наглотавшись; Строители что надо, но всё пошло на слом,

И мало кто перевалил, стал старше.

Десятилетий два уходит на учёбу,

Познание греховного в растерзанную совесть. Семья, борьба, болезнь, до пенсии работа,

А о душе забвение. как бы её нет вовсе.

Преступно-однотипны жалкие жизнёжки. Трусость и корысть всемерно обладают; Песчинки утекают с секундой понемножку, Ржавеют ордена, трескучие медали.

У многих даже этот укоротился срок.

В путь невозвратный простучали дроги.

С начальствующих спрос неимоверно строг. Умрём и через месяц уже опасно трогать.

Дай, Господи, с Тобой прийти к семидесятилетью, Всё что нажил, суметь Тебе в детишках передать;

Пусть в Судный День прославленными оживут скелеты, При полном неводе да явится рыбак. 09.08.09.

1Иоан.2:15 – «Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей».


К чему-то вяжутся пять чувств, привыкших К этому с пелёнок, а может, много раньше.

Всё заземлённое успеть возвысить выше, Да будет дух и чувствами украшен.

Без зрения – слепой, и жути темнота, Но есть же кто в утробе глаз лишился.

Не зная всей трагедии, он будет лопотать,

Глаза несчастнейшему, кто продырявил шилом?

Но и такие, слышали, что счастье обретают, Неполное, конечно, хотя бы где-то с краю, Косноязычный песнь свою поёт картаво, Богослужение нередко и в разбомблённом храме.

Глухие ртом с натугой ловят звуки, Чутьём для перепонок ищут облегченья. Глухонемым язык вполне заменят руки. Подобны им и мы, когда прищемит.

Но ничего страшнее не представить. Когда без разума дурак, дебил нечастный. Ему по коже чуткими перстами,

А часто та учёба и вовсе не настанет.

Но есть ещё, кто глубже, безнадёжней

Увяз, погряз, без продыху к святой свободе, Неверие в Христа таких всю жизнь корёжит, От света и от звука в кромешное уводят.

Таких уродов было, есть и будет, Христа судящих и за исцеленья. Себя считают зрячими, как люди, Слепцы глухие, мёртвые как Ленин.

Господь зовёт к Себе и мажет мазью, Прозревший видит срам и наготу;

На площади зевак толпятся сонмы праздно, О нравственности пишут подобные скоту.

Одежду белую, здоровье, ясность мыслей При раскаянии в грехах даёт крещенье. О здравии своём и всех умей молиться,

В сынов Царя пропишешься из черни. 03.04.09.

Матф.10:37 – «Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня».


К чему привязаны мы более всего, Лелеем, выделяем одеждой разноцветной? Но Бог незримо разжигает горн,

В колодец, в узы: «На переплавку, детки!»

И самое любезное нам, без чего не жить, Страдания приносит, с дымом исчезая. Пройдут года и фараонов джип

Выводит в свет – и в Библии есть запись.

Превозмогая муки дальних расставаний,

Не можем заглянуть за дымку в неизвестность; Иные времена великих встреч настанут, Творца Зиждителя уже прославим вместе.

Конечно, проще бы друзей не заводить, Чтоб не давиться горечью разлуки.

Не строить кораблей для бешеной воды, Как позабыть – штормами часто лупит.

А хочется заботой кого-то окружить, Реализоваться на поприще служенья.

Но снова поворот, и к пропасти прижим, Опять, в который раз руководил мошенник.

На недоверии не выжить дикарям,

А верить каждому – какое безрассудство! Учил и бил нас Бог, видать, не зря,

Чтоб в закромах содружества не оказалось пусто.

Не только люди: вещи, птицы, скот Нас пеленают паутиной смертной. Наш эгоизм в гиганта прорастёт,

И ореол дозволенности нарисуем сверху.

Всё суета сует от суетности дымной – Настолько ж временно, почти одна секунда, Кадило разжигаем, глядишь, уже остыло, Проиграно стоймя, нежёваным продуто.

Иисус, Великий Бог и Вдохновитель На всякое добро и на разумный выбор. Тебе я изменял и мною Ты был битый.

В Твоих сетях хочу быть доброй рыбой. 07.01.09.

Еккл.3:21 – «Кто знает: дух сынов человеческих восходит ли вверх, и дух животных сходит ли вниз, в землю


Как виделось немногим обмиравшим,

Их некто спрашивал, что главное в их жизни, И тем вопросом подгоняет к страшному, Определять самим, насколько были низки.

Тут каждый начинает городить по-разному, На первый план выносит сплошную чепуху,

Дышала чем душа, к каким лепилась праздникам, А жизнь закончилась, едва успел чихнуть.

Апостол Павел вывел жизнью точный афоризм:

«Христос есть жизнь, а смерть – приобретение». На этом стой, за это стойко поборись,

Тогда и душеньку мы во Христа оденем.

И если главное – Христос, Его пример,

А это всё в Писании в подробности раскрыто, По эталону этому, по сей шкале примерь,

На том пути чтоб ни камней, ни рытвин.

Не о загробном мире в баснях любопытствуй, Живи сегодняшним, используй данный шанс; Любовью захвати всех тех, кто близко,

И не когда-то в будущем, а именно сейчас.

Пусть даже встречному случайному в купе, Успей о Сыне Божьем, о Боге возвестить, Предначертай распятого Иисуса и купель, Таков и должен быть христианина стиль.

Ни наши достиженья, встречи и знакомства,

Ни должности, ни знатность, пусть и до облаков, Но благовестие и к тем, кто нас не просит, –

И так же станет на душе твоей легко!

Любовь Христа к униженным и падшим, Обманутых попами, тяжко обольщённым; Мы целину сердец лишь языком распашем,

Не почураемся работы альтернативно-чёрной.

Вопрос о главном следует до смерти разрешить, Соединяя с тем, что в вечности настанет;

Всё прочее развеется как дым и миражи,

Всё строим на Христе, а Он есть Божий Камень. 11.04.09.

Иоан.2:16 – «И сказал продающим голубей: возьмите это отсюда и дома Отца Моего не делайте домом торговли».


Как же можно было в храме не заметить Беспутство, шум, торгашество, бардак,

И кто за беспредел такой в ответе? Священник же, конечно, вовсе не рыбак.

Твердел обычай, что как бы так и надо, Как под копирку нынешний бедлам.

В штанах шли женщины, раскрашены помадой – Никто не выметет с бритьём и прочий хлам.

Попы боятся на полсловечка выдать,

И оттолкнуть страшатся проходимцев. Любую падаль величают рыбой, –

Нет шанса мёртвым к жизни возродиться. И так всегда, пока Христос придёт,

И всем напомнит о торговле гнусной, Определит, кто жив, кто смертно мёртв… В патриархийном доме жутко пусто.

Всё проворачивают службы и молебны, Напропалую врут о Божьем Царстве.

Под патриархом не осёл, а мерин бледный, – И к чаше смерть сумела же прокрасться.

Как не заметить, столько же кричат

Об оглашенных и чужих на литургии верных. Евангелие – вот единственный рычаг,

Которым можно опрокинуть скверну.

Не видят же, не ведают, но свыклись, полюбили Базарный гул и дикость чуждых прихожан, Учиться бы у Бога, не спешить в погибель

За батюшкой слепым в гееннский жар.

И не дойти к Христу, Голгофскому Страдальцу, Без Библии в руках, в уме и хилом сердце.

Как разобраться, как греху не сдаться – К слепцу легко и дьяволу втереться.

Прозри, страна, доколе в мире свет,

А Свет духовный лишь Иисус воскресший. Без Библии, как видим, и пророков нет.

А так куражится в тряпье и трепле пешка. 22.02.09.

Пс.5:9 – «Господи! путеводи меня в правде Твоей, ради врагов моих; уровняй предо мною путь Твой».


Как распланировать мне предстоящий день, Все встречи вычислить заранее в маршруте.

В дороге нищему успеть подать, одеть. Голодных столько, Боже, не сожрут ли?

Всё по часам, минутам нужно расписать,

С учётом распакованных своих талантов, Опасна встречная в мельканье полоса, Пусть не заклинит гарью нужный клапан.

День обещающих побед и дележа,

Ещё лишь в замыслах, пока в пунктирных планах; Сокровища добра внутри меня лежат,

Без жадности раздать бы, вот что славно.

В молитве к Богу правлю свой маршрут, Сверяю память с Библией повторно.

Подъём критический и спуск опасно крут, – Стихи из Библии да будут мне опорой.

На угорелых сборищах о трезвости греметь, О чистоте среди заросших в хламе.

В берлоге встретится иной монах-медведь, И пёс бредящий лёжа, – и я попом облаян.

Всех обиходить, всех бы вывести к Христу Манкуртов. монстров, и слепых мутантов. И на пустынном злаки впервые прорастут, Во свете Библии рассвет в иных настанет.

Решает время, случай и скорая удача, Когда благословеньем Божиим укрыты,

Быть может, патриарх, как Пётр Апостол плачет. Да мало ли таких, при галстуках и бритых.

Конечно, всё предвидеть смертным не дано, Не раз напорешься на острые углы;

Вести себя прилично ночью, днём, – Ханжой, невеждой, так легко прослыть.

И если жив до вечера к постели возвращусь, И даже более, с прибытком и процентным,

Я без лукавства, искренне скажу: «Помог Иисус!» Бог сил подаст – все оскорбленья стерпим. 25.05.09.

Деян.20:7 – «В первый же день недели, когда ученики собрались для преломления хлеба, Павел, намереваясь отправиться в следующий день, беседовал с ними и продолжил слово до полуночи».

Как хорошо, что есть ещё воскресный день, От дел обычных смело отмахнулись.

Одежду лучшую, церковную одень, Облагородить чтоб собою мерзость улиц.

Воскресный день – он не седьмой, а первый, Седьмою Бог субботу нарекает сразу.

По-праздничному кровь пульсирует и нервы, Хотя сегодня праздник, но не лежим мы праздно.

Не колокольный звон, Евангельский призыв, Создать настрой и выстроить программу

На целый Божий день. Не спи, как паразит, Тропа не зарастает молитвенная к храму.

Как голуби слетаются к защите голубятни, Так чистые сестрички быстрее голубиц. (Неблагодарный мир в неверье спятил).

Их фимиам молитв, как воркотня клубись!

Воскресный день – упокоенья чудо, Настрой особый, и в пост мы без поста, На благовестие не выйти очень трудно, – Шесть дней потел и будто не устал.

По нашим рюкзакам, объёмным сумкам Евангелия массово и Новые Заветы.

День для души – насколько ж это умно,

И солнце пусть за тучами, особо как-то светит.

Воскресный день напоминает всем

О воскресении распятого Христа Иисуса;

С особым аппетитом кусок обычный съем. Расслышим голос Странника и в сердце впустим.

Воскресный день от суеты свободен, Заботы и труды для плоти отступили;

Поверь же Иисусу и это день придёт сегодня, Что можно, что нельзя познает щепетильный.

Смешно и грустно видеть в этот день Потеющих, от прочих дней его не отличая. Засох в пыли и сгнил до корешков тот пень.

Воскресный день всем праздникам начало! 13.09.09.

Гал.6:14 – «А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира».


Как человека можно умертвить, Тысячелетия корпят над тем вояки.

Но дышит и плодится прогнозам вопреки, И часто крепче камня эта слякоть.

К концу придут назначенные сроки, Ударит гром, разверзнутся гробницы.

И жизнь бессмертная в первичной упаковке Опять на первый круг вновь возвратится.

О жизни все пророки хлопотали,

И Жизнью нескончаемой Христос был явлен. О Нём Апостолы вещали ближним, дальним, Но нынче проповедь о том в опале.

Дел смертоносных всем невпроворот.

За удовольствие минутное тяжка расплата; Против рожна любви душонка прёт, Оправдывать же с детства грех так складно.

И никакие лекари, новейшие лекарства Нам не помогут, топчущим Писанье. Без покаяния всё тщетно, всё напрасно – Храм превращаем в брешущую псарню.

Жизнь во Христе, в святых Библейских строках… Благовествуй о том в долинах, на горах,

Напев Евангельский вмонтируется прочно – Восстать из праха всем давно пора.

Для жизни вечной сотворён Адам,

И как утеряно то чувство первородства? Христос – второй Адам был с неба дан, – О жизни Жизнь в смирении попросим.

Ложась в постель о смерти возвещаем, Лежим безгласные в гробу – не с одеялом. Бессильные соперничать с мощами, – Блаженны те, кто плоть свою распяли.

Мы к высшей мере все приговорёны Ещё в утробе, при самом зачатье.

Нас пеленают в саван из пелёнок…

Лишь во Христе познаем жизни счастье. 23.02.09.

Деян.26:2 – «царь Агриппа! почитаю себя счастливым, что сегодня могу защищаться перед тобою во всём, в чём обвиняют меня Иудеи»,


Какой же я счастливец, что побывал в тюрьме, Где вся страна – всемирная тюрьма.

Перед потомками не буду за эти дни краснеть, Гореть она заставила, не тлеть и не дремать.

Арест есть вспышка, счёт от «до» и «после», Иная ценность дням, часам, минутам,

Не только плоть, но обгорели кости, Расследовал себя во всём я совокупно.

Сознание оставленности Богом миновало, Глас благовестия не умолкал, но слышим; Лавиною допросы, обвинений шквал, –

Так для всего на воле я оказался лишним.

Тюрьма, этап, клоповник пересыльный, – Накапливался опыт на тюремных нарах; Читать Евангелие зэки попросили,

И черпал проповеди из запасов старых.

Первей всего стучал до Бога с просьбой, Молитвы дух дабы во мне горел,

Тогда меня во льдах не заморозит, И в январе узрю весну, апрель.

Моя судьба, мой крохотный участок

Сам Дух Святой пусть обиходит нежно. Суду Господню с нас должно начаться,

Тому противиться – признать себя невеждой.

Переоценку всю произвожу дотошно, Пустые разговоры нещадно отсекаю; Последствий тьму несёт одна оплошность, Библейский дух, вот истинный секатор.

Из потустороннего, как бы из-за могилы, Во все дела всё пристальней вникаю; Казалось невозможно, но превозмогли мы,

Я полномочный страж душе, а не викарный.

Тюрьма мой выбор грозно подтвердила: Кто со Христом, тот и в тюрьме свободен;

Без веры в Бога – яма, безнадёжность, гибель.

И каземат осветится, он тьме Голгофской сродни. 06.05.09

Евр.10:38 – «Праведный верою жив будет; а если кто поколеблется, не благоволит к тому душа Моя».


Канонизируют, кого в аду визируют… На очереди Сталин, Суворов и Распутин. Всех тех, после кого остались детки сирые, Кремлёвские визири лопоухих путают.

Как обмельчали души, беспутно опаскудились, До Страшного Суда решают участь грешников.

И празднички вкрапляют меж трудовыми буднями, Антихриста венчать им, рисуют с нимбом лешего.

Всё лгут, всё лгут епископы с глубокого спросонья, До ужаса трусливые, пред властью словно зайцы.

В свою канализацию, едва лишь похоронят,

С прокимном и акафистом вчистую будут маяться… Герои веры есть, их Дух Святой пометил,

И даже тень их души страдальцев исцеляет, Из уст вода рекой, отнюдь не из пипетки,

Не пустырём бредут – пшеничными полями.

Наставников достойно стоит помянуть,

Кто проповедывал не что-то – Слово Божье.

С достоинством их поприще увенчивает путь, Их слово и по смерти страждущим поможет.

Припомните столы, где на столах волы, Зарезанные в честь пришедших оборванцев. Раскаявшихся принять нам Сам Господь велит. Так плотно, даже трудно хозяину пробраться.

А клики ликования доныне не умолки, И радости отца нет меры и предела.

Смущённый забулдыга прикрыл свои наколки… Но на скамейках ныне ужасно поредело.

Награду получает пришедший в виноградник В одиннадцатом даже, в темнеющем часу;

Но Ангелы на небе и такому рады,

Венец канонизации, быть может, принесут.

Синод слепых Иуд и жадных Каиаф, Работорговцы душами, и водкой с табаком! Не надо куролесить, впадать от дыма в кайф,

«Прославленными» вами набит весь ад битком. 22.01.09.

Иов.14:14 – «Когда умрёт человек, то будет ли он опять жить? Во все дни определённого мне времени я ожидал бы, пока придёт мне смена».


Картину мысленно нередко представляю, Настолько явственно и живо, будто наяву: Пронёся Божий Дух над смертными полями, Сухие кости тотчас восстанут, оживут.

Здесь и убитые на всех фронтах и странах, Погибшие в морях и разных катастрофах, Дожившие до старости и умершие рано, Когда расстреливали и в анфас, и в профиль.

В одежде той же, в разуме всё том же

И их правители Нероны, Сталин, Гитлер. Но здесь они – никто – обтянутые кожей,

И кровь опять пульсирует отмеренные литры. Так отстранённо, с боку посмотреть бы, Эксперимент удался ли до общего Суда?

И Грозный Иоанн там не такой уж крепкий, И Пётр онемеченный финал на двойку сдал.

О прочих причиндалах и лизоблюдах явных И говорить не хочется, бумагу тратить зря. Им день один отпущен, раскаяться и в яму. Какими же они самих себя узрят?

И этим днём, плюсуемым до прежней жизни, Перечеркнуть грех можно в новом бытии.

Нет армии, армад, с червями только бизнес, По дню последнему и к Сущему прийти.

Картину ту заснять пора документально,

И надпись совершить, что смерть здесь – режиссёр; Из воплей страшных звук – исход у всех летальный, Спасённый тот, где грех Иисусом стёрт.

Но я... о. счастье, всё ещё живу,

И мне отмеренное время с продолженьем. Мой чёлн с Иисусом прочен на плаву, –

Потенциал на торжище, когда ты не отшельник.

Экран погас... вокруг сбежавши из ада.

Мы к вам не достучимся, и вы не вхожи к нам. Пока есть день, раскаяться всем надо,

Иначе снова всех похитит сатана. 02.09.09.

Иер.9:24 - “Но хвалящийся хвались тем, что разумеет и знает Меня, что Я - Господь, творящий милость, суд и правду на земле; ибо только это благоугодно Мне.


Кичливость, хвастовство никак не украшают! А если в этом есть народ весь целиком.

Есть Бог! О Нём пространно пел Державин, – Вот перед Богом Этим хвастун всегда слепой. Да, Бог избрал из всех лишь Авраама,

Да, обещал им выделить земли участок.

И явится молящимся в позолочёном храме. За непослушание же хлынут к ним несчастья.

И главное в главнейшем, что есть главней всего: Бог Иегова даст им Сына в искупленье.

И соберёт рассеянных овец Своих в загон, Единородный явится, вселенной всей Наследник.

Им дал закон по совести, чтоб мёртвых оживить, Открыл им замыслы и Богом их назвался.

Есть чем хвалиться: Бог их Опора, Щит, – Израиль же пошёл своим противным галсом.

Закон Всевышнего утерян, и злостно нарушали, Обетования забыли, сумели пренебречь; Роднились и братались с разнообразной швалью, Господне иго доброе сумели сбросить с плеч.

Когда же, наконец, им Сына дал Отец, Они Его отвергли, безжалостно распяли,

По всем обетованиям производил им тест,

Во все века за хищность давил в кровавой мялке.

Рекорды зла, хищений и диких грабежей, Злодейство революций и дьявольских интриг. Да вразумитесь же, избранники, ужель Хотите, чтобы Бог вас наголо остриг?

Избранием своим пренебрегли умело, Поизвратили всё, Талмуд вам вместо Торы. К антихристу на Запад поворотили стрелку, К погибели стезю тропили столь упорно.

Вам не кичиться, плакать, во прахе изнывать.

К Иисусу обратиться и Бог ваш грех изгладит, Отрите лик Христа, весь в жидовских плевках,

Запачканное кровью заменит чистым платье. 13.06.09.

Сир.12:32 - “От искры огня умножаются угли, и человек грешный строит козни на кровь”.


«Не играй с огнём!», – мы говорим, Усмотрев опасность в этом деле.

Не шути, иначе мы сгорим

На посту, на кафедре, в постели.

На молитве мы стоим на страже – Огненная плавка полыхает.

От страстей зола да пепел с сажей – Мысль испепеляется плохая.

Блики пустословия и смеха

Над другим всегда, не над собой. Обгорелая под ветром тает веха – Там обиду не залил слезой.

Огненные речи… Безразличью

Места нет – Божественная ревность. Обличенья, не смотря на личность. Временное видим всюду, бренность.

Пламенные речи серафима

Из Апостольских посланий и до нас, От Климента из Анкир, Анфима…

«Сжечь всех христиан!» – пришёл приказ… Порох неокрепшим детским душам,

Из учебников напалм, младенцам спички – Керосин-бензин вливают в уши, –

По помойкам заграничным ищем.

Звёзды, космодромы проституток, Блудников, сгоревших содомитов. Здесь, как говорится, не до шуток, Через мелкое просеять нужно сито.

Сжечь учебники – программы по разврату, По ветру развеять дым заразы.

Педофилы в ГорОНО, пираты Возжигают похоти миазмы.

Илия-пророк, явись с мечом:

«По программам школьным – огнемётом!!!»… Не скажи: а я-то тут при чём?..

Кормят деток ядом или мёдом? 27.05.02

Пс.121:1 – «Возрадовался я, когда сказали мне:

«пойдём в дом Господень».


Ко дню воскресному готовиться не учат, Придёт и отдохнём, к тому причины есть,

И изощряются, кто подороже, круче,

И круговерть столетия средь женихов, невест. Считается, что если выпал выходной, То надо спать подольше, дать разгрузку.

А уж потом на зрелища, на пляж пойдём, – И так не только у одних, у русских...

И в праздники, и в будни живите для Христа, (Представить оговорок враг горазд).

К Христу поближе будьте, старайтесь не отстать, Он щит, – в обиду верных не отдаст.

В день воскресения Христа, Его победы, Ликующий твори гимн славословий;

Здесь праздник праздников для самых бедных, С тех пор, как в сети их Господь уловит.

Молитвой, как обычно предвари рассвет,

И душу разогрей библейским содержаньем, И не один куплет да будет рано спет,

И даже в холод станет на душе так жарко. Да не с пустыми явишься руками, – От нас зависит и печаль развеять.

Привет и тем, кого не раз ругали,

И с каждым разом окажись живее.

На выходе и входе молчаливым будь, И случая ищи раскрутку речи дать,

На языке узришь тогда десятки пут. Во всеоружии на фронт пошёл солдат.

Готовность слушать наивысшей пробы… Слова Христа из всех проповедей.

И это слово лечит и коробит, – Что так сие, из дали всё видней.

К больным, а их и ныне с преизбытком, Истраться, время, деньги не жалея.

Не все и не всегда вполне бывают сыты, Одежда пурпурная снегом забелеет. 03.05.09.

Иоан.4:38 – «Я послал вас жать то, над чем вы не трудились: другие трудились, а вы вошли в труд их».


Компьютер стал знаком пока чуть-чуть, Печатаю, верстаю и многое другое,

Тома толстенные десятками мечу,

Спина едва выдерживает и ночами ноет.

На этой технике, как чуде совершенства, Хлеба пеку, пакую по корзинам.

Боюсь не досолить, безвкусным сделать, пресным, Не раз попы за это анафемой грозили.

Освоил чуточку компьютерный язык, Здесь столько комбинаций в том же ворде,

С пейджмейкером уже по-свойски так привык, И не такой профан, как прежде вроде.

Как пишут: некто где-то Тим Бернерс-Ли, (какой он есть, взглянуть, блеснуть знакомством), Он Интернет родил и думал ли,

Что растревожит всех до самого погоста.

Международной сетью разом захватил И поволок со дна и бездны мрака.

Такую свалку выволок, там атом и тротил, Что ужаснулся бы, куда свой ум потратил.

Но если бы вошёл он в лучший сайт, (В виду имею я не чей-то, только наш, Я пригасил бы: Тимофей, присядь.

Запомни: к истине. Возьми себе на карандаш!

Какой он нации, лобастый Тимофей, Учился как, додумался как скоро, Враг напечёт и здесь своих «конфет», И правды ради, правы все укоры.

С любого места, можно в сайт войти, Страницей названа ячейка с тайным входом, А там, как многие тебя не знают, Тим,

И совесть в том не мучает их вроде.

Так хочется тебя узреть, изобретатель, Дать Библию в подарок, творения отцов.

Чрез Интернет я с благовестием стучусь, как дятел, От голоса Христа не скрыться на засов. 27.03.09.

Мрк.12:7 – «Но виноградари сказали друг другу: это наследник; пойдём, убьём его, и наследство будет наше».


Кому достанется содеянное мной, Кто по-хозяйски будет всё транжирить? Об этом тосковал премудрый Соломон, – А мы на это взглянем много шире.

Я говорю не о жилье и прочем,

На чём печать моих трудов, стараний. Духовный труд рассмотрят, опорочат,

В зародыше сожгут или отправят в страны.

От нас, ушедших, в этом толку нет,

Мы повлиять не сможем в самом малом, Тогда всю тяжесть примет Интернет,

И позаботиться о том пора настала.

Всё, чем богат, в чём преуспел доселе, Отдал, доступным сделал миллионам… Нам говорят, что в том мы преуспели, Оцифровать успели бывшее на плёнках.

Мои сокровища, мой ум, глаза и голос

Для жителей земли, где чают воскресенья. Благовествуя всем, не оказаться б голым, Лишь только Бог по правде всё оценит.

Стараясь Богу угодить всецело,

Я не заботился об угожденье сильным,

Всю жизнь на мне хула-ехидна провисела, Кому не лень с остервененьем били.

Особенно монахи и дерзкие попы При имени моём безумно лютовали. И тень мою старались пнуть, лупить,

Архиереи плющили на грязной наковальне. Моим наследием весь мир обогащу,

Вы только распечатайте, с молитвой рассмотрите. Святую Библию несу и палачу,

В привычной какофонии мою расслышьте скрипку, А если видеть по большому счёту.

То я не отстранюсь делянки образцовой. Мои наследники продолжат дело чётко,

Во славу Сущего, по слову Иеговы.. 08.05.09.

Евр.12:1 – «Посему и мы, имея вокруг себя такое облако свидетелей, свергнем с себя всякое бремя и запинающий нас грех и с терпением будем проходить предлежащее нам поприще»,

Конечный, общий, частный результат

Не просто просчитать и высветить объёмно, И где гарантия под роспись и печать,

Кто трудится от сердца, а не как наёмник.

Не на неверии, к рисунку на сплошной стене, Не к коммунизму призрачному – к горю, Бежать, другим не застить свет в окне,

И с откровением Христа отнюдь не спорить.

Уверенности нет ни в чём, да и ни в ком, Что до конца пробьёмся к общей цели.

Там крестят с погруженьем, не песком, Там по Писанию глаголют, зря не мелют.

Не безусловно Бог гарантией украсил, Обетования о вечности и Царстве неземном, Но, если мы избавимся от страсти,

Доверие к Нему – ответственным звеном. Условия – водимым быть Святого Духа гласом, Себя отвергнуться всецело, без остатка.

Такой Христом пропитан и обласкан, Любая горесть с Богом станет сладкой.

Конечная цель жизни оправдает,

Не зря толокся, портил свежий воздух. Спаслись не поясами, седыми бородами,

Обложенные щедростью – смоковница с навозом.

Не отречётся Бог – у Бога слово твёрдо, Кто веру подтвердит делами благородства, Обители уже готовы патриотам,

Одежды лучшие и обувь – всё по росту.

Уверенье Слова, не нашего, а Божьего, –

В доверии в стабильность введёт и малодушных. Вечный Бог и мы – не ищи похожего,

Схожесть проявляется, когда Творцу послушны мы.

И в конце, у финиша, оглянусь на поприще, Там ошибок уйма и непоправимых.

На мытарствах вызволит, если не заропщем мы, Ангелы нас встретят, а может, херувимы. 03.04.09.

1Цар.22:22 – «И сказал Давид Авиафару: я знал в тот день, когда там был Доик Идумеянин, что он непременно донесёт Саулу; я виновен во всех душах дома отца твоего».

Копьё одно вонзилось в Иисуса

В музеях нет и в римских экспонатах. Где тот сосуд, где впитан губкой уксус, – А те предметы даже очень знатны.

Но кто готовил тот сосуд, копьё, Предчувствовал ли, дрогнули ли руки, Что Сам Господь за нас всю горечь пьёт, Где только псы лизали наши струпья.

И если Малх безухий не утерян, Ахитофел-удавленик в Писании помянут, Из доли той горелый запах, терпкий –

Не благовоние, душица или мята,

И среди нас в раскладе эпохальном, Вершится нечто, скрытое под спудом,

На грани с вечностью о многом будет жаль нам, Не разгадавшим, что служило к худу.

Штыки и пули кто то же отлил,

И запаковывал в Екатеринбург далёкий. Ещё затишье, нет команды «пли»,

Те пули не пронзили сердец и лёгких. Для памяти ефод и Голиафа меч.

Хранились в скинии, ненужными казались. Ты в окружающем на пользу нужное заметь, Минуй Далид, податливых Вирсавий.

Везде есть некие для памяти зарубки, Всё окружающее нас – сплошной музей.

Взглянул на дерево – Аман возьмётся грубо, – Тысячелетие евреям на Пурим глазеть.

Музейной затхлостью обрядность староверов С упрямством динозавра и превозношенья, Напомнило, когда в подвал открылись двери, Враз атакуют недотроги-шершни.

Всё режущее, колющее вытрясет этап, При случае оно подтянет нас к Голгофе.

К внимательным примеры со всех сторон летят,

И раскаянье вызовут музейной дали «охи». 26.02.09.

Евр.5:12 – «Ибо, судя по времени, вам надлежало быть учителями; но вас снова нужно учить первым началам слова Божия, и для вас нужно молоко, а не твёрдая пища».

Котёнок больше матери размером, Припал к её соскам, она же нежно лижет. К себе седому, походя, примерил,

Как выгляжу, не стать бы много ниже.

Смотря по возрасту, как упрекает Павел, Нам надлежит давно учителями быть;

А мы… кого и кто из нас наставил,

В духовном, так же не забыв про быт?

Нам два сосца – Завета два Библейских Даны Творцом, всесильным Иеговой.

Он нас избрал… конечно, это лестно, Невесту из души всецело приготовить.

Восторженно на пир Зовущий встретил: Откликнулись, пришли на брачный пир! Я чту царя, везде его портреты,

А вне: табак, наркотики, чифир.

Как не пойти на брачный пир царя, Где пей и ешь, как скажут, до отвала; Ни раб, ни царь не станут укорять, Что от хозяина нам много перепало.

У двух сосцов залейся молоком, Питались предки предков отошедших. Любовью нежной к Пастырю влеком. Молитву благодарности прошепчем.

Нам твёрдой пищей сердце укреплять, Усвоивши начатки, быстро продвигаться. Есть ниша каждому, как в сцене по ролям, Жить для Христа и не прельщаться властью.

Наш ласковый телёнок маток двух сосёт, Бодливому же от родной в бока рога.

Кто побеждает с Богом, наследует тот всё, Ленивого же с детства будут отвергать.

Так из ничтожного события, вскользь, мимоходом Подмечено осмысленно полезное зерно;

Писанием пропитанный всё к Божьему подводит, И опыт с приращением Хозяину вернёт. 24.03.09.

Иер.6:15 – «Стыдятся ли они, делая мерзости? нет, нисколько не стыдятся и не краснеют. За то падут между падшими, и во время посещения Моего будут повержены, говорит Господь».

Красная смородина… Любая краснота Напоминает верующим страшный гнёт Голгофы, Мир распинал пришедшего спасти его Христа, – От тех страданий наши – лишь мизерные крохи.

Весь человек в грехах – краснеет пурпур, Виновность подтверждая ежедневно;

Грех исказил в нас райскую натуру, Там в виде змея постарался демон.

И стоит это знать и лично осознать, Возможность воскрешения себя, как мертвеца; От Духа Божия в нас отразится знак,

И мёртвенность свою не будешь отрицать.

С Христом Иисусом мы неодолимы,

В Крови Христа спасенье, сила, мощь. Мы все из праха, из Эдемской глины,

С Христом не слабы, нас не превозмочь.

Вы слышите, как я хвалюсь Иисусом? Вы видите, как мы сдружились с Ним?

Не на прямой дороге только, но на спусках, И там, где от деревьев остались только пни.

Кроваво-красный след Его заметен,

Ни на полшага в сторону – следы не утерять. На тысячи вопросов от Христа ответы, Конспектами Библейскими заполнена тетрадь.

Чернеет кровь на жертвенных холмах, Сознанье клинило виновностью в потёмках; Враг поспешил нам крылья вовсе обломать, С тех пор и рвётся там, где стало тонко.

И семафорит красным только «Стоп!» Запреты разные – не прикасаться лучше. Не признающий это – сущий остолоп, Его грехом раздавит и расплющит.

От красных ягод пламенеет лес, Закат пурпурный кровь напоминает;

В пяту нас жалит змей – мы каждый – Ахиллес. Грех и одетого разоблачит до майки. 27.07.09.

Исх.29:37 – «семь дней очищай жертвенник, и освяти его, и будет жертвенник святыня великая: всё, прикасающееся к жертвеннику, освятится».


Кресты поклонные наставили попы, При въезде в сёла, в населённых пунктах; И там, где вздумают с усталости попить,

И даже там, прости, Господь, где пукать.

Кресты поклонные, разлапистые книзу, И никому они до смерти не нужны;

Никто не кланялся Христу при коммунистах, Теперь терновники с лихвой лихой пожни.

Рецептов тьма, как с болью разойтись,

И нет ни одного, как воскресить умерших; Младенцам от рожденья уже больничный лист, Век просвещения тот список не уменьшил.

Душе Адамовой нужны глаголы Иеговы, Дух покаяния, животворящий запах.

К ковчегу-Церкви Божий гнев подгонит, Не воспротивься, чтоб потом не ахать.

Живое слово и к уже отжившим. Минуя кладбища, поклонные кресты, Пока потоп не превратит нас в жижу, –

За гробом только вопли: «Господи, прости!» В истории кресты, крестовые походы, И на груди ретивых крестоносцев,

Всё ж не язычники, а христиане вроде! Расхлёбывать их кровь придётся после.

Кресты наколоты у зэков сверхпреступных, В картёжных играх хлещутся крестами.

Без крестного знамения такой и шаг не ступит, От этих крестоходцев до зела устали.

Крест в свастику с разбитыми концами,

В масонских символах с ничтожной сердцевиной. Из бронзы, дерева и даже из кристалла,

На головах, на башмаках, на спинах.

Но в час прихода с неба Бога Судии, Единый крест на небе водворится.

С крестами грешников тот будет Крест давить,

Тот День крестопоклонный где-то вовсе близко.02.11.09,

Деян.21:28 – «крича: мужи Израильские, помогите! этот человек всех повсюду учит против народа и закона и места сего; притом и Еллинов ввёл в храм и осквернил святое место сие».

Крик превозмог, он был неуправляем, Пилат махнул рукой на прежнее решенье. Правитель и народ меняются ролями, Смутьяны торжествуют словно шершни.

Сегодня да, по вашему раскрутка,

И истина пойдёт смиренно под топор. А далее подход к расплате жуткой, – Бог на расправу справедлив и скор.

Кричат трибуны, обуяны спортом, Орут неистово, безумием кичась;

В свои мыслишки дьявольски упёрты, Совсем не видя с жизнью расставанья час.

Народ неистов, жертва похотенья, Молитвы чужд и с Богом связи нет; Безумства ночь днём воскресенья сменит,

Всё бывшее – мелькнувшее в кошмарном сне.

Крик оголтелых, к сборищам привыкших, Мозги таранит, топит святую тишину.

Никто здесь разума и доводов не слышит, Ведь в море страсти так легко тонуть.

Бог вопрошает со страниц Писанья, Вопрос отдельно, к каждому конкретно. Расслышат те, кто с Ним соприкасались, –

Греховный пурпур Кровью Иисус отбелит.

Молчанье полное у здешних крикунов,

Когда на Страшный Суд подтянут на вопросы. Беспечностью бравируют, что нам, мол, всё равно, Курится ладан в храме или папиросы.

Воображение не развито у глупых,

Орут и рвут в безумии голосовые связки. Сучат ногами буйно, во что попало лупят, В болотных предрассудках тяжко вязнут.

Кричат жиды, Апостолов схвативши, Вопят, распялив пасти до ушей.

О, как смиренным не хватает тиши.

Всех крикунов Бог выгонит взашей. 17.07.09.

Иез.37:3 – «И сказал мне: сын человеческий! оживут ли кости сии? Я сказал: Господи Боже! Ты знаешь это».


Кромешной тьмой нелюбящий накрыт, Скрежещет злобою, и сыплются проклятья. Льву подражает и издаёт свой рык,

И кроет всюду матом, ни на кого не глядя.

Страшнее жуткой кары не мог изобрести, Уже при жизни ад при скрежете зубовном; Сравнимый глоткою с чудовищем морским, Вождём становится, подобный бомбе.

С трудом слова со смыслом подбирает,

Но причащается… в душе запеленгован дьявол, И по зубам видать его родство с пираньей, Расклад один – придти к Иисусу с явкой.

Таких «героев», жуть сорвиголов, Забиты тюрьмы ими, на эшафотах тесно. Так вал за валом – дьявольский улов,

Ад всех заглатывает и никак не треснет.

И в эту тьму веков Апостолы врубились, Провозгласили жизнь при свете ярком;

Где шли они пешком – теперь в автомобилях, В обратном направлении уже текут подарки.

И мы, ничтожеством превыспренне хвалясь, Несём Божественный разбавленный призыв; И нас преследует епископская власть,

Семинаристов кодла – расхристанных верзил.

По мере сил и даже чаще сверх того, Засев наш в сроки сжатые проходит.

Во всём корысть провидит коммунист-совок, С попом в симфонии натравят при народе.

Власть тьмы бессильна при Библейском свете… Глашатаем Христа ты можешь ныне стать,

На тысячи вопросов сумей тогда ответить, В центр и во главу ставь Господа Христа.

Мы свет Христов в поповской жуткой тьме, Евангелие тысячами по домам разносим, Свидетели Иисуса... и трогать их не сметь!

Дохни Дух Божий, да оживут все кости. 02.10.09.

Иоан.9:15 – «Спросили его также и фарисеи, как он прозрел. Он сказал им: брение положил Он на мои глаза, и я умылся, и вижу».


Кто Библию полюбит, как я её люблю, Тому я обещаю возможность исцеленья. Трапезу удивительную из 77 блюд –

Нередко выбивался до первых, быв последним.

Как будто бы в семье ничто не изменилось, И ты всё тот же вроде, не изменился вовсе;

Страх Божий выжигает оставшуюся гнилость, И страхом Божьим сокрушает кости.

Настольной Книгой стала, а не в сейфе, Живительный родник, колодец на ветрах. Быть верным до конца, совсем не сдрейфить, Не потерять бы главного среди утрат.

Одна пшеница, но на сотни блюд,

От манной кашки люлечным младенцам. На корм скоту и птицам наполнить клюв, Внимательней бы стоит оглядеться.

И слово Божие в излюбленной манере, В начале скрыто, утопаешь в тайне.

Потом кусочек, стих один отмерит, Смотря, насколько кто тот груз потянет.

К смиренным повернётся не спиною, Таинственное высветит, как всполохи зари. На всё прочитанное взглянется по новой. А устоявшееся в прах всё разорит.

Я испытал, узнал, вкусил и выжил, От радости познанья слепота сползла.

Конь белый проскакал, затем кроваво-рыжий, И бледный конь, и смерть – источник зла.

Всё Библия, всё Книга книг в знаменьях,

В услышанном и читанном мы лезли в темноту, Не знал, как быстро прошлое они изменит,

На голых скалах нивы рекордов прорастут.

Авторитет и Абсолют для важных ссылок, Ведёт события под снайперский прицел; Под панорамой истины гипотезы остыли,

На всех экзаменах теорий оставался цел. 25.07.09.

Еф.2:12 – «что вы были в то время без Христа, отчуждены от общества Израильского, чужды заветов обетования, не имели надежды и были безбожники в мире».

Кто жил без Бога, строил коммунизм, Писал романы, пыжился под рифму,

От перестройки с шумом получает клизму. Корабль распался на подводных рифах.

В том стане были же свои энтузиасты,

Не только горлопаны на праздничных трибунах; Кровавой пеленою зенки и свет им застит, Прошлись по миру хлеще бывших гуннов.

Их имена забыты, сбиты, вовсе стёрты,

И преданы проклятию от нынешних потомков. Служили не Христу, а людоеду-чёрту,

И сгинули во мрак из сумрачных потёмок. Кто жил без Бога – в горе околел, Отобразив в зрачках застывший ужас.

Забвение наследовали и зловонный тлен,

А о бессмертии вопили друг перед другом тужась, Нет ни Союза, ни злодейской их КПСС,

Остались КГБ с её патриархией.

У мавзолея стражники, но изверг не воскрес, Упырь и вурдалак, безумнейший рахитик.

Кто жил без Бога, вовсе он не жил, Смердел поганец, блудный живоглот;

Сей Ирод на младенцев примерял ножи, Он в Библию святую, остервенясь плюёт.

Не приведи, Господь, остаться одному,

У свинского корыта забыв об Отчих ласках. Таким и на горах придётся утонуть,

Им о возвышенном толки, но всё напрасно.

Ни помолиться утром, ни днём и ни в ночи, Всегда сгорая в жуткой одиночке,

От зла неверия не просто излечить, Пока с Христом знакомишься заочно.

Уж лучше не дышать и вовсе не родиться, Чем скорбь глотать в болезнях непрестанных; Таким и Царство Божие совсем не пристань,

Свой голос не вплести в небесную осанну. 26.06.09.

Кол.1:10 – «чтобы поступали достойно Бога, во всем угождая Ему, принося плод во всяком деле благом и возрастая в познании Бога»,


Кто из ничтожного полезное извлёк, Его уста к Господним можно приравнять; Тот мысль очищенную снарядит в полёт,

И силу благодатную Бог шлёт к его корням. Ничтожным, как навозом обложились, Не в силах чуточку завесу приоткрыть.

Активно надо жить, и мысль – в ином режиме. Нельзя же только чавкать у свиных корыт.

К примеру, пыль повсюду оседает, Мы моем, чистим, даже пылесосим.

И накрывает частника его зола седая, – Жуём и с нею спим, не замечая вовсе.

Вот так грехи привычные и наши согрешенья Роятся, по обычному не замечаем вовсе;

От ног овечьих пыль парит порой вечерней, Незримо тянется до самого погоста.

Есть Церковь Божия, есть исповедь в тиши, Священных рук святое лобызанье.

Слова Писания помогут прочно сшить, И наверстать, где жутко опоздали.

Из отрицательных примеров и событий Себе на пользу, и на пользу ближних

Извлечь старайся нужное – не будешь битым, А иначе, – мы только раны лижем.

Молясь, читайте Библию, вникайте непрестанно, Себя в событиях пытайтесь разглядеть.

Одну из ниш для сердца опростайте,

Себя узреть среди тогдашних тяжких бед.

Ничтожество своё под гения не крась, Поправку привнеси к тогдашним вкусам. В какую ямину и в ил полез карась,

В уюте и в тепле, конечно, тотчас струсим.

Из незначительных нюансов и оборотов речи Святых пророков, некогда гонимых,

Пользу извлечём и тем себя излечим,

Ничтожное возвысится под радугою-нимбом. 13.10.09.

Иез.34:2 – «изреки пророчество и скажи им, пастырям: так говорит Господь Бог: горе пастырям Израилевым, которые пасли себя самих! не стадо ли должны пасти пастыри

Кто не родился свыше, по существу он мёртв, И о духовном с ним не потолкуешь.

Сей старовер настырен и упёрт, Двуперстие своё преобразует в кукиш,

С рождения дитятя любит молочко, – Ты понимай, что есть духовный голод.

В беседах о небесном он не торчит молчком, Он как сосуд с вином, до верху полный.

Вот рост такого явный и для ближних, Особенно придирчивых к друзьям Иисуса; Он щедр на благовестие, не инок Плишкин, На неугодное ему не будет дуться.

Рождённые от Духа, не по-поповски святы,

В делах возвышенных и жертвенных поступках; Они сознались, что грехами смяты,

За всё во всём погибли совокупно. Капитуляцию слезами ясно подтвердили, Доверились, поверив, что им Христос – Спаситель. Им на руки с печатью Божии вердикты,

Что приняты Иисусом и Духа испросили. Их верность слову Божью потрясает,

Авторитет великих считают за ничто; Они в ряду и с Павлом и с Исаией, – Перед угрозой злых не падают ничком.

Переродившийся уже с иной природой,

Он ревностен, стремителен бежать на благовестье. Традициям слепых, преданиям не предан,

И только с погружением попов мочёных крестит. Оставьте мёртвым возиться с мертвецами, – Гробы окрашенные сумрачны, свирепы.

Они соборами, Синодами, анафемой бряцали,

И проповедь глушили для собственной потребы.

Христовым Духом вся живится тварь,

В рост поднимаются Евангельские всходы. Проспали мусульманство и иудеев встарь,

В среде своей родили монашеских уродов. 27.01.09.

1Тим.6:4 – «тот горд, ничего не знает, но заражен страстью к состязаниям и словопрениям, от которых происходят зависть, распри, злоречия, лукавые подозрения».

Кто ныне знает некоего Февду. Галилеянна Иуду в смутной Иудее,

И их последователей, рвущихся к победе? Тысячелетия спустя, кто любит их, жалеет?

А это были некогда достойные вожди, Желавшие евреям свободы, даже счастья. Когда воскреснут, что же впереди.

Ведь с Церкви Божией Суду тому начаться.

Придут Атилла, и нероны после,

Про Ленина и Гитлера припоминаем к месту. Тиран грузинский, людоед Иосиф.

Да мало ли являлось выродков и бестий! Они сжирали всех, подчас своих,

В кровавой пене морды вурдалаков. То депутат, то шнырь, бесовский псих,

От них и царь низвергнутый заплакал.

А время движется вперёд неумолимо, Отщёлкивая выборы толпы прелюбодейной. События всё гуще, и все к Иерусалиму, Двурогий выпрет зверь, на рог подденет.

Его мессией примут и воцарят жиды, Масонский выкормыш совсем невдалеке. А это есть антихрист, источник зол, беды, Все царства мира превратятся в склеп.

И это чудище три с половиной года,

Как изверг повсеместный и антихрист общий. Лишь для огня окажется в конце пригоден, Во храме сядет, богом стать захочет.

Минует срок в пророчествах тогдашних,

И с неба явится Господь Христос во славе; И имя Господа есть щит, стена и башня.

Непобедимыми соделает и самых слабых.

Блажен, избравший Иисуса Другом, Причисленный в Его войсках к героям. Христа и Библию преискренне возлюбим, Себя к войне за истину настроим. 31.08.09.

2Цар.22:26-27 – «С милостивым Ты поступаешь милостиво, с мужем искренним - искренно, с чистым - чисто, а с лукавым - по лукавству его».


Кто подумать бы мог, что с Давидом был Бог, Даже братья родные в лицо клеветали.

Но диавол от камня поникнул и сдох, – Этим нас утешает из космической дали.

Самым малым воспользуйся, не пренебреги, Страх сильней огнемёта в пастушеской сумке. Верных вычислить надо, где друзья и враги, Только с мужеством руки за камнем просуньте.

Нет, не просто, не враз посчитаешься лишним, – Страх и скромность рутинны и грех монотонен; Быть полезным на опыте, а не из книжки,

Со Христом даже в бурю с Петром не утонем.

Бог заделия ищет, чтобы к нам достучаться И умножить всё то, что у нас на столе.

Даже хлебцы и рыбки – нам не малое счастье, В стужу тяжкую многим не дать околеть.

Не стыдись даже малым Христа угостить, С суетою Марфуши награды лишиться; Экономным в подмогу сочельник, посты, – Нафталинить не следует зряшно пожитки.

В малом тоже изюминка есть и была, Для елея сосуды с добротой Елисея.

Не скупись, дабы детки не спились дотла, Мы в утробу голодных добротою засеем.

Если дом твой почти что гостиницей стал, Если ты не лелеял разбухших сберкнижек,

Стук расслышишь и примешь, накормишь Христа, И во свете любви не обрящешься лишним.

Испытай, пригласи, опасенья отбросив, С поучения Библии круг расширяя.

Пусть раздвинется тьма с разрешенья вопросов, Так у праотцев было, их восхвалим с шатрами.

Даже листик один, даже книжку одну,

Вслух читая, умножишь, в сердцах отпечатав; Совесть нужно будить, не давать ей заснуть, Целомудрие высей ребятам, девчатам. 29.01.09.

Рим.14:4 – «Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его».


Кто я, каким предстану на Суде,

На том Суде, где Бог лишь неподсуден, Где всем стоять, где не на чем сидеть, Сидит Горшечник, а перед ним сосуды.

Кто я тогда со всем, чем я считался,

Со знанием, богатством, бездельем, нищетой. Винить других не будут, тыкать пальцем.

Здесь каждый станет личностью, не на реке щепой. Мы видели плакаты «Сотвори себя!» Преобразились в Иисуса образ.

Путь к совершенству от головы до пят, Когда не спим и в нас потоком бодрость.

Кто я, моё отличие и даже превосходство Над тем, вчерашним, кем был недоволен? Тащить себя из трясины непросто, – Смотреть привыкли с наших колоколен.

Чем дальше, больше душу познаю, В сердечных тайниках такое вижу! Весь ужасаюсь и кричу: «Каюк!»

Как допотопный, превращаюсь в жижу.

Желанием добра вполне пресыщен, Но сделать оное, увы, не нахожу.

Во свете Библии скудна моя наличность, Вид деловитости, а там… навозный жук.

Кто я? Такое выпрет, только ахнешь,

До старости не умирают в теле страсти.

И не подстелешь, падая, чтоб было мягче, Невоздержанием как душеньку украсишь?

Поняв своё ничтожество, Иисусу предаюсь, Прошу переродить и быть водимым Духом.

«Очисти и омой, твори меня, Иисус», – Воплю о том, от слёз лицо опухло.

Я – сын Царя Небесного, живой христианин, Свидетельствую всем о дне преображенья.

Делами и молитвою Христу слагаю гимн,

Во мне зажжённый свет да не померкнет. 14.04.09.

Матф.7:13 – «Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими».


«Куда пошла?!» - кричу весь день коровам, На лучшем пастбище пасущимся с утра.

Не на горах – на поле самом ровном, – Не устаю всё тоже повторять.

И ломится скотинка оголтело

Туда, где ей не светит в прошлогоднем; Луплю с прибавкой по ушам не целым, Не приучу к разумной их свободе.

К себе сравнение пришпилю без труда, Очеловечив чуточку свою утробу;

За многое табу придётся нам рыдать, – Везде упрямство, как по венам тромбы.

Не сравнивать не хочет нас Господь, И из истории шрапнелью стукотит.

Так нет же, в ту же прорву, словно скот,

И на блевотину врагов всё тот же аппетит.

В срамной Америке с законами масонов Уже отбрасывают многие поделки,

А русские хватают всё спросонок, Глотают самое ничтожное, что мелко.

Бессовестность наследственная, как и бесшабашность Ополовинили народ, примеры предков.

На брата брат всё так же в рукопашной,

И раскаяние в расколе неимоверно редко.

Чего бы, кажется, не сесть за Божье Слово, За лакомства приятные у Бога Иеговы.

Так нет же, лижем нечто баснословам, Да и платить не малое за то готовы.

Вол знает ясли, полную кормушку, Упрямая свинья подпрыгнет от чужих,

А человек-глупец, развесив уши слушать, Готов сглотнуть, над чем смеётся жмых.

«Куда пошли?!» – вопят пророки скорби;

«Куда вы прёте, детища ехидны ядовитой?!» Греховный груз до срока стан наш сгорбит,

Ведь за одним грехом с гаремом катит свита. 09.10.09

Лук.10:42 – «а одно только нужно; Мария же избрала благую часть, которая не отнимется у неё».


Куражится попы над паствою слепой, И прихожан слепотствующих давят.

Анафемой грозят, красуясь над толпой, Но Бог грозит им раскалённой лавой.

За Слово попранное ответ держать пред Богом, До праха выметал и выжигал смердящих;

Не смейте Слово Иеговы трогать,

И под себя его подделывать тем паче.

Меняются эпохи, кланы и жалкие цари, Стираются последствия интриг дворцовых. Но Божий гнев на тех из них горит,

Кто в Библию вторгался с человечьим сором.

Кто выдумкам монашеским давал зелёный свет, И цензоры душили все обличенья гласы; Пророческие гласы выбросив в кювет,

Всю жизнь народ держали в первом классе.

Гнев Божий яростный ожесточал рабов, Они крушили храмы и попов на дыбу. Кремлёвский горец, табакур рябой Припомнит сгинувшие барские обиды.

Людей томили на богослуженьях, И лён курящийся столетия чадил.

В дверь ломится сплошное пораженье, Съедят и пепел брошенных кадил.

Давно ли смерч деревья вырывал,

И никаких заступников, мудривших безнадзорно. С имуществом церковным жидовский караван, Увозит вожделенное в антихристову прорву.

Смотрю в глаза поповские пустые,

В них нет ни веры. ни искорки огня. Жизнь замерла, в параличе застыла…

Что вскоре снова ждёт, им не дано понять.

Опомнитесь, наследники обрядности, традиций, Зовёте к Чаше, в храмы, а вовсе не к Христу. Под колокольнею собравший вас антихрист…

Плоды безгласия, бездушности уже растут. 20.03.09.

Откр.3:19 – «Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю.

Итак будь ревностен и покайся».


Лаборатории работают, не спят на полигонах, Идут эксперименты без устали века.

Для уничтожения считают всё пригодным, Но человек не вымер и жив ещё пока.

На землю для спасения сошёл с небес Спаситель. Как отразился в нас Его приход внезапный?

С волхвами запылёнными дары Ему несите,

И склонится к Востоку объюродевший Запад.

Жизнь воцарится в нас, иначе, неземная,

И смерть уже не властна, не одолеет страхом. Наш опыт передать пришедшим всем за нами, Жизнь без Христа тогда ненужная зачахнет.

Не термоядерный самум, не смертный голод Смерть привлекали царствовать в отживших. Безверия колчан безумием был полон,

И приговором страшным завершится.

У христиан есть столько полномочий С инфляцией бороться и с заразой.

Христос воскресший обещал помочь им, О, только бы мы не сидели праздно!

Кто знал, что надобно всегда творить добро, И не творил, тому смертельный грех!

Молчальников-монахов вновь пустят под топор, Пескариков премудрых всех из-под застрех.

Активно зло, злодействуют злодеи, Рождают ереси, сознанье заражают,

Нет радости в грехе, они в грехе балдеют, Улыбки нежные сменили конским ржаньем.

Враг сонмом вирусов ворвался в Интернет, И инфицирует злодей исподтишка.

Грядёт антихрист, тысячи тому примет – Событий предваряющих, как прорва из мешка.

Мы, христиане, можем всё обеззаразить

Запахом живительным, наполнив благовестьем. И сгинут страхи на молитве сразу,

Жизнь во Христе! Он смертных уневестит. 29.01.09.

Сир.10:16 – «Держи себя дальше от человека, имеющего власть умерщвлять, и ты не будешь смущаться страхом смерти».


Легко под подозрение правителя попасть, Каким бы прочным ни казался статус.

Угрозой полнилась с утра Амана пасть, Но Артаксерксом стёрта эта пакость.

Грех подозрительности отдалит друзей, Давид не был виновным пред Саулом,

И в тьму греха правителю мерзеть, Но час пришёл и окаянство сдуло.

Не дай, Господь, подозревать напрасно Кого бы ни было, особенно жену,

Пока она не лезет через ограду-прясло, Зачем же затевать разор, развод, возню.

Из подозрения роятся обвиненья

В измене всем и вплоть до государства; Как тяжкий грех, к себе его применим,

Из круга Курбского как выдраться удастся?

Психологически считают ненормальным Подозревать невинных без причины.

Бесчестно честь отнять, – прилюдно обокрали, Зря «караул!» отныне громко не кричите.

Ивана Грозного, безумного среди тиранов, С ним Ленин-Сталин потягаться смогут.

Припомнили Филиппа, митрополита в храме, – Все подчинённые идти не могут в ногу?

Без подозрительности в слово Божье вникни, Старообрядцем в этом ты не подражай.

Поверь, что переводчики не исказили книги. Неверующий Библии – вот истинный кержак.

Не подозревайте хитро, что будто б я – сектант, Хотя Евангельскую веру безраздельно чту; Феофилакта толкованием стараюсь всех питать, Громил канонизацию – монашества мечту.

Подозреваю истинность лжеправославных слуг, – Насколько ж глубоко в традициях увязли!

Не говорил никто давно об этом сраме вслух. – 10.09.09. Начнём с рожденья свыше – возляжем скромно в ясли.

3Ездр.1:25 – «Так как вы Меня оставили, то и Я оставлю вас; просящих у Меня милости не помилую».


Легко пошли на тяжкую замену, И Иегову Бога подменили змеем.

И глупость с дерзостью не раз на то посмеют, – Род человеческий унижен и осмеян.

Бог дал, даёт всегда ориентиры, Когда и что, чем заниматься лучше;

Послушный словом Божиим отстиран, Не все, не враз, но лично и поштучно.

Кого на что меняют суесловно,

Грязь возвышая в княжеские списки? Неосторожностью с беспечностью уловлен. И там под деспотом он вопреки не пискнет.

Отвергнул Левия Шут Ленин в октябре, И хитрый Гитлер вызрел до апреля.

Потом не в розницу начнут скорбеть, – В Освенциме, в ГУЛаге все сопреют.

Евреи Бога любящего, выведшего их Из печи огненной и из песков Египта, Забыли, за тельцом направили шаги,

И были Богом ревности побиты.

Нет твёрдости, нет счастья в постоянстве, Всё мечутся за жуткой новизной.

Разнообразили меню, просили яства, Садов цветущих снежною зимой.

Вот так и ныне с прихотью паскудной Растут детишки, нравственность забыв. Но Бог во гневе головы остудит, Заставит выучить библейские азы.

Подмена Библии монашеским уставом, И голос Божий ставят ни во что.

Архиерей трусливый как мужеству наставит, – Безбожный поп пред ним лежит ничком.

Не заменять Христа, сладчайшего Иисуса, Ни на святых, никак нигде ничем.

И лишь тогда Его расслышим, впустим, Отвергнем скверных трусов, палачей. 22.05.09.

Быт.24:63 – «При наступлении вечера Исаак вышел в поле поразмыслить, и возвёл очи свои, и увидел: вот, идут верблюды».


Люблю, шагая в сумерках, размыслить, (я не писатель и не фантазёр,

А взвесить прошлое Библейским коромыслом, Добытым опытом просеял и протёр.

Чего там не было за семьдесят с лихвою, Что в памяти дырявой сумел же удержать,

И горькое лекарство отнюдь не столь плохое, Дерюжною расцветкой украшал пиджак.

Детали яркие закрученных сюжетов,

На милость Господа спихнулись второпях; И там и здесь мог запросто стать жертвой,

Ничейной шавкою застрять в чужих репьях. Так с высоты Евангельских позиций Ищу причины, выведшие к свету;

Незримый Бог помог с тюрьмой сразиться – Плоть филигранит на кругах кассетных.

Из запоздалых аллиллуй напевы

Без слов слагаются то в реквием, то в гимн; Влекло заигранное на подушки слева,

Теперь-то знаю, был я в бедах не один.

Иисус на дланях, порванных железом, Чрез провалы нёс и на вершины.

Никто своею силою туда не влезли,

Своею недостаточностью грешных устрашили.

Сную на махоньком квадратном расстоянье, На выверенных опытом военных поворотах. Воспоминаниям здесь полигон пространный, Никто не опровергнет, не выскажется против.

Мне биографию-легенду сотворил Господь, Вложил в слова мои вакцину-врачевство, Позволил тьму неверья Словом расколоть,

И разобраться в частностях, кто, где и для чего.

Здоровая усталость и под старость лет,

С тюремными привычками ходить туда-сюда. На славословие Христа подвигнулся куплет,

Неблагодарность Богу сгинет без следа. 16.06.09.

Суд.10:13 – «А вы оставили Меня и стали служить другим богам; за то Я не буду уже спасать вас».

Люди не знают Бога в этой жизни короткой, В мире духовном словно слепые котята,

Верят в то, что могут руками потрогать,

Суждений неверных сотни, их друг на друга катят.

Строили храмы, старались людей удивить колокольней, Христа же Иисуса совсем не встречали, не знали.

Старинные книги читаю и размышляю невольно, Овцами блеяли, влево ломились с козлами.

Безграмотных было хоть пруд запруди, Рожали, работали, хлеба искали насущного. Что будет с Россией, что ждёт её впереди? Безбожники вылезут умные, всех переучат.

Никто не узнает, какими святыми талантами Пренебрегли, им не дали раскрыться.

Евангелиями не наградили бесплатными, И мысли тупые, земные, бескрылые.

Люди не знали и их никогда не учили, Как Бог Иегова созданье Своё возлюбил.

Сознание-мысль на Евангельском слове-точиле

Никто не острил, и вырос по-русски добрейший дебил.

Пусть единицы Кольцовых, Никитиных

Как-то же всё же в поэты продраться сумели. Нуждою, невежеством близких избитые,

Они вопияли, как всюду всё гнусно и мелко.

Но где же посланники первых Апостолов, Где дети, потомки, наследники Павла?

При влаге те пни не обрастали отростками, Когда их пора обновленья настала.

В народ не послали за тысячу тягостных лет Ни Тимофея, ни даже бродягу Онисима.

Епископ любой мог бы властью своей повелеть, Истратить на дело заслуги засохшего бисера.

Всё так же сегодня на той же разбитой версте,

Попы сгуртовались, за пузо держась и за место. 13.01.09. Без Библии чудной в дымине по храмам и будут мерзеть,

Оставили крест на Голгофе, вцепились в копеечный крестик.

Иер.18:15 – «А народ Мой оставил Меня; они кадят суетным, споткнулись на путях своих, оставили пути древние, чтобы ходить по стезям пути непроложенного».


Мастеровой давно уж под травой, Под обелиском кладбищем хранимый.

Он мыслью дерзкою успел свершить рывок, Цель обозначил, не промахнулся мимо.

И спишется когда-то столб фонарный, Бульвар в ночи пусть слабо – освещался. Прогуливались здесь небоязливо пары, Вор не наглел при свете за вещами.

Мы что-то строим, стряпаем и шьём, И мало кто последствия провидит:

На ком наш купол, островерхий шлём, Кого спасают тёплые ковриги.

Благословенье туч несёт в себе заряд, И оживляет благодарность Богу.

Потел, писал и хлопотал не зря, Прикосновенье к вечности сумел потрогать.

Уметь талант развить и послужить

Живым и умершим, и даже нерождённым; Завал расчистить, распилить кряжи,

И каменистый остров облагородить дёрном. Христос носил одежду, где-то спал, Как каждый земнородный в обиходе. Не я Ему там нужен, – очень жаль, Не к моему комфорту Он подходит.

Печь не моя теплом обогревает Стучащего, озябшего в росе Иисуса. И не моя жена выходит с караваем, И не в моё жилище Бога впустят.

Но счастье обиходить Господина,

Ведь к нам пришёл Он вовсе ни из притчи, Принять нуждающегося, взглядом не обидеть, И Он всё Тот же Гость, мой Самый Личный.

Всё мастерство употребить сполна,

Не посрамись неверьем в словеса Господни. И если Он проходит мимо, в том моя вина,

Я выскочу за Ним как Марк, в одном исподнем. 11.02.09.

Иер.5:19 – «И если вы скажете: «за что Господь, Бог наш, делает нам все это?», то отвечай: так как вы оставили Меня и служили чужим богам в земле своей, то будете служить чужим в земле не вашей».

Меня интересует уже десятки лет:

Кто и когда и как расслышал Божий голос. И посвятил тому я не один куплет,

Чтоб разумом тогда вдруг поумнел оболтус.

Настроенность свою в молитвах проверял, Десятки раз прочитывал подчас одно и то же. Где говорил Господь, подстраивался в ряд,

И понял, не расслышал глас Божий толстокожий.

«Так говорит Господь» – не переиначить буквы, Хотя не буквами глаголал Бог, а в духе, Подметить, как в сердцах людей аукнет, Осеменится заповедью и плодами вспухнет.

Вождь и пастух, приёмышем у фараона бывший, Взор устремил к заполыхавшим веткам; Назвавшийся же Иеговой вышним

К брату Аарону заике путь пометил.

Хотя Иеремия отнекивался скромно,

Просил послать другого, но только не его же. Через моря и реки пройдёт не на пароме, Хотя казался искренно он сам себе негожим.

Со мною лично встреча Христа произошла, И кто кого нашёл тогда на поле бранном?!

С Евангелием-ниткой с тех пор снуёт ИгЛа, К Иерихону стёжки отпечатлелись в ранах.

Сначала как в тумане качался Говорящий, Потухшее сознание на ниточке висело.

Не Он ли и сразил, Новозаветный Пращник, Перебинтован весь, и вот доселе целый.

Сам Бог, как Автор Библии её запечатлел, Прошнуровал до листика и подпись: «Не прибавить, И не убавить иоты, – останешься ты цел»,

И путь тогда к спасенью будет не горбатый.

Услышать и поверить, исследовать упорно, Во свете Библии всегда вопросы и ответы. Старайся избегать чудес, беспутных споров,

И то, что сверх написанного будет под запретом. 10.06.09.

Откр.13:10 - “Кто ведёт в плен, тот сам пойдёт в плен; кто мечом убивает, тому самому надлежит быть убиту мечом. Здесь терпение и вера святых”.


Меч взявший будет поражён мечом, И в плен ведущий кем-то же пленится. Но всем слепым попам и это нипочём,

Благословляют войны – за упокой по спискам.

Война, защита ли с удачным наступленьем, Но кровь польётся, отлетит душа.

Добрей не стать, но становясь всё злее, Других души единственной лишат.

Легионер, контрактник, волонтёр ли

За океан поедут, будут за деньги убивать.

Их легионы жуткие, смерть к бездне поднапрёт, Разбила возле ада губительный бивак.

Начальство же казачье, сержанты, офицеры До генералов с маршалами и адмиралтейств Переоденутся под маски в масках серых,

Крестами награждают, под намогильный крест.

Не верьте, граждане, злодеям-депутатам, Мол, кесарево кесарю отдать и посвятить; Ум без Христа к геенне разом спятил,

Забыл, что Бог для нас стена и лучший щит.

В Новозаветном духе со Христом живущий Обязан и врага согреть и накормить,

Быть с Иисусом мирным и ничего нет лучше, Не резать супротивнику всю кожу на ремни.

Нам, христианам, меч духовный дан: Святая Библия, Евангельская вера.

С Христом Иисусом выйти всем за стан, Иной шкалой свои поступки мерить.

Смирением, примерным послушаньем Врагов пришедших к Богу обратить.

Исполнить заповедь любви никто не помешает. Лишь демоны лукавые нас учат вопреки.

Мир во Христе, мир с Богом и с людьми, Война же входит за грехи живущих.

Пространства наши, мощь, ничто да не надмит,

юбим пуще. 11.07.09.

3Ездр.1:27 – «Вы как бы не Меня оставили, а вас самих, говорит Господь».


Мирские песни слышал много раз, Уверовав в Христа, им переиначил сущность,

И из невыдуманных мной, без сладеньких прикрас По центру цели слова попали кучно.

Христос и Библия о Божьем Царстве ясно Вещают и пронизывают землю, небеса;

Не человеческое временное, не обрывки басен, Не засоряют глупостью, и похотью глаза.

Какие песни пел тогда Адам для Евы,

А может, оба плакали, прижавшись тесно; Друг друга укоряли, обряжая тело,

И Богу неумело в ночи слагали песни.

Конечно, пел наш праотец Давид,

И сожалевал о пастбищном блаженстве, К себе примеривал овцу, вопил навзрыд, В эмоциях скорбей не сдерживая жесты.

О, как он пел, вернее, как поёт, Его рулады слышу, восхищаюсь.

Поэт первейший слог пустил в полёт, Бьёт по моим грехам и злым печалям.

Тень от деревьев пляшет, расходившись, Под переливы иволги, с тоской кукушки. А мне почудился смычок Давида дивный, Столетий тридцать не устали слушать.

Пою и я.. ну что уж за певец,

Но изнутри, из сердца звук стройнее; В том внутреннем я содрогаюсь весь,

К псалтири пастушонка и себя примерил. Захлёбываясь песней и слезами,

О неземном, нездешних в отголосках, Созвучные слова молитвы подсказали,

В предвечном измерении, не в нашем плоском.

По трёхступенчатым коленцам из молитвы Таких же жду стихов, переложимых в песни; Я – дикая лоза, к еврейской был привитый,

С Давидом иудеем гимн воспеваем вместе. 25.03.09.

В беде Христа и Библию возл

210 211

Сир.7:14 – «Верный друг — крепкая защита: кто нашёл его, нашёл сокровище».


Мне без книг, без друзей не прожить, Так сроднился с величием Божьего дара. Думал, книги писать, не ворочать кряжи, Молодым бы сподручней, чем старым.

Бог незримый, Чьи мысли не наши совсем, Он по Своему всё разнарядил и сверил.

За компьютер на годы я сиднем засел, На засовы, запоры пришпилены двери.

Восемь лет словно день на аллюр пролетели, Сорок книги с Интернетом сподручно, в придачу. Много было забот, суеты, канители,

Но нигде не солгал, и в кулак не спортачил.

Так хотелось из камеры видеть друзей,

И любимые книги пытался припомнить, Суд из судей лжецов – это мой Колизей, Бог грехи мои вывернул в камере с корнем.

И теперь только плеск от весла на галерах, Только выжимки прошлых страданий.

Книга книг пронесла и уверенно грела, Нарекла меня близким Иисусу – не дальним.

Чуть спросонок, будильник ещё не затих, Воскресаю с постели я полураздетый.

Взгляд к бумаге… строка… и проклюнулся стих, Следом выверю строчки – послушливых деток.

И на полке ряд книг корешками ко мне, Выше всех я вознёс к потолку Златоуста;

С ними мне не пришлось на постели коснеть, До чего же без них было пасмурно, грустно.

В полудрёме ласкаю их краешком взгляда, Неподдельно любуюсь вчерашней закладкой. Но превыше всего, в центре сердца, так рядом Слово Божие, сделало горькое сладким.

Сорок книг – мои дети, но будут и внуки, Их сосватать в тюрьме, знаю сам, не легко; Этот полк на главу супостата наступит,

По периметру Церкви зло уже отлегло. 29.09.09.

Сир.7:16 – «Верный друг — врачевство для жизни, и боящиеся Господа найдут его».


Мне друг вчерашний срочно нахамил, Слова мои отверг предерзко и пришпилил; И ночь насмарку, сон уже не мил,

Кровь к голове качается обильно.

Настало утро, и без двадцати лишь пять, Готовы мы к молитве по большой программе. Решил проверить, как в нас чувства спят,

И кто проснулся не намного раньше. Сознание не мучает за прошлый разговор, И совесть прогрызает ли стену из хамства? Кто дружбой дорожит, тот на ответ не скор, И подозрительность ему глаза не застит.

Умеем ли предвидеть последствия от трещин, Куда потянет нас о горе поделиться.

И осуждение при всяком встречном, – Смоковница бесплодная уже теряет листья.

Вчерашнее саднит… а лишь один порез, Но шрам краснеет, выделяя разность.

Враг подкусил и в щель уже пролез,

Ум заблокировал, напичкивая праздность.

Господь Всемилостивый, Примиритель падших, Не отврати Свой лик от глупых и блаженных; Ты примири нас в нераздельной башне,

Дом разделившийся потерпит пораженье.

Друг спал спокойно, даже не заметил

Ни грубости своей, ни хамства-пустяка. Бесплодие не клонит книзу ветки,

У мелкодушных душенька не океан – стакан. Во свете Библии воззвали оба вместе, Вчерашних кадров высветив кадриль;

И чернота сползла, сгорбатилось бесчестье, Не зря, выходит, брата тяжко укорил.

Бог пощадил и общность сохранил, Изранена душа лукавым подозреньем. Зубастый молодой и опытный старик...

Шагать опять в тандеме, пока дозреем. 12.10.09.

Матф.22:5 – «Но они, пренебрегши то, пошли, кто на поле свое, а кто на торговлю свою».

«Мне некогда, мне вовсе недосуг

На «некогда» списать, что упустил сегодня?

К больным такой болезнью повестки принесут,

И спишут в безработные, как лежебок негодных.

Во дне часов двенадцать и столько же в ночи. И час ещё разбей на шестьдесят минут.

О распорядке дня никак не умолчим, Иначе нас секунды бесценные сомнут.

Они несутся, тикают, следить не успеваем, Прошу пройтись со мной в моё жилище.

Без двадцати чтоб в пять мы соскочили с вами, И сразу «аллилуия» в запасниках поищем.

Сначала туалет, гимнастика, разминка, Сосредоточиться в молитве, тихо помолчать, Прошу поклоны истово творить, да примет Господь Христос – здесь жизни нашей часть.

Ущерб невосполнимый – без молитвы встать, Благословения лишиться от Бога Иеговы;

Не приведи Господь, чтоб пренебречь Христа, Всё от Него и Им и это – безусловно.

Хотя бы полчаса, как минимум опасный: Молитвослов, Псалтирь, поклонов больше ста, Прощенья испросить у всех и в этом встряска, Признать вину свою, простить ради Христа.

И Библию открыв, в новозаветных строчках Программу обрести на целый день грядущий. Раскупорить таланты и в оборот их срочно, Спешить творить добро и не смотреть на тучи.

Умеренность в питье, в еде и языке,

Под крышей страха Божия прилично одеваться. Дела Бог распланирует и выполнит затем

На путь неблагодарности вступать весьма опасно.

И всех предупреди, к нам после девяти Стараться не звонить и зря не беспокоить.

Мы снова на молитве: к постельке бы дойти.

Душой мы с Иисусом, хотя лежим на койке. 28.05.09.

2Макк.9:17 – «сверх того, сам сделаюсь Иудеем и, проходя по всякому обитаемому месту, буду возвещать силу Божию».


Мне сон привиделся в начале октября

(В молитве перед сном просил я наставленья). Слова услышанные все во мне горят.

Почти в полпятого – с постели на колени. В каком-то здании на первом этаже Народу множество приехало ко мне.

Я в раздевалке с каждым, и день настал уже, Помог я двум девицам, – не зрел иных скромней.

Они приехали, чтоб встретиться со мной

И отблагодарить за сайт наш столь чудесный. Такие все родные, как будто знал давно,

И стал расспрашивать, кто в сайт успел залезти.

И две девицы, обе так скромны,

В костюмах серых из отличной ткани.

Мне их пришлось чуть раньше накормить,

Одна из них наклонится, меня к себе притянет.

И поцелует при собранье полном.

(Я на голову ниже, ей лишь до плеча). Спросить бы надо – это тотчас вспомнил: Какое место сайта готовы величать?

Ответы на вопрос – от двух сестёр ответ, А я за прежнее: как слышен Златоуст?

«Всё хорошо!» В душе неизреченный свет, – Слезами радости на целый день зальюсь.

Стал отвечать на добрые вопросы, Но прекратил и выглянул во двор,

Чтоб невместившихся созвать мальцов и взрослых. И ту картину чётко вижу до сих пор…

И сразу же на пирсе – то бетонный мол, Бушующие волны с каждым всплеском выше, И я отрезан, не пройду, где шёл,

Совсем один, меня никто не слышит.

Мы вечером смотрели фильм «Иеремия», А это мой любимец с подражаньем;

За благовестие я ратую, притом всемирно,

Чтоб не были бесплодными, а все рожали. 09.10.09.

Сир.40:5 – «будет путешествовать по земле чужих народов, ибо испытал доброе и злое между людьми».


Мне так и видится, придут сюда китайцы, Хотя они уже пришли, но неофициально.

И мусульмане нам предложат даром сдаться, Припомнят все грехи от предков дальних.

Мы, кто за семьдесят, вполне не доживём, Хотя как знать о замыслах Господних?! Полезут нехристи, как лезли на рожон

И наши русские – счёт полним по сегодня.

Но будут ставить оптом всё в вину, Как их давили, живших без границы.

Дожившие, свой грех, вину свою поймут? Но некуда уже податься, схорониться.

Смотрю с Евангельской, не нашей колокольни, А по-Библейски мыслить, нет вовсе колоколен, Об этом не сказать, а думать даже больно,

Как всю Россию-матушку на черепки расколют.

Так стоит ли скорбеть, предвидя всем закат, Пусть кто-то раньше, кто-то чуть попозже; Претензии пробудятся, уже они вопят,

И драть начнут с греховной плотью, с кожей.

Невообразимый стон идущих под секиру, Влачимых матерей, невест и женихов.

Отнимутся поля, всё, чем полны с квартирой, Покажется вкуснейшим кусок, что был плохой.

Теперь исследуйте в раскладе на картине,

Что нужно делать тотчас в этот миг, не завтра. Владыку неба умолить, чтоб сожаленья принял, Читайте «Отче, наш», не заказные мантры.

Подобные в истории нередки катаклизмы,

Ведь не бунтуем же по частному, что все мы умираем, Страдающим запором-упорством ставят клизму,

И не такие были во всей вселенной драмы.

Наш путь открыт в обители Христовы, Событиями стройными с кровавой дикой бойней. Бог любит нас и бьёт, сказать чтоб по простому,

Без операции никак, а это очень, очень больно. 06.04.09.

Прит.10:19 – «При многословии не миновать греха, а сдерживающий уста свои – разумен».


Многоглаголание – очень тяжкий грех, Есть преступление махровых демагогов.

Какой оратор грех в себе узрел, Раскаялся бы искренне пред Богом?

Ни Ленин с Гитлером, ни Кастро и ни Мао, Понапустившие, как Керенский угару;

Без раскаянья умерли в сплошном обмане, Для демагогов жгущих – вечный тартар.

И каждый самый махонький сморчок Солгать спешит, свои прикрывши мысли; Нам выгоднее было бы прожить молчком. Нет раскаянья демагогам до самых лысин.

Словесные шуты, лжецы, эквилибристы Жонглируют словами в хитрых обещаньях. В кругу друзей умеют цветасто материться, О них псалмы Давида грозно провещали.

Многоглаголанием патриарх опутан, Без слова Божия «причёсывает» нудно.

Там временщик изжёван словно Путин, С предательством целует нас Иуда.

О радости в саду успеют подсказать, Всё ради пользы будут скромно вякать.

Так лжёт бездарность учителям в глаза,

В любви признавшись, обмишурит бякой.

Слова Писания по самой высшей пробе, И лишнего там нет и полсловечка.

Ни «может быть», ни «кажется», ни «вроде». Всё во Христе «Аминь!» и «Да!» – навечно.

За слово праздное, за каждое в ответе, Нас на Суде Христовом спросят строго. На благовестие речей нам не жалеть бы, С неверием Библейских слов не трогать.

Слова Евангельские да текут рекой. Сам Дух Святой приходит, насыщает. Псалтирь в ночи хотя бы раз пропой,

Так много нового возникнет пред очами. 12.02.09.

Деян.5:28 – «не запретили ли мы вам накрепко учить о имени сем? и вот, вы наполнили Иерусалим учением вашим и хотите навести на нас кровь Того Человека».


«Молчите, подлые!» – стращают журналистов, И толпы киллеров расселись за забором,

Как раз момент – усердно помолиться, Зарплату пулей обещают правдолюбцам скоро.

Угрозы тяжкие не всем сегодня по плечу,

И многие попятятся с испугу, ради ближних; Отстрелы непослушных яростно начнут, Волна прибоя неподкупных слижет.

Припомним первый век и смуту в Иудее, Апостольская проповедь повсюду будоражит, В судах мирских никто о них не порадеет, Орудуют сексоты и порядков стражи.

Хватать, тащить и бить непокоривых, Дробить им зубы, резать языки!

Но не молчат те неучи, вот диво,

Со всех сторон в милицию летят звонки.

Чем кончилось – теперь мы это знаем: Нашествием римлян и крахом государства. Повергнуто, сожжёно национализма знамя, Растиражируют послания Апостола из Тарса.

«Молчите вы, защитники святыни, Правдоискатели, в бессмертие не тщитесь!» Припомни, кровь на эшафотах стынет,

И нет от смертных никакой защиты.

Дымятся тяжкие, кровавые столетья,

И благовестие заглушено подкупленным священством. Вожди церковные оглохли и ослепли,

Превратно говорят, не чисто и бесчестно.

Неверие Захарии рты засмолило прочно, И в образец молчание сумели возвести;

Монахи – главные друзья молчанью впрочем,

В потёмках киллер-демон молчальников настиг.

Молчаньем предаётся всемогущий Бог,

Его Писание монахи благовестить не смеют. Дорогу проповедникам, для их священных ног, Стучать в сердца свободных и семейных. 02.09.09.

Матф.6:33 – «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это всё приложится вам».


Мы в поиске идей и лучших претворений… А если кто оспаривать подобное намерен,

Тот есть слепец и жить ему во тьме неверным, – Бесплодия телегу влачит упрямый мерин.

Чего мы ищем или что теряем, Нацелены на что, какие строим планы.

По компасу, а может, флюгер меж ветрами? – Вопросы на слуху у тех, кто много плавал.

Крушенья, катастрофы подстерегают спящих, Халатность, разгильдяйство к паденью подтолкнут; Но хочешь ли, не хочешь, но тормознёт нас ящик. – Для нерадивых нужен не только пряник – кнут.

Мы ищем связи, дружбу и деловую близость, Пути кратчайшие от роковых стечений.

Иному всё с избытком, в зачатии зализан,

А есть, кому утробу набить хотя бы чем-то.

Премудрость Божию и Божий страх поищем, Они возвысят нас и сохранят всецело;

Одетые вполне, семейство не без пищи, И с нами обездоленные во время поели.

Разыскивать талант, раскупорить заначки, Восстановить единство, утерянное предком.

И разыскать ответ: «Без Бога что я значу?!» А это-то как раз мы ищем очень редко.

Врубаясь в полк врагов, к победе ищем путь, Из тупика на выход протянуть бы нить;

С доверием к Христу на кладбище заснуть,

Чтоб на мытарствах демоны не смели завинить. То жениха с невестой, то киллеров искали Неумные соседи в соседних государствах. Улыбки обрели, застыли все в оскале,

Искали без Христа – весь труд их стал напрасным.

Ищу водительства лишь в Божьих откровеньях, Где Дух Святой любого так чудно вразумляет;

И найденное нами распространим, применим, – Иначе участь ждёт нас бесконечно злая. 16.10.09.

Иов.11:6 – «и открыл тебе тайны премудрости, что тебе вдвое больше следовало бы понести! Итак знай, что Бог для тебя некоторые из беззаконий твоих предал забвению».

Мы говорим, что с глаз долой – из сердца вон! Ах, если б Бог действительно забвеньем осенил, Тогда б в ночи не потрясал нас стон, -

Так о пожаре-чудище забудет ли лесник?

Нам блазнятся прошедшие в событиях детали, Участником которых могли, а может, были,

Где с героизмом нашим героями не стали. Забвение потерь пробьётся из-под пыли.

О, Господи! О, Боже, Сущий всё во всём,

Ну, почему Ты допустил случиться наважденью? Нам кажется, потерь таких едва ль снесём – Тогда не пощадил…. И впредь... о неужели?!

Мы как бы прежние, но мы совсем уже не те, Внутри у нас как будто перегорело что-то; Барахтаемся, выпутаться мыслим из сетей,

А нам до переправы ещё годами топать.

К забвению мостится обгорелый ум,

И ностальгией кроет вчерашние уюты.

Ввысь терриконы зависти среди цветущих клумб, Наш разум к возвышению воспоминаньем спутан.

С раскрытой пастью беды тут и там,

Былое, прошлое в обрывках тусклых раскаяний. И вместо благовония болотный газ метан,

И лучшее, чем бредили, в реку забвенья канет.

Пишу об общем, частности пусть втиснутся сюда, Гоню волну к источнику из лучших утешений.

Лишь во Христе прогорклое сотрётся без следа, Лишь в Иисусе шею освободит ошейник.

Следы последствий грешных раскаянием смоет, Лучистый свет пропишется в зрачках осоловелых; И всходы нежной зелени воспрянут не весною,

И волчья стая сгинет, хотя уже насела.

Из памяти программы от пакостных прелюдий Каким-то образом сотрутся в пространстве пустоты. Ещё нежней, живей Спасителя возлюбим,

И процветут надеждой вчерашние кресты. 10.07.09.

Лук.15:9 – «а найдя, созовет подруг и соседок и скажет: порадуйтесь со мною: я нашла потерянную драхму».


Мы каждый ближнему почти незаменимы, И не всегда то можем вовремя постичь; Воспоминаний тень проходит быстро мимо,

В нужде отсутствующих не достигнет клич. Кому как повезёт тянуть арбу на пару, Тепло делить и нищенские крохи;

Но вот уже в одном котле не варят,

В ночи забвения походка ближних глохнет.

Любое дело ладится успешней и дружней, Когда содружество роится говорливо,

И ты кому-то с каждым днём нужней – Дом на любви не испугают ливни.

В чём и кому, и где всегда незаменим. И это, не болев укором, скажем.

«Хвастун, да это числилось за ним!» – И рьяно пачкают прилипчивою сажей.

А я предвижу, знаю, въяве сознаю, Спохватитесь, когда скачусь с вершины. В мою ячейку-вакуум допустите змею,

Гнусавых недругов, клеветников паршивых. Они, бурчащие, без признаков таланта, Животолюбцы и льстецы у крохоборов, Начнут на книги наши нудно лаять, Сгуртуются с попами в волчьи своры.

Образумитесь же, поймите, наконец,

Я напрягался слепоту с вас сдёрнуть; Найдите тех, кому и кто из вас отец

В рожденье свыше, не в обрядоверье мёртвом.

Печать апостольства досталась же чтецу, На оба уха по наследству глохну.

Для вас ответов тысячи несу,

И вы меня не посчитайте лохом. Свою незаменимость прикрываю верой:

На месте убиенного Стефана – Савл в Павле; Хотя бы чуточку вневременность применим. Реабилитации всё жду, трудясь в опале. 12.09.09.

Сир.5:35 – «Да не будет рука твоя распростертою к принятию и сжатою при отдании».


Мы любим подарки и завтрак бесплатный,

И спонсоров ищем, любых благодетелей щедрых; Быть может, не только на старые дыры заплаты, Порадует Бог нас закатом прощальным, вечерним.

Мне радостно вспомнить: о, сколько ввязалось В борьбу мою с бедностью, просто на диво; Пылала меня окружавшая дикая зависть, Которая недругов тяжких повсюду плодила.

Блаженнее дать, чем стоять с распростёртой рукою, Спасительней много кого-то утешить от наших щедрот, В жилище своём потесниться, нужду упокоить,

Когда она к горлу голодным комком подопрёт.

Давид скрупулёзно припомнил о тех, кто помог, В опасных и трудных моментах, в скитаньях,

И сердцу отраду принёс среди бурь и тревог,

И вместо проклятий в нужде воскурилась «осанна!» Кого накормил, напоил, потеснился, принял.

Пытался исправить больным медицинскую карту, Не всё к себе в рот, словно жадный мордастый хомяк

На «чёрные» дни с объясненьем не скупо припрятал.

Когда ко Христу попытался проникнуть в тюрьму, Помочь приготовиться агнцем, овцою к закланью; Настырность не нравится многим, тебя не поймут, – Создателя сделать своим Должником – Он заплатит.

Искусство не малое в том, чтоб уметь принимать,

Свой долг самовольно, небрежно, беспечно не скинуть, Тогда благодарность Христу – из молитв аромат, Евангелий полный рюкзак, приторочить за спину.

В ладонях простёртых к принятию Божьего дара, Расписка и вексель о том, что готов расплатиться. Стараться увидеть нужду, молодых или старых, Куски не разбрось, наложи на копейку полтинник.

И может случиться, долги неподъёмно-огромны… Тогда остаётся повергнуться в ноги Заимодавца; Неблагодарно-жестоких судьбы накрываются громом!

Не лучше ли ныне на милость Иисусову сдаться? 03.06.09.

Иак.4:15 – «Вместо того, чтобы вам говорить: «если угодно будет Господу и живы будем, то сделаем то или другое».


Мы многое планируем в несбывшихся мечтах: Поедем с инвестицией в иные государства.

Росток едва проклюнется, глядишь, уже зачах, По швам всё расползается и бесполезно драться.

Правители-масоны в закрытых кабинетах Расчерчивают карту, кому какой кусочек. Но вот грядёт цунами и песенка их спета, Многометровым слоем забвения заносит.

И в жизни нашей личной нередко нет успеха, Где позабыли Бога в сотрудники зачислить, Глядишь, без тормозов дурной на нас наехал,

И враз переиначится всё до последней мысли.

Нам выписан рецепт к подобным катаклизмам, Всегда, везде указывать на Бога в этой фразе;

Мы еле живы, не распростились с жизнью, – Потрудимся и время не потратим праздно.

И если Бог Всесильный к нам благоволит, И будет то угодно Ему, согласно Слову… Иначе ты пропал, – в историю не влип, Сто раз одно то же нам переделать снова.

Неведение наше в делах наипростейших, И потому молитвой разгоним тучи мрак.

Не надо самохвальством себя напрасно тешить, И биографию не раз надменьем замарать.

О, Господи, устрой дела по воле Божьей, – Ты окончанье дела провидишь с высоты, А мы всё разглядим потом, намного позже, Когда и жар успеет понизиться, остыть.

Ещё не оскудела десница у Творца,

Ко благу ожидающим стыкуются борта;

Что в Библии написано, не будем отрицать, Тогда легко просимое в молитве обретать.

Мы ищем Царства Божия нередко в тьме кромешной, И правдой вечной в Царствии украсятся скитанья.

Спаси и укрепи, сподоби не промешкать,

И исполненье чаянья в Твоей любви настанет. 24.02.09.

1Иоан.1:6 – «Если мы говорим, что имеем общение с Ним, а ходим во тьме, то мы лжём и не поступаем по истине».


«Мы не во тьме, – Апостол возглашает, – Чтоб день Господень захватил врасплох».

Здесь, в этом мире всё так ненадёжно, шатко, Хотя бы и достичь чего-то как-то смог.

Днём Господа назвал он Судный День, А так же день кончины, нашей смерти.

Тьма есть бесчувственность, где шапка набекрень, Забвение, что Бог нас очень долго терпит.

Мы не во тьме... Речь шла о христианах, На страже ждущих, что возвратится Босс. О десяти невестах слышали пространно, Где пять из них? В сухую, на авось!

Во свете Библии все сутки под прицелом, Сам Дух Святой всё держит под контролем, Чтоб дух, душа, и тело были вкупе целы.

«Христос воскрес!» – два слова из пароля.

С детсадика начни, все школы, институты, Учёных степеней ещё сюда присыпь.

Везде смысл жизни в суету окутан,

И главное: обут, одет, в своём жилище сыт. А душу вечную, бессмертную, увы,

Не только позабыли, а даже отрицают; И у таких глаза, как у дневной совы, Её любая пташка щиплет и кусает.

Тьма не космическая, не о ней и речь, А от невежества с неверием вселилась. Христос есть свет, и им не пренебречь,

Есть вера благодатная и Божья милость. Тьма покрывала на сердцах лежит, Она снимается с принятием Христа;

Мешает лень, в мозги заплывший жир – Мирских утех спеши тотчас отстать.

Мы не во тьме… да сохранит нас Бог

Быть осуждающим того, где есть священство. Во мраке с лёгкостью сшибут предерзко с ног,

Суди себя во свете Библии, и только честно. 09.05.09.

Пс.43:13 –«без выгоды Ты продал народ Твой и не возвысил цены его»


«Мы проданы без выгоды в рабы» – Стонал и задыхался в горе лютом Пророк Давид, – в глазах от слёз рябит, И не один тогда по-детски хлюпал.

Ушли в историю безвестные страдальцы, Осознавая горечь страшных поражений.

На милость победителей непобедимый сдался, Из этой дали в нас направлен их прожектор.

Во свете Библии мы сгорбимся тотчас, Осознавая всю свою хвастливую никчёмность. И два источника потоки источат:

Вину свою признаем ли хоть в чём-то?

Пророков глас звучал тогда и ныне, Он проникает слушающим в уши;

Угрозы тяжкие, и кровь в жару застынет, И спазмы горечи удавкой смертно душат.

Мы так же проданы в рабы греха, привычек, Взаимоотношения сечём под корень.

Не забывать, что враг повсюду рыщет, И сдавшихся ему мякиной кормит.

Свою цену нам трудно оценить,

С учётом общего, растрёпанных талантов, От специальности и поглощённых книг, За нас купивший вряд что приплатит.

Но мы-то сами знаем же цену Искупленной души с залогом Духа?

В час расставания, когда на век засну, Моя цена со мной в могилу ухнет.

И Бог и Ангел высветят рубеж,

Где ценники земные силу потеряют.

От прошлого сегодняшнего ты себя отринь,

В крещении одетый во Христа – не в эти тряпки.

Кровь Иисуса, все Его страданья.

Уплачены за этот жалкий тленный остов.

В час воскресения, а он в свой час настанет, Искупленный Христом не пострадает вовсе. 12.10.09.

Ам.9:13 – «Вот, наступят дни, говорит Господь, когда пахарь застанет еще жнеца, а топчущий виноград - сеятеля; и горы источать будут виноградный сок, и все холмы потекут».

Мы сеятели все от верху и до низу,

С рожденья и до смерти какой даём пример, К небу ли зовём, а может, к коммунизму?

Концовку каждого на свой хребёт примерь.

Мы – земледельцы, пашем ли в рассрочку, Совсем не думая полезнейшим засеять.

По совести когда, по Слову Божью – прочно, Надежда многих будет на полные сусеки

Насеяли неразбериху на житейской пашне, Вот так же сеют впрок грядущим мукам;

И не подумай худо, добро, мол, сеял зряшно, Окажется иначе с благим до страха скупо.

Отборное ли Божие Библейское зерно, Зовём ли к покаянию и верности Иисусу? Господь заслуженное с прибылью вернёт,

И каждый по труду усердному там вкусит.

Нам каждый день свой выбор предлагает,

С зарёю утренней начать, с вечерней кончить. Взрывая залежи нездешними плугами,

Свой плуг-язык Евангельский отточим.

За холм, за горизонт тяни упряжку,

На завтра отложить сегодняшнее – худо; Быть может, ночью навсегда возляжем, Разгорячённый плуг наш смерть остудит.

В России сеяли обряды, Слово Божье спрятав, И сеятелей не было, монахи их сгубили, Надеялись на дым, стоянья и тряпки,

Русь тёмная с терновником обильным.

А мы, сегодняшние, знаем ли весну Своей души, братаясь с благовестьем? Кто выплакал: не лягу не засну,

Пока других Христу не уневестим!

Мы жнём страшнейшее от правнуков гнилых, Печати стук по медным лбам бесславьем.

За удовольствия – от дьявола везут калым,

По семьям, душам – тысячи Бесланов. 14.03.09.

Исх.10:21 – «И сказал Господь Моисею: простри руку твою к небу, и будет тьма на земле Египетской, осязаемая тьма».


Мы только что приволоклись из храма, Отмеривали вёрсты по бетонным шпалам, Путь сокращали, старались топать прямо, – Свет отключили и… в колёсах палки.

Электрозависимость похуже чем иная, Куда ни кинь, повсюду выпрет клин; Опутан в электричество от края и до края,

Наш телефон молчит, торчу как столб один.

Компьютер – только ящик и сгинул Интернет, Вода в водопроводе иссякла и иссохла.

Машины можно сдать с резиною в Чермет. Представь в воображении – не перестанешь охать.

Незримое явление, плюс-минус полюса, Вращение обмотки, рамки при магните.

И синусоидам завещано усиленно плясать, – Плитки, холодильники под прессом все сомните.

Зависимость во всём до умопомрачения, Ни телевизора, ни в двери позвонить.

Ракеты бесполезны там, никто им курс не чертит, И спутники нужнейшие не выведут в зенит .

И в каждой твари свой электрорегулятор, Кардиограмму пишет, кровь разгоняя в жилах. Вплотную подошли, играть не нужно в прятки: Мы даже не возникли бы и не возопили.

Бог приоткрыл нам чуточку в энергии Себя. Но сознаём ли мы зависимость от Бога?

Когда мы нераскаянны, то Ангелы скорбят,

И ищут только случая нас развернуть убогих.

Сигналы поступают наитием и в чувствах, Волненье непонятное и пробирает дрожь. Ко гласу Иеговы прислушаемся чутко, Такое происходит не разово, а сплошь.

В нас вспышки электричества вгоняет генератор, Гром с молнией в известиях шокирует тотчас.

Молитва с Богом свяжет, не просто время тратить, Свою любовь-энергию нам к Богу источать. 17.08.09.

Матф.5:6 – «Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся».


Мы – ищущие правды… но какой?

У каждого она своя и со своим оттенком. Кому-то главное, чтоб был всегда покой:

Не обличить, молчать, за шторкой цвенькать.

За правду бьются все, кому не лень, Свои газеты «Правдой» обзывают; Ложь всем мозги свихнула набекрень.

Мелькают партии, преступные воззванья.

Обычно думают, как ближних обмануть, Соперника задвинуть в дальний угол,

На крайнего свалить свою вину,

На непристойном будто бы застукал.

И вот Христос родился и возрос,

И стал учить, как раньше не учили;

О правде Божией поставлен был вопрос, Его оттачивали не на одном точиле.

Ищите Царства Божия, ищите повсеместно, Работая руками, прилепляйтесь к Царству. Закваска и муки три меры – будет тесто, Выходит, слушали о правде не напрасно.

Все остальные правды – просто мишура,

О временном и толковать преступно и не стоит, О всём, что было – было то вчера,

И называть пустое полным – недостойно.

А Царство Божие повсюду, где Христос, И правдою Его пропитано пространство;

Там чувства светлые приметно тянут в рост, Им в духе возрастать и простираться.

Святая Библия... по ней и узнаём О качествах грядущего устройства:

Милостыня нищему – Христу даём взаём, – За приращение талантов Иегова спросит.

Внутри себя то Царство света ощути,

Там праведность и радость с миром воцарились? Уже при жизни в Царстве вечности почти,

О воскресении напомнят в праздник эскадрильи. 03.10.09.

1Иоан.3:11 – «Ибо таково благовествование, которое вы слышали от начала, чтобы мы любили друг друга».


О благовестии в соседнее село Молимся заранее, полезное готовя. Заботы все к Евангелию Божию свело,

Как будто за сокровищем отправлен отрок Товий.

Стучаться в каждый дом и одаряя встречных, Двенадцать благовестников рассыпались с хлебами; Ни одного не встретили, кто здрав, не искалечен, Кто из свиных корыт отраву не хлебали.

Беспутство нищеты и озверелость нравов, Голоднее блокадных истощены скелеты. Апологеты лжи их мистицизмом травят, – Библейским светом души не были согреты.

Распространители Евангельских словес О Жертве Сына Божия Христа Иисуса, Ищите тех, кто в пагубу душой залез, Которых поп слепой на вас науськал.

Есть чада тьмы из озверелых чудищ, Их пасти-рты переполняет смрад.

И к ним иди, хотя их не полюбишь, И встрече с ними искренно не рад.

Перебори себя, свою амбициозность, Молитвой простирайтесь на вход и выход, Насмешникам напомни о Суде серьёзно,

Пропитым и прокуренным, и обжорам рыхлым.

Кто знает и кому была открыта Последняя черта, где покаянье чуждо?

Где кладбище – их дом у свинского корыта. Очеловечьтесь же и оставайтесь чушкой.

И дети малые на благовестье вышли, Своей рукой детишкам дарят книги.

Евангельские посохи с собою взять нелишне, – Псы непривязанные отступают мигом.

Великий Бог, Господь, Всесильный Иегова, Нас облеки Святого Духа силой.

Стучат по улицам истёртые подковы, –

Мы этот подвиг столько лет просили. 27.09.09.

Иоан.14:2 – «В доме Отца Моего обителей много. А если бы не так, Я сказал бы вам: Я иду приготовить место вам».


На блудном сыне столько же сошлось, Тысячелетия его фигура стынет.

И старший брат свою не скрывши злость, На поле на отцовском потеющий доныне.

Блудилище сей мир, и он прелюбодейный, – Не нашими устами древле наречён.

Расстаться с ним скорее порадеем,

За всё, что было в мире, надлежит отчёт.

Легко безумие ушедшему досталось, Кутил и пил, быть может, даже дрался.

Как оказалось, малый просчитался малость, Такой бы в революцию подался к красным.

Уже растлившийся стократно развратился, Меняя едоков блудящих и блудниц на утеху. Но поумнел в нужде, и зародились мысли,

К отцу скорей пойти, а не поехать!

Шаги возврата от друзей развратных, Переполняла жалость за свои поступки. Повторы кадров ярких многократны:

«Насколько же я был доверчивый и глупый!» Чем ближе к дому, тем раскаяние гуще, И речь составил, наизусть запомнил.

Свой грех грехом назвать нужда научит, Свинячий визг, рожки и тяжкое зловонье.

Он представлял, как вычитал и догадался я,

В наёмники наняться, и быть тогда в достатке. Меж прошлым и сегодняшним граница-полоса, Запретного совсем не хочется касаться.

Текут события, в них всматриваться нужно. Где, на какой версте история скрипит.

Грех потаённый выявить наружу,

В обратном направлении спасительный кульбит.

Отречься прошлого, блудливых извинений, Грех пригвоздить, себя нещадно обличить. И Бог простит – и мы на вечерю посмели,

Звезда Иисуса яркая ведёт и нас в ночи. 01.08.09.

Лев.19:17 – «Не враждуй на брата твоего в сердце твоём; обличи ближнего твоего, и не понесёшь за него греха».


На всех не угодить, есть в угожденье грех, И горе тем, кого все люди хвалят;

Никто и никогда не угодит на всех – Сменяются правители и фаворит в опале.

Кто видит грех творимый, неприкрытый, И промолчит, мол, дело не моё.

Есть на пути у каждого не мало рытвин, Скажи, он обругает и едко осмеёт.

«Уж промолчу, ведь наша хата с краю, Зачем врагов без пользы наживать».

За мысль такую небо покарает,

Кровь падших взыщется, она всегда жива.

Каким бы мирным не прослыл смирняга,

Но стоит выглянуть из монастырской кельи, Стелить придётся и не очень мягко,

Иначе Бог твой одр колючками устелит. Нам пользу выгадать бы от взаимной дружбы, От встреч случайных, шапочных знакомств,

И след оставить в душах очень нужный, Пока нас время скинет на погост.

Пропитанные словом Бога Иеговы,

Мы – смертоносный запах для грехов, И укорять и обличить всегда готовы,

Пустив подчас и дружбу всю в расход.

Не нужно паинькой прослыть у всех зевак, Милашкой в памяти остаться у погибших. Не устаю кричать, к Христу пропащих звать, Бог обещал, не будет это лишним.

Не спишется никак, где щедро промолчишь, С елейностью безвкусной и без соли.

Везде поповская лишь благодать да тишь, – Сеть безразличия к погибели уловит.

Возьми в пример Апостолов, пророков, Зло обличалось в пастырях, во власти; На славолюбие не выйди ненароком,

Не угождай, пытаясь грех подсластить. 06.02.09.

Прит.27:1 – «Не хвались завтрашним днем, потому что не знаешь, что родит тот день».


На завтра не откладывать прошу тебя, сынок, Не засоряться, – «о» на «и» не измени.

Да скажут: он старался по силам, сколько мог… Как многие не справят своих же именин.

«Сегодня», «ныне!» – это ли не гладит, – Ожесточённое столкнётся с жертвой «завтра». Раскапывай сегодня таланты, внукам клады… А сделанное дело и на душе прекрасно.

Ещё бы не понять везде, где проиграли, Надумавши отсрочкой сунуть в неизвестность; Несделанное как уменьшится на грани,

Когда оно завалено, к нему и не пролезти.

День завтрашний бедой какою разродится, Несделанному ныне быть выкидышем мёртвым. И детям голодать, греметь пустою миской,

Ты не добыл краюшки даже самой чёрствой.

Определись в сегодняшнем и выскочи в окно – От киллеров пощады не может ждать Давид, Беда, когда в беспечности на шкуре мы уснём,

Стрелой-враждой отравленной в окно оно влетит. Нам неизвестен срок, загадывать не стоит,

Что завтра буду где-то с прибытком торговать. Не продремли сей час, поддавшийся истоме,

В делах святых скорее покинь свою кровать.

Любителям на «завтра» откладывать дела Уже готова яма, потеря всех друзей.

С упрёками их участь и непомерность зла, И их необязательность до пустоты развеет.

Ожесточённым сердцем к отчаянью не жмись, Упущенного в прошлом уже не наверстать;

Где промедленье – смерть, в стремительности – жизнь, За сделанное во время прославим все Христа.

Не наше «завтра» нам – принадлежит пропащим, И потому я ныне стучусь усердно к вам.

Мы должники любви – дадим сегодня сдачу, Поверят нам сегодня уже не по словам. 04.02.09.

Откр.1:9 – «Я, Иоанн, брат ваш и соучастник в скорби и в царствии и в терпении Иисуса Христа, был на острове, называемом Патмос, за слово Божие и за свидетельство Иисуса Христа».

На острове Патмосе сумрачно бродят туристы. Немалая прибыль от праздных шатох.

Паломники – это трудяги, пришли разориться, Иной в этом хадже усилит свой горестный вздох.

На Патмосе сосланный, может, томился, Какие же там пропитанье, удобства.

В молитвах скорбящих испрашивал милость. И будет виденье того, что есть позже.

Откроется то, что когда-то нахлынет,

И Ангелов грозных с кадилами смог рассмотреть. Потоп их огня и прольются вселенские ливни, Земля пошатнётся, опасный появится крен.

От ужаса падал иссохший к ногам Иисуса,

От страха надумал писать и о том, что запретно. Неясностей столько, как будто туману напустит, Нельзя ни добавить-убавить, запомнилось крепко.

На Апокалипсис восстанут тупые монахи,

И книгу отвергнут, и в храме её не читают – запрет.

В канон не допустят, быть может, с животного страху, О будущем чтобы не думалось инокам впредь.

Да думал ли верный Христу Иоанн,

Труба у него этот свёрнутый «Апокалипсис». Сочтут за неправду, за чей-то лукавый обман, На книгу три века своей чернотой навалились.

И Бог в Иисусе нам в двери стучал, И ждал, не расслышат ли архиереи.

Он Альфа, Омега, конец всем началам начал, А эти невежды по кельям сопреют.

На острове Патмос незримо былое звучит, Предупреждает о скорой, внезапной развязке. И звери полезут в ночи из пучин,

Туристы духовные в пропасти тёмной увязли. Наш Патмос по вере в Эгейском преддверье, в душе, Пещерой и с храмом над ней – в нашем сердце.

Да если бы не было книг о конце вообще,

От Духа Святого узнали б про жуткие зверства. 25.01.09.

Пс.89:10 – «Дней лет наших - семьдесят лет, а при большей крепости - восемьдесят лет; самая лучшая пора их - труд и болезнь, ибо проходят быстро, и мы летим».


На семьдесят лет замахнулся Давид, Мол, столько землянам положено сроку. И лучшее время в работе кипит,

И бюллетеним врачам на подмогу.

Казалось бы, тридцать столетий – не шутка, И медицина толклась не на месте.

Однако, по прежнему жизнь наша хрупка, За семьдесят мало, где щедро отвесит.

Рожденье и смерть, – суетимся по кругу, Абы чем стараясь заполнить сей прочерк.

Смерть часто внезапно под корень подрубит, И с каждой эпохой становится проще.

Я знаю, открыта бессмертия тайна

И есть эликсир нестарения смертным. И даже тогда, когда ноги протянем,

И даже, когда в это трудно поверить.

Конечно же, многое можно прошляпить, Проспать, не спопашиться вовремя к цели.

Но вечность – восьмёрка лежит меж нолями. Кто нашу одежду для брака отбелит?

О тайне великой, о тайне чудесной Рождённые свыше не будут молчать;

Пусть смерть торжествует, но скалы вдруг треснут, И Жертва воспрянет из рук палача.

Христос Иисус… и другого нет имени Под пологом видимых нами небес.

Враги ошалели и пасти разинули, Вопят, что похищен Он, а не воскрес.

Но как бы то ни было, семьдесят лет

Отныне лишь старт на счастливую вечность. И сердцу без грелки Давида теплеть,

Враги околеют, им крыть-то и нечем.

Взгляните на лица духовно воскресших:

И в старости сочны, и свежи, в делах плодовиты. Для мира бессмертие – трудный орешек.

Разбитые гусли найдёшь у Давида. 21.01.09.

Еф.2:6 – «и воскресил с Ним, и посадил на небесах во Христе Иисусе».


На сколько же мы ниже той шкалы,

Нас отличающей от прочего и всяких прочих? Чем отличаемся от тварей хитрых, злых, –

О них Креститель столько дней пророчит.

А сравнивать-то есть с чем и не в нашу пользу, – В любой рептилии всего лишь ядовитость.

В таких-то кровожадность в жару свивает кольца, И потому на кличку скотскую отнюдь не злитесь.

Давным-давно, о чём и прадед наш забыл, Прабабка Ева побраталась с ядовитым змеем. Он, ниспровергнутый, пустил их на распыл.

Всё испытавши, этого мы отрицать не смеем.

К своим разрядам, в красочных таблицах Отнесены все твари, – их не упомнишь всех.

И в каждой нише-клеточке от нашего таится, Любая мошка-блошка поднимет нас на смех.

Хоть в волка хищного заложен дикий нрав, Но сребролюбием сей изверг не страдает.

Великий Златоуст доныне жутко прав, Что мы не лучше сделались с годами.

О планке райской – пении Великому Творцу Мы вспоминаем большей частью в храмах, Когда нужда подпёрла или тянут в суд, –

Мы упираемся в свои дела упрямо. Что мы не так уж плохи, хотя и зажились, Смерть потрясающая лупит по шпаргалкам.

Забыв, что каждый есть бурдюк из вони, слизь, И в самооправданье лепим что попало.

Лишь Дух Святой поднимет выше планку, Дух героизма дивного и всей самоотдачи.

И Кровь Христа воздвигнет павших в славных, Вся плоть тогда преображённо плачет.

До нас уже не раз случались чемпионы: Давиды, Павлы, все, кто шёл на благовестье.

В молитвах и в посте, в бесчисленных поклонах. Ленивым, праздным к раю не пролезти. 30.06.09.

Лев.26:33 – «а вас рассею между народами и обнажу вслед вас меч, и будет земля ваша пуста и города ваши

разрушены».

На старом и заброшенном участке Всего-то через тридцать-сорок лет,

Жизнь возродится ли? Ей не с чего начаться, Как оживить и плоть наростить на скелет?!

Железок уйма, утварь, а больше кирпичи, От фотоленты жалкие и мелкие обрывки. Попробуй живших здесь хозяев разыщи. Как прыгали, резвясь, детишки прытко!

Покупкам этим радовался прежний люд, И огорчались сломанным деталям.

А нынешние в прошлое, остервенясь, плюют… Картофель мой цветёт в покоях спальных.

Спешили, нервничали, так и не успев,

На завтра сдвинулось несбывшееся счастье. По целине невспаханной и не начался сев, Кто знал, что урожай так и не смог зачаться?

Где души умерших, тоскующих в предзимье, Что сталось с ближними с потерею кормильца? На них дракон несчастьем пасть разинул,

Хотя старались к лучшему стремиться.

Как верующий в Бога, в чудо воскресения, Всему, что в Библии раскрою, не таясь: Христос воздвигнет то, что в прах расселось,

Наступит общий во Вселенной сотрясенья час.

У верующих память о благих делах,

Во имя спасшего Иисуса совершённых. Бог соберёт и звук, рассеянный дотла,

И в потаённой комнате в ладони шёпот. Была здесь школа, дом учителей, –

Бурьян и конопля давно заполонили. На пользу вечную, душа, слезу пролей,

За то, что в памяти нам воскресить посильно.

И верю я, хозяева не умерли, они ещё живут

В потустороннем мире. О, только б не погибли! В жару их так же донимал слепень-паут.

Лет через тридцать здесь найдут ли мой мобильник? 13.09.09.

Соф.1:10 – «И будет в тот день, говорит Господь, вопль у ворот рыбных и рыдание у других ворот и великое разрушение на холмах».


На целый мир сегодня замахнулся,

На общий урожай, не на сухарь и пластик. Лучшее похитить, – пока ещё не жулик, – Таков за знанием примерный первоклассник.

Пестрит промоинами истончавший лёд – Такой соделает речушку судоходной.

Десятилетие, глядишь, и промелькнёт. Начало накопительству положено сегодня.

Мучительство грядёт от рьяно непослушных, Учителя за мучеников, прослывут с натяжкой; Где без Христа, там грех берёт на мушку, Расплата же потом настанет очень тяжкой.

Впервые руку молча поднял ученик, Вопрос пока что первый и наивный.

Не получив ответ померк и тут же сник,

Такой ответ – момент трагический – всё мимо!

На любознательных стоит особая харизма,

Им хочется всегда узнать поверх программы. Легко в незнании захряснуть, опуститься низко:

«А мне зачем? Не надо!» – дублирует упрямо.

Само собой растут все члены тела,

Все, кроме ограниченных под теменем мозгов, Они растут, когда мы явно попотели.

Иначе будешь не человек, – двуногий скот. По зёрнышку, по крохотной песчинке, порошинке Накапливать придётся рассужденья впрок;

Вопрос любой лишь с Богом разрешится, Ответ Божественный не осрамит упрёк.

Благословляйте деток, не только прыгать, бегать, Но в страхе Божием прислушиваться к небу, Здоровым духом быть, не нравственным калекой, Идти лишь за Христом и непременно следом.

Детей пустите, люди, прямо ко Христу, Усыновите их воскресшему Владыке! Тогда плоды желанные духовно прорастут.

Знакомить со Христом их в первый класс ведите! 01.09.09.

Иер.14:4 – «Так как почва растрескалась от того, что не было дождя на землю, то и земледельцы в смущении и покрывают свои головы».


Наёмник часто любит непогоду,

Ему бы лишь наесться, щедро полежать, Он без присмотра ни на что негоден,

И за расчётом скор как на пожар,

У верующих искренно и истинно трудяг,

Во всём есть творчески решительный подход, Любому бракодельству с ходу запретят,

На службе у Отца не раб и не холоп.

Мы в винограднике улучшить и собрать, Нас наградит Хозяин и оценит,

Умножить в тридцать, шестьдесят, стократ, Не лежбищем ли тешимся под тенью?

На поприще совсем необозримом

Труды и подвиги с Евангельским засевом. Зерно Библейское в уста-корзину примем, Разбрасывая щедро вправо, влево.

Свободными часами не транжирь отнюдь, Они даны облагородить местность, Придётся с жертвой тонущей тонуть,

В трущобах разгребать срамных и мерзких.

Для творчества, развития талантов Возможностей представится бессчётно, Хозяин щедр, за всё в конце заплатит,

Но только б праздным не застал нас вечер.

Изобретай в науке и искусстве, –

Успеем ли запрячь к Евангелию в помощь? Ты соработник у Христа Иисуса,

Стать сонаследником богатств Его не хочешь?

Об окончании работ с наёмником не спорь, О собственной корысти он печётся.

Будь медлен на слова, на слышание скор, Такие издревле в цене и при почёте.

Где творчески с умом мы порадеем, Заметный след протянется к Голгофе, На благовестии такой всегда при деле,

Они все в Церкви, не по сектам блохи. 25.06.09.

Соф.2:2 – «доколе не пришло определение - день пролетит как мякина - доколе не пришел на вас пламенный гнев Господень, доколе не наступил для вас день ярости Господней».

Нам не дано вернуться в день вчерашний, И завтрашний от нас за плотною завесой.

Путь преградит не бляха, – в венах бляшка, И все последствия другой на тризне взвесит.

«Не пожилось!» – вздохнёт наш сотрапезник, – Ему был жить да жить при житницах богатых». В порочный ствол микробы поналезли,

И червь за дочь могильную сосватал.

Сраженья ход предвидеть смог Саул, Итог трагической судьбы за злодеянья.

У всех услышавших в ушах застрянет гул, И свист невольный на века застрянет.

В сокрытой будущности польза пилигримам, С надеждою без страха на поприще бежать; Ниспосланное свыше благодарно примем,

И преждевременно на саван не меняй пиджак.

Делами рук да не приблизим смерть,

Нас миновавшую вчерашним отворотом. Предупрежденья все по Библии проверь,

Мы все у неизвестности на поводке коротком.

Нам, христианам, Хозяин-Бог открыл

Великой Тайны смысл до сокровенных пядей. Без наших человеческих обманчивых мерил, Нас во Христе простил, на прошлое не глядя.

Рай потерявшие послушались дракона, Рептилии ползучей, не Божьих наставлений. Всё человечество убийством, ложью кормит,

Маркс с Гитлером вползли и кровожадный Ленин. Из недра Сущего Сын Божий воплотился, Грехи омыл в крови Своей пречистой.

Бог – Тайна вечная, Один в трёх вечных Лицах, К Нему по морю жизни – там лишь пристань.

Расклад событий общий в Слове дан: Скорбь непомерная накроет всех живущих; Антихрист-жидовин, его прапрадед Дан.

Мы благовестием об этой тайне учим. 14.03.09.

Откр.12:4 – «Хвост его увлёк с неба третью часть звезд и поверг их на землю. Дракон сей стал перед женою, которой надлежало родить, дабы, когда она родит, пожрать её младенца».

Нам ничего не стоит согрешить, Украдкой, невзначай на полную «катушку», Скатиться с обетованных святынь-вершин,

И голос искусителя с усладой слева слушать.

Грех обладает силой притяженья, Засасывает разом с яростью трясинной.

Мы все у дьявола на мушке, став его мишенью, Враг душ не спит, усердно керосинит.

Грех... Это слово не из здешних мест, Исшедшее из адского пространства,

И семиглавый змей-дракон готов нас съесть, Прошляпим, будет взбучка, супервстряска.

И потрясутся все нейтрины во вселенной. Иной маршрут у мысли, в отношеньях; Свободой наделённый станет пленным, Враг-сатана сумел надеть ошейник.

Грех… словно кашляет считавшийся бессмертным, Такое же потомство копирует в забвенье.

Звезда за облаком из гари быстром меркнет, Спесь самооправданья с себя скорее сбейте!

Никто себя не в силах возродить, Стать первозданным по душе и духу. Расплата страшная маячит впереди, Мечты бесплодные до Аввадона ухнут.

Грех источает самооправданье, Вину стараясь на других спихнуть.

Так началось с эпохи самой ранней.

К восстанию тогда был обозначен путь.

С тех пор в пяту лукавый уязвляет, А семя женское гвоздит его в главу. Не доброе приходит в нас, суть злая, Слова же Божии домой к себе зовут.

Сын Человеческий от семени жены. От Приснодевы и Святого Духа.

Рождённый свыше, плод любви пожни,

Кто во Христе греху даст оплеуху. 19.08.09.

Сир.14:28 – «Заговорил богатый, — и все замолчали и превознесли речь его до облаков».


Нам нравится в животных молчаливость, – Мурлычет кошка – грелка на коленях.

Она не возражает, хотя бы мы озлились, – С ней отдыхал от зла злодейский Ленин.

Молчанье очень часто – лекарство от гонений, Когда о добром даже не говорят уста;

И скорбь подвигнется, а радость на замену, – Нам от укоров трудно поистине отстать.

Но из упрямства могут гневно губы сжать, Когда молчком из сердца рвётся пламя.

Можно и без слов зарезать без ножа,

Здесь мысль смиренная провозгласится главной.

Не осудить ни высших и ни низших, Кому, мол, путь к Христу навек заказан,

У невоздержности в словах всегда излишки, И рвутся камнепадом укоры из-за пазух.

Смиренная молитва глушит ярый гнев, Себе в укор ошибки, упущенья.

При размышлениях по Слову путь видней, И воспаленье языка в зубах прищемим.

Господь Христос стоит перед Пилатом,

От лжесвидетелей потоком хулы и обвиненья. И Каиафа всем за лживый звук заплатит,

На лжесвидетельство потратят уйму денег.

Бывают времена – молчанье их удел, Нельзя ни слова в обличенье выдать; Запас словесный сразу похудел,

И благовестие, смирясь, взойдёт на дыбу. Ребёнка учат говорить пусть год,

Но жизнь уйдёт – молчать чтоб научиться. Жена да учится, в безмолвии растёт.

Молчанье – лучшая у пирога начинка.

Молчал не в брачное одетый говорун,

Он спорил с Истиной и с Ней соприкасался. От слов осудимся, их годы не сотрут,

Ответ держать придётся за осужденья, лясы. 22.02.09.

Сир.31:15 – «здоровье и благосостояние тела дороже всякого золота, и крепкое тело лучше несметного богатства».


Наперекор врагу здоровье сберегу,

И на служенье ближнему его истрачу. И в зной и в холод стереги свой гурт, Без молока останемся иначе.

Здоровье нужно для рыбацких дел, – Нелёгкий труд – всю ночь при мокрой сети. Один прорыв в ячейке проглядел,

Кто за упущенный улов тогда ответит?

Здоровье для поста, молитвы и поклонов, Для бдения, труда и пеших переходов.

Болячки о себе немедленно напомнят, И на леченье траты, немалые расходы.

Расслабленный рахитик, разбитый инвалид, Их хромлющие при ходьбе колени;

И здесь скрипит и там давно болит, –

Но нас на поприще никто же не заменит.

Я речь веду не абы как о чём: Держите тело в строгости и в норме.

Кому-то падшего поднять, подставь плечо, Считай, что ты и нет иного кроме.

Здоровье на поклонах входит в нас Во все суставы в утренних потёмках. Иаков хромоногий свои отары спас,

И кругозор его был при смерти так ёмок.

Не растранжирь здоровьишко худое, –

За здравие делами впишемся средь юных, И от своих коров повысятся удои,

А на безделье жирное уже не клюнем.

От объядения, сонливости и лютого безделья Ветшает плоть, и дрябнут в теле мышцы, Незаработанный кусок с несчастным не разделим, О нашем здравии кто будет искренно молиться?

Что есть в наличии в графе «моё здоровье»? Умножить, послужить с лежащими покуда. Переедающий зубами себе могилу роет, – Здоровьем небрегущий поступает худо. 12.04.09.

Гал.2:10 – «только чтобы мы помнили нищих, что и старался я исполнять в точности».


Наперекор судьбе приучены бороться, Хотя судьбу не ведаем, и нет судьбы.

Жизнь вечная зависит не от роста, Хоть коротышку легче всем обидеть.

Нам никому не ведом тот расклад,

И ежедневное, с чем предлежит покончить. Борьбу за светлое и в малом не ослабь, Хотя дорога мнёт тебя по кочкам.

При строгости в спасении своей души, На пользу дела даже в малом польза;

С благословением путь сможешь совершить, Не поскользнутся на житейско-скользком.

Расправа ли грозит твоей идее,

Друзья вчерашние к иудам отшатнутся. Не охладеем, нищего оденем,

Ты не один, ты день и ночь с Иисусом.

От нас сокрыты будущие дни,

Длина и тяжесть поэтапных штреков. Не сомневайся только – мы же не одни, Проси себя держать за руку крепко.

С нуля в потёмках, явно до зари

В круговорот молитвы устремляйся, Словами-зёрнами не следует сорить, Сей благородное – не анекдотов лясы.

Смотря на нас, дедовский вспомним срок, Таланты, скромность, даже их характер.

В сравненье с ними нынешних – в острог

И от сегодняшних жильцов пришлось бы драпать.

То не судьба, а выбор половины, – Сначала душу злу закабалили;

Пред уголовным кодексом повинны, И Божий гнев расторгнется обильно.

Чертополох, репей, осот, полынь, –

Не этим ли уж вздумали хвалиться?! Где без Христа пытались как-то плыть,

В конце концов, снесёт к пиратам в пристань. 04.01.09.

Сир.21:2 – «Как хорошо обличенному показать раскаяние!»


Напрасно ничего не пропадает, Когда Творца за всё благодарят.

На много зеленее, не смех где, а рыданья, – О том из Библии вещают все подряд.

Нас многократно Бог предупреждал, Настаивал, грозился через верных. Заржавленное с гневом бросал и под наждак, Хотя жалея всех, Он до предела терпит.

Напрасно всё, что связано не с Богом,

Не ко Христу распятому бросало и вело. С холма полжизни видно, сколь убого,

С годами рушилось, ветшало, шло на слом.

Напрасно дьявол и его клевреты Рождают новые антихристовы сонмы. За гранью противленья, за запретной,

Младенцы не кричат «осанну» – это помни.

Кто благовестие страдающим принёс

И пострадал от извергов, – и это не напрасно.

Победа там, где царствует прославленный Христос, – К Нему вели гонения и встряски.

Нет, не напрасно чувствуем мы боль, Впадали в шок, в анабиоз с ожогом;

Без памяти о Боге всё превратится в ноль, И ропот вздыбится, враги навалят оптом.

Напрасным кажется крушенье чудных храмов, Режима царского с несчастьем и добром.

По заграницам князь в одеждах драных, –

Бог к исправленью нациям гнев отсыпает впрок.

Притихшие из плена тянутся обозы, Ведут Неемия и Ездра голодранцев. Опомниться и нам ещё пока не поздно,

К нам беды большие сумели подобраться.

Напрасно разве Иисус в скорбях страдал, И терпит тяжкие века из лихолетья.

В чалмах, китайцы ли, жидовская ли рать, –

На прошлом учимся, к себе уроки лепим. 17.02.09.

Матф.24:20 – «Молитесь, чтобы не случилось бегство ваше зимою или в субботу».


Насквозь продрогшая голубка на земле, Не может, силы нет взлететь на голубятню. И не одна… Беда, легко и обомлеть:

Уж не отрава ли с болезнями на пятки.

Четыре месяца я с лагерем детишек Отсутствовал и обитал в своей деревне. Начал расследовать и вот что я услышал:

Оставленный хозяином стоял совсем некрепко.

И дней ли несколько совсем они без пищи, Тварь бессловесная, крылатые любимцы,

А осень на дворе, холодный ветер свищет,

И как теперь худобине в морозы оживиться? Беда зверью, беда всем теплокровным, Когда запасы жира подошли к нулю. Запаса нет по дуплам, всюду прорва,

Где в паводок и воды смертно не зальют.

Теперь всё лучшее, что значится в заначках, Тащу на голубятню, то вверх, то вниз сную; Неподготовленным к зиме прийти опасно,

И с поголовьем явно подойти к нулю.

А нуль есть круг без выхода куда-то,

Круг заколдованный невежеством и ленью. В курятнике к весне беде кудахтать, Разбитые горшки уже ничем не склеить.

Вот так и все слепцы в Писании невежды, Толкуют: Церковь в скорбь, в годину искушенья Уж не войдёт, восхитится, мол, прежде, Антихристу не будет яростной мишенью.

И морят голодом слепотствущих сонм.

Не проповедуют и мимо предостережений. Нет благовестия, забыт Христа Закон,

И ждёт страшнейшее вовек ниспроверженье.

Кормить, поить на пастбищах Христовых, Трудиться день и ночь с заморенною паствой. Не литургию спросит Бог с вас, не престолы..

Змей достоянье Божие хватает страшной пастью. 17.10.09.

Евр.9:17 – «потому что завещание действительно после умерших: оно не имеет силы, когда завещатель жив».


Наследником кого себе оставить, Чтоб тот по ревности нигде не оплошал,

Не закрывались наглухо бы в доме ставни, Таких наследников до смерти будет жаль.

Боюсь податься в родственные связи, Забыв их хамство, всюду теплохладность, Легко с таким настроем и увязнуть, Ведь отдаю самим нажитое бесплатно.

Наследники так многие столь тяжко наследили. Не шли во след завещанному старшим.

В старообрядческом увязли топком иле, Прилипла к телу их своя рубашка.

Оставлю карту из своих скитаний, Помечены места былых сражений. Надеюсь, и для вас такой же час настанет, И вы воскликните: «Спасён я! Неужели?!»

Мой распорядок дня и раннее вставанье, Звонки до девяти вечерних телефонов... Их передать хотел бы и оставить с вами,

Но мой сквозняк… слабы – вас просифонит. В чём преуспел и где легендой стал,

Где благодать Христова была преизобильна? Поил, кормил и навещал по тюрьмам я Христа, И где меня душили, жгли и крепко били.

Следы в пыли мои… просроченные сроки, За семьдесят уже зашкалило болячки.

У смерти побывал на поводке коротком,

И страха перед ней, увы, никак не спрячешь. Что из имения, квартиру и компьютер, Библиотеку, транспорт и вещички Легко изжить, намного лучше купят, Сараи, двор от лишнего очистят.

Но опыт мой, мои друзья и слуги, Мои враги, сроднились так со мною.

Как передать? Смерть сук мой перерубит,

Её сирена рядом, на повороте воет. 08.08.09.

Пс.94:1 – «Приидите, воспоем Господу, воскликнем твердыне спасения нашего».


«Наш сайт подвергся вирусной атаке!» – Так звонят нам уже с восхода солнца;

И чистый голос будет только квакать, И наш экран скукожится чуть после.

Конечно, я не спец, совсем не доктор. Не дока в этом интернетном фарсе. Вот если б книги чуточку подмокли, И корочки чуть-чуть задело маслом.

Тут мне по силам вызвать на подмогу Сподручные тепло и белую бумагу.

А тут… усердно помолившись Богу, Опять на свой режим, на чёточки налягу.

Откуда знать мне, нужен ли наш сайт, Что мог, я выложился, выложил в эфире. Но что есть вирус, мне не описать,

Как оказался в запертой квартире?

Угодно Господу, Он вирус истребит, А, может, это знак намного глубже?

Неоспоримый вынесен уже душе вердикт, И потому заразой кто-то сайт наш глушит.

Не знаю! Говорят мне программисты: Конкретный сайт едва ли заразят.

Считаю, срочно нужно помолиться,

И потревожили меня звонком не зря.

Мою сонливость и хандру с утра Вдруг вымело, развеяло, спалило,

И стал программу немощи стирать, Вытравливать залившие строку чернила.

Кто я? Всего лишь только проводник, Готовящий слова Христа к раздаче.

А что то Слово в ком и как родит, От бед каких поверивших оттащит.

Всё в Божьей милости, и жизнь одной страницы; Он Цензор, как решит Он, так и будет!

Для жаждущих наш сайт – в жару напиться,

Всем алчущим по праздникам и в будни. 27.08.09.

Пс.94:6 – «Приидите, поклонимся и припадём, преклоним колени пред лицом Господа, Творца нашего».


Наш сайт-страничка во время открыт, Хотя и с запозданием весьма немалым.

И на него лукавый глухо поднимает рык,

Через клевретов мажет своим консервным калом.

Ну что сказать для тех, кто оголтело

Уже вломился в папки, в Библейские ответы? Час «икс», чтоб проявиться их черноте приспел, И осветить её Библейским чистым светом.

Мы в Интернете только лишь всего полгода,

Уже четыре тысячи в день к нашим чистым блюдам. Пусть хвалится вошедший радостной находкой, Глядишь знакомым станет и друзьями будем.

В активе сайта голос мой такой усталый,

Не артистичный, переживший спады и подъёмы. Прошедшийся не раз и по церковным свалкам.

На каждый вкус здесь кушанье найдём мы.

Сайт круглосуточно зовёт к своим богатствам, – Во свете Библии сей православный сайт.

Полвека знания копил он не напрасно, Чтоб словом Божиим и страхом потрясать.