Игнатий Лапкин


П Р О П О В Е Д И В СТИХАХ


Книга третья



1

Барнаул 2013


По благословению протоиерея Иоакима Лапкина,

благочинного церквей Алтайского края (РПЦз)

ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ

во свете БИБЛИИ


Третья книга - «Проповеди в стихах»


© Лапкин Игнатий Тихонович, 2013

Адрес: 656016, г.Барнаул, ул. 2-я Строительная, 62-16, тел.: 24-38-46; 62-81-37. Моб. тел. 8-961-230-70-60.

3

Электронная версия книг: www.kistine1.narod.ru

Предисловие

ИгЛа – это аббревиатура из моих кровных имени и фамилии: Игнатий Лапкин (имя, полученное при святом крещении и фамилия – наследственно от родного отца).

Возьмите по две буквы, и будет ИгЛа. Это не игла, ибо буква Л

– большая. Для краткости так и пишу – тут нет ворованного ничего. Игнатий Лапкин – ИгЛа, – имеет для меня и более глубокий смысл. И он вот в чём состоит. В святой Библии (77 книг, с неканоническими книгами) - 669.284 слова. А вот слово «игла» встречается всего только один раз:

Еккл.12:11 – «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди, и составители их - от единого пастыря».

И слово «лапка» встречается во святой Библии только один раз: Прит.30:28 – «паук лапками цепляется, но бывает в царских чертогах».

И тут я зацепился за эти слова, которые мне даны от рождения: имя Игнатий (в переводе с греческого означает

«неизвестный», а в переводе с латинского – «огненный»).

И, кроме того, я глубоко верующий и во многом не согласен с официальным курсом сегодняшней церкви, хотя и нахожусь в ней. И слова мои многим не нравятся. Они колют их. Я – простой сторож и печник – (охраняю и обогреваю многих), не начальник, но благодаря Евангельской проповеди достиг

самых отдалённых уголков земли.

Наш сайт «Во свете Библии»: http://www.kistine1.narod.ru Наш форум «Во свете Библии»:

http://www.kistine.my1.ru/

«Живой журнал»:

http://iglapkin.livejournal.com/

На нашем сайте, который считаю одним из самых богатых в мире, отвечаю на 4124 вопроса во свете Библии. Там более тысячи моих проповедей, произнесённых в храмах во время богослужений,

3137 моих стихотворений на духовную тему, 50 начитанных мною книг – аудио,

38 изданных книг за 8 лет (и ещё 3 книги уже в интернетной версии). Вот тебе и лапки паука и мысли, сшивающие разрозненное. Стихи не пишу с 12.11.2010 г.

Фил.1:23-24 - “Влечёт меня то и другое: имею желание разрешиться и быть со Христом, потому что это несравненно лучше; а оставаться во плоти нужнее для вас”.

Не спешите меня хоронить –

Я прощаюсь с оставленным телом. Обрядите меня для войны,

Для последнего, страшного дела.

Сорок дней по мытарствам идти, Двадцать разных таможен не схожих.

Там дотошный допрос, будут бить, колотить, Строить чёрные, адские рожи.

Столько рыл, перепончатых крыл, Скрежет злобы бесовской, постылой. Обо всём испытанье, что ел, и что пил. Как? почём? Небеса не коптил ли?

Мой язык… Если к правде привык. Ну, а если неправда найдётся?

И за мысли мои… Не любил ли кривых – От рождения и до погоста.

За развратные мысли по числам, По часам и минутам припомнят.

Верил в жертву Христа, или был атеистом, Жил не венчано или законно?..

Погодите судить, я не умер ещё – Судят недруги, лают нахально.

Перед вами, живыми, давать мне отчёт, Перед страшной дорогою дальней.

Если вы мне простите грехи, Истребите долги и сожжёте,

Вам на память оставлю гнилые мехи, – Проводите их с малым почётом.

Схороните меня в сапогах,

В моей робе тюремной, в заплатах. В них прошёл я «Чечню-Карабах».

Всех мирил со Христом – не за плату Поддержите молитвой… Мой путь не окончен, Враг вплотную насядет, окружит.

Бейте только прицельно и точно,

Из Псалтири – из тысячи ружей.. 05.96.02.

2007 1Кор.15:22 – «Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут».


Всё Бог!.. Всё Он!.. Я – чадо разделенья, При всех трудах как будто одинок.

Дождаться бы, Он наяву оденет, Как некогда Адама Тот же Бог.

Не об одежде хлопочу, сигналю,

О близости, чтоб лицезреть, как есть.

И возвестить не только ближним, дальним. Что значит ставший амулетом крест.

В таинственном совете прежде век Решалась участь падшего Адама. Покинул Бога и от слёз ослеп,

Грехом запачканного не отмоешь в бане.

И вот свершилось… Божий Сын пришёл Вернуть испорченное к самому началу; Рай опустел, и полнился шеол,

Куда усопший навсегда причалил.

Ночь истекала… Начиналась эра Исхода душ из дьявольского рабства. Ещё никто, как в Бога не поверил,

По-человечеству ещё Он не был распят. Что чувствовала грешная земля,

Когда по ней стопы Христа ступали? Лишь после воскресения продлят Тысячелетия в Его святых сандалиях.

Всё Бог!.. Всё Он!.. В намеченном сбылось, Голгофой путь Ему загородили.

«Распни Его!» – здесь надрывалась злость;

«Сойди с креста!» – кривились рты в бессилье. Свершилось! Кровь с Голгофы потекла По алтарям – Причастием зовётся.

Война в Израиле есть Божия метла, И Холокост куёт в достатке гвозди.

Всё Бог!.. Всё Он!.. Пределом искупленья День обращения Израиля к Христу,

Когда придёт антихрист – мошиах-мошенник,

В дверь вечности последний будет стук! 28.02.07.

6

Пс.15:11 – «Ты укажешь мне путь жизни: полнота радостей пред лицом Твоим, блаженство в деснице Твоей вовек».


Всё время чувствуют, чего-то не хватает При полном изобилии внутри и вне.

Меняются имуществом, фамилией, местами, А пустота гнетёт при жизни и во сне.

И с каждым годом чаще мысли кружат:

«Кому достанется, чем явно дорожим, И сам болящий разве будешь нужен, Как нужен дом, сберкнижки, гаражи?»

События, аварии повыхлестали всех – Ряд обелисков строгих при дорогах; Где бывшие застолья, музыка и смех? А было то как бы не с нами вроде.

И пустота: тот умер, тот предатель, Кого-то сам толкнул и отстранил.

Был впереди, но вот теперь стал сзади… Насильно никому не будешь мил.

У верующих тоже встречи, расставанья, Но и надежда есть, что здешнее лишь миг, Соединенье в вечности настанет.

На время спрос – невиданный лимит. Молитва к Богу нас объединяет, Роднит, скрепляет верой в Иисуса;

И даже зимними, потёмочными днями Не кажется, что в храме нашем тускло.

Конечно, смерть для каждого не в сладость, Она и молодым даёт свои звонки.

Придёт непрошенная, каждого ограбит, – Пока что мысленно развязку ту прикинь!

Все до единого, отжившие своё, Цеплялись и страшились, отступая. Какая непогода о нас слезу прольёт, И боль неведомая, острая, тупая?

Христос есть корень праотца Давида, Звезда под утро нового рассвета.

С Ним полноту за пустотой увидим,

И плоть остывшая вновь будет разогрета. 18.06.07.

7

Пс.88:27 – «Он будет звать Меня: Ты отец мой, Бог мой и твердыня спасения моего».


Все мы по большому счёту есть екклесиасты, Все, кто христиане есть священники, цари!

Что сказать на это? Так прекрасно! Ну, а Бог какими кличет нас и зрит?

Может быть, давно зовёт землёй нас, Той, что тернием покрыта под завязку? Проползают зимы, пролетают вёсны,

Мы же падшие в трясине так увязли.

Радостно, конечно, Бога звать Отцом, Ощущать и пить Его святые ласки. Сладкую истому Он подаст на сон,

И в ночи плывём мы без опаски.

В смысле слов, названий и примет,

Кроется ли сущность, твёрдость и надёжность? Бог в крещенье с каждым заключил завет,

И недосягаемое сделалось возможным.

Если Он Отец, то мы же Его дети! Ну а где ж тогда почтение к Отцу? Овцы мы – на нас Его пометки,

И какие школьники отметки принесут?

Овцам, кажется, положено по чину, Только блеять, не по-волчьи выть;

Но чрез ИНН прилипли плотно к чипу: Будучи очищенным, где ж подцепили сыпь?

Если нас назвал Спаситель виноградом, Значит, может выдавить из каждого Он сок, И вином соделать – страждущим отраду, Прибыль дать сторичную – во сто.

Бога Иегову, сущего над всем

Нас усыновившего в страданье Иисуса Знаем ли по Библии, другим ту весть несём, Или прячемся, да и других не пустим?

Всё в Тебе, ведь ты христианин! Все во мне, мы все сыны пророков!

Обличаемый раскается, таких Господь хранит,

Кто не плодоносит, тот и будет проклят. 06.07.07.

Еф.5:33 – «Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится своего мужа».


Всего-то ничего – непослушанье, Подумаешь – совета не спросила. Не кто-то, а жена... Она мешает,

И бьёт по голове и очень сильно.

Глава есть муж, конечно, не сожитель, Как приложение к постельному белью; И не Адам жену сперва обидел,

За то теперь все жёны слёзы льют.

Не состоится дело без совета,

Хотя бы высилась громада новостроек. Там не одна семья уже отпета,

Своими языками себе могилу роют.

Бестрепетно, бесстрашно охладела, Одна осталась и известно с кем.

Гутарила со змеем и… с непокрытым телом, Сад разгорожен, дом совсем без стен.

Обмолвилась хотя бы полсловечком, Мол, собеседник крайний отыскался:

«Красавец-змей шипит по-человечьи». Адам бы крикнул: «Прочь, скорее кайся!»

Трагедия страшнее, чем Чернобыль, Смерть расползлась, все клетки заполняя.

Змей был мудрей, чем с динамитом Нобель, Враг разнолик – не зря же он линяет.

Жена да ищет послушанья мужу, Когда он светом с неба просвещён, Иначе будет с каждым днём всё хуже,

Муж сделается зверем, жутким палачом.

Склоняя голову, ищи благословенья

В словах Господних, в послушанье мужу. Нет драгоценнее слезинки на коленях, Без самовластия жены и муж не тужит.

Сумели ж нехристи – соседи-мусульмане Чадру накинуть, в балахон облечь!

У них жена отнюдь не атаманит,

Иначе вышвырнет, а то и «тыкву» с плеч. 07.06.07.

Фил.3:5 – «обрезанный в восьмой день, из рода Израилева, колена Вениаминова, Еврей от Евреев, по учению фарисей».


Вселенский учитель, Апостол из Тарса, Мальчишкой, быть может, гонял голубей,. Постился усердно, учился у старцев,

Их жизнь и Талмуд прилагая к себе.

И столько традиций, обычаев разных, Поклонов земных, все с наклоном к закону. Кто к идолам липнет, тот хуже заразы,

Тот в адских глубинах, как жёрнов потонет.

Он в Тору, в пять книг Моисея вникал, Пророков зубрил, и псалмы на зубрёжку, Его с его знаньем приметил кагал,

И начал к себе приближать осторожно.

Он сверстников всех оставлял позади, Учился охотно, как наш Ломоносов, Такого с раввинами в ряд усадить,

И стать во главе многократно попросят.

Он знал, что враги – легионы из Рима, И нужно зилотов родить для войны,

В законе чтоб буквы одной не отринуть, И новых адептов к себе заманить.

Всегда о Закон раввин ревновал, Себя не щадил за обряд фарисеев;

К такому попавший, считай, что пропал, В словесных баталиях секты рассеет.

При нём появились тогда христиане, Он рвал и метал, и давил назореев,

И верил, что скоро победа настанет, Плоды при его истребленье созреют.

Но свет на дороге в Дамаск осиял,

И путь развернуло совсем не по плану, Наручники выпали, ордер и кляп, –

Вот так и родился известный нам Павел.

Он племя жидовское псами нарёк, Отверг обрезанье, напишет посланья; Гонителям всем преподал он урок,

Всем тем, кто не хочет остаться козлами. 27.12.07.

Ис.1:13 – «Не носите больше даров тщетных: курение отвратительно для Меня; новомесячий и суббот, праздничных собраний не могу терпеть: беззаконие - и празднование

Всю ночь палили в небо фейерверки, Справляли Новый год, и бесновались; Но жизнь и в свете оставалась серой, Не просветлела изнутри нимало.

До туч всплывали всполохи ракет, Гирляндами катились к горизонту;

К кому-то в этот час подкатит смерть, – Она пока что царствует на троне.

Чего уж праздновать при полном пораженье – Всё остаётся так же, как вчера,

Всё сета сует, вращается сей жернов, Раздует пепел нашего костра.

Во дни побед салют не умолкает, Застолья ломятся, ограниченья чужды. Дней и годов не задержать мельканья,

И видят в них лишь внешнее, наружно.

Помолимся, чтобы взглянуть во внутрь,

И в страхе отшатнуться – столько мрака; Насколько ж глубока и беспробудна дурь У каждого безбожника на грядке.

Кто осознал никчёмность пустоты, Приобретение богатства и тщеславья; Там вожделениям пришла пора остыть, Не жить с гаремами по образцу ислама.

Быть осиянным нужно изнутри, Признать главенство у души над телом; Читая Библию, в себя тотчас смотри, Как мы желать и в мыслях не посмели.

Столп огненный над станом-житием… Отсчёт начнётся от рожденья свыше, Контроль над тем, что выпью и что съем, Делиться тем, что самому не лишне.

Такое праздновать приятно с Иисусом, В передний угол Гостя усажу,

Путь истинный тернист и очень узкий,

Светлей прожектора у лампы абажур. 01.01.07.

Быт.3:5 – «но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло».


«Вы будете, как боги, господа!» –

На первобытном языке змей вспрыснул. Волною гордости, как в сауне обдал,

И красный человек стал хуже крысы. У лжи лукавого немалая тропа,

Ещё на небе лгал на бывших братьев. С тех пор Денница-Люцифер пропал, Не возвратится никогда обратно.

Ни слова правды – Слову вопреки Бормочет, учит с кафедры, с амвона; Свой дождь идей старательно кропит, И под луною старой то не ново.

Как разобраться, правду отличить

От вымыслов и мифов непроглядных, Свет истинный обресть в глухой ночи, Кругом вожди – на пне гнилом опята.

И в этом ракурсе, где дым от сатаны, Иначе видятся истории этапы,

Готовит революции и толпы для войны, Владычеством своим весь мир оттяпал, На Бога, ясно, смерд не потянул,

Но стал рабом у князя тьмы воздушной, И щёлкает в веках кровавый кнут, Пленит не только телеса, но души.

«Как боги будете!» – всё врёт напропалую, Беснуется толпа на стадионах,

Стараются, кто чище переплюнет, И в тех плевках элитное утонет.

Бог Слово вышнее отверженным послал, Да веруют в Мессию – Иисуса Бога,

Вот с Богом силен человек, хоть слаб, Чертог прозрит и в хижине убогой.

Бог обожил венец Своих творений, Через Голгофу возвратил Адама.

Слепцы, без очереди получайте бренье.

К крещению – новозаветной бане! 28.12.07.

Еф.5:12 – «Ибо о том, что они делают тайно, стыдно и говорить».


Выходит так, что сколько ни живи, Но жизнь такую выкинет вдруг штуку. На ровном месте снова нос в крови,

И в первый класс опять идти по кругу.

Таким кульбитам нет конца и края,

Не хватит опыта, познаний и терпенья;

Но Кто-то ласково и нежно так подправит, И как-то во время и к месту мы успеем.

Не надо тосковать нам по своим раскладам, К чему готовились, а вышло по нолям.

Казалось в дребезги, но Кто-то всё уладил, И вывел к трезвости заброшенных гуляк.

За каждый час в неведенье прожитый Потом придётся Бога прославлять, Что это Он просеивал на сите, Остановил так во время осла.

Со старых фотографий, как не я, А кто-то хорошо уже известный,

Как заяц от лисы в кустах петлял, Истошным криком оглашал окрестность.

Сегодняшний сужу того, родного,

С которым только память и сродняет; Был день, когда раскаялся пред Богом,

Смысл жизни сделался до мелочи понятным.

Как пятна барса и кожа эфиопа Характеристика души до обращенья. Упущенное лучшее прохлопал,

О, если бы мог повторить крещенье.

Создатель знал, терпел, не уничтожил, Уверовать позволил во Христа.

Как милосерд, и терпелив Ты, Боже, Что вызревший в душе рассвет настал.

Библейской древностью внезапно обновило, И Дух Святой воздвиг на благовестье.

Уста молитвенным соделало кадилом,

Путь к воскресению понятен и известен. 13.02..07.

Еф.4:16 – «из Которого все тело, составляемое и совокупляемое посредством всяких взаимно скрепляющих связей, при действии в свою меру каждого члена,

получает приращение для созидания самого себя». Вышел сеятель сеять свои семена,

Разбросал их усердно, но будто вслепую. От земли, мол, зависит – в земле вся вина За пропавшее зряшно, погибшее всуе.

Ну, а если бы сеятель взял и не вышел, Углубился в молитву и в келье засел, Семена сохранил, не сожрали же мыши, И других не пускал на опасный посев.

Что бы вышло тогда и какой результат? Походи по пустыне Египетской, плача, Докричись до монахов. Сотлевшие спят. Там косматые лешие исподволь скачут.

Ту заразу, бациллу молчания к нам Завезли, насадили, взрастили безмерно, Благовестия не было, вырос обман,

На бескрайних просторах кустится неверье.

Ровно тысячу лет по болотам, в горах, Надсаждались отнюдь не Евангельской верой. И внезапно всё рухнуло с грохотом в прах, Оказался в хвосте почитавшийся первым.

Семя сеется ныне сектантской рукой,

С еретическим вкусом и запахом гнили. Свищет, хлещет хвостом семиглавый дракон, Не попы ли бездельем сюда приманили?

Выйдем все, кто родился от Божия слова, И новину распашем своим языком.

Обязательно новые души уловим,

По домам и квартирам спешите пешком.

Кто на месте стоит, даже пусть в алтаре,

Пусть сегодня же выйдет за Пастырем общим. Взявши Библию, сделайте это скорей,

Это будет дешевле, доходчивей, проще.

Кто вкусил благодать от хождения в люди, (А для Божия слова не сковано уз),

Будет щедро давать, – у Христа не убудет, –

Потому что с ходящими всюду Иисус. 20.11.07.

Еф.6:11 – «Облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было стать против козней диавольских».


Гарантии того, что уцелеть Среди смятений, разных катавасий, Ни у кого, – расставил дьявол сеть, И дёргаться попавшимся – напрасно.

Не так пойдёт строительство дорог, Не там рванёт знакомый динамит,

И неотмеченный на карте выпрет рог, Из-под воды бикфордов шнур дымит.

Не обиходить любящих невест,

И женихам не помогает храбрость, Такая круговерть, что не даёт присесть, Заразные микробы в нас пробрались.

Вдруг несогласие по мелочным вопросам – Такая шелуха, что только ахнешь; Казалось, разрулить всё это просто,

Но шепотки под окнами и сбоку шашни.

Испытано в прошедших поколеньях, Дотошно подтвердилось сотни раз, Не примирит героев даже смелость,

Когда в сердцах чужой огонь и страсть.

Закон Евангельский под авторством Христа Влечёт к небесному на высшую ступень,

Как хорошо успеть под тень любви попасть, И до заката дня гнев потушить успеть.

Невыполнимое тотчас преобразится, Когда молитву подкрепить постом,

И за прощение воздастся всем сторицей. На «Аллилууию» переменит стон.

Смиренье – мать у радостных известий,

Для добродетелей находит к сердцу доступ. От напряжения сосуд греха не треснет,

И черепки не выбросит к погосту.

Гарантий нет нигде и ни на что,

Но Бог – Гарант Библейского закона, Себя отвергшийся, в Нём нового найдёт,

Испробует рецепт, усвоит и запомнит. 21.10.07.

1Иоан.3:12 – «не так, как Каин, который был от лукавого и убил брата своего. А за что убил его? За то, что дела его были злы, а дела брата его праведны».


Где грех, там и борьба за право выживанья, За место лучшее под солнцем и луной.

Немирная реальность Иакова с Лаваном, Закончится всё третьей мировой войной.

А было некогда и райское сословье, Потери чёрные крутились возле Евы, И Змей-Горыныч не сказал полслова, Там славословие – единственная тема.

У Бога всё в сегодняшнем числе,

Всё завтрашнее зрится лишь в проекте; Ещё не предвещал беды ночлег,

И Каин Авеля с презрением не встретил.

Жизнь из борьбы и тягостных потерь Уже с концовкой к райскому Эдему; Нам трудно, смутно осознать теперь,

Как мог из Ангела переродиться демон.

Борьба из зависти, нечистых пожеланий Вползает чёрной лентой, растекаясь.

Пророки восставали, извергая пламя, Испепеляли идолов, прославленную пакость.

И без борьбы с тех пор не жизнь, а смерть, Свободу отстоять и право сделать выбор, Мгновенно разобраться при входе в круговерть, В чьём неводе окажемся мы рыбой?

Борьба со сном, с едой, питьём и гневом Рождённому младенцу предстоит;

За жизнь, что названа раздетой Евой, Нам за неё и вынесен вердикт.

Когда же Нового Завета торжество Зарёю континенты охватило, Увидели, насколько мир жесток, Какой у смерти урожай обильный.

Христа принявший многое теряет, Его преследуют и тернием венчают. Борьба за принципы утерянного рая,

Меч Слова Божия сверкнёт над палачами. 27.07.07.

1Фесс.4:8 – «Итак непокорный непокорен не человеку, но Богу, Который и дал нам Духа Своего Святого».


Где самомнение – путь к Вавилонской башне, К её развалинам – теперь там только холм.

И тем, тогдашним, может, было страшно, – В историю сплетались тысячи мелхол.

Мелхола дерзкая и наглая жена Престиж блюла и проиграла чрево.

В последствии Давиду стала не нужна, – Высокомерный вызов до себя примерим.

Любая секта строится на лжи,

На недомолвках, дерзости несметной. Печать гордыни в завязи лежит,

И при желании не трудно то заметить.

При здравости молитвы, чтении Писанья Не сможет бес в сознание пролезть.

Чтоб из овец завзятыми остаться псами, – У всех сектантов безгранична лесть.

И каждый каждому подножку подставляет, А сам хромой, срамец, на два колена.

Себя при передрягах видит лялей, Хотя при свете истины и слепнет.

Не просто в зеркале Писанья рассмотреть Своё невежество, никчёмность, паразитство,

Да так, чтоб в пропасть ту не попадаться впредь, До крохотной частицы чётко отразиться.

Суметь признать: «Я нищ и слеп, и наг, И мазь глазная только у Иисуса».

А самомнение отвергнуть и изжить – Блажен, кто их совсем к себе не впустит.

У самомнения нет искренних друзей, Оно съедает дружеские встречи.

Начнёт в беседах с наглостью борзеть, Но вымыслы свои доказывать ей нечем.

Смирение пред Богом – палач для самомненья, – На эшафоте жалкие лохмотья.

Достоинства смирения дороже всяких денег,

Во свете Библии её в себе усмотрим. 13.07.07.

2Тим.2:7 – «Разумей, что я говорю. Да даст тебе Господь разумение во всём».


Где слово Божие стоит не во главе, Хотя бы и настольной стало книгой, Там жизнь не устаёт сильней леветь,

Доколе крутизна к лавине не достигнет.

Советуйся, что скажет Иегова,

Бог вездесущий в идеальном свете,

Путь небоязни Божьим страхом скован – К запретному владетель не посмеет.

Свои, чужие, прошлые деянья, Сегодняшнее, в будущем ли хлынут,

Во свете Библии открытым оком глянуть – Под каплями дождя размякнут глыбы.

Победам ли, грядущим пораженьям

Даст слово Божие разборку и разбивку. Иначе все глагольные спряженья,

На падежи экслибрис личный, бирку.

И до всего мне дело приключится,

Во всех событиях участник стал дотошный. Отсемафорит красным, где нечисто, – Достать бы под столом Христовым крошки.

Своим народом будешь дорожить, Доподлинно, не подло, возвышая святость. Не так, как оголтелый прихвостень и жид, Привыкшие грехи народа прятать.

Идя дорогой, сидя за столом,

Привыкли запросто о разном посудачить. Во свете Библии как часто всё на слом, Деяния, дела и наши горе-дачи.

Ищи божественных и точных откровений, Кому-то в давности отвешенных не поздно; На благовестье к ним влагаю ногу в стремя, С собой Библейское – прямые иглы, гвозди.

Не только во главе и в голове,

Но переполнены душа, мой дух и тело. Христос мой Кормчий, я его пловец.

Стремлюсь к единой пренебесной цели. 03.10.07.

Пс.138:24 – «и зри, не на опасном ли я пути, и направь меня на путь вечный».


Глаза открыть на то, что окружает, И душу радует наличие своим.

Посевом по весне и щедрым урожаем – Конечно, если видеть захотим.

Всего в достатке, в чудном преизбытке Внутри и вне, и в космосе таёжном.

Неблагодарность делает несытым, Удовлетворить их Сам Господь не может.

В душе, познавшей верою Иисуса, Особые мелодии и в горе прозвучат; Такой букашку зряшно не пропустит, На всём увидит Божию печать.

В лесу, и в поле, равно и на море

Он слышит, чувствует присутствие Творца; С безбожником о том не будет спорить, Подобно дьяволу тот будет отрицать.

Кощунственно, безбожно и неумно, Нетрезво бредит, будто обезьяна.

Не станем прыгать, а играть на струнах. А позже на органе с фортепьяно.

Мудрец великий, дивный Соломон О ветре думал, и его движенье.

И звёздным кругом не был он пленён, При всём своём великом положенье.

Писания пророков – откровенья Божьи И самых главных могут умудрить.

А мудрость на лицо печать свою наложит, Из недругов исторгнет удивленья крик.

Иметь чтоб уши, зреть открытым оком, – О том смиренно Бога вопроси;

Во всём и ты участник, а не с боку. Будь осторожен, не лишись ресниц!

Духовным зреньем наделённый зрит, И понимает Слово Божье, жизнь.

С Ним свет во тьме, без утренней зари.

Восстань, мертвец, и для Христа проснись! 21.05.07.

Ис.6:9 – «И сказал Он: пойди и скажи этому народу: слухом услышите - и не уразумеете, и очами смотреть будете - и не увидите».


Глобально мыслить очень тяжело, Охватывать космические дали.

Наш разум ограниченный хватает на излом, Вопросы бесконечности не натощак восстали.

Ни ветерка сегодня, не шелохнётся лист, Но только вспомню, что несёмся где-то,

От бодрости моей лишь запоздалый писк, – При всех энциклопедиях такой я бедный.

Подобно пуле мчится шар земной, Сжигая в атмосфере метеоритный сонм. Нас защищает очень тонкий слой,

И не считая дыр, куда сползёт озон.

Ни скорости, ни бездны в обозримом, Стоит трава, закат из облаков;

Мы в кутерьме из звёзд несёмся мимо, И нас не давит ветер, как клопов.

Колодцы роем, по отвесу дом…

Но если вся земля рассвечена под глобус, То где наш потолок, когда летим верхом,

Не спотыкнись мой разум, иначе глупо хлопнусь, Но если я с обратной стороны

От той, которая лобасто давит космос, Вдруг оторвался – негде схоронить,

Исчезли б в бесконечности и плоть, и кости.

Об этом думаю, но разум отключает, Стирает знанье книжное реальность.

К глобальному мышлению плетусь с ключами, Пытаясь на молитве отвлечься малость.

Цари, империи сшибались не на шутку,

Из праха взятые скрываются под прахом, Как и не жили… станет тяжко жутко, Зажмурившись, всплеснёшь руками, ахнешь.

Необозримость общей панорамы

Саднит сегодняшним и будущим пугает, Откроешь Библию – вставать придётся рано,

Холодный пол нащупаю ногами. 10.08.07.

Пс.75:11 – «И гнев человеческий обратится во славу Тебе: остаток гнева Ты укротишь».


Гнев усмиряется сознанием вины – Душ освежающий потушит воспаленье; И перед Бульбою Андрейка враз поник, Разбросаны чадящие поленья.

Особенно когда пренебрегут

Наш интерес и обещанья сбросят, Гнев тотчас вызван будет на редут, Хотя противник с Голиафа ростом.

И скинутся замшелые обиды вдруг сюда, Многозначительством последствий обуяны, Снарядом землю мёрзлую клевать,

Рыть для противника вместительную яму.

Свидетели у гнева нежеланны,

И им подарками рты тотчас не заклеить, Крушенье дружбы явно не по плану,

И час от часу примирить не легче.

Корю характер, – весь пошёл в отца, – Страдал в семье от непомерной вспышки. И некому петицию спеша писать,

Кто жалобу мою в верхах услышит.

А жалуюсь на собственный ущерб,

За нанесённую во гневной вспышке язву; В семейном клане свет опять померк,

Не светит солнце даже в полдень ясный.

Встал на молитву, – сто поклонов слёзных, – Растеребил, обмыслил залпы гнева; Раскаяться полезно и не поздно,

Дабы на Судище не оказаться слева.

Гнев человека правду не творит, Ночное ложе – путь для размышлений.

Как не спопашился и рот раззявил в крик, Теперь плыву в потоке из сомнений.

Мой жертвенник молитву обождёт, Пока не доведу всё к примиренью.

На раны ближнему не соль несу, а мёд.

К себе услышанное истово применим. 24.10.07.

Ам.8:6 – «чтобы покупать неимущих за серебро и бедных за пару обуви, а высевки из хлеба продавать».


Гнусные насмешки творит над человеком Низвергнутый с небес лукавый херувим, Здоровье обещает в природе, без аптеки, Огонь разжечь от холода в крови.

«Учитель» Иванов по имени Порфирий, Корнеев сын, безграмотный картёжник; Надулся на безбожестве зловредный чирей. Теперь, видать, в огне безумного корёжит.

Как многих погубил, разделся и не стыдно,

«Учителем» зовут безумца-старика. Абракадабру нёс, был бесноватый, видно,

И в бешенной гордыне, да вовсе не слегка.

В глубинах преисподней подобные безумцы, Отвергшиеся Бога, спасенья во Христе.

Из тела душу грешную проверенным трезубцем Изверг злой демон, сеятель страстей.

Дня не пройдёт, чтоб дьявол не смущал, Не высевал новейшие теории и ереси,

То в крестный ход сгуртует, толкётся на мощах, Мироточеньем душит – одни сплошные прелести.

А Слово Иеговы, божественная Библия

С прекрасным толкованьем живых святых отцов Легко бы всех избавила и увела от гибели,

И воскресила тысячи и больше мертвецов.

Виновны, пусть и косвенно всегда архиереи,

И их попы-кудесники к гремящими кадилами. Лишь Дух Святой Писанием замёрзших отогреет, Там трапеза накрыта Спасителем обильна.

Что не по Слову Божию есть демонов насмешка, Сам сатана вид ангела умеет принимать.

Кто не родится свыше, тем плакать неутешно, – Сокрытие Писания есть высший криминал.

Не позволяйте дьяволу смеяться над собой,

Он архитектор мерзостей и гнусностей паскудных. В его системе выверенной тут же будет сбой

Победу торжествуйте по праздникам и в будни. 11.05.07.

Матф.23:32 – «дополняйте же меру отцов ваших».


Гремят события: «Антихрист при дверях!» – Жидовский клан чернеет темнотой;

Трудились изверги, таились знать, не зря, – Настырность их, конечно, много стоит.

В неисчислимых жертвах агасфер-народ Роль выполнить обязан под завязку,

К исходу мира к храму подопрёт,

Как многим будет слишком поздно ясно.

У Бога разнаряжено ещё до сотворенья Кому когда возникнуть и исчезнуть; Дивиться нечему, что исцеляет бренье, Любой сосуд в большом дому полезен.

Всё так и движется по выданным ролям, История скрипит, давясь непослушаньем. И надо согласиться, не стоит подправлять, Дабы Творцу отнюдь не помешали.

Назначено предведеньем – не изменить маршрут, И катятся короны царей и королей.

А прихлебатели восславятся, всё переврут, Лжецу и извергу отмочат мавзолей.

Лишь на молитве к милости прилипнем, Завеса дрогнет чуть у основанья, Осветит кромочку у цитадели хлипкой,

И станет как бы будто что-то ясно.

Зачем же злиться нам на иудеев,

На сих злочастнейших и грязных златолюбцев, Открой им, Господи, да станет чуть виднее, Узреть рога на их героях-бюстах.

А нам бы пожалеть избранников изгнанья, Нести к ним свет Евангельских речений,

Да снизойдёт к ним Бог, и Бога пусть познают, В орлов спасённых превратятся черви.

О, как бы мне себя не прогадать,

И на своей делянке распахать, засеять! Народ-изгой да примет благодать,

Мы – братья во Христе с притихшим иудеем. 23.12.07.

Ис.2:17 – «И падёт величие человеческое, и высокое людское унизится; и один Господь будет высок в тот день»


Грешим сознательно, ссылаясь на инстинкт, А опыт сей приобретён был позже.

Потом взахлёб, вчера врасплох застиг, Опустошая незастёгнутые ножны.

«Ах, мать честная!» –виноватим мать, В конечном результате лихоимства, Греху позволили себя шутейно смять, Отбросив даже фиговые листья.

Котёнок сам без опыта-привычки, Почти слепой, дурацкий сосунок, Сходил и зарывает то, что лишне,

То, до чего детинушка в снегу не смог.

Вот это есть инстинкт на выживанье, Заложенный в том изречении «Да будет!», И мы годами учимся словами,

И добываем крошками так скудно.

Нам вышколить характер и облечь

В доступную приличью вид и форму. Оформить, огранить достигнутое в речь, И в жизнь отправить по дороге торной.

Здесь не инстинкт на самосохраненье, И не починка порванной струны,

А знаемое выспренним заменим,

Что человеческое – срочно схоронить!

Библейское, небесное в запасе, Когда места Писания так густо, Не интуицией полезное украсить,

А на молитве преображаем чувства.

Оно бы так, но плоть превозмогает, Насильничает душеньку всечасно, На ровном заплетаемся ногами,

Нас вместо Библии церковной кормят басней.

Рождённым свыше Духом Иисуса

К небесному да развернутся стёжки,

И благодатные дожди на седину прольются.

С Христом воскресшим и нам восстать возможно. 07.08.07

Откр.10:6 – «и клялся Живущим во веки веков, Который сотворил небо и всё, что на нём, землю и всё, что на ней, и море и всё, что в нём, что времени уже не будет».

Грозит нашествием опасность не одна, Болезни окружают, насыщая воздух.

И прорва дел – такая глубина, Обороняться очень часто поздно.

Смеясь, одолевает неприятель, Сеннахиримов и рабсаков уйма;

От страха царь с сановниками спятил, И помощь никакая в общей сумме.

Пророк Исаия советами не умер, Его молитва силы не теряет,

От обложивших бед да не впадаем в ступор, Бог Иегова так же где-то рядом.

Мятётся, содрогаясь, мир лавиной, Сметая зазевавшихся попутно; Привычную срывает пуповину,

И для отдушины не выкроишь минутки.

Не нам отмеренные слышим катастрофы, Настройка сердца на печальный лад,

На лучшее просветы – нищих крохи, Следы на кролике от львиных лап.

Но Божий замысел о нашей подорожной Сокрыт, похоже, намертво почти,

В конечное проникнуть невозможно Через задымленные не одни очки.

Бог для Себя из нас готовит кадры, Пускает мельтешение в расход,

И наконец, мы с Ним вдвоём на пару, Из нас двоих составится приход.

С доверием в молитве согласиться – Не нам, а имени Иисуса ищем славу. Абитуриенты в Царствие по списку,

И в подтверждение того стихи и главы.

Быть верным, никогда не возроптать, Чего ни стоило бы в драке с эгоизмом, Любое недоверие – уже в душе бардак,

И вместо мира – отходная тризна. 19.11.07.

Прит.11:12 – «Скудоумный высказывает презрение к ближнему своему; но разумный человек молчит».


Да мало ли что скажет суеслов

В наскальной живописи или в Интернете.

С сожжённой совестью срамцы сготовят плов, Для миллиарда, ради Магомеда.

Но ни в Коране, ни в известной Торе Нет и намёка совесть попирать.

Но слухам и молве бренчит и вторит Монах полублатной, расхристанный пират.

Им души вытряхнуть и капюшон набросить, Три камилавки нахлобучить жадно;

А с верой истинной с надломленною тростью Расправятся, и ко Христу ни шагу,

Имея власть, всё можно оправдать, Грабёж, обман под именем Иисуса, Устроить в пыточной исповедальне ад, Где справедливость близко не подпустят.

Так можно совесть вовсе заморить,

С душою не считаться, только с пузом, Такие в прошлом жили главари,

От них и лопнули бесовские Союзы.

Бог дал светильник – всечестное Слово, Воздвиг и переводчиков в достатке;

Лишь нечестивец может против молвить, Не взять гигиенической лопатки.

Перетрясай, что слышишь и что зришь, Не подпускай к гортани без проверки.

В сосуд неплотный заползает мышь, И даже змеи в «Житиях» нередко.

Хранись, душа, в молчанье рот прикрой Зубами и губами, и ладонью.

Злом обуянный, скройся словно крот,

Не слушай, что развратный мир долдонит.

Не искушайся встрять в чужие споры, Творя молитву, мудрости добейся.

Полынной жёлчью невоздержных кормят, Ораторствует мир подобных бестий. 17.08.07.

Иис.Нав.22:29 – «Да не будет этого, чтобы восстать нам против Господа и отступить ныне от Господа».


«Да не будет!» – редкие словечки, Заклинанье клином расторгает,

Места мало Лотовым овечкам. Авраам развёл козлов рогатых.

Да не будет в век иных богов, Кроме Сущего во веки Иеговы. Будь за истину и умереть готов,

Мысленных богов отвергнуться готовы.

Да не будет беззаконных рядом, Мстительность и злобу их сожги,

Не страшит пусть выстрелом и ядом, Выправи им совесть и мозги.

Чтоб ни расхищений, ни пропажи, Не было нигде и у христиан,

И у нас не именовалось даже, Выброшены были прочь за стан.

Если у Иуды и не будет сына, Семена испепели до праха;

Тело – Церковь, чистая доныне. Корень свят и ветви не зачахнут.

Да не будет блудницам утех,

С золотым кольцом в носу те чушки. Пусть благоразумие одержит верх, Вонью закордонной не задушит.

Да не будет при отдаче горсть Сжатой до хрустения суставов, Доброхотно нищему отбрось,

И пришельцам поля край оставить.

Да не будет распростёртой длань, Только бы урвать себе побольше. Между бедным и богатым грань Перепрыгнет дохленькая блошка.

«Да не будет!» – кратко из того, Выдохнул я на одном дыханье. Кроме Бога нет иных богов,

Вместо Чаши – затхлые лохани. 16.08.07.

1Цар.27:1 – «И сказал Давид в сердце своем: когда- нибудь попаду я в руки Саула, и нет для меня ничего лучшего, как убежать».


Давид загадку обещал открыть, А тех загадок больше, чем камей. Откуда у него такая прыть,

Он мечется среди мечей, огней.

Загадочно избрание в цари

Не по наследству – от шатров пастушьих. Вот он над струнами бряцающий парит,

А рядом демон властелина душит.

Загадочные звуку у псалтири Перебирают пальцы малолетки.

Его псалмы для мира во всём мире, – И до чего же афоризмы метки.

Метафоры, пророчества и гнев Испепеляют до сих пор злодеев; Казалось, утонул, уже на самом дне, –

Кто об отверженном сердечно порадеет?

Но вот загадка – три тысячелетья Его страданья близки всем народам; Куда Давид и нам туда успеть бы, Он как Иосиф многократно продан.

Давид, Давидушка, любимец наш Давидка! Твоя звезда плывёт над Вифлеемом.

С волхвами ладан, смирна и золотые слитки, И отзвуки пастушье-Ангельских напевов.

Он знал по опыту, что правда торжествует, Пускай не сразу, а намного позже, Проявится, взойдёт – страдания не всуе,

И дождь весенний всю неправду сгложет.

Загадочны всезрящие нездешние весы, На них продленье жизни, как награда.

Почтение к родителям за нас будет просить, Смертельная беда опять минует рядом.

В искусстве покаяния соперников не знал, Ошеломлял падением, а более восстаньем. Следы горячих слёз на жизненных узлах…

На нашей улице пусть праздник тот настанет. 28.03.07.

Деян.1:25 – «принять жребий сего служения и Апостольства, от которого отпал Иуда, чтобы идти в своё место».


Заброшенный дом… он зарос этот дом, Служивший Иуде когда-то ночлегом; Стены стоят, но зовут пустырём,

И свежих не видно следов от телеги.

Иуда… Он так же ходил среди нас, Садился за стол, и не с краю;

Шептал за углом, в сердце злость родилась, И дёгтем товарищей прежних марает.

Отвергся отца, разругался в сердцах, На братьев решился усердно плевать.

Светильник погасший не будет мерцать. Снасильничать может по пьянке и мать.

Ошибся он полностью в тех, кому верил, С кем мыслями, хлебом делился;

От ветра скрипят незакрытые двери,

И сам он по ветру, как сорванный листик.

Были друзья, заезжали к нему, Умел он приветить с усмешкой.

Как это случилось, никак не поймут, И плакать начнут безутешно.

Мы вместе молились, читали псалмы, Гуляли по лунным дорожкам;

Сумела же гордость его заломить… Как вспомнишь, по коже до дрожи.

И это не всё... он к сектантам подался, Чтоб как-то друзьям и родным отомстить; Винит не себя, тычет в Господа пальцем, – Искариоту подобен сей тип.

По-прежнему сердце и память саднит, Не зарубцуется тяжкая рана.

Таких дьявол давит, как вшей или гнид, Предав незабвенному, вечному сраму.

Им даже молитва Христа не поможет… Осин и верёвок не хватит на всех.

Однажды сорвавшись, сродняются с ложью.

Там царствует грех, где маячил успех. 27.03.07.

Гал.5:13 – «К свободе призваны вы, братия, только бы свобода ваша не была поводом к [угождению] плоти, но любовью служите друг другу».


Дар свободы успел развязать языки, Загудела, смеясь, подзаборная челядь.

Критиканы полезли, сморчки-босяки, Ими путь до Нарыма наркомы устелют.

Что нам ясно из прошлого, язвы за что, К несвободе с боями сумели пробиться?

Всех затарили, словно в железный мешок, Страхом рот засмолили, толкнули на привязь.

Дар свободы был отнят, потерян шутя, Не ценили и выперло зёвом ГУЛага, Бузотёров-героев свезли, как котят, Сами к Змею-Горынычу ухнули в лапы.

И сегодняшних дней суматошная вязь

С небывалой свободой приходит кончина, На безвластье придёт сатанинская власть, На чело и на правую руку по чипу.

Что хотел, говорил, о Христе возвещал,

Мог писать и печатать без цензоров жутких. Кто в житейских сумел не застрять мелочах, Тот бежал и трудился удвоенно в сутки.

Только реквием звучный о нашей свободе – Для расцвета талантов совсем и не много.

В это время пожить Милосердный сподобил, И по слову Христа посвящалось всё Богу.

Дар свободы… в России о нём не слыхали, Никогда, ни при царском отмершем режиме. Коммунисты-марксисты топили в лохани, Волокли на расправу любого за шкирку.

Оценить дар свободы, свободу обнять,

Без церковной цензуры молиться и плакать.

В тьме кромешной темница, а ныне в огнях, – Благодатный огонь разгорится ли в пламя?

Будем долго и тяжко скорбеть, изнывать:

«Почему не ценили свободу святую?» Снова шпики под окнами будут сновать,

Память перья и совесть кроваво притупит. 04.12.07.

1Пар.9:28 – «Одни из них были приставлены к служебным сосудам, так что счётом принимали их и счётом выдавали».


Деньги любят непременно счёт, Неважно в чём, в копейках, в миллиардах, Иначе всё сквозь пальцы утечёт,

И спустится в рулетку или в карты.

Всегда подсчитывают прибыль и растрату Насколько выгодно занятие, предмет,

Во что вложить, с прибытком взять обратно, Не мелочью в кармане чтоб греметь.

Насколько выгоден я сам назёмный, Что тратят на меня – счёт до копейки. По осени дадут колосья зёрна?

Увидеть то уже сейчас сумейте!

Что есть на мне, во мне и подо мной, Оно же кем-то сварено и сшито;

В любое время летом и зимой.

На мне одежда есть, и как обычно, сытый.

Шахтёры гибнут в шахтах ни за грош, Мотает траулер, и будет сельдь в тарелке. Бог подобьёт итог, когда помрёшь, – Убыточные есть – и то не редко.

Куда, на что ни положу свой взгляд: Стекло в окне, и рама в чьей-то краске, – На всё, на всё, а это всё подряд,

Притом с утряской, плотно, под завязку.

Должник за вещи, платье, за еду, И за жилище светлое с порогом.

Кто делал это, пусть ко мне войдут, Хочу их всех хоть мысленно потрогать.

И рядом столб, и чьи-то провода, Электростанция незримая в придачу; Забьюсь ли в горы, в келью и тогда,

Я в этом плане не переиначу.

Со мною книги, крестик и топчан,

Как возместить долги – прещедро должен – Нас могут вещи умно обличать.

Вниманья к совести подай нам, дивный Боже! 26.05.07.

Иер.36:18 – «И сказал им Варух: он произносил мне устами своими все сии слова, а я чернилами писал их в этот свиток».


Для благовестия условие всегда Одно, оно как стимул и желанье,

Что если мы умолкнем, то вылезет беда – Мы призваны тушить геенны пламя.

Благая весть, что грешникам есть выход – Переменить на милость гнев Творца,

Там ропот на Создателя утихнет – Бог любит небоскрёбы потрясать.

Среди уверовавших труд никак не меньший, Учить, служить от сердца беднякам.

От испытаний вера только крепче, От Слова Божия ни шагу и никак.

Да если бы по Слову всех учили

Без выдумок, без тонких сновидений, То не было бы места для страшилищ,

Для заблуждений – то никуда не денем.

Мы видим страшное сегодня по церквам – Авторитет у Библии ничтожен, Лжепослушания губительный аркан Канонизирован был дьявольскою ложью.

Сокрыто Слово Божие, под спудом, Иконостас дубовый отгородил от паствы, Паёк познаний мизерен и скуден, Авторитет попа до горизонта застил.

У каждого есть дар… определись,

К чему способен, ближним послужить.

И сразу же в тот день заблагоухает жизнь, И вылезем из храмовой тотальной лжи.

Народ ограблен тяжко и обезоружен.

Без Слова Божия он нищ, и слеп, и наг; Не паства – сброд и Пастырь им не нужен, И через то лишились вечных благ.

Не кризис веры – плачут угольки – Тысячелетней тризны юбилей.

«На проповедь, беззубые младенцы, старики!»

Белее снега красное внезапно забелеет. 05.05.07.

Ис.55:2 – «Для чего вам отвешивать серебро за то, что не хлеб, и трудовое свое за то, что не насыщает? Послушайте Меня внимательно и вкушайте благо».


Для чего пернатые поют,

И каков же общий их концерт;

Не за песнями ли их маршрут на юг, Не взирая на опасности и смерть?

Для чего летят в такую даль,

Треплют крылышки, подчас едва живые; Что им может снежный Север дать, Позабыли, как там волки выли?

Говорят, заложен в них инстинкт Неподвластный даже дрессировке. Бог таинственное всюду поместил, Потому и кажется, всё просто.

Эти птички, нам учителя: Ласточки, журавль знают время, Во время, по числам к нам летят, И курлычут и щебечут, рея.

В человеке в каждом есть душа, Иногда похожая на мощи;

Но никто не сможет помешать

Ей спешить к Творцу, когда захочет. И никто не знает, сколько раз,

Даже без движенья губ, без звука

Бога славили, преоборовши страсть, – К нам входил тогда Иисус без стука.

Что-то же влекло нас помолиться, Выплакаться где наедине.

Горизонт вдруг становился чистым, Суетность наглядней и видней.

Дух Святой при слабом дуновенье Разгонял отчаянье, унынье.

Из глубин сердечных слышно пенье, И без слов, нам неизвестных ныне.

Радует нас первые скворцы,

С нами меряют отпущенные сроки. Тайну мыслями Писанья пересыпь,

И к таинственному пропунктирим строки. 22.03.07.

Рим.13:8 – «Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви; ибо любящий другого исполнил закон».


Долг красен платежом издревле – По разному кому-то возвращают,

Кому-то новое в нагрузку будет бремя, А кто-то платит душенькой, мощами.

Мы должники родителям родившим, И воспитавшим нас осиротевших, Когда на свете оказался лишним,

Не обогретым, по три дня не евшим.

Должник перед учившим, обратившим,

На путь Евангельский наставившим невежду; Не заноситься, быть пред старшим тише,

Не забывать, где утопали прежде.

В долгах невыплаченных замертво черствеют, От нечувствительности пересыхают слёзы;

Не дождь из милости – гуляют суховеи, И в рост осознаем долги так поздно!

Кому должны, как правило, тот старше, Нас обихаживал, кормил, в тепле лелеял, Нёс на руках в бою, на трудных маршах, И вдруг их нет, мы так и обомлеем.

Нас Иисус, привлёк через Голгофу, Обнял с креста в раскрытые объятья.

В неблагодарности лоза легко засохнет, Как и в нетрезвости замерзший пьяный.

Долги платить по старым векселям, – Зубовный скрежет кинет в невозможность. Быть христоносцем – не по всем ослам,

В Иисусовых руках ли будут вожжи?

«Ничем не должным быть, кроме любви», – Так заповедует с утра великий Павел.

Благослови, Иисус! Других пойду ловить, Дабы и их Ты на долги поставил.

Мой долг нетягостен иным благовестить, Дарованное щедро раздавая;

Со мною Тимофей, Евангелист Лука и Тит, Мостам к блаженству забиваем сваи. 07.10.07.

Пс.118:113 – «Вымыслы человеческие ненавижу, а закон Твой люблю».


Донашивать приходится старьё…

А что поделаешь, родился я не первым. Но кто моложе, позже и умрёт –

Жизнь однодневок, да ещё и нервы.

Нам приготовили ушедшие запас...

Да всё ли ладно на архивных полках? Кто и в плену себя чудесно спас,

Не превратился среди серых в волка?

Я гну опять же к Библии на русском, К понятности Божественных словес.

Всех под Евангельскую полную загрузку – По ёмкости своей тотчас себе отвесь.

Зачем обноски выживших в пустыне, Чьё слово в созерцании без дела.

От их молчальничества ничего в помине – И разве не того они хотели?

Донашивать, дожёвывать слепую нетерпимость – Входили в рассужденья о незримом.

А ночь пустынная столетий шесть катилась, И Бог монастыри, как гордый Тир низринул.

Сегодняшние, дайте же вздохнуть Живой глоток Евангельского духа! Снимите непонятности хомут

И бормотанье в предрассветье рухнет.

Наследье тяжкое, уму невпроворот, Напяливают на живое ряску с мертвечины. В горах лепился не один острог,

Остались лишь рубцы, где красовались чирьи. У Духа Божия обновок – не сносить,

И все они для всех в разнообразье. Старьевщики, не задирать носы,

Вы многое сумели напроказить!

Вы обомлели от блистанья риз, Которые, отнюдь, не на монахах.

Лишь в благовестье подлинная жизнь,

В молчании же лишь топор и плаха. 03.02.07.

Пс.118:140 – «Слово Твое весьма чисто, и раб Твой возлюбил его».


Допустим, чудо вдруг произошло,

И цензором меня в епархии приняли. Явился в пять утра, сказал «шалом» Но даже сторожа нашёл едва ли.

Несут заметки ушлые студенты, Женоподобные дотла семинаристы, Хористки пришлые, совсем полураздеты,

И регент, матушки мои, совсем расхристан.

И, между прочим, я инспектор тоже, Имею право «гайки закрутить»:

«На выход с оглашенными с обритой рожей!» – Для всех я выгляжу не лучше, чем кретин.

Чего греха таить, мы не слюбились, Редактора легко послать за штат;

Без Слова Божия всё на болотном иле,

А фавориты прежние по зауглам шипят.

Работу тяжкую с фундамента начнём, Благовествуя алчущим о Боге ежедневно, Придётся корчевать, сорняк рубить мечом, И новое творить с крещенья Евы.

Насколько проповедь Господь благословит, На первый план подвигнется воскресший. Евангельскую сеть забросить и ловить,

Когда в Христа уверует раскаявшийся грешник.

Духовный рост не спящим ощущать, Всё твёрже будет пища для свободных, Дар Духа Божия – бессмертия печать, Даст силу победить монахов злобу.

Тогда, не раньше, первые статьи,

С Библейским вкусом первые заметки; К больным придёт здоровый аппетит

Не на монашеские лживые «таблетки».

Мощам отпеть повсюду панихиду,

На крестные ходы поставить общий крест! Редакторы, хочу серьёзно вас обидеть,

Чтоб к вечной Библии вы развернули перст. 08.09.07.

Матф.13:28 – «Он же сказал им: враг человека сделал это. А рабы сказали ему: хочешь ли, мы пойдем, выберем их


Доспехи тяжкие монахи наложили: Посты, моления с нескудным воздержаньем. Старались для народа, вытягивали жилы, Чтоб жеребцы на кобылиц своих не ржали.

Не помогло, рассыпалось, как из мешка пшено, Пустыни обезлюдели, патриархии сгнили,

И на безверии облаял льва щенок, И на акулу поднялась вдруг килька.

Обряд, обычаи, традиции, преданья Забыты, позаброшены – без спроса,

Предвестники антихриста, еретики от Дана, Учителя с прелживейшею тростью.

Я мысленно воскресшими их зрю,

В растерянности иноческих снов и привидений. В веригах авва, признанный бирюк,

С ним ученик-послушник древне-вредный.

Пусть озирают вызревшие фрукты: Безбожество, масонство и ислам.

От их монастырей миазмов запах трупный, Базар вселенский и разврат-раздрай.

Неужто, ни один бы не качнулся,

И не исторг пред миром раскаянья? Вину такую осознает чукча,

И что-то шевельнётся даже в пьяном, Но, ни строки, ни звука от монахов,

Что проповедь сгубили вкупе с благовестьем. Великий Исполни одним широким взмахом Всё смёл и растолок булатный пестик.

Без обуви, щита, брони и шлёма

Рекорды ставили в глубинных размышленьях; Евангельскую веру считали лишь условно – Дождались, к ним пожаловал разбойник Ленин,

На монастырских стенах сторожа уснули, О, вы, напоминающие о грядущем Сыне! Летите, как орлы, быстрее пули,

Не мерою Бог за труды отсыплет. 15.08.07.

Сир.38:2 – «Не есть ли это скорбь до смерти, когда приятель и друг обращается во врага


Друзей потери – тяжкие болезни, Как недостача воздуха, здоровья;

В семью и в общину предатели пролезли, И вместо родниковой умываюсь кровью.

Мы вместе столько искренних бесед,

И стёжек рядом в церковь истоптали; Но где тот общий вместе ровный след, Кому теперь не станет жаль их?

Превыспренние чуткие напевы,

И это всё ещё теснится в перепонках, Плоды труда совместного поспели – Мы вместе сеяли, баюкали ребёнка.

Какая кошка чёрная слизнула

Две подписи под дружественным пактом? Теперь лишь тень над запылённым стулом, Воспоминания волною прут, накатом.

Мы посещали вместе Божий дом, Беседы искренние детям доставались. Нас видели на выходе вдвоём…

Как и когда меж нами вторглась пакость?

Чуть не пободрствовали где-то второпях, И враг ползучий сдвинул очертанья Вчерашней дружбы – самозваный лях Глумится над священством и постами.

И пролегла меж нами полоса, Когда детей твоих не похвалил я.

На твой характер дикий не списать – Поклонов не было на утренней молитве.

Уже сектантов восхваляли рты,

Их «житиям» душисто воскуряли. Повыползли обиды – чёрные кроты, Курящий тайно сын, испорченные крали.

И началось сплошное беснованье,

И давишь мужа под чужой каблук. В который раз вас сатана обманет:

«На новый переезд!» – подвизгивает вслух. 08.08.07

1Фесс.5:23 – «Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа».

Душа вошла… Но именно когда, В зачатии, в рождении ли точно?

И где до этого хранилась? На складах? И кто поставит в этом споре точку?

Но как бы ни было, она всего одна

В моей храмине, в хижине из плоти,

Живёт бессмертная в квартире – не видна, И кто кого при разности проглотит?

О плоти знаем что-то от врачей,

Её мы кормим, холим, нежно греем. Хотя, конечно, знаем, для червей.

Для многих в старости она частенько бремя.

А вот про душу интересно знать, На что и на кого она похожа?

Картина чёткая, а может, так, мазня, И не лицо, а окаянства рожа?

Мы судим разумом по трезвости ума, А ум из белены и мозговые клетки.

В тех рассуждениях невнятности туман, – На заблуждения отцов виденья лепим.

И через плоть движенье членов наших, Эмоцией нам душенька маячит,

Через язык о боли всем расскажет,

Не отфутболим ли её, как детский мячик?

Душа духовная у верующих суть, И чистится она на покаянье;

Дары ей Ангелы с молитвой принесут, И укрепят в трагедии и в драме.

Душа тоскует при растленье тела, Заламывает руки с болью в сердце, Не выдержит – со стоном отлетела,

А плоть безжизненная станет глиной серой.

Христос нам душу кровью искупил,

По воскресении искупит так же тело. Мы познаём себя по мере тощих сил,

Да сохранимся в Господе всецело. 20.11.07.

Еккл.12:7 – «И возвратится прах в землю, чем он и был; а дух возвратился к Богу, Который дал его».


Душа уходит в дальний перегон

Без права возвращенья и обратной связи.

«Дух возвратится к Богу», – поведал Соломон, В прах ляжет тело, ничем не лучше грязи.

Написаны плеяды толстых книг

О муках, о мытарствах, откровеньях.

Узнать действительность ещё настанет миг, И там с наглядностью услышанное сверим.

Сомнения в невиденном ни разу:

«Да есть ли вообще иное что-то?»

Грех нераскаянный реальность ту размазал, – Кричим о том, а слышен только шёпот.

Душещипательных видений в «Житиях» Не перечесть на трезвую погоду.

Где без Писания, там умничать, вилять. Домысливать, твердить, не зная броду.

Заботились народности издревле – Посмертный как облегчить переход, Особенно в том преуспели греки – Легенды, эпосы творил себе народ.

Но только Иегова нам открыл,

И во Христе тот контур обозначил:

«За нас Спаситель кровь Свою пролил», – Писанье возвещает, что не могло иначе.

Не с журавлиной стаей полетим, Курлыча в сизой мгле совсем бесцельно; Посмертный путь обрежет смерти клин

В воскресный день, отнюдь не в понедельник.

Уверовав в Христа, Ему доверься, Облагородит душу Божий Дух.

В загробный мир распахнутые двери, О, только бы светильник не потух.

С Христом осмысленно, достойно и надёжно Хранитель-Ангел проведёт мытарства, Смерть и святым страшна была до дрожи –

Бесстрашным быть пред смертью не похвастай. 26.05.07.

Иез.18:31 – «Отвергните от себя все грехи ваши, которыми согрешали вы, и сотворите себе новое сердце и новый дух; и зачем вам умирать».


Есть ли что страшней, чем наше «Я», Гордое, тщеславное, до ужаса пустое.

Яд цианистый, капканы и мышьяк,

Нас без жёрнова в пустом дому утопит. Наш Иисус программу изложил,

Трёхступенчатой ракетой обозначил, В этом должности, дворцы и гаражи, И не может быть никак удачи.

Первое – отвергнись сам себя, Растопчи, сожги, развей по ветру Собственное «Я». Все клетки завопят, И со всей округи соберутся черти.

«Я» – оно вмонтировано в кровь, Пропитало кости, плоть и волос;

Стражники – все клеточки, кричат: Не тронь!» Кто не хвалит, тот подлец и сволочь!

Выгоды своей, привычной похвалы Так и рыщет с каждого по нитке, До ноздрей им подавай халвы.

Ты же в это досконально вникни.

На второй ступени выделенный крест, Именно твоё страданье, скорбь и боли, Чуть притронься – на загривке шерсть Так и вздыбится и щёлкнет чище волка.

Нам отпущенное следует снести, Крест Дарующего нежно поцелуй. Пользуйся и помощью мирских, Только не юли, не будь холуй.

Третья – следовать конкретно за Иисусом, Точно по Писанию – оно уже доступно.

И сверяйся, чем тебя загрузят,

Не свались в монашескую тупость.

Наше «Я» на всех на трёх ступенях Будет пыжиться, смиренье попирая; Помолись с постом, гряди смиренно,

От геенны дальше, ближе станешь к раю. 16.08.07.

Евр.13:5 – «Имейте нрав несребролюбивый, довольствуясь тем, что есть. Ибо Сам сказал: не оставлю тебя и не покину тебя».


Есть личности геройские вдвойне, Спасали не себя, но очень многих; Такие случаи не только на войне, Вставали на пути бесовской злобе.

Их имена история хранит,

Не всех конечно, много неизвестных. Увековечен на холме гранит, – Пройдут года и постаменты треснут.

Через века забудутся герои,

Их имена не жгут и не тревожат; Туман тысячелетий прочно скроет, Не говоря о том, что будет позже.

Но чтобы умерший влиял, как бы живой, Чтоб с ним советовались, стоя на распутье, Особенно в нужде, когда прижмёт,

По совести своей пускай рассудит.

Мы и к живым-то не всегда пойдём,

Когда всем существом дословно понимаем, Никто средь океана не подаст ладонь – Иначе и не мыслит человек нормальный.

Бездушье общее сомкнулось с горизонтом, И ты в потоке бури лишь песчинка.

Как на иной планете робинзоны, Всей голой безнадёжностью ощипан.

Тогда в предсмертной пелене кровавой, Среди акульих стай, отчаянья и муки, Иисус на свадебное перекроит саван,

И тьма объемлющая сгинет и отступит.

Я говорю о том, что испытал,

И пережил не раз, а многократно; Меня скрывал не раз девятый вал,

В судилищах топили нас лжебратья.

Но Иисус – Посланник Иеговы, Победу одержавший на Голгофе, Корабль-Церковь для меня сготовил,

Собрал и оживил истёртого на крохи. 15.01.07.

1Кор.6:2 –«Разве не знаете, что святые будут судить мир? Если же вами будет судим мир, то неужели вы недостойны судить маловажные дела?»


Есть на неверов судьи, столько их Из прошлого, сегодняшних и завтра, Кто в той же ситуации не сник,

Но вник, не стал ничтожней праха.

Режим щадящий слушателям первым, Когда Ниневия раскаявшись, постилась; Натянутые были до предела нервы, Вопрос так и стоял, что «или-или».

Благую часть с Марией кто избрал,

И сколько ей подобных ублажилось, Когда подпёр бандитский клин ГУЛаг, И к прошлому порезал сухожилья?

Щенком приблудным тычутся князья, Рейхстаг и Кремль шатаются как спьяну, И ничего уже переиграть нельзя,

Когда расплата страшная в воротах явно.

Нас судит безалаберность своя,

Что упустили шанс, а он совсем был рядом; С постом и скот, и каждая семья,

Во прахе с верой, не с одним обрядом.

Все те, кто вышел к Богу напрямую, Кто завершил достойно пилигримство. Они как маяки на море в бурю,

Свет вознесли, взойдя с немалым риском.

Они и будут судьями проспавшим, Прохлопавшим, не принявшим спасенья. Мы были там же, или ниже даже,

Нас дьявол, как пшеницу тоже сеял.

Но мы откликнулись на проповедь Ионы, От зла сумели тотчас отступить.

Таких, раскаявшихся, ныне миллионы – Без Бога весь прогресс – сплошной тупик.

Мы тоже будем судьями кому-то,

Кто знал, как мы к Иисусу прилепились, А сам ни с места, – этих дьявол спутал,

Они отвергли благодать и милость. 04.05.07.

Наум.1:3 – «Господь долготерпелив и велик могуществом, и не оставляет без наказания; в вихре и в буре шествие Господа, облако - пыль от ног Его».


Ещё не поздно нищих обогреть,

В апартаментах знаний потесниться.

И навык старый нам сгодится впредь, Куском делиться и последней ниткой.

Ещё не поздно выправить кривое, Захрясшие сугубо все долги.

Раскаянье Давидово усвоить,

И впредь от водоёмов тех беги.

Бог оделяет сжатостью минут,

И шанс даёт переродиться чудно. Беспечность не посмеет обмануть, Что впереди ещё в достатке суток.

Челнок оторван, снимется шалаш, И виноградник тотчас опустеет,

Какой же выкуп там за душу дашь, Срывает смерть нередко плод неспелый.

«Ещё не поздно!» – тикают часы,

И день за днём. – мелькают только пятки. Остались сантиметры от версты,

Быть опоздавшим жутко-неприятно.

Святая Библия тупицам угрожает,

Не обольщаться, что недоступны смерти; Внезапно катастрофа, а мы без урожая,

В такую очевидность лишь глупый не поверит.

События поспешно напирают,

Бог долготерпит гнусности пороков.

Всё ближе к пропасти, уже вплотную к краю. Что не за нас, то ополчится против.

Хозяин встанет и закроет дверь, Для опоздавших вход недосягаем;

А нынче время, только лишь поверь, Склоняясь пред Христовыми ногами.

Иначе поздно каяться, в истерике стучать, Рвать грудь, захлёбываясь поздними слезами. Негожих бросят тотчас лютым палачам,

И виноваты в этом будем только сами. 31.01.07.

Деян.20:7 – «В первый же день недели, когда ученики собрались для преломления хлеба, Павел, намереваясь отправиться в следующий день, беседовал с ними и продолжил слово до полуночи».

Ещё одна неделя снова позади Текущая, куда её пристроим?

Настрой воскресный в понедельник сбит, Для всей недели у него постромки.

«Неделей» день воскресный звался раньше, И значит «по» – грядущее за ним.

Мы эти корни походя не спрячем,

Пусть воскресение Христа и в нём звенит.

На вторник новые заботы наплывают, Крепить планируем расшатанное срочно. Пытаемся узнать, что скрыто за словами, – Наследье прошлого сумели раскурочить.

Мы каждый день с молитвы начинаем, Спокойным чтением Евангельских страниц. Крадётся исподволь усталость к нам ночная – На славословии душою закрепись.

Труды для плоти… это, между прочим, Работает и лошадь, и осёл,

А человек, коль искренно захочет, Найдёт дорогу к храму и в костёл.

Нам в каждом дне «изюминку» найти, Из серых будней сотворяя праздник.

Украсит золотой библейский стих,

На каждый день пронизывает разным.

Среда, средина – есть у нас Посредник, Ходатай чуткий – Богочеловек, Писанием изничтожает бредни,

И в Церковь входим – в неземной ковчег.

Четверг всегда вершина благодушья, Не легендарной чистотой сияет.

Стремленье к Чаше важно не нарушить, Хватаем босяков разутых, всяких.

В одной упряжке пятница с субботой Покой душе и телу предвещают;

В воскресный день с заботою особой –

Подмышкой с Библией на проповедь отчалим. 24.08.07.

Пс.21:24 – «Боящиеся Господа! восхвалите Его. Все семя Иакова! прославь Его. Да благоговеет пред Ним все семя Израиля»,


За всё, за всё учиться прославлять Творца Вселенной, Страшного во мраке, А не тогда, где только тишь и гладь,

По-нашему привычному, в порядке.

Но даже если жаром полыхнёт,

И вздыбится земелька под ногами, Под нами треснет трёхметровый лёд, И нанесёт волну слепых, поганых.

Да будет Бог во всём благословен, И незапятнана немеркнущая слава; На место Бога ничего взамен,

Определяй, что Божье – будет справа.

Грядут несчастья чёрной полосой, Невыдуманы детским неразумьем. И радиация на нас за слоем слой, –

Наш дом не прозовётся пусть разутым.

Сам Саваоф нас с бедами венчает, Где недобор не мыслим без любви. В лицо ударит жёсткими бичами,

Привычный путь придётся искривить.

История земли вместится в жизнь

В мою и каждого, кто прошлое не сбросит; Молясь, на Бога смело положись,

В духовном храме сотворяя роспись.

Рабы Господни жили и для нас

Через библейские ожившие страницы. Пусть не всегда, но побеждали страсть, И для Христа сумели сохраниться.

Есть преимущества родиться иудеем,

Чтоб быть наследником святых обетований. Им вверено Писанье, и им себя оденем,

Для жизни вечной со Христом восстанем.

Здесь перечислил малую лишь часть, За что хвала Иисусу не умолкнет.

Христа Грядущего готовимся встречать,

В сосуды переплавятся осколки. 26.01.07.

Неем.8:5 – «И открыл Ездра книгу пред глазами всего народа, потому что он стоял выше всего народа. И когда он открыл её, весь народ встал».


За каждой книгой Библии чудесной Её история рождения, гонений.

Не перечесть героев, станет тесно,

Кто обличаем был, тот лопался от гнева. За автором гонялись и травили,

Глаголы Иеговы не допустить на щит, Соглядатаи ЧК и злой правитель,

И на костёр спешили затащить. Лишь только Бог мог книги сохранить Тысячелетия, подсчитывая буквы;

Слова нежнее пуха, но твёрже чем гранит, И их тираж размножился не скупо.

Мудрейший книжник, бородатый Ездра Сумел собрать библиотеку книг; Посмотрим на его заслуги трезво, –

Он в цитадель безграмотности вник.

С каким трудом, опасностью для жизни Те свитки сохраняли патриоты,

Тогда, как ныне кто-то ныл капризно, Зачем, мол, книги, да живите просто.

А он, лишённый всех канонизаций, Заботился о всех, конкретно – обо мне. Мне позарез любая Ездры запись, Творящая рождённых из камней.

Благословенье Ездриных стараний Составит Библию – спасенье миллиардов; Кто против Библии – меня и Ездру ранит, Воздай же Ездре, Господи, наградой!

И переводчики на русский разговорный Профессор Павский – протоиерей Герасим, Архимандрит Макарий, окрестивший шорцев, – Хвалебным гимном подвиг их украсим.

И Хвольсон – возрождённый иудей, Как Даниил, потомок Авраама.

Сонм ярких звёзд сумели проглядеть,

И потому в чаду свечном и в сраме. 27.11.07.

Ис.38: 1 – «В те дни Езекия заболел смертельно. И пришёл к нему пророк Исаия, сын Амосов, и сказал ему: так говорит Господь: сделай завещание для дома твоего, ибо ты умрёшь, не выздоровеешь».

Заплакал царь Езекия, узнав О смерти от болезни, о развязке, И понял он – аптекарей возня

Ни капли не помогут, только кляксы.

Он плакал искренно и жаловался так:

«Припомни, Господи, мои дела благие». Ещё молитва тлела на устах,

Пророк Исаия не вышел из калитки.

И Бог Всезнающий, Зиждитель Иегова Велел тот приговор о смерти отменить. Из смоквы пласт поспешно изготовить, И вытереть слезу с заплаканных ланит.

Тень на ступенях повернула вспять, Пятнадцать ступеней внезапно осветились, Живой среди живых, и суета опять –

Душа, выходит, лишне загостилась.

Послы-ослы соседние спешат,

И царь такой простецки простодырый Повёл в сокровищницу, не замедлил шаг, Не знал, что с ним уйдёт остаток мира.

И будут войны – всё после него, Чертог спалят, сокровища разграбят.

Ком в горле вымолвить: «Владыка Иего.., Мой Иегова, глас мне Твой отраден».

Не возроптал, не попрекнул он прошлым, Смиреньем зло на благо перевёл; Пятнадцать лет скорбел под тяжкой ношей, Езекия воистину в веках святой осёл.

Да что сей царь... с Исаией он жил,

И вряд ли дознавал, кто пламенеет рядом. Пророки прошлого нередко как бомжи, Их били, походя, травили смертно ядом.

Похож ли царь Романовской породы На это иудейскую паршивую овцу? Всё точно так же, только без пророка,

Тень шестипалая и Валтасаров суд. 09.07.07 .

Дан.5:5 – «В тот самый час вышли персты руки человеческой и писали против лампады на извести стены чертога царского, и царь видел кисть руки, которая писала».

Застолье шумное и коромыслом дым – Планета поминки ушедшему справляет. Весь опыт зла другим передадим, –

Воры расхристанные зрятся королями.

И восхваляется небезызвестный трутень, Кисть на стене пока что не видна,

Сук нравственности беззаботно рубим, На том суку великая страна.

Церковные сосуды у блудниц, Вино рекой, неудержимый хохот,

Собачий лай и хрюканье, и бесноватых визг, И нескрываемая скабрезность и похоть.

Кто первый рассмотрел тот кинокадр,

Как двигались персты и испещряли известь? Хмель улетучился, трясётся жалкий царь, Как чресла ослабели и колени бились.

Предупреждал царишку Бог не раз, Пугал во сне историей от предков. Глушили лицемеры Божий глас, Пророков гнали до смерти нередко.

Сосуды Божии порасхватал синод, Всё лучшее бездарно раздарили; Обрядоверие – перед горнилом сноп, Уже охваченный дыханием горнила.

Так сколько ж надобно сегодня Даниилов, Расшифровать Евангельские строки;

Не утаить, что небо возвестило,

И мы, узнавши, ничего не скроем.

Синклит церковный бесится со зла, Ночь напролёт не спит, с Иудой рыщет, Арестовать бы вербного осла,

И всех посланников Спасителя разыщут.

Прислушайтесь, Создатель у дверей,

Стучит и просится, чтоб сотворить нам ужин; Постящийся, восстань и отвори скорей,

Такой Монарх России очень нужен. 09.03.07.

Евр.13:5 – «Имейте нрав несребролюбивый, довольствуясь тем, что есть. Ибо Сам сказал: не оставлю тебя и не покину тебя».


Захват с заложниками будет обречён, И киллеры ножи свои притупят,

Когда мы молимся и искренно причём, Они увидят вместо денег струпья.

От бедности что смогут отодрать, Увидя немощь, нищету и скромность, Потушим разгоревшуюся страсть,

Бог выделит нам уголок укромный.

И сколько бы пучина ни ярилась, Ломая мачты ужасом провалов,

Нам шанс отворит Иеговы милость, О, только бы душа не возроптала.

Кипит и пенится бездонная стихия, Бросая к небу ощущеньем в ад;

Приходит революция, дела совсем плохие, Когда расстреливают всех почти подряд.

И вспоминают церковь и попов, Хватаются за нитку-соломинку, И на молитву встать уже готов,

Кто храмы презирал и проносился мимо, Окажется, на пользу то пошло,

О прежней тишине воспоминанья гложут: Да как же не ценилось, что ушло на слом, Постель свою мы оценили позже.

В заложниках у собственных амбиций Страстями-киллерами спутаны надёжно. Нас угораздило в смертельное влюбиться, Прочь от небесного все искривили стёжки.

Бог допускает холод и торнадо, Свободу вытеснит событиями дня.

И молимся тогда, и помощь вовсе рядом, Господь в ГУЛаге может нас обнять.

Преступно временным давиться не скупясь, Предупреждения стучатся всесторонне; Легко беспечному споткнуться и упасть.

Спаситель с памятью людской нас не хоронит. 01.09.07.

Быт.18:6 – «И поспешил Авраам в шатёр к Сарре и сказал: поскорее замеси три саты лучшей муки и сделай пресные хлебы».


Уметь талант раскрыть и оценить, Успеть на торжище умножить расторопно. А солнце правду высветит в зенит,

В широкий путь преобразуя тропки.

У каждого своё на пользу всем,

То мягкое, то жёсткое вприкуску; Не опоздать, когда, устав, присел,

Иначе в дверь стучащего не впустят.

Там, на пороге вечности без тьмы, В ином раскладе зрение увидит, Какие всё-таки талантливые мы, И сами на себя в сплошной обиде.

Окажется, что многое зарыто,

По лености, лукавству и бесстыдству. Где при вражде не заровняли рытвин,

Нерасторопность не взошла на «быстро».

Всё тешились, отнекивались щедро,

Свой край до крайности зачем-то берегли, И не возрос кустарник наш до кедра,

И в Иерихон спешили – не в Иерусалим.

Мы многое могли и ежедневно,

С запасом многократным был ресурс. Там совращались наготою Евы, Казался ровным вертикальный спуск.

Могли – не сделали, привычно продремали, Своих талантов не познали суть.

При нищете не стали королями, Овец не мы – наёмники пасут.

Пока не поздно – без мечтаний ложных Амбиции и гонор выбросим за борт.

Меч – Слово Божие да не ржавеет в ножнах, Не оскоромимся с мечом, как ночью Пётр.

Друзья и недруги, меня растормошите, Я всё могу, желаю и спешу!

Не опоздать бы, судя по морщинам,

Ведь я христианин, а не кривляка-шут. 13.09.08.

Еф.3:9 – «и открыть всем, в чем состоит домостроительство тайны, сокрывавшейся от вечности в Боге, создавшем все Иисусом Христом».


О вечности с беспечностью не судят, Благоговея в страхе, содрогайтесь,

К тому причалу подбивает судьбы, Она от выбора зависит, став другая.

Как понимать словечко «бесконечность» В конечном ограниченным умишком?

Пытаемся влезать и бредить над колечком, Наговорим с три короба излишних.

С началом вечности хоть как-то разберёмся В конце истории на грани разделенья

Того, что временно, с земным вращеньем, с осью. Конечная секунда окажется последней.

Фарс небоязни и геройства сгинет,

О временном забудется с прискорбьем, Зерно отвеется от шелухи-мякины,

И жито золотистое у земледельца в короб.

Вы видели, как молится девица, Готовясь ко крещенью, на ступенях. Из вечности смотреть не надивиться,

Как хоры Ангелов сопровождают с пеньем. Одежда внешняя сверкает белизной, Соперничает с нежностью отмытой, Ей уготован от безбожных зной,

И холод на голодных бросит сытый.

Ворота выбора в купели отворились, Она шагнула к вечности в объятья;

Над девой Ангел да простирает крылья, Ей имя новое сегодня будет кстати.

Гори же, факел, от свечи зажжённой, Тьму адскую развей и освети.

Пример мужам и их беспечным жёнам.

На временных часах двенадцать без пяти.

Как хорошо, что вечность есть святым, Ни плача там, ни стона с воздыханьем. Гори на пирсе, свечка, не остынь,

Здесь пакибытие из новой бани. 19.08.07.

Кол.3:12 – «Итак облекитесь, как избранные Божии, святые и возлюбленные, в милосердие, благость, смиренномудрие, кротость, долготерпение».


Зачем мятётся в человеке дух, Желая утвердиться через разум; Предполагает, пишет, мыслит вслух,

И тянет на философа – почти кусок заразы.

Суждения таких «гигантов» столь комичны, О Боге, о предведеньи толкуют с папироской; Ответы в Библии они, увы, не ищут,

На Слово Божие не допускают сноски.

И потому блуждают тьмы во тьме, Гипотезы пекут с вонючим вкусом, Бердяевы, Флоренские, и даже Мень, В свои труды вплетая ересь густо.

Зачем им нужно было так мудрить, Запутывать, темнить, что в Библии столь ясно; Ползут над пропастью и, наконец, кульбит.

Нормальному ягнёнку зачем же через прясло?

Покорность с волей Божьей неразлучна, С младенческой доверчивостью Слову; Возникнет спорный и опасный случай, Где легкомыслие геройствовать готово.

Смирение – спокойнейшая пристань, – Такой сам от себя Писанье не толкует, Увесистой дубиной гвоздит он атеистов, – Их самый главный в мавзолее жулик.

Зачем мятётся на Творца вселенной, Измысливая методы обмана;

То Дарвин с Марксом, то маразматик Ленин, – Им сыплет сатана отравленную манну.

Спокойствие в душе в ног Христа, Когда мы во вселенской чудо-Церкви;

Там Савл в Апостола смиренно возрастал, Вникал в пророчества не по-сектантской мерке.

«Ко Мне придите!» – Иисус взывает

С утра и в полдень, даже при закате, – Я ухожу, но вечно буду с вами.

Кто слушает Меня, тот Мне сестра и матерь». 29.03.07.

Пс.138:14 – «Славлю Тебя, потому что я дивно устроен. Дивны дела Твои, и душа моя вполне сознает это».


Здоровье моё, оно мне и послужит, Забочусь о нём или вовсе не помню;

И мне не помеха сибирская стужа, Нужды никакой, если всюду сифонит.

И кости, и плоть, всё по норме, в достатке, Как сердце качает пожарною помпой.

Сидится и спится в усладу – мне сладко – А Кто разнарядил, о Том бы нам помнить.

О всех сочленениях, жилах, ресничках, О нужности разных незримых деталей, Которыми Бог Иегова напичкал

В достатке – за 70 лет не устали.

Великая тайна глаза мои, уши, Язык и гортань, издающие звуки;

И слёзы несчастье умело притушат, –

Нет времени в тайны проникнуть за сутки.

Фаланги у пальцев и твёрдые ногти Сгодились для вшей осаждённым в блокаде. И веки от нас не закрыли убогих,

Язык миллионами звуки лопатит.

Не каждому будет дана борода,

И брови вразлёт, и насуплены в гневе. Сумеем здоровье своё оправдать,

Чтоб раньше пяти подниматься, не в девять.

Надёжность и прочность всегда поражают Воображение медиков умных.

Не задохнутся никак горожане,

Никак не сопьются ни в праздник, ни в будни.

Кто смазку во все сочлененья залил, И биотоки пустил в организме,

Кишечник наполнил и добрым, и злым, И вывел ненужное сзади и книзу?

Я сам по себе – неразменное чудо, Совсем с маломальской реакцией страха. Воспрянет сотлевшее, вечное будет,

Там тайна сползёт пропотевшей рубахой. 03.08.07.

Пс.64:10 – «Ты посещаешь землю и утоляешь жажду её, обильно обогащаешь её: поток Божий полон воды; Ты приготовляешь хлеб, ибо так устроил её».


Земля, однажды вверенная нам, Предательски осквернена убийством. Засуха и неурожаи – не её вина,

Что осенью полупустая миска.

Покосы бреют, только щетина, Ласкающая детские подошвы; Весною пробуждается от сна Обугленное, что давно засохло.

Земля… О ней легенды и сказанья, Она – родная мать – земля сырая,

И всё, что о земле по книжкам знаем,

Всё только крошечка и по каёмке с краю.

Под камуфляжем зелени лесов

Не отдых – лесорубы, бензопилы. Как уберечь, закрыться на засов От человека, яростной бациллы?

Волнуется безмерный океан,

В него потоки химии сливают;

Всё человек, быв выброшен за стан, Покрытый язвами, презренными плевками.

Небесный свод украшен облаками, Не замечаемый, как будто бы чужой. Забыли, с кем мы выпивку лакали, И хлеб жуём, что зноем пережжён.

Сглотнуть готовы землю – этот глобус, Забыв источник сытости, щедрот,

Не хуже Каина на беззащитных злобясь, Угрозой черепа ощеривши свой рот.

Земле не нужен грешный человек, Почти не уцелевший в Ноевом потопе. Он не к спасению торопится успеть,

К погибели спешит победно топать.

Но землю новую по воскресенье общем Неложно в Библии Господь нам обещал; На благовестии да утвердимся прочно:

«Бог Иегова есть Начало всех начал!» 03.09.07.

Дан.13:11 – «потому что стыдились объявить о вожделении своем, что хотели совокупиться с нею».


Знает Бог про наши вожделенья, Хочется того и это дотащить;

И если сбудется, то кто нас пожалеет, Только запах – куры те в ощип.

Научиться главному: вычленить, достичь, На второстепенное углов не заостряя;

У Бога Иеговы наготове бич, Породнить чтоб с нашими костями.

Небо, рай, с Иисусом благодать, Это ли не лучшее в проекте!

Бог помощников тому подаст подстать, Столько доброты, сочувствия в них встретим.

Помнить: не давить на свой конец, Воцариться рано при Саулах.

Исполненье общее наступит, но не здесь, Потому противным ветром дуло.

Вожделенья – страстные хотенья Так и плещутся с пелёнок до седин; Каково измазанным быть бреньем, – Среди зрячих ты слепец один.

Но Господь к таким-то Вартимеям Свой вопрос о зренье обратил.

До купальни добрести сумеем, Хватит ли ослепшим слабых сил?

Не по-нашему зигзаги переулков – Проповедь достигла чудной цели; Через топи в окаянстве булькать,

Им пришлось прорыв устроить смелый.

Вожделенья выявлены были

На молитве с Библией Господней; Прах трясли для чужеродной пыли, И с закваской приходили годной.

Воля Божия сознанье опалила, Выжгла вожделенья без остатка. Только бы не доверять Далидам,

Не прельститься временным и сладким. 20.09.07.

Зах.14:13 – «И будет в тот день: произойдёт между ними великое смятение от Господа, так что один схватит руку другого, и поднимется рука его на руку ближнего его».

Знакомства новые бывают незаметны, Бывают с продолженьем на сближенье.

Пройдут года и данный факт осветит, За встречу ту себя не пожалеем.

Душа к душе сумела прикипеть,

Чем дальше, тем теснее и интимней. И дружбы той не иссякает свет, – Поэты про неё слагают гимны.

Благословен тот день, когда пересеклись Пути богатого и знатного с аскетом.

Как бы одна вдруг засияла жизнь, Такого друга я когда-то встретил.

Ионафан с Давидом побратались, Столетий тридцать не видя прошло.

Для вечности тот срок не больше капли, Прощальный голос жив и не заглох.

Диктаторский режим разъединил… Тот грех Саула ныне популярен, Охаяв бескорыстность на распыл,

В замес той дружбы всеялась отрава.

Не могут все таланты быть в одном, И по молитве прорастает дружба; Отсутствующий в нас талант найдём,

Добудем так легко, врага обезоружим.

Мне не хватало зрения в ночи,

В событиях тотально развернуться. Как в подземелье мечешься, кричишь, И слышишь нежный голос Иисуса.

Он знаки дал, поколебав темницу, Он осветил, когда тряслась Голгофа.

Возвысил потолок, дал распрямиться, Что было «за», вдруг развернуло против.

Знакомство со Христом переродило, Стал как Адам в раю до согрешенья;

Дух превосходства переродило в мирный, –

Пчелиный улей там, где были шершни. 13.01.07.

3Цар.13:5 – «И жертвенник распался, и пепел с жертвенника рассыпался, по знамению, которое дал человек Божий словом Господним».


Знамения у Бога испросил Избранный Богом воин Гедеон, У Иеговы хватит и на нас росы,

На бороде и на руках обилие найдём.

Знамения просили и цари,

Давал не мерою уверенность пророкам. Мы ежедневно и повсюду зрим –

Где не по Библии – там никакого проку.

Кто чуткий слух грехами не завалит,

И зрение в дыму кадильном не испортит, К таким стихи стучатся, даже главы,

И эти главы только первым сортом.

Пусть даже краем уха услыхал, Обрывки, хвостик мятежа и взрыва, Он сразу высветил, откуда этот залп, И траектория прочерченная криво.

Библейских строк не пропускайте мимо, Всмотритесь тщательно в подбрюшие стихов, Вчерашние республики – сегодня львята-скимны, Звериный рык от вековых тихонь.

Знамения застило небосклон, Предгрозовые вспышки там и сям, Апокалипсис дал не баснослов,

Дух Божий старческой рукою написал.

Знамений требует жидовское отродье, Трепещет за молву худую об евреях. Антихрист христианам камеры городит, Приходит для него отпущенное время.

Смоковница бесплодная – Израиль Всё также ждёт мессию-сатану;

И не подумают, Христос распят не зря ли, Им без Него в геенне утонуть.

Знаменье Человеческого Сына.

Его распятие тысячекратно ярче солнца. Взор просветлённый к небесам поднимем.

Будь не младенцем в вере, в Иисусе взрослым. 03.02.07.

Есф.10:2 – «все дела силы его и могущества его и обстоятельное показание о величии Мардохея, которым возвеличил его царь, записаны в книге дневных записей царей Мидийских и Персидских»,

И если бы всё точно написать, Что сотворил Иисус, благовествуя, То на бумагу лес пошёл и сад.

И к целлюлозе больше приплюсуем.

Нюансы и причины у событий тех, И всех героев жаждущих спасенья: Как, почему к ним заглянул успех,

К сынам Израиля, потомкам Моисея.

Не о количестве лишь сбывшихся чудес, Но и о качестве помеченного Богом.

Отростки те проклюнулись вот здесь, Как бы само собою ненароком.

Всех биографий тамошних не счесть, Какие отзвуки от дивных исцелений!

И почему к ним именно пришла благая весть, Что за событие влекло, что за сцепленье?

И если бы писатели и умные поэты, С тех пор не сочиняли ровно ничего, Писали лишь о подлинном, об этом,

Не то что всеяно умышленно врагом. И тем таких, сюжетов на века,

Кто как прозрел от проповеди чей-то;

О прошлом так коснулись лишь слегка, – На повесть ту истратилась лишь щепка.

А далее развитие божественных талантов, Жизнь каждого на несколько томов.

Всё выше досягаемая планка.

И каждый в бой на смертный час готов.

А, может, в памяти Божественной отнюдь Ничто и ни о ком не утерялось?

Уверовавший каждый стал человек и людь, Что с тем народом в человеках сталось?

И если бы... Поторопись успеть

Вместиться в общий хор Христом спасённых. Рыбак бессмертный в вечность тянет сеть.

Мы все писатели – об этом будем помнить. 20.11.07.

Руф.1:16 – «но куда ты пойдёшь, туда и я пойду, и где ты жить будешь, там и я буду жить; народ твой будет моим народом, и твой Бог - моим Богом».


И не во сне я вижу Ноеминь, Когда она на поле Моавитском, Пусть сытая, поёт достатку гимн,

Но никого из родственников близко.

Внезапно перемена и всё трещит по швам, Теряет мужа – мужества опору,

И сыновья смерть подцепили там, – Неизмеримое не выплакано горе.

Зачем ей хлеб и помощь чужестранцев, Она для них пришлец, всегда чужая.

При одиночестве легко беде прокрасться, И в самое заветное ужалить.

В истории о Руфи немало тайны скрытой, Зачем она к евреям потянулась,

И там попалась Иегове рыбой,

Её не обмишурил женолюбец-жулик.

А всё свекровь, смиренная на диво,

Не побоявшаяся «горькой» называться. И прекословием нигде не наследила,

По-новому опять пробралась в сватьи.

Жизнь развернулась в странном обороте – Родные примерли, освобождая место

Для Руфи, и Вооз совсем не против Взять под крыло не юную невесту.

Найти бы Руфь скитальцам одиноким,

Они пусть учатся к пришельцам прикипеть, У благовестников омоют, вытрут ноги,

И с правой стороны гумна забросят сеть.

Нет ни малейшего сомнения в итоге – Потомство будет всем в благословенье, Для практики хватают пусть убогих,

И с их ходатайством так многое успеем.

От Руфи некогда родился и Давид,

Лоза плодливая, но с крупным недостатком. А далее – Иисус, Он знал, что я погиб,

И горькое испив, соделался нам сладким. 11.07.07.

Матф.5:18 – «Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится всё».


И не себе нам нужно угождать, Потворствуя характеру, привычкам. Самим себе, кряхтя, приносим дань, И эгоизму оправданье ищем.

Повсюду узость вожделеньям нашим, Стесняют нас соседи, сослуживцы, Вставать и уступать с почтеньем старшим, Не вовремя с одра или ложиться.

На пользу ближнему... а ближний – это кто? О милосердном вспомним мы самарянине; Взвалить израненных в машину нелегко, –

Мы нравственно в душе всегда ранимы.

В дверях и в воротах не потеснить, О ближнем разговор, он прёт в упор; Ещё не раз на перекрестке с ним

Схлестнёмся не в долине – между гор.

И ради пользы можно уступить,

Не ради прихоти и наглости нахала. Добро бы умному, а то толпе тупиц, Где вопреки Писанья что-то хвалят.

Определитель пользы – для спасенья, Чтоб приняли учение Иисуса;

Мы строим не из древа, соломы или сена, Наш путь по предсказанью очень узкий.

Когда нам отступить никак нельзя, Настаивать до чёрточки, до иоты, Иначе заблужденья нас сразят,

И нас свалив, по нас же будут топать?

Нам, главное, душе не повредить, Сообразить, где мелочь однодневки. По Библии – с печатями вердикт;

Не по Писанию – не устоит, не крепко.

На этом поприще себя преодолеть, Не допустить к привычкам перекос.

Не дать бы камнем, где потребен хлеб,

А может, в ближнем наш Господь Христос? 31.03.07.

Прем.Сол.5:9 – «Всё это прошло как тень и как молва быстротечная».


И это всё затянется, пройдёт, Всё кончится, забудется, сотрётся; Мудрец всесветный или идиот,

Мы не хозяева в дому своём, а гости.

А гость... он гость и есть, уже вчерашний – Мы однодневки и всегда летим.

Прощально поп своим кадилом машет, А дальше каждый сам, совсем один.

Нельзя настаивать, что будто всё равно, И нам, мол, безразлично, где мы будем. Ведь человек с душой, а не бревно,

Он образ Божий, а не просто пудель.

И это всё пройдёт, запорошится, Болячки заживут, порезы зарубцует.

И с каждым вздохом приближает пристань, Всё ярче холмик, с крестиком рисунок.

Блажен, кто искренно готовится к исходу, И ежечасно помнит о кончине;

Закончим чем, припомнят что при гробе, Не буря ли незрима, хотя всё тихо, чинно.

Всё временно, нетвёрдо, мимолётно, Но что лишь в Боге, по его Завету. Утешит, усладит нездешним мёдом, И оживит истлевшие скелеты.

Мы временны и это ли не факт,

Как можно вечность разменять на деньги, И не в геенне ли безбожники кипят,

Так Библия гласит, то никуда не денем.

И это всё пройдёт, не забывай,

И повторяй, увлекшись светотенью;

Есть муки вечные, а есть блаженный рай, Во что по смерти душеньку оденем?

О, Боже, дай ума не заблудиться Среди всего, что кажется надёжным.

Кровь Иисуса сделать может чистым,

Воскреснет труп, который черви сгложут. 11.06.07.

Матф.23:15 – «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что обходите море и сушу, дабы обратить хотя одного; и когда это случится, делаете его сыном геенны, вдвое худшим вас».

Идут на проповедь слепцы-иеговисты, – Что спрашивать с еретиков-глупцов;

Попы велят не подпускать их близко, При случае всё выплюнуть в лицо.

Идут, стучат и давят в домофоны Старушки, старички на склоне дней. Глядишь, и кто-то ухо к ним приклонит, Так к Еве в уши дошептался змей.

Но всё же вдумаемся в самый этот факт, Как ревностно обходят море, сушу;

В чужую печь суют кривой ухват, К сынам геенны добавляя души.

Так не осудят ли бездействие монахов, Обет молчания слепцы-еретики?

Они стучат и заполняют страхом, Армагеддоном давят на мозги.

Отрадней будет Тиру в их квартирах, За ревность к благовестию повсюду.

«Не брать оружие!» – завоевали мирно, И этот мир их проповедь осудит.

Нас ждут в зверинцах и по зоопаркам, Хотят услышать истину о Боге.

Сумеем ли всех пригласить за парту, Не пощадим для благовестья ноги.

Жизнь на земле приблизилась к концу, – Не отрицать же всю орду примет;

Дела такие, что скорей бы Суд,

И за собой смотреть – не охрометь бы.

Примером подражать бы кое в чём, –

Не грех нам и к сектантам приглядеться. А то продёргаем в чужом глазу сучок,

А у самих умишка – впали в детство.

С неутомимостью идти на благовестье,

И даже ревностней каких-то там заблудших. Стряхнуть с себя монашескую плесень,

Глядишь, и православных будут слушать. 14.03.07.

Пс.89:10 – «Дней лет наших - семьдесят лет, а при большей крепости - восемьдесят лет; и самая лучшая пора их - труд и болезнь, ибо проходят быстро, и мы летим».

Из бани разомлевшие выходят,

Их с лёгким паром поздравляют с шуткой.

«Напарившийся сбрасывает годы» – Такую подпускают кстати «утку».

А годы – ценность, веское богатство,

Не сбросить ни в парной и не на свадьбе; Они библейской сединой украсят, Почётнейшее место надо дать им.

Где Дух Святой всецело овладел Душой, и совесть трепетно внимает,

Там слёзы прошлого от неприличных дел В воспоминаньях горестно стенают.

Напоминает нам о прошлом молодёжь, Намного превзошедшая грехами.

Святую девственницу редко где найдёшь,

«Ночные бабочки» тогда не так порхали.

И что ни шаг, ползёт гремучий гад, От ядовитости в миазмах стекленеет. Не выборочно смотрим, а подряд,

Бесстыжей нашего бессовестное племя.

Их Иов праведный ко псам не подпускал, Давид от безбородых отрицался.

Пленённых сбрасывал с отвесных скал, И на огне выкручивались в танце.

Так чем же лучше прошлое моё,

Стыжусь на исповеди шёпотом признаться. Решившись, громко вытряхнул хламьё, Чтоб вырваться из сатанинской пасти.

С годами выдержки и мудрости добыть, Не потерять души осанку, юность;

И обличения принять, как царь Давид, – Грех нераскаянный маразмом нас сутулит,

На сто процентов веру сохранить, Что Иисус нас прописал на небе.

Не испугает даже атомный нас гриб,

Боязнь остаться без кусочка хлеба. 25.08. 07.

1Цар.2:35 – «И поставлю Себе священника верного; он будет поступать по сердцу Моему и по душе Моей».


Из верующих набирать бы в судьи,

В эксперты, чтобы обозреть всю прессу; Таких, которых и цари не нудят –

Их не свернуть угрозами, хоть тресни.

Страх Божий, ожиданье Страшного Суда Творят нам несгибаемых героев;

Они смогли бы заново создать

Доверие к судам, и всю страну отстроить.

Пусть будет даже трезвый мусульманин, Вегетарианец – ученик Будды;

Кого за деньги ложь не переманит, Добра желающий, избавить от беды.

Первейшею заботой доброго царя,

Не однодневного масона-президента, Искать в помощники, кто правдою горят, Мгновенно то творить, не постепенно.

Из верующих армию составить, –

Они к оружию отнюдь не прикоснутся. Слова «любить», «молиться» в их уставе, И разворачивают всех к ногам Иисуса.

Из благовестников дивизии, бригады, корпуса, Затарить все машины, рюкзаки Писаньем.

«Война – от дьявола!» – плакаты написать, Чтобы склады оружия для хлеба опростались.

Из верующих ставить бы в священство, Кто получил рожденье свыше в Духе; Сегодняшний театр развалится на щепки, Заглохнет и погаснет монархистов кухня.

Из верующих истинно, без ложного подмеса, Деревни ставить, чудо-города;

Про оглашенных помнить на литургиях-мессах, С грехом накопленное нищете раздать.

Евангельскую веру усердно насаждайте, Осеменяйте Словом Божиим достойных! Прочь предрассудки, суеверья, байки,

И сгинут распри, терроризм и войны. 04.10.07.

Пс.65:12 – «посадил человека на главу нашу. Мы вошли в огонь и в воду, и Ты вывел нас на свободу».


Из года в год на выборы зовут,

И так же тянутся незрячее слепых котят, А выборы – пустой масонский звук,

Избранники в дальнейшем поступят, как хотят.

Не виноградную лозу и не маслину,

И даже не подземный овощ в огороде,

А выберут того, чей крик вполне ослиный, Сидельца, нахребетника, как вроде.

Нельзя избрать достойный овощ, злак, Когда прогнившие гуртом в одном сусеке, Наткнёшься на безумца и козла,

Который демагогией зацепит.

И если бы никто не топал к урнам, Заплёванным, ободранным старьём,

Не присосались бы невылазные урки.

Не выбирать их – тем их замыслы сорвём.

На агитпунктах платные тупицы,

Все в равноправие бесправное играют; Такие провороты прадедам не снились – ГУЛаг и кладбище наименуют раем.

А если бы с утра все помолились, Совета из Писанья испросили,

Доверились Христу, да будет Божья милость Для матушки, ободранной России.

Наш голос искренний да будет за Христа, Распятого за каждого однажды,

Он разнарядит жизнь и даст устав, Прещедро всем отсыплет – Он не жадный.

И этих галстучных гельминтов-депутатов Не будут у корыт раскармливать усердно, И сэкономленное будет вам же кстати.

Голосовать опасно и смертельно вредно.

Мы выбор сделали, присвоили святыню,

В том не раскаемся при жизни и посмертно. Своих овец Спаситель не покинет,

А к власти рвущимся совсем не стоит верить. 29.11.07.

Кол.3:17 – «И всё, что вы делаете, словом или делом, все [делайте] во имя Господа Иисуса Христа, благодаря через Него Бога и Отца».


Из десяти один благодарит, Избавившись от лютости проказы. Всего один и он самарянин,

Не иудей, что больше напроказил.

Неблагодарно хамово отродье,

Не помнит матери, отеческого дома.

На первый взгляд не иностранцы вроде, Кричат нормально «Караул!» и стонут.

Но стоит им желаемое взять, Облегчить участь страждущего тела,

О благодетелях забудут, не повернут назад Благодарить открыто, честно, смело.

Им некогда, они спешат на свадьбу, У них поля, волы – везде попойки. Да ладно бы, а то тебе же гадят,

В судах лопочут против нас же бойко.

Неблагодарность чёрная ползёт В истории, до самых до окраин;

Не видят Божьих милостей, красот,

«Всё от природы!» – гнут своё упрямо. И на второй ступени у молитвы Такой следов своих не обретёт; Слова благодарения погибли,

С неверием схлестнулись в горле поперёк.

Благодари Создателя небес, Неблагодарной крохотной планеты; Любви безмерной на Голгофе крест – След к благодарности такой приметный!

Неблагодарность чёрною зовётся,

И липнет к невиновному потомству. Но от неё избавиться так просто,

И спроводить раз навсегда к погосту.

Бог есть любовь, дарующая жизнь, Освобожденье от греха-проказы.

Я ради благодарности истратил этот лист

Для тех, кто Бога не благодарил ни разу. 19.03.07.

Прит.5:13 – «и я не слушал голоса учителей моих, не приклонял уха моего к наставникам моим».


Из прошлого несутся голоса,

Из книг еврейских и из старых песен. Их амплитуда может потрясать, Сегодняшние строки могут треснуть.

Хотелось бы услышать Голиафа, Его гортанный крик, ответ Давида.

Татары промелькнули… вскоре ляхи, И все и вся давным-давно убиты.

Бог мечет камни им из поднебесья, Их грохот стукотит со всех страниц. Переживаю те столетья вместе,

Не успеваю падших хоронить.

Смерть властвует от первого Адама, –

К сотлевшим только мизерная жалость, – Все всё равно бы умерли подавно,

До горсти паха многие ужались.

Уроки прошлого, семестры стольких сессий Сторонними с рассказами шикуют.

А если бы назад, хотя бы лет на двести, И те события по нашей нежной шкуре!

Благодарю за сроки, что минуют.

Все наши тяготы, невзгоды – словно дым.

Не приведи, Господь, войти в чуму, в войну ли, Достанется с лихвой особо молодым.

Полезно проходить библейские сюжеты, Не выдумки, а суть – ушедших опыт; Учусь на них, рассматриваю жертвы, Сдуваю пыль веков, пожарищ копоть.

Ветхозаветное не стоит пренебречь, Оно и в будущем живее нас живущих; Понятна в переводе иностранцев речь, Как будто я со змеем в райской куще.

Благодарю Создателя за тех,

Кто сохранил рассказы в чудных свитках; На горе их да вызреет успех...

Учась на битвах, сохранюсь небитым. 30.04.07.

Матф.25:37 – «Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили


Из того, что моё без претензий других, По наследству, горбом ли досталось,

Напеку для пришедших свои пироги, Всё по постному без непотребного сала.

При сплошном изобилии сообразить,

Что среди приглашённых незримо Спаситель, Не люблю по гостям, разве я паразит,

Лучше бедных к себе угостить их. Доброты постоянство присвоить в дому, Одноразовость перевести в постоянство, Долго думал, решал, всё никак не пойму,

Как носить круглосуточно в хижины яства?

Наилучшее, если к себе принести,

Доходить одиноких, больных, престарелых. Может, бывших военных, монахов, расстриг, Кто раскаяньем полн, их изранили стрелы.

Нелегко убирать из-под тех, кто гниёт, Ароматы развеяв по комнатам дальним. Им, одрябшим в маразме, понятно, не мёд, Как такие этапы нежданно причалят.

Пусть смирение будет наглядным примером, Сей потухший вулкан из прокуренных лёгких. Тихоход у причала не кажется первым,

Но из трюмов страдания будут нам плёткой.

Ежедневный учитель и даже в ночи, О кончине моей и моих клокотаньях,

Будет нервы тревожить, нещадно пещись, Что и мне и домашним развязка настанет.

Доходить доходяг… этот груз по плечу Терпеливым, в кредит и в залог отдающим. Мало важного, что я болеть не хочу,

Но от Иова орден даётся поштучно. А пока что не стать бы любимым обузой,

Но духовной подпорой облегчить уставших. Обученье идёт у гнезда карапуза,

Нам подгузник его о дальнейшем подскажет. 30.06.07.

Еф.1:4 – «так как Он избрал нас в Нем прежде создания мира, чтобы мы были святы и непорочны пред Ним в любви»,


Избрание свершается не нами За долго до рождения, до плача,

Мы из Писания смиренно то познали, Как видим, наш проезд давно оплачен.

Великая и страшная догадка,

О том, что кто-то программирует наш путь: Вдруг лебедем утёнок станет гадкий,

И к нищете прилипнет неразменный рубль.

Избрание – немалая же вещь, В нём будущее Павла и Иуды;

Один за истину костями может лечь, Дугой себя к повешенью осудит.

Исав с Иаковом пока висят в утробе, Не зла и ни добра ещё не совершали,

Бог объявил уже: Исав Ему не годен, – Хозяин в доме властен над горшками.

Иакова-обманщика к Себе Господь приблизил, Исава же с презреньем оттолкнул.

Левиино колено примеряет ризы.

Для Дана, для антихриста жиды готовят руль.

Нам, христианам, важно проследить

За собственным избраньем и плодами. Куда мы правим ранние следы,

В своём житье не уподоблюсь Дану?

Бог предузнал, предвидел и избрал. Очистив на Голгофе крестной мукой.

И в этом непонятном Бог Иегова прав, Тому Священное Писание порукой.

Свидетели – избранные сосуды, Благовествующие мир и о благом, Но и избранников неверие погубит,

Засевшие монахи в монастыре любом.

Избрание не скроешь, если есть,

Таким вся жизнь – ристалище, арена, Они бегут и им хвала и честь,

Они доказывают, что их избранье верно. 09.06.07.

Матф.22:12 – «и говорит ему: друг! как ты вошёл сюда не в брачной одежде? Он же молчал».


Измочалило молчаньем монастырь, Глухомань таёжной братии в берлоге, Самоправедность – главнейший в этом штырь,

И к нему привязка и не только в злобе – в слоге. Кругозор смотрящих под ноги не шире, Чем у двоечника – лютого невежды.

Дума о себе: «Скорей забыть о мире!» Как же в нём спасались люди прежде?

Роды бессловесных пополнялись,

И темнел народный суперорганизм. Разговаривали мысленно лишь с пнями. Нравственность мирских катилась вниз.

«Следуйте за Мной!» – слова Владыки. Пели эту в пустозвонстве фразу.

И ползли в другую сторону улитки, Не взглянув на след Христа ни разу.

Тысячи суровых молчунов Прятались, таились в тёмных норках; Фолианты лжи из тонких снов, – Выветрит тот чад ещё не скоро.

И чего ни выдумает плоть,

Лезли на столпы, в тайгу, в болота; Страшный дух молчанья, кашалот, Самостью сглотнул и свято слопал.

Сколько нерождённых вообще Проповедников, святых миссионеров! Всё втянуло в тараканью щель, –

Нет числа потерям безразмерным.

Господи, о, Боже Всемогущий,

Ты долготерпел, плоды дозрели. И теперь страну диавол учит,

Атеизм проник к последней щели.

Злое наважденье молчунов. За неверие тупело и немело. Их пример грядою валунов

Преграждает путь душе и телу. 20.12. 07.

Чис.11:5 – «Мы помним рыбу, которую в Египте мы ели даром, огурцы и дыни, и лук, и репчатый лук и чеснок».


Израиль вышел из страны Египет, Не мирно, как прилично бы друзьям, Обугленный, обглоданный, в обидах, Как две собаки, что разнять нельзя.

Исход свершился вслед за Бытием, Бог Иегова вывел непослушных,

И в первый класс пинками и битьём, И сорок лет без пенсий, без получек.

«Я – Бог единый! Я – и нет иных

Богов страшилищ, виденных в Египте!» Так Библия рождалась, первый стих, Бог никому на грех не делал скидки.

Не поклоняйтесь чуждым божествам, За верность Богу столько обещаний. Но за углом уже шептал Дафан,

На Моисея скопищем рычали.

Авторитет Единого Творца Избранник Моисей ковал в пустыне, Грозил смутьянам, жезлом потрясал:

«Род непокорный, кто посмеет пикнуть?!»

Но выросшие в рабстве с детских лет, Свободу не ценили, жаждали вернуться Туда, где лук, чеснок, забыв про плеть, – Вот так же перестройка и у русских.

Бог чудесами украшал им путь,

Глас с неба выдал первые скрижали; Они же рвались в рабство повернуть, За коммунистов зря голосовали.

Пророки умоляли и грозили

За идолопоклонство ещё с тех первых лет, Бог манной-хлебом наполнял корзины, – Неблагодарность с каждым днём видней.

Не оборачивайся до Содома вспять, И не ищи, где слаще и где мягче.

Бог может тот ГУЛаг нам повторить опять, Затарить подлых в безразмерный ящик. 30.11.07.

Рим.1:25 – «Они заменили истину Божию ложью, и поклонялись, и служили твари вместо Творца, Который благословен во веки, Аминь».


Иконы стали символом побед, Казанской вакханалии сиротской. И образ тот в акафистах воспет, Растиражируют и копии-отростки.

На сотни лет, на тысячах несчастий Иконопочитание гигантски возрастёт; И чудеса иконные всё чаще,

Одних названий больше пятисот.

Страна Икония Писание забыла, Теряла паству в атеизме, в сектах.

И небыль от чудес срасталась с былью, С подделкой, с махинацией нередко.

Чудес просили, жаждали и ждали,

Их не замедлило надвинуть, как цунами. Мироточат тюремные пижамы, Слезоточение превратится в знамя.

Очеловечат мёртвое и одухотворят:

«Икона скажет, думает и ходит!». На темноте жирует толстый хряк, И хороводит не часы, а годы.

На этой прелести, на диком обольщенье, Сроднилися с шаманством и идолопоклонством, Темницу выстроили, свет не проникнет в щели, – Без Библии дурить народ так просто.

К благоуханным и кровоточивым

Тропа народная поглубже, чем канавка. Заполнят вакуум «благоуханным» чтивом, Ажиотаж к иконной лавке, давка.

И тысячи часов на тысячах икон У тысяч многих тёмных суеверов

Зазряшно пропадут, впадут в смертельный сон, А в это время секты отраву сеют, скверну.

Маразм иконный в поиске чудес Довёл до отупенья и до «ручки». На новые иконы уже корчуют лес.

Не ко Христу, к антихристову образу приучат. 06.04.07.

Рим.7:20 – «Если же делаю то, чего не хочу, уже не я делаю то, но живущий во мне грех».


Инородное тело, микробы проникли

В организм человеческий и в государство; Краснота и бессонница в плаче и крике, – За живое придётся молиться и драться.

Грех давно поселился у нас в организме, Чужеродной занозой ещё от Адама,

Яд стерильно-бесовский по телу разлился, Как из грязи потоки у прорванной дамбы.

Во грехе я зачат, в беззаконье родился – Поменяем местами слова у Давида.

Изначально путь узок в содружестве с риском, Хорошо, если в чреве не будешь убитым.

Нам известен тогдашний оригинал, Эталон для тоски возвращенья к истоку,

Враг жесток, и грехом в дальний угол загнал, К Еве втёрся в доверие с левого боку.

Инородец, не здешний, а падший с небес, Баламут и смутьян, клеветавший бесстыдно. Что же лгал на бесплотных лукавейший бес, Догадаться не трудно, в делах его видно.

Сегодня он вырвал одиннадцать книг Из Писания, так научил саддукеев, Фарисеев-монахов учил хоронить

Благовестие чудное – в том и сопреют.

Инородное в теле церковном кипит Воспалённое жадностью к жёлтой маммоне. Обе груди не кормят, развился мастит,

Не появится с Библией поп на амвоне.

В организме здоровом достаточно сил, –

В многослойной защите не жить паразитам, Жар за сорок, молись, чтобы Бог нас простил, Даже если микроб и сумел приразиться.

Всё священное, чистое знать и беречь, Инородное выявить и обезвредить.

Под Евангельский дух и библейскую речь Переделать монашества бредни. 21.03.07.

Пс.49:18 – «когда видишь вора, сходишься с ним, и с прелюбодеями сообщаешься».


Иосафат царём был в Иудее, Благочестивый, искренний, наивный. Задачу ставил истребить злодеев,

И верой Бог воздаст и не отринет.

Дела угодные, как Библия гласит,

Творил, но идольских высот не истребили. Народ блудил по мере тощих сил,

Но хвост прижал непризнанный грабитель.

Зачем же добрый царь Иосафат

С царём Израильским Ахавом подружился? Потом он будет каяться стократ

За связь с коммунистическим режимом. Тогда парторгов из ЦэКа Ваала

Надменных и пузатых, с трибун говорунов, Хвалителей царя вполне хватало.

Не знавших, что такое путь прямой.

Пророк Михей при тех царях известен, Через него глас Иеговы слышен.

И он громил пророков – лживых бестий,

«Дух лжи во всех!» – провозгласил он с крыши.

Иосафат едва не был сражён,

Когда на бой пристроился к Ахаву.

А у того жена Иезавель – позорящая жён, Пронырливостью царство обесславит.

Любому станет Иосафата жаль,

А в нём себя не трудно рассмотреть; Разбита первая и главная скрижаль,

А значит, и вторую подкусила смерть.

За золотом в Офир отправил неумелых, Но буря разбросала, увлекла на дно.

Не знайся с нечестивым и, не плавай мелко, Богатство истинное в Господе одном.

Приходится немалое и нам пересмотреть, После крушения надежд, подбив итоги.

Пример оставим для других, чтоб впредь

Надеялись на Бога… А Он есть Иегова. 23.06.07.

2Кор.13:5 – «Испытывайте самих себя, в вере ли вы; самих себя исследывайте. Или вы не знаете самих себя, что Иисус Христос в вас? Разве только вы не то, чем должны быть».

«Исследуйте себя!» – глаголет Павел. Но как найти приборы и растворы,

Где Тот, Кто малого и старого наставит, И чтобы вывод принят был бесспорно?

Выходит, тело взято под контроль, В любое время суток неизбежно.

На небе воля Божия едина с сонмом воль, А на земле такое встретишь много реже.

Исследовать, чтоб ясное совсем не усложнить, Любое дело до его начала,

Такой прибор у мужа и любой жены, – Тот компас чудный к Царствию причалит.

Есть эталон вневременный, нездешний, И по нему настрой души сверять;

Вникая в Библию себя осудит грешник, И высветит поступки все подряд.

Что думаем, творим и говорим,

Во свете Библии ничтожно или чисто, Не чуждым ли огнём в душе горим,

Не будет ли наш труд в конце освистан. Исследовать, испытывать дотошно,

Общенье с ближними и взгляды под контроль; Для раскаяния немалое есть в прошлом,

И хорошо, что выйдет только ноль. Но с минусом, при вожделеньях жгучих, Что сеял, обнимал и целовал

Окажется не жемчугам – навозной кучей, – Нам в обвинение недобрые слова.

Исследовать мне, Боже, помоги,

И умудри забыть про извиненья.

Я в храме Божием бреду среди могил, Себя увидел… дан мне чин последний.

Дух Божий, помоги мне побороть Упорство духа в глиняном сосуде,

От заблуждений сделать чёткий поворот, –

Таких Христос омоет, не осудит. 09.11.07.

Матф.24:30 – «тогда явится знамение Сына Человеческого на небе; и тогда восплачутся все племена земные и увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою».

Исследуют далёкие планеты, Опасные кометы, их орбиты;

Как обойти те монстры, не задеть бы, Иначе шар земной на черепках разбитых.

Других прожаривают жуткие вулканы, Их огнедышащие жерла на Помпею; Страшились их прошедшими веками,

Скелеты смотрят тех, спастись кто не успели.

Читая в Библии в конце Апокалипсис, Дрожи, прелюбодейная планета.

Страх побуждает искренней молиться, – В конце все казни на распутье встретят.

Ждут катаклизмы вопреки расчётов, Три с половиной года иудейства;

На двадцать две главы расписано всё чётко, И никуда от этих язв не деться.

Готовиться ли пищу запасать

В хранилищах музейных и по дебрям, Дабы антихрист не застал впросак,

Не сунуться к печати непотребной.

У ч ё н ы е – к о г о р т а т у г о д у м о в ! Откройте Библию без ваших телескопов, Не млечный путь увидите, а гумна,

И растрясённую мякину скопом полным.

Не дым планет, пожарища навылет, Отсвет возмездия за извращенье Слова; Те чаши гнева опрокинут, выпьют, Роженица-земля в исходе тяжко стонет.

В чаду отбросов смертно задыхаясь, Земля предсмертно влазит в эпикриз. Чума пирует на породе Хамьей, Зачитывает книгу «Апокалипсис».

Исследуйте Писание, лжецы и мудрецы,

Не жмитесь к сыновьям Агари за куплей знаний. Мир без Христа исследованьем сыт,

На небе крест – любви Христовой знамя 11.09.07. .

2Пар.21:12 – «И пришло к нему письмо от Илии пророка, в котором было сказано: так говорит Господь Бог Давида, отца твоего: за то, что ты не пошёл путями Иосафата, отца твоего».

Иудейский царишка презлой Иорам Письмо получил от пророка Ильи; Пророк описал всё бесстыдство и срам, Что царь натворил, как сошёл с колеи.

И жизнь с ноготок, и болезнь с локоток, – Не просто по случаю с ним приключилось, А это за братьев убитых, за то,

И тучею грозной затмило всю милость.

И нет от врачей и ни пользы, ни толку, А внутренность жаром горит, выпадает, Пророки впустую трещат без умолку, Что выздоровление вскоре настанет.

Враги оголтело один за одним Восстали и сбросили иго Иуды; Безумная доля, несчастные дни,

И то ли ещё, подгребаясь, прибудет!

Что высеял, сколько делами отмерил, Такие же нам корабли приплывут.

И письма – свидетельства горшие смерти, Горящие угли на нашу главу.

Мистический ужас, неведомый страх Читающих про Иорама охватит;

На нашу главу приготовлено плах, Враги нас потащат из собственной хаты.

Лишь к слову полслова о том Иораме – Да сами-то мы разве лучше царишки?

Наследье последышей, гнусностей в храме, Что Сам Иисус оказался здесь лишним.

На вожделения похоти, самости,

Да будут примеры нам лучшей преградой. Презренным царишкою плоть моя давится Не где-то вдали, с моей душенькой рядом.

Письмо от пророка дочитано с трепетом, С ужасом вспять озираюсь виновный.

О Боже, дай сроку стихам быть допетыми,

Очищенным кровью Христа, обновлённым. 01.07.07.

Иов.2:10 – «Но он сказал ей: ты говоришь как одна из безумных: неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злого не будем принимать?»


К добру душа у всех неравнодушна, Она к нему каким-то боком льнёт,

И судя по добру душонки или души, Огонь любви в нас или смертный лёд.

Деяньем свыше числится добро…

А что добро, что худо – распознать бы. Всё явственней на нас его тавро,

За ним охотимся, свои готовим снасти.

Добро украсилось признанием Творца, Что от Него стремленье к жизни, к свету; Зелёный свет желаньям возрастать, – Стремясь к добру, ни на кого не сетуй.

Определитель – совесть на молитве, При углублении в Писания пророков.

Не пропустить, когда в несчастье кликнут,

«Вот я!» – ответить, поклонившись кротко.

Не надо думать, сам, мол, сотворил, – Позыв к добру всегда нисходит свыше; Душа без Бога – телеса без крыл,

И портим красоту, шуршим, как мыши.

Здесь мужество венчают и геройство, Для трудолюбия медали, ордена

Бог свыше наградил и за награду спросит, Во всём добре Его рука видна.

И потому с младенческих ногтей Срезать всё то, что превращает в когти. Со злом борясь, придётся попотеть,

Не ангельский характер в нас, а скотский.

Отец добра, небесного сиянья

Себе подобие в отступниках творит. Усердно роем мы для себялюбья яму, Со дна её едва расслышим крик.

Желание добра преступники находят, Но чтобы сделать – где к тому рецепт?

Лишь во Христе добро – не в тягость хобби,

И в горе будешь Богу Аллилуия петь. 27.04.07.

Прит.13:25 – «Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына; а кто любит, тот с детства наказывает его».


К порядку приучайте детвору,

Не медлите, ручей вводите в русло, Иначе вас же в порошок сотрут,

И плевелы заполонят всё густо.

Уставы, правила врезайте не стыдясь,

Отчёт в проделанном с дотошностью взыщите, Пусть чувствует ребёнок вашу власть, Создайте стопроцентную защиту.

Не каждый бодрствует над собственной душой, Здесь с потом взрослым надобно трудиться.

Иначе вскорости вкушать придётся шок, И приступов сердечные огрызки.

Нам трудно соглашаться с несвободой, Что всем живущим выделены рамки; Для ропщущих врата до преисподней, Кто не желал идти за Богом прямо.

В Законе заповеди, есть свои в Коране, И в уголовном кодексе страны,

Для непослушных, дерзких и упрямых Меч обоюдоострый, чтобы схоронить.

Закон главнейший в совести заложен, Там неподкупный судия засел; Поганым меч сверкающий из ножен, Глядишь и схлопотал себе расстрел.

Без страха Божия младенец обречён, И будущее отроку не светит,

За всё порушенное выставится счёт,

На нарушителей в любой стране есть сети.

К Библейским истинам с пелёнок приучайте, Иначе в совести заметите провалы,

В проекте черепки навалом от корчаги,

Зачем же трещины столь тщательно скрывали?

Надёжней не добудешь насущный капитал, В рождённых поселяйте страх геенны.

И вот теперь, когда он взрослым стал,

На нарушителей устава смотрит гневно. 27.08.07.

1Кор.15:55 – «Смерть! где твоё жало? ад! где твоя победа


К сигналам смерти вслушивайся чутко, Они с рожденья нашего по рёбрам,

Плывут в больнице для лежачих с «уткой», Когда на небе тучи или вёдро.

Заноет зуб, дыхание подпёрло,

От позвоночника нерв защемлённый ропщет, Бичи авансом подгоняют к мёртвым,

И путь до гробовины всё короче. Сигналы смерть от дальних катастроф

Шлёт, их примеривай до собственной утробы. Куски депеш, от слухов столько крох,

И все они посланницы у гроба.

И зеркало по сотне раз на день Морщинами и сединой у лысин Кричит, и то нам никуда не деть,

И с возрастом сигналы те возвысим.

Плоть протестует… но смиряя дух, О завещании заводим разговоры;

О похоронах рассуждаем вслух,

И чувствуем, развязка будет скоро.

У каждого от жмущихся в лохмотьях, До олигархов, тонущих в достатке,

Страх смерти от привычки не проходит, И чаша смерти не бывает сладкой.

Всё иначе у верующих стало,

Летящий к вечности подходит, как и все, Благодарит за живость и усталость,

Мы однодневные, в гостях болеем здесь.

В молитвах ежедневных будем помнить, Что смерти нет, а есть лишь переход,

Час воскресения искупленных настанет, Душа вернётся в тело, в этот гроб.

Христос победу одержал над смертью, И вырвал жало-грех, и нас простил.

Не сомневайтесь, будем в это верить.

«Жених грядёт!» – мы слышим этот крик. 05.11.07.

2Кор.6:14 – «Не преклоняйтесь под чужое ярмо с неверными, ибо какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмою?»


«К чужому не тянись!» – ребёнка учим, Не прикасайся к дереву, запретному в раю! Но утянуть представится вдруг случай,

И там, жующего, себя во сне узрю.

Чужое рядышком и кажется милей, Вкусней, нежней и ласковей чужая; Чужой колодец в жар спешит мелеть,

И теснотой задавит, на выходе сужаясь.

Чужое, недозволенное, но оно бугрится, Глаз пожелал протоптанную стёжку;

О том у Соломона многократно в притчах, Изменников повинных на колу коробит.

Чужие мысли хороши ли нам,

Проверь по Библии, сравнив, не покусись, Чуть не пободрствуешь, они тебя пленят, Оправдываться станешь, как горе-атеист.

С насторожённостью вдыхай несвойский запах, Зачем на непроверенное слюнки распускать; Легко обжоре сделаться пузатым,

Беднейшим не уделят и дети ни куска. Но если падок на чужие блюда,

То на запретное потянутся и дети;

И кулинар сектантский приголубит, Из-за утробы влип в чужие сети.

И если дух того не различал,

Не подсказало, ожиревши, сердце, Тогда чужая гавань и чужой причал Введут в притон таких же дерзких.

Живём единожды и жизнь не проиграй,

В каком же скопище окажешься бессрочно? Как правило, удел их без оград,

И в той усадьбе бродит, кто захочет.

Что небиблейское, не по святым отцам, Резонно признавать погибельным и чуждым, Назначенных к спасению Бог будет потрясать,

К шагам возмездия прислушиваться нужно. 21.08.07.

Деян.18:4 – «Во всякую же субботу он говорил в синагоге и убеждал Иудеев и Еллинов».


К язычникам, совсем не к правоверным Послал Господь Апостола из Тарса,

Он христиан давил и истреблял как скверну, И очищал от них земное царство.

Но из гонителя в гонимого предстал, Лишился званий и регалий бывших, Прозрел ослепший, встретивши Христа, В рядах партийных оказался лишним.

Свой опыт, знания, уменье и азарт Сумел перевести в иное русло.

Но на пути в Дамаск и мой начался старт, Блажен, кто в переплавке той не струсил.

Мой слух слова те слышит по ночам, Куда мол, прёшь с подельниками вкупе. Свет неземной свой путь во мне начал, Я им делиться должен был не скупо.

Против рожна, конечно, не попрёшь, Распорешь грудь и многого лишишься, Себя погубишь сдуру ни за грош,

Среди живых окажешься вдруг лишним. Гонителей проспект не зарастает,

Но лишь избранникам дано затормозить. Так сколько ж было прервано ристалищ, Кто Церковь гнал, неистово грозил!

Блаженны слышащие голос Иисуса, И на три дня притихшие слепцы,

Кто путь широкий поменял на узкий, Обобранный, голодный, но духовно сыт.

Язычники слепые приняли иудея, Поверили речам его, посланьям, Одежду праведности во Христе одели, Да общим благовестием восславим.

И нам к евреям надобно собраться – Сумеют ли они к Дамаску путь осилить? Жиды и гои, явно, что не братья,

Лишь во Христе забудется насилье. 15.05.07.

1Фесс.2:16 – «которые препятствуют нам говорить язычникам, чтобы спаслись, и через это всегда наполняют меру грехов своих; но приближается на них гнев до конца».

Кагал евреев задыхался в злобе, Ножи точили киллерам бесовским.

Готовились убить родных своих по плоти, Их сила изошла, сотлели даже кости.

Ножи остались, яд, карандаши

И злоба чёрная – молва на Иисуса, Они желают судьбы всех вершить, Уверовавшим не давая спуску.

Что из того тому, кто со Христом,

Чей крест назначен даже до рожденья!

Бог насадил, полил – проклюнулся росток, Подкормкой укрепил после обедни.

Без бурь и гроз земля и не жила, Цунами берег моря обмывали;

Борьба извечная со светом – рядом мгла, Судите по себе, по тем, кто с вами.

На беззащитных столько же злодеев, Опасности грозят со всех сторон!

Пешком с Апостолом, вот на ослах мы едем. Против рожна теперь мы не попрём.

На место павших тысячи встают

На разных островах и континентах. Не раз над бездною среди гадюк,

Языкоговорящие – не мумии-скелеты.

Пятой железной расправлялся Рим С противниками общего устава; Тысячелетия апостольский экстрим,

Христова Церковь в битвах лишь мужала.

Трещал и рушился фашизм и коммунизм, Системы распадались в одночасье;

Там, на Голгофе виден был эскиз, И по нему мой бег уже начался.

А киллеры, масонский храм тоски? О, это детище гееннского отродья! Змей семиглавый злобится, не спит,

Гроб стережёт, но пусто в этом гробе. 07.12.07.

Иов.12:25 – «ощупью ходят они во тьме без света и шатаются, как пьяные».


Как мало слышали о Боге Саваофе, Почти что ничего о разуме Владыки; Ему поют Синай, Фавор, Голгофа,

И что произошло у этих гор на стыке. Историей зовём мы промежутки, Заполненные кровью и развратом; Читая Библию представить жутко, И ничего не разыграть обратно.

Уж в раю такое своеволье,

Ползучий гад шипел, не промахнулся; И от блаженства – жалкие осколки, – Давид и это приспособил к гуслям.

Потоп, смешенье языков, наречий, Избрание народа в Аврааме…

И снова нам похвастаться здесь нечем, Всё тоже торжище ещё в едином храме.

Скрипит пером отшельник поневоле, Не соблюдавший точек, запятых:

«Все согрешили, сидя на осколках, Не помогли ни жертвы, ни посты!»

Тысячелетия, эпохи с кутерьмой, Найдутся Ездры-книжники в плену, Путь к Господу укажется прямой, –

К таким вождям, как правило, не льнут.

Пророки древние в наследственной плеяде, Росли в глуши, в столицы пробирались, Гремели, обличали, на звания не глядя.

В безжалостных глаголах таилась жалость.

Во свете тамошних обид и поражений Надежда теплилась малюсенькой звездой; Не лилии в венке – венок из терний,

Шли в неизвестность, как шахтёр в забой.

Бог Саваоф, Воитель сонма сил,

Держащий в страхе всех рассвирипевших, В новозаветный свет сознанье нам сместил,

Прозреть пора пришла душе ослепшей. 08.10.07.

2Кор.8:15 – «как написано: кто собрал много, не имел лишнего; и кто мало, не имел недостатка».


Как много лишнего натолкано в рюкзак, От разных безделушек кто очистит?

Не просто от живого отрезать, Свободу обретя, не огорчиться.

Без крестика нательного нельзя, Он память о Голгофе подновляет.

И без очков глаза от яркого слезят,

И в кошельке лишь рубль, да всё с нолями.

У безбородых бритва ни к чему – Зачем скоблить вчерашнюю щетину? Мужик ли баба, с ходу не поймут, Хотя не девка – рослая детина.

Ненужное с ревизией отсеять,

По Слову Божию сверяя все «горшки». За речь очищенную кто судить посмеет – На корешках хороших добрые вершки.

Не говорю про обезьяний галстук – Масонскую удавку, что подменила крестик;

Нормально мыслящему – да на кой он сдался, Не буду защищать петлю, хоть тресни.

Нам за Евангельскую веру ухватиться,

Жить во Христе, в любви Его столь дивной. Из Библии искать святой водицы,

Без человечьих выжимок, без тины.

Сомненья вытряхнуть, и Слову доверять Во всём до доннышка – последнего стиха;

Чуть сидя, отдохнуть, днём позабыв кровать, Пыль обольщений жизнью чаще вытрясать.

На благовестие пойти, а не на крестный ход, Запас Евангелий с собой брать постоянно.

Быть щедрым так, как бы сегодня в гроб, Да не зароются таланты в эту яму.

Зла не держать, прощать всем налегке,

С обидами не знаться, ревность одолеть – Тогда без зависти с Писаньем в рюкзаке

Мозоли не натрёшь, хотя бы шёл сто лет. 04.05.07.

4Цар.5:27 – «Пусть же проказа Нееманова пристанет к тебе и к потомству твоему навек. И вышел он от него белый от проказы, как снег».


Как могла проказа Неемана Перейти, покрыв Гиезия-слугу. Впрочем всё случилось без обмана, Что он делал – на себя прикинь.

Столько же прошло далёких лет, Миллионы так же прокажённых, Взятки брали, пёрли на запрет,

И тонули, нацепивши жёрнов.

Грех-проказа более опасный, Накрывает души, семьи, государства. Извинения потом в таких же баснях,

Гниль и вонь провозгласят прекрасным. Брал Гиезия дары за исцеленья, Выпросил корысть за благодать,

А потом потомки в горе слепнут – По наследству язвой обладать.

Нееман – сирийский полководец, Исцелён один во всей округе,

И никто – рассматривай весь глобус, – Елисей за взятку сходу рубит.

У Гиезия потомки где-то есть,

Более двух тысяч лет всё в стане прокажённых, Страшно-неподъёмна от пророков месть,

Знак отверженности на мужьях и жёнах.

Кто когда Россию поразил

Не послушаться Апостолов, пророков? Угораздило в обряды, у пустых корзин, Чудо в крошках редко, ненароком.

Испроказилось священство и цари,

Из музеев грех ушедших бросил вызов, Воз мощей и самосвал вериг,

Сподоблялись не поить, а только брызгать.

И с порабощённых драли лишь дары, Об Иисусе им не возвестили, Умудрились Слово Божье скрыть,

Царствовать Гиезий допустили. 05.07.07.

1Тим.6:6 – «Великое приобретение - быть благочестивым и довольным».


Как можно меньше тратить на себя, Стараться обойтись без лишних слуг, Пусть даже князь, не из простых трудяг, – Что говорю, прими, не будь же глуп.

Предела нет в желаниях у плоти,

Всё больше, слаще, круче и шикарней. Завистники отнимут то по злости, Придётся на исходе кровью харкать.

Детей учите обходиться малым, Не балуйте ненужными вещами.

Им искушение от щедрости настанет, Слова Писания в том горе предвещают…

Авессалом был баловнем отца,

Завёл от праздности с полсотни скороходов. Война за волосы поднимет подлеца –

Давид молчал и ни словечка против.

Учите скромности, остатки доедать, Беречь, неновое уметь тотчас заштопать; Иначе горе, воровство, беда,

От бедности укоров громкий шопот.

Благоустраивал Адам свою пещеру, Легко ли было прокормить семейство? И не напёрстком ли он масло мерил, – Над бедностью его пока не смейся.

Он выжил, уцелел, не возроптал,

Пот проливал, вкушая хлеб насущный; Не газ, не электричество – дрова,

Нет телевизора, а жил, видать, не скучно.

Благочестивым стать и быть довольным – Приобретенье высшее с достатком.

Ведь человек лишь червь, сравнялся с молью, Беззубым стал, а баловался сладким

Уразумей, что рядом где-то змей, Подталкивает к зависти злодейски. Я говорю о милостыне, сам уразумей,

Расщедрись к бедным, и по-царски действуй. 28.02.07.

Деян.10:28 – «но мне Бог открыл, чтобы я не почитал ни одного человека скверным или нечистым».


Как не хватает ныне полотна Нездешнего, незнаемого сорта.

Апостол Пётр голодный был полдня. Пока еду готовят, с голоду припёрло.

И полотно с небес, а в нём животных, Крылатых птиц и гадов ядовитых, Совсем, совсем для пищи непригодных. Раздался голос: «Заколи их!»

Пётр ужаснулся, может, рот зажал:

«Да я же правоверный иудей!

И не помыслю, чтобы взять кинжал, Зарезать скверну, рассмешить людей?!»

И вдруг глагол, какого не слыхал, Повелевает тварь всю не считать нечистой.

«Такое есть? Да разве я нахал?» Глаза закрыл, и зубы крепче стиснул.

Но повеленье раз за разом было трижды, Бьёт по презрительному отношенью к людям; То полотно как бы сегодня вижу,

Презренье к иудеям пошло, может, отсюда. Так заколи же, взявши Слово-меч, Не бойся осквернить себя их кровью.

Ешь с послушаньем – сытым сможешь лечь, Не трепещи в обрядах, словно кролик.

За расшифровкой надобно пройти

С посыльными туда, где ждёт Корнилий. Путь благовестию никто не запретит, Отцов родивших дети там кормили.

Попу иному или же монаху

На кровлю в голоде ни разу невзошедшим, Не хочется идти туда, где зверством пахнет:

«Идти к таким? Я разве сумасшедший?!» Смотрю на крышу, голову задравши,

Такая пустота там, просто жуть;

Сидит отшельник с чечевичной кашей,

На полотне-рогожке кривляется, как шут. 01.6.07.

Еккл.11:2 – «Давай часть семи и даже восьми, потому что не знаешь, какая беда будет на земле».


Как озаботиться о завтрашнем досье,

С которым выступить посмертно обеспечат; На что-то покусился некогда, посмел, Теперь же на Суде мне оправдаться нечем.

В копилку дел по мелкому крошили, По прихоти и мыслям своенравным. И было место выбора на «или-или», Себя осудим: «Были мы не правы!»

Прицел на день последний на земле,

На послесмертное расследованье жизни. И надобно уже сегодня обомлеть:

«Как мог так опуститься низко?»

Будильники мои, не дайте мне проспать, Быть начеку, на правом быть боку.

Без двадцати минут ещё не пять, Я к умывальнику, на улицу бегу.

Увидеть звёзды, предварить рассвет,

И Млечный путь молитвой обозначить, Псалмы Давидовы восторженно пропеть, Привык к тому и не смогу иначе.

Ещё смятенья и тревоги дня

За станом, не пробрались непрошенные гости. И крестным знаменьем себя спешу обнять, Всё остальное сделать можно после.

Поклонов сотня скачут все по чёткам,

И шлю петиции до Ангелов, к святым. Расписано, к кому и сколько чётко, –

С душою бодрствующей встречу не проспим.

«Еще не вечер», – скажет суеслов, Царапая заряженное пузо.

Он из себя червям сготовил чудный плов, – Вход в Царствие Небесное столь узок.

Перекликаются на стенах сторожа, Хранящие покой владык и подчинённых. Так стоит кислород страстишкам пережать,

И не скользить безвольно по стезям наклонным. 17.10.07.

Лук.14:21 – «Тогда, разгневавшись, хозяин дома сказал рабу своему: пойди скорее по улицам и переулкам города и приведи сюда нищих, увечных, хромых и слепых».


Как просто-просто было покориться Не человекам, не попам, не аввам,

А Слову Божию, листать его страницы, – Переборщить нельзя с небесной манной.

Когда-то жили же и мы на той Земле... Где та планета, где воды в достатке?

Был день, Земля растаяла во мгле, Нас протащили изверги и тати.

Вода плескалась пресная – залейся – Как можно не ценить питьё такое?

А здесь… да знаете ли, как лютуют бесы, Как страшны рожи, и как жутко воют.

Неверие как многих нанесло

Во тьму кромешную – у вас её осколок. Плоды ужасные дало земное зло,

Здесь каждый предстаёт предельно голым.

Вы знаете ту притчу о богатом,

В виссон и пурпур одевался пышно. В своей беде не ищет виноватых,

Теперь он много лучше видит, слышит.

И видит Лазаря – земного бедолагу;

Их разделяет пропасть – её не перейти;

Пять братьев у него, хотел бы связь наладить, – В аду он не философ, а ниже, чем кретин.

Он что-то слышал и про Авраама,

Про Лазаря страдальца на лоне у него. Когда-то от избытка жертвовал на храмы, А в бедняков, как в псов на языке плевок.

Как просто было… помнится в деталях, Он видел Библию – пророков и Закон… Все пиршества за стих её отдал бы, Вкусить чтоб каплю влаги языком.

Сокровища духовные... да было ли когда? Что я наделал – лучше б не родиться!

Нет ничего, лишь вечная беда,

Среди спасённых не оказался в списках! 09.02.07.

1Кор.15:9 – «Ибо я наименьший из Апостолов, и недостоин называться Апостолом, потому что гнал церковь Божию».


Как страшно, мысленно представить – без Христа, Без Слова Божия оставленным случилось...

Я мог быть ханом, во дворцах блистать, Гаремом тешиться, где сотни гурий милых.

Мог в медицине оставлять следы,

В поэзию уткнуться к лизоблюдам.

Но без Христа, без Библии, её святой воды, Засох бы в одиночестве прилюдно.

Свою греховность не осознавать, Надеяться на жертву из баранов, При случае с геройством в газават,

И жертвовать на украшенье храмов.

Случалось же такое в христианстве По милости безжалостных монахов,

До пены спорили, куда прижаты пальцы, К какому стилю прислонилась Пасха.

Не приведи, Господь, и Матерь Назорея! Тупел и жировал бы в копоти и в дыме, И крестные ходы не почитал за бремя,

Христа и не заметил бы, с Его иконой – мимо.

В последних размышленьях при кончине Сугубо всматриваюсь в новое рожденье. Гордился бы добытым как-то чином,

Не знал, как наг и кто меня оденет.

И дрожь испуга увенчала поиск

Чего-то высшего, надежды на бессмертье; Тьма прошлого внезапно откололась,

И святость вечности открыла настежь двери. Господь Христос! Сладчайший Иисус! Твой выбор пал на грешного, в пороках.

Сосуд мой вычисти, Твоим он будет пусть, Прости, что даже здесь не так и ненароком.

Душа воскресшая с Христом заговорила, Открыла прошлое без пошлых извинений. И скрылись изверги, страшилища и рыла,

«Осанной», «аллилуией» заменил все пенья. 07.06.07.

Мал.3:15 – «И ныне мы считаем надменных счастливыми: лучше устраивают себя делающие беззакония, и хотя искушают Бога, но остаются целы».


Как счастлив я, осознаю не сразу – Возвышенные чувства в нас не постоянны;

Не может быть всегда один лишь праздник, – В виду имею трезвость, а не пьянство.

Кто может похвалиться, что счастлив ли Не день не два, десятилетья кряду?

Свободу славят в Иерусалиме, Улыбки нет нужды отныне прятать.

Свободой бредили прапрадеды в окопах, Они моложе нас в тогдашних сварах; Там полковой какой-то бледный попик

Заагитировал на смерть совсем не старых.

Иным понятием – Евангельским, живым Наш разум осиян и осчастливлен;

О миролюбии Христа заговорим,

Да не падёт на нас содомский ливень. Как счастлив тот, кто с Богом примирился – Через Христову кровь воспринят сыном.

Откорректированы Божьим Духом мысли, Огонь любви в огне да не остынет.

Рабы счастливы лишь при полном рабстве, Когда им ни за что не отвечать;

В грехи не впасть – рабы на то горазды, И устоять под пыткой палача.

За счастьем нам не стоило б гоняться, Когда мир Божий сохранился в сердце. Счастливы под охраною ягнята,

К ним не приблизится в ночи волчара серый. Жена неплодная, родивши, воссмеётся, И сыновьями обрамится стол;

Из дочерей столпы словной кости,

Но без Христа от счастья будет ноль.

Как счастлив я, бумагу испещряя, Глубоким утром, – пусть же горе спит. Пройду над бездною, у пропасти по краю,

А свалится туда насильник и бандит. 26.03.07.

Откр.6:9 - «И когда Он снял пятую печать, я увидел под жертвенником души убиенных за слово Божие и за свидетельство, которое они имели».


Как хорошо, что есть у нас душа, Отдельная субстанция и в ней вся суть. А чем закончим, душеньке решать,

Благоволит Господь в Адамов труп вдохнуть?

Я человек, не зверь, не таракан, И не бездушный горе-адвентист

Отвергший душу, он на том пропал, И на слова мои, сектант не злись!

Душа собою оживляет тело Такое тёплое, приятное и ныне. А без души хотя и будет целым,

Опять в прах превратится, станет глиной.

С душевным человекам поговорить не грех, Душа через глаза лучится добротой.

Бывает мечет молнии и попаляет всех,

Но отчего столь разные, поговорим про то.

Душа бессмертная есть бестелесный дух, Ей жить назначено в определённом теле; Над телом вырастет крапива и лопух, Душа не уничтожится, но остаётся целой.

Очаг домашний женщинам хранить,

А за добычей пусть гоняются мужчины. Душа бесполая, поставим то на вид,

Она внутри, а тело лишь личинка.

Обычное в привычном – по оболочке судим, А это гроб украшенный, ходячий.

Под внешностью Апостольской Иуда,

Душа в конвульсиях в нём на исходе плачет. Христос за душу умер, тело же попутно

В последний день воскреснет, соединясь с душой. Архангельской трубой последнею разбудит, –

Вот это будет для атеистов шок!!! Душа – возница в каждой колеснице,

А вожжи Дух Святой натягивает пусть, Чтоб было где по смерти прислониться.

Нас всех к Себе зовёт Господь Иисус. 08.06.07.

Иоан.6:44 – «Никто не может придти ко Мне, если не привлечет его Отец, пославший Меня; и Я воскрешу его в последний день».


Как часто никто нас нигде не поймут, Что сам на себя надеваешь хомут, Ненужное дело, а часто во вред,

За взмыленной лошадью много карет.

Поклажа чужая вдвойне тяжелей, И сам понукаешь своих лошадей.

«О деле ненужном не спорь!» – говорим, Не в дело заспорим, не сладить троим.

Победы мы жаждем, сражения ждём, И нервы напрасно свои пережжём.

Учителем будь, но никак не задорен, Иначе в корзине не сыщешь ты зёрен.

Мякина и пыль разговоров пустых, Где жалостный голос рассудка затих.

Будь верным конём в колеснице Христа, На злачных и тучных ты будешь местах.

Поклажу от Духа Святого вези,

Свой крест не бросай в придорожной грязи. Потому и бываешь собой недоволен,

Что смотришь на всё со своих колоколен.

Нищие духом в услуге у всех,

Хотя их толпа поднимает на смех; Сажает их в тюрьмы, расстрелом грозя, Но дух огорчить их насмешкой нельзя.

Все нищие духом считают себя Совсем неготовыми к добрым делам, Кумиру гордыни хвалу не кадят,

И спину пред лестью не гнут пополам.

Нищие духом преграды не знают, Где мёртва хватка за горло берёт, Дело любое Иисусу вверяют, Христа пропускают вперёд.

Быть нищим мне так не хватает сегодня, Терпением душу облечь,

Быть может, на большее дело быть годным. Святою чтоб сделалась речь.

Рим.12:6 - «И как, по данной нам благодати, имеем различные дарования, то имеешь ли пророчество, пророчествуй по мере веры».


Какое главное пророчество ещё Всё так же актуально, как и прежде?

Им не интересуются, не принимают в счёт, И вспоминают с каждым днём всё реже.

Тьмы ясновидящих, чумазых колдунов, Сонм легионов экстрасенсов разных Лопочут о духовном, погрузясь на дно, –

Да мало ли подобной на подмостках мрази.

Им будущее будто бы открыто,

А смерть свою, и муку просмотрели. Гладишь, очередной откинул все копыта, Врал оголтело, будто… первое апреля.

Им будущего контуры узреть бы,

И любопытству чуточку потрафить.

И хрен, увы, совсем не слаще редьки, –

То белый маг, то чёрный в чёртов график.

Был в любопытстве Пушкин уличён,

И в светском обществе рос интерес всё пуще; Бог обещал судить, застанет в чём,

В дыму кадильном и в кофейной гуще.

Но стоит Библию с молитвой приоткрыть, Войти в распахнутые главы обещаний, Пророчества ожившие на нас поднимут крик, Расстаться требуют со старыми вещами.

Нам всем обещан ранний, поздний дождь, Сошествие на души Пресвятого Духа,

Проказу неисцельную из нас Он выжжет сплошь. О той Пятидесятнице ни звука, тяжко-глухо.

От Духа Божия и молодёжь, и старцы Воспрянут, и за ними на проповедь и девы. Пророчества те явно не напрасны,

Направо вывели бы всех пленённых слева.

От возрождённых Духом во Христе Иисусе, Не в сектах, в Церкви зов на благовестье.

Несчастен, кто свой час навек упустит, –

Талант зарывший будет с татем вместе. 21.04.07.

Откр.10:7 – «но в те дни, когда возгласит седьмой Ангел, когда он вострубит, совершится тайна Божия, как Он благовествовал рабам Своим пророкам».


Какое место Библии ни тронь, Оно взывает к мудрости и к нам. На глупых громыхает в небе гром:

«Не верить суевериям и снам!»

О мудрость, тот источник ключевой,

К которому склонялись мудрецы Востока. Не важно, с балдахином или под кошмой, – На трудолюбии братались, не с наскоку.

Быть может, райские отсветы сохранились В разносторонних бликах и наитьях.

На каменных скрижалях, на намогильных плитах, Хотя оригиналы сгинули, разбиты.

Не Север и не Юг, не Запад, а Восток Разоткровенничался скрытным не подспудно. Всем несомненно авторство – Сам Бог –

Не Магомет, не Кришна и не Будда.

От Иеговы крошевом страниц

К себе влечёт и манит мудрость свыше,

И море биографий, душ людских и лиц, – Пророки и Апостолы их, не скупясь, опишут.

Библейские сюжеты не просто интересны,

Нам в наставление описаны, живущим кое-как, Просолены, на пользу, не бывают пресны,

Всё так же жгут и режут не слегка. У мудрости вершина знаний, рассуждений,

И к выводам благим приводят страх Господень. Гром обличительный царя легко подденет,

На дыбу вздёрнет целые народы.

Востоком назван в яслях Вифлеемских, Засыпан притчами, гнездящимися рядом… С водой добытой не стоять на месте,

Пойти и оживлять отравленное ядом.

Ещё в ночи задолго до рассвета,

С молитвой углубляться в таинственные строки. И памяти проси – как решето нередко,

Мирские знания как часто лишь морока. 27.06.07.

Лук.13:3 – «Нет, говорю вам, но, если не покаетесь, все так же погибнете».


Какой бы случай где ни прогремел, Какой осадок, пыль, поднимет пепел, Есть случай пользу выжать, если смел, Конечно, если пользу явно заприметил.

Читать, смотреть и слушать повезло Не каждому в достатке, без повторов,

Куда в известиях спроворимся с веслом, И выводы суметь извлечь бы скоро.

Кто верующий, знающий конец,

В невидимое плуг свой направляет; Сиюминутное, что окружает здесь,

Как однодневный гость в снопах Раавы. И потому и только так поступим, Из всех событий выберем зерно, Ненужное перетолчётся в ступе,

И к вечности мгновенье повернёт.

Из пересохших глоток стон о влаге, – Гнев Моисея нас ошеломил.

Конечным результатом, жезл к скале приладил, – Такими точно, чтоб не стать самим.

Мы у витрин поношенных вещей, Из рук вторых перебираем бывших; В духовном плане всё и вообще, Хотя и по накалу много жиже.

Расклад событий вставится иной С героями тогдашними в реестре,

Теперь уж не они, а я всему виной, И для меня поставлено там кресло.

Пыль оседает медленно в веках,

И в окнах толкователей чуть больше светит, В новозаветном духе высветит закат,

От пней тысячелетних отрастают ветви.

И из ничтожного повеет ароматом,

Бог обещал к Своим устам приблизить. Молясь мы сравниваем с нашим многократно,

На смертном полигоне расчистим поле жизни. 11.12.07.

Лук.14:11 – «ибо всякий возвышающий сам себя унижен будет, а унижающий себя возвысится».


Канонами бряцает фарисей,

Бьёт по столу остатком «Книги правил»; Слова его на мелкое просей,

Что после встречи он в тебе оставил? После беседы горы угольков… Он суховеем носится в эфире, Все выводы от Слова далеко,

Он бьётся до падучей и в сортире.

Века плелись, ползли, года летели Над суперсонной верой в Иудее;

До самосохранения дотронуться не смели,

В одежду самоправедности мертвеца одели.

Самария им кость, не у собаки – в горле. Она на канонической усадьбе мертвецов;

Особенно святоши в обход на праздник пёрли, В свой виноградник, что давным-давно засох.

В Христовой притче о самарянине

По мнению евреев столько богохульства; Что будто он добрее и не протопал мимо, Понятно, правоверный до кризиса надулся.

«Да как же можно недругов возвысить, Да с ним же нельзя ни петь, ни говорить!

Они же хуже псов или церковной крысы, Они все изуверы с той давнишней поры».

Но с самарянкой встреча у колодца Закрыла бездну злобы канонистов;

Победный стяг любви воздвигнут был над злостью, Сихарь, а не стихарь отмыт Иисусом чисто.

Каноны все любовь испепелила,

И в Духе с истиной ликуют самаряне;

Храм оказался пуст и вскоре стал могилой.

«Спасенье только здесь!» – рек старовер упрямый.

Каноны, данные для жизни, умертвили. Плюют в колодец наш, в Евангельскую веру, Вода от самарян и к нам течёт обильно.

Законник стал последним, а убеждал, что первый. 10.05.07.

Фил.4:11 – «Говорю это не потому, что нуждаюсь, ибо я научился быть довольным тем, что у меня есть».


Капризен всё же дюже землянин, И то не эдак, это всё не так;

Мы друг за другом искренно следим, И рубим рубль за сказочный пятак,

Всё не по-нашему нам кажется с утра, А к вечеру телега несогласий.

Припомним спорщика Апостола Петра, Христа он подправлял, в неведомое влазил.

Бог Иегова дал во всём избыток,

Икринок миллионы при радостном зачатье, Навалом нагнетённое для сытых,

Растяжки для планет, чтоб не качаться. Намного проще, здоровей, дешевле

Принять отсыпанное с чувством удивленья. И не роптать в притворе ослеплённым,

Не заноситься падшим на коленях.

Каприз недетский вызволит к разводу, К измене Церкви, Родине и цели.

Согласный же и недругам угоден,

Их не преследуют ни днём, ни на постели.

Суровые нам посланы условия,

И приспособиться к Гольфстриму нелегко, Но надо осознать, там рыбка ловится, Метеосводке там и русло пролегло.

Бог замыслом о Церкви поделился: Она – корабль и вход через крещенье. Апостолы поставили епископов,

Для Церкви путь Спасителем прочерчен. Не надо суемудрствовать с Кореем, Не нужно секту строить с Авироном; Дафаны новые и бороды обреют,

Всё с душевредным для себя уроном.

Где человеческое – рыщет сатана,

Капризы несогласия по пригоршне всевает; Потом придётся скрежетать, стонать,

Роптать на совесть, что была слепая. 04.07.07.

Еккл.12:12 – «А что сверх всего этого, сын мой, того берегись: составлять много книг - конца не будет, и много читать - утомительно для тела».


Книг много составлять – конца не будет, И большей частью выдумки писак,

Свиной готовят, соревнуясь, студень,

Но как и предыдущие впадут впросак.

А сущность, смысл у пишущих один: Бояться Бога, чтить Его законы;

И ты тогда поэт и гражданин,

Не прихвостень властей и у масонов.

Кто больше даст, похвалит и одобрит, Тому вилять хвоста обрубком,

Подслащивать богатым, нищих жалить коброй, Таким и при антихристе нетрудно.

О чём же книги, толстые тома

С известным юбилеем и наградой? Забыт мертвец, из библиотек изъят, Хотя стоял он с классиками рядом.

А эти классики – по клеточкам асфальт, Бездарность седины и баснослова;

Их препарируют, снимают скальп,

Так сеявшие ветер, пожинают с кровью.

Всегда любовь плотская или смерть Насильственно вытряхивают душу. Не признающий Библию, не верит, – Её глаголы беспрекословно слушать!

Что пользы, если всё приобретёшь, Душе же навредишь беспокаянно.

Спасенье во Христе не посчитай за ложь, И мимо Библии не проходи упрямо.

«Для вечности!» – пульсирует в устах. Добыть такое, разгребая кучи;

От веры православной не отходи на шаг, Священное Писание так учит.

Пыль не насядет на Священном Слове, Оно не остывает от дыханья.

Столы накрыты, зовите до столовых,

На вечере возлегшим проповедь не хаять. 05.09.07.

Иис.Нав.1:8 – «Да не отходит сия книга закона от уст твоих; но поучайся в ней день и ночь, дабы в точности исполнять всё, что в ней написано».


Книга… просто книга на бумаге, Мы привыкли к ней почти с пелёнок,

Кто неграмотный, тот сам себя ограбил, И всю жизнь умом слабей ребёнка.

Не забыли первые слова:

«Мама мыла раму» – пели хором; Знающий несказанно богат,

На невежд же сыплются укоры.

Книги разные, хорошие, плохие, Разовые, словно однодневки.

Через них познанье даже химии, Книга дерево, на ней с плодами ветки.

Есть Книга книг – царица среди книг Качеством и нужностью всемирной.

И как блажен, кто книгу ту постиг, Приютившуюся даже в храмах, в кирках.

Но особенно в молитвенных домах Её авторитет беспрекословен;

В маленьких размером и в томах, Через неё сроднились царь и клоун.

Библейские сообщества издали

За сотни миллионов дивных книг. Но получается, что всё ещё их мало, В ней на учёте главы, буквы, стих.

Что было бы, когда б не повстречалась Мне молодому, сильному, с достатком… Она дала раскаянье и положить начало Всем переменам «горького» на «сладко».

Папирусы, пергамент и бумага Хранят глаголы неба из пустыни.

На плёнках, на дивиди (DVD) возлягут, На полюсах и в тюрьмах не застынут.

О, Библия, святая из святых,

Да царствуешь, Державная, над нами. Твой голос громче взрывов, не затих,

Кто в плен к Христу? Под белое встань знамя. 06.02.07.

Ос.6:9 – «Как разбойники подстерегают человека, так сборище священников убивают на пути в Сихем и совершают мерзости».


Когда б раскаяние пастырей коснулось, Их вымело бы всех из алтарей.

Неверие их в храм надуло с улиц, Холодных, чёрствых, им ли нас согреть.

Когда слова от Бога Иеговы Коснулись то, что ризами прикрыто,

Поднялся бы к ненастью птичий гомон Пузатых, супермодных, гладко бритых.

Раскаянье бы как-то снизошло

Под темечко, к сердечным закоулкам. И выплюнет неверья кашалот,

Как некогда Иону – кит был глупый.

Ни свечки и ни люстры не помогут Развеять мрак седых тысячелетий.

Грехов тьма тьмущая, преизобильно много, Их ненаученностью ежечасно лепят:

«Простите, мёртвые, живого мертвеца, Я лгал, обманывал вас, жадно обокрал;

Нам свет из Библии, как свечка не мерцал, Я как один из вас – тупой баран».

Небрежность к Слову принесло плоды – Все опаршивели, коростами покрылись. Какой расчёт с попом был у Балды, Какой доход стал у церковной крысы?

Раскаянье не купишь за долги, Цепляет день неделю и года;

Пестом тяжёлым день и ночь толки, Но глупость не отделится, отец Балда.

Мертвее мумии и резанных мощей – Без благовестия в продымленные уши, И будут загружать себя хотя бы чем, Но не подвигнут к раскаянью туши.

Когда б раскаяние тронуло сердца Холодные, поповские под ризою-попоной! Бог даст, сумели бы немало наверстать,

Сосуды доверху елеем бы наполнить. 25.02.07.

Откр.3:18 – «Советую тебе купить у Меня золото, огнём очищенное, и белую одежду, чтобы одеться и чтобы не видна была срамота наготы твоей, и глазною мазью помажь глаза твои, чтобы видеть».

Когда бы ныне к окулистам шли

За зреньем истинным, сдирая катаракту, То во главе ослепших Иерусалим,

За первенство вполне представить драку.

Слепцы-учителя, премьеры и министры, Народ слепотствующий уже столько лет, И патриарх, протискиваясь быстро,

С епископами бросил синодальный склеп.

Умыться бы в источнике любви, Измазанным нездешним сущим бреньем. Монашеские аввы и равви,

Поднявши руки, рухнут на колени.

А тот источник, чудный водоём –

«Христос и Библия» – всего лишь пара слов, Когда же к ним, очнувшись добредём?

О, только бы опять куда не занесло!

Когда-то кто-то сотворил источник, Легендами украсив Силоам.

Прозрели там бесчисленные очи, Поверивши Евангельским словам.

Тьмы тем учителей поразвелось, Крикливых надоедливых сектантов, И не смиренье высевают – Злость, – На их хуленья плюньте и отстаньте.

Святая Церковь сохранила Слово, Догмат о Триединстве Божества.

А эти пришлые слепых, заблудших ловят, Мякина вместо хлеба и дресва.

Позор Росси в скрывшихся монахах, Не видевших столь зримой слепоты,

Теперь приходится, всплеснув руками, ахать:

«Не помогли моленья и посты?» Страна слепцов, а не «святая Русь»,

Без Библии ослепшая в зачатье.

Слова Христовы: «Дом ваш будет пуст»

Давно на нас сбылись, а мы не замечали. 02.03.07.

Есф.8:12 – «И будут праздноваться эти дни месяца Адара, в четырнадцатый и пятнадцатый день этого месяца, с торжеством и радостью и весельем пред Богом, в роды вечные»,

Когда Есфирь-царица одолела Амана злобного, презрителя евреев, И десять сыновей попутно околели,

На море вешают пиратов так на реях.

Ближневосточникам дыханье в горле спёрло, Мир затаил дыханье при развязке.

Тринадцатый Адар-декабрь крылом простёртым Закрыл гонимых от чумы и язвы.

День казни невиновных иудеев Стал праздником по жребию-пурим, Ряды врагов нещадно поредеют.

Тот день, конечно, нам не повторить.

Расправа жуткая и дикая резня Свирепствовала на десятки тысяч; Никто не попытался их разнять,

Надменье рухнуло, к соседям в страхе тычась.

Пурим для христиан, конечно, Пасха, Четырнадцатый наступил Нисан, Примерно март и замысел удался, Взошёл Христос, как Жертва от Отца.

Там в преисподней сломлены запоры, Плененье пленников повторно и навечно. Расправа с демонами совершилась скоро, О, сколько сатана-Аман их искалечил!

Указ как праздновать от царственной Есфири Не отменён, прообразует Церковь.

И колокольный звон набатом во всём мире Венчает нас не по Голгофской мерке.

Расчёт был прост – по выкладкам радара, Поспешно вычислить иеговистов давних. И убиенье под эгидой царской,

Начнёт ловить и в люльке всех задавит.

Но Иегова начисто отмёл

Все замыслы и пур сановника Амана; Позднее македонский выползет козёл,

Но новый Мардохей раскроет все обманы. 19.08.07.

Пс.24:7 – «Грехов юности моей и преступлений моих не вспоминай; по милости Твоей вспомни меня Ты, ради благости Твоей, Господи!»


Когда и где я Бога не расслышал, Как Он просился, стоя за порогом;

И почему Бог оказался лишним,

Был очень занят я, просил не трогать? Да я ли это был… припоминаю, Совсем ещё слепой из-под стола; А комната, как частная пивная,

Такая же и нас здесь жизнь ждала.

Я мог уже о чём-то рассуждать,

И видеть горе от попоек дымных; Иконы шторкою задёргивала мать, – В такие дни Иисуса как расслышать?

Зажавши нос, пробраться торопился Через заблёванные сени и пригон;

По-пьянке, помнится, отец побрился – Не думал он, что мы к тому придём.

Зачем всё это, траты и болезнь, И почему так разум ненавидят?

К ответам тем пытался я пролезть, От всех и от себя терпя обиды.

Уже тогда Бог совесть пробуждал, Природой и вознёю с голубями; Неудовольствие кололо сотней жал, Допрос вершил на собственной Лубянке.

Так Бог стучал у запертого сердца, Но глухота Адамова мешала.

Что нравилось другим, то мне казалось мерзким, В том видел преступленье, а не шалость.

То в школе, то в степи мелькал ответ, Что жизнь окончится, и буду не спасён; И будет, может, некому отпеть,

Наступит долгий, непонятный сон.

Когда уже за два десятилетья Перевалило, тело в синяках,

Впервые Библию я у сектантов встретил...

Так встречу со Христом изобразил в стихах. 14.03.07.

1Цар.12:19 – «И сказал весь народ Самуилу: помолись о рабах твоих пред Господом Богом твоим, чтобы не умереть нам; ибо ко всем грехам нашим мы прибавили ещё грех, когда просили себе царя».

Кого избрать в Российского царя, Помогут ли варяги спастись от печенегов? И воцарят Саула, но выйдет только зря,

И тройка опрокинется с телегой.

Никто не думал, даже не гадал,

Что рядом с ними в этом вот мальчонке Бог усмотрел царя, а не жидов кагал, –

В глазах родных Давид прослыл никчёмным, Но Бог, но Иегова зрит на сердце,

В глубины зрит и прозирает вдаль… Врагам не устоять, задаст им перцу, Всё для своих, а недругов не жаль.

Но столько вытерпеть гонений и скитаний Пришлось, в бегах скрываться псалмопевцу, Со всех сторон наплыло по Китаю,

Не доживёшь до половины пенсии.

Его переживанья по псалмам Разбренчаны тоскою беспредельной.

Он богохульникам шутя хребты ломал, Не утешался даже и в постели.

Искал он близости потерянного Бога, Ему он жаловался, истово, истошно. Писал и пел с слезой, особым слогом, И сравнивал себя с блохою-вошкой.

Не человек, а червь… и вдруг в цари. Царь предыдущий разминулся с правдой. В истории Давида в самый корень зри,

Он учит нас, как истовый прапрадед.

Не знаю, есть ли кандидат в цари, Готовый выжечь всё, что не по Слову. Быть может, отрок, умный, как старик. Как Соломона случай не уловит?

С молитвой тёплой до Царя царей… Себя проверим, с Библией сверяясь, И Бог пошлёт дубину на зверей,

Да не окажемся с побитыми зверями. 10.05.07.

Пс.9:24 – «Ибо нечестивый хвалится похотью души своей; корыстолюбец ублажает себя».


Корысти ради многое творится: Знакомства, свадьбы, войны и услуги; И ради прибыли не убоятся риска,

И ради выгоды не пощадят и друга.

Корыстолюбие есть корень многих зол, Порок души и раковый нарост; Проценты – их любимая мозоль,

К слепящим слиткам золота их мост.

Удвоенное хочется утроить, А это в свою очередь ещё;

Сметают всех, кто смеет что-то против, Им лишь бы только увеличить счёт.

Корысть – кора у совести на сердце, Под ней оглохшим и ослепшим стал, И некогда задуматься о смерти,

Ни в ком не видит нищего Христа.

Доход ведут со многими нолями,

Хотя вся жизнь давно огромный ноль;

«Объекты прибыли!» – куда зенки ни глянут, Им не доступны чьё-то горе, боль.

Моя задача – к падшим достучаться, Страх навести под жадности броню,

И доказать, что не в деньгах их счастье – Сочувствие в них, может, зароню.

Мне хочется, со мной чтоб поделились, Они же знают – из того не съем,

И не пропью, не прикоснусь к ним близко, Отправлю в небо, то есть к ним затем.

В моём кругу есть семьи без квартир, Концы с концами не дано свести.

Готов помочь богатым растрясти их жир, – На землю все мы посланы гостить.

Моя корысть – спасенье ваших душ,

Помочь увидеть в бедных Иисуса. 17.05.07. Расщедритесь на нищих – сорвёте лучший куш,

С богатством нерастраченным в рай не попасть – не впустят!

1Кор.11:14 – «Не сама ли природа учит вас, что если муж растит волосы, то это бесчестье для него».


Котята балуются – детища инстинкта, Плодится мышь – котятам на закуску, Несправедливости кишат – к себе прикиньте, Нас обворовывают и в храмине пусто.

Мол, каждому своё – свой Бухенвальд, Нарымы мёрзлые нетленны по прихожим. Не ожидая в адрес свой похвал, Перекипеть, ответ считая Божьим.

Природа вроде слепленная наспех,

В ней круговерть – одно другому в рот, Темнеют пасти – им ежедневно пасха, Где не прощение, а всё наоборот.

Примеров много взято из природы, И в притчах Соломона и у Иисуса;

Наш интерес в цветах и в птицах бродит, Широкий путь сужая в очень узкий.

Куда ни повернись и вскользь ни глянь, К нам простирает руки благовестье.

С котятами в сравнении мы часто дрянь, И годные на то, чтоб нас повесить.

Из неопознанных объектов прут рога, – Глупей вчерашнего на удочку попались! Враг любопытных любит запрягать, Откусывать по локоть вкусный палец.

Природное питанье у бессловесной твари, И химией искусственно не травится она, Страх ожидания беды её не старит, Нередко даже в нас личинка спасена.

Смотри внимательно, умея пренебречь Безмолвными уроками в любое время года; Тварь бессловесная – её понятна речь, Пусть и не вся – учись от части сотой.

Домашние животные, садовые участки, Дождь долгожданный, буря и жара…

Не прослепотствуй, дёргая плечами,

Когда-то вздрогнешь: «Пренебрегал, а зря!» 22.07.07.

1Кор.14:19 – «но в церкви хочу лучше пять слов сказать умом моим, чтобы и других наставить, нежели тьму слов на незнакомом языке».


Кто бы что, кривясь, ни говорил, Отрицая Библию на русском,

На понятном то же, что Гольфстрим, В непонятном от традиций уксус.

Враг противится слепотствующим дать Карту для исхода из Египта,

Будто бы в кадиле только благодать, Но за дымовой завесой плохо видно.

Из обрядностей составился набор Манекенам, роботам, манкуртам, Из традиций городить забор,

Пеплом тайну истово припудрить.

Очумело мечутся грачи, Видно, предвещают непогоду; Совесть почерневшая молчит, Ни на что серьёзное негодна.

Все приметы к вечности направь, Горнего взыскуй и в самом малом. Нам примером блудница Раав, Польза нам и от ошибок Савла,

Только бы не мимо пропустить Грозные вещания пророков!

С ложью бейся – чудищем морским, И не покуситься грех потрогать.

Истину познавший, как утёс, Перед ветром и напастью стоек,

Мысли чистые превыспренне вознёс, Доводами честными напоит.

Кто за непонятность – это злейший враг. Как не вспомнить мощь в руках Самсона, Как не ясно, что без света мрак, Спотыкаться на дороге ровной.

Непонятность в тайну облекает Выводы, шаги и повороты.

Кланяется идолу толпа слепая –

Сами же создали полоротых. 16.08.07. .

Иоан.16:13 – «Когда же приидет Он, Дух истины, то наставит вас на всякую истину: ибо не от Себя говорить будет, но будет говорить, что услышит, и будущее возвестит вам».

«Кто жаждет пить, – воскликнул Иисус, – Приди ко Мне и пей святую влагу,

И потекут из чрева – ваших уст, – Потоки рек для множества в усладу».

Иисус ушёл, вознёся в небеса,

И это видела лишь кучка иудеев; Он обещал, не обманул, прислал Святого Духа – Он живит и греет.

Как прорвало плотину в оный день, Когда они на языках нездешних Заговорили, разгоняя темень,

О чудных Божиих деяниях потешно.

Смеялись слушатели первые с испугу, И объясняли пьянством спозаранку.

Тот первый лепет тысячи пробудит, Расширит избранности иудейства рамки.

Те искры первые потоком назовут, – Ладьи и корабли до самых до окраин; Дары духовные не спрятали под спуд, Не запечатали по кельям или в храме.

Кто жаждущий, шум вод не пропусти,

В многоголосье мира на волну настройся; Где голос Иисуса до глубин достиг,

Враг отшатнётся, лопаясь от злости.

Мы в православии от жажды изнываем, Вокруг поток сектантских измышлений. Когда-то первые, теперь плетёмся с краю, Осиротевшие – кто нас не пожалеет.

При тысячах отцов заброшены вконец,

Путь к Библии, к Христу преданьями завален, Традиции и корни – непроходимый лес,

Для этого и строил патриархию Сталин.

Патриотизм вонючий, симфония погибших – Кто не согласен с ними – затопляют ложью. Воды живой источник с усердием поищем,

К разбитым водоёмам трястись совсем не гоже. 19.01.07.

Иоан.8:36 – «Итак, если Сын освободит вас, то истинно свободны будете».


Кто знает истину, которая одна, Инстанция конечная, ответ на все запросы. С небес ей снизойти, подняться ли со дна – Любители её нередко под откосом.

Любое дело, сонмища событий

Толкуются по всякому, и вкривь, и вкось, А на подходе к ней не перечесть убитых, К ней прибиваются отнюдь не на авось.

«Узнать бы истину!» – хлопочет прокурор, Эксперименты ставит на макетах;

Зерно очистить и отвеять сор,

И вызнать про того, чей след едва приметен.

Без истины и шага не шагнуть,

А многие с ней крупно разминулись,

Под свой аршин пытаясь метр прогнуть,

А не хотят вернуть названья старых улиц.

Не каждому, и это не секрет,

Удача улыбнулась и незряшен поиск;

Из Вифлеема, смог пробиться в Назарет, Напротив предрассудков и пословиц.

Сроднившись с истиной обречены на бой

С неправдой, с ложью, скрытой повсеместно. Завуалированной ханжеством и жадностью любой, Геройству вызревшему на хлебах бесчестья.

Скрывать не стану: Истина – Христос, Одновременно Путь святой и Жизнь. Лишь в истине духовной будет рост,

Иначе только кладбище и неземной трагизм.

Недолго мучаться в конвульсиях земле, Давясь масонством, протокольным чадом, И с каждым днём правители всё злей,

А зверь антихрист где-то вовсе рядом.

С небес сошедшая в Иисусе воплотилась,

Зовёт поверивших Евангельским блаженствам. Прорвите ревностно монашества плотины,

И выйдет благовестие, а не кажденья жесты. 26.07.07.

Пс.61:10 – «Сыны человеческие - только суета; сыны мужей - ложь; если положить их на весы, все они вместе легче пустоты».


Кто из ушедших мог быть вхож ко мне, Из тех, кого музеи приютили.

Из этой дали прошлое видней.

Знакомство с кем к нам подтянуло б гибель? Обременён не мелочным знакомством,

Мы вместе в комнате одной едим и пьём, Не надоели бы занозистые гости,

Часами долгими беседуя вдвоём?

Пока о христианах говорим,

Не о царях, великих полководцах,

А о властителях умов, протёртых брюк, Давным-давно сотлевших на погосте.

О чём бы с Достоевским говорил, Влюбленного в монахов, в идиотов, Толстовская к чему теперь кадриль, Тургеневские дяденьки и тётки!

Мне с Надсоном успеть уединиться, Пока его чахотка не сгубила,

Кого небесное влекло, даруя пристань,

В стихах которого Библейское стабильно.

Мой фанатизм и экстремизм вписались В риторику, в софизмы демократов,

В сравнении с моим их не удержит зависть – Они же проигрались многократно.

Белинский, Чернышевский, Добролюбов При Герцене и Марксе в блицлакеях; Да мало ли безбожных недоумков,

И, может, только дьявол их лютее.

Мутили равенством и братством от масонов, И звали к дележу – награбленное грабь,

Их не смущали миллионов стоны,

И палачей лютейших повсеместна рать.

Меня им не хватило даже на закуску, Но остов мой и им не по зубам.

Со мною Библия, я скрылся за Иисусом…

Любой из перечисленных вампир и каннибал. 24.07.07.

Сир.7:9 – «и бывает друг, который превращается во врага и откроет ссору к поношению твоему».


Кто интерес ко мне не потерял, К моим апартаментам захудалым,

Продленье опыта послужит вам не зря. Эксперименту этому да будет лишь начало.

Исследую осколки, черепки

От прежней дружбы, вместе с кем молились. Копнуть бы глубже – руки коротки

У памяти – напорется на дикость.

Я не хотел разрыва с большинством,

В структурах высших не менял режима, С какой надеждой пестовал росток, Обкладывал навозом самым жирным.

Но захирело в пожелтевшей кроне,

Плоды трухлявые посыпались с червями; Доныне боль пронзает, если тронуть, Когда начнут вопросы ставить прямо.

След неуступчивости на кровавых шрамах Прошёл по сердцу и саднит доныне; Разрозненное посцеплялось странно,

И с той поры на верхотуре стынет.

Так было и в семействе у Адама,

Не отбуянилось кровавое затменье,

И не облегчить боль ни на полграмма, Лишь только Бог погоду переменит.

Мы тужились на тратах к перемирью,

Шьём белый флаг из свадебных простынок. Кровавый всплеск в крови Христа отстиран, Разряды с неба в Божьем страхе стынут.

Попытки сблизиться с отпавшим подлецом, С злословящей его женой-мегерой

Упёрлись в нераскаянность – и Каин так засох. Клубок змеиный кажется нам гербом.

Кувалдой слов в молитвенном экстазе, Долблю ворота неприступной башни,

Подвижки добрые злой дух хотел бы сглазить,

Соглядатай тёмный науськивает шашни 28.11.07.

3Ездр.15:3 – «Не бойся, что будут замышлять против тебя, и да не смущает тебя неверие тех, которые будут говорить против тебя».


Кто искренно не верит во Христа, Как Откровение Господне возвещает, Там совесть будут гномики пластать, Душа ослепшая пойдёт за палачами.

Уж если верить, то не по привычке, Не выдумками тешить себялюбье,

Слова нужнейшие в Писании отыщешь, Плоды достойные, а иногда и клубни.

Из суеверий колосится тьма,

Бред отупевшей памяти внакладку, То горе и беда, зело, весьма,

И демоны дадут то не бесплатно.

За ясновидение дохлым экстрасенсам Придётся душеньку лукавому спихнуть, Как у Иуды чрево их расселось,

Петлёй затянется шептунский их хомут.

Мы любим чистое, беззубый марафет, И чистим память, дружбу и желудки. Меню внучаткам только из конфет,

И вырастим свиней тупых и глупых.

Плоды неверия в отместку атакуют,

И рвутся царствовать по плоти постоянно; Себе устроили мы в сраме жизнь такую,

В неё влюбились, в битвах отстояли.

В неверии вся сумма преступлений, Уродины в истории предстали, Отсюда-то и вылупился Ленин,

И зародился кровожадный Сталин.

Всё дозволяется, где страха Божья нет, И совесть растерзал лукавый дьявол, На оборотня сдаст экзамен мент,

Жидовским сонмом всю страну подмяли.

Да сохранит Бог от неверья нас,

На страхе Божием детишечек учите. Христос нас спас от муки и гримас,

В крови Своей навек соделав чистым. 01.12.07.

Иез.24:16 – «сын человеческий! вот, Я возьму у тебя язвою утеху очей твоих; но ты не сетуй и не плачь, и слезы да не выступают у тебя».


Кто сетует на брата, на сестру, На ближнего и дальнего соседа,

Его, ничтожного, вот-вот они сотрут, И он такой из самых бедных бедный.

Но стоит вникнуть в жалобы таких, Ни уваженья к ним, ни сожаленья;

Любой бы дело выправил, когда бы стих, Хотя не просто – он ужасный пленник.

Ничто не властно над живой душой, Её лишь могут вытряхнуть из тела, У ней запоры, где не вхож чужой,

Она с Христом всегда пребудет целой. Не сетуйте, что кто-то помешал

Осуществиться замыслам, проектам. В отчаяние впавшего нам жаль –

Таких слюнтяев встретим мы нередко.

От них такой на минусе заряд, Такая атмосфера нижних газов…

Чтоб кто-то выздоровел? Это уж навряд, Они не выстирать способны, а замазать.

Всё виноватых ищут по углам,

И в тихом беснованье издыхают.

Мешки в подглазниках, тенёта и бедлам. Таких же распложают шустро-хамьих.

Не сетуйте и сетью не арканьте Развесивших слоновьи лопухи;

Вы чуть послушали и нет уже гарантий, Что нет чумы в укусе той блохи.

Пусть сетуют на личные грехи,

Что столько слушал, толку же нисколько. Неблаговестников всех породил рахит – Лишь на попранье быть бессильной соли.

Преобразуемся в иную в Боге тварь – Преображенье от Святого Духа.

Заблудших сыновей преображает Царь,

Таких светильники до встречи не потухнут. 19.03.07.

Пс.113:9 – «Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дай славу, ради милости Твоей, ради истины Твоей».


Кто хвалит друга с раннего утра, Злословящим сочтут его соседи, Хвальбе поверят, где потерян страх, Забыв, каким он был ещё намедни.

Из панегириков и дутых славословий Составят фильмы, книги и легенды, Хвалою медных труб несчастный сломлен, Нос задерёт такой уже к обеду.

Ещё не вечер, а дороги скользки, Испортить биографию, что дважды два,

Таких примеров вспомнит каждый сколько, Богач вчерашний ныне – голытьба.

Кричали Ироду: «Не человек, а бог», – Заговорил со льстивейшею паствой.

Он возомнил, а был, как все убог.

И нам стоящим, с высоты не пасть бы.

Изъеден был червями, околел Гонитель и душитель христианства.

Плеяды славолюбцев прошли за сотни лет, И не на пользу им хвала, она напрасна.

Друг истинный исправить поспешит, Неладное заметив в поведенье,

Он не прикрасит, если ты плешив, Заметив наготу, своим плащом оденет.

О всех примерах стоит ли трубить, Бог одарил чудесной добротою.

О чём чилимкают трусливо воробьи,

Им через час всем скопом не припомнить. Всё Божие, что лучшее в друзьях, Оно от Бога в них отобразилось.

Одежда их, на мне, когда озяб,

С Христовой добротой мы переможем зиму.

Хвалой Христу сосуды переполним – Деянья добрые в нас свыше от Отца; Присвоим не своё, так и застынем с болью,

Придётся под чужую музыку плясать. 15.04.07.

4Цар.23:27 – «И сказал Господь: и Иуду отрину от лица Моего, как отринул Я Израиля, и отвергну город сей Иерусалим, который Я избрал, и дом, о котором Я сказал: «будет имя Моё там»

Кто я такой, чтобы не быть гонимым, Чтоб никогда серьёзно не болеть, Несчастья чтобы пролетали мимо,

Не ознакомился, что значат розги, плеть.

Кто я такой, хватать чтоб звёзды с неба... Я прах и пепел, червь, не человек.

Всё для того, чтоб на Суде не оказаться слева, Чтоб в темноте кромешной только б не ослеп.

Я попираемый ногами сор презренный, Судимый теми, кто от меня рождён.

Но только бы понять, духовным зреньем. Не хуже видеть ночью, но как и днём.

Пусть не рифмуются отдельные куплеты. Страдал от этого Владимир Маяковский. Особенно в тематике запретной Наращиваю плоть на мысли-кости.

Как можно мне претендовать на что-то, Что выше всей наличности к рассвету; Мой хлеб не дармовой, пропитан потом,

Мой зов на проповедь разносится в кассетах.

Кто я, чтоб замыслом о мне пренебрегать, Который Бог о мне давно определил;

Всё море мыслей втиснуть в берега, Быть орошающей рекой среди долин.

Я выкуплен из плена Иисусом,

Скорбями орошён – остались только шрамы. О, только б не забыть, о том молюсь я,

И на молитву не проспать, а встать бы рано. Я, лично сам – одушевлённый храм, Омытый кровью неземного Агнца.

Кто я такой, не петь чтоб по утрам, Легко неблагодарным стать поганцем.

Я чадо Божие, еще на что-то гожий, Меня Бог мял, переплавлял не раз…

Творения вершина… и до чего ж я сложный,

В самом себе, без похвальбы прикрас. 18.04.07.

Иов.3:13 – «Теперь бы лежал я и почивал; спал бы, и мне было бы покойно».


Лет через сто явившийся на землю

Из потустороннего, из тления восставший. Как на такого б новости насели,

Подумать за себя и за такого страшно.

Всё не такое, техника, дома,

Свет электрический, компьютерная вёрстка, Поистине вполне сойдёшь с ума,

От пестроты неимоверно пёстрой.

Но, главное, живущих не узнать,

В мужской одежде женское подворье. Звезда разлапилась – жидо-масонский знак. Того гляди восставшего уморит.

Над суетливой бездной бытия.

В радиоактивной язвенной дымине За горизонт и взглядом не объять, –

У замогильного кровь заново застынет.

Не позавидуют живущим мертвецы, И адаптироваться будет ли желанье.

Модифицированной пищей будешь сыт, С нарывами внутри и всё по плану?

Вот у такого взять бы интервью,

О поле виденном, чудовищных колосьях. Младенцы-изверги засохли на корню.

Зачем живут, о том никто не спросит.

Воскресший сравнивать с прошедшим не преминет, – Безнравственность содомская потопом,

Вертеп для демонов устроили в храмине, И гибнут словно мухи часто оптом.

Восставший может быть христианин, И он бы мог причину зла уведать, Откуда в храме под завесой гниль, Бог возвестить, зачем такие беды.

Всё за сокрытие Евангельских страниц, За невнимательность к глаголам Иеговы. За благовестие восстань, со злом борись,

Пока не умер невозвратно снова! 16.11.07.

Иов.3:20-21 – «На что дан страдальцу свет, и жизнь огорченным душою, которые ждут смерти, и нет ее, которые вырыли бы ее охотнее, нежели клад?»


Лжепрорицателей пренаглых и безумных Никто не вытребовал, сами завелись,

Следы их серные, прилипчивей мазута, Слова и действия напоминают слизь.

Не нужно любопытствовать никак

О завершении в истории, и в личном. Через святых Бог высветил слегка, – Кто глубже ищет – обернётся лишним.

Халдеи, чародеи, колдуны

К проклятьям прикипели любопытства ради, Нам в Библии оконца чуть видны,

И в них события в бинокле – вовсе рядом.

Нам главное бы душу обиходить,

С Творцом чрез Иисуса примириться. Пророки к нам за стол, а не отродье, Апостолы – не экстрасенсы-крысы.

Мы – христиане знаем наперёд,

Что будет битва, гнев Армагеддона, Змей семиглавый голубя сожрёт,

И выпьет кровушки, гортань его бездонна. И политологов не меньше саранчи, Баюкают беспечных, усыпляют,

Но Библия пророчески кричит,

Не тешились чтоб старыми граблями.

Уже и в полдень солнца не видать, Густеет дым, окраины пылают;

С тремя шестёрками крадётся общий тать, Сверяет действия по протоколов плану.

Мы не во тьме! Трезвитесь, христиане! День потрясения мы зрим уже на ощупь. Трапеза тучная всем хищникам настанет,

Во тьме кромешной дым вселенской ночи.

От лжепророков в церкви смрад зловонья, Выискивают уничтожить признак жизни. Блажен, кто голову к негодникам не склонит,

И к обольщенью не подступит близко. 12.07.07.

Иоан.14:27 – «Мир оставляю вам, мир Мой даю вам; не так, как мир дает, Я даю вам. Да не смущается сердце ваше и да не устрашается».


Лжепророки жёстко бьют наотмашь Истинных пророков Иеговы.

Ни откуда верным не поступит помощь, Слышен от священников растущий гомон.

Доказательство о правде на щеках, С оттиском холёных рук кагала.

Им дано неистово щипать,

Рад синод-синедрион, что не проспали.

Истина в наручниках-браслетах, Скованная подло впопыхах.

Хочется воззвать к вам напоследок, Здесь его Преосвященство-Хам.

Не представится вам случая иного Истину, раскаявшись, усвоить.

К вам спешил я, не жалея ноги,

Ради благовестия… одно другого стоит.

Нас-то кто за истинных признал, И кому открылось, кто поверил? У сектантов массовость, возня, Давятся в распахнутые двери.

Ни об аде, ни о муках вечных

Рот сектантский истину не молвит;

Каждый здесь со льстивостью был встречен, Понабилось столько «кильки-мойвы».

И о страхе Божьем ни словечка, Вольность, вседозволенность увязшим; Там опомнятся, где будет жечь их

За заразу языка и язву.

Лжепророки, лжеучителя…

В них нигде не будет недостатка. На прямой дороге им петлять

Не на Библии – на лжи и на догадках.

Дух Святой, от ересей очисти Этот мир и Церковь сохрани!

Путь святых от древности освистан,

Даруй Церкви благодатный мир. 31.08.07.

Откр.14:8 – «И другой Ангел следовал за ним, говоря: пал, пал Вавилон, город великий, потому что он яростным вином блуда своего напоил все народы».


Ликуйте, небеса, и торжествуй, земля, Что пало мерзкое животное Союз!

Проглоченных, умученных в нём сосчитать нельзя, Да примет их в обители сладчайший Иисус.

«Святая» Русь без святости в зачатье Глумилась над народом рабским и слепым. О прошлом нам для ясности молчать бы,

Не поднимать по кельям монашескую пыль.

Страна чекистов, пыток и расстрелов, Ты лопнула от крови и расселась.

Делилась, не молясь, на красных и на белых, Искусственно состряпанная не смогла быть целой.

Себя сжирающая в злобе неуемной, Лгала империя неимоверной лжи;

Такое впечатление, что правил адский демон, Теперь в селитре вымоченный на обзор лежит.

Ликуйте порванные узы и запоры, Великий Бог воздвигнул Горбачёва!

И через гласность скорострельно спорят В утробе красного дракона, то есть чёрта.

Мне незачем бы было говорить

О наводнении и паводках реабилитаций.

Все рассужденья к церкви, как дороги в Рим: Могло ли по-другому как-то статься?

Не всё и не везде одни жидо-масоны... А где ж тогда боголюбивейшая паства, Ведь кто-то строил тюрьмы, зоны – Активнейшие слуги в той напасти?

Так почему же Слово Бога Иеговы

Не вхоже было в сердце и под темя?

Не надо уговаривать – расстрельщики готовы, – И тот расклад мы никуда не денем.

Святое слово Божие – Писанье Совсем не знали, не хотели знать.

Уткнулись в прорву зла церковными носами – Повыворотило прошлое до самого гузна. 21.03.07.

Иез.12:3 – «Ты же, сын человеческий, изготовь себе нужное для переселения».


Линкоры гибнут, шахты заливает, Осколки взрывом месят километры. Дымятся алтари у мусульман в Ливане, И христиан считают руки смерти.

Какой бы давности газету ни поднял, Везде аварии, убийства катастрофы,

И не обрящется ни ночи и ни дня,

Когда не нюхали бы формалин и морфий.

Не хватит жалости и запоздалых слёз О молодых, о старших и младенцах; Кресты на снимках высятся внахлёст, И некуда от тленного нам деться.

Бог окружил нас памятью о вечном, Что зримое нестойко, ненадёжно;

Нас морят, жгут, в утробе зло калечат, Отдохновением случайный дождик.

Молитвы чьи-то беды отвели

От хижины моей, стоящей на растяжках; Другие тонут в море корабли,

Иной с волной на пляже скорбно пляшет.

Не заблудился в круговерть в метель, Звезда полярная в разрывах туч сверкнула. В моём окне огонь и тёплая постель,

Во сне воспоминанием лишь сводит скулы, Пространство мной заполнено в эфире,

Шуршат мои шаги по пожелтевшим листьям. Кто верующий – это понимайте шире. – Творцу миров оставлен помолиться.

Благодарением успеть бы освятить Продленье жизни, переносимость боли, Такую тайну в Господе постиг,

Всё во Христе меняю добровольно.

Бог неестественную смерть преобразил, И переходом к Царствию назначил; Успеть раздать двенадцать все корзин,

Теперь другие пусть хранят в заначке. 21.10.07.

Иов.13:10 – «Строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите».


Льстецы, лицемеры и крохоборы

К придворным поэтам себя причисляют. Скуля, подвывают дворцовые своры, Ублюдки из блюда, довольны мослами.

Увидевши Ирода в царской хламиде, Подвизгивать, хлопать, выкрикивать стали:

«Не человек ты, а бог и по виду!»

На той же опаре и вспенится Сталин...

Так просто в епархию ты не войдёшь, Здесь заявление сходу не примут.

С панагией тут вождь или вошь, Конечно, без внешнего чёрного грима.

Льстецы-криминалы, попы и кадеты Благословения ищут утробно.

А если по сути – как много раздетых, Одежда же есть доброта или злоба.

Яд вспрыснут взаимно-погибельный был, И будет расплата – она не замедлит.

Их черви при жизни сожрут на распыл,

Кто первый в фаворе, тот станет последним.

Льстецов, прихлебателей сонм камарильин Шикует при войнах, репрессиях страшных. Всех непокорных в ГУЛаге морили,

При «благоуханье» тюремной параши.

Молчание – первая к жизни ступенька, Её одолеет не каждый молчун.

«Не с нами кто – прочь!» – и поставили к стенке – Такая кольчужка не всем по плечу.

Жить не по лжи – отойти от плакатов, Домашним и ближним о том толковать; А всем лицемерам досыта лакать бы,

В ладошки похлопать и сонно клевать.

На третьей и высшей ступени пророки, Их гневные речи, что вкупе с расплатой,

Не стёрлись, не сгинули, сверим построчно...

Для всех лицемеров в Писанье раскаты. 16.05.0.7.

Иов.13:8 – «Надлежало ли вам быть лицеприятными к Нему и за Бога так препираться


Лицеприятие и выгода своя Не отмирает даже в алтарях,

Приходится на вытяжку стоять,

В приёмных гнить и попусту так зря.

Так сколько же загублено часов, Талантов нераскрытых на подходе. Закрылись от невзрачных на засов,

Пусть их и не было б и обошлись бы вроде.

Лицеприятие сгубило чудный шанс, Пренебрегло по золоту, одежде.

А тот, отвергнутый, отверг бы смерть от нас,

Ту дверь к спасению нам не открыть, как прежде.

Геологи, кто с многолетним стажем, Зря не отбросят и невзрачный камень. Будь и не привлекателен он даже,

Не пожалеют, что с собой таскали.

Слепцу любому, даже прокажённым Был у Христа «за пазухой» подарок,

Мужьям потерянным и даже подлым жёнам, Младенцам в ясельках и запредельно-старым.

Косноязычным выправил язык. И шли они, неся благую весть,

Им предстоит ещё царям грозить, И возводить отступников на крест.

Не пренебрёг и падшего меня,

Во тьме и мраке сгинувшего вовсе,

Дал жизни смысл... На зря не разменял, В чём не раскаялся ни ныне и не после.

Лицеприятие скривило ум и совесть, Не вызовет святую благодарность.

О важности персон забудьте вовсе, Приём ведите под святую запись.

В любом Христа сумейте разглядеть,

Не будь судьёй бесстрашным и бесстыжим. Господь отвергнутый к нам не заглянет впредь,

Для Царства Божия окажешься вдруг лишним. 31.01.07.

Мрк.13:2 – «Иисус сказал ему в ответ: видишь сии великие здания? всё это будет разрушено, так что не останется здесь камня на камне».


Ломали храмы, рушили твердыни, И не было пощады алтарям…

Доколе гнев Господень не остынет? И прозреваешь: было то не зря!

Преданием окутывали мрак,

И за чертою бедность так привычна,

Где из пасхальных яиц вылупится враг, Не по-монашески активен, голос зычный.

Ещё вчера справляли триста лет Романовской династии, престолу; Сегодня же в их сердце пистолет, И от добытого, увы, одни осколки.

Сегодня умники судачат о былом, Сколь виноват царишка, окруженье. Народ «великий» оказался гном.

Ударился о Камень при сниженье.

Бог мял, давил и резал по частям,

И перемешивал котёл – «святую» Русь. Непокоривых мятежи то там, то сям,

Но их костей ужасный слышен хруст.

Как пухли с голоду, налогами накрыты, От страха к совести не смели обернуться. Социализм – дырявое корыто,

И пойло еврейское для русских.

Рабы рабов… невиданное рабство, Допросы при арестах и война… Расшевелитесь! Это не напрасно, Чтоб чашу гнева выпили до дна!

И если бы в России был пророк, Хотя один, под стать Иеремии. Чтоб до царя он достучаться мог, Его попы тотчас не разгромили?

Священники бы рот ему заткнули, Анафеме предали за докуку… Ипатьевский подвал, чекистов пули,

Совсем вблизи к проснувшимся с испугу. 16.03.07.

Еккл.7:26 – «и нашёл я, что горче смерти женщина, потому что она - сеть, и сердце её - силки, руки её - оковы; добрый пред Богом спасётся от неё, а грешник уловлен будет ею».

Любовью и лаской пытаюсь спасти Раздробленный палец, вернее, фалангу; Момент был упущен и гной до кости, И сердца удары доносит до гландов.

Случилось несчастье – восстала сестра На мужа, на общину дерзкие речи, Кто выхватит ту головню из костра, Которую только Писанье излечит.

О, если бы ей Бог открыл слепоту,

По Божьей, не собственной видела мерке; Поёт весь курятник, не только петух,

Мерцающий свет в ней стремительно меркнет.

Упрямство, обиды, надрывные крики, Пренебрежение богослуженьем… Играет лукавый на радиоскрипке,

И хвалит сектантские испражненья.

Сестра... ты пока что как будто сестра,

Не взнуздана мужем и давишься в злобе. Потеряны стыд и Божественный страх. Хотя для приличия крестишься вроде.

Лишь пост и молитва надежду вселяют, Что сможешь себя, эгоизм одолеть, Зачистишь, залижешь домашнюю самость, – Не жди мусульманский кинжал или плеть.

Кому ты, беснуясь, в слезах угрожаешь,

К какому сектантскому стану прибьёшься? Молитвой, смиреньем Бог вытащит жало, Себя назовёшь червяком или блошкой.

В домашней, родной катастрофе сгниваешь, Склонись и поклоны твори постоянно.

Но этого нет, в еретической пьянке,

При жизни умрёшь в самовырытой яме. Любовь – не потворство, но часто и скальпель, – Гангрену семейную взмах отсекает.

От обличенья мы хуже не станем,

Но сердце очистим от мерзости всякой. 06.08.07.

Матф.20:1 – «Ибо Царство Небесное подобно хозяину дома, который вышел рано поутру нанять работников в виноградник свой»


Маскарад мертвецу ни к чему, Там иная шкала и реестр; Человек сотворён не для мук,

Не для ада, где ужас и треск.

Притворяемся, ставим спектакли, А себя и не знаем. кто мы.

Там, в аду богачи просят каплю, Этой жажде их вечно томить.

Лицедейство и здесь не прилично, А уж там всё открыто, как есть.

Нищих мы оделяли ли пищей, Сохранили ли звание, честь?

Наши мысли в словах и поступках Да не будут иными, кривыми.

Отношения зыбки и хрупки,

Не по-нашему чуть, тут же взвыли.

Чем же Авель сумел провиниться Пред братом не им огорчённым? Поволок под расстрел без амнистий, И вины не представил, хоть в чём-то.

Что же скажет братоубийца

На Суде неподкупном и Страшном? Так не стоит браниться и злиться – На хребтах наших многие пашут.

Если видишь, что брат согрешает, Может, даже давно и не брат,

Не чеши ему между ушами, Но за уши пора отодрать.

Наша жизнь не спектакль, не арена,

Но большущий Христов виноградник. Труд нелёгкий, но верным не бремя, – Только в вечности сладостный праздник.

Представляться не нужно иным.

Будь же личностью, с личным талантом. Увеличим и явимся с ним

Перед Тем, Кто Хозяин наш Главный. 11.01.07.

Рим.8:22 – «Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне».


Медведи белые и белые тюлени На белой льдине мира не найдут,

И как-то выживут во мгле ночей метельных, И их не тянет к теплоте на юг.

А там в жаре с пустынями экватор, Лианы обезьянам до вершин.

Но мира нет и верблюдам горбатым, Косулю лев по-прежнему страшит.

С поры той райской из-за согрешенья Тварь разделилась, хищники явились, И травоядным бросились на шею,

Карась от щук зарылся в грязном иле.

Тварь совокупно вся одним инстинктом Усыновленья жаждет согрешившим; При виде человека не всегда постится

И чёрная пантера на вершинах.

Война и кровь, и блеяние жертв – Последствия греха Адама с Евой. И мы тоскуем, устремляясь вверх, Не чая до утра остаться целым.

В день воскресенья общего воспрянет Прах человеческий, и обновится тварь. На небе по видению нет храма, Иерусалим небесный, как алтарь.

Земля пройдёт в мученьях эпикриз, План сатаны не выполнить масонам.

С Христом, пока не поздно, примирись,

В Нём облечёшься в праведность виссона.

Мир восстановится – ягнёнка лижет лев, Змей не ужалит малого младенца.

И нужно ли сегодняшних жалеть, Когда от смерти никуда не деться.

Христос вернётся в славе неземной, Атаки дьявола закончатся крушеньем. Да будет так, Христос придёт за мной,

На мне всем катаклизмам завершенье. 01.02.07.

Пс.67:7 – «Бог одиноких вводит в дом, освобождает узников от оков, а непокорные остаются в знойной пустыне».


Меж воинами Пётр, сын Ионин Освобождённый от забот мирских, Спокойно спал среди теремной вони, Расслабился, но духом не раскис.

А Церковь христиан в Иерусалиме Молилась в час ночной, быв взаперти; Молитва к Богу не проходит мимо,

И Пётр освобождён условьям вопреки.

Сошедший Ангел осиял темницу, Свалились цепи, не потревожив стражи. Полезно всё-таки в ночи молиться –

Что делать узнику, слуга небес укажет.

Сначала пояс надобно одеть –

Знак истины – а это только в Церкви. Одеться – праведность спасает всех от бед, Затем обуться, и распахнутся двери.

На благовестие о Чуде воскресенья Да голосят гробницы и темницы. Воскресшие бросают щедро семя,

Какое нынешним церковникам не снится. Тот случай многократно повторён,

Сон прерывается, а дальше, как во сне: Спадают узы, как сгоревший лён,

Язык развязан и не сметь коснеть.

Пленённых утром ожидает меч

И чурка палача из коммунистов; Не худо на неё главой возлечь

В поклон последний Иисусу низкий. Сподобиться любого варианта

Есть милость Божия, атака благовестья. Врагу не оставлять своей одежды драной, Никто противоречить не посмеет.

Железные ворота распахнутся, Живое слово вырвется наружу. Так дайте же свободу Иисусу,

Посев даст всходы повсеместно дружный! 14.04.07.

Ос.8:1– « Трубу к устам твоим! Как орел налетит на дом Господень за то, что они нарушили завет Мой и преступили закон Мой!»


Меч Гедеона не пришлось острить, Страх обуял от крика и от света.

К Христу прийти призыв от брата, от сестры Заменит танки, выстрелы, ракеты.

Меч Гедеона и труба к устам

Посеют панику у ненавистных полчищ, И только бы кричащий не устал,

Он на препятствия от многих не возропщет.

Меч Иисуса многим не знаком, Особенно священству, инокам сугубо,

Победа в проповеди. – вот для всех закон, Да не молчит язык, потрудятся пусть губы.

Меч обоюдоострый – два Завета, Переложи на сердце, на уста.

От проповеди паника, когда она не в клетке, Дух Божий побуждает за истину восстать.

Две трети воинов трусливо колебались, До боя сдались, повернув назад.

Не мужественный дух, а просто бабий,

В дом недостроенный и в однолетний сад. Закон поблажку трём частям давал,

И не преследовал – законны были льготы. А от трусливых не продыхнуть – завал,

Им на войну до дрожи не охота, Героев веры ищет и ныне Гедеон,

Среди любителей у Божьего потока.

Им родина и церковь дороже, чем свой дом, Не выпустить оружия из рук бы только.

Сны вещие врагов одолевают,

Хлеб истинный, как жернов, бьёт в шатры. Трусливей зайцев стали, бывши львами,

И только стон, где накануне рык.

Меч Господа в руке у Гедеона Так и остался символом побед;

Беда Израиля, что он о том на помнит,

Что нет светильников и труб священных нет. 20.04.07.

Лук.16:9 – «И Я говорю вам: приобретайте себе друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители».


Мир надвое расколот был Христом: Кто за Него, кто с Ним, – тот собирает, Тот сеет семя и взойдёт росток,

Там разговор о пренебесном браке.

Для расточителей, отвергшихся Христа Готова участь: тьма внутри и вне; Возжаждут каплю влаги от перста

Без выкупа горящие в негаснущем огне.

Христос пришёл, не принятый Своими, Отвергнутый, оболганный, распятый.

И за Него распявшихся Он примет,

Не о таких ли судят: «Вовсе спятил!» Богатые и бедные – не касты. Решает вера в Жертву Иисуса,

Кто воспринял душой Христовы страсти, Не важно кто, еврей он или русский.

Два лагеря, два стана до сих пор, Одни Христа Евангельского чтут, Другие нервничая, затевают спор,

Влекут блаженных на жидовский суд. И каждому, сегодня, прямо здесь

Приходится решать и делать выбор:

С семёркой братство или выбрать шесть,

И быть ли в неводе Христа священной рыбой.

Разделится, отсеется пшеница,

А плевелам с соломой быть в огне. Тогда страдальцам час возвеселиться. На непокорных будет только гнев.

Жизнь или смерть предложено избрать, Раскрытья в свете, погрузиться в тьму? Не просчитаться, вымерять стократ – Насильно в рай не тянут, не возьмут.

«Определяем мигом бесконечность!» – Прислушайтесь к свидетелям Господним. Грех каждого смертельно искалечил,

Но Врач зовёт, дай знак Ему сегодня. 29.04.07.

Откр.22:15 – «А вне - псы и чародеи, и любодеи, и убийцы, и идолослужители, и всякий любящий и делающий неправду».


Мир околдован прелестью – мистический запал – Ещё в раю экспансией ползучей

На голую чету искусно бес напал,

И этому в дальнейшем правнуков научит. Потустороннее приблизится во сне, Надмение в явленьях ахнет наяву; Невмоготу посты, незнанию краснеть,

И к колдунам потянут и в душу заползут.

Убойтесь Бога, жалкие людишки! Мистический колпак с башки стяните!

Что не по Библии – преступное и лишнее, Разоблачает враг впоследствии до нитки.

Ведь дьявол с Богом борется ещё доныне, А поле битвы – все сердца людей.

И столько жертв – от ужаса застынешь, Так ловко обмишурил и в раю раздел.

Мы молимся и жаждем избавленья От демона лукавого, от злобы сатаны,

А он в костёр души охапками поленья,

И гонит среди дня невпроворот нам сны.

Ведёт зачистку чистого зерна,

Евангельскую веру глушит мощно в храмах. Шикарная в традициях клубится пелена,

Из-за попов до Бога не доберёшься прямо.

И платят деньги тёмным экстрасенсам, То белой магией, то чёрной обольщаясь, Отщипывают от ничтожных пенсий,

Знакомство водят с демонским начальством.

Спаси, Господь, избавь и сохрани Искать здоровья у Веельзевула.

За это Бог грозит со всех святых страниц, – С бесовством знавшихся неизлечимо сдуло.

А нам, а мне, пусть даже сотни лет Давиться неподъёмным эпикризом. Бог Иегова может оживить скелет,

Нам вера во Христа есть к воскресенью признак. 23.07.07.

Рим.8:7 – «потому что плотские помышления суть вражда против Бога; ибо закону Божию не покоряются, да и не могут».


Мне новый день в обёртке облаков Подкрашенный, как крылья у фламинго; Быть может, то, что чаял – далеко, Подтянется сегодня утром мигом.

Предчувствие добра, тревожных снов Дозрело, допеклось вплоть до упора; Нахлынуть вздумает и обновится вновь, Срок ожидания окончился так скоро.

Вот так же ждали окончанья плена, Питанья, избавления в болезни;

Шли из рассеянья Иакова колена,

И тут же не спросясь, враги-соседи лезли. Под вечер туч вокруг наволокло – Под многослойным пологом тревога; После молитвы поутру светло,

И понимаешь снова – всюду всё от Бога.

Неосквернённым в мире сохранюсь Не за забором и не келье душной. Идти во след, где проходил Иисус, Инструкцию-закон душою слушать.

«О чём молиться?» – спрашивает мёртвый;

«Зачем мне свет?» – привычно от слепца. Отчаяние в дьявольской обёртке

От Бога удалит, как полюса.

Плоть и душа противятся друг другу, – Тропа одной лишь до разверстой ямы. И кто кого в той сече перерубит,

Под вечер и слепому станет явно.

Раскупорить нездешние таланты,

Земным трудом со всех сторон украсить.

К награде устремись, и лень в конце отстанет, На память позади поверженные страсти.

Сегодняшнее выше и светлей – Душа осознаёт свою цену избранья;

В Христовой благодати столько лет,

Он Лучший Лекарь, если грех изранит. 14.01.07.

Деян.2:38 – «Пётр же сказал им: покайтесь, и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов; и получите дар Святого Духа».


Мне хочется до многих достучаться О том, что Иисус так скоро возвратится.

А уши ближнего не ближе, чем Камчатка, И проповедь в громах слабее писка.

Мне многое давным-давно дано, Нераспакованного не осталось крохи; Жизнь интересная, не хуже, чем в кино, И в благовестии не оказался рохлей.

Рекорд Ионы был недостижим,

Наш город не раскаялся, сожрал кита;

Союз был не Ниневия. а дьявольский режим, Сексоты выдадут за рубленный пятак.

Мне Библия завесу приоткрыла

На отступленья в церкви и в священстве. Пол в алтаре, как в капище для ВИЛа Засыпан пеплом серым совершенно.

В миниатюре мог быть Моисеем,

Из рабства вывести хотя бы одного. На берегу пруда устроили веселье, Когда крестился истинно нагой.

Вода сомкнулась, омывая грех,

В ней дьявол-фараон мог захлебнуться. Блаженны плачущие… но неподсуден смех От радости, что встретил Иисуса.

Мне хочется по стойбищу пройтись, Ахана выявить, сшибая мародёрство, На оглашенных заполняя лист,

Я из-за них сгораю, тяжко мёрзну.

И на достигнутом покрепче закрепись,

Сам Дух Святой наследников пусть ищет. Орлам мои труды – не для церковных крыс, Богатством одарю духовно нищих.

Востребованы будут семена, Протравленные скорбью и слезами.

Лишь через Библию и жизни цель видна,

Христа Иисуса Господом признала. 09.02.07.

1Пет.5:5 – «Также и младшие, повинуйтесь пастырям; все же, подчиняясь друг другу, облекитесь

смиренномудрием, потому что Бог гордым противится, а смиренным даёт благодать».

Могло быть иначе без дерзкого развода, И этих случаев избыть бы удалось,

Не похотью засеялась нечистая утроба, Любовь воспряла бы и не родилась злость.

Могло, но минуло не к нашему шатру, Не надо и сверяться, видно на глазок, От горя горького едва глаза протру.

Как новое нежданною змеёй, шипя, ползёт.

Во всех со мной случившихся несчастьях Простого проще прочих завинить.

Навстречу миражам бесчётно мчаться, Ничем не отличаясь от свиньи.

Мне в чтенье Библии неповторимый вкус, Теперь почти что всё в едином варианте. Мой слух настроил любящий Иисус,

Чтоб послушанье пестовать упрямо.

В проигранных сраженьях есть успех,

Когда во свете Библии приплывшее рассмотрим. И я не собираюсь в своём углу сопеть,

Легко забыть бы, кто сплотился против.

Сумел бы я открыто заявить

О поражении своём подстать Давиду,

Не напускать на грех благочестивый вид. Полезно нашу срамоту всем видеть?

Всё вычертить, стыдом оборонясь, Краснеть, слезиться, видя столько пальцев, Все указательные тычут в нашу грязь, Зло ухмыляются, по-идиотски пялясь.

Могло быть иначе в раскладе вариантов, Исхода ждать, а он опять всё тот же.

Вставать придётся мне всё так же рано,

К себе быть беспощадным и намного строже.

И верю, Бог по силам мне отмерил, С Иисусом встреча изменила курс.

Стремлюсь к Нему на встречу, а не к смерти,

И при любом разбросе всё и во всём Иисус. 13.07.07.

Пс.70:18 – «И до старости, и до седины не оставь меня, Боже, доколе не возвещу силы Твоей роду сему и всем грядущим могущества Твоего».


Можно ли старость чуть-чуть отодвинуть На десятилетие, не на одно?

Было бы славно, и многим на диво, Не сразу залечь, опустившись на дно.

Признаки старости все наяву,

Мне их искать не приходится долго: В уши с трудом пробивается звук,

Рад бы помочь, да ни проку, ни толку.

Разум и зрение словно в тумане, Здесь не запомнил и там позабыл, Будто медведи в лесу изломали, Будь ты женат или полный бобыль.

К статусу новому трудно привыкнуть, Хочется так же повсюду успеть, Только в ногах не обрящется прыти,

Чтобы, быть может, уменьшилась спесь.

Больше всего допекает ненужность, – Только смотреть и советы давать.

Меньше всего молодым стали нужны:

«Знай своё место, давил бы кровать!»

У мусульман есть совет аксакалов, Опыт мудрейших в почёте и ласке;

Зреть все последствия, чтоб не проспали, Вовремя с хитростью сорваны маски.

Тело стареет, а дух обновится, Если молиться Иисусу Христу.

Взор будет ясным и замыслы чисты... Влагу почуяв, и пни прорастут.

Больше всего помешали нам страсти, В старости пламень да будет угасшим. Сколько же сил пропустили напрасно,

Только подумаешь, станет так страшно.

В старости сочны и юны, и свежи,

А плодовитость врагам несомненна. Колос налитый серп смерти подрежет,

В час воскресенья сгинет и тленье. 20.03.07.

Ис.40:3 – «Глас вопиющего в пустыне: приготовьте

1Кор.7:28 – «Впрочем, если и женишься, не согрешишь;

путь Господу, прямыми сделайте в степи стези нашему».

Богу

и если девица выйдет замуж, не согрешит. Но таковые будут иметь скорби по плоти; а мне вас жаль».

Мой вопль не многие расслышали извне, Схватили голову свою между ладоней.

Быть может, вразумятся чуть поздней, Сам Бог им страху жуткого нагонит.

Кричу о криминальных отступленьях От Слова Божия почти что поголовно. Рассвет далёкий брезжится маленько, – От крика перепонки могут лопнуть.

Что в церкви делается, что в монастырях, Бум на мощах, мироточенье дико!

Угроблено часов бесчётно зря,

И суток, и столетий – край не видно!

Такие ясные и чёткие глаголы, Слова Иисуса в Библии небесной. Из Византии привезли осколки, Пещерное ученье в келье тесной.

Вот и гноили, гнули с тяжким гнётом, Стоять учили в длинной литургии.

Умов Писание столетья не коснётся,

А значит, без уверованья будет гибель.

С надеждой сею по готовой пашне, Но прут по сеянному наглые попы, И плевелы разбрасывают важно,

А языком молотят только пыль.

Для будущего высеяно столько.

Что хватит недругом, врагам и оголтелым. Не лезут верблюды в ушко иголки – Толкую о душе, не о дебелом теле.

День ото дня почти неотличимы, Но близится кровавая расплата,

За отверженье Библии, кричащей о кончине, Гнев попалит все храмы без остатка.

Просил и требовал я выхода в эфир, Грозился климат изменить с годами. Но остаюсь почти один и сир,

Ни телевиденья, ни радио не дали. 02.08.07.

Мои наставления могут ли свадьбе помочь? Ко мне за советом приходят юнцы и девчата, Всё знают уже и про первую брачную ночь,

Им, главное, правильно жизнь их начать бы.

Толкую, что лучше бы им никогда не жениться – Бежать одному на ристалище много сподручней. Гляжу, оба сникли, их скрючило низко,

Довёл их до Царства Небесного «к ручке».

В глазах поволока, как будто с похмелья, Любуются лезвием, взглядами ножны ласкают,

А я им опять, чтобы в скорбь и в болезни не влезли, И вижу, как ластятся молча большие котята.

Пытаюсь их взоры впереть вдаль за несколько лет, В приевшийся кухонный запах от кислой капусты.

Не бьёт по ноздрям – с ароматом их будущий склеп, Сидят, пригорюнились, дружно к оковам несутся.

Всё лучшее оба, пылая, выносят на вид, Отмыты молвой биографии каждой особы,

Он к ней привыкал и почти что семейно прилип, Стучит в её дверь, ухватился со страхом за скобку.

Толкую: «Безбрачие, по Златоусту, бесценно», Сравнить его не с чем, куда уж с замужеством вашим; И золотом смело его назовём по оценке.

Девством, как знаем, вселенский учитель украшен.

Ну что ж, агитацией зря надувал в паруса… Плывите к семейному счастью, не к передрягам. Смотрите, земные, не впасть бы спросонья впросак, Так было со всеми, когда отгулявши, возлягут.

Отныне молитвою скорбной утешусь едва ли, Запала любви пусть надолго трудяги добудут, Двоих благовестников сходу до свадьбы теряем, Очаг и застолье с гостями не будет пусть скудным.

Мои наставления скоро сотрутся и сгинут,

А сам вас покинуть не смею в молитве несонной. Трудясь для Христа, никогда не бываю один я:

Желаю цунами пройти вам вершиной по кромке. 09.04.07.

1Кор.10:13 – «Вас постигло искушение не иное, как человеческое; и верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так чтобы вы могли перенести».

Моя беда, болезни и несчастья Всю жизнь посильны и переносимы;

Мой крест не сразу весь, а только части, Подкашивает ноги, выламывает спину.

Вот у других намного тяжелей, Неинтересней, в скуке тягомотной. Меня чуть что, глядишь, и пожалеют, Помощников, сочувствующих сотни.

А как же Иову лишь только черепки, Друзья вину противную воздвигли; Помысли о страдальце и к себе прикинь, Как каждый норовит лягнуть, обидеть.

Там Моисеевы вершины на закате, – Народ-урод не почитал вождя.

Моя же паства, может, мыши в хате, Давлю их кошками, иначе и нельзя.

Представлю ли скитания Давида, Союзы, заговоры мошкарой роятся; От сыновей смертельные обиды,

И от жены отравленные яства.

Мне легче, проще и переносимей, Так Бог устроил по любви Своей.

Мой бывший друг с врагами керосинит, Но многое ли без Христа успеют?

И даже те, кто рядом за столом, Придавлены нуждою более, чем я. Подобное моё давно ушло на слом, Есть община, надёжней, чем семья.

По здравости и трезвости рассудка Бог не унизил даже на конгрессах.

А мог дебилом быть и станет жутко, Упрёками распёртый, давно бы треснул.

По мере умножения скорбей,

И при нужде в сочувствиях и средствах, С Христом мне не прилично и скорбеть,

Меня хранит среди нужды окрестной. 05.01.06.

1Пет.1:6 – «О сем радуйтесь, поскорбев теперь немного, если нужно, от различных искушений».


Мы под присмотром тысячи очей, Следящих исподволь за нашими шагами; От них не защититься нам ничем,

От полчищ косоглазых и поганых. Дыханье наше, образ жития

Не по нутру всем внешним, оголтелым; На нас у них за пазухой статья, –

Как туча саранчи со всех сторон насели.

Подглядывают дети через шторки, Старухи шепчутся с засиженных скамеек, Расследуют наш быт они упорно,

Им позволяется, попущено – посмели.

И судят тех, чей прах дороже их, Пророческие речи хая дерзко.

Природа хищников над жертвами кружит, Их крики злобные парализуют сердце.

Бог допускает потрясенья верным, Хранит в кровавом месиве их образ; И на века по житиям примеры,

Как голубя не одолела кобра.

Дозволенная в мире чехарда

В семейных отношениях и в мыслях, Свирепствуют по сёлам, в городах, – Дела проклятия лавинами нависли.

Светила в мире мрака не погаснут, Осмеянные полчищем наймитов. Писак продажных свора так опасна, Не повредят избранникам элитным.

Нас побуждают бодрствовать бациллы, Предохранительные меры принимать, Гореть душой – не в теплохладье стынуть, Чтоб никогда не кончилась весна.

Большую пользу оказал нам враг, Награда за победу светит в искушеньях. Бог обещал, как можно то не брать, –

Всё до конца лишь в вечности оценим. 29.10.07.

1Тим.2:12 – «а учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии».


Мы разные с потерянным родством, По нациям разбиты на планете,

Так далеки, не сыщешь в перископ, Хотя впритык, но трудно так заметить.

А было лет семь тысяч с половиной, Как Бог вдохнул в скульптуру из земли Дыханье жизни, зашевелилась глина,

По нашим меркам, может, исполин.

Он огляделся и себя ощупал,

Ни обуви, ни плавок, ни нижнего белья. Зверей назвал, но и в зверинце скука, Среди ветвей прошёл, как в тине щука, Хотя по сути он один гольян.

Подобного себе в Эдеме не нашёл, А Бог подметил – ищет половину; Быть одному совсем нехорошо –

Быть может, день наполовину минул.

На операции рассечен левый бок – Так видится, – ребро кривое в деле, От боли, может, и дохнуть не смог, Но к вечеру вдвоём за ужин сели.

Как дети малые с непорченой душой.

Не знают похоти и прочих вожделений. И слева Ева – стал Адам левшой, –

За согрешенье к ней себя прилепит.

О теле говорим, а это – прах,

Не велика в нём разница по сути,

Но вот душа... с душой поныне швах, Её нередко отрицают люди.

Мы разные… и здесь разброс гигантский: То ад в душе, то райские напевы,

То свет Евангельский, он в бурю не погаснет, А то тьма адская, что подступила слева.

Где Дух Святой, ниспосланный Христом От благовестия даст возрожденье свыше, Там, только там единство и в простом,

И в самом сложном общее расслышим. 23.05.07.

Ис.6:8 – «И услышал я голос Господа, говорящего: кого Мне послать? и кто пойдет для Нас? И я сказал: вот я, пошли меня».


Мы сеем непрестанно ночь и день, Притом мужчины, женщины и дети. Нетленное лишь изредка, а больше тлен, Обильный высев часто неприметен.

Кто что способен, то и сотворит, Отец-подлец, кикимора и леший.

То бледная поганка, то Хиросимы гриб, Придёт пора и каждый будет взвешен.

Христос есть Сеятель Божественных словес, И те слова запали в наши души.

Кто их взрастил, тот истинно воскрес, Весна цветущая, не атеизма стужа.

Слова Апостолов, пророков в переводе, От повторения лишь тщательней посев; Полив раскаянием слёзным не по моде, К тому услышавшие приглашены все.

Непоражённые упрямство и неверьем Не уподобятся слепцам-монахам.

Молчанье о Христе сочтут потерей, И будут петь и в космосе и в шахте.

Словами, делом или же примером Разбрасываем зёрна и соблазны.

Святое с прибылью, худое же в потерю. Размачивая землю, не смешаем с грязью.

Не пожалеет живший в чистоте,

На благовестие не пощадив именья. Так стоит же для вечности потеть,

Скрываясь в полдень под Христовой тенью. Не сеявший с надеждой и слезами, Сноп не обнимает, им не потрясёт; Такого участь с дикими козлами, Талант зарытый, и за него расчёт.

Бог ищет сеятелей даже и доныне – Любовь Его неужто не подвигнет? Писаньем-семенами да полнятся корзины,

Страницы, строки из Священной Книги. 30.03.07.

Матф.5:37 – «Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого».


На «да» и «нет» расхлёстана дорога Не к городу – бери намного выше;

Не день, не час – до самого до гроба. Словами и делами мы эту двойню пишем.

Что разрешала некогда нам мать,

Что под строжайшим батькиным запретом. Потом и не всегда достигнем понимать,

С зубовным скрежетом увидится нередко.

Плоть, тело наше, требует своё,

Брюзжит, отталкивает горькое лекарство; Бог Иегова нам полынь суёт,

И отрекаться без толку, напрасно.

Всё в воле, в совести и в нашем наученье Преображается Христовой благодатью.

И этим «да» и «нет» определится – чей ты, А в подмастерьях ремешок был батькин.

Всё в мире надвое, то холод, то жара, Добром и злом перемежает ночи;

А в мыслях колготится только срам, И делаешь совсем не то, что хочешь.

Умом к добру ласкаемся в болезни, Упущенные шансы превращаем в «да». Куда тянуло и куда мы лезли?

Насколько лучше было бы отдать.

Когда стеснённые воззвали из ущелья, Нас прошлым эхом мысли задавили; Ответив «нет» я оказался б целым, – В своём колодце с ключевой обильно.

Блокирует нас падший херувим Непройденным у дерева уроком; Ответив «нет», и с ним мы не сгорим, И он отлипнет, вылетит, как пробка.

С Христом на проповедь да будет только «да», Соблазнам, искушеньям, как кукиш, лишь «нет». В том не раскаемся ни здесь и никогда,

С тем не согласен, кто навек ослеп. 25.01.07.

Исх.4:13 – «Моисей сказал: Господи! пошли другого, кого можешь послать».


На верхоглядстве ничего не строят На долговечность, пользу доброте.

Авось-небось осколками накроет, Не залатать бесчисленных прорех.

Приходит срок и выплывут огрехи, Насядут исподволь несносные просчёты. Жена не покоряется, не смех ли,

Трещит и долбит дерзкою чечёткой.

Дочь-вертихвостка подлая в роддоме, Свинью подкладывает в дом-свинарник. Душа в параличе предсмертной стонет, Среди зимы немилосердно жарит.

А сын-наследник столько наследил, Из дома выйти стыдно перед небом. Перемусоленный навек на все лады,

В плевках купаюсь скорбно напоследок.

И почему, за что такой позор,

Уж я ли не старался, не трудился... Не возропщи, Бог на расправу скор,

Хотя терпел, грех помечал по числам.

Для слова Божия по-прежнему чужой, Храм посещать детей не приучили;

На замечания кидался бык с ножом, На оправданье тысячной причины.

Бог и отвергнутых не хочет отвергать, Всё ждёт, врачуя нашими делами.

В полон бросает к извергам-врагам, Пока от сна греховного восстанем.

Что высеяли, время пожинать,

И в этом благо, что не после смерти. Не устоит тогда строптивая жена,

И деткам Бог по высшему отмерит.

Смотри и узришь соки у корней, Подпитка небреженьем и бахвальством.

Склонись перед Христом, нет ничего верней,

Пусть в крестном знамении не парализует пальцы. 26.10.07.

Еккл.7:1 – «Доброе имя лучше дорогой масти, и день смерти - дня рождения».


На день рождения стремятся одарить, Отметить имениннику его почётный срок,

«На многая лета» поёт седой старик.

До Мафусаиловых годков добраться он не смог.

О чём хлопочем в суете привычной, Стараясь выделить в году такую грань; Кривое, что за той чертой отыщем, Само собой не выпрямится впрямь.

У каждого живущего дыхание в ноздрях. И был тот вздох полусырой и страшный Ребёнка то рождение пугало и не зря,

По-призрачному день рождения украшен... Мой путь окончен, подошёл к концу,

Об этом думается каждый день рожденья. Как Ангелу друзья подарки принесут,

А в чём моя заслуга – «шапки не по Сеньке».

Не от меня зависело зачаться,

Родиться, выжить среди бацилл, бактерий. Я лёгкие при кашле рвал на части, Когтили ястребы, летели только перья.

Как выдержали нервы при многих перегрузках, Казалось, жилы лопнут на лбу от напряженья. Не от меня зависело сформироваться русским.

Для многих неприятен я и стал для них мишенью.

День Ангела? Ему и благодарность,

Что столько лет терпел мою ничтожность, худость. Им охраняемы мы доползаем в старость.

Надеясь, что и дальше во гневе не отринет.

Отсчитаны, отмерены на поприще ухабы. И Ангел, может, знает, провалы наперёд,

На наше благовестие есть сонмище похабных, Отребие земли – совсем и не народ.

На день рождения придётся дать отчёт Пред Ангелом, пред Богом Иеговой.

И к океану вечности на выходе мой чёлн,

И пристань грезится и крик: «Принять швартовы!» 10.06..07.

1Кор.6:14 – «Бог воскресил Господа, воскресит и нас силою Своею».


На евнухах обязанность лежит,

И та обязанность страшнее злого мужа, Он спит у рва, таинственной межи,

Ему дожди, потопы, даже лужи.

Но если евнух честен, как кастрат, Блюдёт окно и двери у гарема,

Где въедет прибыль с тайною растрат, Случалось, что проспит, не вовремя задремлет.

Недоброволен статус безбородых. Их боль за долг, пленение врага,

Рубили корень – продолженье рода, Им никогда детали не строгать.

Без вымыслов, без тайных пересудов,

Их роль размашисто к престолу приводила; Рубили, вешали, как аспида Иуду,

И бросят на закуску крокодилам.

Посты немалые визири доверяли, Имели доступ к чашам винопитья. Оканчивали плахой и зверями, Трясли допросы на мельчайшем сите.

Им часть великая на будущем Суде, За унижения сплошною чередой,

Зачтётся в Царствии, увенчанным сидеть, Быть может, с самою красивой бородой.

Быть евнухом в духовном плане худо, Ни семени, ни малого потомства.

Воде не орошать – отрезано запрудой, Рука не набаюкается вдосталь,

Страна из евнухов, юродивая Русь,

Кичилась храмами, богатством монастырским. Без пользы купол, как червивый груздь, Кровавым соком красный угол брызнет.

Да будет плодоносным пол любой, Евангельская вера пробудит интерес.

На Лобном месте столько сшиблось лбов:

«Голгофский Избавитель на третий день воскрес?» 13.07.07.

Пс.88:34 – «милости же Моей не отниму от него, и не изменю истины Моей».


На парадоксах пестуется вера,

Ни логики, ни опыта туда не подмешать, Последний вдруг провозгласится первым, И может стать певцом любой ишак.

Не страшно ли, что избранный народ, Ломился к вакханалии окрестной.

Бог Иегова видел наперёд,

Что избранный сосуд с позором треснет.

Парадоксально святость переплавят, Что слева правым громко нарекут.

В национальный культ вползёт бесславье, За здравие их «лехаим»-капут.

«Во что вас бить, животолюбцы-змеи, Позорищем вы стали для Меня!» – Бог высказал Свой гнев и не отменит, Одно другим не станет подменять.

Одна есть цель – спасенье во Христе,

По заповедям Божьим – по ступенькам к небу, И будет вслед таких толпа свистеть,

Вот уж поистине исследователям ребус.

За что, про что светильники тушить,

И всё по благословению лихих попов;

В хуле на истину привыкли видеть шик, Куражится под ризой баснослов.

К Своим пришёл, отнюдь не нарушитель, Сплетает бич и порет златолюбцев.

Легко в торговле напрочь опаршиветь, – Конечно на Иисуса жалобы польются.

Богаче и просторней нет страны, Чем матушка Расея – трын-трава, Над ней любому можно подтрунить, Что так позволила себя обворовать.

Пришельцы стали злобно изгаляться, Все те, кому земное злато – бог.

Шабаш для ведьм и дьявольские пляски,

К кому Сам Бог от Авраама строг. 28.11.07

Песн.1:8 – «Кобылице моей в колеснице фараоновой я уподобил тебя, возлюбленная моя».


На приколе лошадь под окном… Утро росное и травка-мурава,

Ночью подкрепляется, захомутают днём, Этим не нарушат конские права.

Где-то лошади препятствия берут, Честь ирландским пони-скакунам; Аплодирует арабским скакунам Бейрут,

Развлекать бездельников – обязанность одна.

Златоуст громил в своих речах

Скачки в обезумевшей тогда Антиохии. Конский спорт не сгинул, не зачах,

Ставки миллионные, конечно не для хилых.

Бесполезны, пагубны и вредны Жизнь жокеев, лошадей, трибун; В каждой ставке дьявола победа, Тащит сразу в ад людей табун.

А моя трудяга-лошадёнка Травку щиплет, отгоняя мух;

В лес на ней успеем обыдёнкой,

С сеном распростится дальний луг.

Соломон измыслил «Песнь песней», И не сам, как думают невежды;

С толкованием та книга нам ясней, Как душа бежит к Христу с надеждой.

Кобылице в колеснице Божьей Уподоблена и честная душа;

Сам Господь натягивает вожжи, Знает Он, куда и как бежать,

В доброте, в страданье, в благовестье Только первым сподобляйся быть, Среди дев будь лучшею невестой,

Кобылицей-чемпионом среди всех кобыл.

Заедают летом пауты,

И зимой морозы донимают; Только бы душою не остыть,

В вечности Жених хомут снимает. 05.07.07.

Пс.138:23 – «Испытай меня, Боже, и узнай сердце мое; испытай меня и узнай помышления мои».


На прошлом учимся, подчас скрипя зубами, Не так, не то, не выслушав, бесславил.

Пусть от последствий Слышащий избавит, Чтоб впредь не путаться с подобными узлами.

Из памяти забвением стираются дорожки, Протоптанные с умершими, бывшими часами; На отошедших некогда посеял и умножил,

И может, даже не расстался с вами.

Из прошлого несутся ныне голоса – Своей гортанью, языком озвучил; Перекроить и взвесить на своих весах, –

Слова метались в цель предельно кучно.

На помощь памяти магнитофон приспел, До тонкости и вздоха высветив секунды, Как много из того сказать бы не посмел,

Был тамошний запас ещё довольно скудный.

У возраста нет льгот на извиненья – Свобода выбора могла в молчанье сгинуть.

Подобно сквозняку мелькнуть трусливой тенью, И не стряхнуть повисшую ехидну.

Но в прошлом, там, с библейским персонажем Найду ли выход в нынешнем треклятье?

Не опустить бы рук, хотя стократ обгажен, Нет места чистого на теле и на платье.

С прискорбием страницы шелестят, Плоды от наших ли скитаний образует; Кажусь ли ловким – родом из растяп,

Не об меня ли обломали коммунисты зубы?

Без прошлого я стану одинок, Общипанный незнаньем, в мелководье. А так, как есть пречудно превозмог,

Под старость полусогнутый в совете годен.

В годах тогда с богатством окажусь, Когда они с Евангельскою верой.

«Приди ко Мне», – позвал меня Иисус.

Одеждой святости облёк заместо скверны. 16.10.07.

Пс.25:2 – «Искуси меня, Господи, и испытай меня; расплавь внутренности мои и сердце моё».


На чёрный день немного отложить Советовала бедность с голодухи.

И в черноте не просыхал мужик, Не доедал, и в доме детки пухли.

День завтрашний сам о себе заботясь, Пусть вымолит засохшую краюшку. Блажен, имеющий посильную работу, – Жуя её, не забывай про душу.

День чёрный для души уже настал, Когда она минула мимо веры,

И не признала в странниках Христа, Забывши для Него воды начерпать.

Где нет любви – тенёта на глазах, И уши запечатаны сургучью.

С тропы заблудшим к пропасти сползать, И с каждым шагом отступленье круче.

Свет благовестия не каждого достиг, А кто-то тормозил к нему подходы,

Звал в монастырь и в потаённый скит, И стрижка впавших стала аввам хобби.

На чёрный день Россию сберегли

Под чёрной ряской в синодальном сраме. В семнадцатом скатились на трамплин, Пошли под нож жидовскому Абраму.

Щедроты сердца не сокрой, умножь, Как будто этот день уже последний.

Приставлен к горлу повседневный нож, И выявит, насколько спелы стебли.

За этим днём сплошная неизвестность… Не пощадим, не скроем по сберкнижкам. Жених грядёт, пора воспрять невестам, – На ближнего не будет трата лишней.

Тот чёрный день осветит неземным, Вся голытьба накормленных восстанет. О, только б не в субботу средь зимы,

Не одолела под конец усталость. 29.01.07.

Пс.38:6 – «Вот, Ты дал мне дни, как пяди, и век мой как ничто пред Тобою. Подлинно, совершенная суета - всякий человек живущий».


На что же тратим, что дороже денег: Минуты и часы, недели и года?

Нас листопад годов совсем разденет. О, как бы с этим нам не прогадать!

Встаём с постели, заправляем койки, И повторяем это ежедневно;

Потом возляжет на неё покойник, Другой глаза прикроет и оденет.

А сколько в общем свёл под одеяло

За семьдесят отпущенных в Псалтири?! Ошеломляет цифра, там нулей не мало, – На простынях наш оттиск много шире.

И за столом, при грохоте посуды, Теряем годы, их не замечая;

И тратимся с желанным и нескудно, Хотя бы скудно с сухарём и чаем.

Когда последние песчинки из часов Стремительно шуршат и утекают вниз, Нам жаль себя, и наскулим узлов,

И понимаем – штопор в эпикриз.

Обычно не хватает с полчаса, Когда сигналы-трели об отходе.

Что пользы плакать, языки чесать, – Мой этот разговор всегда не в моде.

Где десятина срока моего, Отпущенного Богом Иеговой?

К ней, нераспакованной пусть совесть воззовёт, Пока смертельным недугом не скован.

Заранее на стенах белый флаг, – Капитулировать без лишних оговорок. На милость Иисуса уповать – Он благ, О, как Он будет нам незаменим и дорог!

Пока не поздно с Библией сдружиться, Молитвой всё, что делаем наполнить; Благословением амбары и благовестьем–житом,

И с каждого вполне того довольно. 16.09.07.

Ис.23:9 – «Господь Саваоф определил это, чтобы посрамить надменность всякой славы, чтобы унизить все знаменитости земли».


Надменность не возвысит никого… Не надо путать гордость и геройство. Рабсак и Олоферн ручались головой,

И на голову стали ниже ростом.

На Бога высунул раздвоенный язык

Клоп из Кремля, бацилла, гнойный Ленин. И сгинула ГУЛага лагерная сыпь,

Стул электрический замкнул в геенне клеммы.

Не надмевайтесь вы, в патриархии,

Что с вами власть, где значимость у вас; Взгляните на попов, почти любой – рахитик, Светильник святости без Библии угас.

Фетишизация сквозит во всех углах,

Пять чувств духовным даже не коснулось. Архиереюшкам дорожки расстилать?

В который раз провалится всё с гулом.

Надменно уцепился за драконий жезл, Двуглавая змеища под рукой.

На симонии кое-как в епископы пролез, Да там и замер смертно на приколе.

А надобно бы в вере возрастать,

И не божковы мощи резать и крошить.

При ваших академиях любой барьер подстать, И с благовестием добраться до вершин.

Надмение в систему возвели,

В советники и Бога не приемлют,

А Он по-прежнему Премудрый свят, велик, Собою наполняет небо, землю.

Не надмевайтесь, жалкие князья, Хапуги, крокодилы-олигархи,

Без Бога нам и выдохнуть нельзя. Суда убойтесь, слыша запах гари!

Смирение с собою приведёт

Дар милосердия – услышать стон голодных; Душе не вниз, а к горнему полёт,

Сумеет завершить на месте лобном. 07.06.07.

Быт.3:15– « и вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту».

Нам говорят, что все на свете братья, И согласиться с тем совсем не трудно;

Но стоит досконально разобраться, Так почему ж один другого рубит?

Евангелист любимый, Иоанн,

Про дружбу и любовь познал не понаслышке; Кто Бога не познал, тот вор и пьянь,

Закон нередко привлекал их к «вышке».

Безбожники – скоты, забывшие о небе, Суть дети дьявола, нелюбящие брата; Тремя шестёрками антихрист их пометит, Без очереди в ад и прут туда нахрапом.

Мир разделился, надвое расколот,

И не по нациям – по отношенью к Богу.

Одни любовью пышут, а в иных лишь холод… И примириться только в Иисусе смогут.

Вот Каин с Авелем рассорился до смерти, Исав Иакова грозился порешить.

Зависит от того, кто как поверил,

Что есть Суд Божий – он всё завершит.

Во свете Библии мы вносим коррективы В обычное, привычное, с чем сжились, Полезное узрим и в том, что криво,

Чтоб в промахах накрыла Божья милость.

Не обессудь, не гневайся, простец,

Что под язык себе не пропускаю плёнку, Долблю в привычное, и только слышен треск, Вскрываю скрытую умело подоплёку.

Мир к катастрофе ринулся стремглав, Когда оглох, ослеп и поперхнулся.

Не слышит Иеговы грозный глас,

И давится таким, что сводит скулы.

Нам говорят… изменятся навряд, Вслепую тычутся и учат суемудро. Кто без Христа, тому и чёрт сам брат,

Без Бога не сестра – отступница и дура. 06.06.07.

Матф.25:6 – «Но в полночь раздался крик: вот, жених идёт, выходите навстречу ему».


Напрасно светильники держат невесты, Без масла они ни к чему,

Ходили, дружили и спали все вместе, Как стали не нужны, никак не поймут.

Имевшие масло советуют скорбным Пойти на базар к продающим.

Но двери чертога закрыты бесспорно. Таким не родиться бы лучше.

Стучат: «Отворите!», но двери закрыты, И слышится голос для всех опоздавших:

«Навек опоздали!» бежали не прытко, Хозяин лица не покажет им даже.

Страшная, жуткая притча с концовкой,

Там скрежет зубовный от страха беззубых. Крик в полночь разбудит и мёртвых и сонных, Там жажда, какую водой не остудишь.

Не осквернённые с миром девицы Ждали, воскресли, проснулись по крику, И… не вошли никогда… подивись же, Можно ли строить так хлипко?

В наших сосудах – в уме и в сердцах, Всё ли с любовью, там Бог с благодатью? Так же когда-то придётся предстать, Только бы нам Жениха не проспать бы.

Господи Боже, наполни елеем,

Духом Святым, добротой христианской! Горе беспечным, – тогда обомлеют,

Вот где поистине адская встряска.

Свет источайте больным и убогим, Ревностно трудимся, резво бежим. На благовестие ходят ли ноги,

Или по кельям бесплодно лежим?

Торжище – все, до кого достучусь,

И не по смерти, а только к живущим. Притча – о Церкви, а прочее – чушь,

В Христово пришествие будет расплющен. 14.07.07.

Прит.6:6 – «Пойди к муравью, ленивец, посмотри на действия его, и будь мудрым».


Нас к муравью премудрый отослал Учиться трудолюбию у твари;

Как многого избегнуть сможем зла,

В свой опыт прохудившийся затарить.

Вот неподъёмное так дружно подхватили, Один другому не мешая вовсе;

Не опускают ног своих в бессилье,

Здесь с полной кладовой приходит осень.

По муравьям барометры сверяют Синоптики с воздушными шарами; Дорожки выметены без метлы опрятно, И муравейник с куполом как в храме.

Не слышим мы рабочих голоса, Наставников, надсмотрщиков не знаем. Нам объясняют, что их язык в усах, Для них они, как полковое знамя.

Как дружно бросятся на тех, кто потревожит, Всё новые спешат из подземелья.

Вход запечатывают, предвещая дождик. К ним за версту не подползают змеи.

У них есть матка – общая царица, Рождающая неустанно рать;

К ней посторонних не подпустят близко – Охрана неподкупнее людской стократ,

Как часто Соломон склонялся к муравьям, Слюнявил бережно травину или стебель, Как много тайного от них он перенял, Полезность доказал на превосходном деле.

Тысячелетия к тем муравьям влекомы Не миллионы – только единицы.

Не потому ли житницы неполны,

Что не приучены трудиться и молиться.

Послушный трудолюбец – муравей… Блажен, кого в труде Господь застанет. К позору нашему букашки нет мудрей.

При непогоде запирайте ставни! 03.10.07.

Прит.25:22 – «ибо, делая сие, ты собираешь горящие угли на голову его, и Господь воздаст тебе».


Нас признают нередко и враги, Грызущие наш статус устоялый. Когда же вкусят наши пироги,

На тех кусках притупится их жало.

Двенадцать полных древних коробов, С несъеденным добром не потеряешь; При разговоре и защите в бровь,

И даже в глаз, вперяющий в нас палец.

Враг голоден, на чуждое несыт, Он так и ищет добрую закуску,

Не пожалей, смирись и с щедростью отсыпь, Глядишь, и к сердцу осветить допустит.

Душа и тело даже у врагов

Теснейшим образом соединёны плотно, Учти сие меню и скоро приготовь,

Им тоже хочется досыта лопать.

Через желудок к сердцу протропи Дорогу в стан политики враждебной,

И нарисуешь лучшую из всех картин –

«Девятый вал» с надеждою на гребне.

До сердца, до души вход через рот, – Голодный злость сосёт под языком. Несите хлеба лаве поперёк,

Вулкан потухнет, в горле встанет ком.

Но если даже не смягчится враг, – Бывают нелюди и выродки отродья, – Там на Суде окажешься ты прав,

К тому Писание нас истово подводит. Стакан воды в пылающее жерло

С молитвой, лаской в слове и в глазах; И ненависть в ответ нас не просверлит,

На эту миссию Спаситель всех призвал.

Теория с благословеньем Божьим

Ждёт практикантов из пожарной части; В руках Господних на обузданье вожжи,

Гнев разъярённых добротой погасим. 11.10.07.

Иис.Нав.4:6 – «чтобы они были у вас знамением; когда спросят вас в последующее время сыны ваши и скажут:

«к чему у вас эти камни?»

Нас спрашивают дети, что к чему – Из непонятности дремучие потёмки.

К какому берегу незнайку подтяну, Насколько знание глубокое и ёмко.

И мы обязаны, по должности должны Ответить почемучкам чёрным, белобрысым; О их неразвитости спросится с жены – Детишек учат в темноте лишь крысы.

Ответить надобно без «может быть», «авось», Без «кажется», «мне снилось», а по фактам, Легенды, сказки напрочь все отбрось,

До кочегарки с полною охапкой.

Учи ребёнка на святых страницах Библейских истин, благодатно сшитых; Смотри, как внук зубами губы стиснул, Не допусти оплошности, ошибки.

Поглубже рой, фундамент заложи На камне веры во Христа Иисуса,

Натравливай младенцев против лжи,

До гробовой доски пусть в сердце не запустит.

И выявится, многого не знаешь,

Проспал с усталости, привычно продремал, И не выкручивайся, не петляй, как заяц.

Как жаль, что мало получал ремня!

Уча ребёнка, многому учись, Высвечивай темнеющие пятна; Движенье вверх оправдывает жизнь –

Не превратись в свинью, и в злого хряка.

Итог твоим усилиям в учёбе Бог Иегова подобьёт внезапно.

Путь жизненный не будет перечёркнут, Конечно, если будешь не пузатый.

Ответы выстроить от «Бытия» начавши,

И «Откровением» прикрой, что сокровенно; Не бойся испугать, вещай о смертной чаше,

Начав с Адама зри в Библейские примеры. 18.08.07.

4Цар.20:1 – «В те дни заболел Езекия смертельно, и пришел к нему Исаия, сын Амосов, пророк, и сказал ему: так говорит Господь: сделай завещание для дома твоего, ибо умрёшь ты и не выздоровеешь».

Наследнику в предсмертные часы Передают бразды правленья и богатство. Про бедных не забудь и им отсыпь,

Не забывай, какой бы ни был касты.

Давид, собравши тысячи талантов, Хотевший храм воздвигнуть Иегове, Всё вычертил и выверил по плану, Тому, Кто всех врагов его прогонит.

Затея важная и нужная таилась

В пастушьей голове у воина-царя,

Но не наткнулся здесь на Божью милость, И умолять о том, он понял – зря.

Кровь Голиафа и семи народов

Напомнил Бог, творящий мир и войны:

«Уж слишком многих ты, Давид, угробил, И в той крови вполне и храм утонет».

О благодетелях напомнил, о врагах, Сквернивших дом, потомство у Давида, Их Соломон сумеет прострогать,

И смыть вчерашние позорные обиды.

В наследство страх пред Богом заповедал, Чтоб никогда не отступать от Бога,

Не быть неверными, какими были деды, И те грехи их мысленно не трогать.

В наследство Библию оставлю не одну

И чётки-лестовку ревнителям поклонов. На смейте путь налево изогнуть,

Никто ваш дух к монашеству не склонит. Наследники мои склонились у одра, Их перешопот на исход дыханья.

Мне не завидуйте, придёт и вам пора Воспеть и воспарить, как дым пасхальный.

Наследуем обещанную вечность,

Из непроглядной тьмы забот и суеты. Всё для Христа, своим хвалиться нечем, И узришь то, едва успев остыть. 27.10.07.

Иоил.3:10 – «Перекуйте орала ваши на мечи и серпы ваши на копья; слабый пусть говорит: «я силен»».


Не будут более учиться воевать, И копья на серпы тотчас перекуют,

В суворовских училищах никто не сдаст на «пять», Меч окровавленный загнут тогда под плуг.

Чеканить шаг бездельникам не стоит, Никто их не боится за границей; Масонам не подвластны станут гои, За крест Христов сумеют схорониться.

И будет, волк с ягнёночком возлягут, Медведь с коровушкой умильно заревут; Избегли, отреклись кровавой хляби,

С мольбой воздвигнут миллионы рук.

Бог Иегова обещал защиту

Всем принявшим Иисуса, как Мессию. На пенсию спихнут вояк маститых, Когда они при технике и в силе.

Да разве будет так, как говорю?!

И ты, читающий, скривишься, дескать, басни. Духовно сотвори в себе Христа зарю,

И свет любви с годами не погаснет.

От плоти, от земного отвлекись, Рождённый свыше от Святого Духа. И брань начнёшь за неземную жизнь,

А ненависть к врагам бесследно рухнет.

Ты о духовном станешь тосковать, Сверяться с Библией почти что ежечасно; Не будет в джунглях сеять зло Москва, Переводить людей в людское мясо.

Из примирённых Жертвой на Голгофе Составится народ особенный на диво, Кусать их будут атеисты-блохи, Толкуя их поступки только криво.

Меч – слово Божие – целительней бальзама, В плен к Иисусу сонмы приведёт;

И гимн военный высветит в Осанну…

Поймёт написанное, кто не идиот. 29.09.07.

Фил.1:21 – «Ибо для меня жизнь - Христос, и смерть – приобретение».


Не будь я верующим ежели сейчас, – Весь содрогнусь от ужаса и страха, – Глазел бы в телевизор, ниспадая в транс, И заставлял родных и близких ахать.

Тупым животным, переводящим пищу, Мешал, смердел, и кашлял в закутке,

И точно знал, никто меня не ищет,

Мечтал бы изредка: поговорить бы с кем.

Такими доживают одногодки,

С которыми корпели на уроках;

Не человеком жил бы и по-скотски сдох бы, Без благословений и навеки проклят.

Не будь я верующим, так же догнивал бы, Рассматривал бы грамоты и жалкие медали, И полутрупом крючился в каталке,

Пока бы в морг, отмаявшись, не сдали.

Как осчастливлен телом и душой,

С утра ранёхонько усердно помолиться;

В молитве по врагам и по друзьям прошёл, А их таких с поклонами под триста.

И в сочности в свежести под старость Опорой ствол да будет молодым,

И в пьянку, в осужденье не ударюсь, – Вулкан потухший изошёл не в дым.

Быть с Иисусом... подвожу итог, –

В кромешной тьме сознательно не гаснуть, Во всём всегда со мною вечный Бог.

Мрак замогильный разверзает в ясность.

Не будь я верующим... Господи, прости! Меня бы не было давно на белом свете, И смысла жизни вовсе б не постиг,

Все гимны радости не знал и не пропел бы.

Средь старичья, разора и распада

Мой Иисус хранил пронзённой дланью. Обещан рай низвергнутым до ада,

Господь Христос и в смерти будет главным. 26.10.07.

Рим.12:16 – «Будьте единомысленны между собою; не высокомудрствуйте, но последуйте смиренным; не мечтайте о себе».


Не высокомудрствуй, тленный, о себе, Не поднимай свой рог до облаков!

Как часто наущает в этом злобный бес, И в оправдание подсунет мерзкий плов.

Ощупай тело смертное, охлопай По животу, вместилищу отходов.

Ну, кто ты есть? Почти вонючий клопик, Ведь легче пустоты безбожные народы.

У скромно мыслящих о собственной персоне Гроб предлежит, и смерть толчётся рядом.

Вся жизнь – минута, да и та спросонок. Наполненная скорбью, тайным ядом,

С трудом едва и то, что под рукой,

У каждого под носом – трудно познаётся. Поговори с разумным стариком,

Где только кожею обтянутые кости.

И если эта мумия ещё в своём уме –

О бренности спроси промямлить резче: Что из святого выловить сумел,

Чем более всего был изувечен.

Обман сплошной с рожденья и до смерти Не только в ком-то – главное, в себе.

Предположениям, незримому, как верить, Когда не знаешь, будет ли обед.

Канонизация есть оголтелых бред, Сплошное сумасшествие кретинов, Слепых котят мяуканье в ведре…

И церковь пестовала то, не запретила. Кто был на небе, видел, осязал,

Что вот такой-то с нимбом, как в скафандре? Овцой слепила воина-козла,

В святые выдвинулись брадобрийцы-парни.

Прославлены иконными творцами, Акафистом обмазаны вояки.

Высокомудрствуя, кадилами бряцали…

Архиереям тем бы век о том не вякать. 20.11.07.

Рим.12:5 – «так мы, многие, составляем одно тело во Христе, а порознь один для другого члены».


Не глядя учимся играть на пианино, Клавиатуру растянуть на десять пальцев; Автоматически, не промахнувшись мимо, Совсем на буковки родимые не пялясь.

И скачут мысли в строчках и листах –

От пишущей машинки наследовал компьютер; Нам сердца жар удастся опростать,

Душа и тело порезвятся вкупе.

Не глядя и не думая привычно,

Два балансира-руки машут взад-вперёд, Запоминаем знаемых с походкой и обличьем, Рука сама под носом подотрёт.

Содружество всех членов в нашем теле Привычное такое, нас не удивляет.

А в этом смысл, ведущий к вечной цели, И может цифрой стать между нолями.

Мы члены тела-Церкви – все едины, Соединенье прочное, нуждаемся друг в друге; Иначе все рассыплемся и сгинем, –

Любовь окольцевала нас в едином круге. Не надо думать, кто кому нужнее, –

Как в теле все в одном едины духом.

Не так, как осенью клубком сожмутся змеи, Но как продукты разные на кухне.

Как бы само собой без задней мысли Добро творится ради Иисуса.

Он Жертвою Своей избранников возвысит, И каждому талант по силе даст, по вкусу.

Насколько нужен буду в организме, И кто я есть: рука, глаза, язык?

Да будет разум выспренний не низмен, Вершить небесное, – не то, к чему привык.

От веры в веру нам переходить,

В куплетах строчки к вечности возвысить. Из капелек для жаждущих родник.

Под волосинками не зрится неблаговидность лысин. 17.10.07.

Пс.103:28 – «Даёшь им - принимают, отверзаешь руку Твою - насыщаются благом».


Не Господа призвал когда-то царь, К врачам болезнь тяжёлая склонила; Сегодня так же, как и прежде встарь.

Нас в поликлинике заклинило бессилье. Не Господа взыскала вся страна,

А мудрости земной, вождей лукавых; За горло схватит голод без зерна,

Хватала, пыжилась, и наконец, распалась.

Прилёт весенних птиц ознаменует Откат зимы и торжество тепла; Грачи чернеют – вовсе не грязнули, Лопатит землю каркающий клан.

От Господа их дальний перелёт,

К гнездовьям детства за роскошный стол, Ещё река не вскрылась, на водоёмах лёд, Лес по осеннему осиротело гол.

От Господа привычный календарь, Дающий пенсию синоптикам-всезнайкам, Не просчитаться бы, как иудейский царь. И не гадать о неподъёмной тайне.

Идите и взыщите вечный смысл, Круговращение и смены всех явлений. Правителей усатых или лысых, Готовит Бог грядущим поколеньям.

Как не признать зависимость от Бога,

В Его владении мы призваны трудиться. Прочти Писание, и вкус его попробуй, Захочешь ли вернуться к пайке с миской.

Взыщите Господа, Владыку Иегову,

Со всем, что есть тогда легко смиряться. Честь в истине, и не в тщеславье гонор,

В поток живой войдёшь, отнюдь не в ряску.

В обыденном, в житейском и посмертном, Следы Создателя суметь бы разглядеть, Имея ум Христов, по Божьей мерке,

Да укорачиваем рассужденье впредь. 25.03.07.

Быт.50:15 – «И увидели братья Иосифовы, что умер отец их, и сказали: что, если Иосиф возненавидит нас и захочет отмстить нам за всё зло, которое мы ему сделали?»

Не заступайтесь за своих детей, Оправдывая их проказы, шалость; Заступничеством ложным не одеть Смертельную, взрастающую малость.

Первосвященника Илия не забыть, Его детей при должности во храме.

Сначала тишь и гладь, но зарябила зыбь, И шторм всепотрясающий вдруг грянул.

Разврат на попустительстве стократ Вскипел проказой в доме оголтело. Молва волною будет подпирать,

И не оставит государства целым.

Блудилища при храме завели, Бог Иегова вызвал Самуила;

Страна катилась в бездну на Олимп, Грех пестовался и казался милым.

Тысячелетий целых три прошло,

Но в этом плане тот же распорядок: Крадутся жертвы – нравственность на слом. Предупрежденья друг за другом кряду.

Меч – мститель за безнравственность уже На Божием точиле – только искры!

Роскошный птицам пир из нежных жертв, Вчерашний друг-сосед вражиной выпрет.

Примеры прошлого Бог сохранил для нас – На них учиться пятиться от бездны.

К разврату не тянуться, красотой пленясь, От времени общипанной, облезлой.

Детей храните в строгости и страхе, Растлиться не позвольте до венчанья. Иначе гром неимоверный трахнет, Вернётся то, чего совсем не чаешь.

Илий первосвященник и ковчег Отвергнуты и сыновья избиты.

И приговор возмездия не отменить ничем.

Жизнь повторяется, грех снова на орбите. 13.08.07.

1Кор.6:19 – «Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святаго Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои

Иоан.5:44 – «Как вы можете веровать, когда друг от друга принимаете славу, а славы, которая от Единого Бога, не ищете?»


«Не знаете ли» – слышим многократно

Не любит кто-то нас – то не беда,

Из уст, из-под пера Апостола из Тарса,

О том и говорить нам не пристало,

Что мы богатство на пустое тратим,

Пусть даже не на день, а на года,

Мы просто тесто кислое под старость?»

Не к одному попали мы в опалу.

Не знаете ли, что в конце времён,

Что из того… не то переживали, –

Настанет Суд при общем воскресенье;

Не потерять бы нам благословенья Бога.

За верными вердиктом закреплён

Примеров сотни из библейской дали,

Наказ о том, чтоб непрестанно сеять?

Мы постараемся войти в них и потрогать.

Не знаете ли, что судить нам мир,

Вот Лия... первая, с кем переспал Иаков,

Непринявших благую весть спасенья.

С кем целую неделю был наедине.

И мы стоим у запертых квартир,

Но лишь с Рахилью было дюже сладко,

Надоедаем заспанным соседям.

Но ей-то Бог как раз не дал детей.

В нас уйма нервов как бы провода,

Она тужила, плакала, скорбела,

И каждый мускул строго под контролем.

И семя сеялось, но нива та бесплодна;

Перегорает что-то иногда,

А Лия снова сноп пожала спелый,

И мы пытаемся всё заново отстроить.

В который раз у пирса разгружает лодку.

Не знаем ли, что все болезни – слуги

Бог видит, кем и как мы нелюбимы,

У смерти нежеланной и постылой.

Благословенны стать беременным добром;

Ухмылку нашу сводит от натуги,

Смирению всегда поются гимны,

И красным светом семафорит в жилках.

Рождение от нас для недругов как гром.

Но что изменится, когда бы и узнал,

Беды в том нет, когда кто нас не любит,

Для лучших перемен что нужно?

Попы, епископы и вся патриархия.

Кто проведёт в пустыне к нам канал,

Что чувствовал Аввакум в жарком срубе?

Кто запоздавший постучит на ужин?

Он и в дыму атлант, а царь в дворце – рахитик.

Всё Он и тут и там – Господь Христос,

При каждом взрыве ненависти к нам,

Неузнанный, уменьшенный в масштабе;

Мы упование на Бога возлагаем;

Так, единицы… да и к тем вопрос,

Поставленный на нас, хватает их капкан,

Пришли к Иисусу не корысти ради?

Награбленное ворохом, распотрошил по капле.

Не знаете ли, что без наученья,

Любовь Христа к себе не потерять бы,

Без Библии повсюду слепота,

Плодоношением любовь ту подтвердить,

Нет оглашения и полного крещенья,

Пусть видят все сторичный плод на грядках,

Приучат «Господи, помилуй» лопотать.

На благодарность нищих нам выписан вердикт.

Не знаете ли, что знанье добывают

Какую глупость явно сотворил,

Смирением и с Библией в согласье?

Когда враги хвалить начнут вдогонку?

Познали сами и других призвать бы –

Беснуется пусть на арене новый Рим,

Труд благовестия не посчитай напрасным.

05.04.07.

Мы с неба слышно «аллилуия» громко. 02.01.06.

1Иоан.2:15 – «Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей».


«Не любите мира, ни того, что в мире!» – Многим ли по вкусу эти «пирожки»?

Сколько же из мира въехало в квартиры, И мирского сколько с похотью прожгли!

Всё, что не по Слову Бога Иеговы, Самое хорошее, каждому по вкусу,

Будет обесценено, провалится, как в прорву, И в конце окажется неимоверно пусто.

Мир... прелюбодейным Иисус назвал, Этот грешный, смрадный, оголтелый мир; Будут в мире выборы и победит нахал,

Всё мирское – золотом украшенный сортир.

Кто на мир позарится – без толку полюбит, Тот прелюбодеем тут же наречётся.

Родственником впишется тот в реестр Иуды, Даже уважаемым, во временном почёте.

Дьявол правит миром с самых давних пор, Кто ему поклонится – отщипывает крошку. А для непокорного всегда готов топор,

И о нелюбви с пристрастием допрошен. Мир – пустыня, воют волчьи стаи, Змеи, скорпионы, колдуны, убийцы,

К ним овечки посланы на истину наставить, Хлебом накормить и дать воды напиться.

Мир был побеждён страданием Иисуса,

И князь мира, дьявол, связан на Голгофе. Участью своей, душа, интересуйся,

Иначе при кончине окажется всё плохо.

Мир в нас ничего мирского не найдёт,

А наше христианское усвоит во спасенье; Отвергнет эту истину лишь полный идиот, Об этом благовестие – святое семя сеем.

Особенно детишек от мира охраняйте, Пасите молодёжь на пажитях Христа,

Служите в мире лекарем и терпеливой нянькой, –

Шанс праху подаётся, из праха чтоб восстать. 08.12.07.

Втор.5:27 – «приступи ты и слушай всё, что скажет тебе Господь, Бог наш, и ты пересказывай нам всё, что будет говорить тебе Господь, Бог наш, и мы будем слушать и исполнять».

Не между делом пишутся стихи, Я не поэт, не стихотворец знатный. Быть рупором ослепших и глухих,

И не отречься юзом на попятных.

Без чуткости и нежности внутри,

Без страха Божия и боли за побитых, Когда внутри Везувий свой горит,

Со дня ущелья различаешь крики.

Чтоб до всего мне было, чтоб помочь, Вступиться за оболганную совесть,

И в рифму тайное своё открыть не прочь, С ущербом для себя вступиться стоит.

Такое в прозе выразишь не враз,

Как будто и не к месту восклицанье; А так сглотнут: «из области проказ!» И спишут на небитые мусала.

Так важно выверить начальную строку – Она есть знаменосец всем куплетам.

На словотворчество расщедрись, будь не скуп, Слова душистей атаманьей плети.

Кто слышал щёлканье пастушеских бичей, Острастку нагоняющую овцам,

Гуртующим от волчьих стай кучней, И мнению баранов не внимая вовсе.

Успешны ли трескучие словечки,

В них на растопку прочих что осталось; Кого глаголы жгучие излечат,

А может, от овец ждут только мяса, сала?

Стих каждый – вызов есть по существу, Крошащий идолов семейных и повсюдных. Страна – моя овца, мой карандаш – пастух,

В жезл превратившийся для глиняных сосудов.

Что разузнал я из Библейских книг, Всё налагаю на живущих где-то; Запечатлеть стараюсь этот миг,

Евангельским сюжетам павшее пометить. 15.08.07.

Лук.23:12 – «И сделались в тот день Пилат и Ирод друзьями между собою, ибо прежде были во вражде друг с другом».


Не место красит каждого из нас, – Так хочется не хуже выглядеть других. Откроем Библию, прочтём не торопясь, Узнать, кто Божии друзья, а кто враги.

Конечно, Каин-брат был более хитёр, Извилин гуще, не скажу – мудрее;

Быть может, взял ружьё, и наточил топор,

Но Бог предупреждал, что грех его не дремлет.

И возопит от кровушки земля, Осквернена слепым смертоубийством:

«Кто выгонит на пастбище козлят,

Где без хозяина оставленным напиться?» В раю Адам владычество познал

Над тварью бессловесной. Сам бессмертный Всё потерял, в дому пошла резня,

И низости паденья не измерить.

Не место красит… У овец Иаков Дрожит от холода, подчас не доедает, Бог за него, Лаван же чтоб не вякал,

И имя на Израиля любимцу поменяет.

С убийцами, ворами в камере Иосиф, Чужие люди, не с кем помолиться.

Но Иегова с ним и к фараону просят:

«Пожалуйста, займите пост премьер-министра!» Давид с овечками на пастбище ночует,

Гнёт лук, прилаживает прочно тетиву. Но Бог, но Вседержитель в той лачуге, С его Псалтирью ныне я живу.

Не место! Нет! Наоборот совсем, Сам человек собою место украшает;

Когда с нуждающимся завтрак съест,

То значит, со Христом поделится грошами.

Всю землю нам дано собой украсить, Живым Евангелием в древо возрасти. Где Бог, там ничего не значат расы –

В любом народе обводняй пески . 30.05.07.

2Кор.10:18 – «Ибо не тот достоин, кто сам себя хвалит, но кого хвалит Господь».


Не могут достучаться почтальоны счастья, Вернее благовестники любви Господней.

Пророк в своём отечестве стучит напрасно, Его и стар и мал клеймит негодным.

Несправедливость пышно расцвела, Не ныне, а на дальних перекатах,

Выискивали криминал в словах, делах, Судил о пальме саксаул горбатый.

Я возмужал и стал одним из них,

Не достучавшимся к знакомым и родным; Благодаря Иисусу так и не затих,

Не изошёл в отчаянье на дым,

Творец Вселенной строжится и учит. Вникая в прошлое и в настоящем чистит, Наводит во время и разгоняет тучи,

И обещаньем благ покрыл кручины.

Стремлюсь по силам опыт передать, Стучать по сёлам, улицам, квартирам. Где поп прошёл, там выжжена среда,

На мясокомбинат к ушам подвесил бирки.

Стучащему отворится… учтём! Лежачий камень заложить в пращу,

Куда бы ни отправился –всегда вдвоём, На трудности, крепясь, не возропщу.

От ненаученности будет только вред, О, Дух Святой, Утешитель, учи!

Уроки Библии не пропущу я впредь. Как неисцельное успешно излечить.

На жизнь степенности святым не занимать, Не зря по чёткам тысячи поклонов.

Да не застанет нас врасплох зима, Им выбор предлежал и не условно.

Расслышав стук с постели не замедли Испачкать ноги вымытые чисто.

Зерно литое нагибает стебли,

А значит, жатва где-то рядом, близко. 04.09.07.

Еккл.5:3 – «Когда даёшь обет Богу, то не медли исполнить его, потому что Он не благоволит к глупым: что обещал, исполни».


Не обещал ли Бог Своей заботой, Внимание Своим не обделить?

Не надо фантазировать среди утопий, Вставлять в божественное неразменный клип.

К тому, что Аврааму в завещанье, Допишет жизнь потомков малорослых; Единодушные пророки возвещали,

Что исполнение придёт, хотя и после.

Матриархат не погрузит во тьму, Хотя их женолюбие подкосит.

Родится Ездра, глубже то поймут, И выбросят языческие соски.

Бог обещал остаток соблюсти,

Без имени в кусте заговоривший. Нам, неспасённым, пишутся листы,

Где ни одной строки не будет лишней.

Экзотика многоязычных царств Развеется и сгинет в одночасье;

Но Бог хранит, Свои не даст украсть Обетования, и с нас суду начаться.

И гнев, и милость – всё от Иеговы, Который верен слову Своему.

Он принакроет и сорвёт покровы, Нашлёт торнадо, из пустынь самум.

Обетованья все нас выведут к Христу,

К Его пришествию, Голгофе, к воскресенью, Он сеет в нас и зёрна прорастут, –

Не заблокируй Дух преданием-корсетом.

Всеобщее на частное разделим,

И в обещаниях Христа обрящем долю;

В заботах о душе, не только лишь о теле, Греховное раскаяньем отскоблим.

Иисус нам Царство щедро обещал,

Час воскресения назначен неизменным. Единство в главном нам, свобода в мелочах, Любовь законная собою гнев заменит. 29.11.07.

Евр.4:1 – «Посему будем опасаться, чтобы, когда еще остается обетование войти в покой Его, не оказался кто из вас опоздавшим».


Не по своей вине опаздывал не раз, Смущался, нервничал, и гневался прилюдно. Теперь спустя года то вижу без прикрас, Иначе будь, и день настал бы судный.

Бог, только Он осаживал меня, Бил по ногам, дорогу заграждая, На переправе лошадей менял, Других рвала безжалостная стая.

А я про то узнал спустя столетья Через Давида, мудрость Соломона;

Не раз охаживал меня Спаситель плетью, Затем ловил на половине склона.

Господь всё выверил до нашего зачатья, Всё распланировал и взвесил суперклассно; Я в высшие инстанции не зря стучался, Как будто ждали там – всё как по маслу.

Через кого-то, как-то, и всё исподтишка Лилось и сыпалось из рога изобилья. Затарено добро в моих мешках,

Со мною многие безродные кормились. С утра до вечера и снова до утра Не успеваю ноги подставлять.

Переносимы дождь, мороз, ветра,

И даже переможем как-то слякоть.

Идут звонки от тех, о ком подумал, И сами предлагают мне помочь;

Как будто рядом президент на стуле,

И патриарх не брезгует, не отгоняет прочь.

И страшно то, чудеснее чем в сказке, По моему хотенью очень часто Сбывается. В том вижу Божью ласку,

Как в карточной игре при нужной масти.

О, Господи! Дай сил довериться Тебе, Учиться ждать в молитвах, как в прихожей. Приди поужинать со мною и в обед,

И завтракать ко мне, не опоздай, о Боже! 01.6.07.

Кол.3:2 – «Итак, если вы воскресли со Христом, то ищите горнего, где Христос сидит одесную Бога; о горнем помышляйте, а не о земном».


Не помышлять о горнем – тяжкий грех, В том приговор своим земным деяньям.

Такой поднимет сам себя на смех, Он не минует общей, братской ямы.

Свинья под дубом из крыловской басни Жрёт жёлуди, ноздрёю ковыряя; Задрать бы морду вверх! Увы, напрасно… В свином ряду калашные варяги.

Лишь чавканье да хрюканье окрест, Подвизгивают рядом пионеры;

Рвут корни дуба, только слышен треск, Перегрызают нравственности нервы.

И никакие доводы не впрок, Задуматься о будущем, о завтра.

Секач по жизни страшным клином прёт, Он после ужина соседский ищет завтрак.

О горнем, о небесном, бесконечном

Душа тоскует даже в жирных свиньях.

К червям на кладбище – их пункт конечный, Каким бы бег их не казался длинным.

Бог руководство дал и откровенье, Написанное в лучшем переводе.

Его мы оживим, когда применим, Тогда оно нас к вечности проводит.

Смерть подведёт всем замыслам итог, Гора из снега утечёт, растает;

Жизнь вечную авансом дарит Бог, Изрёк он милость Божьими устами.

Кто за небесное, никак не прогадает,

Ни моль, ни ржавчина таких не обесчадят. Ворьё-начальники, как паразиты-гады

Не заклеймят трёхзначною печатью.

Ищите вечности, сограждане-козявки!

Ни патриарх, ни президент вам не помогут! Душе без Бога среди лета зябко.

Настройте к вечности на благовестье ноги. 19.03.07.

Исх.4:11 – «Господь сказал: кто дал уста человеку? кто делает немым, или глухим, или зрячим, или слепым? не Я ли Господь?»


Не приведи, Господь, без зрения остаться, В аварии ослепнуть и лишиться глаз.

«Минуйте каждого, подобные напасти!» – Об этом очи выплакал не раз.

Куда шагнуть, чтоб не слепой ногой,

И телу тленному чтоб в яму не скатиться? Нигде и никогда не выйдешь на обгон,

Не уподобиться летящей быстрой птице.

Слепых всегда с презрением жалеют, Подспудно примеряя на себя их тьму. Всё ясно видеть – есть ли что милее, И есть ли те, кто это не поймут!?

Слепцы свой слух оттачивают тонко, Иные чувства мастерски шлифуют, Примером трудолюбия дивят потомков, И их труды не пропадают всуе.

Тысячекрат несчастнее лишь неуч, Свои мозги не развивавший в детстве, Сокровище наук менял на игры-мелочь, В такой башке любой мыслишке тесно.

О чём бы кто при нём ни говорил,

Он слеп в науке и в любом искусстве, Ему бы легче жить среди горилл,

Но он и там лишь спрячется за кустик.

Невежда глуп… Пробегал, проскакал, А детство Бог даёт для наученья.

Мозги под темечком, как бы засохший кал, Учителям сплошное с ним мученье.

Как бессловесное животное он знает, Чем растлевать себя и не замедлит;

И математикой не тренировал он память, Сравнял мозги с заржавленною медью.

Неразвитость страшнее темноты,

Но с Божьей помощью расстанься с окаянством, С молитвой к Библии бы навести мосты.

Живой водой уносит в море ряску. 07.11.07.

Авв.2:18 – «Что за польза от истукана, сделанного художником, этого литого лжеучителя, хотя ваятель, делая немые кумиры, полагается на своё произведение?»


Не просить здоровья или жизни Для детей, лелеемых с пелёнок,

Чтоб не каяться потом на страшной тризне, Когда будет эшафот оплёван.

И зачем здоровье мертвецам –

Кто не с Богом, тот сотлел грехами. Божье, походя, он в бездну побросал, Осмеял небесное нахально.

Тост за здравие, записки у попов, Здравия желаем всем при встрече; Бог же давит грешников-клопов,

И в ответ им оправдаться нечем.

Много ли молитв у пророков,

У Апостолов о здравии чужих?

Кто не славил Бога, жил в пороках, Бог через болезни делаем немым.

Нас Господь болезнями врачует, От угара низменных страстей.

Стёсывает наросты-причуды, Насылает немощь, как гостей.

Здравия служителям Господним Нужно на святое благовестье.

Быть для миссии Спасителя пригодным, Чтоб летать, а не сидеть на месте.

Кто здоровьем пользуется худо,

И не в стане с древним Моисеем, Не наполнил благовестьем губы, Не несёт Евангельское семя.

Им здоровье вовсе ни к чему, Не усиливайте руки у злодеев,

И не расплождайте чёрную чуму,

На одре такой к раскаянью дотлеет.

Как Тебе угодно, Иисусе,

Так и сотвори с гниющим телом; За болезни позже радость вкусим,

Только бы душа осталась целой. 07.10.07.

1Кор.9:24 – «Не знаете ли, что бегущие на ристалище бегут все, но один получает награду? Так бегите, чтобы

получить».

Не ради праздности и красного словца Пытаюсь что-то высказать для пользы.

Под дудкою чужою сроду не плясал –

У своеволья путь смертельно скользкий. Я дни и ночи со Христом сидел,

У ног Его с Марией, рядом с Марфой; Записывал, определял, где мой удел,

В честь Иеговы струны настраивал у арфы.

Мне всё бы высказать, сокровища раздать, При виде обездоленных, заморенных попами. Всё далее моя тянулась борозда,

Щедрей и гуще засевалась память.

А сеялось Библейское чистейшее зерно, И труд не в тягость, ежели с охотой.

Не верится, что сделать столько удалось, И вижу, не успел и части сотой.

Зачем Давиду надобны псалмы,

И Мариам поёт не по иной причине. Гостям пришедшим хлеба преломить, И не сухарь, а с доброю начинкой.

Вот так и я хотел... но что успел, Чем подивил и недругов дремучих. Не оказаться бы в любимом не у дел,

В конце послушать тех, кого измучил.

Я мог не строжиться и розгой не махать, Не замечать и у святых грехов огрехи. Страшился даже контура у края хат, Старался лжесмиренье загодя объехать.

И Бог порадовал на склоне прямизны,

Дал выстоять под шквалом злых упрёков, Теперь я потчуем конкретно через них, Всех тех я допекал, вставал им против.

Я знал, надеялся и верил втихомолку, Что щедрый высев даст когда-то плод.

На них истрачено не сосчитаешь сколько,

Рождённая плеяда мне благословенье шлёт. 13.07.07.

Пс.118:147 – «Предваряю рассвет и взываю; на слово Твоё уповаю».


Не расплескать бы зряшно из сосуда – При полноте неосторожность рядом,

Как будто малость, зримо не убудет. Не экономным не сулят награды.

Христос неложно реки обещал Тому, кто будет пить Святого Духа; Не обязательно чтоб было натощак, Здесь нужно нам внимательное ухо.

Да веру в то, что и очам незримо, С молитвой и смирением внимать,

К тому источнику пришедших не отринет, Даст из сосцов, как любящая мать.

До дальних, до последних островов, Не мы так кто-то всё же доплывёт,

Христовым благовестникам везде обещан кров, И там растопится неверья толстый лёд.

Несите бережливо и прещедро, Не упустите строчки и стиха,

Придут болящие и немощные черпать, Их гомону в векам не затихать.

С утра пораньше углубляюсь в Слово, Выискиваю сходное, со знаньем фармацевта, Каких крючком зацепит и уловит,

Какой ячейкой не пропустит цепко?

Дай, Господи, при полном изобилье Душой и сердцем жажду ощущать.

В пророчества вхожу – их авторов убили, И на трудах Апостолов кровавая печать.

У каждой нации свой повреждённый вкус, Кому-то подперчить, прибавить соли.

А сколько, как – то знает Иисус,

Кому-то евнухами быть в чужой неволе.

Преизобильна Божья благодать… Открой уста, Господь наполнит чрево.

В лжеправославии пророков не видать,

И не к Апостолам направо – лезут влево. 07.06.07.

Иоан.17:22 – «И славу, которую Ты дал Мне, Я дал им: да будут едино, как Мы едино».


Не соединим Израиль с Иудеей, Это обретут в плененье, в Вавилоне, Разделить смогли легко злодеи,

Бедствие случилось при сыне Соломона. Так всегда, и ныне, как и прежде, Мудрость в дефиците у царей.

По живому оголтело режут,

Их объятья больше не согреют.

А народ, как повелось издревле, Тёмное слепое многолюдство.

В городах, в заброшенных деревнях, Обезбожились и до конца сопьются.

От неверья в Бога страшный голод, Прилепились к идолам, не к Богу, Как пример в печи страны осколки, Трое сохранились – так немного.

Нас страдания могли объединить, Всех собрать в молитве воедино. Полистаем прошлого дневник,

И расслышим из печи той гимны.

Неужели иначе у нас нельзя,

Чтобы не лишаться мирной жизни? Но пойдут под нож свои князья, Разольются по вселенной тризне.

Ждут опять Нарым и Соловки, Мир сползает к общей скотобойне;

Хлынут наводнением к огню полки – Не ценили мир – как будет больно!

Столько же о мире толковали всуе, Разжигая зло исподтишка.

Недовольство ближним сатана подсунул, Обвинения на всех из адского мешка.

Из молитв смиренных к Иисусу,

Из покорности Евангельским словам Возрастёт единство – Крест единым плюсом,

Пастырь соберёт, что было пополам. 24.05.07.

Песн.2:4 – «Он ввёл меня в дом пира, и знамя его надо мною - любовь».


Не удивляйся ничему, душа,

На удивлении рта не закрыть годами; Тебе бежать, лететь и поспешать

К великой милости, что небеса нам дали.

Трёхцветный флаг полощется над вышкой, Его мы сшили, наслаждаясь миром,

И лёгкий ветерок три полосы колышет, Дождями тёплыми он празднично отстиран.

Не удивляйтесь мелочности темы, Её украшу под Библейский цвет.

Вот красная внизу, в неё уходим все мы, Земля кровавая, на ней и мой скелет.

С земной корой, пропитанной до центра, Рекой кровавой, красными тельцами;

И не пасхальный звон той полосы по ветру, Он выстрелами слух живых кромсает.

Вот синяя с голубизною неба

Не так далёко видится, но всё же

Не хлеб единый – высшее потребно, Хотя мы сознаём о том намного позже.

И каждому заботы одолеть,

Земное тяготенье и к небу устремиться, И о грядущем Царстве спеть куплет, Оставить вдохновенье на страницу.

И третья, белая, почти неразличима

На фоне облаков, прожаренных ветров, Об этой полосе нас в школе не учили, К ней не стремятся – под её покров.

Не удивляться этому нельзя,

Что о Престоле Белом в «Откровении»… На красной, отрешённая внизу идёт резня – О ней отсутствуют и в храме песнопенья.

Дивлюсь на флаг российский несказанно: В кусок материи кто тайну заложил?

Полощется раскрытое Писанье,

Над ним мелькают ласточки, стрижи. 18.08.07.

Пс.62:2 – «Боже! Ты Бог мой, Тебя от ранней зари ищу я; Тебя жаждет душа моя, по Тебе томится плоть моя в земле пустой, иссохшей и безводной»,


Не умолкает пенье певчих птиц. Кому поёт сей хор разноголосый,

Кто заложил им в горло хрип и писк, Особенно весной, когда мы ждём их в гости?

Кто и зверью дал зычность или лай, Мяуканье и рёв до потрясенья?

Похожи чем-то бегемот и лань? –

Они в цепи одной всего лишь звенья.

Познать Творца по чуду мирозданья,

В разнообразии таком невообразимом; И удивляться век не перестанем,

Какое разное в толпе снежинок зимних. То зрением, то слухом с обоняньем

Вкушаем с наслажденьем, пьём водичку, Привычно непонятное глотаем,

На ощупь и во тьме в утробу ищем.

Когда же так естественна развязка, Сверхнеестественно все мускулы иссушит. И без подсказки делается ясным –

Не насладились глазоньки и уши.

В сырую темень, в немоту из тлена? Да как же так? Всё протестует жутко… От ужаса готовы лезть на стенку,

Трясёмся в страхе без выходных все сутки.

Не лучше ли смириться с приговором,

И петь с пичужками по-своему с восторгом. Вплести свой голос с их немолчным хором, – С Владыкой мира разве можно спорить?

Поднявшись до рассвета, предвари Дневные неурядицы, смятенья.

И пой до утреней за тучами зари,

И благодарно по-человечьи цвенькай.

Душа о крыльях тут же затоскует, Глаза поднимешь к вечному гнездовью. И ораторию с домашними такую

Запойте, прославляя Бога Иегову! 24.04.07.

Пс.118:98 – «Заповедью Твоею Ты соделал меня мудрее врагов моих, ибо она всегда со мною».


Не хочется незнающим предстать, – Аудитория в ответах захлебнётся;

О вечности вопросы: «Как обойти Христа?» И те вопросы лектору сугубо не по росту,

Они, привыкшие при выслуге к почёту,

И необременённые потусторонним страхом, Лопочут и не зрят, где белое под чёрным, И Бога Иегову путают с Аллахом,

Ответы-перлы от попов маститых, Профессоров духовных академий;

Никто их не бросал в Евангельское сито,

Не сразу и поймёшь, какой под ризой демон.

И столько белизны при адской черноте, Прохлады суемудренной в гееннском жаре;

В скуфейке, в камилавке расхристанный стратег, С превозношеньем, с гордостью на пару.

А слушателей сонм, раскрывших рот, Под праздностью языческих шатаний, Их икономии поток на ада дно увлёк, –

Приплюснутые ложью к правде не восстанут.

При галстуке и бритый лиходей

Ворочает в прокуренных мозгах греха завалы. И прошлое такое же, то никуда не деть, Кошмар святою Русью обозвали.

Святая Библия, как Откровенье Божье

Неведома слепцам-попам и их такой же пастве; Меч Гедеона не выхвачен из заржавевших ножен, Иначе не посмел бы так нагло враг напасть бы.

Преуспевающих в религии дельцов

В пустыне, пруд пруди, и много больше. Невежество – кормушка упитанных тельцов, Слова разжиженные не приправят солью.

Признание в незнании со ссылкой на Писание! О чём Бог умолчал, к чему в том надсаждаться? Наполнили бы церковь не илом с карасями,

А смелыми орлами с пренебесным счастьем. 29.06.07.

Иер.11:18 – «Господь открыл мне, и я знаю; Ты показал мне деяния их».


Незнанье будущего – пища для героя… Конца не видев, ломится к победе,

Не ведая, подножку кто подстроит, Кто, пригласив, до ниточки разденет.

Не зная, женщина рождает палача, Который не стыдится мать родную. Как хорошо, такого не зачать,

Пусть нежный поцелуй горчицей сдует.

Жить не на ощупь и не налегке,

Но трость во тьму кромешную мы тычем. И зрячее любого может быть слепец,

Он лжепророков выловит с поличным.

Предположительное в завтра ускользает, Трезвоня варианты с мелочовкой.

И пережжёнными не скрепится гвоздями,

Не хватит навыка с проверенной сноровкой.

Всё выпрет однозначно, незнакомо, Бичуя по измызганным тоннелям, И на этапах раскаяньем скован,

Себя просеиваю на решётках мелких.

А что в незнанье просто совершил, При ожиданье лучших катавасий,

Не сделал бы, лишился в страхе сил,

И этим подвигом свой путь бы не украсил.

Бог обещал послушных не покинуть, На пересылках как-то сохраниться, Петь про себя замученным прокимны, И в жития вписать свою страницу.

Да будет воля Божья маяком

В чертах лишь общих и на обещаньях; По терниям продрался босиком,

Где сохранить и зрение не чаял. Столь неожиданное страхом опаляло, Но цель манила и рассвет живил; Незнанием укрыт, как одеялом…

Герой в конце – в начале был дебил. 28.10.07.

Сир.31:9 – «Лелей дитя, и оно устрашит тебя; играй с ним, и оно опечалит тебя».


Нельзя вообразить, где будет паразит, Ленивый и нахлебник с дармоедом.

Им нищета и проголодь грозит, –

Быть приглашённым на обед он бредит. Такие трутни завелись не враз – Отец и мать лелеяли детину; Теперь он шустро норовит украсть,

Своих кормильцев в трудный час покинув.

И роковую роль играет дедка с бабкой:

«Поешь побольше, и подольше спи!» Всё внученьке толкали без остатка. Такие лодыри не надрывают спин.

Поля таких заволокло крапивой, Ограда пошатнулась и свалилась, Добыть, стащить бы на бутылку пива, – Он из других вытягивает жилы.

Уже при жизни догниёт мертвец, Никто не рад с ним рядом оказаться.

Двойную порцию съест за один присест, Но от работы спрячется, как заяц.

Помёт воловий больше проку даст,

В сыром и солнцем высушенном виде. Их Мономах представил без прикрас… А эта вошь была когда-то гнидой.

Но деды пестовали, тратились впустую, Не приучили к храму и к молитве.

Теперь хватились – горе сводит скулы, Не удержать дом на подпорках хлипких.

Не умножающий природного таланта, Как изверг будет выброшен в геенну,

За даром съеденное в тысячу заплатит, – Мечтал добыть динарий неразменный.

Не просыхать от пота приучайте, Тот приговор ещё не отменён.

И никогда не прикасайтесь к чарке,

В дом не впускайте зелье-самогон. 29..01.07.

Гал.4:29 – «Но, как тогда рожденный по плоти гнал рождённого по духу, так и ныне».


Необоснованное лепят обвиненье Сначала Авелю, и дальше только больше. На всех отцах не становилось менее, Тогда был кол, а нынче лишь укольчик.

К насилию нигде не призывать, Свобода выбора приходит добровольно;

Любовь – единственный всемирный газават, Когда врагов приветим хлебом-солью.

По политической статье всегда пытались Судить Христа и кротких христиан,

Но бури сгинули, остались так же скалы, Гонения, как знаем, будут нарастать.

Давида тесть в измене обвинял,

А сам изменник Божиим глаголам.

В молениях, собраниях искали криминал – Но обвинения зверей на месте голом.

Антихрист-Зверь уже не за горами, Слышны шаги зверюги на подходе;

Он сядет в третьем от Соломона храме,

И обнаружится, на что же каждый годен.

Миндальничать не будут с недотрогой, Обидчикам за всё предъявят счёт;

На обе заповеди выставит два рога,

Об этом ужасе везде Большой Молчок. Своим свидетельством мы зверство обличим, Храня крещальные одежды на венчанье;

Нас в небо вытолкнут слепые палачи, По воскресении, которого столь чаем.

На обвинениях закалку приобресть Дана возможность именно сегодня. За похвалу считать собачий брех,

На высшую ступень Господь сподобил.

Враги, известно, лучшие друзья, Они шлифуют привыканье к боли;

Без подготовки зверя нам победить нельзя.

Так много агнцев для Христа заколют. 21.08.07.

Иер.51:39 – «Во время разгорячения их сделаю им пир и упою их, чтобы они повеселились и заснули вечным сном, и не пробуждались, говорит Господь».


Неодолимый сон – не эпикриз из сказки, Предсмертная реальность и наша повседневность. Сон на работе, явно, работника не красит, Проснулся, а над ним стоит начальник гневный.

Беспечность, безалаберность – вполуха, вполума, И брезжит катастрофа, паденье и крушенье, Разбил, не там отрезал, и сдуру поломал, Растрату ту повесил себе, другим на шею.

Когда работники засеявшие поле Расслабились, уснули, без сторожей обычных,

Враг подобрался, плевелы свои рассеял вволю, От сорняков свободной площади не сыщешь.

Проспали, как монашество затменье навело, Евангельскую проповедь сумели истребить, Подточен остов веры и плод пошёл гнилой, И ереси попёрли из нашей же среды.

Проспали континенты раз и навсегда, Благоприятной почву соделали исламу, Проснулись, оглянулись, вокруг одна беда,

За шесть веков к арабам ни одного посланья. Тысячелетия по храмам пробубнили… Причину не поймёт только совсем упёртый,

Упёрлись в храм и в мощи, в колокола и в клирос – Без благовестия же не воскреснет мёртвый.

Восстаньте, спящие, воскресните из тлена, Засеянное с верой плодами разродится.

Неужто вам не видно – произошла подмена, Антиевангельская скверна – всё нечисто.

И выход есть, и выход лишь один: Покаяться и свергнуть монашеское иго, Пойти на проповедь как Савл-раввин, – Для иудеев он теперь расстрига.

Всё околевшее в тысячелетнем сне Пусть блазнится подобное кошмару; Во внутрь себя и на себя наш гнев,

Не волчьей стаей будем, а отарой. 13.05.07.

Пс.11:3 – «Ложь говорит каждый своему ближнему; уста льстивы, говорят от сердца притворного».


Неправда-ложь всегда была в почёте Не только у церковных попрошаек,

Она прописана и у попов с ночёвкой, У папы с патриархом будет шамкать.

А лжец, как ведаем, сроднилась с супостатом, Сумевшего треть ангелов склонить,

С клеветником рогатым и хвостатым, – В искусстве лжи он истинно велик.

Практически нет сферы на планете, Нет чистого святого уголка,

Где икосы, акафисты не петы

Неправде с прибылью, хотя бы и слегка. Сектанты все до самого «святого»

У лжи пристойной крепко на аркане,

Они сознательно вне Церкви скопом тонут, Кургузо мыслят с Библией в кармане.

В любой главе, стихе и в запятой Упрямством затрамбованная узость, В достигнутом у еретиков застой, Посты отвергнув, услаждают пузо.

Да что и говорить о злых еретиках – Перекрестить и лба никак не могут, – Когда в монастырях и даже в алтарях

На ладане просмоленный даёт неправды много.

Сокрыли Библию всей правде вопреки, Богослуженьем длинным затемнили.

Из Слова Божия понятной нет строки, В традициях завязли, словно в иле.

Нам про царей, газетчиков, врачей. Администраторов, милицию и судей Надуют в уши пламенных речей… Лжец не лжеце и то ли ещё будет.

Христос есть Истина, и нет неправды в Нём Ни порошинки, даже полпылинки;

Пусть Дух Святой повыжжет ложь огнём,

И даже в мыслях ложь к нам не прилипнет. 29.03.07.

Прем.Сол.16:21 – «Ибо свойство пищи Твоей показывало Твою любовь к детям и в удовлетворение желания вкушающего изменялось по вкусу каждого».


Непревзойдённый вкус у ищущих Христа, Они не гурманы, но так же не всеядны,

И от ненужного спешат корзины опростать. Подсесть с Марией к Иисусу рядом.

И рот раскрывши, – видится мне так, – Без зависти внимают расторопно;

От Марфы выдержат не дюжину атак, И от упрёков не сбегут, не дрогнут.

Быть рядом с Господом, любимым Иисусом, Дотоле, может быть, и незнакомым,

«Не пропустить словечка!» – над этим лишь трясутся, И первый блин – их встреча – не бывает комом.

Напросятся на встречу и с еретиками,

К познанью на уроках – там добывают знанье. За благовестие они двумя руками,

А, познакомившись, случайно не отстанут.

Непревзойдённый вкус им даровал Иисус, Их благодарности нет края и числа,

И на неблагодарность скажут: «Ну и пусть!, Я рад, что мне досталась роль осла».

Я с первых же минут по обращенье Молил Создателя услышать и простить,

Быть на Христа во всём похожим в чём-то,

Не только правильно прижать ко лбу персты.

Что мир, молва – охлопки лизоблюдов, Непонимание в родных, подчас неблизких; Рождённым свыше вышнее лишь любо.

Счастливцы те, кто попадут к ним в списки.

Господь и Вождь, и Автор всех стихов, От Иеговы гимны, цвет и ароматы.

Негодным был, но тот сосуд плохой Украшен золотом, очищен многократно.

Непревзойдённый вкус плодит таким врагов, О них и молятся, размачивая слёзно.

И жертвовать собой за них всегда готов,

Дабы пленить Христу, пока ещё не поздно. 23.12.07.

1Кор.10:10 – «Не ропщите, как некоторые из них роптали и погибли от истребителя».


«Несносно жить!» - истошно вопиют Уставшие от тягот и придирок.

И нас хватают, даже тащат в суд,

Как малого щенка любой за шкирку.

Прегорькой гарью всё заволокло, Ни горизонта нет и ни зенита,

Сквозь закопчённое и пыльное стекло. Не только тело, но душа избита.

И так не день, не год, но череда,

Ни в праздники, ни в будни просветленья. Приходится стонать и в закутке рыдать,

Да плюс к тому посмертно хлещут сплетни.

И даже хуже этого и сколько Таких забитых в мире бедолаг,

Им пакости творят и травят больно.

Не жизнь, а жительство в стране ГУЛаг.

«Пусть не судьба, но что-то всё же есть?! – Тоскуют у разбитого корыта, –

Ну почему такой мне выпал крест,

Что воз тяну уже с кровавым хрипом». Сознание, что был одним таким

Непросыхающим и впроголодь продрогшим. Пытался трепыхаться, выбить клином клин, Считая не рубли, а даже ржавый грошик.

Ответ я знаю, с вами поделюсь, – Переменилось разом, не по кадрам, Когда расслышал, как стучит Иисус, – А Он стучит и к молодым и старым.

Мы за столом, накрытым Им Самим Сидели, рассуждали, толковали.

Он был евреями неузнан и гоним, – Тогда святош хватало и каналий.

Всё прежнее к смиренью привело, И вызвездило бывшее по смыслу:

Я сын царя... Вся темнота – на слом.

Рождённый заново, в крещенье станешь чистым. 13.03.07.

Пс.42:1 – «Суди меня, Боже, и вступись в тяжбу мою с народом недобрым. От человека лукавого и несправедливого избавь меня»,


Несправедливости наличие повсюдно, Всем поровну никак не разделить,

Среди Апостолов вторгается Иуда, Двенадцатый престол исчез вдали.

А он назначен был Иуде, как и прочим: Позарился, прельстился, обозлился.

Тот не сподобится, кто инде влезть захочет, К волкам причтётся, к непотребным лисам.

Несправедливость плещется в судах, И взяточники ждут от вдов подачки.

До правды им… в торосах и во льдах, И не дойти – сегодняшним тем паче.

Грубит, хамит из чресл твоих исшедший. Край платья дочь совсем не бережёт.

Несправедливость пестуем и тешим. Им обличение – спасительный ожог.

Бросает муж зачавшую жену,

Её беременность – ей бремя непосильно, За справедливостью не рыщем, не гляжу,

И преждевременно безвыходность скосила.

Куда ни глянь, и лик ни обрати, Несправедливость растеклась потопом. По правде жить с рождения претит,

Такой по совести, как по ковру протопал.

Но Бог есть справедливость до конца, Он неподкупен, Иегова Сущий.

Кто Бога знает, не спешить плясать, Под дудку у того, кто злому учит.

А на земле никак не удаётся

По справедливости делить и размножаться. Настанет Суд и оживятся кости,

Познают зримо, что такое счастье.

И справедливость песню воспоёт, Премудрость Божию терпением восславит,

А недоверие к премудрости растает словно лёд, – У тихих вод израненные лани. 09.08.07

Пс.68:5 – «Ненавидящих меня без вины больше, нежели волос на голове моей; враги мои, преследующие меня несправедливо, усилились; чего я не отнимал, то должен отдать».

Несправедливостью загажен белый свет, Неждущие Суда звереют поминутно.

За прошлым хищником вступает новый вслед, При встрече обберёт и при прощанье слупит.

Плоды безбожия и полного безверья Нам пожинать и удивлять потомков. Шли полосою нелюди и звери,

И как Бог не накрыл их огненным потоком!

Несправедливость – шагу не шагни,

В организациях, в семейных отношеньях. Конфликтов всполохи, судебные огни – Зажравшиеся судьи хуже шершней.

Несправедливость царствует по храмам, Особенно уютно ей по алтарям.

Слова засохшие не лечат, метко ранят, И не в одном приходе, а подряд.

Церковные газетные «мурзилки» Такую чушь и муть вгоняют людям; Для духа здесь ГУЛаг и морозилки

По праздникам любым в любые будни.

Ни слова, ни словечка по Писанью,

И не сверяются с Христовым повеленьем.

С костями возятся, в архивах с мертвецами, И как не тошно и не лень им.

Несправедливость мутною рекой,

Роддом убийственный цунами захлестнуло; То с перестройкою придёт сплошной разбой – Куда ни глянь, убийца или шулер.

Кто ищет справедливость, тот найдёт

По всем параметрам лишь в Иисусе Отчем. Все войны и завалы, и поклёп

Он тишиною заменить в нас хочет.

И ни отчаянья не будет, ни тоски,

Что столько злобы, горя и беспутства; И скажешь только: «Господи, прости!»

Путь истины всегда был слишком узким. 01.02.07.

Ис.10:1 – «Горе тем, которые постановляют несправедливые законы и пишут жестокие решения»,


Несправедливый приговор томит, Арбитров ищем, адвокатов лучших,

И поджимают сроки, в них всегда лимит, И высший суд откатом будет мучить.

Нас к справедливости толкает суд и честь, Чужое мнение, ущерб, потеря власти.

Понятие о правде и у ребёнка есть, Стремленье овладеть игрушкой, сластью.

У справедливости не может быть любимцев, Как правило, богатых или знатных.

И безразлично, за кого ей биться. Терпеть отказы, часто даже маты.

Но большей частью всё же что-то есть В претензиях врагов на наши души;

И знаем за собой грешки, то там, то здесь, И страх быть рассекреченным нас душит.

Читая Библию, в молитве лицезрел Свою никчёмность и виновность всюду; Не зря в мой адрес были тучи стрел, Теперь и совесть, пробудившись, судит.

Ни в чём невиноватых не было и нет, Все согрешили больше или меньше. Хотя не в том, в чём обвиняет «свет», – Из тьмы своей он ядовитость мечет.

Мы все виновны, все до одного

В потере времени, транжиря, прожигали. Душа вся в язвах с головы до ног,

И мы не овцы, может, а шакалы. Но Иисус переродил, создал

Из прошлого, пропащего и трупа.

И новым именем в крещении назвал – В пчелу переродился сонный трутень.

По-справедливости мы пленники у смерти… Не справедливости, а милости возжаждал.

Дай Бог не по своей, по-Божьей мерке

Петь соловьём, а не болотной жабой. 22.02.07.

Рим.8:19 – «Ибо тварь с надеждою ожидает откровения сынов Божиих».


Неужто на небе не будет таких голубей, А я к ним привык, воркотнёю разбужен;

Но с ласточкой вместе туда же влетит воробей,

И даже орёл, может, в Царствии царственно кружит? Не знаю, на этот вопрос впопыхах не отвечу,

Настолько всё тускло, туманное через стекло,

От копоти грешной продымлено, вытереть нечем, Испачкано зрение грешное тщательным злом.

Я знаю, для смерти мой Бог Иегова не стал бы Творить и считать дни творения все до шести, На отдых уходит в субботу, как будто устал Он,

И нас пригласил не за деньги по райски в раю погостить.

И вещий Адам безбородый и юный до слёз, Играя мускулатурой и послушаньем отменным, Вникает серьёзно в названия твари не вскольз,

В листве несторонний любовно накрыт полутенью.

А птицы, а звери и рыбы порхают, и скачут, Без отдыху гамма и какофония звуков.

Конечно, он счастлив, – задумано так, не иначе, – И как же всё то в одночасье вдруг фукнет?

Лишь позже, потом был обучен змеиным сомненьям, И там за пределами рая, обнявшись, согреется с Евой. Останется райское в напоминание пенье,

И вызовет горькие в сердце о прошлом напевы.

Придут размышленья о смерти не раз, Захочется лучшее здешнее видеть за гробом,

А может, всё это лишь сказки, нетрезвый мираж, Мечтания горести в сладком сиропе?

С язычником-князем кололи в могилу коней, И прочую живность, и плачущих женщин… Летели столетья, за гробом не стало ясней, Желания падших всё низменней, мельче.

Но Павел в послании к римлянам пишет,

Что тварь вся стенает и ждёт откровения верных; И голубь вполне в небесах не окажется лишним,

Там рядом с ягнёнком лежат кровожадные звери. 17.10.07.

2Кор.9:9 – «как написано: расточил, раздал нищим; правда его пребывает в век».


Ни бедность, ни богатство не порок, Но как умело пользуемся ими;

В конце пути не встанут поперёк,

В субботний день или в период зимний? Нельзя сказать о том или об этом, Насколько нужно, важно и полезно; Прожить келейно, вовсе неприметным,

За помощью чтоб к нам никто не лезли.

Одрябнут мускулы, беспамятство накатит, Рубеж подтянется вплотную, испугает; Вся чаша жизни вытекла по капле,

И вынесут, как говорят, вперёд ногами. А ноги эти где отпечатлелись,

Нужны ли были столпникам и сидням; Благословлял ли их хотя один калека, Слепой во тьме следы тех ног увидел?

Что скажут позже о моих глазах, Заискивали, прямо ли смотрели.

Нас зрячими хоть кто-то где-то обозвал, Или ворчали: «Чтоб скорей ослепли!»

Не важно, как я одевался прежде, Насколько чист был, приходя из бани; Но кто согрет теплом моей одежды, Кого от нечистот сумел избавить?

Каков мой голос, громко ли он пел, Умел ли выводить со сцен рулады, – Не это спросится, но как и где согрел, И надрывался ли за истину и правду.

Прислушивался столько лет к чему Средь какофоний невообразимых звуков. С чего воспоминания свои начну, Молитвы в храме или с этим скупо?

Отмерено с десяток или сотню лет, Не в этом суть, а шёл ли с Иеговой.

Не важно, как величествен наш склеп,

Но будем ли мы в рай войти готовы. 03.01.06.

Евр.10:29 – «то сколь тягчайшему, думаете, наказанию повинен будет тот, кто попирает Сына

Божия и не почитает за святыню Кровь завета, которою освящен, и Духа благодати оскорбляет

«Ни в веке сем, – и ахнешь, – и не в будущем Хула на Духа Божия во веки не простится!»

От этих слов как тотчас нас не скрючило,

Живём в хуле на Господа, а думаем, что в истине.

Про этот век, куда бы уж ни шло, Избудем, по привычке и отмолимся.

Но в будущем… во веки с вечным злом, Начало муки будет, не избыв нисколечко?

«Не может быть! – протесты от молекул всех, – Да Бог же Милостивец к нашему прошению!» Но именно хула на Дух Святой тот грех,

В котором нет и в муке завершения. Так как же этот ужас обойти,

Не напороться на рожно страшней воловьего, Не просмотреть в дыму среди кадил

Ту яму-пропасть, что меня уловит?

С рождения, с пелёнок бы учить:

«Не прикоснуться! Знать – без Духа нет и Троицы». Сойдёт на ждущих женщин, на мужчин, –

На благовестие вся община настроится.

Как можно было проповедь глушить,

Не в мир идти к погибшим, а в пустыни?! Народ без Библии… ему грозят с вершин: Зачем спасать? Пусть в окаянстве гибнут.

И разве это не хула на Духа?

А Дух пришёл учить и возвещать

О правде Вознесения, тому внимайте слухом, И о грехе неверия – воссядут на мощах.

И о суде – князь мира, дьявол осуждён, А дьявольское то, что просто человечье.

В обрядность погребли простых мужей и жён, И без рожденья свыше традицией калечат.

Хула на Духа всё переполняет,

Её выращивают, пестуют и холят.

Россия православная, сдуревшая, больная,

Останешься на кочке, на пятачке на голом. 24.06.07.

Иов.8:14 – «упование его подсечено, и уверенность его- дом паука».


Ни в чём уверенности большей не бывает, Как то, что каждому придётся помереть;

Клин журавлей не досчитает в стае – Уже в утробе прицепилась смерть.

Враг неподкупный даже богачам,

И им-то более всего непредсказуем; Алмазы воровал и нефть качал, Глядишь, уже кучкуются к кутузке.

Романовской династии в тринадцатом году Справляли триста лет и пели дифирамбы.

С четвёртой осенью расстрельщики придут, Взойдёт закон официально грабить.

И демоны из адской преисподней,

В Кремле злодействуют презренные уроды; И это будет милостью Господней –

Бог в покаянье шанс даёт народу.

Уверенности нет ни у кого, –

В котле репрессий разварились кости. Перекрестились многие, когда ударил гром, А происшедшее домыслят много после.

Счастлив, кто милость Божью осознал, Что Иисус есть Пастырь, Друг надёжный. Не принял на себя звериный знак,

Не обольстился дьявольскою рожей.

Уверенность в молитве ощутить,

Что ты не одинок, с тобою дивный Бог. Случается, что к пропасти снесёт почти, Но как-то на краю ты зацепиться смог.

Уверенность в невидимом дарует только вера, Кто верит во Христа – во век не постыдится. События во благо Бог сотворить намерен,

И исполнение добра неисполнимо близко.

Докажем верность в слове Иеговы,

На нас вполне Бог может положиться. Мы христиане, в бой идти готовы,

В бессмертие с Христом – бессмертной Жизнью. 14.01.07.

Откр.12:17 – «И рассвирепел дракон на жену, и пошел, чтобы вступить в брань с прочими от семени ее, сохраняющими заповеди Божии и имеющими свидетельство Иисуса Христа».

Нигде не учат, для чего жена,

Все знают в недомолвках, и по умолчанье;

И для чего постельное невесте – всё для сна, Чтоб к многочадью в долгий шторм отчалить.

И юноше, когда ещё ребёнок,

Не надо общее с природой объяснять: Для продолженья рода, для пелёнок, Нужна в жене услада не без сна.

Я говорю о семени мужском,

О лоне женщины, засеянном спросонок. Так у животных, то же со цветком – Бутон и пестик для насекомых скопом.

Вся Библия свидетельствует нам, Особенно Псалтирь, любезная монахам, Что Слово Божие подобно семенам,

И сеется душой широким взмахом.

Без семени, без Слова от Бога Иеговы, Нельзя родиться свыше и спастись.

Для каждого какие-то стихи уже готовы, Которыми осеменится и зародится жизнь.

К нам в уши сеятель забросил семена? Когда засев случился, сам припомни.

От слышания вера... Так чья же в том вина, Беременности истиной устроили препоны?

Вот вышел Сеятель – начало христианства… Кастрат-монах в кулак зажал то семя.

Тысячелетия борьба с неимоверной страстью, И без фундамента построили из сена.

Без благовестия, без ревности о Слове, Богослужением, Иисусовой молитвой.

Не сотни – миллионы в свой монастырь уловят,

На три замка, со стражником и с плетью у калитки.

Брак Агнца был монахами расторгнут,

И семя заморожено в акафистах, канонах.

В игольное ушко ревёт верблюд двугорбый,

Язык же человеческий отрублен был маммоной. 18.04.07.

Деян.22:3 – «я Иудеянин, родившийся в Тарсе Киликийском, воспитанный в сем городе при ногах Гамалиила, тщательно наставленный в отеческом законе, ревнитель по Боге, как и все вы ныне».

Никто не знает тайну прорастанья Засохшего от времени зерна;

Дожди пройдут, тепло весной настанет, – Такое скажут ли когда-нибудь про нас?

При благовестии Евангельское семя Попало в душу, к сердцу корешки. Дух раскаянья разум весь объемлет,

Зловонными в корыте покажутся рожки.

Как, почему коснулась благодать

Не раньше и не позже, вызвав интерес? Воспоминанья в совести начнут глодать, Лёд взламывает, только слышен треск.

Таинственное нам не изъяснить, Почти забытую цепочку тех событий.

Среди переплетений одна найдётся нить, И узелки развяжутся, они давно забыты.

Коснулся Дух Святой каких-то струн, Сомненье в правоте своей всё больше. Новейшие известия на помощь подопрут, И не с усмешкой прошлое, а с болью.

За непонятное успеть благодарить – К небесному ростки поползновенья. И грохот ниспадающих вериг

На духоносные нам с радостью заменят.

Развалины смертельных катастроф Пытаешься забыть в новейшей сути. Там в буреломах наломали дров,

Не чаяли, что лучшее наступит.

И зелень юности и спелость седины В единой благодарности зачтётся.

Не сразу плод и закрома видны,

И шорох музыки на спелые колосья.

И серп таинственный возляжет на снопы, Покой заслуженный, обещанный земле.

А на стерню из глаз друзей любовь кропит,

Без веры – в ужасе бы можно обомлеть. 03.09.07.

1Кор.5:11 – «Но я писал вам не сообщаться с тем, кто, называясь братом, остается блудником, или лихоимцем, или идолослужителем, или злоречивым, или пьяницею, или хищником; с таким даже и не есть вместе».

Ничего нет ценней мне, чем письменный стол, Стопка чистой бумаги и карандаши.

Мрачный цензор-инспектор не давит мне «Стоп!» Не посмеет на мелкое совесть крошить.

Как я счастлив на скорости мчаться по трассе, Пробираться нехоженой долго тропой.

Бронебойной анафемой целится ряска, Поджидает опасность за каждой строкой.

Неспроста весь Синод увязался за мной, Иерейское полчище жарит набатом; Соглядатаи рыщут давно под окном, Прихожане свирепствуют словно собаки.

Опоздали примерно на тысячу лет –

Из Евангельской веры ростки проросли.

Бродит призрак слепой – монастырский скелет, Не к Иисусу зовёт, а в монастыри...

В каждом томе три тысячи ссылок библейских. Не из лёгких задачу поставил вначале:

«В Слово Божие только поверили б если, О Христе б никогда и нигде не молчали».

Нарасхват бы готовые книги просили – Вам открытое око не снилось во сне.

И не только себе, а для целой России,

Чтоб потом на Суде не стонать, не краснеть.

Тает стопка бумаги, – привыкнуть не смог, – Испещрённая мыслями вкупе с Писаньем. Из Писанья не я, а глаголет Сам Бог,

Голос Божий не спутать с иноголосами.

Этот стол освещает не круг абажура,

Но светильник, зажжённый Творцом Иеговой. Видел сон: я скорняк и засохшие шкуры Должен выделать их… по сей день не готовы.

Мои акции в книгах по белому свету Континентам и странам разнёс Интернет. Дивиденты – наращивать мясо к скелетам…

Даже этим стихам не сподручно стареть. 29.01.07.

3Цар.2:8 – «Вот ещё у тебя Семей, сын Геры Вениамитянина из Бахурима; он злословил меня тяжким злословием, когда я шёл в Маханаим».


«Ничто не забыто…» – Давид замолчал, И снова напомнил сынку Соломону;

И сморщился, будто во рту алыча, Беззубо разжёвывал корку лимона.

Склонился наследник… и шепчет Давид, А ладана дым отходную приблизил,

Обиды врагов он поставил на вид,

Забыв на минуту про собственный кризис.

Так видится мне… А как было, не знаю.

Он слышит слова оскорбителей в прошлом. Так долго терпел, вспоминал со слезами,

И вспомнил до самой малюсенькой крошки.

Семей кровопийцей его поносил, Сауловым домом грозил принародно.

«Простить же в конце не хватает мне сил: Седины его обагрятся пусть кровью»…

Прикинул к себе, прилепил скороспело:

«Сумею обидчиков тотчас простить?» Меня палачи притянули к расстрелу, – Успеть к примиренью построить мосты

Давиду не чужд был закон мусульманский, И кровная месть не в архиве, в ходу,

Лишь христиане, свидетели Пасхи, Врагам всё простили, разрушив редут.

Бывают моменты, сожмёшь кулаки... Семейство Семеево в ширь разрослось. Давид бы подобных разнёс на клочки, Припомнил бы маршалу прошлую злость.

«Ничто не забыто» – хочу прошептать,

В предсмертной агонии крестик сжимая. Врагов перевёл в благодетелей штат,

Они мне на пользу, их тень обнимаю.

Благословенье да будет с врагами,

Не вменится им пусть, что я претерпел; В награду да будет всё то, где ругали…

Корабль не потоплен от сотни торпед. 09.05.07.

1Кор.5:7 – «Итак очистите старую закваску, чтобы быть вам новым тестом, так как вы бесквасны, ибо Пасха наша, Христос, заклан за нас».


Новое и старое… сообразишь не сразу, Какая дружба высветит важнее.

Иное слово фертом станет праздным, За рот раскрытый тяжко пожалеешь.

Господь Христос к небесному влачил Своих учеников, пока ещё плотских,

И притчи насаждал без видимых причин, Готовил к непогоде морские колоски.

У каждого какой-то опыт есть, Профессия и навыки общенья;

Что доброе вполне, оно украсит крест, Заботливою нянькой проведёт к крещенью.

Всё старое наследие трудов Сокровищем достойно почиталось, Оно и в христианство перейдёт,

К примеру, удостоится начальства.

Приобретенье нового бескрайне

Для славы Божьей в Церкви Иисуса;

Во всей вселенной, а не только в храме, Деянье-манна для любого вкуса.

Незалежалой радостью таланта Преумножаем их во свете, на слуху,

По-братски помощь оказать бесплатно, И сети освятить беднейшим на уху.

Из старого и нового сияет доброта, Служенье ближнему настолько безусловно,

В том дереву ветвистому до неба возрастать, Таких духовных ураган не сломит.

Ни старое, ни новое не скрой, не утаи, Разрушь презренье монастырских стен. Жизнь есть борьба, здесь грозы и бои, Где нет общения, там процветает тлен.

Всё старое облагородить новым, Рожденьем свыше, ароматом Духа; Таланты расцветут по слову Иеговы,

И эгоизм отшельничества рухнет. 04.09.07.

Рим.10:18 – «Но спрашиваю: разве они не слышали? Напротив, по всей земле прошёл голос их, и до пределов вселенной слова их».


Новозаветная история страны, Когда крещение пропитано вчерашним, Как выглядим теперь со стороны,

Не оказалось ли крещенье наше зряшным? Князь повелел всех идолов рубить,

Крушить и капища с накопленным в отместку, Засуетились, в раж вошли рабы,

Вчерашний бог был опрокинут с треском.

Ни убеждений нет, ни благовестья,

Указ-приказ – сверкнувший с рукоятью; Тысячелетие толклись на том же месте, Пророков нет на то, чтоб укорять их.

Насилие в дому у многожёнца,

Брат Святополк с приставкой «Окаянный» Расправился с Борисом, с Глебом жёстко,

А был крещён при батюшке не пьяном.

Князь «Красным солнышком» в потомках освятился, Быть может, Библию к народу занесло?

Но свитки из бересты не прорезало шило, И слово «Иегова» не выбили теслом.

С пудами ладана премудро воскурились, Звон колокольный бил им в перепонки.

Пьянь подзаборная, в шинки уткнулась рылом, На исповедь давились к Ферапонтам.

И всё же кто-то из послушных Богу Зов неба умудрялся как-то слышать; Их единицы, ясно, что не много, Когорта их на ладан ныне дышит.

Славянь церковная окалиной-бронёй Сокрыла смысл нездешних изречений. Понятное до слёз не раз проймёт,

Возвысит падшее. Без слова – всё плачевно.

Мне повезло родиться после всех,

На русском Библию обнять, с ней породниться. Смотрю на зелень, собственный посев…

Я труд свершил без низменной корысти. 13.12.07.

Деян.2:17 – «И будет в последние дни, говорит Бог, излию от Духа Моего на всякую плоть, и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши».


О жертве полной дух разгорячился, –

То чтение Писания на подвиг вдруг подвигло, Примерился к строительству по притче, –

Не сокрушат посильные обиды.

Так хочется неведомых рекордов: Про пост молчу – поел, не утерпел,

Не пить пытался, вышло худшим сортом, Не спать томился – сидя захрапел.

Ах, немощь! Не тяну на бестелесность, А то бы наворочал спозаранку.

Наелся постного, забота, как не треснуть,

И вместо сухаря сжевал приятный пряник.

Один и тот же духом я служу Высоким и нездешним идеалам,

А телом унавозился одноимённый жук, – Собою недовольство возрастало.

С утра пораньше встану в уголке, – Иконы постников стегают с укоризной. Я не таков, мне трудно возлететь, Закомплексован сверху и донизу.

И то не так и это с слабиной Провисло без натяги равномерной.

Быть может, от рожденья мало мне дано,

С меня не спросится за отрешённость жертвы?

Но почему тогда слезою закипает

В глазницах пересохших гнев на упущенья? Собою не доволен и чем больше – дальше, – В стене растрескавшейся не замазать щели.

Чем жертвовал, что бросил на весы

Для пользы ближнего, отнюдь не эгоизма? Но стрелка дрогнула, когда стал нищий сыт, Тогда эквивалент на чаше съехал книзу.

Не жизнь пожертвовал, – она и мне нужна, Но с именем Иисуса впрягся срочно.

С добром в пролом пройду против рожна,

Лишь всюду лично с Богом, не заочно. 03.07.07.

Откр.21:8 – «Боязливых же и неверных, и скверных и убийц, и любодеев и чародеев, и идолослужителей и всех лжецов участь в озере, горящем огнем и серою. Это смерть вторая».

О лжесвидетелях конкретно не скажи, Они за честь и репутацию погибнут;

Им дня нормально не прожить без лжи, Жаль, некому им драть посильно спину.

На лжесвидетелей всегда был спрос велик У Иезавели, жёнушки Ахава;

Так их бессовестность и алчность им велит, Пошире рот и загребуще хапать.

Могильным тленом тянет изо рта… Но Навуфея кровь пред Иеговой.

Вопят лжецы и жаждет пить гортань, Не зря о том напоминает Слово.

В саду Сусанну судьи залучили, Предложили творить срамное дело, Проклятья вызвали, приблизили кончину, Но Даниил стрелу в лжецов нацелил.

Куда ни глянь, и даже в темноте,

В правительстве, в предательском синоде Вождями мыслятся, хотя давно не те,

За правду биться ни один не годен.

При лжесвидетелях жирует суд треклятый, И у земли дрожат столпы-основы.

Архизавышена судейская зарплата, Лгут беспросветно, гнусно, по-поповски.

На той крови весь рухнувший Союз Кромсал былую мощь и растлевался;

Из лжесвидетелей был непомерен груз,

О коммунистах «плачет» в Нюрнберге их «галстук».

Злой лжесвидетель друга погубил,

В нужде посмертной явно не спасётся. Сроднившись с дьяволом такой же стал дебил, – Плод лжи – от жизни скрещенные кости.

Спаси нас, Господи, от повсеместной лжи. Христос есть Истина и истину с нас взыщет; Рождённым свыше по Писанью жить...

Изменит ложь и внешнее обличье. 16.05.07.

Рим.3:2 – «Великое преимущество во всех отношениях, а наипаче в том, что им вверено слово Божие».


О Слове Божием поэму расточил, Пустил по миру нищей побирушкой,

Трёхтысячелетняя старушка та – Псалтирь, С Давидом-пастушком вокруг отары кружит.

Псалом сто восемнадцатый успеть воспеть Пытался по утрам прогнав дремоту.

Намного легче, если ты аскет,

С проглядом у псалма в концовку смотришь.

А там, о, ужас, после заклинаний. Любовь Творца в уставах и законе.

Потерянной овцой у волка на закланье,

А может, и ослом, слабейшим мелкой пони. И что бы враг напротив ни творил, Кому препятствий ни чинили люди, На всё ответ и пастушонка крик:

«Мои враги Твои суды не любят!» Увидит судей легион лукавый.

Корыстолюбцев – депутатов рать, Вопит: «Они закон Христа бесславят, Попы смогли и Бога обобрать».

Вот прелукавейший и мёртвый президент, Не царь и не король, – одни лохмотья.

Наш псалмопевец вычислил его в один момент:

«Всё оттого, что в Библию не смотрит!» Услышал – поражение в Чечне,

Там тонны долларов, шутя, разворовали.

«Не дружат с Библией – победа только с ней, Иначе трупами Россию всю завалят!»

Преследуют газетчики, напропалую лгут, Им слово истины неведомо и чуждо,

И снова приговор: «Пусть Слово Божье с губ И с перьев воспарит, – вот главное оружье!»

Непослушанье юности и оборзелость жён, Нахальство, кровожадность у мужей Смирит лишь Библия – всегда вооружён,

Поверженный телесно, воскрес душой уже! 06.08.07.

Пс.81:3 – «Давайте суд бедному и сироте; угнетённому и нищему оказывайте справедливость».


О справедливости толкует мошкара, И квакают на низменном болоте.

Сумели их до нитки обобрать,

И даже больше, без зазренья слопать.

Подсчитывают страшные убытки

По крылышкам, оставшимся в наследство, Как Свердловы и Френкели под пыткой

Томили тех, кто об евреях бормотал не лестно.

Конечно, страшно, жутко вспоминать,

Не то, чтоб пережить того, хотя бы малость; Россия шла на мясокомбинат,

Где драли до костей, живого сала.

Кичась богатством, Бога позабыли, Соседям угрожали не таясь.

Уже оттачивались повсеместно вилы, Не видел этого ни дворянин, ни князь.

У Бога вымерено время до секунды, Где и когда свершить перевороты. Расчёт за всё представил совокупно, И ничего не возглаголать против.

Предупреждений грешникам не счесть, Пророки сыпали угрозами и гневом, Кто посчитал приветить их за честь,

И кто помог направить рыбу в невод?

Вдали клубились конница и слухи, Раб под подушкой прятал свой топор.

Кто верил Господу, – от слёз глаза опухли, А прочие беду не видели в упор.

Рычит над падалью слепая камарилья, Масонский дирижёр над галстучною сворой. Без Библии подвластных заморили,

И пир зачумленных не прекратится скоро.

По справедливости рассудит Бог богов, Разделит на Суде налево и направо, Преобразятся грешники в зачумленных козлов,

На всех «крутых» тогда придёт управа. 14.12.07.

Кол.3:17 – «И всё, что вы делаете, словом или делом, всё делайте во имя Господа Иисуса Христа, благодаря через Него Бога и Отца».


О Столыпине спорят гиены пера, Выползают чернильные гады и склоки. Смерть забвения смертью своею попрал, Пётр Аркадьевич вышел один на Голгофу.

И ни царь-табакур, и ни двор тёмных дур Не воздали достойную славу министру.

Он смутьянов-антихристов вздёрнул на шнур… Без Евангельских слов не потушатся искры.

Не хвалю и не славлю… Он Пётр, но не камень, На котором не церковь – Российский дом.

Десять лет не пройдут и труды его канут, Ни следа, ни пылинки нигде не найдём.

Мы не делаем тайны – не цензоры мы, Эталон – слово Божие – меч неземной.

Был Столыпин бесстрашен, мог злыдней громить, Жёг безжалостно их и… засыпан золой.

Если б кто-то, хотя бы один натощак, Помолившись усердно, к Столыпину вхожий, Мог сказать бы: на Боге, а не на мощах

Для грядущих фундамент умело заложим.

Ум и воля на редкость сошлися в одном. Понимал ли он сам, что предельно бессилен? Не спасти, опрокинут Романовский дом,

Сами эту погибель себе испросили.

Не на Слове Евангельском, а на крестьянстве Думал вытянуть воз мужика.

Было чем трудолюбцам усердно заняться – Из достатка ж легко сотворили божка.

Мы в эпохе другой и в эпохе той плохо, От деревни развалины, смертное пьянство. Без Христа, без Писания лучшее сдохло,

И выходит, трудился Столыпин напрасно.

Дай-то Бог, что Аркадьевич ныне спасён

В храме Божием, а не в Аркадии русской.

Стал Столыпин столпом, но пример не во всём, Он трудился не для Иисуса. 11.04.07.

Ис.22:14 – «И открыл мне в уши Господь Саваоф: не будет прощено вам это нечестие, доколе не умрете, сказал Господь, Господь Саваоф».


О чём бы я писал и говорил Прилюдно, в телефон или приватно,

Когда бы Библию не встретил, не открыл, И не прочёл не раз, а многократно?

С кем некогда учился и служил, Запутались, смотреть на них отвратно. Мертвец меж мертвецов среди могил, И я бродил бы без сестры, без брата.

Пенсионеры спорят о лекарствах, За льготы бьются всуе ветераны,

Ненужные старухи злобно тычут пальцы, И в очереди ищут, кто же крайний.

А это мог быть я, один из них,

Ворчал, сгорбатившись, подельник у разрухи, Искал бы Сталина правительство казнить… Все с отвращением плюют на эту рухлядь.

В тот день, тот час, отверзлись небеса, Когда склонился, обнимая крест,

Мой дух с Давидом радостно плясал, К себе из Библии нашёл немало мест.

Мой путь особой милостью помечен – Бог возродил и усадил за стол.

Я сознаюсь, что нищ, и угостить мне нечем, Какой же Гость под кров ко мне зашёл!

И чудом стало то, что снизошло, – Узоры букв на белые страницы.

На перегонах главы на излом,

Стихи с подробностью являют прошлых лица.

Язык преобразился в тот же миг,

И в письмах пламень от любви зардевшей. Я выбросил в подполье связки книг,

Из них все псы теперь вдогонку брешут.

Я думаю, мой Бог не пожалел,

Что дух мой к небу развернул так властно. Вино духовное сопровождает хлеб,

И непорочный Агнец – жизни Пасха. 01.03.07.

Плач.1:18 – «Праведен Господь, ибо я непокорен был слову Его. Послушайте, все народы, и взгляните на болезнь мою: девы мои и юноши мои пошли в плен».


О чём же каялись в презренном Вавилоне, О чём скорбели, плача, не таясь?

Заламывая руки, старцы стонут, Чернее грязи обнищавший князь.

О том безусые юнцы и даже дети, И девы обойдённые, без свадеб, Все об одном, о самом вот об этом,

Что каждый сам себя унизил и подгадил.

Им храм разрушенный во сне и наяву Маячил полыхающий, под пеплом, Что жертвы нет, волы там не ревут, Богослужения забыты, не пропеты.

Что фимиама запах позабыт,

Благоуханье жертв и будничных, и в праздник. Ни рыжая телица, ни рогатый бык

Печёным шашлыком их нюх не дразнят.

Виновны не стратеги-генералы, Погибшие у стен – зияют бреши. Они – герои, к патриотизму звали,

Их сыновей в плену на части режут.

И помнятся собранья и советы…

Как было просто, мирно и доступно! А ныне тычутся котятами сослепу, –

С советом лезет реваншист-отступник.

Вина у каждого в самом себе сокрыта, Что Бога предали, увлекшись суетой; Артисты голосистые бормочут с хрипом,

Епископ недоступный теперь такой простой!

Так мало революций и войны?!

О чём кручинятся, сокрывшись за кордоном? Десятилетия других учась винить,

По-прежнему в причинах тяжких тонут.

Но Слово Божие и там в пренебреженье, И снова строят храмы за границей.

На хананейках отроков поженят, –

Фамилии нерусские на тёмных обелисках. 22.06.07.

Гал.4:6 - “А как вы - сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: "Авва, Отче!"


О чём молиться в утренней истоме, Когда и сон не выветрился весь;

Нерв защемит, забывшееся вспомнишь, Когда ни охнуть, ни вздохнуть, ни сесть.

Что не доделано вчера и где споткнулся, Проныло ночь в полукошмарных всплесках; Сейчас по лестовке карабкаюсь к Иисусу,

По лепесткам, истёртым мной до блеска.

Грядут заботы в предрассветной мгле, Привычно обложили, наступают;

В приёмной жирные осмелились наглеть, Без очереди прут и будят память.

Пока недосягаемый сокрылся

В Псалтырном чтении, разбуженный Давидом. К небесному бряцают гусли-мысли,

Глушу все недобитые вчерашние обиды.

В Писании даны нам тысячи инструкций, Как не попасть в пленение к земному.

Счастлив, что Библия, молитвослов на русском, Они соделают богатырём из гнома.

Дай, Господи. готовность бой принять, От собственной беспечности укрыться, В достатке разложить цитат-гранат, Чистейшие плоды, не жалкие огрызки.

В программе дня да будут маяками, Алмазной россыпью библейские стихи; И не бесследно серый день да канет, Вино вольётся в новые мехи.

И на молитве столько ярких лиц, Здоровьем пышущих и дышащих на ладан;

Здесь ворох телеграмм, лишь успевай молись, – С земным поклоном в изнеможенье падал.

О чём молиться… Это не вопрос, – Мой невод по всему земному шару.

До чемпионов в кроссе явно не дорос.

Огонь любви немилосердно жарит. 01.11.07.

Иак.5:16 – «Признавайтесь друг пред другом в проступках и молитесь друг за друга, чтобы исцелиться: много может усиленная молитва праведного».

О чём молиться и чего просить,

Об исполнении каких желаний биться? Об укрощенье волн глубин морских,

До бури бездну переплыть бы быстро!

Вот нам дорогу перерыл к соседям, И сделал это изверг-коммунист.

Пытались через суд заставить людоеда Бульдозером столкнуть ту землю вниз.

Но суд коварный, выводок зверья, Над нами беспредельно изгалялся. Прошли года, и видно, что не зря Ножи точились, распускались лясы.

По трассе сколько въехало б чужих Для пакостей и воровства привычных; Они творили бы на нас нажим, –

А ныне только тени по селенью рыщут.

Мы просим Бога выслушать молитвы:

«Да будет воля Божия в сем деле». Приемля признаки к тому какие-либо, Мы о желаемом всемерно порадеем.

Но всё не так и не к тому концу, –

Столь неожиданный конечный результат: На нашем поле чужаки пасут,

Позволено в прудах всю дичь перестрелять.

Но почему, – доходим постепенно

До нужных и спасительных кондиций. В желаньях наших оседает пена,

Нам за обратное бы надобно молиться.

В одном уверенность, что Бог не ошибётся, Заботясь не о временном, о вечном, Крапива не ушла, но замедляет в росте – Она непослушанье постоянно лечит.

Спасенье во Христе нам достижимо, Но следует доверить путь наш Иегове, В деталях чтоб умишком не кружили,

Случившееся вовремя соединит, подгонит. 17.09.07.

Еф.6:18 – «Всякою молитвою и прошением молитесь во всякое время духом, и старайтесь о сем самом со всяким постоянством и молением о всех святых».


О чём мы молимся, о чём мы вопиём, Слагая руки накрест и раскинув?

Нам заповедь о том – просить вдвоё м, Словами выражать доступными, простыми.

По опыту суметь бы поделиться

С тем, кто добиться может в невозможном, Слова – конспекты на предельно чистом, – На целый день закладываем дрожжи.

О чём молился и о чём просил

На грани веры с полным ожиданьем? К нам Бог благоволит, – по мере сил Ответ дождёмся с поздними дождями.

Мы ждём пришествия воскресшего Христа, Его явления для мёртвых и живых,

Спешим всё сердце в просьбах опростать, И кто как может и к тому привык.

Молитвы тень в реальность превратить, Проект и замыслы прикроем чудной плотью, И то прочувствуют сильнейшие враги,

Не прикоснутся к искренним, чтоб слопать. От нас закрыта духоносность сфер, Какие всполохи пронизывают выси; При тех молитвах пятится и смерть, За «Авва, Отче!» не поспеют мысли.

Ответ пугающе-неимоверно скор,

Не сразу состыкуешь с просьбами ответы. Бог Бодрствующий – знаем с давних пор – Опрастывает от воскресших склепы.

Хотя о Духе просим, чтоб утешил,

Своим вселением очистил нас от скверны. Но часто просьбы всё одни и те же,

Что подтверждает в нас детей неверных.

Гряди, Господь, Мессия безраздельный, Признай в нас Твой преображённый лик, Закончится жара, потопы и метели,

Настал творению преображенья миг. 22.12.0.7.

2Фесс.3:1 – «Итак молитесь за нас, братия, чтобы слово Господне распространялось и прославлялось, как и у вас».


О, как лютуют недруги мои, Поносят чресл своих невоздержаньем. И не стыдятся дети их хамить,

Из-за забора прыскали и ржали.

Я им дорогу разве перешёл

В неустановленном, конфликты породивши? Молвою истирают в порошок, –

Кто беснованье буйное утишит?

Старообрядческая злоба накрывает

Великой грубостью, невежеством обычным. Не у меня, у них тропа кривая,

При чём же я, что ваш характер бычий! Помилуйте, презревшие Писанье, Не изрыгайте хульных изречений! Трясёте бородами, ставши псами,

Природные осколки от Голгофской черни.

И от сектантов злободневный вой, Что им пытался высветить, где ересь. Послушаешь – не дружат с головой, Умолкли бы, с Евангелием сверясь.

Уж им ли не желаю я добра,

Их к Библии любовь ещё возвысил; Слова мои перевернут стократ, Грызут по закромам святые мысли.

На мусульман не наезжал во тьме,

Но их Коран во свет Писанья вывел. Какие же претензии ко мне,

Вас допустил Господь – при Ное ливни. Не говорить о патриаршей лжи, Экуменизме с сергианством вкупе?

Помилуйте, да как же с этим жить, Иметь доход от сатанинской купли.

Христос! Мой Бог! Ты Победитель зла, Я твой единокровный от утробы.

Сам сохрани мной высеянный злак,

Да будет это златом высшей пробы. 27.11.07.

Евр.13:18 – «Молитесь о нас; ибо мы уверены, что имеем добрую совесть, потому что во всем желаем вести себя честно».


Обилие нам кажется добром, Когда оно духовному напротив. Читая Библию, мы точно разберём,

В каких местах себе обильно портим.

Кто утучняет чрево не страшась, Разбарабанив рабскую утробу, Пузырь как тыква сможет помешать

Поклоны совершать потом попробуй.

В обилии легко менять автомобили, Жену, жилище, Церковь и друзей.

При множестве забот дежурит гибель, На помощь не спешит, привык глазеть.

Обильно Бог прещедрый изливает Дожди благословений недостойным,

И карлик возрастает в кедр Ливанский, Запрет и «нет!» при Соломоне войнам.

Обилие на нашу нищету Особенно заметно в благовестье;

И сиротам от нас удастся отщипнуть, По их молитвам обойдём нечестье.

Обилен высев был по целине,

Взрыхлённой проповедью о Христе Иисусе; Враг сатанел и рвал ещё сильней,

Но труд его весь оказался всуе.

Евангелие воплощалось в жизнь, Рабы уже свободнее своих господ,

Картину древности изобразит ли кисть, На водах тихих как Господь пасёт.

Не ограничивайся зрелищем святынь, Не обольщайся крестными ходами.

Легко без слова Божия остыть, Особенно когда Писанье не подали.

Обильно пей из Божьего колодца,

И Дух Святой наполнит пусть уста, Вода живая к жаждущим прольётся…

Иначе жизнь окажется пуста. 06.06.07.

Иер.28:8 – «пророки, которые издавна были прежде меня и прежде тебя, предсказывали многим землям и великим царствам войну и бедствие и мор».


Облеплен старыми, седыми обелиск, Блестят, звенят медали, ордена.

За что боролся бывший коммунист – Страна распалась и бедней-бедна,

Считают, пенсия совсем невелика, Доплата разные – едва концы с концами,

Прождали коммунизм, не стоивший плевка, От мавзолея-печки и плясали.

Разочарованные, брошенные всеми, Воспоминаниями делятся в кошмарах, Бесцельно тратят и транжирят время, А внуки в кошельках дырявых шарят.

Что было бы, не будь на свете войн, Так и копилась бы несметно саранча,

Благоуханьем тешатся, хотя по сути вонь Из пасти Голиафа, а вылечит праща.

И не по одному наказаны в войну,

А скопом… молятся вчерашние злодеи, Пройдут столетия, потомки их поймут, Что и война была на пользу дедам.

В войну страдают жёны и детишки, Горят хлеба, построенное прежде,

Смерч подметёт во всём и все излишки, И богохульство станет много реже.

Научатся покоем прошлым дорожить, Жизнь ни во что поставлена на карту, Сиюминутное оценят, а не миражи,

И гордость застарелая кроваво будет харкать.

Честь оказать бы ветеранам войн, Когда они о Боге нам расскажут, Что Бог их спас, никто, а только Он.

Был и остался неусыпный Стражник.

Все войны – кара нам за отступленье

От Бога, Слова Божьего, за идолопоклонство, Глазная мазь к прозренью, кто ослепли.

Мир взят с земли. Войне начаться просто. 14.07.07.

Лев.19:17 – «Не враждуй на брата твоего в сердце твоём; обличи ближнего твоего, и не понесёшь за

него греха».


Обличающие – лучшие врачи, Им со стороны заметить лучше. Мы же огорчённые кричим –

Ранит стрелами засевший где-то лучник. При любом раскладе будет польза, Горькое лекарство проглотить.

Было бы раскаяться не поздно, Загрузить смиреньем корабли.

Фараон не чужд был раскаянья, Сару он Авраму возвратил;

Не ссылался: «Почему я крайний?!» Подтвердил, что был он не кретин.

Обличенье, как рецепт лечебный Зренье возвращает, дохлый слух.

С мусором несёшься, словно щепка, К гласу совести неимоверно глух.

Раскаяньем древность удивляет, Выбивши псалом пятидесятый. Прихоть царскую и нашу оголяет, С угрызениями на хребёт насядет.

Два пророка обличать начнут, Их речей отведают масоны.

Ясно, обличитель – не молчун Созерцательно-монашеский и сонный.

Безразличие присуще мертвецам, Кто слепцов не отведёт от ямы. Обличаемым не хочет быть он сам, Ляжет за амбиции костями.

Обличение – не хамство – Божий дар, Время ищет, место, обстановку.

Не коварно нанесёт удар,

Часто в притче, как бы в упаковке.

Прежде чем кого-то обличить, Помолись, усердно и убойся.

Чтоб смолчать, есть множество причин, –

Сокрушают словом даже кости. 29.01.07.

Деян.25:7 – «Когда он явился, стали кругом пришедшие из Иерусалима Иудеи, принося на Павла многие и тяжкие обвинения, которых не могли доказать».

Облыжных обвинений никак не избежать, В измене папе, патриарху, авве,

Прославят «блудником» и не один ушат Сумеют опрокинуть и «рога» наставить.

Не бойся, что прилипнет – отдерётся, Подсушится от времени и вспыхнет;

У лжи коротконогой пережжёт и кости, Развеет, не оставит даже пыли.

Без обвинений ложных не окрепнуть, Не укрепить корней деревьям хилым;

Прослыть неприкасаемым случается, но редко, – Когда борьба отсутствует, откуда будут силы?

Неправду и напраслину приятно возводить,

И кушать с удовольствием развесистую «клюкву»; Не впереди идущие – бредущий позади

Живущих безупречно ненавидит люто. Перед Пилатом связанный, оплёванный Иисус, Нашли и лжесвидетелей, так изощрялись тонко; Все водоёмы лопнули, остался только уксус, Синод шипит, потворствует подонкам.

На Павла возводили бесчётно обвиненья,

Но не смогли пред Фестом нимало доказать. Не отпустил правитель тем не менее, – Судить скоропалительно Апостола нельзя.

Их имена написаны не в свитках, а на прахе, – Лжеобвинителей несметны легионы;

Они не устрашились Златоуста патриарха, В его мощах не видели они живой иконы.

Что значу я, моя духовная семья, -

К нам столько милостей ниспослано Иисусом, Потоком лжи пытаются нас смять,

Случится только то, что наш Господь допустит.

Нас есть за что серьёзно обвинять: За пацифизм, служение на русском,

Мы не считаем, что патриархия – мать;

Отвергнув путь широкий, мы избираем узкий. 06.01.07.

Иоан.15:3 – «Вы уже очищены через слово, которое Я проповедал вам».


Обострённым чувством обладая, Видим в зеркале малейшее пятно,

Не сегодняшнее только – в дальней дали, Хотя нам всё слитно заодно.

К чистоте стремится всё в природе, Моется, вылизывает, чистит;

Не лицо, притом, а только морду, Самоочищается и океан, и малый листик.

Человек... вернее то, что в нём. – О душе прилично разобраться.

Часто душу чистит Бог огнём,

Среди звёзд различных, разных свастик.

Чистота – залог здоровья многим – Руки добродетелью очистим.

Украшают благовестьем ноги,

Взгляд от чтения Писания лучистый.

Есть вода, привычная, как воздух, Моемся и пьём, обилья не жалея. Хватимся, о ней, да будет поздно, Кончится по Божьему веленью.

Слово Божие есть сущая вода,

Ею омываться каждому изрядно. Смоет грех в крещенье навсегда, Даже несмываемые пятна.

Дар Божественный Иисус пред Иоанном… Надобно ли это было Иисусу?

Здесь и прокажённые, усопшие за станом, А теперь и в скинию их впустят.

Кающийся грешник погружаясь в воду, Умирает к бывшим вожделеньям.

К святости, выныривая, делается годным, Вечной жизнью облечётся тленный.

Жаждущих Иисус и ныне призывает Пить, о Духе Божьем разумея.

Много есть подделок под таким названьем, Рассмотри, быть может, в том сосуде змеи. 21.07.07.

Матф.6:22 – «Светильник для тела есть око. Итак, если око твоё будет чисто, то всё тело твоё будет светло».


Одна соринка малая в глазу Охотника уводит на покой; Сориночка – не грязь и не мазут, И трудно даже шевельнуть рукой.

Вот так и ересь засоряет зренье Лжетолкованием мудрёным и лукавым; Мозги просверливает словно дрелью,

И рушиться начнёт гранитный камень.

Всего лишь стих – не целая глава, И в том стихе сомненье в переводе;

Не промолчи безгласный, как болван, Что суеслов заморский нагородит.

В походе камушек мешает в сапоге, Так инородцев заблужденье в вере; Благовествующим придётся попотеть, Чтоб вытряхнуть убийственную ересь.

Уроки скорбные совсем на маловажном

Столь впечатлительны в духовном рассмотренье, И помни – ереси Бог выжжет и накажет,

Дух Божий высветит и душу разогреет. Очисти, Господи, соблазны удали! Сучки и брёвна зрение закрыли,

Подстать историкам узнали, что вдали, Гоняемся за новостями в мыле.

А то, что рядом наше или в нас: Пороки, согрешенья, преступленья Оправдываем множеством прикрас, Свои «заслуги» к ближнему приклеим.

Нужны анализы, живой специалист, На диагностику не пожалеем время. Подобный Ездре книжник-окулист,

С открытым оком, в храме не задремлет.

Бог ждёт ополоумевших от боли,

На операцию готовых с раскаяньем.

Он опрокинут, смотрит вверх невольно,

Оторван от блуда, наркотиков и пьянки. 12.09.07.

Дан.5:5 – «В тот самый час вышли персты руки человеческой и писали против лампады на извести стены чертога царского, и царь видел кисть руки, которая писала».

Однажды Бог сказал, не пропусти, Глагол Владыки да не будет тщетным. Бьёт в голову глава, по перепонкам стих, Летят от леса черенки и щепки.

Пока пророк во гневе не восстал,

И не простёр над Вавилоном длани, В чертогах пир, ликует главный зал, Где кавалер расшаркался галантно.

Вот поднимается на сгибе у локтя

Рука, привыкшая к работе земледельца, Сейчас из уст глаголы полетят, Зачнутся где-то Горбачёв и Ельцин.

Режим вампиров, вурдалаков подлых Начнёт бледнеть, скрывая красноту. Каналы роют и отводят воду,

И на бугре стоит пророк-пастух. Огонь и молнии с пророчеством спешат, Чертоги вспыхнули, сокровища сжирая, Защитников прессуют, как мышат,

Дворы не ценятся, дешевле, чем сараи.

Всё повторяется, похоже, не однажды,

На прошлом учатся, как видим, единицы. На истине жениться кто возжаждет,

А не на блуднице он предпочтёт жениться?

Пророка гарь и дым заволокли, Он утирает слёзы, как младенец. Года летят, как клином журавли, И никуда от бед уже не деться.

Однажды сказанное, по живому дважды, Пластает слух и верой жжёт утробу; Кричат о времени недремлющие стражи, Предчувствие нас близостью коробит.

Мы – эхо, отголоски прошлых бед, Вещающих, что сбудутся все казни. Слова Иисуса да оставят след,

И приведут нас к тризне, то есть в праздник. 03.04.07.

Деян.9:16 – «И Я покажу ему, сколько он должен пострадать за имя Моё».


Одно и то же под своим углом Мы видим, рассуждаем, доверяясь, По-разному расходимся со злом,

Братаемся, как бы невинно с грязью. Одни и те же строки и событья Разводят нас у стенок баррикад, За разную свободу быть убитым, –

Потомки сотни лет нас будут упрекать.

Не сразу не во всём я разобрался, Как в истинном единой целью жить,

За белых рвался, ненавидя красных, –

Как вспомню юность, до сих пор мозжит. Как мог тогда я душу переделать, Узреть неправоту у всех сторон. Моё доверие подорванное к белым,

Не выстрелит последний мой патрон.

Секрет не делаю, но громко заявляю, Я стал другим, иным – христианином! Прочерчен курс мой – линия прямая

Самим Христом, Он обещал быть с ними.

Не надо тужиться, оправдывать, метаться, Не я, мол, первый в этой кутерьме.

Бог часто не со множеством, а с Даниилом в яме, С одним Иосифом в Египетской тюрьме.

И как понять неистовство жрецов,

Кому голодный львиный озверелый рык? Бесстрашные Апостолы закрылись на засов.

«Так Иегове нужно!» – я рассуждать привык. На всех событиях отныне расшифровка,

Мозаика всеобщих замыслов Владыки. Через задымленное стёклышко по кромке, Но всё же различаем в предзакатной дымке.

И взгляд, и рассужденье с разуменьем –

Без спора – истина всем в Библии открыта. По главам сверимся, и по стихам отмерим,

И ровненько отрежется, как бритвой. 13.07.07.

Еккл.9:5 – «Живые знают, что умрут, а мёртвые ничего не знают, и уже нет им воздаяния, потому что и память о них предана забвению».


Одно столетие всего лишь позади, И всем событиям уже иной расклад. В нас восхищенье вызовет Давид –

Не только случай с Голиафом, – всё подряд. Как так могло случиться, что Саул, Избранник и красавец, богатырь,

Всё государство и семью «продул», Как будто не помазанник, а хмырь.

Таланты, выгода окладов для чего, Когда они до Бога не примкнули? Придётся отвечать – зарыли глубоко, По небрежению, по лености, по дури.

Народным сказкам искони почёт, На них учили героизму, битвам;

У каждого шестка какой-нибудь сверчок, Для них в усладу, что на столы пролито.

Не в полутьме, в египетской ночи Народы мира варятся на гибель;

Еврейский же народ Сам Бог всегда учил, Того хватило бы уже на сотню Библий.

Не многое, что удалось сберечь,

Не сжечь, не потерять с пренебреженьем. Из всех сказаний Иеговы речь

Сияет, словно лилия средь терний.

Из прорицателей, пророков, мудрецов, Вошли в историю послушники Владыки; Единственно живые в царстве мертвецов, И, наконец, Апостолы на стыке.

Случившееся там, с Христом соприкасалось, От нас оно никак не отдалилось

На сантиметр, на самую хоть малость, –

Всё живо, действенно, в том непреложна милость.

Нет достовернее, чем Библия-источник, Последняя инстанция всем ссылкам знатоков; В ней сведенья о жизни не условны.

Смерть сокрушает только крест Христов. 15.02.07.

Пс.15:6 – «Межи мои прошли по прекрасным местам, и наследие моё приятно для меня».


Опасности свои припоминай, Переживания – сердечные издержки. Метался я не раз среди огня,

Не чаял, что рассвет вдали забрезжит. Крушенье, пепелища, угольки

В конечном счёте – арсенал к награде. И даже в старости не будут далеки,

Припоминаешь тех, кто к славе нас ограбил.

Вот мой корабль побитый – у причала, Фальшборт и рубка с полутьмой ночной.

С молитвой благодарственной начну сначала, Та первая волна щемяще так качнёт.

Карманное Евангелие рядом,

Листы исписанные синим и зелёным,

То выписки из Библии отцу, родному дяде, Для братьев, для знакомых и сестрёнкам.

В архивах листики, обрывки первых дней, Когда Евангелие душу озарило.

Свидетельство всё ярче, всё сильней – Львы зарычали на арене в Риме.

Хвалой уста наполнил в преизбытке, Друзей тех лет почти ни одного.

Никто, ничто в молитве не забыто, Представлен в прессе был не раз нагой.

Я не певец, но песни изливались,

Пусть неумело, да простят, кто слышал. Стихи и главы освящали пальцы,

На сцене жизни не оказался лишним.

Сумел, успел свой опыт передать, Тому, кто любит Бога Иегову.

Архив из мыслей – не одна тетрадь, Где Библия основам всем основа.

Опасности всё так же хороводят,

А прошлые уже приносят дивиденды. Да будет проповедью и моё надгробье,

О поражениях, победах да возвестится детям. 17.01.0.7.

1Пет.5:10 – «Бог же всякой благодати, Сам, по кратковременном страдании вашем, да совершит вас, да утвердит, да укрепит, да соделает непоколебимыми».


Оправданы потери, когда ради Христа Умышленно пошли на эту «авантюру»,

К беспроигрышному вовремя сподобились пристать, Не просто, а по разуму, – не вляпаться бы сдуру.

Евреям не завидую и олигархов жаль, – Бог взыщет за награбленные горы.

И мусульманам хочется сказать про их кинжал, Их вера при терактах не стала ли подспорьем?

Но ради вечности, обещанной Христом, Мог иудей вполне быть осчастливлен.

Не вспыхивал бы взрывами таинственный Восток, Каскадами угроз тысячелетний ливень.

Христа ли ради жертвой агнец стал,

Под наивысшую любовь щеку подставил, Всё претерпев для имени Христа,

К чему и призывал вселенский Павел.

Остался ли один и не женился, Осталась ли одна, храняще девство,

Без лишних сорняков сторичная пшеница, Враг обзовёт презрительно в отместку.

Всё тленно и скоропреходяще Естественным вопросом подпирает:

«Неужто всё для ямы, в продолговатый ящик?» Ходи и озирайся у этой ямы с краю.

Бессмысленно желать и вожделеть,

Когда с достигнутым столь горестна разлука, Умрём, хотя бы через сотню лет,

И с той позиции всё до обиды глупо. Но если бы сумели отколоть

Хотя б кусочек истины с проглядом, Что во Христе воскреснет наша плоть, С той истиной мы возрастали б рядом,

Смиряться ради цели ежедневной, Новозаветному в терпение облечься. Где нет Христа, там жалкая подмена.

Печать на истинном отображает вечность. 16.11.07. .

Лук.10:1 – «После сего избрал Господь и других семьдесят учеников, и послал их по два пред лицом Своим во всякий город и место, куда Сам хотел идти»,


Определить талант поодиночке Как можно, если в келье ты один;

И если даже захотел бы очень, То и тогда огонь ты или дым?

Кого, закрывшись, сможешь накормить, Кому в горячке остудишь ланиты?

Приблудный странник с дальней стороны В твоей берлоге сможет прислониться?

Не посетить болящего таким, Расщедрившись на ласковые звуки. То одиночество к себе в уме прикинь,

Что Гость желанный в дверь твою не стукнет.

Про телефон не стоить толковать, Про беды, катаклизмы в океане, Не засучить на помощь рукава,

Та жизнь прервётся и бесследно канет.

Писателей пустынных единицы… А где труды стотысячных армад?

В кошмарном сне такое не приснится: Там мусульмане христиан громят!

И даже жаловаться к Богу не умеют, Путь неевангельский был явно обречён. Шуршат по кельям мураши и змеи, Пришёл естественный итог, за всё расчёт.

Так почему же доблестные аввы Слова Христа забыли в одночасье? Без проповеди канут так бесславно, Жизнь испарится, не успев начаться.

Таланты Духом Божьим раздаются

Для пользы ближнего, а не для созерцанья. Жить по Евангелию, по словам Иисуса, Сверяя жизнь построчно, по Писанью.

Тогда талант умножится сторицей, С любовью размножаться ежечасно.

Пусть самый бедный в этом умудрится –

Светящий ближнему по смерти не угаснет. 03.05.07.

Деян.13:2-4 – «Когда они служили Господу и постились, Дух Святый сказал: отделите Мне Варнаву и Савла на дело, к которому Я призвал их».


Определиться, с кем и за кого Желательно немедля, объяснимо; Бог не один, есть множество богов,

За Ним идти, или пойдёшь за ними?

С Всевышним ясно, я не промахнулся, Когда избрал цель жизни по Писанью. Закончить пилигримство с Иисусом, Когда рассвет и вечный день настанет.

Определиться голосом и вздохом,

О ком вздыхать, жалеть и тосковать? Без Ангела-Хранителя нам плохо,

Нас жжёт и рвёт всегдашний газават.

Определить мне Библия поможет,

И высветит, что скрыто за кулисой. Какие хари выпрут из масонской ложи,

А, может, и за них бы срочно помолиться?

Не с ними, с извергами рода человечья, И не за них мой голос и согласье.

Им уготован мрак и скрежет бесконечный – Я не черню и не сгущаю краски.

Проступкам нашим даже нет числа, Но самым главным будет сожаленье,

Что Сам Христос к нам слуг Своих послал, А мы не приняли их, им перебив голени.

Определись, сознательно стремись Быть с Иисусом в радости и в горе.

Что лучше: падать или рваться в высь? Неужто с этим кто-то будет спорить.

Жизнь выкинет такие вдруг коленца, Что только охнешь, скулы нам сведёт,

Давно сожжённое к позору кинет плесень, Себя коришь: «Ах, старый идиот!»

Избравший Бога во Христе Иисусе

И Слово Божие светильником стопам, На проповедь стремительно обуйся.

И сохрани Господь, чтоб опоздал, проспал. 10.03.07.

Мрк.7:13 – «устраняя слово Божие преданием вашим, которое вы установили; и делаете многое сему подобное».


Освоены, распаханы лога и косогоры, А урожаи ниже с каждым годом; Крапивой зарастаем, тяжким сором, – Всё потому, что человек негоден.

Год-два не пахано несеяное поле –

К своим исходам ранним возвратилось; Смотреть на пустоши для земледельца больно, На джунгли двухметровые крапивы.

Переведи с российских пустырей

На жизнь, на бездуховность православных. Тысячелетие пытались разогреть Кадильным дымом, – будь оно неладно!

К нам не Евангельскую веру принесли Из Греции сутулые монахи;

Давили масло из чужих маслин, Подземным тленьем до мозгов пропахли.

А Слово Божие – святой путеводитель Неведомо народу, его не изучали.

Незащищённого в уме легко обидеть, Тиранствует тогда над ним любой начальник.

Дивиться надобно, как раньше не сгорела Терновником заросшая Россия.

Родятся Ленин с Гитлером в апреле,

И вместо Благовещенья драконов испросили.

Рекорды ставили в юродстве и постах, Чудили Серафимы в буераках,

Спасенье видели в обеднях и в перстах, И доползли к семнадцатому, к драке.

Попы злодействуют злодейски в алтарях, И глушат благовестья нежнейшие ростки;

На Серафимовых мощах привыкли повторять Шаманство древнее… О, Господи, прости!

Распахивайте, сейте из отборных зёрен – Библейских глав и золотых стихов.

Враг крестными ходами каждый год позорит, Заваливает к Библии спасительный подход. 11.09.07.

2Пет.3:2 – «чтобы вы помнили слова, прежде реченные святыми пророками, и заповедь Господа и Спасителя, преданную Апостолами вашими».


От аллергии высохнут цветы, Пыльца живительная прозовётся ядом

За то, что дохленький рахитик не вместил Всей красоты с его ноздрями рядом.

Нас раздражает всё, что не по нам, Молва, дела и прочие движенья, Что как-то не сподобились обнять,

И часто в ближнем видится мошенник.

Особо обличенья раздражают,

Когда вся внутренность ощерится, дымясь; И что за плод тогда для урожая, –

Без аллергии втаптываем в грязь.

Стихи и главы Библии чудесной

В друзья стучатся к слуху, к обонянью. Но смрадом снова отравляют бесы, – Боясь споткнуться, темень обнимаем.

Когда отвергнувшись себя, разоблачим

Всё «Я» повсюдное, с презрением отбросим, Попросим Бога нюх свой излечить,

Под утро выпадут целительные росы.

Смиренью с аллергией не ужиться, И кто кого сумеет одолеть.

Каких же понастроим в завтра житниц С упорством нерастерянным в сто лет.

Быть снисходительным к тому, что не вредит, Уметь возвыситься, не замечая слабость,

Особо в том, кто рядом из родни,

Уметь одуматься и вовремя поладить. Один живёт, друзьями окружён,

Настолько разными, что ахает округа; Где что не по нему, не скачет на рожон, Легко и недруга преображает в друга.

Любовь к Иисусу – смерть для аллергии, Тогда нет еллина, чеченца, иудея.

Хотя и неприятные на слух и взгляд иные, –

Всю неприязнь с Христом преодолеем. 10.12.07.

Еф.5:14 – «Посему сказано: «встань, спящий, и воскресни из мертвых, и осветит тебя Христос».


От мёртвого какая польза нам, Когда его поспешно схоронили,

И разошлись нетрезво по домам, Нередко задыхаясь от бессилья.

Вот так и Библия, как откровенье Божье, Земным дарованная для определенья

Кто мы, – её нам зарывать негоже, Или хранить, как на зиму соленья.

Она есть Слово Бога Иеговы,

Она – маяк растерзанному бурей. Срывает с рук и ног живых оковы, И достаёт заблёванных из урны.

Четвёртый век трагических гонений, Диоклетиановых безумств, кровопролитий; На поле брани Константина гений, –

В одном лице и деспот, и политик.

Он разгромив врагов, насел на церковь, И подчинил её своей деснице.

И ей отвешивали невозрождённой меркой, Кошмар настал, какой и не приснится.

Кто верил искренно, тот ахнул, ужаснулся. Какая шушера заполнила амвон,

Повесили на древе слово-гусли,

И ринулись стремглав из церкви вон.

Тогда пустыня садом расцвела, Хвалебным гимнам не хватало места; И с благовестием разделались дотла,

Замолкли пастыри, как куры на насесте.

Засев закончился и паства обмелела, Иссякла проповедь уверовавших уст, За пуп земли провозгласились кельи, И Моисея нет – сожгли монахи куст.

От мёртвого ни брака, ни семьи,

И нет приплода детских голосов; Восстань, монах, и Библию возьми,

Пойди к магометанам, разломай засов. 21.11.07.

Прит.30:8 – «суету и ложь удали от меня, нищеты и богатства не давай мне, питай меня насущным хлебом».


От прибыли не лопнет кошелёк, Растерзанный заботой о вдовицах, Когда сиротский дом депешу шлёт,

От вас желающий наесться и напиться.

Туман забвения о смерти очень густ, Собою обволакивает сердце,

Не может достучаться Иисус,

Не трогают таких чужие стрессы.

Мы не чужие по крови Адама,

Мы близки нежностью рожденья в Иисусе; Глаза голодных шарят по карманам,

Пусть никогда до донышка не будет пусто.

А прибыль есть – проценты до небес, Учтено, сколь охотно уделяли,

Кто к нам за стол успел уже присесть, Хотя дотациями мы и не атланты.

Хлопочут, бьются, добывая прибыль, Но тешить скоропреходящее смешно; Сквозь пальцы утекающею рыбой,

Не в свой дырявый, а в чужой мешок. Кто вовремя сподобился возлечь

Со странником, бездетным Авраамом, К такому дети из роддома встреч,

Не важно, вечером, или в потёмках рано.

Не потеряется в зловещей кутерьме И самая ничтожная копейка,

Наш путь до Господа становится прямей, Быть спонсором нужды успеть бы.

Не только средствами – молитвою и лаской Дано обогревать застывших в злобе,

И аленький цветочек такой прекрасный Взойдёт и недругов он в силе покоробить.

Обещана нам прибыль – так легко, Её добыть, устроив ужин нищим. Христа увидит в нас совсем слепой,

Наш чек на подпись долгожданно ищут. 03.09.07.

Матф.16:24 – «Тогда Иисус сказал ученикам Своим: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною»,


Отвергнуться себя – начальный шаг, Первейшая ступень в движенье к небу.

У неотвергшегося «Я» начнёт мешать, И требовать начнёт сплошные требы.

Не многие сумели осознать Насколько эгоизм наш неприступен, Вокруг амбиций подлая возня,

Толочь приходится событиями в ступе.

А это «Я» мы пестуем с пелёнок, Храним и защищаем на дуэли;

Долг оскорбителю припомнится в потёмках, И уязвляем их, представив целью.

Всё ищем, норовимся схлопотать

С запасом удовольствий неприглядных, Медалью высветит для прибыли пятак, В реестр добытых тугрики к нам лягут.

Отвергнуться, отречься, пренебречь

Обид копящихся, заслуженных прилюдно, Гнев изменить на примиренья речь,

На деле показать, что «Я» не любим.

На место собственного «Я» прими Христа, Дай место власти Духа Всесвятого,

Борьбу за «Я» немедля перестать,

В зубах застрявшее с постыдностью оскомин.

Удар в щеку не вызовет отместку, Смиреньем, кротостью украсится лоза,

Лёд недоверия к Писанью тяжко треснет, Не возвратится «Я» легко назад.

Таких попыток будет без числа,

Боязнь смешным, безвольным показаться. Но ты борьбу с собою не ослабь,

Нам в нашем «Я» смертельная опасность.

Преодолевший первую ступень,

Свой крест безропотно с достоинством приемли;

В жару быть с Господом, равно в прохладный день,

И без отчаяния возвратимся в землю. 06.09.07.

Евр.11:15 – «И если бы они в мыслях имели то отечество, из которого вышли, то имели бы время возвратиться».


Отечество! Отцы моей отчизны Земной и той, единственной, небесной. Что вы оставили в наследство присным, Сумели полновесно нам отвесить?

Теперь вы прошлые и в большинстве забыты. Вас даже тенью пришлые уже не назовут,

Вы в революцию склонялися к бандитам, Учились на святыню скалить зубы.

Вы были слепы дико-неисцельно,

И ссылку ближних рьяно одобряли, Вытряхивали мирных из постели. –

Потом и вас сгребли ГУЛАГовские грабли. И не было просвета в ваших бедах,

К вам вторгалась чёрная, всеобщая война, В ней с внуками сгорали вместе деды – Не разобрать, чья большая вина.

Вы не искали вечности упрямо, Сводили всё к единственному дню,

И превращали в тюрьмы Божьи храмы, Порастеряв свободу и родню.

Чем можем помянуть вас на молитве, Какие «подвиги» вас тяжко догрызают? Зачем вы к коммунистам срамно липли, И в красный угол вешали мерзавцев!

При случае гуляли беспробудно, Грешили тяжко матом, воровством,

Разврат всемирный дал кремлёвский блудник…

Не встретились, не приняты Спасителем Христом. Небесное отечество – не купол небосвода, Куда остекленело смотрят астрономы.

Кто верит во Христа, тот сотворится годным, И водится отныне Евангельским законом.

Счастливец у кого Иисус Руководитель, Начальник веры, Сын предвечно Отчий. Обещана Иисусом вечная обитель…

Он – наша манна, из скалы источник. 18.07.07.

Зах.10:2 – «они утешают пустотою; поэтому они бродят как овцы, бедствуют, потому что нет пастыря».


Отмстится всемеро, что значит многократно За подлое убийство одного,

За Авеля, за пастыря, за брата, Несчастья ринутся вдогонку, на обгон.

Примера два разительных, несхожих

С Библейских строк вопят, минуя срок. Не в семеро, конечно, много строже, – Бог Иегова был и остаётся строг.

Страшней всего духовные убийства Творимые священством в алтарях; Выращивают плевелы, не винограда кисти, И трудятся вотще, напрасно, зря.

Евангелие скрыто за иконостасом, Род Каина под ризами сокрылся, Под святость мишурою приукрасят,

Под древностью монашеских воскрилий.

Отмстится в семьдесят за насажденье тьмы, За свет погашенный – Евангельскую правду; Ненаученья грех удастся ли им смыть, Возмездие, расплата вовсе рядом.

Убийца только тело погубил,

Души бессмертной даже не коснулся. А здесь в дыму продымленных кадил Сумели скрыть сладчайшего Иисуса.

Народ не ведает, где право и где лево, Сердца не просветились Духом Всесвятым. Без Слова Божия хромать на два колена – Надеются на храмы, на посты, кресты.

Апостол Павел с чадом Тимофеем Без проповеди шага не шагнули. Послания Евангельские щедро сеял,

Рождал свидетельством, как матка в улье.

Бог многократно жёг монастыри, Несчётно раз до камня рушил храмы. Слепые пастыри, земля уже горит!

Невозрождённым смерть и неисцельны раны. 29.05.07.

Лук.19:40 – «Но Он сказал им в ответ: сказываю вам, что если они умолкнут, то камни возопиют».


Отчего молчаньем подавились, Почему отшельники в почёте?

В вере прозябанье и остылость, И не вёрсты меряют, а чётки.

Жёлтое, пожухлое бесплодье Радует ли взоры земледельца? Ереси выискивать – их мода, На посты, на подвиги надеясь.

Благ Господь к созданью Своему, Дал великое и дивное Писанье;

Скольких бы избегли в Церкви смут, Не ходили бы с разбитыми носами.

Труд велик – рождение ребёнка,

Муки матери… а дальше столько лет… Будет рваться там, где очень тонко, Жизнь, что искорка единая в золе.

Так Господь навек установил,

Не было иного в мир рожденья. Не родит, себя кто оскопил,

Нет плода в предзимний день осенний.

Благовестники прещедро сеют семя, Их уста, как горсть у землепашца, Словосочетанье звуки сеет,

А иначе никакого шанса. Потому не золото – молчанье,

А по сути смертный вызов жизни. И какого воскресенья чаять,

Где плоды, каков духовный бизнес?

С прибылью, с духовными детьми Может ли предстать молчальник веры? Хлеб пускать по водам для восьми.

Умолчанье – смертная афера.

Залежи заброшенной земли

Не востребованы – делателей мало. Толкованием во рту зерно мели,

Чтобы Царствие Небесное настало. 31.05.07.

Исх.32:24 – «И я сказал им: у кого есть золото, снимите с себя. и отдали мне; я бросил его в огонь, и вышел этот телец».


Официальный курс валюты Таинственные некто объявляют; Не наше дело – на него наплюйте, Займёмся огородами, полями.

Но стоимость за тяпки поползла, Оттяпали зарплату в половину;

В котёл инфляции разор на полсела. Так кто же в вакханалии повинен?

В конечном счёте мы аполитичны От угорелого октябрьского путча.

Расстались добряками с лучшим личным, – От голода детей распухших пучит.

Непреходящей стоимости вещи,

События и личностей в веках авторитет; Их обесценить миру просто нечем,

Тьма не соперничает там, где вечный свет.

От моды и от спроса вырастают цены, Случается – совсем наоборот,

Гладь устоявшуюся возмутить посмели Все те, кто составляет теневой народ.

Они мудруют смыслу вопреки,

А антисемитизм им до зарезу нужен.

Ты скажешь, не они, – тогда с умом прикинь, Увидишь море гнева над иудейской лужей.

Я ухожу... грядущим и беспечным Подыгрывать слепцам и лиходеям. Но оправдаться малодушным нечем,

Продавшимся антихристу – дракону-иудею.

Кто искренно уверовал в распятого Иисуса,

И кто живёт Христом воскресшим из могилы, Инфляцию он в вере не допустит,

Чтоб распинатели в нём честь и долг убили.

Мы с верою живём с начала эры, Свидетельством с Апостолами вкупе; Бесценна свыше меры Евангельская вера

И на неё в достатке елея-масла купим. 08.01.07.

Деян.22:16 – «Итак, что ты медлишь? Встань, крестись и омой грехи твои, призвав имя Господа Иисуса».


«Очиститесь! Омойтесь!» – прозвучало, Коснулось струн, натянутых в потёмках; Вода целебная в достатке зажурчала,

И дотекла к запачканным потомкам.

На очищенья тратимся с размахом, Начав в роженицы, усопших обмывая; Нас пачкает веселье, чаще страхи, – Здесь не помогут красота и званья.

Воды подайте протереть глаза, – Плескаться любят малые детишки. Про чистоту я вздумал рассказать, Обдумать тему где-нибудь в затишье.

Зараза, грязь, увы, не без последствий, Здороваться за руку так опасно;

Пыль с потом налипает и на крестик, Тем более бациллы от звезды и свастик.

Но не очистит медицинский спирт Души незримой, грешной до упора,

«Нечист! Нечист!»» – несётся всюду крик, – Завесу к чистоте приоткрывает Тора.

Чин омовения высок у мусульман, Особенно о выходе не спорим.

С базара иудей, набив тугой карман, Припомнит храм и медное в нём море

Но совесть говорит: «Вода – прообраз Духовной чистоты – она в крещенье,

Под тяжестью грехов, спешим мы, сгорбясь, - Черны в грехах цари и толпы черни.

Евангельское слово чистит нас – Запутавшись в долгах-грехах, ослепли.

Над свиньями, под куколем святейший свинопас, Посажен царь-заложник в золотую клетку.

На благовестие с омытыми ногами Монахов сонм да вытряхнет Господь,

К Христу на трапезу зови, тяни поганых...

Не разумеющий о Боге – не человек, а скот. 28.04.07.

Деян.9:16 – «И Я покажу ему, сколько он должен пострадать за имя Моё».


Пал на меня когда-то Божий выбор, Евангелием Бог прещедро наградил,

В Его сетях запутался я рыбой;

Всё прежде бывшее взорвалось как тротил. Врагов нажил, что плесень с мокротой, Меня судили истово и рьяно, Корёжился в кострище берестой,

На сковородке жареным гольяном.

Свой выбор постарался оправдать,

В преумножении талантов умудрялся. Крутился в государстве, как кардан, Старался реже налегать на прясло.

Суды и тюрьмы где-то позади, Амнистии следы присыпало забвеньем; Лишь по ночам кошмарами саднит, Когда по струнам памятью заденет.

Скончался хмурый злобный прокурор,

За пайку-пенсию рвал с плотью мою кожу; Бог вымел понятых, экспертов, словно сор, А следователь раком был изглодан позже.

Всего лишь двадцать окаянных лет, И столько катастроф непоправимых;

Страны с злодейской партией той нет, Нас ныне грабят жидовьё-раввины.

Свой выбор искренно пытаюсь оправдать, Что Бог, мой Иегова явно не ошибся;

За недозволенным не высветит Его радар, Врубался с благовестием по джунглям жизни,

Не обесчестить бы избрание в годах, Познавши Сущего, жар юности сломивши, По ветру стелется, желтея, борода,

При битве с ересью не оказался лишним.

Перст Божий выхватил из проклятой толпы, Шагнул через порог за дерзновеньем.

Фанатики-слепцы вдогонку мечут пыль,

Быть может, кто-то опыт мой применит. 28.09.07.

Рим.6:23 – «Ибо возмездие за грех - смерть, а дар

Божий - жизнь вечная во Христе Иисусе, Господе нашем».


Перенасыщена дарами Иеговы,

Душа живущего всего, что существует; Задолго до рожденья уготован

Роскошный стол, нам преизбыток – спутник. Дары приятно с детства принимать, Когда они восполнят недостатки;

Не только по природе любит мать, – Души лобзанье – жаркие объятья.

Из всех даров, жизнь вечною звездой Превыше всех земных благодеяний.

Когда божественно к нам в сердце снизойдёт, И вверх, и к совершенству нас притянет.

Мы учимся дарами утверждаться, И ищем случая любимых одарить.

Браслеты вешают зардевшимся от счастья – Приятно слышать удивленья вскрик.

Мы преизбыток Божьей благодати

Да ценим, рвань сменив на благовестье;

И отвергающим Христа любовь подать бы, А враг внушает, будто обесчестят.

Одаренный в купели возрожденья,

Неси по кварталам лохмотьев, нищеты; И убеди, что их Христос оденет,

Смиренных образом Своим Иисус почтит.

Дары любви Распятого за нас,

Кровь причащенья из алтарной Чаши! Вещай об Искупителе, как на Голгофе спас, Читай из Библии, она о Нём расскажет.

Своим талантом жажди одарить Богатых нищетой и скорбных духом. Кольцо любви из сброшенных вериг

Небесным ароматом заменит запах тухлый.

Любое качество к спасенью – Божий дар, Преумножай трудом, раздаривай прещедро. Священник по молитве, по богатству – царь –

Спасай запутавшихся из церковных дебрей. 10.09.07.

Фил.1:27 – «Только живите достойно благовествования Христова, чтобы мне, слышать о вас, что вы стоите в одном духе, подвизаясь единодушно за веру Евангельскую».

Перенесёмся мысленно в Эдем,

По райским кущам первая прогулка, Ещё в проекте дьявольский тандем, Ему противостать один смогу ли?

Про экологию не слышала чета,

А я незримый, нынешний, со знаньем – Прошу пока всезнайкой не считать, Тот змей меня так просто не обманет.

Но вот случился первый разворот,

В истории страница первая и строчка;

Я в первый раз в саду приоткрываю рот. Понятно, не буквально, а заочно.

Плоды вкушаю, аромат и вкус,

И вид невообразимо райский, чудный. Зверьё вокруг и не пугает хруст,

И не поймёшь, то праздник или будни.

И главное, о смерти нет намёка,

Мой возраст тот же самый, что вчера, Болезни, эпидемии далёки,

Лекарств не надо, травки – доктора. Неужто я со змеем соглашусь

Нарушить заповедь и вышвырнутым быть? Не к древу знания извилистый маршрут, Схожу на водопой, где след, когтей, копыт.

И видя всю гармонию в саду, Запел бы, перекрыв все голоса.

К понятию тому не раз ещё приду, Захочется от радости плясать.

Я этот рай не видел и во сне,

Ни тех красот, ни даже малый кустик, Но я уверовал, не стал в грехе коснеть, Спасенье получил в крови Иисуса.

История у каждого своя,

И сможем ли к спасению прибиться, Не заползёт сомнения змея?

Евангельская вера – вот драгоценный бисер. 27.05.07.

2Кор.3:6 – «Он дал нам способность быть

служителями Нового Завета, не буквы, но духа, потому что буква убивает, а дух животворит».


Пересказать ли, умолчать ли нам

О всех трагедиях, скатившихся на Русь. Добавить уксусу к фольклору и блинам, Или неведенье да процветает пусть?

Нам следует исследывать себя,

Свою историю, прошедшее примерить На свой хребёт, и кто на нас сидят, Какие вурдалаки, упыри и звери.

Да знает род грядущий о беде,

Не враз свалившейся, а исподволь пришедшей, Подумать есть о чём и над душой побдеть, – Предвестниками бед вначале будут шершни.

Когда Израиль получил удел, Изгнавши прежние народы в Ханаане, Песнь торжества народ тогда воспел, Оставив память о кровавой бане.

Да знает род грядущий, да запомнит

О том, как милостив Господь их Иегова. Спасает Он – совсем не лук и кони,

Что Бог един и нет для них другого.

И заповедывать из рода в род, вовек,

И пересказывать о милостях Владыки, Тогда ниспослан будет им успех,

И не ущерб в хвосте, а в голове прибыток.

О том глаголы Ветхого Завета,

О высшей милости – рожденье Иисуса; Как хором Ангелов в ночи хвала воспета, Волхвы как раз к пещере доберутся.

Мы, чада Нового священного Завета, Благовестим о Жертве на Голгофе. Христос грядёт, о том кричат приметы, Кусают шершни, нападают блохи.

Не умолчим, не скроем от потомков:

«Спасенье душ в крови Христа пречистой!» За отступления наш Бог карал, припомни,

Он раздаёт елей, и недругам вино с горчицей. 24.02.07.

Ис.38:14 – «Как журавль, как ласточка издавал я звуки, тосковал как голубь; уныло смотрели глаза мои к

небу: Господи! тесно мне; спаси меня».

Пернатые воздушные пираты Выхватывают в стае лучших голубей. Им нипочём моих усилий траты, Чего же ради ястребу робеть.

Молился и томился ежечасно, Когда по стае бил залётный сокол, Ружьё хватал даже во сне я часто, – Но и ворам то обернулось боком.

Мы освятили и воздвигли восьмиконечный крест, В лесу напротив в кроне укрепили,

Понятно – освящённый, он птицам не насест, Вот тут-то выявилось хищников бессилье.

Всей общиной за чудом наблюдали, Резвящуюся в небе карусель;

В лесу, не знаю где, воняла падаль,

И ни один за грань бандит не залетел.

Дивились люди. ахала окрестность, Ходили крест просматривать в листве. Доныне остов той стены не треснул,

И к голубятне коршун сплавиться не смел. Не важно, лев – правитель, или тигр,

Путь пилигримам преграждался смертно. Бог объявляет вне закона мир,

Чтоб не дружили с миром дети верных.

И сила крестная сильнейшая из всех, Не переплетенье палок и железок,

А страшная Голгофа, Иисус подъявший грех, Где чернь орущая с шести сторон полезла,

И мечутся в тенётах вражьи тени Поныне в погребе и в ясных небесах; Христос распятый армии заменит, Внутри и вне им нагоняет страх.

Из малого, ничтожного как будто Мы извлекли полезное зерно; Опасности, как голуби избудем,

Когда к Христу душою повернём. 17.08.07.

Лук.12:21 – «Так бывает с тем, кто собирает сокровища для себя, а не в Бога богатеет».


Печати Божии... а их всего лишь семь, Срываются с неведомых событий.

И скачут всадники, скрываются затем, И только слышно, как стучат копыта.

Огромный муравейник копошится, Грызутся, стонут, исчезают вскоре.

Должно назначенному свыше точно сбыться, Надвинется и выпрет – не оспоришь.

Срываются печати и рушатся союзы,

От договоров в памяти смятенье и укоры. Стабильное накренится, уже сползает юзом. И свадебное в саван перешивать в ту пору.

Гляжу на сонмища ухоженных машин, В надменность пресыщения несутся.

Необходимого Бог запросто лишит, И в закромах богатых станет пусто.

Печати чуточку затронул Иоанн…

Мы содрогаемся, борясь с воображеньем. Расклад событий для чего-то дан, –

Сыра земля, но будет всесожженье.

У каждого с печатями свой свиток, Печатей, может, семьдесят – все с тайной. На лошадёнке мечется побитый,

Не зная, что же завтра с ними станет.

Как хорошо блаженство в послушанье, Чтобы дойти, принять, не прекословя. Псалтырным пеньем душу оглашаем,

С Христом приемля многие злословья.

Под жертвенником счастье оказаться,

И ждать сотрудников, убитых за Иисуса; Вознаградятся бывшие несчастья –

Здесь обезглавленные, в небе воссмеются.

И думаю, что в каждом дне печати, И в часе каждом, даже и в минуте.

Быть может, пробужденью с нас начаться...

Призыв на благовестие пусть многих не минует. 25.04.07.

Матф.16:26 – «какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? или какой выкуп даст человек за душу свою?»


По важности себя определи, Оценку дай себе, не ошибись, Рассматривай вблизи и издали, Старательно впиши на белый лист.

Ни мать, ни близкие, тем более враги Не знают ценности моей и вполовину,

Когда уверовать в Христа мой час пробил, Признал себя преступным и повинным.

Инфляция, дефолт на всё, что было, Всё в ракурсе ином и в перспективе;

Вновь от фундамента я вывел под стропила, Всю новостройку возвести красиво.

Рожденье свыше стало переплавкой, В песок ушла расплёснутая злость.

При раскаянии душой и телом плакал:

«Нашел! Нашёл погибшего Христос!» Стонали демоны, лишённые подмоги,

Теряя свой испорченный сосуд. Лечил Иисус глаза мне, уши, ноги, – О, сколько же они перенесут!

Я и не знал энергии во мне,

Когда накачивал на бой мускулатуру. На мёртвое моё ниспал Господень гнев, На кости, на израненную шкуру.

Всё новое под новой этикеткой,

Ни скидок на прошедшие проступки. Под Савла обращенье стало редким, Спелёнутые ноги мне распутал.

Тысячекратно стоимость возвысив, Своею кровью искупил Иисус;

В царя соделал из церковной крысы, Мне повстречался тот горящий куст.

И обувь старая ненужной оказалась,

Жезл-ручка чудодейственным вдруг стал, Потоком на меня от Иеговы жалость,

За жизнь мою Он жертвует Христа. 04.10.07.

Деян.9:6 – «Он в трепете и ужасе сказал: Господи! что повелишь мне делать?»


Под именем Бога так много творилось, Вершилось безумие столько столетий: Позор инквизиции папою римским, Спасаться придумали в кельях и в склепах.

От имени Бога соборы, каноны Такие, что против словес Иисуса;

Всего мы, конечно, не знаем, не помним, А многие пятна замыли искусно.

Во имя Христа под анафему тянут,

Под дудку безбожных царишек танцуют, О горнем толкуют сидящие в яме, –

Но что не по Библии, явно, что всуе.

Христолюбивое воинство пашет Снарядами, пузом дородную землю. Нам имя Христово – надёжная башня,

Все верные в ней без войны отсиделись.

Во имя Иисуса вложите мечи,

И Словом Его препояшьтесь на битву! Придётся не бить, а смиренно лечить.

А сколько несчастных в неверии гибнут! От имени Бога церковный синклит Манипулирует тьмами слепцов.

Но так ли Писание делать велит? Власяницей мрачной закрыли лицо.

А то, что Господь повелел многократно Не душу отнять, а свою положить

За ближнего, значит, духовного брата, Нигде, никогда не склоняться ко лжи!

От имени Бога... а Бог ни причём –

В попах наивысшая дерзость лютует.

Не с Библией вышли – сакральным мечём, Не воины Бога, а так… самоплюи.

От имени Бога и как бы Сам Бог

Зовёт примириться Иисуса принявших. Стоит Моисей у куста без сапог,

Но вскоре обуется, выйдет на стражу. 16.06.07.

3Цар.14:4 – «Ахия уже не мог видеть, ибо глаза его сделались неподвижны от старости».


Под старость жизнь свою пересмотри, Что будет вспыхивать зовущим маяком? Есть с вопиющим из пустыни крик, Воспоминания теснятся на обгон?

На чём печать раскаяния прочно,

С годами многократно подтверждалась, Неистираемая закрепилась точка,

А, может, выпрет и упорства жало?

На опыте просчётов и ошибок Учились предки, накопляя опыт;

Духовное с плотским оживши, сшиблось. У каждого свой довод несогласья против.

Пенсионерам времени в обрез, – На пальцах остающиеся годы.

Сподобиться бы все их подвести под крест, А не под то, что однодневно модно.

Из-под завалов вызволить просчёты, На суд представить, осудить достойно.

Минуты раскаяния запишутся корчёвкой, Больное засвербит, заохает, застонет.

Во свете Библии ревизией заняться,

Начать сегодня же, на завтра не столкнуть; Уроки высветить в случившихся несчастьях, Где засмеяться, где-то и всплакнуть.

И старость оживится в русле том,

В ночных молитвах, полуночных бденьях, Покинутым остаться со Христом, –

Трель отходящего в календаре настенном.

Не мельтешись, отживший, под ногами! Но если дух трибуна и пророка

И в основании скала, гранитный камень, Тогда вещай о Боге принародно.

И старость свежая и сочная с плодами Врагам на зависть, в похвалу друзьям, Ствол жизни день и ночь не изглодали, – Бессмертное не полюбить нельзя. 17.11.07.

2Тим.3:13 – «Злые же люди и обманщики будут преуспевать во зле, вводя в заблуждение и заблуждаясь».


Подделка денег испокон веков Каралась казнью, ссылкой непослушных, И не избыть бесплатных им оков,

Любой делец себе казался ушлым.

Ни денег тех, изъятых для огня, Ни красок, несгущаемых судьёю.

Приходится и на себя иным пенять. Теперь их лагерь полосатых доит.

Подделку видим всюду и в быту, То красят губы, бреют подбородок. Под тощего спроворится битюг, Окалину суют по высшей пробе.

Подделка под спасённых христиан, Бушует в сектах, в ересях беспутных. Зловонием украшенный изъян Адепты их обнимут и прикупят.

Не о деньгах тревожились пророки, Апостолы старались оберечь;

Под именем святых повалят скопом, Под христиан подстроят ловко речь.

Сам сатана под Ангела личину Напялит на рогатое обличье.

И под епископа скосит походкой чинной – Бери таких мошенников с поличным,

Статей в законе много, но они

Не охраняют Церковь от подделок. Сектанта льстивого Писанием гони. И высвети их черноту под белым.

Каких-сяких под крышу нанесло,

И косят изверги под Церковь так умело. Орудуют своим кривым веслом.

Да, плевелы давно уже поспели! Подделкой пользуется неуемный враг, Небодрствующим сеет под завязку, Тысячекратно был Апостол прав,

Предупрежденье об антихристе есть встряска. 14.10.07.

Гал.1:16 – «открыть во мне Сына Своего, чтобы я благовествовал Его язычникам, - я не стал тогда же советоваться с плотью и кровью».


Подняться выше собственных утех, Забыть о плоти, родине, как нет семьи, Суметь под корень уничтожить грех,

И не давать греху себя теснить.

Тогда – не раньше, думы о земном Отступят хоть чуток и потускнеют; Небесное издалека, как звон

Проявится туманно, раздвигая темень.

Что будет завтра, через год и дальше, Когда мой след порошей заметёт?

Задумался о том, когда был крошкой мальчик, И думаю, входя в последний свой виток.

Навуходоносор – Вавилонский царь, Смотрел на город, стены-стометровки, Гордыня вспыхнула и опустилась гарь

На оба полушария – инфаркт залился кровью.

Он встал на четвереньки, привычно замычал, К траве склонился и начал жевать;

Ум дотлевал, затем потух очаг, Забот не стало – выбросил дрова.

И Соломон не чужд был этих дум, Что станется с трудом его великим, Какие дураки за ним придут,

В какое разоренье внуки влипнут!

Моё блошиное имущество, жильё

Кому достанется, чтоб разбазарить лихо? Я от земного мыслями давно уже далёк, Боль о небесном так и не затухла.

По завещанию всё Богу отдаю,

На дело Божие раздать, что сохранилось;

По скрипу «журавля» признай мою бадью – На редкость чистая вода, совсем без ила.

Объединения, земные передряги Заглохнут вскоре, сгинут без следа;

Я не умру, на краткий срок прилягу,

Как думаю, всего лишь до Суда. 05.01.06.

1Кор.10:6 – «А это были образы для нас, чтобы мы не были похотливы на злое, как они были похотливы».


Подобно вспышке в черноте ночной Зигзаги молнии таинственной и грозной. Так откровенья Божьи, их получит Ной, И Авраам, к закату дней так поздно.

И раз за разом через сотни лет Распарывают темень верхоглядства; С горы Синайской из пустыни след, Обетования подкладывают ласки.

Гремят пророчества и совесть будоражат, Царей клеймят, священство обличают; Избранники вступают в бой бесстрашно, И истощают гневные колчаны.

Те стрелы, пущенные на царя Ахава,

Гремят на нынешних правителей безбожных, Грабителей-князей таких нахальных,

И редко-редко моросящий дождик. Под крышкой Библии в едином переплёте Запас энергии на сотни лет вперёд.

Лекарство для души, конечно, и для плоти, Из дали той Господь слезу отрёт.

Открою Библию, с молитвой постучусь К событиям, пророческим виденьям,

И сразу вспышки из далёких туч, Пророк в свои лохмотья нас оденет.

И не таясь, незримый для тогдашних, Их воплощенье зрю, как на экране.

По женской линии не прекращались шашни, К язычницам тянулись так упрямо.

Шуршат страницы об ушедших скорбно… По строчкам, стёжкам опущусь к ушедшим Не любопытства ради, для вопросов торба, Сравнить, какой же выход мне нашепчут.

И каждый раз, закрывши Книгу книг, Наученный, измученный сочувствием к себе, Тем больше пользы, чем серьёзней вник,

Их светом осиянный избегну многих бед. 13.09.07.

Иак.5:17 – «Илия был человек, подобный нам, и молитвою помолился, чтобы не было дождя: и не было дождя на землю три года и шесть месяцев».


«Подобный нам был древний Илия» – Так выразился некогда Иаков.

Подобен в чём, каким, чтоб мог влиять, Да так, чтоб даже президент не вякал?

Пророк, конечно, ростом не гигант, Не выделялся даже среди равных; Как правило, достатком не богат,

Им наносили запросто так раны.

Обозревая стройки панораму, Парады, съезды, и рукоплесканья,

Смотрел и зрел, как рушились все храмы, И не останется здесь камешка на камне.

Не только видел, но и обличал, Не подбирая выражений мягких, И призывал к началу всех начал,

Разрушить современные «порядки».

Неистовым считали, ненормальным, Смущающим, со смутой заодно.

А он один, среди крапивы – пальма, Единственное чистое окно.

Он видел, царствуют содомские князья, И даже бык с ослом вернее многих,

Ему кричали: «Обличать нельзя!» – Ведь за язык ответ всегда был строгий.

Подобно нам им грезился покой… Расслабившись на лоне у природы, Читали свитки, что несли с собой, И видели беду в одном микробе.

Глас Божий в дух возвышенный входил, Глаза горели пламенем нездешним.

Таким был некогда и отрок Самуил, Он горевал и плакал неутешно.

Подобны нам… но так ли уж подобны? Мы получили то, чего они лишь ждали. Христос явился, проповедь к народам,

Вблизи к язычникам, и к иудеям дальним. 15.02.07.

1Цар.15:17 – «И сказал Самуил: не малым ли ты был в глазах твоих, когда сделался главою колен Израилевых, и Господь помазал тебя царем над Израилем


Подумаешь, комар какой-то, мошка, Какая польза от такой малявки; Пренебрежёшь и согрешишь безбожно, Бежать придётся сильным без оглядки.

Забудем о личинках комаров,

О тоннах рыбы, вскормленных личинкой. И как спешили сами мы под кров,

Дым напустить, опасной спичкой чиркнув.

Бог Иегова казни слал Египту.

И, между прочим, мошками травил; Пугали комары, а по-Библейски скнипы, Как не пугал их прежде крокодил.

Так грех малюсенький тревожит и свербит. И совесть муками исходит к покаянью, Отрезать следует, наотмашь отрубить,

Пока концовка не разверзлась ямой.

В семейной трещине окажется сорняк, Худые слухи, сплетни по заказу, Бездонной пропасти добром не заровнять, А было так легко раскаяньем замазать.

Кто малое поставит ни во что, Беднее станет, даже очень крупно;

Читая Библию, с вниманием прочтём, Лёд недоверия бывает очень хрупким.

Начав с комарика, достигнем до медведя, Лежащего всю зиму и без выходных; Восстань от сна с молитвою, не медля,

В лицо студёной не жалей воды.

По мере сил Христа благовестим, Пока что это – комариный писк. Несдоенное вызволит мастит,

На проповедь, ленивец, торопись. О лжекрещениях вопил я столько лет,

И о монашестве, застрявшем за стенами. М о й писк достал ли до попов-калек,

И до епископов, от них мы все стенали. 15.02..07.

1Пет.5:2 – «пасите Божие стадо, какое у вас, надзирая за ним не принужденно, но охотно и богоугодно, не для гнусной корысти, но из усердия».


«Пожертвуйте на храм, на колокольню!» – Канючит сонм просителей повсюдных;

В карман пролезут хитростью окольной – О, сколько их забастых и беззубых!

И к жертве приплюсуют воровство, Добычу разовую у ночной блудницы,

И не побрезгуют паршивым дохлым псом, За грошик будут остервенело биться.

И бьют о том во все колокола, Трезвонят о духовном возрожденье,

Вернее о духовности, – в пыли плетут слова Маммоны ради, то есть кровных денег.

По нитке голого общиплют не таясь, Питаясь в глубь, живот, что барабан;

Кто не подаст, не медля втопчут в грязь,

А сборщики куражатся, «в дрезину» пьяны.

Но где посланцы Библии святой – У них и ноги до того красивы!

Пустите их с охраной на постой,

Они помогут вам подняться из трясины.

Издайте Библию на русском языке, Десятки миллионов и бесплатно, Примерно так, как поступил Закхей – Восстанет Русь, потянется к Пилату.

Кто сколько может, жертвуйте сполна, Не в одиночестве отправьте десятину. И оживёт погибшая страна,

И наважденье атеизма сгинет.

На сотни типографий разорюсь, Тайгу дремучую истрачу на бумагу! Всё для тебя, о несвятая Русь!

В лепёшку расшибусь, костями лягу.

Набатный зов, со всей планеты сбор Зелёных, красных, даже деревянных.

Для Библии мы выстроим в душе собор,

Впервые шанс появится встать прямо. 17.08.07.

Прит.6:6 – «Пойди к муравью, ленивец, посмотри на действия его, и будь мудрым».


Пойди, ленивец, всё же к муравью, У них коммуна, в общем, то, что надо!

Никто не лишний, общий здесь приют, Сметают всё к себе, не за ограду.

Зима холодная не сгубит муравейник, Дожди и слякоть краем обойдут.

Отменное зерно от шелухи провеют, Им вместе легче перемочь беду.

И учатся плеяды мудрецов

У муравья и у пчелы чудесной.

Их род в лесных пожарах не усох, Такие труженики не сидят на месте.

Всё высмотрят, облазят, облетят

И нужное сметут по порошинке, Какой урок невеждам и лентяям,

Привыкшим часто лопать на чужбинку.

От призывающей духовной благодати

До обращающей, быть может, только шаг. Умолкнуть? Да с какой же стати –

В противном случае жиды убить грозят.

Как много жирных, тучных и пузатых, Не только женщин, также мужиков; Гора-горой хоть спереди, хоть сзади, Понятно дело, не с пустых рожков.

Лень-матушка и не таких столкнула Сначала с образа людского до свиньи, Не разместишь потом и на два стула – Животолюбцев так легко пленить.

Вставать с постели лучше до пяти, Умыться. помолиться с размышленьем. В слезах невзгоды проще утопить,

И в том труде не будет сожаленья.

Вход в Царство Божье узок, как ушко. Позорно не бежать, стоять на раскоряку; Пузырь не может двинуться пешком,

Как бочка студня будет только якать. 16.05.07.

Деян.4:37 – «у которого была своя земля, продав ее, принес деньги и положил к ногам Апостолов».


Помогают ли нам достиженья науки

В достижении Царства Небесного ныне; Не при нас ли звериное царство наступит, И от лжехристиан не оставят помину?

На столе у меня и компьютер, и принтер, Вёрстку сам провожу, в фотошопе скриплю; Не успел по мобильнику ласково крикнуть, В интернете, по факсу ответы ловлю.

Всё оставить бы вдруг и концы засмолить, Пилигримство устроить по сходной цене; Будет времени больше для чтенья, молитв, И не будешь в программе заядло коснеть.

Только-только подумал бродягою стать, Благовестником-бомжем, продав всё вчистую. Жить в Апостольской связке на лоне Христа, Всем пожертвовать рад бы, но чтобы не всуе!

Мне советуют фото на память оставить,

В банке счёт не закрыть ну хотя б на полгода, Без страховки прожить бы умело гостями,

В полном смысле святой голытьбою.

Но уже через день телефончик мне «трень»:

«Не хотите ли нас посетить?»

Путь от моря до моря – мозги набекрень, – К самолёту успеть бы, полезли в такси.

Можно в норку с Антонием вкупе забиться, И прикинуться Павлом совсем непростым;

Всё за чей-то же счёт – шестизначные числа, А без техники вёрсты успели застыть.

«Кто как может спасается», – думалось мне, – Без открытий последних сумею осилить, Переход безболезненно сделать, плавней».

Об Апостольских днях говорю замогильно. В первый день пожелал взять Писанье на дисках, На Библейские темы с полсотни бы фильмов.

Что оставить хотелось, считаю опиской,

Мне по почте прислать умоляю умильно. 04.10.07.

Откр.12:12 – «Итак веселитесь, небеса и обитающие на них! Горе живущим на земле и на море! потому что к вам сошёл диавол в сильной ярости, зная, что немного ему остаётся времени».

Поносителям правда отнюдь не нужна, Больше пыли бы было и грязи доступной; И истошно вопят, лезут против рожна,

Будут долго толочь тебя в собственной ступе.

Авраам и потомки страдали не раз, Языкастых соседей запомнят надолго.

Нас молвою облыжной спешат обокрасть, И в живое вгрызаются лютые волки.

Что ж, конечно, и то переможет святой, Он себя успокоит надеждой немалой:

«Бог всё видит, учтёт!»… Ты ж, воинствуя, стой, Чтоб молвою худою твой дух не сломали.

Много тайного есть в унижении нашем:

«Как же Бог допустил, и куда же Он смотрит?» Срок настанет, и Он послабленье окажет, Постучится, кровавый заменится коврик.

Бог Свидетель, хотя мы Его и не звали, Знает точно рецепты по выделке шкуры. Рабский дух и беспечность исчезнут по капле, Хотя с первых минут реагируем бурно.

Унижающий гордость свою добровольно Будет Богом возвышен на Страшном Суде; За грехи рассчитаться бы во время болью, В белоснежность смирения душу одеть.

Поноситель нас часто врачует незримо, – Та судьба не завидна, достойна печали.

Не тебя, а себя он к несчастью низринул,

И к концу злоязычников смертно причалил. Помолись за него, не жалея поклонов, Он ко благу тебе себе рану нанёс;

Не трави его раны обидой солёной, Вытри слёзы со щёк, и заплаканный нос.

Никогда никого поносить не посмей – Нам за каждое слово ответ предлежит; То не сами людишки, науськал их змей.

К правде праведных грязь не пристанет от лжи. 22.03.07.

Лук.15:9 – «а найдя, созовёт подруг и соседок и скажет: порадуйтесь со мною: я нашла потерянную драхму».


Порадуйтесь со мною, я нашла Потерянную драхму в жизни-притче, Просеваю мусор, дымный шлак, Надеясь, что в конце концов отыщем.

Потерянных сегодня тьмы без счёта

В разбитых семьях, в пьянстве, в табаке; Мы ищем в литургии и по чёткам

Всех тех, кто научился лишь балдеть.

Потерянный царишка у кормила, Ворьё – жужжащее осиное отродье. Пророче Илия приди с Кармила,

И выжги то, чем дьявол всех угробил.

Уходит блудный неразумный отрок,

И мельтешатся с ним нахлебники и феи. Так у родителей, кто опасался порок,

И потому уют семьи развеян. Порадуйтесь, что ищущих всё больше, Всех тех, кто сам с Иисусом примирился. У них светильник Библия – не плошка, И просветлённые Евангелием мысли.

Они рецепты на молитве ищут

В Библейских книгах и в святых канонах, Осла седлают и готовят пищу…

Для Духа Божия найти трудяг бы новых!

Среди наркотиков и сладостных услад, Среди чумного пира и веселья Спаситель ищет, чтобы к ним послать, Конечно тех, кого обрящет целым.

Идите же, ищите сущих в хламе, Заржавленные, падшие монеты.

И Бог, Сам Иегова вас прославит,

И будут гимны в вашу честь пропеты.

Той радости по поводу спасённых,

Не испытать монахам в скучных кельях... Погибель сеет бес через масонов,

Их, как Пилата, вечность не отбелит. 23.02.07.

Иов.14:9 – «но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное».


Порассуждать о чуде не грешно, Как будто и чудес совсем не видел;

Псалом сто тридцать восемь – чудесного мешок, Ко мне завлёк усопшего Давида.

Бог испытал меня, Своим признал, Мне память дал и разум Иегова,

Мой путь: то спуск, то в жути крутизна, И из зигзагов жуткие подковы.

Прилягу ли с будильником в груди, Расслаблюсь ли хотя бы на минутку; Бог знает прошлое и что есть впереди,

И станет сладостно, и в то же время жутко. Не надивлюсь, что Бог мой Вездесущ, И не постичь всеведенье Владыки; Возьму ли крылья у зари, у туч,

Но Он и там в мои деянья вникнет.

Ни день, ни тьма не защитят меня... Размыслю ли о собственном устройстве, Я весь из тысячи чудес и не понять,

Хотя на первый взгляд всё в теле просто.

Моё зачатие доставило усладу

Моим родителям, не ведавшим того, Что я их сын, где темень неприглядна,

И через девять месяцев явлюсь, крича, нагой.

Все дни мои, все-все до одного У Бога были до секунды ясны; Засыпан чудесами, как песком.

Осознавать и верить в это – счастье.

Я размышлял не раз, как я устроен,

Как всё компактно, связано одно с другим; Бог шанс даёт мне вылезти в герои, Пропеть в честь Бога милосердья гимн.

Господь, ты можешь испытать меня,

О чём я думаю, чем сердце наполняю. Проверь и зри, полей росток из пня,

Да буду плодоносным между пнями. 10.03.07.

Сир.30:19 – «Грешник расстроит состояние поручителя, и неблагодарный в душе оставит своего избавителя».


Поручиться за бедного вовсе не грех, Чтоб приняли его на работу,

В люди вывести – пусть поднимается вверх, А тому было многое против.

Сомневалось начальство, боялось принять, Ненадёжным казался на должность такую. Но представил, что это вдова, даже мать… Без знакомства и вещь, опасаясь, не купим.

Поручителя знают и верят ему…

Если этот работник окажется ложным,

Кто ручался, ответствен и сядет в тюрьму, – Значит, нужно ручаться весьма осторожно.

Поручитель обманут и горе таким, Благодетелем он посчитался напрасно.

Будет волосы рвать: «Ах, несчастный кретин!» Так и будет, увы, не сгущаю я краски.

Поручителя помни, тебя он извлёк

Из глубокого рва, ты пока не в оковах. Ты – свободная птица, не прерван полёт,

Снова жить интересно, не так уж и плохо.

Ну, а если случится не та будет птица, Улетит, даже адрес оставить забыв, Поручитель с покоем тогда распростится, Будет охать: «Ах, если бы знать бы!»

Попадался не раз вот в такой переплёт, Приходилось моргать, утирая слезу,

В адрес свой получать укоризны, поклёп, От камней уклоняться и нюхать мазут.

Зарекался не быть поручителем вовсе, Накормили полынью до самых ноздрей. Поселенцы опять поручителя просят.

Дай мне, Господи, во время в страхе прозреть!

За крещаемых руку не раз поднимал,

И просили стать крёстным, трясли послушаньем. Поручители знают – сей подвиг не мал,

Из-за подлости чей-то опять оплошаю. 20.03.07.

Сир.30:17 – «Добрый человек поручится за ближнего, а потерявший стыд оставит его».


Потери разные – их все не перечесть, Но есть такие – хуже катастрофы,

Потеря девственности – не сохранилась честь, А начиналось с выреза на кофте.

Потеря совести у жадного банкира, Бессовестность обмылка депутата… Мы разумеем много глубже, шире,

Когда смертельный яд находим сладким.

Душа в раю, незнавшая потерь, Вдруг потеряла веру в Иегову. И ищет, ищет даже и теперь,

За возвращенье в рай на всё готова.

Из родословной можем разуметь, Что мы родня по дедушке Адаму,

Но то родство сглотнут проклятый змей. И льётся кровь с поры той давней.

Потеря слуха, зренья, языка Конечно же, уродство, недостаток,

Но кто на Библию посмотрит свысока. Тот позабудет, что такое святость.

Богослужением Писанье заменили,

И так на Западе, и так же на Востоке, Там вместо жизни поселилась гибель,

Христа оставили, единственный источник.

С потерей Библии распространилась тьма Не где-то, в церкви по вине монахов,

Как при антихристе обрушилась зима, В субботу бегство обуянных страхом.

Душа Христа без Слова потеряла,

И бродит где-то с крестными ходами. А ей бы выйти на Иисуса прямо,

Лишь по Евангелию, а не по преданью.

Христос за трапезой потери возместит, Утешит и восполнит пренебесным,

Он ищет след потерянной овцы,

Из обесчещенной творит Себе невесту. 13.06.07.

2Цар.12:13 – «И сказал Давид Нафану: согрешил я пред Господом. И сказал Нафан Давиду: и Господь снял [с тебя] грех твой; ты не умрёшь».


Поэт придворный написал памфлет, Кого-то чуть поддел, назвав вороной;

И был допрос, куплет был не допет, Отметился печальной похоронкой.