Игнатий Лапкин


ПРОПОВЕДИ В СТИХАХ


Книга вторая



1

Барнаул 2013



По благословению протоиерея Иоакима Лапкина,

благочинного церквей Алтайского края (РПЦз)

ВОПРОСЫ И

ОТВЕТЫ во свете БИБЛИИ


Вторая книга - «Проповеди в стихах»


© Лапкин Игнатий Тихонович, 2013

Адрес: 656016, г.Барнаул, ул. 2-я Строительная, 62-16, тел.:(2-385) 24-38-46; 62-81-37. Моб. тел. 8-961-230-70-60.

Электронная версия книг: www.kistine1.narod.ru


3

2

Предисловие

Первый же вопрос ко мне всюду: о чём эти книги?

Ответ: О Боге, о святой Библии и о грешнике, которому Бог

дал самое ценное – Жизнь Сына Своего Иисуса Христа, чтобы грешник мог Им оправдаться и жить во веки.

1Иоан.1:7 – «если же ходим во свете, подобно как Он во свете, то имеем общение друг с другом, и Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха».

Деян.4:12 – «ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись».

Спрашивают постоянно, почему тут встречается слово «Иего- ва»? Не иеговист ли я?

Ответ: У Бога в святой Библии около 500 имён. Но когда

Бога спрашивали святые, Он всем отвечал, что имя Его – Иего- ва. И скрывать Божье имя – преступление.

  1. Быт.22:14 – «И нарёк Авраам имя месту тому: Иегова- ире. Посему и ныне говорится: на горе Иеговы усмотрит- ся». 2. Исх.3:14 – «Бог сказал Моисею: Я есмь Сущий. И сказал: так скажи сынам Израилевым: Сущий [Иегова] послал меня к вам».

    1. Исх.15:3 – «Господь муж брани, Иегова имя Ему».

    2. Исх.17:15 – «И устроил Моисей жертвенник и нарёк ему имя: Иегова Нисси».

    3. Исх.33:19 – «И сказал [Господь]: Я проведу пред тобою всю славу Мою и провозглашу имя Иеговы пред тобою, и кого помиловать – помилую, кого пожалеть – пожалею».

    4. Исх.34:5 – «И сошёл Господь в облаке, и остановился там близ него, и провозгласил имя Иеговы».

    5. Суд.6:24 – «И устроил там Гедеон жертвенник Господу и назвал его: Иегова Шалом. Он ещё до сего дня в Офре Авиезеровой».

    6. Ос.12:5 – «А Господь есть Бог Саваоф; Сущий (Иегова)

- имя Его».

Вот я и делаю упор на произнесение Божьего имени, чтобы раскрыть сокрытое. Это имя Божие - Иегова (Яхве, Ягве) было заменено на Адонай, или по-нашему «Господь». И это имя в оригинале в святой Библии встречается… более 7000 раз. Так что не я тут на виду, а туман напустившие.

В моих книгах «…открытым оком» в 32 томах имя Иеговы встречается 2944 раза. В 3467 стихах 936 раз.

Евр.12:23 - «Приступили к торжествующему собору и церкви первенцев, написанных на небесах, и к Судии всех Богу, и к духам праведников, достигших совершенства».


Герои прошлого с утра сидят в прихожей, В сандалиях, ботфордах, босиком.

Чужие, разные… есть на меня похожий –

Семь тысяч вёрст и лет – достигли прямиком.

Они пока что книжные герои, Известные не мне же одному.

Их нанимать надолго в перестройку. Быть мирным с ними? Объявить войну?

Кто посоветует, кого избрать надолго

В друзья, в начальники и просто в кореша? Без паспорта определят наколки, –

У этих коммунистов – ни шиша.

«Со всей земли без разных звёзд и свастик! Пройдите на примерку у креста!» –

С неверными не обретают счастья… И наша дружба – с чистого листа.

Ищу глазами дух Иеремии,

По ревности – святого Златоуста., Друзей, которые нигде б не посрамили, Родные мне по мысли и по чувствам.

«Прошу за стол, составим протокол О первом разговоре по согласью.

Я к этой встрече с четверть века шёл –

Быть в послушании, всегда под вашей властью.

Не надо убеждать, что вы не здесь…

В своих трудах со мной вы постоянно. Духовники! Мне вас не перечесть,

Вы жили, как и я не без изъяна.

Но ваш огонь и обличенья сила, Авторитет мученья за Христа, –

В пустыне жизни сорок лет учился, А ныне час свидания настал.

Уже не понаслышке, не по букве Вас обниму – роднее всех родных.

От радости к груди прижавши руки,

Вам улыбаюсь с этой стороны». 28.06.02 ИгЛа

4 5

2005 год

2Цар.12:13 – «И сказал Давид Нафану: согрешил я пред Господом».

Ответственность брать нужно на себя, Не спихивать вину на чью-то шею.

Не вешайте на мне своих собак,

Они пусть будут вашим украшеньем.

Я, лично я все натворил ошибки,

Моя вина, оплошность, разгильдяйство,

Сказать, что виноват другой – обоснованье жидко, Хотя в беззубом рте в зубах завязло.

Набраться храбрости, по трезвости, в уме

И в твёрдой памяти нотариус подскажет, Стократ полезнее других винить не сметь, Своим считать погибшее, пропажу.

Я, только я виновен до мозгов,

Что сын мой хулиганит несусветно,

Что дочь не девственница, ясно и без слов,

Мой дом, не кладбищем ли стал без благовестья?

Расхристанность вторгается не сразу: Вставать в потёмках плоть не приучилась, У телевизора часами млели праздно, – Какие же ещё искать причины?

Открыто, перед Богом исповедать, Что Библия наставницей не стала; Подвижничество сгинуло бесследно – На животе три сантиметра сала.

Что в государстве нынешний раздрай, Ворьё правители и судьи-содомиты – Виновна церковь, ад перекрестили в рай, Покойников ограбили до нитки.

На Страшный Суд придётся всем предстать, И соответственно тому, что здесь творили, Награду получить из рук Христа,

Или причисленным быть к чёрной камарилье.

Признав свою вину, в тактический простор Вхожу уверенно, меняя панораму; Вытаскиваю неуверенность из сотен нор –

Не горе балаганом быть святому храмом? 22.04.05.

Прем.Сол.4:6 – «ибо дети, рождаемые от беззаконных сожитий, суть свидетели разврата против родителей при допросе их».


Отец и мать стращают малыша, Капризы отрока знакомят с нужной розгой; Его «своё» чтоб не могло мешать –

Для многих то лекарство слишком поздно.

Дрейфует по ветру изломанный корабль, Потеря главная – нет управленья ходом. Так своеволием противник обокрал, Засело и крепчает с каждым годом.

Конечно, отроку не нравится ремень, И без еды остаться страшновато,

Но это детище твоё, к себе примерь, Когда твой отпрыск хилый и горбатый.

Без наказания его не воспитать,

На двойках неуч, лодырь стал лентяем, Товарищей завёл себе под стать,

Теперь к наркотикам и к выпивке потянет.

Бог в страхе держит целый шар земной, Не только пятачок – страну Израиль, Засуха летом и мороз зимой,

Стращает адом, привлекает раем.

Учитель Иегова знает наперёд, Кому какое выписать лекарство;

Земля исхлёстана и вдоль и поперёк – Господь не любит с непокорным цацкать.

Дымится обгорелое подворье,

Враг рыщет в закромах, хватает в плен, Метёт метлой, страну считая сором, Свербит и стонет в теле каждый член.

Владыка ждал покорности, смиренья, И не дождавшись попустил бичи,

Враг-исполнитель начеку, не дремлет, С издёвкой грабит, матерно кричит.

Без наказания и пса не воспитать – Елей, вино по мере выдавайте; Учитесь Библию с молитвою читать,

Примеры нужные и нас в полон захватят. 11.12.05. ИгЛа

6 7

Деян.1:25 – «принять жребий сего служения и Апостольства, от которого отпал Иуда, чтобы идти в своё место».


Отступники все на одно лицо – Блуждающая, наглая ухмылка; Полустукач, полуеврей, масон –

Оставленный и влипший в грязь обмылок.

У них есть прошлое, зашторенное глухо, Кровоточащее подспудно и во снах;

Есть тот обрыв, с которого он рухнул, Пеньки, где заблудился в трёх соснах.

Уехать он стремился только дальше, Базарить на другом конце земли.

Не ищет обличенья, мол, не мальчик, Не овцы, как известно, а козлы.

Их, скачущих, теперь и не увидишь, Обритых, облапошенных в сектантах.

Посты отбросившие жрут свинью с акридой – Зрел я не раз былых овец останки.

Изглоданные завистью и злобой

В старообрядцы шли, в патриархию.

У всех один акцент, предельно злобный, Расхристанные после харакири.

Они неаппетитны и всеядны, Пытались гадить на свои столы, Где ели, пили – словно злые гады, Кроты слепые – бывшие орлы.

Их одобряет нынешний кагал, Зарплата их – не наши крохи, гроши, Едят нечистое, и собирают кал,

На чём пекут сектантские лепё шки.

Молитва за таких в устах застрянет, Из памяти стирается бесследно;

О правоте своей талдычат зло, упрямо, Им над собой не светится победа.

Отступники – блевотина в сосудах, Утроба псов несытых и шальных. Дай покаяние им, Господи, иудам,

Издохших жаб исторгни из квашни. 05.01.05. ИгЛа

Иер.3:1 – «ты со многими любовниками блудодействовала, – и однако же возвратись ко Мне, говорит Господь».


Отступники, ушедшие от нас С которыми молились, пили, ели;

Под ними над расщелиною рухнул наст – Они до этого дышали еле-еле.

Что сталось с ними ровно через год,

Их не узнать, согбенных, почерневших. Акт превращении из человеков в скот – Нет ничего от знаемых и прежних.

Мы видим, с кем они хохочут, изгибаясь,

В каком содружестве роятся, в прошлом роясь, У падших с неба к уцелевшим зависть, Обитель прежнюю им не видать, не строить.

Мы молимся об умягченье сердца, О бессердечных изуверах тьмы.

Жених снимает за измену перстень...

Но не подумайте, что чем-то лучше мы.

Но мы ещё хранимы благодатью, Ещё нам совесть злоба не сожгла. Не верится, что это были братья, Ушедшие к отверженным козлам.

Что пользы падшему творить свои злодейства, Натравливать на нас, пускать молву?

Соединились с демонами вместе, Не удержались в ряске на плаву.

Семь злейших духов злобы несусветной Прожаривают с пяток до мозгов.

Не человек, а псам чужим котлета,

А был христианин, ягнёночек Христов.

Метаморфоза страшная… к чудовищам свалились, Беспринципность, всеядность без разбора;

Для исцеления сжевать хотя бы листик Из вечной Библии, как иудей из Торы.

Отступники, удесятерите ревность, Как развернуться снова к Иегове;

Христа покинуть – высшая нелепость.

Кто без Христа – тот всадник безголовый. 22.03.05.

8 9

Иез.13:14 – «И разрушу стену, которую вы

обмазывали грязью, и повергну её на землю, и откроется основание её, и падёт, и вы вместе с нею погибнете; и узнаете, что Я Господь».

Отходами завалена земля, Реакторов блевотина в контейнер,

На словоизверженье был изготовлен кляп – Вождей прошедшего давно развеял ветер.

И суета сует житейской наготы

На свалке догорает, скрыта пеплом; С надуманной низверглись высоты –

Хор прихлебателей хвалу вчера им пели.

Но рушится, на выброс потащили Учебники марксистского разбоя,

С Альенде Пиночет из дальней Чили, Империю Союз после застоя.

Как не бывало, только прах метёт, Шикует, вырождаясь, поколенье;

Смертельной горечью стал почерневший мёд, В отхожем месте Гитлер, Сталин, Ленин.

Негибнущее вечно то, что лечит, С бессмертием сродняет в Иисусе;

Любви не гаснут в непогоду свечи,

Быть восковой – о том с утра молюсь я. В сокровищницу Божию войти –

Зазорно ли от поношений чёрных. Не скрежетать зубами, не вопить,

Когда воскреснем, как один из мёртвых.

Два полюса в сознанье – плюс и минус – Приходится готовиться к расчёту.

Нетленное цени, а остальное минет, Не дорожи же временным почётом.

Не силиться победу одержать, Сомнительное, ложное отбросить. Крадётся вор, влетает моль и ржа, Сгорает дуб до корешков отростков.

Оценочные навыки от Бога,

Здесь совесть, Библия и Дух Святой на помощь; Огнём очищенное станет высшей пробы… Обещанная где-то рядом полночь. 16.03.05.

1Цар.2:24 – «Нет, дети мои, нехороша молва, которую я слышу: вы развращаете народ Господень».


Отчего же дети не в отца, Он ли не учил их и не драл, Им при жизни всё и отписал,

Что с таким трудом достал, собрал.

Интерес живой к Писанью чужд им, Ничего не спросят никогда; Присмотрись, как у корыта чушки - Хочется всё разом распродать.

Закупить бы Новые Заветы

И раздать по тюрьмам, в лагерях; Накормить голодных и раздетых, Попытаться бедность расстрелять.

Дети у Илия, Самуила,

Явно, не в отцов тогда удались.

На горбатого управа лишь могила, Ну а всё же… Ах, какая жалость!

Наркоманили, судили за подарки, Блудничали с девками при храме. Каково родителям под старость

Слышать, что отростки – ни в какие рамки.

И не дай, не приведи, Господь, Чадушкам таким табачным вызреть; За «крутых» легко нас уколоть,

В нас упрёк, что пистолета выстрел.

Ничего нельзя переиграть, Это-то трагично и посмертно.

Не уложишь поперёк в кровать, Водка и вино вместо десерта.

Господи, услышь и обрати

Через казнь, землетрясенье, ужас,

Только слову Божию отнюдь не вопреки, Внутренне перероди, наружно.

Мне ли осуждать чужих детей, Упрекая предков и потомков! Плоть от плоти, от моих костей -

Вместе выйдем мы из-под обломков. 03.01.05.

1 0 1 1

Быт.6:12 – «И воззрел Бог на землю, и вот, она растленна, ибо всякая плоть извратила путь свой на земле».


Патология нынче – наука в законе, Любое уродство уже не в кунсткамере;

Какими должны быть – до смерти не вспомнили, – Держащихся моды лукавый поджаривал.

Разрезы на юбках, высокий каблук,

И в брюки мужские залезшая женщина;

Что мерзость и гнусность – то славится вслух, О правде святой только мысленно шепчутся.

Век паталогии – грех «полиглотов», Сумевших грехи всего мира собрать,

С бесстыдством безнравственность с детства проглотят, Но будет короткой преступным кровать.

Так редко, но встретишься ты с христианкой – Она без прикрас, без ненужных серёжек,

Стоит в длинном платье и кажется странным, – Как можно носить, что срамней и дороже?

Естественно, значит с природой на пару, Во всём натуральность, как Бог сотворил;

В скромность украшена юность и старость, Не нужно и траты, на хитрости грим.

Кровавою краскою рты полыхают, Знаменьем гееннского крика в огне. Итак, патология – штука плохая,

И я не случайно напомнил о ней.

За все извращения нам отвечать, Сожжённую совесть придётся почистить. Не восковая же в храме свеча,

Торговля лютует в корысти нечистой.

Ума патология – числился нормой.

Трещат на церковно-славянском прокимны, Поют непонятное клиросы, хоры –

Порол их Христос супротивных.

Святейшее Слово от Иеговы,

Звучит пусть не только по храмам святейшим, Сорвём благочестьем бесстыдства покровы,

Слугой у души быть, не плоть свою тешить. 01.07.05.

Ис.9:17 – «Поэтому о юношах его не порадуется Господь, и сирот его и вдов его не помилует: ибо все они - лицемеры и злодеи, и уста всех говорят нечестиво. При всём этом не отвратится гнев Его»,

Пилат был прокуратором из Рима, Как в вотчине своей жил в Иудее;

Замена для него в ближайшем обозримом Пока что не грозит – он безупречен в деле.

Женой иудеянкой обзавёлся, Не жалуется на своё житьё;

Он в крепости, как в логовище волчьем, Не выковырнуть и не взять живьём.

Но встреча со Христом всё изменила, Он уязвимый стал, молве доступный; Мечты на повышенье схоронила – Его толкут народы мира в ступе.

Все говорят, он малодушным был, Его легко без приступа сломили.

И дружбу с кесарем обрёк он на распыл, Себя ославил он в Иерусалиме.

Что истина, он осознать не смог,

Склонился к предпочтенью римской власти; Когорты кованных сандалий и сапог,

Как ставленника Рима не смогли украсить.

Судья неправедный, имевший власть распять, Когда мандат на то дарован свыше,

Он моет руки, озираясь вспять,

Свой приговор как бы к себе он слышит.

Таких Пилатов, наших и Понтийских,

В судах пруды пруди, но честного не сыщешь; Кормилом власти тешится, как будто он епископ, За пазухой и в надписях на приговорах рыщет.

Шельмует, виноватит и Христа,

Что говорить о нас – мальках, икринках. Пилатбюро жидов по всем местам, Ухоженных, от совести обритых.

Пилат и с мёртвого крадёт Библейский плат, Юриспруденцию науськивает он на христиан, Он в символ веры впишет нас со зла…

Путь Вифлеемскою звездою осиян. 09.01.05.

1 2 1 3

Кол.4:16 – «Когда это послание прочитано будет у вас, то распорядитесь, чтобы оно было прочитано и в Лаодикийской церкви; а то, которое из Лаодикии, прочитайте и вы».

Письма пишут, друзьям отправляют по почте, Спецкурьер сохраняет какую-то тайну.

Ну, а если другой прочитать их захочет, А потом и статью в обвиненье притянет?

Жаль, конечно, себя и открытость свою, Что друзья и враги оценить не сумели, Зацепились за слово, смертельно воюют, Аппетитно жуют, по окопам засели.

Может, я невоздержно о тайне сболтнул, Государству угрозу подстроил втихую,

И умножил молву, как цунами волну – Почему же их стая насела вплотную?

На посланье Апостолов были засады, Почтальону расправа грозила не всуе,

В тех посланьях столетия людям отрада, Экземпляров не счесть – ежедневно плюсуют.

Нет, не бойтесь огласке предать переписку, Если в ней обличенье и строки Писанья. Утерять что размножено, меньше есть риску, То не будет погублено свиньями, псами.

Мои письма, где я говорю о Христе, Вразумленья, сужденья в одеждах приличных, Публикуйте свободно – они для гостей,

Даже если кому-то написаны лично. Если в книгах моих ваши письма найдёте, Не спешите меня поскорей осудить;

Ради пользы представ пред судом идиотом, Никому не хотел я никак повредить.

Наши письма – послания в малом масштабе, В них наш гнев, наша ревность о деле благом, Почему так трясутся о тайне, о табу?

Чуть огласке предал, и грозят батогом.

Мои письма есть семя и дети мои,

На смотрины их вывести, спонсоров жду.

Жил открыто… так дайте им жизнь обновить,

Польза будет от писем, когда на виду. 19.03.04. ИгЛа

Лук.22:42 – «говоря: Отче! о, если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! впрочем не Моя воля, но Твоя да будет».


Плоды увидеть на своей делянке Не каждому сподобиться удастся, Хотя тянул, не просыхали лямки, Преодолел жар юности, напасти.

И дел таких, с прицелом не на завтра, Коль присмотреться – очередь за нами: Готовила еду, бельё стирала Марфа,

Но результат не видно – как после цунами.

И о единстве веры сколько же молились, А сект и ересей, как в ядерном котле.

О растворенье воздуха… но выхлопная гнилость – Бескислородный голод нам не одолеть.

И не видать ни проблеска во тьме – Рассеять мрак мы искренно пытались, Но сонм препятствий, тысячи помех

На нет свели наш труд в конце баталий.

Так для чего ж молиться без надежды, Что сбудутся прошения, молитвы;

В игре Судьбы мы не простые пешки,

И наш настил над пропастью не хлипкий? Уверенности нет на сто процентов

Ни в правоте своей, что так тому и быть, Что капитал был вложен в бизнес ценный, К надежному столбу наш флаг прибит.

Нам заповедь дана терпеть и ждать, Не ожидая результатов вскоре.

Пожар изничтожает, похищает тать, Обломки мачт выбрасывает море.

По воле Духа Божия прошенья, Благодарения за всё, что как бы мимо; Молиться, ждать без тени огорченья, Как при плохой игре с хорошей миной.

Нам дорог сам молитвенный процесс, Общение с Создателем благим, Молитвою мы облегчаем крест –

За всё несбывшееся Иегове гимн. 14.07.05.

1 4 1 5

Матф.26:41 – «бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна».


Плоть немощна и тленна – это факт, Стареет, разрушается, ветшает;

Рот, слово печь, а руки – мой ухват, Всё тянут до себя, не оплошают.

Осознаю себя, насколько помню,

По внешним признакам души, а чаще тела, Вот две ноги – осёдланные кони,

И не одна заноза в них засела.

По мере обихода и заботы

Тащили тело, подгибаясь в пьянке; Каблук железный не один был стоптан, Всем без разбору наступал на пятки.

Родные, вынесли, облава позади,

Свет от Евангелия полыхнул нежданно, Желанье новое – как Богу угодить, Распорядиться мне здоровьем данным.

Давил мне плечи с книгами рюкзак, И тонны Библий расходились сходу, Понятно, ходу не было назад,

Всем души накормить – моё святое хобби. Магнитофонов, пишущих машинок, Катушек с записями Библий и канонов!.. Со Златоустом власти устрашили,

За житиями крались из ОМОНа.

В содружестве двух рук моих и ног Плодилось, плавилось, садами расцветало. И в немощи моей проявится лишь Бог – Неведома пусть будет мне усталость.

Ход не замедлить – книгоноша жив, Успеть лекарства разнести увечным, К обрезанию наточить ножи –

Живой поток теченью лжи навстречу.

Плоть от молитвы и поста крепчает, Рассохшееся пояс обручем стянул.

Благополучно бы суметь пристать к причалу,

Не упустить штурвал, а по земному – руль. 15.12.05 ИгЛа

1Ездр.4:22 – «И будьте осторожны, чтобы не сделать в этом недосмотра. К чему допускать размножение вредного в ущерб царям»?


По полю минному неясная тропинка, Проложенная знающим воронки;

Вокруг останки чьи-то и крапива,

Смерть напружинилась в заржавленном покрове.

Случайно ли нас Пётр предупреждает, Сам испытавший горечь поражений.

Лев-людоед на нас и змей вот-вот ужалит, Готов к броску – не далее сажени.

Блажен, кого микроб греха не одолеет,

В чьём теле здравия побольше, чем болезней. Иначе черепки нам никогда не склеить,

Когда ворьё к нам в хижину залезет. Блажен и счастлив, чти грехи покрыты, Чья кожа эфиопа побелела;

Чума минует, вирусы от гриппа,

Не посягнёт на гибельность от гнева.

Как предузнать опасности знакомства,

Не быть ощипанным, догадливым прослыть,

В грехе, коль оскользнулся, не захряснуть в косность – Опасно высыплет пренебреженья сыпь.

Предупреждает Дух Святой Писаньем, И совестью у тех, в ком не сожжёна, Не быть в обрядоверье злыми псами, Такие первые в сраженье поражёны.

Терпение в усопших крайне поражает – Не заступиться и не оправдаться им; Законничества в помощь ли скрижали,

С фанфарами ли вход в Иерусалим?

Тому, кто осторожен даже в доме,

В общении с ближайшими по духу, Гарантия, что в гневе не утонут,

Во тьме светильник веры не потухнет.

Надменности провалы перепрыгнуть, Высокоумия вершины обойти,

Не аленький цветочек, не золотая рыбка,

К святому вкус дают и аппетит. 29.06.05.

1 6 1 7

Иоан.18:23 – «Иисус отвечал ему: если Я сказал худо, покажи, что худо; а если хорошо, что ты бьёшь Меня?»


По правду поступать… Но где же правда, Ведь столько правд – у каждого своя?

И даже у того, кто курит травку –

За правду борющихся сонмище вояк.

Мне приходилось и притом не раз,

При жгучих укоризнах совести терзаться. И правду-матку резать без прикрас,

Не обольщаясь на подачки-сласти.

Как часто победителей грызёт, Изничтожает правда, как всё было; В пургу за печкой не поёт сверчок, Медали, ордена покрылись пылью.

По правде ли, что пенсия большая, Что защищал пред кем и лицемерил; Нажился на беде, где оплошали, Кривил душой, скрывая крохи веры?

Теперь, уверовав в страдания Христа,

Мой грех приемлющего как бы и по праву, Он, Правда истинная, и Ему подстать,

По-человечески, дано меня исправить.

Хотя и не по правде высшей этот жест, Распахнутых объятий Иисуса,

По милости и жалости Свой крест Поднимет и из чаши смертной вкусит.

С небес сошедшая нас к небу увлекает, Земным в укор земную корку сломит, Но что есть истина – юстиция слепая.

По-прежнему не зная, строит из соломы. По правде поступайте, чада свет,

Законнорожденные Божьи сыновья, Вникайте в Библию, дающую ответы, Росток даёт при ней из пламя головня.

Обугленная в самой сердцевине, Земная правда встретилась с небесной.

Из райских милостей отныне Божьи ливни,

От правды Божьей у гуслистов песни. 26.06.05.

4Цар.12:15 – «И не требовали отчета от тех людей, которым поручали серебро для раздачи производителям работ, ибо они действовали честно».


«По честному нынче никак не прожить, – Всё чаще толкуют о том на трибунах, – Прозрачных доходов без паранджи?

Скажите на милость, сыскался же умник». Где душу забыли, совсем отрицают,

Живут и плодятся по-скотски, как свиньи Сыр нежится в масле и жарится в сале, Но нищим и крошку, скупясь, не откинет.

По-честному, значит по совести надо, А совесть задушена, совесть распята; Лживые губы мусолят помадой,

Умишко стал лишним – не то, чтоб палата.

Мертвей мертвеца, что лежит в мавзолее, Приспешники, выкормыши Ильича,

При жизни беспутной смертельно сотлели, Духовно – в реанимации от паралича.

И это не видят слепцы-мародёры, Паханы и урки кричат в депутатах; Младенцы «осанной» им рыло утёрли,

Народным избранникам – лодырям, татям. Честность и честь эталоном не стали, И всё от того, что забыли о Боге.

В безбожестве тешились Ленин и Сталин, Задушат и мать, даже мускул не дрогнет.

Отмерено каждому семьдесят лет,

Кому-то чуть больше, обычно же меньше. А дальше зловоние, смрадный скелет,

И в вечности кто их водою утешит?

По честному честь не прославлена здесь, Что есть она – многие не подозревают,

«В усладу напиться, и лучше поесть», – Куда же их выведет эта кривая.

По-честному, значит, с Писаньем сверяться, Готовиться к Судному Дню после смерти;

И только тогда ты прожил не напрасно,

Там честным откроются райские двери. 23.11.03.

1 8 1 9

Дан.3:44 – «и да постыдятся все, делающие рабам Твоим зло, и да постыдятся со всем могуществом, и сила их да сокрушится».


Победный май… шестидесятилетье Епитимьи, ниспосланной как манна; Кричат по радио про фронтовые сплетни,

Пораспустили ложь по всем заморским странам, Что Сталин веровал и Жуков Г.К. – герой. Штрафбатов не было и зэки воевали… Враньё бескрайнее… и думаешь порой, Появится ли правда из-подо лжи завалов?

Война всегда есть наказанье Божье

За грех правителей, народа и священства. Репрессии, ГУЛаг… всё затопили ложью, Где помолиться, не обрящешь места.

Кровавый океан… и властвует тиран, Усатый Гуталинщик-людоед; Расстрелян царь и взорван чудо-храм,

Да как же не прийти тем миллионам бед?

Два лютых змея яростно схлестнулись, Армады самолётов, танков и орудий.

Развалины от многолюдных улиц

И миллионы тел – холмы из них и груды.

Шли с матами под дулом пистолетов, Тащились в плен и гибли без числа;

Но к покаянию нас не подвигло даже это? Страна-заложница – один сплошной Беслан.

В церковной подхалимно-лживой прессе Жгут толовые, тыловые шашки,

И столько дыму-лжи – кадила могут треснуть, Под дудку каменщиков архиереи пляшут.

Капитулировать пред Богом, побеждая грех, Испрашивая милостей у Бога Иеговы.

Мы захлебнулись кровью, и муки через верх, Но славу коммунистам петь попы готовы.

Не праздник, а позор беспокаянный, Выхваливаются, сколько, кто убил.

А это значит, нас впереди ждёт яма,

На дне которой нильский крокодил. 05.05.05.

Рим.1:32 – «Они знают праведный суд Божий, что делающие такие дела достойны смерти; однако не только их делают, но и делающих одобряют».


Повстречал христианина-режиссёра:

«Здравствуйте, Сергей Иванович Попов, Как там ваш Ермак с шармачьей сворой, Вместе с ним не наломали дров?»

Это мой знакомый, полон сил, Пишет необычную поэму

Про Ерёму-Ермака, как тот косил Не траву, татар загнал в Освенцим.

Атаман Ермак, Иеремия –

Самый беспощадный был разбойник. И не доски от коры шкурил он, – Каждый выстрел сотни упокоил.

Да, историю мы знаем, как старуху, Помутившуюся в разуме, что ходит под себя... Атаман-разбойник ночью в воду рухнул, Часовые сном могильным спят.

Взявший меч, сам от меча погиб, В плен вели, в плену и околели,

Банда из грабителей, какой у них был вид, Жён чужих хватали из постели.

Как же можно зверство прославлять, Полностью отрекшись от Иисуса.

«Что есть истина?» – ощерился Пилат, Христиан на нехристей науськав.

Нет, Сергей Иванович, не надо Петь акафисты о сыне Тимофея. Прославлять злодея-конокрада, К дьяволу пойдут его трофеи.

Нужно покаянье принести

За поход крестовый, подражая Папе. На коленях вымолить «Прости!»

Внуки Ермака всё так же любят хапать.

И не пойте с тяжкого похмелья,

Не озвучивайте кровь и грязь злодея. Кормите не Библией, а зельем –

Что же вырастет, когда такое сеем? 06.11.05. ИгЛа

2 0 2 1

Еккл.7:1 – «Доброе имя лучше дорогой масти, и день смерти – дня рождения».


Подаркам в день рожденья нет числа, Сиял виновник, счастьем упиваясь;

Не ведал он, куда же занесла Его, как говорят, судьба слепая.

В родительском наследье он один,

И не привык делиться преизбытком, Свой эгоизм он пестовал, плодил, Гордился чванством и своим корытом.

Год промежуточный к последнему звонку Чуть тормознул на пьяном полустанке; Цель у родителей – всего нажить сынку, – Не в теле душу запечатал – в танке.

Что видят через щель его глаза,

И что располагает к состраданью?

Мог приобресть друзей – делиться же нельзя, – Прицел на выгоду и к собиранью дани.

За взяткой куш в афере на кону, И пенсия похлеще депутатской.

Но отчего вдруг совесть не даёт уснуть, Предполагая худшие напасти?

Разоблачения, наручники и нары… Ох, как не хочется баланду получать.

Давно живёт одни без предков старых, Свои права привык, умел качать.

Зачем же жил, коптил и заметал, Петляя след, о завтрашнем не зная.

Под купчей с дьяволом и жертва за металл – Душа истерзанная, нищая, больная.

От нашей встречи многое зависит, Расслышишь ли Евангельское слово, Или довольствуяся виноградом кислым, Любить овец способен только в плове?

Подарок лучший – встреча с Иисусом, Рожденье свыше, чудо воскресенья.

Из тысячи путей спасителен лишь узкий,

Труд напряжённый – не режим постельный. 18.07.05.

Прит.26:2 – «Как воробей вспорхнёт, как ласточка улетит, так незаслуженное проклятие не сбудется».


Подкармливаю в холод воробьёв – От голубиной трапезы остатки.

Добра желал, собралось же ворьё – На голубятню лезут хулигански.

До сотни у кормушки за трапезой... Прелюбопытно наблюдать за птицей,

Где первый прилетит, там остальные лезут, Подпрыгивают к безразмерной миске.

Вначале было два, от силы, три, Через неделю более полсотни…

Христос учил: «На птичку посмотри!» На грязную, худющую сегодня.

Умели ли оповестить других,

Созвать к Библейской вечере незнавших; С опресноками, с рыбой пироги,

С вином Спасителя из той же смертной Чаши.

Нам не завидовать каким-то старостильным, Ни двоеперстникам с зелёной бородой.

Богослужение на русском, проповедь обильно… У них, а не у нас сроднилось всё с бедой.

Смотри, как осторожны воробьи,

Клюют и озираются, на друга не надеясь; Иначе еретик спопашится убить,

Не одного, а может статься, десять. Чуть подозрительное где-то шелохнётся, Через дорогу в куст уже метнулись…

У нас же изверг шарится под носом, Когда мы дремлем или же уснули.

Чуть потеплело, строится гнездо

Под самой презентабельной застрехой. Плодиться в бедности губителям на зло, Пока на нас антихрист не наехал.

И не падут без воли Бога Иеговы

Ни башни-небоскрёбы, ни пара воробьёв. Уметь истратиться на новые подковы,

Не конские на дверь, на каблуки прибьём. 15.02.05.


2 2 2 3

2Кор.11:14 – «И неудивительно: потому что сам сатана принимает вид Ангела света»,


Подмена… Оборотни в форме и без оной, Кто им доверился, считая за своих, Определяя пользу по погонам,

Туда больных не примут, там присосался псих. И вытворяют – всех святых выносят,

Под красотою щель у проклятущей ведьмы, Под ликом девственниц развратницы на сносях, Империал поддельный, не золотой, а медный.

То вместо хлеба суррогат подсунут, И вместо манны из опилок кучи;

Из гостя вылупится вражеский лазутчик,

И вместо благодарности сто обвинений всучат.

Подмена слов, понятий между строк, Замаскированных сознательно, умело, Всё с умыслом, просчитанное впрок, Потоки обещаний и никакого дела.

Умышленно, а часто по незнанью, Не зная самой сути и зерна, Ночные тряпки выдают за знамя –

Сулили рай земной, а там теперь тюрьма.

Уныние, отчаяние – смертный грех, Но скрылись под апатию, депрессии,

Так в церкви батюшки показывают вверх, От ожирения же сами чуть не треснули.

Какое же крещенье без полноты воды, Достаточной для погруженья тела; Мертвец под ризою кого бы смог родить; Привыкший грабить, кого оставит целым?

Нам говорят: «Причастие и храм!

Без них ни шагу – в этом суть спасенья!». Воды моря и реки… но перекрыли кран,

И вместо херувимской от табакуров пенье.

Назвать бы всё своими именами – Вначале не поймём, куда попали мы.

Как надсмеялся враг над глупыми, над нами…

Сорви с подмены маски и выйдешь из тюрьмы. 27.07.05. ИгЛа

Евр.3:15 – «доколе говорится: «ныне, когда услышите глас Его, не ожесточите сердец ваших, как во время ропота».


Пока ещё не начата война, Доколе враг рубеж не пересёк,

Суметь предотвратить – осталась цель одна, Избыть войны начало, ей перекрыть исток.

Советники военные смутились, Подсчёты делают запасов, тайников; Ещё не поздно, испросить бы милость, Мобилизовать мальчишек, стариков.

Тропа войны кому-то – мать родная. Их даже мёдом в праздник не корми,

Но дай разбойничать и властвовать над нами, Свободу нашу сжечь и схоронить.

На наши мирные уступки, предложенья, На дани жертвенные и дары плюют; Свобода наша стала их мишенью, Мошенствует их предводитель-плут.

И выбора нам не оставил враг, Преследует, на пятки наступает; Приходится Писанье снова брать, Молитву выдавать не скудной пайкой.

Постом загруженные вышли корабли. Составы под парами чудо-бдений;

По порошинке ревность подмели,

И жертвуем себя, не только деньги.

Ещё мы дома... Светится наш храм, Священник руки к небу воздымает;

И враг попятился от неисцельных ран, Бежит, как полчища разбитого Мамая.

Наш милосердный Сущий Иегова, Вождь сирых, вдов и искренних рабов! Прими молитвы всем врагам в погоню, И перед ними вырой страшный ров.

Но мы не смерти просим окаянным, Отступникам, лжебратьям-рэкэтирам.

Им совесть пробуди, их наглость скинув в яму…

Назад теперь ползут и просят мира. 16.03.05. ИгЛа.

2 4 2 5

Иоан.13:30 – «Он, приняв кусок, тотчас вышел; а была ночь».


Покинул Господа лукавый ученик, Он как бы заново родился, огляделся, Пожёг конспекты, стопочку из книг,

И накупил других пожиже и помельче.

Себя корить стал тайно и прилюдно,

Что столько лет Христос зомбировал его; Теперь прозрел таинственно и чудно,

Во славу Божью совершил рывок. Нашёл соратников, кто слева, кто и справа, Хор одобрителей – зелёных староверов; Несут приданное – дедовскую отраву, Спешат хомут невежества примерить.

А сколько тех, кто отошёл от Павла, Им показалось, что рванули вверх;

Их возвеличил враг, в своём кругу восславил, Всё бывшее язвительно поднял на смех.

Что чувствовал Господь, когда друзья Лягали больно, открывая тайны;

Как не разверзлась матушка-земля... Где их теперь крикливые останки?

И каково Апостолам, легко ли Переносить отступников, смутьянов, Когда они выламывают колья,

В соратники гребут развратных, пьяных.

Дай, Господи, перенести измену Сбесившихся и ошалело-буйных. Разбей их бурей, не оставь и пены, Просчёты им в продаже и при куплях.

Их замыслы на лучшее да сгинут, Тоской о прошлом засори глаза;

Под реквием укрась сегодняшние гимны, Их шаг вперёд, да будут два назад.

Меня, друзей моих, кем окружён всечасно, Да не коснётся дух предательства такого; Весна в душе, болезни зимней встряска

На пользу нам, во славу Иегове. 03.03.05. ИгЛа

Матф.11:29 – «возьмите иго Моё на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдёте покой душам вашим».


Покоем дорожить мы не умеем, Не приучили с детства то ценить, Судачим и толкуем на скамейке,

К чужой петле натягиваем нить.

Мятутся губы и язык сугубо, Слова и предложения формуем, И отливаем испытанья трубы,

В огонь и в воду лезем напрямую.

Мы судим, затевая долгострой,

Ведь кто-то пересвиснет наши лясы, Прочтёт невысказанное, даже между строк, И расшифрует, что же там под кляксой.

Покоя нет тому, кого судил, Тому, кто слушал и кого судили,

Страх Божий кляп в уста нам не забил, Тушить огонь, не раздувать кадило.

Где нет покоя, ширится и ров,

Кто слушал, нас же опасаться станет, В огонь возжжённый лесовозы дров.

Враг-пристав взыскивает неустанно дани.

Член – небольшой язык многоречивый, Но воспаляет круг взаимоотношений.

Зачем эпитетами речь свою перчили, Мол, тот недобрый хлюст или мошенник.

И кто-то тайно, сугубо на ушко, Столкнул в пожар и в селевый обвал;

Ответные громы повергнут многих в шок, Влетят последствия, каких не ожидал.

Покой – основа связи со Христом, – Обещаны Им всем, к Нему пришедшим,

В присутствии Владыки судить мы не рискнём Раба чужого, слова не прошепчем.

Покой и тишину люби, а не войну,

Мы в тихом веянье услышим Иегову; Умиротворённым в благости заснуть,

Забыть в покое мстителей погони. 22.11.05.

2 6 2 7

3Цар.5:4 – «ныне же Господь Бог мой даровал мне покой отовсюду: нет противника и нет более препон».


Покоя нет ни старым, ни больным, Ни птицам, ни зверью и ни богатым,

Саднит и рушится – до неба пыль и дым – Наполеонам, гитлерам в подарок их откаты.

Обвалы, взрывы в шахтах под землёй, Волна цунами лижет побережье.

И параллели в новый переплёт, Меридианы войнами прорежет. Стабильность только снится по ночам,

От похоти закупорка по венам; Концовка зрится – вечный наш причал, Незаменимым быстрая замена.

То крыса пожирает голубей – От голубятни остов на потеху.

Смерть подгребает всё косой к себе – От бывшего поваленные вехи.

Покой не снится, снов кошмарных ряд, И проглотить слюну не удаётся; Подтёками новейшими пестрят

Где по счастливым недруги бьют хлёстко.

То завись, то от ревности стрела Гангреной поражают час покоя.

В ответ бурлит: «Ах, не хватает зла!» – И вянут от полуденного зноя.

И думаешь: «Полезен ли покой, В котором и о Боге забывают; Упившись счастья мерою земной, О вечном аде и насущном рае?»

Покой у ног Христа и безмятежье, Немыслимое в царских наслажденьях. Доверие Иисусу – главный стержень На милосердье истощает деньги.

Уменье обходиться самым малым Уменьшит треволненье от забот; Смятенья изгрызают нас оскалом…

Лишь в вечности покой дарует Бог. 27.05.05.

Иер.48:11 – «Моав от юности своей был в покое, сидел на дрожжах своих и не был переливаем из сосуда с сосуд, и в плен не ходил; от того оставался в нём вкус его, и запах его не изменялся».

Полезно пробежаться босиком

В жару и в дождь особая пикантность, Через подошву к темечку трезвон, Когда за что-то пальцем спотыкаюсь.

Толкуют про особое леченье, Надавливанье точек особых на подошве;

Так в жизни обстоятельства и их пересеченье – Сиюминутное, но в лобовую с прошлым.

Переживанье точечных ударов,

Что спроецировал Господь и бьёт по крыше; Холодный пот в воспоминаньях старых,

И на точиле только искры брызжут.

Какой бы был без разных наваждений, Без искушений и переживаний?

Боролся не с врагом, а с собственною тенью, Привычное и вкусное жевал бы.

Но Иисус меня всегда переливал Из бочки общей в частные сосуды;

Приятно вспомнить про девятый вал, Как выброшен был непонятным чудом.

Крепчало и закаливалось тело, Загаром чёрным обжигало ноги;

Нет места от подошвы малость цела, Никто не назовёт меня убогим.

Испытанное золото в огне,

Но во сто крат ценнее опыт жизни, Легко тушу обиду, зависть, гнев –

От прошлого меня нет прежнего с мизинец.

Полезно в непогоду не роптать, Приемля данное и с самоукореньем. Уют отшельника, молчальника крота Переродились в ласточки паренье.

Мне выпало, и долю не кляну, Изыскивая пользу от трясенья. Упрямому ослу полезен крепкий кнут,

Плуг прорезает боль, рассеиваю семя. 12.11.05.

2 8 2 9

Ис.40:31 – «а надеющиеся на Господа обновятся в силе: поднимут крылья, как орлы, потекут - и не устанут, пойдут - и не утомятся».


Полёт полёту разница, конечно… Для воробья далёким зрится путь

С подсолнуха на коноплю за речкой, Когда навстречу будет ветер дуть.

А маленькая крачка, альбатрос От полюса до полюса иного

Наматывают – кто до них дорос? Таких примеров очень уж немного.

Одно бы дело – просто в храм ходить, Без погружения крестившись кое-как, Вертеться флюгером, когда будут кадить, Напоминая чем-то в зелени макак.

Довольствоваться кислым и замшелым, Что выпарил Синод и КГБ;

Креститься криво, вяло, неумело,

И защищать бедлам церковный, как кобель.

О, лучше бы не видеть и не слышать,

Не знать Евангельских высот и расстояний; Тогда бы льнул, завидуя к церковным мышкам, Свечную копоть почитал сияньем.

Но если пренебесным захватило,

Но если Библии сподобило коснуться,

С Евангельским теченьем ясным, чистым На проповедь серьёзную обуться,

Тогда благословится твой полёт,

Не по местам святым и не к юродству, Сам Дух Святой нежнейше позовёт,

И наградит и знатностью, и ростом.

Орлу и высота небес прилична,

Не мощи он высматривает свыше;

Христа Спасителя считает лично личным, Простором Библии он с наслажденьем дышит.

С утра пораньше за трапезой чудной, Где Иегова блюда нам сготовил.

Вся жизнь есть торжество, не скука будней –

Со словом истинным он от Того, Кто Слово. 15.02.05.

Иер.6:26 – «Дочь народа моего! опояшь себя вретищем и посыпь себя пеплом; сокрушайся, как бы о смерти единственного сына, горько плачь; ибо внезапно придёт на нас губитель».

Полотенце недавно испачкал хирург, Оперируя ночью своих же коллег;

Им сигнал поступил, и отправились вдруг, За бригадой сестричек во след.

Что случилось, что было – теперь не узнать, Их подмяла безбожная пьяная свора; Омофором не скрыла их Божия Мать,

И кресты им не стали опорой. В той машине иконка висела всегда,

Освятил, окропил их карету священник. Кто мог думать, что их не минует беда,

И накроет предсмертным мученьем.

Эти сто «почему» обсуждали при всех, В пустоту упирая тугие вопросы; Может, чей-то один нераскаянный грех За черту так легко перебросил?

Есть в Божественном Промысле столько страниц, Будто склеил их намертво клей до рожденья.

Вверх дорога петляет, вдруг бросилась вниз – Судьбы многих метнулись, как тени.

Прыгал резвой блохою Давид по горам, И от сына родного бежал без оглядки;

Скрыться в храме желал, – но не выстроен храм. Кубок желчью наполнен несладкой.

И потом, через тысячи лет узнаём – Его жизнь есть прообраз и нашей...

Регент машет предсмертно подбитым крылом На вечерне, привычною ставшей.

Почему разверзаются в пламени гневом Небеса не над Иродом, а над Иоанном? Им, тиранам, в аду места мало, в геенне,

Чтоб с холуями вместе, со сворой поганой.

Пятна крови на память остались опять, Резус, группа – всё это так хрупко.

Нерукотворный Спасителя плат

Распростёрт надо мною, над трупом. 30.10.05. ИгЛа

3 0 3 1

Кол.3:23 – «И всё, что делаете, делайте от души, как для Господа, а не для человеков».


Попустительством не стоит пренебречь, Когда всё трын-трава, авось, небось;

Пылающую без присмотра бросил печь, Едва забил, загнул на пакость гвоздь.

Без вешалки оторванной пальто Валяется осиротело рядом;

Лёд без песка – смертельное сальто, Бумажник где попало – нас ограбят.

Не попустись по мелочи нигде,

И губы подбери в угрозу любодейкам.

С пьяным за столом зачем же нам сидеть – Евангельское семя всюду сейте!

Пусть попустительство сгорит в святом огне, Будь подпоясан истиной всечасно;

Надежда есть избегнуть Божий гнев, И не судить по слухам или басням.

Нам главное бы душу сохранить, Быть верным Иисусу-Жениху,

Духовный враг чтоб в душу не проник, Не превратил что есть у нас в труху.

Пророк Иеремия пусть правит бал в плену, Ему открыты замыслы Владыки;

Свободу может только Бог вернуть, Когда в рабах насытимся досыта.

Тем патриотам не избыть позора, Не слушали Иеремии крик.

Князья-епископы нас почитают сором,

И злится в немощи под митрою старик.

Бог попустил распутство в алтарях, Прелюбодейство с миром, бизнес провонявший. Не умолчим и обличим не зря,

И тем спасём себя, когда им правду скажем.

Не просто человеком оставаться всюду, Твердить об истине, ничем не попуститься; А будут слушать или же не будут –

Пред Иеговой быть бы только чистым. 08.12.05. ИгЛа

Фил.1:21 – «Ибо для меня жизнь - Христос, и смерть – приобретение».


Посланья Павла – с ними я знаком Не понаслышке, сходу и вприкуску; Он сорок лет назад ко мне вошёл, Рассказывает о Христе Иисусе.

К кому бы он посланье ни писал,

О чём бы не кручинился прегорько, Он обязательно укажет на Христа,

Запеленгован Им от корки и до корки.

Сначала кажется, какой же однобокий, И недалёкий со своим посланьем.

Но в глубине и в высоте пред Богом Стихи и главы в радости плясали.

С ним вместе к римлянам нечаянно нагряну, Еврейских выскочек увидев наяву;

Конечно, и язычник там не пряник, Им Павел перец в рот, а не халву.

Неразъяснимые пока ещё никем Глубины судеб Божиих подвинул; Понятно, Павел был молитвенник, аскет, Меж спорящих он не прокрался мимо

В портовый город, к торгашам в Коринф О любодее гнусном замахнулся.

Он многих спас и указал на риф,

Где сел корабль, не совладевший с курсом.

Анафемой галатам пригрозил,

И всем, кто будет вякать не по Слову. Бреду в Ефес, тянусь по мере сил, Конечно же, во славу Иеговы.

Покой Апостолу приснится разве в узах – Он филиппийцев радоваться учит;

И жизнь, очерченную, видит лишь в Иисусе, А смерть – приобретенья злата лучше.

Ненасытимо вчитываюсь в строки Великого Апостола Вселенной.

Поверил, кто не с ним, тот будет проклят –

Спешу с ним вместе к Иисусу с лептой. 09.09.05. ИгЛа


3 2 3 3

Пс.21:7 – «Я же червь, а не человек, поношение у людей и презрение в народе».


Последствия открытий кто бы знал От слов, от мыслей, как бы ненароком,

И был ли при начале ясный знак, Какие кроются изъяны и пороки?

Что в ядерном ядре огонь и смерч, И страх изничтожения живого.

С броневика в апреле двинет речь Отец ГУЛага, чтимый выше Бога.

Премудрости лишённая толпа, Писаки, лиходеи и евреи,

Толпе натягивали на глаза колпак,

На всё, на всех у них в достатке время. Последствия поступка сорванца Закончатся на нарах и расстрелом; Под дудку палача пришлось плясать Не за чужое, за своё же дело.

Как мы стоим, с каким благоговеньем На утренней молитве и во храме;

Малыш потом сведёт всё это в звенья – Не окажусь ли в бедах его крайним?

Моё уменье экономить время, Спешить на помощь и после работы, На души падает как при дороге семя, Не будет ли противно им до рвоты?

Последствия цинизма и насмешки Не расцветёт ли буйным сорняком?

Потом на нас собак всех будут вешать,

И будешь маяться в предсмертье стариком.

Доверие Иисусу, верность Божью слову Прозрительностью наградит в достатке… Земное всё сомнительно, условно,

Жёлчь и полынь в конце, где было сладко.

Последствия греха смывает Кровь Божественного Агнца на Голгофе.

Без Бога – жизнь в лесу, где наломаем дров,

Без Господа мы черви, моль и блохи. 27.11.05. ИгЛа

Прит.24:14 – «таково и познание мудрости для души твоей. Если ты нашел её, то есть будущность, и надежда твоя не потеряна».


Потери мои зарастали быльём,

Может, встречи ещё предстоит пережить, Пусть не так наяву, когда были вдвоём.

А теперь даже в памяти стал я чужим.

Помню первый арест и кровавый рубец,

По всему, что срослось и сроднилось со мной; Не поможет теперь мне ни мать, ни отец,

И жена, и друзья за высокой стеной.

Как же мне не хватало друзей и родных, Парой слов перекинуться не с кем душевно, И убийственно ясно ошибки видны,

Я на голой скале после кораблекрушенья.

Море билось, ярясь и весь год бушевало – Постепенно покой водворялся в душе;

До конца не извлёк одиночества жало, Измененья в себе замечаю уже.

Но Господь, но Спаситель меня не покинет, Примет жаркую просьбу, как Сам обещал.

Я во чреве кита, голова моя в тине,

И молитва о главном – не о мелочах.

Не хватает друзей – пару слов им сказать, С услаждением слушал бы я их часами;

После всех перипетий взглянуть им в глаза, Пересыпано слово их Божьим Писаньем.

И теперь по утрам до ночных петухов, Жду звонков телефонных и стука друзей. Им плеяда из строк, из колючих стихов – Тем роднее и ближе, чем было грозней.

Время бурным потоком уносит и нас,

Наш уход не заметно для многих пройдёт; Мир не помнит Голгофу, забыл про Синай. Лишь пустыня забвенья и там ручеёк.

Будет Суд, возвращенье потерь и утрат,

Дух Святой озарит что сокрыто в потерях. Что отдал добровольно – получим стократ,

Развернёт на Восток и последний стал первым. 2.02.05.

3 4 3 5

Ис.47:9 – «Но внезапно, в один день, придёт к тебе то и другое, потеря детей и вдовство».


Потери разные нежданно постигают, Мы к ним привыкли, или привыкаем;

В раю прабабка Ева счастливая, нагая, К потере первой подползает Каин.

Не платье потерять, а стыд и честь, Со злобою на брата замахнуться.

Таких потерь с тех пор уже не счесть, Нас обворуют, да ещё укусят.

Мы пишем в памяти забытые долги, Слова разящие – совсем о них забыли, Потери наши будут впереди,

Забвенье скрыло их под слоем пыли. Безмерно о потерях не скорби,

Будь мудрым как змея, но не о шкуре, Спасай таланты, взятые в кредит,

И не зарой их спьяну или сдури.

А главное, чтоб веру в Иисуса Неповреждённой сохранить и чистой; Что лишнее, путь не пропустит узкий, И потолок смиренья очень низкий.

Утеряно Евангелие по разнарядке было, И благовестие забыто сотни лет,

На нас трясёт сектант штаниной пыльной, И на Затворника – монашеский скелет.

Господь учил всех о рожденье свыше, И о крещенье в день Пятидесятый.

Шуршат послушники в потёмках, словно мыши, Не слышат, что им говорит Распятый.

Потеря направления не нова – Евангельский поток ушёл в песок; Забыто имя Бога Иеговы,

Монахи высосали из народа сок.

Утеряна, заброшена свеча,

Не под кроватью, а в глухом подвале, Забыли, что за всё нам отвечать,

Как выдумкой Христов осёл завален. 04.11.05.

Иез.34:16 – «Потерявшуюся отыщу и угнанную возвращу, и пораненную перевяжу, и больную укреплю, а разжиревшую и буйную истреблю; буду пасти их по правде».

Потеря памяти как будто не грозит – Не дай, Господь, не приведи к расстройству, Разрушь к дурдому рельсы и транзит, –

Там оказаться даже очень просто. Благодарю Создателя за ум,

За чудо вундеркинда полиглота; Ворочает он цифрами бесчётных сумм, Что ни захватит, то, шутя, проглотит.

Здороваюсь с здоровыми, знакомлюсь,

Для всех по полочкам положенное место, Тому в оазис, этому на полюс,

То поминутно в памяти, на этом ставлю крестик. Два глаза схватывают, считывают, смотрят И в память отправляют через разум; Перебираем – выбросить, одобрить,

И не жалея красок приукрасить? Талант ушей запомнить и талант забыть, Иначе в перегрузке задохнёмся, Затаримся, как горе-эрудит,

Ненужное забыв убрать под носом.

Когда пробил мой час прийти к Христу, Захлёбываясь горечью услады,

Дверь распахнуть на долгожданный стук, Быть вырванным из жуткой пасти ада.

Какие хляби в памяти разверзлись,

Поток из слёз всё смыл как в наводненье. Мечты исполнились, оформились из версий, Путь из тюрьмы узрел впервые пленник.

Взмолился к Богу, дабы дал забыть

Уже прощёное, в чем истлевала совесть; Изголодавшийся по правде, прошлым сыт, И Бог мне дал талант небезусловно.

Что к прошлому возврат мой невозможен, И помнить – кровь Христа меня спасла; Обуздан страхом, разум подбирает вожжи…

За память чудную Создателю хвала. 30.07.05. ИгЛа

3 6 3 7

праведного, то и суд происходит превратный».


По-честному пожить хотя бы год,

начертанные на скрижалях, были письмена


Почтальон – безмолвный говорун –

Божии».

Предпочтенье совести отдать;

Хромоногим лучшая подпорка;

Замки не вешать – недруг не придёт,

Жду его сегодня поутру,

Не проберётся за божничку тать.

Сморщились распахнутые шторки.

На нужды бедных, погорельцев, сирых

Так же ждал посыльных первый век,

Власть отпустила, скажем, миллиард,

От Апостолов их писем и посланий;

Для денег выделить не банк, а так, квартиру,

Хлеб голодным, помощь для калек,

Таблицы вывешена - всем по сколько брать.

Замерзающим Евангельское пламя.

Реестр особый, всё про иждивенцев,

Так и вижу в сумке почтальона

Пенсионер, военный, инвалид –

Тайные рыбацкие рассказы.

Лишь только глянул – сам себе отвесил.

Входит в комнату, размашисто поклоны,

На сколько совесть чистая велит.

Свитки рассургучивают сразу.

Сошлось бы при конце с твоим расчётом,

Затаив дыханье на повторах,

Не обглодали бы и у слепого кости,

Просят заново письмо перечитать,

Рукою подгребают не с Ангелом, а с чёртом,

Вмиг на ксероксы, от корки и до корки

О справедливости не помышляя вовсе.

Переписано послание в тетрадь.

Столь ясное наказы Иисуса,

Словно искры, множатся посланья,

Последние слова пред вознесеньем.

Тайно переправлены знакомым,

Что, разве не касаются и русских:

Вертолётом, пешими, ослами –

Разбрасывать повсюду благовестья семя?!

Слову Божию нет уз – все это помнят.

В кадиле совесть сотни лет молчала,

Кто бы ты ни был, ты – ученик Христа,

По монастырям засевших не трясла,

Ты и письмоносцем будь усердным,

Приходится нам всё начать сначала,

Донеси в темничные места,

Равви так и не сел на русского осла.

Весть благую до живых и мертвых.

Бессовестно торгуют полуправдой,

Как прекрасны ноги, что несут

Сжигают совесть детскую дотла;

Слово Иеговы, толкованье;

Не гонят оглашенных за ограду –

Приближение возмездия и Суд

Здесь учат глубже зарывать талант.

Возвещается Апостолом и нами.

По-совести ли поступает каждый,

Ноги благовестников прекрасны,

По Библии шаги свои сверяя?

Тундру прошагали и пустыню.

За неблаговестие епископ не накажет,

Проповедь идёт не как по маслу,

Противится тому лишь злой упрямец.

Главное, чтоб сердцем не остыли.

Где совесть поврежденная воскресла,

В сумке благо наше – компакт-диски,

Глас обличения в молчанье зазвучит.

Библия начитана с усердьем.

Бессовестность низринется с удобным креслом –

Слушают, ответ с поклоном низким:

За упокой её не жалко и свечи. 07.02.05. ИгЛа

3 8

«Почтальон спасает нас от смерти».

3 9

28.01.05.

Авв.1:4 – «От этого закон потерял силу, и суда правильного нет: так как нечестивый одолевает


Исх.32:16 – «скрижали были дело Божие, и письмена,

1Пар.23:30 – «и чтобы становились каждое утро благодарить и славословить Господа, также и вечером»,


Предписано за всё благодарить, За всё, за всё, что жжёт и допекает; Пусть это знает юный и старик,

Когда свободный, и когда в капкане.

Пусть бедность многодетная не плачет, И не завидует обжорству у соседа;

Из лебеды от лебедя калачик,

К нам докатился и совместно съеден.

Махровым веером обида распушилась,

Вход к благодарности затянут озлобленьем. Прорвёмся с Аллилуией до вершины,

И водрузим расцветший жезл зелёный.

Нам сколько б ни подсунула нужда Неблагодарности заплесневелых корок, С умиротвореньем будем ожидать,

К нам обещал прийти Спаситель скоро.

При благодарности незримый аромат Не только изо рта, но из деяний.

Дух просветлённый сыплет в закрома,

Для внуков, для потомков – не для пьяных. Пусть знают, мы не ропотом давились Среди разброда, вакханалий жутких;

В нужде нешуточной нас прикрывала милость, Мы с юмором дружили, с чистой шуткой.

С благодареньем закрывали дверь Где нам отказано, осмеяны вдогонку. Но нет запрета в будущем и впредь

При лучших временах нажать к ним кнопку.

Глобализация в отчаяние гонит, Безвыходностью сравнивает с пылью. От Дана храп, неистовые кони –

Но избавление жене в орлиных крыльях.

Маршрут земле Бог выписал давно, И нечего зря злиться, трепыхаться.

Не переборщи с елеем, не повреди вино…

Несут пророчества последние охапкой. 31.03.05.

Лук.14:31 – «Или какой царь, идя на войну против другого царя, не сядет и не посоветуется прежде, силен ли он с десятью тысячами противостать идущему на него с двадцатью тысячами?»

Прежде чем кому-то объявлять войну, И что-то реформировать азартно,

Сядь, рассчитай: нас правильно поймут? Не потеряем ли своё наследство-царство?

Потом, когда осядет пыль и дым, Подсчитывая раны и убитых; Как одиноким филином сидим,

В золе ушедшее находим через сито.

Что толку переигрывать сраженья, Уже в историю прописанные чётко!

Мы – изрешеченные критиком мишени, Хотя и правы были, может, в чём-то.

То мирное, к чему не быть возврата, Каким чудесным кажется отсюда… Так почему же не послушал брата, Нам укорот не дали наши люди?

Ещё до объявленья этой бойни, Когда рыбачили, ходили за грибами,

До поражения уют тот будем помнить – Никто не мылил нас и сами мылись в бане.

Зачем же посягнули безрассудно,

Гнев вызвали от высшего начальства;

И оскоромились постыдно и прилюдно – Всё начиналось от снобизма, чванства.

Заранее раскиньте не палатой,

Но тем, что умещается в напёрсток. Конечный результат окажется горбатым, И не к победной арке – к пайке чёрствой.

Десятки раз советникам собраться,

С постом, с слезами жарко помолиться; Провидеть, скольких мы лишимся братьев, Останется ли с нами наш епископ?

Подсказывает совесть и Писанье Утишиться, смиреньем укрываясь… О, смута дерзкая, утрись же волосами,

Пока сидишь в тепле с шикарным караваем. 06.04.05. ИгЛа

4 0 4 1

Пс.30:23 – «В смятении моем я думал: «отвержен я от очей Твоих»; но Ты услышал голос молитвы моей, когда я воззвал к Тебе».


Преступно не ценить покой и тишину При чтении Писания и искренней молитве; Среди зимы войти в расцветшую весну,

Перевернуть листок, зелёный клейкий листик.

Так мысль, не повредившись суетой, Не перегруженная тяжкою заботой, Ласкается к Писания листве густой, А днём не ухватить и части сотой.

С Давидом вместе город обхожу,

И нашу деревеньку, что проснулась; Молитвенно к груди друзей прижму, Перепроверю, как они обулись.

Мне до всего есть дело по утрам, Стоящему пред Богом неподвижно;

Как будто нет меня – огнями светит храм, Со мною рядом самый дальний – ближний.

Поклонами беззвучно отбиваю Прошения, мольбы, недоуменья; В прощении врагов иду до края,

И не жалею собственных коленей.

Проверю, не ошибся ли хоть словом, И подпись завизирует «Аминь!»

Уверен – враг уже в постели сломлен,

И простынь белая – флаг выброшен над ним.

Люблю предутренние тайные мольбы, Свободные от передряг вчерашних; Сил выпросить, дабы врагов любить,

О чём лишь час назад подумать было страшно.

Хотя там дождь остатком моросил,

И хмарь слезила за закрытой шторкой. В болоте изверги, и к ним мощу настил.

В блокадном городе делюсь последней коркой.

Поклон земной – стою в умиротворенье, Ещё минуты вслушиваюсь нежно,

Что скажет Дух Святой... вставать не лень мне,

Молитва утренняя – вот наш главный стержень. 01.04.05.

Дан.5: 24-25 – «За это и послана от Него кисть руки, и начертано это писание. И вот что начертано: мене, мене, текел, упарсин».


При разговоре слов не подменяйте, С иным значеньем и иной нагрузкой; Читать с листа, пока он не измятый –

Витязям зачем младенческий подгузник? Хотелось бы свой опыт передать,

Я сам учился у пророков знатных, Апостолов знакома мне среда,

Святых отцов слова не на ходулях ватных.

Когда значение не в разнобой со чтеньем, Но с духом ревности и пламенной души, В накале светятся слова, что не за деньги, Гранитный камень могут сокрушить.

Не надо сглаживать, сюсюкать и ласкать Тупое чванство, и безделья тупость;

Слов про запас, что у морей песка,

От гласа Божия преобразится хлюпик.

Тьмой названы безбожество и ересь – Не приукрашивай зловещую клоаку; Не нужно рукава засучивать и мерить Глубины сатанинские до ада.

Так и скажи сектантам разным прочим:

«Вы все не в Церкви… Только в ней спасенье!» Сказать из Библии – путь к истине короче, Слова Евангельские – на тысячелетья семя.

Пусть сибарит-филолог так речист, И перещеголяет Цицерона даже; Сумей добавить соли, наперчить,

Иначе смысл изысканностью он размажет.

И если змей безумный и глухой, Так и скажи и нагони им страху, Какой бы ни цепляли балахон,

Не бойся никогда епископов-монахов.

Хотя он и монах, но был же человеком,

Под куколь подведи главу и стих – домкрат, Найдётся место Библии и в их ушах-сусеках,

И даже в тех, кто спит – под дьякона их храп. 13.09.05.

4 2 4 3

Иер.50:41 – «Вот, идёт народ от севера, и народ великий, и многие цари поднимаются от краев земли».


Приблизилось, и явно, не избыть Пророчества о северном народе; Вопросов нет, мол, быть или не быть –

Торги окончены, царёв наследник продан.

Пустеют без роддомов города, Безлюдели селенья и пространства; Подпёрла снизу жёлтая орда,

И некому, как прежде было, драться. Захолонуло сердце у невежд,

Не слышавших о замыслах Господних. И самый смелый будет без одежд Бежать и падать, ни на что негодный.

Заслуженное выхлебать придётся, Ломая представленье о себе;

Всё, чем болели, исцелилось просто – Огонь пролился с праведных небес.

Мечом разрубленная сплавится Сибирь, Восток бескрайний посвящён дракону. Как в прорву рухнуло – не залатали дыр, И не могло случиться по другому.

Гневили Сущего в самохваленье диком, В расчёт не брали бывшие несчастья.

Бог долготерпит, но карает мигом, –

Не мог ни в ум, ни к сердцу достучаться.

Блужение сплошное – всюду воровство, Самосожженье в пьянстве и в куренье. Губили проповедь – Евангельский росток, Не замечали общего старенья.

Нас выжжет Иегова, словно хлам, Другим отдаст жилища, наши земли, Под пагоды и под мечеть наш храм, –

Мы против истины, срамцы, восстать посмели.

Нам даже раскаяние не впрок,

Лишь для души даётся облегченье. Медведь ревёт, с размаху вилы в бок,

И шкуру делят на земле ничейной. 21.08.05. ИгЛа

Мрк.13:34 – «Подобно как бы кто, отходя в путь и оставляя дом свой, дал слугам своим власть и каждому своё дело, и приказал привратнику бодрствовать».


Привратником быть не покажется просто, Если встречать круглосуточно разных;

Врага не приветить, считая за гостя, Суметь отделить от здоровых заразных.

Стучатся, проникнуть спешат пилигримы, Больные нередко хотят отдохнуть,

Быть бдительным, зреть и артиста под гримом, Случайно сирот и вдовиц не пихнуть.

Страж дома Господня, недремлющий воин Молитвой спасает и щедрым даяньем.

Накормлены люди, заправлены кони, Для всех он и врач, и кормящая нянька.

Ворота – Писание, Библия света, Проверка по ней еретических мыслей.

Трудись в благовестии с крохотной лептой, Увидишь, с плодами все ветки обвисли.

Забота моя об епископе даже,

О тех, кто чуть выше и ниже намного, Чтоб был он не ризами только украшен;

Всех в рамках держать дисциплиною строгой.

От наших ворот получил поворот Смутьян, бузотёр – черноплод Ханаана, Кому-то пришлось головнёй тыкать в рот, Кому-то отсыпать в мешок и в карманы.

За счастье привратником быть мне, в усладу, Встречать оглашенных и их оглашать,

С иным хамовитым не просто нам сладить, Он бьёт и лягается словно ишак.

Но если к нам долго никто не стучит, Не звонит, не едет, и нет телеграммы – Тревога в душе среди дня и в ночи, Глаза проглядел из-за шторки и рамы.

Пора бы мне вахту другим передать, Устав о порядках прошу сохранить,

Смотреть, чтобы инде не спрыгнул к нам тать,

И ветер ворота не смог накренить. 18.03.05.

4 4 4 5

Пс.57:3 – «Беззаконие составляете в сердце, кладёте на весы злодеяния рук ваших на земле».


Приёма жду в приёмной... мне откажут Безбожные помощники судьи;

Позор презренья к людям их замажет, Расплата ждёт всех чёрствых впереди.

А верующий в обстановке тяжкой Не возроптал, с молитвой вмоготу,

Мне слышен ропот тех, кто в коридоре страждет, Не рай желают им, а быть в аду.

Мятётся очередь, сметая предыдущих, Вскипает зло к правителям злосчастным, Здесь безысходность нависает тучей, Безделье всех заглатывает пастью.

Краплёные тузы и короли,

Без очереди за высокой пайкой, Золотоискатели за истиной пришли,

В прихожей мнут их заскорузлой пяткой.

Бессовестная власть руководит Принятием грабительских законов; Клан мафиози, во главе бандит,

Ночь проблудивши восседает сонный.

А что ему бурлящая толпа, Ограбленная так демократично.

Он выполняет в грабеже свой план, Ждёт жадно взятку, подхалимов ищет.

Что говорить…язык переводить, Глаза мозолить извергам пузатым, Они ещё не знают мой вердикт,

С какой статьёй пришёл я их сосватать. Украденное время мне вернёте, Попросите принять от вас даянье,

Моя обязанность стричь озверевших когти, Иной закон достать – Священное Писанье.

Мучительство сатрапов окаянных Дай сил, мой Иегова, одолеть,

Не извилюжить мысль, а донести бы прямо…

Не зная, ждут меня они уже сто лет. 18.01.05.ИгЛа

Кол.2:20-21 – «Итак, если вы со Христом умерли для стихий мира, то для чего вы, как живущие в мире, держитесь постановлений «не прикасайся», «не вкушай»,

«не дотрагивайся».

Приметам, суеверьям нет числа: С какой ноги шагнул, и как чихнул;

Никто не подсчитал от них смятенья, зла, Кто выдернул, когда садились, стул.

По крику воронья и карканью грачей, По лаю, завыванию голодных псов, Боялись войн, суровых палачей,

И запирали двери-рот свой на засов.

Приметы не к погоде, а к поступкам, К взаимоотношениям, к спасенью, Подозреваемая брови чуть насупит, И рушатся необратимо семьи.

Есть, знаю, справедливые приметы, Что если утром ты не помолился, Не почитал из Нового Завета, – Печать греха на почернелых лицах.

Когда же, не спеша, молитвой душу кормишь, И, не спеша же, Библию читаешь,

Весь день, как говорится, очень в норме, Часы благословения листаешь.

Примета есть, коль милостыню дашь, Богаче делаешься ты, твоё потомство;

Где с десятиной деньги, там не бывает краж, Христос зайдёт как к Аврааму в гости.

Как сам со стариками нежно мил, Той стороной медаль и обратится; Кто нищего принял и накормил,

Нальются соком там у винограда кисти.

Кто рано-рано каждый день встаёт, И чьим дыханьем бедные согреты,

Уста Евангельские там источают мёд, – Такие вот из древности приметы.

Не будьте суеверьем обуяны,

Во свете Библии проверь во имя Света, Хранитель-Ангел пронесёт над ямой, –

И это не пустяшная примета. 04.11.05. ИгЛа

4 6 4 7

Откр.17:5 - «и на челе её написано имя: тайна, Вавилон великий, мать блудницам и мерзостям земным».


Приподнимается завеса тайных дел,

И сделок потаённых – тайна толстой ширмы; Преступный клан масонский проглядел,

Где обещанье мира всему миру.

На этот лозунг ловят сотни лет, Правителей, священство, простодушных. Но нечестивым мира не было, и нет, Пожар войны так просто не потушат.

Есть поджигатель – падший херувим, Клевещет день и ночь на лучших братьев; Прямое скосоротит, искривит,

На литургию посягнёт пробраться.

Но на незримом нет того замка, Такого шифра и такой завесы, Что строил и клепал на все века, Сам сатана и слуги его – бесы,

Который бы не вскрыло Божье слово,

Что крахом кончится любой эксперимент. Божественной рукой сорвёт тогда покровы, И засекреченное высветит в момент.

Масонству нужен жалкий экстремизм,

Без терроризма власть жидам не захватить,

«Шулхан арух» им не продляет жизнь, Сионским протоколам прикажут долго жить.

Читайте Библию, исследуйте Писанье,

Да не захватит Суд нас спящих и раздетых. Спасенье во Христе, в том убедитесь сами, Когда отпустит Апокалипсис беды.

Земле грозит сожженье, переплавка – Трясенье решета неповторимо;

Виток последний стал земле удавкой, Дороги все к Судье, как раньше к Риму.

Сползёт завеса, как с деревьев лист, Увидим край – теперь позволит Бог. Цивилизация, антихрист – только писк,

Ключарь крылатый с тайны снял замок. 08.10.05.

1Кор.15:51 – «Говорю вам тайну: не все мы умрём, но все изменимся».


Приходит почтальон, несчастьем ослеплён, Не глядя, похоронку в руки сунул;

На невиновного при случае поклёп:

«Не мог до времени сокрыть в дырявой сумке?» От вестников добра – отбою нет,

Всем хочется быть диктором в эфире; Бальзам победы тем, кто в горести ослеп, Кто словно в склепе жил в своей квартире.

Благовествующим спасенье неземное Приходится терпеть невыносимо тяжко, Как при потопе некогда и Ною

От тех, кто не успел попасть в смолёный ящик.

А вестник… он глашатай поневоле, Он почтальон из древности ушедшей. Ему бежать, шагать с чужою болью, Нигде не задержаться, не замешкать.

Из всех посыльных выделю лишь тех, Чьи ноги в благовестие обуты, Сокровища несут не для утех –

Приветы в письмах не главное – попутно. Апостол Павел пишет из тюрьмы Послание возлюбленным и близким; Но к ним незримо подпадаем мы, Моё там имя – в этом нет описки.

Тогдашний почтальон посланьем наделён, Протягивает руку, прикоснулся к свитку… Тебе, незнаемый, от нас земной поклон,

Что сохранил себя, добрался неубитый. Стопы твои целую не стыдясь,

И запах от хламид твоих тревожит;

Ты по брусчатке топал, попадал и в грязь, – Твой труд я ощущаю чистой кожей.

Проставить памятник на пьедестале сердца Им, безымянным плотникам Писанья.

Из Иудеи, Рима, Испании и Греции

С Христовым словом к нам стучатся ныне сами. 20.11.05.

4 8 4 9

Чис.11:4 – «Пришельцы между ними стали обнаруживать прихоти; а с ними и сыны Израилевы сидели и плакали и говорили: кто накормит нас мясом?»


Прихоть… она и при бедности может ужиться, Желая добыть, что узрел мимолётно, вприкуску;

Как будто безвредно… но это большая ошибка – Рождается злобная зависть, но как бы в нагрузку.

Живи неприхотливо, в том и застанут врасплох Привычная смерть или вор злободневный.

Совсем обеднеть, к сожалению так и не смог, На бедность истратиться было не лень бы.

Не надо смеяться и внукам показывать пальцем, Что вера меня довела до бесславной получки; Зато за чужое не мог никогда я попасться,

Спокойная совесть – что может на свете быть лучше? Искать своего, то есть пользы своей неоглядно? Кто знает такое, пусть выйдет, меня обличит;

С корыстью поповской не сяду на поле, что рядом… Голодным не спал, хоть без масла – свои калачи.

Своенравности кольца на срезе толстеют,

Они в обличение будут за пьянство, обжорство, Что стал двойником у подушки с постелью

И чувствовать стал, что кровать не по росту. Прихоть – всегда настоять на своём…

Кому из друзей может нравиться старо-упёртость? Пальцы и те выпирают с упрёком вдвоём,

Себя восхваляют, а не в упряжке с пятёркой.

Послушно в смиренье советы святых прижимать,

Со всем соглашаться, что Библия нежно предложит; Душой с Моисеем, а значит, для прихоти будет резня, Отречься себя – своё «я» под саван на смертное ложе.

В борьбе с эгоизмом нет счёта сраженьям, Где проигрыш часто сойдёт за победу;

Осмеян, подверженный стал пересудам мишенью, И думая лидером стать, оказался последним.

Рождённому свыше любая борьба по плечу,

Его чувствования слитны с Христовым желаньем. По всем векселям безотрадно за прихоть плачу,

За диких ослиц, где от юности прыгал с ослами. 12.04.05.

2Тим.4:3 – «Ибо будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху».


Приятно жить в согласии любезном

С родными, с братьями, конечно и с собой, Когда сомнения, как змеи не пролезли,

Наушник не прокрался к нам в сердце на постой. Верёвка, скрученная втрое много крепче,

И если вдруг упал, то есть кому поднять. Нас вредность расторгает и калечит,

Под корень пилит, не оставив пня.

Какой же я в очах моих друзей,

Мой дом запомнится им и моя квартира? Заглянет в гости искренний, а может, фарисей, И занесёт бациллу по образине мира.

Не всем по сердцу строгость, обличенье, Совет на исправленье не по нраву; Умение просить тотчас прощенье,

Украсит строгости Евангельской оправой.

У христиан иной подход к вопросам, Подчас неразрешимым с точки мира. Но во Христе всё разрешится просто – Иная панорама, желанная картина.

Елей на голову приходится истратить,

На бороде растрёпанные склеить волосинки; Приятность на одежде в виде крапин Запечатляется улыбками на снимках.

В любом сообществе есть старший и наставник, Неоспоримо опытней салаг;

Простые истины на всех его устами, На отстающих и на тех, кто явно слаб.

Беспрекословное скрепляется гвоздём, Сшивается иглой и прочной ниткой, Когда, понятно, не один, вдвоём, –

Для крепости согласие подпиткой. Приятность жизнь инфарктникам продлит, Здоровых до инфаркта не подвигнет,

Дабы нам не раскаяться: «куда я сдуру влип»,

Не быть друг другу в тягость, как вериги. 13.09.05. ИгЛа

5 0 5 1

Прем.Сол.16:2 – «Вместо такого наказания Ты благодетельствовал народу Твоему: в удовлетворение прихоти их Ты приготовил им в насыщение необычайную пищу — перепелов».

Провозгласили место то святым, Где, спрятавшись от мира, подвизался, Безмерно голодал и безразмерно стыл,

Отшельник – в памяти таким он и остался. Туда тянулись словно бы к магниту Крупицы сил железной силы воли, Их путь похож, как за иглой у нитки, Безмолвие без Слова и без соли.

Учились петь, трудились до упаду,

К наставникам лепились, что есть силы, Молитвой заменили все услады,

Себе замену, не скупясь, растили.

Искусственно пытались здесь создать Подобье неба, Царства неземного;

Их настоятель – вождь своих солдат,

В сверхпослушании безгласных и безногих.

Не Библия стояла у аввы во главе,

С ней не сверялся ни один подвижник.

И не с Апостолами – сам по себе пловец, Уплыть пытался от родных и ближних.

Из века в век стучали топоры, И не было у них иной задачи,

Как сделать в Царство Божие прорыв, Своими силами, в лишениях, тем паче.

Теперь паломники, духовные туристы Дерут на память кору и песчинки,

Где вновь прославленный с усердием молился, Ячейку выдолбил в холме, как на вощине.

А заповедь любви и проповедь к погибшим Их не касалась, им было невдомёк:

Что свет спасения не в их толстенных книжках, А из Евангельских стихов – бессмертных строк.

Никто не знает, где они теперь,

Но там духовная пустыня и поныне… Ползёт змея, рычит оскалясь зверь.

Их кельи – памятник тупого самочинья. 24.08.05. ИгЛа

Сир.41:22 – «Приятность и красота вожделенны для очей твоих, но более той и другой — зелень посева».


Прогулку совершать – чего уж проще – Жену и деток вывести к природе,

Воздать заслуженное тестю вместе с тёщей, Себя не осрамить бы при народе.

Но только первые шаги из-за забора, Как встречные, попутные такие,

Что захотелось позабыть про город – От впечатлений вороха мякины.

На полуголых места нет живого, То пуп украшен, то кольцо в носу.

Плеваться хочется, от тошноты изжога, Здесь столько мерзости на телесах несут.

Кричаще, с вызовом обтянутая плоть Себя представила бесплатно на продажу,

Сплошное терние, лишь жечь, не прополоть.

Но всё ли выжжется, ведь с каждым днём всё гаже.

Ублюдки с человеческим лицом, Облапав жертву, склеились прилюдно,

Как будто через столько лет восстал Содом, Орут ослы и харкают верблюды.

И каково то видеть детворе… Спрямляю путь до дому по мосту, Ходить проспектом зарекаюсь впредь, Дабы не видеть мира «красоту»…

Приехали в деревню, в тишину,

Всем табором расселись на пригорке; Плыву в блаженстве, подремав, засну, Пёс ластится, забывши про намордник.

Молитвой искренней и пением духовным Река и лес успели огласиться.

Собрав весь мусор, нехотя уходим, Наполнив душу воспоминаньем чистым.

Прекрасно всюду, где безбожных нет, Бежать от извергов готов на край планеты. Мы посланы и к ним, явить свободы свет,

Быть может, оживут, смердящие скелеты. 25.04.05.

5 2 5 3

Деян.7:52 – «Кого из пророков не гнали отцы ваши? Они убили предвозвестивших пришествие Праведника, Которого предателями и убийцами сделались ныне вы».


Пророки к современникам взывали:

«О, волки лютые, о, изверги, исчадья! Детёныши ехидны с ядовитым жалом, Смерть настигает вас совместно с адом!

Проклятье всем вам Бог ниспосылает, Неистощимый гнев за отступленье

От заповедей Божьих, полыхает пламя В утробах ваших, злое поколенье!»

Пророкам рты пытались засмолить, Их гнали, побивали, истребляли;

Они же в памяти и в тысячах молитв

За современников, гноивших их по ямам. Что изменилось с древности седой, Какая честь от власти и священства Тому, кто жертвует именьем и собой,

За обличение готов терпеть бесчестье?

Какая честь, достоинство у тех,

Кто зверствует предерзостно и хамски,

Чья жизнь презренная для дьявольских потех, Кто злобствует и молится напрасно?

Неприкасаемым себя считает волк, Змея, обиженная, в кольца искрутилась. Они в мирском находят пользу, толк

В поземном царстве тлена и рептилий.

Какую бы главу ни приоткрыл,

Она глаголет с древних «колоколен»; За тысячелетия не истрепала крыл, Гниенье щедро присыпает солью.

Я не хвалюсь – в содружество был взят Стихами незабвенными пророков;

Дал обещание, сдержу, не оглянусь назад Ни с выгодой, ни даже ненароком.

Мне ненавистны также как и им Измена, себялюбие и подлость.

Христу день-ночь слагаю новый гимн –

Кровавым потом дописать бы повесть. 11.04.05.

Ис.30:10 – «которые провидящим говорят:

«перестаньте провидеть», и пророкам: «не пророчествуйте нам правды, говорите нам лестное, предсказывайте приятное».

Пророки – это критики, я понимаю так, Слова не застревали, как у попов в гортани, Путёвку на Голгофу задолго до креста Выписывали им – затем и срок настанет.

Всегда не по течению и многим вопреки, Пугали и стращали войной, голодной смертью. Просили: «Не перечь! Во благо прореки!»… Что стоило сказать в угоду, не по вере?

Но до конца, до самого, до безысходной точки, Громили, укоряли, стыдили на весь свет.

У каждого есть мнение… Кто с колокольной кочки От этих неприязненных воспринимал совет?

Пророки-проповедники востребованы были, Во рву где львы голодные, во чреве у кита; Бросали их в котёл, варили словно мыло,

За то, что шеи мылили задолго до Христа.

Их книги для чего-то сумели сохраниться, Переведёны были, заговорили внятно.

Дух обличения на огненных страницах Сдирает с нас проказу, неразуменья пятна.

Как говорится, жили они подобно нам, Страдали, зябли в холоде, подчас недоедали, Их оскорбляли неучи и лжепророк пинал, Их вопли и удары дошли до нашей дали.

С рутиной, с безразличием им не дано смириться. Ломали всё обычное, привычное тепло,

Во гневе рвали корни и лучшие традиции – От полноты церковной их вправо занесло.

Как мало, кто послушал, сугубо поддержал, Восстал за них стремительно и громко;

В защиту Богом посланных кто выхватил кинжал, За перестройку выступил, ревизию и ломку?

Пророки, к вам взываю по лестовке ремённой, Перечисляю вас, как авторов библейских;

Хочу Христу служить Евангельским ослёнком,

Подковкой у ослёнка и то мне очень лестно. 07.02.05.

5 4 5 5

Иез.11:4 – «Посему изреки на них пророчество, пророчествуй, сын человеческий».


Пророчествами мы окружены,

Они зарницами тревожат и волнуют, То рядом вспыхивают даже от жены, То выдадут через компьютер внуки.

Истории при самых днях творенья Программу Бог куда-то заложил; Морозит землю, иногда прогреет,

И сотни лет стенает и мозжит. Дух дышит, где Он Сам того захочет: Саул пророчествует, даже Каиафа;

Не наобум слепцы вперяют очи, –

За сердце схватишься, не понарошку ахнешь.

Кто знал, что Валаам и не еврей Звезду узрит в незримом Вифлееме? Хотя на зренье строгий был запрет, Потомки к яслям встанут на колени.

Апокалипсис в общих дан чертах,

По контуру развалы, путь к Армагеддону; Фашизм и коммунизм начертаны в мечтах, Так и останутся на трупах миллионов.

Расклад житейской мудрости и кладбищ В пророчествах расписан досконально; Четыре всадника, не уставая, скачут, Сошедшие с рисунков тех наскальных.

Мы верим, проповедь не может замереть – Пророков сонм и не один восстанет;

Земли испепелится только треть –

Все под вселенскими незримыми часами.

России быть или не быть, да и зачем, Коль Иегову сходу презирают;

Здесь вместо храма может быть мечеть, Масонский храм с синагогальным раем.

От экстрасенсов, колдунов отвергнись, Им Библия предсказывает муки;

Не по Писанию все предсказанья – мерзость,

Всех магов-прорицателей поток уносит мутный. 28.04.05.

Матф.13:52 – «Он же сказал им: поэтому всякий книжник, наученный Царству Небесному, подобен хозяину, который выносит из сокровищницы своей новое и старое».

Просматривать и пересматривать вещи, Записки, дела и смешные делишки;

И не потому, что заняться нам нечем,

А чтобы совсем не затариться лишним. Обрывки и вырезки старых газет,

А может, волненье от них злободневно, В мусоропровод столкнуть и в клозет,

А что-то отдать и пустить для обмена?

Спутники жизни моей небеспутной, Они разъясняли, советчики были, Собрал терриконы, управиться трудно, Пытаюсь опять разгрести их от пыли.

Это – для внуков, а это – врагам,

В подшивку, по темам, на память в заначку; Уйдя, сам своею рукой передам,

Прочтут и оценят, коль что-то я значу.

Проще простого собрать всё да сжечь, И пепел развеять по бурному ветру;

А здесь оселок, им надраивал меч, Описаны битвы, считай, что по метру.

Ещё потеснюсь для архива и книг, Им место сухое и видное в доме.

Сумел зафиксировать всё, что достиг – Открытое око в двенадцатом томе.

Кассетам и дискам компактным стократ Доверил страданья, потери и радость.

Мне бросят, что я не пророк, не Сократ,

Чтоб мысль нафталинить, вмонтировать в запись.

Сочтут не за скромность, когда укажу

На свет, что прольётся на след мой и дальше. По Библии выверил свой я маршрут,

Не скрыл, троеперстно мозолились пальцы.

Насколько умело раскрылся в архивах, Настолько же будьте усердны раскрыть; Не нужно с наскока считать их плохими,

Звал к Отчему пиру от блудных корыт. 26.05.05.

5 6 5 7

Пс.58:12 – «Не умерщвляй их, чтобы не забыл народ мой; расточи их силою Твоею и низложи их, Господи, защитник наш».


Проспекты и улицы в честь мертвецов, Смертную чашу испивших когда-то;

Хижины их на замок, на засов, Приметна неброско подземная хата.

А где они грешные горе-жильцы, Что получили за жизненный срок; На головах у них так же венцы, Или вся слава с кротов бугорок?

Где Чернышевский, Толстой, Пугачёв, Герои гражданской войны и иных?

Там слава земная совсем не в зачёт,

В цене лишь победы духовной войны.

Нет улиц Апостолов или пророков, Нет площади в честь Иисуса Христа, Хотя б переулок какой ненароком.

На Моисея бы переписать.

В честь Библии, книг её сверхблагозвучных, Событий, прославивших древних героев;

По житиям перечислить поштучно

Омытых Христовой и собственной кровью. Что улицы, что поселенья и скверы, Когда там крадутся ночами убийцы, Бесстыдницы, коих приличнее звери

И «воронки», в них живьём коммунисты.

По улицам хлещет кровавая пульпа, Прохожих-отхожих базарный замес

По Свердлову, – он же жидовский был жулик, По Карлу смутьяну, а он – главный бес.

По Красноармейскому транспорт, по трактам, На Партизанской под мат тормознут,

В семнадцатом кто бы с тобою стал цацкать, В тридцать седьмом и именье в казну.

В названиях сёл и больших городов Зловеще грозят нам расстрелы, оковы…

Наш путь к небесам, это значит – Христов,

Земля и язык наш – от Иеговы. 12.11.05. ИгЛа

Иак.3:7-8 – «Ибо всякое естество… укрощается и укрощено естеством человеческим, а язык укротить никто из людей не может: это - неудержимое зло; он исполнен смертоносного яда».

Противоестественным наполнена земля. Дающая естественно питанье;

Вот по ступеням пыжится свинья, Вползёт на должность и бесследно канет. По естеству, по первому, в раю,

Душа по образу Создателя вздохнула, Не временный был в кущах там приют, Но змей загнал Адама с Евой в угол.

Противоестественно хитрец заговорил,. Сомнение в словах Творца нащупал.

У змея явятся затем семь страшных рыл, Из пасти дым, отрава, адский жупел.

Противоестественно менялось естество, Естественным казалось извращенье, Пришлось выравнивать молитвой и постом, И фиговый листок вдвоём менять на щели.

От прежней памяти у нас одни лохмотья, Грех словно моль дырявит нам мозги,

От райского нет и делянки сотой,

От прошлого пейзажа лишь жалкие мазки. Куда ни глянь – бесповоротно глупы, Естественно, по-скотски от дедов.

Что вечное, не рассмотреть под лупу, Бессмертное за смерть Адам продать готов.

В нас две природы бьются без конца, Божественная, райская и смерть.

Нам взвешивать, спасаться на весах, Как и в раю, кому захочешь, верь.

С небес сошёл Сын Божий, воплотился, Расторгнул узы смерти и воскрес, Кровавый пот нам очищает лица,

Потом для христиан священным станет крест.

От Духа Божия рождённые живут, Не умирая, в вечном естестве;

Христос есть Истина и Жизнь, и чудный Путь,

Лишь в Церкви Божией есть вечность во Христе. 30.11.05.

5 8 5 9

Пс.24:7 – «Грехов юности моей и преступлений моих не вспоминай; по милости Твоей вспомни меня Ты, ради благости Твоей, Господи!»


Прохладою не балует нас юность, Жар вожделений нагнетая в кровь,

Гнев самостью других пребольно клюнет, Из одного полена на охапки дров.

Дрожит и плавится, завидя клевету, Страх и геенны не создаст препоны; Ползёт слепой, испластанный пластун, И огнемёт заправит самый полный.

Водой из милости Господней тушим ад, Слезами в два ручья на языкастый пламень. Смиренья вёдрами и кротости ушат,

Где, не оправдываясь, к смерти не петляют.

Слова без соли вкус не признаёт,

И мысль без жара не зажжёт холодных; Пусть Дух Святой огонь с небес прольёт, Даст ревность ту, что Господу угодна.

Где нужно, Павел духом пламенел, Воспламеняясь за отпадших, бывших; Любви колодец там не обмелел,

Где ревность жаром первозданным пышет.

Листва посаженых деревьев шелестит, Бросает тень и спелыми плодами.

Тень подают огромные кресты, –

Здесь поят жаждущих и кто оголодали.

В крылах орлиных тень и для пустыни, Для раненных и пленников живых;

Жар утешенья в холод не остынет, Особенно для юных, молодых.

С росой благодеяний не скупись,

Дар щедрости рассыплем без остатка. Христос есть Путь, и Истина и Жизнь, Он горечь жёлчи переплавит в сладость.

Тень к вечеру становится длинней – Реестр благодеяний дарит опыт, Напротив солнца корпус наш видней,

Елей добра мы по минутам копим. 07.10.05.

Мрк.6:34 – Иисус, выйдя, увидел множество народа и сжалился над ними, потому что они были, как овцы, не имеющие пастыря; и начал учить их много»


Прошёл не год, уже тысячелетье, Как христианство на Руси добыли;

Кто мог бы знать, что из него мы слепим – Мечты монахов станут явной былью.

Обряд займёт главенство и престол, Традиция одеждой станет, плотью.

К познанью Библии не двинут и перстом, Трамбуя отступленье в опыт плотно.

Карикатура, если посмотреть Внимательно, сверяясь с Словом Божьим; И не на половину, и даже не на треть

Мы на Апостолов ведь не были похожи.

Одной сплошною лентой шло богослуженье, Тысячелетия столбами простояли,

Играли роль юродивых, блаженных, У всех не ноги, а столбы из стали.

О благовестии намёк не проскользнул, Запретами заклеенное сгнило,

И если кто, не дай Бог, не заснул, Таких ссылали в тюрьмы и в могилы.

В монастырях гноили неугодных, И не на день, а на остаток жизни;

Смотри, к чему пришли мы не сегодня – К духовной нищете, к вселенской тризне.

Перебираю жития святых…

Да что ж они, ослепли и оглохли?

За кустики в пустыне, в молчальные кусты, Сказать по-нашему, задача, как стать лохом?

Бронёю танковой, бетоном двухметровым Закрылись и зарылись от народа,

Не слыша гласа Бога Иеговы,

В заботе о спасенье лишь своей утробы.

Всё рухнуло в минуты, в одночасье, Свои же прихожане взбунтовались,

Отнять награбленное из церквей на счастье,

На спусковом крючке из перстосложенья палец. 18.09.05.

6 0 6 1

Прит.3:1 – «Сын мой! наставления моего не забывай, и заповеди мои да хранит сердце твоё».


Прощальный ужин будет ли у нас, Последний тост на память о себе,

Когда нам вылепят открыто, без прикрас, Любимый гимн предложат нам пропеть?

А будет же, быть может, и не так:

Одр провонявший, пролежни на коже, И сверху донизу съедающий нас рак, Засохший посох, ни на что не гожий.

И обязательно придёт Искариот,

Он поспешит, чтоб суетливо скрыться. Осудят прошлое и мой умолкший рот,

На напять выпросят поломанные крылья. Но это всё не я, но ржавый остов, Проеденный болезнями, скорбями.

В сад Гефсиманский заглянули гости, Обыскивают каждый кустик рьяно.

Мой пот… Безропотно приемлю процедуры: Последний суд деяньям и делишкам; Заглянут в ров, куда я падал сдуру,

Где голос повышал, кричал излишне.

Улыбок без гримас хватило бы чудесно! Мой кубок жизни смертью опрокинут.

Последний коридор… какой он всё же тесный – Пасхальным оглашу его прокимном.

Оставьте, не копайтесь… Мой удел, Моя делянка вся изрыта вами.

Вы ищете пробел, что проглядел,

Где сеял в терние, на трассе и на камне?

Что из того… Смотрите много глубже – Мой плуг отточенный сверкает серебром. По целине прошёлся, оказался нужен,

В литавры бил, напоминая гром. Мои опресноки смелее преломляйте,

И размножайте вновь тысячекратно; Пришейте к рюкзакам покрепче лямки…

Наказ даю уже совсем из-за оградки. 08.03.05. ИгЛа.

Исх.10:17 – «теперь простите грех мой еще раз и помолитесь Господу Богу вашему, чтобы Он только отвратил от меня сию смерть».


Прощёное воскресние раз лишь в году, День объядения – город уходит в осаду, Ешь – не хочу, от горелых блинов в чаду; Животам православным понос и надсада.

С утра христарадничать всем лицемерам, Живущим не мирно скавалыжникам лютым. И небо под вечер под куполом серым.

Прошу: «Хоть сегодня в меня не плюйте!» Прощают, хотя на словах, обязательно

Налево, направо идущих, совсем незнакомых. Прощают писакам продажным и горе-писателям; А мне не прощают ни строчки... Разве законно?

И знают – не изверг, не блудник и даже не пьяница – Всё это простили бы мне за версту;

Кто вас испугал и заставил попятиться,

Что будто вы ближе к попам, чем я ко Христу?

Утроба моя переполнена горечью,

За вас, непрощёных, увязших в слепых катавасиях. За вас, кто носил потаённо со звёздочкой корочки, Питался объедками из Византии и баснями.

Прощения я не прошу за свои обличения,

За выбросы гнева, что Вы отступили от Слова. Меня не пугает, как прочих укор обличения,

И в обморок падать не буду от окрика злого.

Прощёное ли? Лицемерство одно на показ, У Бога построчно по Библии надо просить.

Иссохшие руки священства, померкнувший глаз И гривы по бабьи сухие, без капли росы.

С утра вам стоять в алтарях на коленях. Забыть про блины у податливой тёщи.

Гнев Божий на вас, и укоры до белых калений, Что слово живое удушено, стало как мощи.

Прощенье просите, что всех уморили,

А сами разъелись, до ужаса как разожрались.

Широкий рукав не поможет с зловоньем воскрилий… Забыли Голгофу, вцепились же в чашу Грааля. 12.03.05.

6 2 6 3

Деян.5:16 – «Сходились также в Иерусалим многие из окрестных городов, неся больных и нечистыми духами одержимых, которые и исцелялись все».


Психически больных и бесноватых Сегодня пруд пруди, его прорвёт

От ливня, что прошёл когда-то – Потом те воды превратились в лёд.

И холод тартара осмысленно морозит, Высушивает веру в маловерных, Хулит Творца в поэзии и в прозе,

И заполняет души адской скверной.

Когда-то в небесах прошла война, Треть ангелов на Бога взбунтовалась; Их предводитель дьявол, сатана,

Понятно всем, что просчитался малость.

Своё упущенное силясь наверстать, Вербует для войны он коммунистов; Еретиков науськав на Христа,

По-своему научит их молиться.

Всех бесноватых век не перечесть –

Без их желания как вызволить из плена; Власяницы погибельная сеть

Из Церкви грудами хватает на мученье.

Смирение, любовь и покаянье Воюют с эгоизмом и упрямством. Христос-Рыбак Своею сетью тянет,

Кто добровольно в ряске не захряснет.

Помочь смутьянам, крикунам церковным Усилиями смертных не удастся.

На них бессрочные от демонов оковы, Змей семиглавый захватил их пастью.

Смирительная есть на них рубашка – Молитва, пост и чтение Писанья.

В смирении такой, потея, пашет,

Грехи прошедшие безжалостно кромсает.

Кликушество, юродство, беснованье – И как ни назовёшь, конец всё тот же.

Христова кровь – спасенью основанье –

Без веры во Христа спастись никто не сможет. 14.05.05.

Иер.42:14 «»нет, мы пойдём в землю Египетскую, где войны не увидим и трубного голоса не услышим, и голодать не будем, и там будем жить».


Пугали нас распадом государства,

Но рухнул монстр – конгломерат злодейства. Приватизировали синее, теперь не только с красным, Цвет белой полосою сверху был задействован.

Теперь пугают гибелью России,

И расчлененьем вотчин и уездов.

Да сгинет красное, расширенное синим, Добавит белого тому, кто верит честно.

Штрих-код и ИНН в зубах завязли,

И смена паспорта покоя не приносит; Нас окружают сонмы страхов разных,

И каждый расшифровки срочно просит. Не этого страшится пусть душа,

А Бога огорчить, Его святыню; Молитве что способно помешать? То, от чего душа в грехах остынет..

Ни эпидемии, ни слухи о войне,

Пусть не смущает верующих призрак. В беде Иисус становится родней,

Хотя мы зрим всемировую тризну.

Земля-пылиночка в космической остуде, Твой путь, похоже, близок и завершенью. Спеши скорей елей залить в сосуды,

Да не услышишь голос отверженья. И если бы не смерть, ни муки расставанья, Тогда бы прошлое не так и тяготило.

Бог угрожает страхом окаянным – Где нет плодов, летят уже опилки.

Страшней семейным голод многократный; Не хлебом же одним, но словом Иеговы. Смиренно по утрам опять сижу за партой, Вся Библия раздумиям в основу.

Возможно верующим всё преодолеть, Из прошлого извлечь себе уроки.

Земле к виску приставлен пистолет,

Об этом в Библии давно гремят пророки. 09.03.05. ИгЛа

6 4 6 5

Сир.14:28-29 – «Заговорил богатый, — и все замолчали и превознесли речь его до облаков; заговорил бедный, и говорят: «это кто такой?»


Пустопорожняя гремела Ассамблея, Речь патриарха восхваляли дико;

Он демографию воспел, что обомлеешь, Духовности пообещал подпитку.

Иначе и не скажешь – жирный трёп, Архиереев хор, безбожников плеяда; Кто выпрет на трибуну, тот и врёт,

Зовёт на помощь тех, кто мельтешится рядом.

Ни разу и нигде, увы, не прочитал, И даже краем уха не расслышал,

Чтоб о рожденье свыше возгласил кагал,

К воистину духовному поворотили дышло.

Городят околесицу издревле так умело, Хитросплетенье в словесах словарных;

Но дух неверия сквозит из каждой щели – Сподобиться бы всем стать новой тварью.

Конгрессы патриотов, словно рвота, Винят евреев и космополитов,

На власть ушедшую и нынешнюю ропот – Всё больше свирепеет монашеская клика.

А надо бы, а нужно бы в слезах упасть, Лбом по дубовым плахам барабанить, Признать Христа единственную власть, Смиренно высидеть в Его кровавой бане.

Мы не заслуживаем милости сполна, Пророки вымерли, священство изменило; Нас солнце жжёт и леденит луна,

Хотя живём в достатке – всё не мило.

Как наименьший в сумерках в углу – Мне дайте слово, кафедру, эфир;

По вашим меркам я невежда, глуп, Но угли кину, растоплю ваш жир.

Священной Библией пройдусь по лазаретам, Прорвусь в алтарь и за иконостас,

Чьё сердце Словом будет разогрето, 30.03.05.

Тот с проповедью выступит о том, как Бог нас спас.

Матф.6:21 – «ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше».


Пустота у ног моих с утра –

В неудачных родах сдохла кошка. Грела ноги ласково вчера,

И котятам без неё смертельно тошно.

Малые потери и пожары

Давят нас к тому, что очень прочно. Смерть по закромам свободно шарит, К своему седельцу приторочит.

Список чёрный из моих потерь – Многое саднит десятилетья, Начинают розоветь теперь,

Протирают очи – там от слёз ослепли.

Всё, с чем добровольно расстаёмся, При потере иначе саднит.

Жалость проскребёт чужою кошкой, Неуютно в пустоте одним.

Но не забывая свою тленность, Скоропреходящие застолья, Возбуждаем о загробном ревность, Впереди потерь маячит сколько?

Чем скромнее и беднее в храме, Значит и потеря будет легче.

С чем срослись – оно наносит раны, Режет при уходе и калечит.

Каждый день некрологи в газетах,

И сочувствие не мёртвым, а живым, Полюс расставанья гасит свет нам, Режет, связи превращает в дым.

Скорбь несносная к Иисусу приближает, К небу заворачивает ликом, Благодарность станет урожаем,

Закалит и сделает великим. Положу к ногам пока что грелку, Углублюсь в Священное Писанье, Ладаном потянет – не горелым,

Из потери мой рассвет в Осанну. 18.01.05. ИгЛа

6 6 6 7

Гал.5:17 – «ибо плоть желает противного духу, а дух - противного плоти: они друг другу противятся, так что вы не то делаете, что хотели бы».


Пусть в здравом теле будет дух здоров, Иначе для чего сгодится тело?

При силе бездуховной наломает дров, И даже щепки не оставит целой.

Нет хуже и безнравственнее пса, Которому доверили охрану –

Не вор, а он овцу сжирает сам,

И сторожей порвёт глубокой раной.

От бездуховности милиции трясёт,

Шабаш у оборотней в милицейской форме; В безграмотности равен им осёл,

Заставать их самих носить намордник.

Где страха Божия не можем обрести, Уже трясутся руки и поджилки, Невежеством разит за три версты, Боимся за себя и за пожитки.

Конечно, Ироды плодятся без числа, Неронам есть над кем поизгаляться; Он жируют на чужих мослах,

Бесформенные в формах цвета кляксы.

На мне их шрамы всё не заживут, Растравливают их уже их дети; Арест бесчинный и повестки в суд, За всё штрафуют, вымогая деньги.

Зачем таким здоровые тела, Прежирная и наглая утроба,

Когда душа вся в пустоцвет ушла,

Смердит в мундире, как в зловонном гробе?

Разбойники у власти с жадной пастью, Они не знают ни Христа, ни Бога;

Их думы об одном, где что украсть бы, Зачем здоровье бешенным бульдогам?

Да явится Христос такой охране, Как Ирода да изгрызают черви.

Тела покаявшихся станут Божьим храмом,

В котором брак свершает Виночерпий. 19.07.05. ИгЛа

Лук.4:18 – «Дух Господень на Мне; ибо Он помазал Меня благовествовать нищим, и послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедывать пленным освобождение, слепым прозрение».

Путеводителем была звезда волхвам, Чудесно не касалась горизонта;

В обратный путь вела одна хвала – Кого она сегодня глубже тронет?

Но нет звезды и вымерли волхвы, Волшебство на арене и шаманство. Как лучики паломникам ловить,

Кто непременно поворотит к Царству?

К Небесному, Библейскому осветит Негаснущий, что виден и слепому! Давно такой держу я на примете – Превыспреннее слово Иеговы.

Есть синодальный перевод сто лет, И Златоуста чудо-толкованье.

Конечно, в Библии главней Новый Завет, И три-шестнадцать от Иоанна.

Любовь Христа – развёрнутое знамя Над душами, невестами Иисуса.

Кто ищет не нарочнишное знанье, Определит по запаху и вкусу.

Путь указующая Жертва на Голгофе,

На древе Распятый Божественный Мессия; Хлеб жизни алчущим, кто подбирает крохи, Укушенный змеёй уже навзничь в бессилье.

Маяк ослепшим в окаянстве бури,

В смятеньях, в революциях заблудшим; Кто трезв, не наркоманит и не курит,

И не плотским способен ухом слушать.

Построчно, постранично, по стихам, Оттачивал свой разум огрубелый.

Кто в корень зрит, не наспех по верхам, Соединяет с кротостью умело.

В моём пристанище зашторенные окна, Здесь свет Евангельский не гаснет никогда; Кто породнился с ним, уже не одинокий –

Ему Иисус Христос и Посох и Звезда. 02.01.05.

6 8 6 9

Ис.63:17 – «обратись ради рабов Твоих, ради колен наследия Твоего».


Ради нас Авраам принимает гостей, Угощает телятиной, вкусной лепёшкой;

Дуб мамрийский свидетель чудесный вестей, Через год будет сына родного тетёшкать.

Ради нас Моисей те скрижали разбил, И с Кореем расчёлся на скорую руку,

Свой народ развернул и пустил на распыл, Сорок лет в центрифуге по кругу.

Ради нас и Давида не смогут поймать,

Пусть допишет псалмы, в «Аллилуию» скрываясь; Так и вижу его на молитве опять,

Режем хлеб одного каравая.

Ради нас и пророки евреям грозили, Кровожадную страсть их пытались унять; Плохо слушали их и в священстве разини, Жизнь под двойкой горбатой, а надо б на пять.

Ради нас и волхвы не избыли молвы, Развернулись, как видим, по новой дороге; Будет Ирод напрасно Младенца ловить.

Столько тысяч младенцев угробит.

Ради нас Иисус на Голгофу взошёл, Руки шире земли там раскинул,

Не один из сатрапов надвинется полк, Всем гонителям деньги, как стимул.

Жил фанатик из Тарса, раввин-экстремист, Письма ревностно всюду писал, рассылал, Так открыто писать – неоправданный риск, Видно, ради меня он ночей не доспал.

Что бы делал сейчас без посланий его? Мне представить то страшно и жутко, Канонический был без границ полигон,

«Здесь чужая епархия» – принял за шутку.

Ради нас, ради внуков и правнуков хилых Переводчики Библии столь потрудились;

В Судный День в небеса да взойдут из могил…

Как велик наш Господь – на рабах Его милость. 04.11.05.

Еф.5:11 – «и не участвуйте в бесплодных делах тьмы, но и обличайте».


«Разве сторож я брату?» – резонно весьма Говорит окровавленный Каин.

Мыслит – скрыла всё тьма, не увидят впотьмах, Кто найдёт мной запятнанный камень?

Доказательства нет, так каков же ответ, Докажи, если видел в потёмках.

К справедливости Божьей земля вопиет, Кровь умеет вопить, – будем помнить.

Чадом Божьим назваться даётся нам власть, Если примем всем сердцем Иисуса;

А потом можешь ты добровольно отпасть, Если жизнь во Христе не по вкусу.

Здесь хотение плоти, хотение мужа Ничего не решают в рождении свыше; Выход в свет материнского выхода уже, – О смирении многим несносно и слышать,

В поле зрения нам попадают не все, Ну а с кем-то на время сошлись;

Для незнающих истины ты – Моисей.

Из пустыни греха укажи, где есть жизнь.

Если брат согрешает, а ты промолчишь, Значит ты охладел, ко всему безразличен, Склеп приятелю строишь, несёшь кирпичи, Может Ангел застать нас с поличным.

Кровь погибшего взыщется – зря промолчал, Зря «косил» под смиренье пустынных монахов, Не желал, но сыграл свою роль палача, Подтянул согрешивших на плаху.

Да, мы все сторожами явились руг другу, Обличать, до кондиции нужной вести, Увещанье из слова, но не крик и не ругань, Попытаться уснувших в пути растрясти.

«Сторож брату» – почётная должность моя, Только так поступая, не буду, как Каин,

Да не будет того, чтобы враг осмеял,

Всё исчезнет, любовь же в Иисусе не канет. 23.11.05.


7 0 7 1

Иер.8:6 – «Я наблюдал и слушал: не говорят они правды, никто не раскаивается в своем нечестии, никто не говорит: «что я сделал?»; каждый обращается на свой путь».

Раскаяться по правде нелегко, Несносно прошлое дотошно ворошить; Что притерпелось и притёрлось, залегло, Успело многослойно всё запорошить.

Но если Библия уже вошла под кров, Нависла, заслоняя чудным светом, Увидишь вред вчерашнего, порок, Как развернуть вчерашнюю карету.

Не надо было пялиться когда-то, Рукою прикасаться и умом.

И не было б прорехи и заплаты - Раскаиваться тяжко перед сном.

А утром натощак грехи рычат

Из той ушедшей дали позабытой, И гложут за обманутых девчат:

«Ах, если б знал реанимаций пытки!» Перехлестнуло: «Знал или не знал?»

Но и тогда ведь в совести горело,

Не мог бы заблудиться в трёх соснах,

Там было карканье средь соловьиных трелей.

Осознаю, за горизонт проникнув,

В молитве ко Христу раскаянье исторгнув; Воспоминанья кадры потянул за нитку,

Как свадебный кортеж свернуло к моргу.

Мой суд, где протоколы сам заполню, Допросы по Писанию веду, как по шпаргалке; Слезою орошённый первый лист зелёный, Расчищенное место там, где были свалки.

Невосполнимые утраты, горы трупов

Из разных замыслов, свершений и успехов.

Но в правоте уверенность такой явилась хрупкой, Что прошлое, всё недостойно смеха.

Раскаиваюсь, спешно отрекаюсь, Коленопреклонённый простираюсь к Богу; Склонился великан, встал лилипут и карлик,

Стал в Боге возрастать, признав себя убогим. 02.01.05.

Быт.49:6 – «в совет их да не внидет душа моя, и к собранию их да не приобщится слава моя, ибо они во гневе своём убили мужа».


Расследуют убийство Джона Кеннеди, Подозреваемого Освальда, след пуль;

Со смертью неожиданное сретенье, Завалится и наше тело-куль.

Свидетелей подчистят дочиста,

И новый президент садится в кресло; Страниц оставшихся уже не наверстать – Три выстрела и клан богатых треснет.

Заранее зашторены все окна,

На недовольных ставится клеймо.

Для жертвы кляп давно в реторте мокнет, Дабы навек похищенный умолк.

В сторонке снайперы пока и их винтовки, Им план откроют, вычислив и их;

След замести – метла наизготовку, Маршрут и повороты на карту занесли.

Такие покушения ещё повсюду,

Масштабно-кухонные, многократно мельче, Рвут отношения и общую посуду, Танцуют от гордыни, как от печки.

Помолимся, дабы глаза открылись –

Кто сеет ненависть, доводит до убийства? Он рыкающий лев с кровавым рылом, Внутри орудует, не просто где-то близко.

Молитвой жаркою к Владыке Иегове,

С глубокой верою в Его любовь и милость Взывать начнём, и ненависть изгоним, Непоправимое дабы не приключилось.

Прошли тысячелетия, века,

В тумане прошлое, истории страницы Неогрубевших трогают слегка,

А грубым, неучам кошмар тех дней не снится.

Но те трагедии и мировые драмы,

Вновь Страшный Суд раскроет, повторит. Христос, живи во мне, в моём телесном храме;

Где нет Тебя – Там всюду смертный крик. 17.02.05.

7 2 7 3

Сир.15:19 – «Как зеленеющие листья на густом дереве

— одни спадают, а другие вырастают: так и род от плоти и крови — один умирает, а другой рождается».


Река забвения стекает в никуда, Не помнятся деянья фараонов, Смывает пыль вчерашняя вода,

Где город был – после потопа ровно.

И ничего нет в мире, что исправит Порядок дел к забвению влекущих. А кто ты, теоретик или практик –

Какая разница для нынешних, живущих.

Жизнь, не урок истории, а тризна, Еда, веселие, и горе под разгрузкой.

Ежесекундно только смерть к нам близко, Есть от чего герою мелко струсить.

И помнят чуточку лишь о царях-тиранах, Мыслителях отдельных и врачах;

В беспамятстве провалов даже страны, От них в курганах черепки корчаг.

Печатают некрологи в газетах, А нам они, что были, и что нет,

Так сколько же таких по белу свету,

Кто сгинул… но за кем-то шёл он вслед?

Лишь перед Богом самый низкий – личность, Его успех, страдание и гнев

Записаны; он пред Творцом не лишний, Хотя бы был калека, глух и нем.

Ни атом, ни песчинка во вселенной. Так просто не исчезнут в никуда.

В день Судный облечётся всё в нетленье, Земле придётся взятое отдать.

О чём хлопочет жадность и бездарность. Смеясь над верой, видя купола?

Цветок расцвёл на день, и тут же в старость, Внезапно сгинул, без следа пропал.

Смысл жизни только Библия укажет, Откроет путь, надеждой наградит;

Твой Ангел сохранит и на мытарствах страшных...

Здесь только миг, а вечность… впереди. 24.04.05.

3Ездр.7:12 – «И сделались входы века сего тесными, болезненными, утомительными, также узкими, лукавыми, исполненными бедствий и требующими великого труда».

Ремонтная бригада - не рвачи, Фундамент подновили, чинят крышу. Хозяйские зарплата и харчи, Мешается, кто лодырь, то есть лишний.

Случается, сумеют подновить, Заштукатурить трещины, покрасить,

За новое сойдёт, но дверь опять кривит, Смешно сказать, но дом зовётся райским.

Но человека подновить нельзя.

Он умер заживо при дедушке Адаме, Храм Божий без единого гвоздя,

Нет основания и купол круто в яме.

Ни покаянием, ни Таинствами даже Не ремонтируется падший человек; Лицо души с тех пор чернее сажи,

На самом дне в развалинах не брезжит свет.

Начальник хижины – Великий Архитектор Сошёл на землю, воплотился, умер...

В эфире грохот башни Вавилонских предков, Их гордый клич засел в кремлёвский рупор.

Кто может не лечить, а воскресить Сотлевшего, где кости пересохли, Сустав к суставу вновь соединить, Неотличимого и от собаки дохлой?

Смерть нанесла удар, но ей не удержать, Безгрешного Мессию Иисуса.

В плоть облечённые ещё пока лежат, Ни на одном не дрогнет даже мускул.

Но победивший смерть Христос воскрес,

В Него поверивших Он воскрешает даром.

Пир воскрешённых, нет здесь недостатка мест, Творится новое на основанье старом.

Плоть не иная и душа всё та же, Но обновлённые по воле Иеговы;

В крещении воскресший омывает сажу -

Рождает заново Евангельское слово. 26.01.05.

7 4 7 5

Деян.24:2-3 – «Тертулл начал обвинять его, говоря: всегда и везде со всякою благодарностью признаем мы, что тебе, достопочтенный Феликс, обязаны мы многим миром, и твоему попечению».

Рифмуются глаголы, падежи, Их подгоняет мнящийся поэтом,

Впрягает в пристяжные, чтоб по длине тяжи, Не забывая о коренной при этом.

А мысль, идея главная в оглоблях, Ей и хомут с седёлкой – лучше нет.

От критиков стоять на месте лобном, Неоспоримый в том приоритет.

Всё для того, и вычурность в пижаме – Умнее выглядеть, расшаркаться искусно, За соловья подать надутость жабы, Подсластить, подперчить, когда нет вкуса.

Моя задача – лёгкость восприятья, Доступным сделать через стих Писанья. Небесным выкрасить привычность в платье, Взглянуть на знаемое новыми глазами.

Тяжеловесно-неуклюжий стих, Стучит подковами на старых сапогах,

Он беспредельное спешит в себя вместить, На всю вселенную куплет берёт размах.

Приблизить к нынешнему, высветить объект, Дать аналогию с прошедшим досконально, Дабы родился свыше человек,

Смертельно змеем быв в раю ужален.

Учителем быть, мастером, врачом, Властителем умов у молодёжи,

Наживку правильную сделать на крючок, В рот удила Бог заложить поможет.

Не нам чета писатели-гиганты, Поэты с искривлёнными мозгами, Реально описали полчища поганых Широкими и наглыми мазками.

Моя задача выглядит иначе –

К оригиналу подтащить несчастных,

Рифмовкой-клиньями поднять, кто на карачках,

И в мягком переплёте пропечатать. 11.05.05.

Деян.23:12 «С наступлением дня некоторые Иудеи сделали умысел, и заклялись не есть и не пить, доколе не убьют Павла».


Родители поклялись позабыть

Про дочь родную, даже и не вспомнить... Но вот уже полвека позади,

У зятя нелюбимого моя бабуля стонет. От многого когда-то зарекались,

Не есть, не пить, а может, не жениться.

Река житейская вдруг повернёт нахально – От неожиданности только зубы стиснуть.

Где без совета с Богом поклялись, – Анализу подвергнуть многократно,

Бог коррективы вносит в нашу жизнь, Не будем биться за своё нахрапом.

Теперь в Иисусе дерзновенно «да», Не подкачаю, выйду с благовестьем; Стократно прав, не следует гадать –

Лететь на крыльях, не сидеть на месте.

По доброй совести служенье Иегове, – Об этом обещались при крещенье; Туника белая покрыла остов голый,

Так должен же я отплатить хоть чем-то!?

И потому в словах не потону,

Но Дух Святой программы даст и темы, Как с миром Божьим прекратить войну, Врагов сломить и проломить их стены.

Ежевечерне подводя итог,

Прошу защиты от воров, пожара. Всё об одном и том из года в год – Благовествую по земному шару.

Я обещаюсь умножать талант,

И сил прося, благодарю авансом.

Быть может, для меня есть ежедневный план, Чтоб не наружно христианином звался.

Любовью движимые, рвёмся к небесам, Обеты старые по-новому рассмотрим, Не только вам, но для себя писал,

Последовать, как обещался, добрым. 30.07.05.

7 6 7 7

Прит.27:10 – «Не покидай друга твоего и друга отца твоего, и в дом брата твоего не ходи в день несчастья твоего: лучше сосед вблизи, нежели брат вдали».


Роднёй меня Бог, явно, не обидел,

В квадратном корне степени родства; Я, как Иисус, считаюсь от Давида,

А значит чадом Самого Христа.

В родстве со мною Каин саблезубый, От скопища Кореева отростки;

Не по прямой, но веточка от дуба Родня и табаку у пьяниц в папироске.

Персты Ваятеля трудились надо мной, Владычный Дух животворит и правит. И столько глубины, не вижу дно

В своей душе, где опускаюсь справа. И высоту полёта не постичь,

Возможности развития таланта;

Я царь великий даже в царстве птиц,

В моих перстах силища, а не в лапах.

Но что сродняет – старость разбазарит, И только святость приближает к Богу; Так хочется на пир прийти с дарами Тому, кто одолеть помог дорогу.

Родство с писателями, кем я упивался, Трапезничал по праздникам и в будни.

В чей труд входил, не шевельнув и пальцем, Чей ум облегчил путь мой многотрудный.

По чёткам-лестовке, по узелкам на память Произношу пророков славных имена, Прошу Апостолов на проповедь наставить, Не повредить елея и доброго вина.

Родными, близкими я дивно окружён, И даже затруднился бы ответить, Зависим больше от мужей, от жён?

Там плотно окружают меня ветви.

Но драгоценней, ближе Иисуса

Нет и не может быть – о том не спорят.

Сад ботанический сей мир и я в нём кустик,

От Иеговы жизнь – питательного Корня. 06.08.05. ИгЛа

Иис.Нав.10:13 – «Не это ли написано в книге Праведного: «стояло солнце среди неба и не спешило к западу почти целый день»?»


Рожденье книги, первый вздох и крик – Твоё творенье, – ты отец и мать;

Её название в ряду знакомых книг Такое милое, что хочется обнять.

Бездетным не понять отцовских чувств, Укор от критиков, бездушных суесловов,

Сожмётся внутренность, когда коснутся чуть, Врага считаешь глупым, безголовым.

Страницы вылизаны с голоду до блеска, Пометки попытавшихся запомнить;

И корочки, как дверь откроешь с треском, – День два пройдут, знакомишься спокойней.

Над этой темой не доспал ночей,

А здесь в болезни маялся надсадно, Корпел недремлюще, да ел ли вообще, Верстал, для вас старался за бесплатно.

Какой ущерб и был ли он когда,

Не появись бы книга из страданий? Здесь муки творчества на долгие года,

И разрожусь, когда печатать час настанет. Страница вновь страничку привела,

И правил, словно акушер свой вывих. Искать действительность, и не найдя следа,

Сознаться: злободневность описать не в силах.

Прикидывал заранее тот бруствер,

Из-за которого стрелял главой, стихом;

Враги бессовестно здесь на рожон припрутся – Их участь запишу в Иерихон.

Честь украдут за смелые слова,

Упрёки любящих и ненависть отживших. Так в древности Иакова Лаван

Обкрадывал в работе и в женитьбе.

Плодятся книги словно бы у Лии В её борьбе за деток, за любовь;

Прилепится ли мудрость, муж её обнимет

Для новой книги под смиренный кров. 07.10.05. ИгЛа

7 8 7 9

Быт.24:38 – «пойди в дом отца моего и к родственникам моим, и возьмешь жену сыну моему».


Роль свахи трудно переоценить, Без них и умереть бездетным Исааку, К Ревекке весть заочно дал жених, Явил в подарках о своём достатке.

А ныне юные знакомятся без свах,

По взору глаз, по прихоти безбожной,

И верность явлена у многих на словах,

И скольких народят обман в обнимку с ложью!

Старались старшие невесту подыскать, Узнать родню и матери характер, Найти достойную в бархане из песка,

Не разлюбить кобылку при жеребцовом храпе.

Какие бы ни шли на аукцион,

Но ценность и порок не узришь под фатою, На что уж в выборе Иаков был силён,

Но спал совсем не с той после отбоя.

Ни грамма алкоголя молодым – Не замешать с похмелья идиотов;

Олигофрен в замесе, где табачный дым, Дебильных полчища, здоров один из сотни.

Без свахи ахать, вперившись в развод, Разгадка после свадьбы – дьявола насмешка; А нужно было знать и вдоль и поперёк Родню, друзей, а не лукавых тешить.

У свахи опыт, знанья и знакомства,

Каталог нужных лиц здоровых, без пороков, Не просто внешнее, по заду и по росту, Иначе грех мытарств и никакого проку.

Горит и плавится исподнее у многих,

А свахи жребий тяжкий – не разжигать, тушить; Талант такой не просто выпросить у Бога,

Чтобы слепить по-Божески в усладу для души.

Пусть Ангел или даже Всезнающий Творец Проложит путь через пески к колодцу;

Чтоб на чужую пальму бесстыдно не залезть,

Просите добрых свах, невестам добрых хлопцев. 13.10.05.

Иов.37:24 – «Посему да благоговеют пред Ним люди, и да трепещут пред Ним все мудрые сердцем


С увеличительным стеклом едва нашёл занозу, Засевшую под ноготь не вчера;

Заразу занесла и рвёт она несносно – Нередко умирали не от ран…

Не просто рассмотреть свои ошибки – Накуролесили и в юности, и в детстве. Дурнину прошлую считали даже шиком, Грешили телом с душенькою вместе.

Когда в раскаянии пал, давясь в слезах,

Вдруг высветилось прошлое, казавшееся нужным; Погибнуть без Христа – не безотчётный страх,

А море удовольствий сузилось до лужи.

Увеличительным стеклом, как от Святого Духа, Показана малейшая засевшая заноза,

Услышал голос Божий не омертвелым слухом, Сам Иисус омыл в крещении так поздно.

Мне каждый день вопросы, просьбы от друзей Молитвою помочь, до неба достучаться.

Чем кончится, увидеть, не в праздности глазеть, Но показать детали, и вычленить лишь части.

Прозрительность есть дар и труд одновременно, Но как себя проверить не знающим Писанья? Игра в монастырях под образом смиренья

Чего не напекла под чресла с волосами.

Во свете Библии всё иначе узришь, Окрепнет голос, смелость не иссякнет;

Что значит инквизиции «святейшие» костры, Преданий и традиций расползшаяся слякоть?

Пронзительная ясность дух твой укрепит

В Христовой правде Евангельских словес;

В суждениях наложишь уже не свой вердикт – Толкнуть в ребро, под локоть едва ль посмеет бес.

Подзорная труба и мощный микроскоп Покажут след кометы и скрытого ядра; Читая слово Божие, поймём, что ясли – гроб,

И всё, что без Христа, то прожитое зря. 29.03.05.ИгЛа


8 0 8 1

Сир.30:26 – «Будь доволен малым, как и многим».


С пространством неразлучен человек, Отмерено задолго до рожденья,

Доколе не покинет белый свет,

И как бы растворится в подземелье.

Сестра к себе сегодня пригласила Отведать от её привета и щедрот;

Два этажа, фронтон с высоким шпилем – Любому богатею нос утрёт.

А я потерянный по комнатам слонялся, И жался по углам и этажам,

И расчленял их комнаты на классы,

Под церковь с алтарём – хозяев ужимал.

Моё жилище – норка пескаря

В сравнении с акульим полигоном; Подсчитывал – пространство греют зря, Придут китайцы, постояльцев сгонят.

Артисты, меценаты и хапуги, Грабители народа, недр богатых,

Кижи без топора и без зазренья рубят Не для людей, а для скотов и гадов.

Сквозняк – величие надутого искусства, Пытаются подделаться под святость,

Но не секрет, что место это пусто,

О возрождении не надо только вякать.

Как дороги мои апартаменты, Разбитые на полки и плацкарты, Затарены кубические метры,

Здесь храм, столы разборные на парты.

Конечно, боком нужно проходить Между кроватями, забраться на полати;

Здесь ждёт меня арест и обыск впереди, Ограбит КГБ и тюрьмами заплатит.

Пространство узкое и узок в Царство вход – Не гладкий, а тернистый путь обещан; Ужмёмся, потеснимся, ляжем в гроб –

В каком пространстве мы воскреснем в вечность? 23.10.05.

Матф.20:1 – «Ибо Царство Небесное подобно хозяину дома, который вышел рано поутру нанять работников в виноградник свой»


С утра напрашиваюсь к Иисусу в сад, С собой принёс лопаты и мотыги,

Плуг примеряю, не оглянусь назад, Отсюда слышал, вылетают мигом.

О, сколько здесь израненных деревьев, И одичавшая в бездействии лоза;

Беру инструкцию – Завет заметно древний, Учусь пилить, сухое обрезать.

Прививки из нагорных поучений Подвязываю страхом и угрозой. Отмачивать бесплодное в крещенье, В любое время года им не поздно.

Секатор на ненужные побеги Сосущие живительные соки; Сначала осмотрел участок бегло,

Потом внимательнее при «открытом оке».

Морозостойкие заметно подросли, А у тепличных неказистый рост.

Пожечь старьё – извечно был целик – Отсюда тернием украшен был Христос.

В ограде лаз заделать не мешает, Его проделали пьянчужки-сторожа, Запасы поизгрызены мышами, –

Ни одного капкана и ружья. Тысячелетия работники по кельям, Не сеяли, что выдал им Садовник.

Пытался с каждым говорить отдельно,

Но немы черноризцы, ничего не помнят. Сектанты дерзкие, полки еретиков Пластают, жгут и режут беспощадно, Им руководством Библия притом,

По-своему толкуется исчадьем.

Служителей у истины немного, Захламлен сад гнильём корней, традиций.

«На помощь Господу!» – как разбудить убогих,

Помочь от Духа Божия родиться. 10.11.05. ИгЛа

8 2 8 3

Иак.5:16 – «Признавайтесь друг пред другом в проступках и молитесь друг за друга, чтобы исцелиться: много может усиленная молитва праведного».

С утра пораньше звонят и звонят ко мне друзья, Сбивают с утренней молитвы до рассвета,

Молиться просят, – крайний разве я, – Фиксирую те боли у сердца на дискете.

Одна в аварию попала и лежит, Бедро переломило ей машина, Шагнула к бездне, пала у межи, У ямы, глубиною в два аршина.

Сердечный приступ у сестры другой, Ей скорая пытается уколами помочь; И полумесяц тощий выгнулся дугой, Пророчит, что у горизонта ночь.

Перечисляю раненных и сирых –

Но что мой лепет, если сам едва стою; На операции недавно был постиран,

Иссечен скальпелем похлеще, чем в бою.

После пожара в девственном лесу Курится паром чёрная земля.

Давно ли здесь трещало, слышно за версту, Охваченное пламенем с верхушки до комля.

Жизнь продолжается, видны уже побеги, От тех семян, что глубоко под пеплом.

Бог прожигает нас, беспечно спавших в неге, Чтоб воссоздать при воскресенье целым.

Услышит ли мой лепет Иегова, Увидит ли поклоны инвалида?

Других прошу одеть, а сам, быть может, голый, Ни внешнего, ни внутреннего вида.

Чужая боль мне вовсе не чужая, Сопереживаю, стоя на коленях;

Звонки с утра мой лоб к земле прижали:

«Никто от слёз в скорбях да не ослепнет».

Любезные, услышал нас Господь, Переплавляет, сохраняя зёрна,

То вера и любовь, и безнадёжье вплоть –

Лучи надежды на горизонте чёрном. 27.12.05. ИгЛа

Исх.4:11– «Господь сказал: кто дал уста человеку? кто делает немым, или глухим, или зрячим, или слепым? не Я ли Господь?»


Самый малый в теле недостаток, Он особенно заметен на лице, Изначально поменяет статус, Результаты скажутся в конце.

И не дай Бог нам зрения лишиться, Быть глухонемым, хромым, безруким – У природы тоже есть ошибки,

Горб любой мешает очень крупно.

Слабослышащим в отца я уродился, С этим и сегодня дохожу.

Крот в крота, от птицы в небе птица, Кто-то и взлетит подстать ужу.

Если верой душу осияло,

Свет Христов откроет ухо веры, Посохом хромых раздвинет скалы. Счастье и в беде зальёт доверху.

Надо мной смеялись, что пестерь, Чуть услышанное смог переиначить; Мне завидует и не один теперь,

Кто на скакуне, а я на кляче.

Звуки лишние, пустые разговоры Шум в ушах ко мне не допускает,

Мысль очищена от от шелухи-заторов – Размышления по Библии часами.

Мой Творец, Он знает наперёд, В тишине нуждаюсь до зарезу.

Так и каждому, его любой порок Может оказаться сверхполезным.

Только не роптать бы на Творца. Что чего-то не додал к храмине;

Свечкой звёздочка в душе начнёт мерцать – Пусть ненужное болезнь моя отринет.

Будет Суд, конечный результат,

Дух больной в здоровом теле сникнет; Маршал в узах и герой солдат,

На с иголочки одетом там ни нитки. 25.05.05.

8 4 8 5

Быт.31:52 – «этот холм свидетель, и этот памятник свидетель, что ни я не перейду к тебе за этот холм, ни ты не перейдешь ко мне за этот холм и за этот памятник, для зла».

Свидетели идут перед судом, Как мало тех, кто истину целует;

Не суд, а подлости и дикой лжи роддом, Себе судьбу готовят очень злую.

Что сеешь по пристрастью языком, За все слова ненужные, пустые

Нам отвечать, таков Христа закон – От ужаса вся внутренность застынет.

Что мыслим, что болтаем, что ворчим, Ворочаем на жерновах зубовных,

Где шопотом, в истерике кричим,

За всё, что сказано, забыл и не упомнил.

Они же копятся, никак не исчезая, И слева, справа чаши наполняют; Оплакивать кровавыми слезами,

Что проглаголали ночами или днями.

А на суде мирском отображаем Геройство, подлость или лизоблюдство, И приплюсовываем зёрна к урожаю, Проклятия за то и гимны воспоются.

И нашу речь лишь Библия очистит, Лишь Дух Святой просеет мысли наши; Есть христиане, есть и коммунисты – Два полюса – из белизны и сажи.

Христос есть Истина, предвечный Судия, – Нас трогают Иисуса изреченья.

Судебная коллегия – Апостолы сидят, В посланиях стращают нас мученьем.

Свидетелем бывает даже холм,

И пыль от обуви и всё, что окружает,

На нашу полноту прогнётся в гневе стол… Себя проверим на молитве жаркой.

Мы, каждый, все свидетели Иисуса, Евангелие миру возвещаем.

Вход в Царствие так узок, и лживых не пропустит,

Никто не проскользнёт с ненужными вещами. 21.10.05.

Прит.8:16 – «мною начальствуют начальники и вельможи и все судьи земли».


Свидетели, слепые от рожденья, Готовы показанье дать в суде,

Всех убеждают, что будто не за деньги, И я выслушиваю – это мой удел.

Движенье рук и ног моих трактуют, Что Гитлеру я помогал в войне;

Шесть лет мне было – явно, что буксуют, Плетут, то видела прабабка их во сне.

А суд идёт, и секретарь всё пишет.

И получается, что злыдни не они, а я; Здесь справедливость оказалась лишней, И правит бал дракон и хитрая змея.

Конечно, проще встать бы и уйти,

И даже дверью не позволить хлопнуть. Безбожникам доверили безбожно так судить За правду силятся сойти, готовы лопнуть.

А я молюсь, и молятся друзья,

Да воссияет свет и в тени смертной. Среди свидетелей от киллеров резня,

В почтовом ящике с угрозою конверты.

А на весах Фемиды злодейство жадных судей... Моя задача высветить гадюшник.

А дальше Бог Судья, Он ведает, что будет, Кто под прицелом у лжецов на мушке.

Не уступить им правды и не оступиться,

И доказать, что коммунизм стократ страшней фашизма; Подать пример из Библии и не взирать на лица,

Флаг водрузить от Истины, как представитель Жизни.

Допишется не здесь последняя страница, Печать с крестом поставит лично Иегова; Там показанье смогут дать без риска,

На лжесвидетелей всех приговор суровый.

Там лжесвидетели и суд вполне прозреют, Как завопят в бесплодном раскаянье; Неверие признает Иисуса Назорея…

Ждёт нераскаявшихся ад и долговая яма. 28.01.05.

8 6 8 7

Матф.12:36 – «Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда».


Святейшее невежество стоит, Дым напускает из своей гортани, Устроить хочет для студентов скит, Монастыри для Танек хоть местами.

Рождаемость, мол, падает, маячит катастрофа, И в наркомании подростки захлебнулись…

Но нет ни слова о Христе, Голгофе, Сленг речи – как по умному обжулить.

Какие-то традиции и корни, Содружество с властями очень кстати; Прости за выраженье, ахинею порет, Жаль то Враньё Исаия не осадит.

Размеренно и чинно падают слова, Мертвящая, жестокая неправда,

На это слушателям легче наплевать,

Чем встать с оратором, сказав: «Мы очень рады!» Пусть тешится, жиреет вороньё, –

На всех хватает жирных и безбожных, Гоморру выжжет Бог, осолится огнём, Протравит радиацией всем кожу.

Где нет рожденья свыше и Христа,

Где Дух Святой отвергнут и не принят, Спасенье там не может и мерцать,

Льёт пустословие под патриаршим гримом.

Слова их бред и кукольный театр

Не согласованный ни с Библией, ни с Богом. Под куколем трясущийся пескарь,

Хотя на нём с амурчиками тога.

Бог Иегова меч уже занёс,

И проклят покусившийся его сдержать,

«Не умирает червь», – предрёк Иисус Христос, – Огонь неугасимый для церковных жаб.

Не покусись нечестие пресечь

Своими силами и мудростью плотскою;

Христа не принявших грызёт гееннский червь, Горящим нет прохлады и покоя. 01.12.05.

Исх.22:6 – «Если появится огонь и охватит терн и выжжет копны, или жатву, или поле, то должен заплатить, кто произвёл сей пожар».


Сегодня отправился в поиск с утра, Хороших и добрых пытаюсь найти; Мой дом – головёшки ночного костра,

Сгорел, нет печальней и жальче картин.

«Кто помощь окажет?» – кричит погорелец. И тянутся руки, кто чем был богат;

Со мной и соседи до сыта наелись.

Весь мир словно печь и рука – мой ухват.

Несут, кто к себе примеряет чуть-чуть;

Кто более щедр – тот совсем в моей шкуре. От страха в ладони зарылся, молчу,

Глаза в этом свете от счастья зажмурил.

Небесполезен был к ним мой приход, О Боге, о страхе сердечном вещаю:

«Ужасней пожара – братанье с грехом, Сгорает там совесть – не кухня с вещами!»

Кому-то подсыпать горящих углей, Расплавить вам злобу в мозгах затвердевших? Верой безбожный разбей мавзолей,

Увидишь с Христом в покаянье воскресших. Теперь я обут и готов к благовестью, Дворцам и лачугам нести примиренье. Где дым не рассеялся, слышатся песня,

Аккорд благодарности с Ангельским пеньем.

Верховный Правитель совсем не Колчак… Господь Иегова - Создатель галактик.

Негоже о том погорельцам молчать – Даяния дар, милость к жалким заплаткам.

Как много у Бога хороших людей – Горят на ветру лучезарные свечки; За дымной завесой сумел разглядеть,

Пронзённую длань, что ударами лечит.

Пусть в сердце пожаром любовь полыхает, Сжигая ничтожные страсти, худое.

На пользу душе и погода лихая,

Когда не один я, а с Господом – двое. 30.01.05. ИгЛа

8 8 8 9

1Пет.1:7 – «дабы испытанная вера ваша оказалась драгоценнее гибнущего, хотя и огнем испытываемого золота, к похвале и чести и славе в явление Иисуса Христа».

Сжигают дочь священника сейчас, Вот в этот самый час у их двора;

Не сохранила девство и не побереглась – Минутной слабости расчёт, пришла пора. Непоправимо... Взахалась родня,

Невозвратимо простирает руки. Тот жар любви и… океан огня – Не защитить, исхитив на поруки.

Не властны мы над телом молодым, Не сами по себе живём и дышим;

Закон не нарушай, прогорклый тянет дым, Молва столбом, ста поколений выше.

Угроза ада, пламени геенны,

Мучений, вопля, жажда капли влаги... Входите в дверь законную, не через стены, Чтоб не рыдать и с богачом не плакать.

Библиотеки чародейских книг, Марксистско-ленинская мутная клоака. Враг-сатана свой яд насеял в них – Сжигайте их знамёна и плакаты.

Им нужен свой тысячелетний рэйх, Отвергшимся от райской чистой жизни; Беспокаянные разносят злобный брех, Грозят ГУЛагом – красным коммунизмом.

Сжигайте страсти и непослушанье Веленьям Библии, чей Автор Иегова. Вином не горячитесь даже в Канне – На рельсы трезвости переведите слово.

Архивы не горят – хранит их память, Так в афоризмах тлеется надежда; Сгорела тьма талантов – всё по пьянке, Россия голая – крещальной нет одежды.

Доколе нет крещения в огне,

Пока Дух Божий не коснётся сердца,

Без благовестия – дождя последних дней – Богослужения плодят надменно-дерзких. 09.01.05.

Ос.8:7 – «Так как они сеяли ветер, то и пожнут бурю: хлеба на корню не будет у него; зерно не даст муки; а если и даст, то чужие проглотят её».


«Скажите, что ночью Христос не воскрес, Добавьте, что, да, виноваты, проспали;

Что в сеть завернувши и тело и крест, Пещеру к утру рыбаки опростали».

И деньги – приварок к сухому пайку, Начальнику стражи и всем рядовым… Здесь выдумка всё, а от правды – лоскут: Могила пуста – остальное же – дым.

Подкуп и взятка у власти на пятках, За деньги лоббисты продвинут закон,

От взглядов вчерашних бежит без оглядки Иной голодранец почти босиком.

Продажные, рыжие, чёрные шлюхи

Из флага нашили трусишки бесплатно. Христопродавец – по статусу Плюшкин – Глядишь, президент и назначит в Пилаты.

А совесть сожжённая – первопричина, Голоса Божия вовсе не слышит.

Личности нет, под копирку личины, С красными рожами чёрные, рыжие.

Деньги сгорели, пропали и пенсии От бальзамации прошлых дефолтов.

Скольких убили, голодных повесили, Союз расчленили, смеясь, на осколки.

Когда-то пузатые и красномордые Были же, были детишками пухлыми; Бога не знали, грехами их сгорбило, Ад отрицая, в геенну и рухнули.

Кто примирился с Небесным Отцом, Жертву Иисуса принял на Голгофе, Власть солдафонов плюёт им в лицо:

«Не слышали камня упавшего грохот».

Спасеньем торгуют прожжённые души, Им страх – обличенье на смертном одре. Неверия лёд, как крещенская стужа,

Из деточек вырастит диких зверей. 05.02.05.

9 0 9 1

Ос.10:4 – «Говорят слова [пустые], клянутся ложно, заключают союзы; за то явится суд над ними, как ядовитая трава на бороздах поля».


Сказками нас пичкали с пелёнок, Держали в мире призраков и леших. Эксперимент творят над подчинёнными – Кто оболваненных действительно утешит?

Потом, принявши истину Христову, Стал по иному сказки понимать:

«Желанье пленных – вдруг разорвать оковы, Водой живою мёртвых поднимать.

Из золушки в красавиц несказанных Чудесно превращаются их личики» И нет нигде ни строчки из Писанья,

И даже мёртвые никто Христа не ищет. А Он Всесильный, Чудо-Богатырь,

Связавший сатану, клевретов адских, Пленяет пленных, водворяет мир, Живой водою Слова вводит в Пасху.

Я словом Божьим мифы расшифрую, Сдеру покров с давно известных сказок. Творят чудесное Христа Иисуса руки,

И сгинут большевистские миазмы.

За тридевять морей не надо домогаться, Жар птице хвост не нужно ночью драть.

В тиши и на коленях мы добываем счастье, По главам и стихам нам жемчуг собирать.

Сокровища несметные по вере получив,

В невесту Божию горсть праха превратится. Пирог из щуки, булки из печи,

Из той, что двигалась – там двигатель нечистый. Христос и Библия все сказки разрубили, Развеяли туман пустых желаний.

Тьма сказочная там, где не обрящешь Библии – Персты неверия простри к Христовым дланям.

Мы все участники событий неземных, Свершившихся не с кем-то – лично с нами. Царю царей мы дочери, сыны. 06.02.05

Любовь – Голгофский Крест – Его любовь над нами. .

Иер.8:7 – «И аист под небом знает свои определённые времена, и горлица, и ласточка, и журавль наблюдают время, когда им прилететь; а народ Мой не знает определения Господня».

Скворцы прилетели, весна на дворе! Неужто мороз и зима позади?

Не уголь с дровами, а солнцу нас греть, Ожили, чилимкаем, как воробьи.

Сугробов несметных не сыщешь следа, Белеется только в логах затенённых; Вот так же уходит большая беда, Когда её с силой молитвою ткнёте.

Из дальних, из тёплых краёв натянуло Запасы дождя кучевых облаков,

Земля запарила, зимой отдохнула, И выехать в поле хозяин готов.

Прошло лихолетие злых коммунистов, Ушло мракобесие большевиков; Свободно листаем Писанья страницы – Нам опыт сгодится от прошлых веков.

Пророки так многое нам предсказали, Пропели, предвидя рожденье Иисуса.

Нас храм обольстил позолотой сусальной, Толпу породил не с Евангельским вкусом.

Апостолы – ласточки ранней весны,

Они нас раздели от прежних лохмотьев;

К Христу нас привили от жертв мясных –

Мы к Жертве Голгофской слетелись сегодня.

Как в детстве весной ожидаю скворцов, Готовлю жилище для милых скитальцев; Издал толкование лучших отцов –

Таких благовестников меньше, чем пальцев.

Где солнце – Священная Библия светит, Там сгинут сугробы седых суеверий, Распустятся почки, покажутся ветки –

К себе постараемся это примерить. В природе у всех староверчества тупость, Упрямство двуперстием тычет в преданье, Мешает ему утекать наша узость –

Где Божия святость, там лето настанет. 18.03.05.

9 2 9 3

Пс.54:12 – «посреди его пагуба; обман и коварство не сходят с улиц его».


Скользим и падаем за оттепелью сразу, Отказывают к ужасу обычно тормоза,

Снег не натоптан, но не видно грязи,

Разбитым и поломанным стонать и замерзать.

И каждый год опасность выползает, Припорошённая пушистым белым снегом, Кто носом клюнет, кто проедет задом, –

Для многих встать пришлось на том уж свете.

Гоненья тяжкие невыносимы были,

Но перестройка, оттепель, прошло крушенье льда, Ломали коммунизм, столбы из дыма, пыли,

И долгожданная свобода, как беда.

Вот тут-то нас опасность поджидала, Прикрытая незримым искушеньем, Исчезла строгость, сгинул долг кабальный,

Для многих сделались желанной мы мишенью.

Со всех сторон то розыгрыш с обманом, То лотерея стать за час богатым, Плеснули гадости услужливо в стаканы, И к нищете столкнули всех по скату.

Наносит крохоборов легионы,

Как мошкара сосут и шею облепили, Стригут и с лысого сверхприбыльно купоны, И к урнам тащат вроде не насильно.

В неразберихе жид толкнёт в туман-обман, И спрячет всё в трёхмерное гражданство; Свободу дали свиньям и ослам,

Без Бога и без веры всё таким напрасно.

Лишь с Иисусом, с Библией открытой Опасности не скрыты, предельно на виду;

Пришедший в чувство сын покинет ли корыто, Или опамятуется с богачом в аду?

Скользящий график павшему потрафит, Зарплатой, прибылью доводит до паденья. Свобода породила столько мафий,

Одна из них и к нам скользит за наши деньги. 15.11.05.

Откр.3:18 – «Советую тебе купить у Меня золото, огнём очищенное, чтобы тебе обогатиться, и белую одежду, чтобы одеться и чтобы не видна была срамота наготы твоей, и глазною мазью помажь глаза твои».

Слепой не тот, кто зрения лишён, Протягивает руки – всё на ощупь; Беспомощен один, он как с овсом мешок, При жизни не жилец – живые мощи.

Нет, не об этом говорю стократ,

Кто в злой аварии лишился зренья, Женою обихожен он и рядом брат, – Слюней хватает в бренье и в презренье.

Я говорю о мысли, об уме,

О вере сердца и о помышленьях;

О тех, кто на Христа восстал, распять сумел, Они распнут и нас без сожаленья.

Слепцы-большевики – их большинство, Приватизировали кровное и с кровью у богатых; Тот змей, тот зверь по счёту был восьмой,

Но из семи змеёнышей и гадов.

Пятиконечная и страшная звезда, Душила пятилетками нещадно;

На облигациях обманов жгла рейхстаг, Русь ослепила, прежде обесчадив.

Слепцы кремлёвские, масонское отродье,

«Свет» октября чернее адской ночи Затмил зенки – снаружи зрячи вроде, В истории добра о вас ни строчки.

Умышленно, злодейски восхищались, В ноябрьские и майские провалы

Столкнули миллионы обещаньем счастья, Манили призраком и к коммунизму звали.

Глазною мазью, присланной Христом, Помажет Дух Святой глаза ослепшим, И вера чудная проклюнется в росток, Шарахнешься от коммунистов-леших.

Глаза откроются, себя познать сумеешь, И по достоинству прозренье оценить;

Греха безжалостного разомнутся клешни –

Кто не прозрел – в том совесть крепко спит. 28.04.05.

9 4 9 5

Лук.14:32 – «Иначе, пока тот ещё далеко, он пошлёт к нему посольство просить о мире».


Слова о примирении столь ясны – Пожар тушить, пока не разгорелся, Пока ты жив, не просто куча мяса,

Без добавленья «бывшее», когда уже сопрело. Малейший шанс к святому примиренью Считать за ниточки к спасению из штольни. Избыть обид, самооправданий, прений, –

В них как доказано, бывает мало толку.

Уступки в чём-то, что не столь и важно, Уменьшить притязания, быть гибким; Каков ущерб, дальнейшее покажет,

Но не родятся обвинений кипы.

Простор тактический для сумрачных баталий, Тропу войны расширит к горизонту;

Не тот масштаб, но жив в немирных Сталин, Армады Гитлера подкатывают к фронту.

И каждый раз при тратах и издержки Судебные и нервные в семье;

Судить начнёшь себя: «Мог примириться прежде!» Что с каждый днём труднее, не суметь.

Дрожит сердечный клапан, злоба душит:

«Что стоило прислушаться к советам?!» Но словно аспид, затыкает уши,

Перед судьёй поникший, безответный.

Христа наказ обдумай прежде бойни, Составить план, произвести расчёт,

Пока ты жив. не бывший, не покойник – Мир заключивший обретёт почёт.

Позора нет, флаг белый раздобыть –

Не до последнего солдата злобно биться. Смирением упрямство раздолбить

И зацветёт миндаль, и винограда кисти.

Мирись с соперником, пока не отдан страже, Пищеварение и сон к тому пойдут, кто лучше. Печально, если дьявол хулой лицо замажет,

На приговор суда не хватит и получки. 19.02.05.

Пс.118:127 – «А я люблю заповеди Твои более золота, и золота чистого».


Словарь цитат, когда и кто сказал,

В последние века на сцене или в жизни, Как будто интервью даёт большой вокзал,

Насобирали крошки со всех столов в корзину.

Не всех я знаю, чьи лежат объедки, И правильно ли их цитирует еврей.

А отзывы о книге не от каких-то бедных. И восхваляют бред себе во вред.

Труда положено не мало и не год,

Но книга издана шикарно с заграницей. Она на полках гурманам пойдёт,

И тлен цитат до времени продлится. Листал и я солидный фолиант,

Кружил за автором, не успевал дивиться; Великий мусорщик творил заказ и план, Едва ли не на тысяче страницах.

Но что могу своей душе я взять,

Что мне сгодится в жизни и за гробом? Блеснуть всезнанием козлу среди козлят – Чужую вонь уж лучше бы не трогать.

На изреченьях пустоты печать Отчаяния, жёлчи и насмешки. Бессилье жертвы, наглость палача,

И водевиль у смерти над душою грешной.

Одна страница, сточка из Писанья Свободно перетянет, перевесит том,

В котором лай, знакомство с мертвецами, Чьи души в преисподней исторгают стон.

Как счастлив Библию читающий всегда, Ведь в слове Божием глубинная основа. И Дух Святой сумел нам передать Глаголы вечные от Бога Иеговы.

Премудрость притч, Евангельских событий, Бессмертные слова Апостолов, Христа…

Да разве то сравнишь с зловоньем от пропитых, Не знавших ни молитвы, ни поста. 20.12.05.


9 6 9 7

Пс.18:11 – «они вожделеннее золота и даже множества золота чистого, слаще меда и капель сота».


«Слово Божие живо и действенно!» Это Павел Апостол сказал евреям;

Разошлись те слова с тех пор повсеместно, – В силу их по серьёзному верим?

Слово Божие... Не традиции и не преданья – Слово сказанное не человеком, а Иеговой.

С пафосом, с угрозою и с рыданьем, Кому-то надоедливой стало оскоминой.

Слово Божие живо… Оно не стареет. Как будто сказано только в сию минуту.

Направлено к русским, не только к евреям, Погребальными пеленами никем не опутано.

Слово.. Оно растянулось в стихи и главы, Но названо Словом – в единственном роде. Дождём благодатным, расплавленной лавой, Золотом чистым без грамма породы.

Слово Божие живо и действенно…

Не повесть прошедших событий истории. Не оскверняется – чисто и девственно – Только, пожалуйста, об этом не спорьте!

Действенно ныне, вполне применимо...

Не ржавленный остов вымыслов человеческих. Каждая буковка в цель, а не мимо –

В любой ситуации с испугу не мечется.

Действенно… Кажется грубым, суровым – Вечным Создателем послано, Саваофом;

По наследству перешло от пророков к Апостолам, К миру, не в Оптину и не в Сарово.

Действенно... Это эпиграф моих терзаний:

«Да как же посмели монахи его умертвить?!» В действии Библия – вот моё знамя –

Не из хоругвий, икон и рипид.

Слово Божие живо и действенно!

Я не толкую – другие над ним потрудились.

Стараюсь приблизить к Христу, не к Христовым наместникам, Да будет и в этом великая Божия милость. 12.03.05.

3Цар.3:7 – «и ныне, Господи Боже мой, Ты поставил раба Твоего царем вместо Давида, отца моего; но я отрок малый, не знаю ни моего выхода, ни входа».


Смешным предстать пред публикой зазорно, Когда другие, ухмыляясь, смотрят,

Подмигивают те, кого мы кормим,

И даже псы, что под столом без корки. А если это для газет, журналов,

С сарказмом и в нестиранном белье, Насмешники поштучно и навалом,

То сколько же нам чахнуть и болеть?

Уж лучше бы в агрессии открытой Сойтись и развернуть свои полки,

Кому-то сдать в архив с предсмертным хрипом, Насмешки, дуэлянтов шепотки.

Знак преимущества есть у кривой ухмылки – То умничают, то сучат на пальцах;

Тебя представят извергом, подстилкой, – Блажен, кто не согнулся и не сдался.

Перемолоть молитвой про себя Шрапнель угроз и снайперский подвох,

И помнить – Ангелы куда точней глядят, Тем паче на Суде Всезрящий Бог.

Тогда униженный открыто воссмеётся, Зной дня и холод ночи перенесший.

Срастутся переломанные кости,

Плоть прокажённая предстанет детски нежной.

Знай про себя, что грех достоин смеха, Прегорьких сожалений о прошедшем; Для серости прописка под застрехой,

Мёд не наносит в улей злобный шершень.

Не плохо бы расправиться с насмешкой, Отточенною фразой из Писанья;

И хорошо бы сразу, а не мешкать, Дабы детей царевых не кусали.

С насмешниками разговор короткий – Тушить пожар в их собственных слезах.

Здесь лучшим спонсором бывал молчальник кроткий,

Скорбь за насмешника в опущенных глазах. 15.07.05.

9 8 9 9

Прит.15:33 – «Страх Господень научает мудрости, и славе предшествует смирение».


Смиряться перед Богом очень просто – Зависит жизнь, дыханье от Него;

С утра до вечера и ночью что-то просим У щедрого на милость Иеговы.

И если Он нам планы не открыл, О замыслах Своих, о нашей доле,

Мы им искуплены, Он вновь нас сотворил, Всё в нас Его, чего же надо более?

Все миллиарды клеток в голове Заряжены энергиею свыше; Открыто видеть всё, не окриветь,

Когда молекулы налево нам колышет.

Смиряться, вслушиваясь в шорохи извилин, Отображены в совести, случайно не сожжённой. Всё от Него, притом преизобильно,

С Ним каждый может быть похожим на Самсона.

Да как и не смиряться перед Богом Всевышним, Всеблагим и Бесконечным!? Как ощупью бредём отмеренные сроки, Бессчётны милости Его на нашем Млечном.

Он вымерил по силам, вмоготу,

Отвесил порциями в детстве и на вырост, Чтоб в час разлуки, словно по мосту

Как посуху прошли, прославив милость.

Кто знает Божии Библейские уставы, И слышат голос Духа ежедневно, Тому легко петь Иегове славу,

Быть нужным ближнему хотя бы чем-то. Смиряться по уставу перед мужем Легко и благостно искупленной жене; Муж, как ядро для атома сверхнужный, Не только наяву, но и во сне.

Смиреньем перед Библией украсить Соприкоснувшееся с нашим христианством. Безукоризненный войну объявит страсти,

Бог вынесет его из рва-напасти. 19.03.05.

Ис.56:10 – «Стражи их слепы все и невежды: все они немые псы, не могущие лаять, бредящие лежа, любящие спать».


Собачья верность поражает нас, Их преданность шокирует и женщин;

Не поздоровится врагу при слове «фас!» Дом охраняют – не растащат вещи.

Псу уподоблен грешник окаянный, Грех пожирающий, блевотину и срам;

Бродячий пёс стократ верней, чем пьяный, Не друг он наркоманам и ворам.

Ругательства приравнивают к бреху, На цепь сажают непослушных деток; От встреч иных не залатать прорехи,

С бульдожьей хваткой встретишься нередко.

Псы – чародеи, берегитесь их,

Не обращайтесь мирно с экстрасенсом; Еретикам не позволяй теснить, Особенно терзающих младенцев.

Псам уподоблены служители церквей, Не допускающие расхищенья стада; Смотрящий худо может окриветь, Ответ держать за павшую ограду.

Я над душой трясусь подобно псу,

И хвост не поджимаю от попов, сектантов; Тащил не раз их принародно в суд, –

На скотомогильниках белеются останки.

Но в вечности псам не бывать в раю, – Здесь речь о злобных и еретиках;

Как христианский пёс себя от них храню, Ищу опору в главах и стихах.

Какие крошки под столом найдут, Принюхиваясь, верные созданья? Некормленные пожирают труп –

С собачей голодухи это станет, От добрых качеств лающего пса, Приватизирую всё лучшее на пользу… Солю по вкусу то, что написал, –

Бродячим шавкам полкусочка бросить. 20.08.05. ИгЛа

100 101

Евр.12:2 – «взирая на начальника и совершителя веры Иисуса, Который, вместо предлежавшей Ему радости, претерпел крест, пренебрегши посрамление, и воссел одесную престола Божия».

События вчерашние и книги,

Хотя бы злободневней перца, хрена, Тускнеть, ржаветь стремятся после мига, Разваливаются под напором тлена.

Но есть одно, живее «присносущих» Случившееся на одном Холме.

День ото дня о нём молва всё пуще,

И даже злейший враг уверен в том вполне.

Две тысячи уже прошедших лет, Как день неполный, менее чем час.

Там хищникам насестом послужил скелет, Трапезничали звери и солдат рычал.

Ни света даже в полдень и ни зги, Клубящийся народ, как наш церковный, И море жалости, отчаянья, тоски,

Как будто мир покинул Иегова. Что строится, зачем здесь гвозди, молот, Нужда какая полк тут собрала,

Зачем спешат сюда кто стар и молод? Замешаны в том Ирод и Пилат.

Какое отношение римлян,

И их непобедимые зачем когорты

Несут наркотик-уксус – кто здесь пьян? Устраивает жизнь свои аборты.

Забыто многое с тех непотребных дней,

В опилки дерево креста, мошенство с плащаницей; Войдёт в историю и в символ судия-злодей,

И будет зло стократ на дню щениться.

Первосвященники воскрилия одежд Продать сумеют папам, патриархам, Оттиражируют епископов-невежд,

Попов размножат, словно в вихре праха.

Животворящ тот Крест и жив его Хозяин, Он не на храмах явится – на куполе небес – Всё остальное в глубочайшей яме…

О том напомнил мне нательный стёртый крест. 27.03.05.


1Кор.10:6 – «А это были образы для нас, чтобы мы не были похотливы на злое, как они были похотливы».


События подпёрли, невпродых,

Со всех сторон нас давит неприятель, Хватают, тащат нас, друзей, родных,

И долбит свой епископ, словно дятел.

В плен Вавилонский Бог направил нас, И нечего дерзить и огрызаться.

Давно плелась в патриархии снасть, Заброшена, нас ловят словно зайцев.

Кто знает Персию, разведал, огласил? Но вспыхнет благовестие и персам;

И, может, в закрома оттуда колоски Собрать придётся возрождённым сердцем.

Прок Иеремия плакал и рыдал,

Почти в истерике кричал, не быв услышан. Народ ограбили и отослали вдаль –

В своём дому вдруг оказался лишним.

Настойчиво, день изо дня стучал Бог Саваоф, грозился так сурово;

Командировку выписал и выдавил в печать:

«В плен! Только в плен!» И подпись: Иегова.

Пыль поднималась в мареве и зное, Скрывала навсегда родимый дом, уют, Пот застилал глаза, шагая, спали стоя, И не присесть, иначе здесь убьют.

В дыму надежда на свои войска,

Уже казнённые – зверьё растащит трупы; Нам руки связаны и дуло у виска,

Всё прочное враз оказалось хрупким.

Толкают нас, влекут к соединенью

С патриархий сталинской прогнившей,

Где главный идол «Деньги! Деньги!! Деньги!!!» Синод разбойничий, где набекрень и крыша.

Ложь, клевета, невежество толпы, Презренье к истине и к Библии чудесной. К ним в плен влекут епископы, попы…

На вербах арфы наши, теперь нам не до песен. 03.11.05.

102 103

Ос.6:9 – «Как разбойники подстерегают человека, так сборище священников убивают на пути в Сихем и совершают мерзости».


Совесть - голос Божий, нас тревожит, Покоя не даёт живущим не по правде, Кричит, сон отнимает, что не гоже

Её корёжить личной пользы ради.

Характеристику по ней сверять придётся, Когда расчёт предъявится сполна,

Где наобум крушили мы утёсы,

Где свет ей застила при выгоде война...

В какой бы кабинет ни постучался, Там легион бездельников холёных;

За справку и за подпись рвут на части – Бодаться с этим дубом зря телёнку.

Бюрократический раздутый аппарат, Подстать их крыше лживых депутатов,

Не производят зёрнышка и толпами сидят,

По-совести ли кормим их – с какой же стати.

И если бы в них совесть завелась, – Допустим, где-то есть и пробудилась, Они бы ей законной дали власть,

И осознали собственную низость.

Грабители, разбойники в законе,

Вы давитесь и жрёте у кормушки.

Душа без совести не плачет и не стонет, Что дармоеды вы, и совесть вас не душит?..

Евангелие в крепкие застёжки Заковано, выносится к народу.

И в этой тьме попам дремать надёжно, А совесть как бы не нужна им вроде.

Но если бы вдруг совесть пробудилась, Сравнили, что им Библия гласит,

Глаза от брения очистились, омылись, Поп понял бы, что он есть паразит.

Питается народными грехами, Не он один, но и дурной Синод.

Без совести, мы все – порода хамья,

И каждый не пшеницы, а колючек сноп. 11.05.05.


Пс.135:5 – «Который сотворил небеса премудро, ибо вовек милость Его».


Сорта различные цветов и овощей, Разнообразье птиц – селекционный метод, Для красоты душевой не вотще,

Иные фрукты с тех же самых веток.

Что примелькалось – разум не тревожит, А необычное хватает удивленьем.

Смешное, чудное – кто совершить так сможет, Отображается, но как бы в сновиденье.

Молитвы, в общем-то почти однообразны, Возьми хотя бессмертную Псалтирь,

Но в перемене слов язык уже увязнет, Хватает воздух ртом, ища костыль.

Характеры, реакция и всплески На одинаковые речи и событья,

Дерут рутинное и выдирают плесень,

И не поймёшь, когда им легче сбыться.

Консерватизм и ряска староверов Бывают с пользой, а иногда во вред. Разнообразие суждений нас проверит,

Готов ли динозавр, чтоб развиваться впредь.

Застопорило на ИНН и в чипах,

Иные перепись и паспорт не проглотят. От новости малейшей ум уже ощипан,

В преснятине и присно мыслят полиглотом.

Подход со всех сторон к одним сюжетам, И опухает в несваренье голова;

Нам на размен всего лишь два Завета,

Но в них и только в них на ребусы слова.

И в этих разностях, порою в очень чёрствых. Пытаться обрести лекарства и решенья.

Быть может, в темноте, какой-то слог подчёркнут, Поможет раздолбить вчерашние мишени.

Страшитесь быть болотом и застывшим, Умейте препарировать дымящее на свалке, Тогда цветник и сад заблагоухают пышно,

Хотя потерянного времени и жалко. 23.06.05.

104 105

Иов.9:24 – «Земля отдана в руки нечестивых; лица судей её Он закрывает. Если не Он, то кто же?»


Справедливость у Бога Всевышнего всюду,

А неправда царит в человеко-бесовском обличье; В чёрной тоге судья не по белому судит,

Не забыв о кармане своём и о выгоде личной. По превратному и антибратски допрос, Не распахана тайна в коллегии брашной.

Кто взывает к Божественной Мудрости, тот лишь дорос Волкодава и волка не спутать с барашком.

Грим и лоск в мимикрии под правду слепились, Верхоглядство воссело, туманит мозги;

Из неверия суд, судьи вовсе, совсем не молились, Здесь ни зёрнышка правды и пустые стоят колоски.

Далеко Соломонова мудрость ушла стороной, Дух Святой экспертизу на мысли не ставит, Властолюбие судей, и бесчестие – их паранойя, Проблеск мужества в судьях так редко местами.

Чрезвычайные тройки с расстрельным мешком В жернова от репрессий шутя, угодили; Зацепились горбом, не пролезли в ушко,

Даже свечка небесная им не светила.

Беззаконный дворец и бесчестный судья, Инквизиторам брат и заступник нечестья.

С пустоглазьем на правду безмозгло глядят.

И таких легион, при желании даже не счесть их.

Божий Суд всё расставит по нужным местам, Почему лица судей закрыл Бог покровом; Разве не был судьёю Пилат, осудивший Христа, Не пытался ли руки очистить от крови?

Мазь глазная для судей не в ближнем киоске, Срамота наготы судей алчных так явна, Судьям много дано, но и много с них спросят, Что кривили душою и рухнули в яму.

Почему же не судят бесчестных в законе, Значит выгодно это слепым дирижёрам? Правда в Библии вечной – об этом запомним, –

Подавились неправдой, и правды кусок не разжёван. 24.06.05.

Иуд.1:7 – «Как Содом и Гоморра и окрестные города, подобно им блудодействовавшие и ходившие за иною плотию, подвергшись казни огня вечного, поставлены в пример».

Старение незримо подступает – Седая волосинка, шире плешь,

И память отстающая, тупая,

С трудом проваривается, что и в усладу съешь.

Глазам отказано на зоркость, и очки Сверкают окулярами биноклей.

Здоровье съедено и инвалид почти, От боли в пояснице слышим вопли.

Вот так и мир стареет ежечасно,

К призывам Божьим глух неотвратимо, Разглаживает место для печати – Пророчества Христа не пролетают мимо.

Ещё тусуются правители в Кремле, Масонский циркуль вымеряет угол, Куда загнать все сонмищах проблем – Зверинец строят для козлов и пугал.

Внезапно ринется на мир и безопасность, Стареющий, лысеющий землистый шар;

На Церковь змей с раззявленною пастью – Три с половиной года драконовский кошмар,

Куда же денутся конгрессы, ассамблеи, Создатели хвалёных демократий?

Цени же, человеческое племя, Свободу выбора, который не украден.

Подобно взрыву вспыхнут мятежи, И вспучится нарывами планета;

Не сами ли историю вершим, Предпочитая тьму, не обращаясь к свету?

Казалось, мира нет конца и края… Хвали Творца, захлёбываясь счастьем. Тысячелетия с Писаньем не сверялись,

К трагедии священство больше всех причастно.

Опустошёны недра и леса,

Ненужных едоков тьма тьмущая сжирает, От Иеговы посланных несутся голоса:

«Свой выбор сделайте между геенной, адом!». 02.09.05.

106 107

Пс.70:18 - «И до старости, и до седины не оставь меня, Боже, доколе не возвещу силы Твоей роду сему и всем грядущим могущества Твоего.


Старость никого не обойдёт, Конечно, если раньше не откинем... Кровь, как в колодце, ноги словно лёд, Румянец заменяется на синий.

Всё думал в юности: «Позиции не сдать!» От долгих насморков, простаты и запоров Хребёт согнёт, и хрустнет вдруг костяк, Заклинит клапаны сердечного мотора.

Привлечь на помощь прежнюю осанку, Пытаться выше ноги поднимать; Отваливаться прежнее начнёт кусками,

И кожа сморщится… такой запомнил мать.

Уверовав в Евангельское Чудо,

В спасенье вечное в Иисусе, Божьем Сыне, Я понял, красота моя не в чубе,

А всё в любви, что в старости не сгинет.

В любви и благодарности Иисусу, За жертву и страданье на Голгофе.

Персты тверды, хотя на вид трясутся – Неузнаваем стал в анфас и в профиль.

Душою молодею с каждым днём,

Любовью – знаменем укрыт от непогоды. Важнее важного – с кем об руку идём, Кому ты нужен и на что же годен?

И чувствуешь ли нужным поутру,

И к вечеру в довольство запахнувшись; Кто воздохнёт, когда в свой час умру, Какой молвой в гробу наполнят уши?

Сжимая зубы, виду не подать,

Что слышу скрип и хруст меж позвонками, Что смерть крадётся слепо – лютый тать,

А члены тела как бы и не с нами. С молитвой падаю поклонами земными, Давлю апатию, брюзжанье и маразмы;

Дух ревности с колен на труд поднимет...

Не оказаться бы при встрече сонно-праздным. 22.03.05.

Евр.10:26 – «Ибо если мы, получив познание истины, произвольно грешим, то не остается более жертвы за грехи»,


Столько паразитов развелось На моей сторожевой собаке; Может, это ей прибавит злость, Отбивать от недругов атаки!?

Так и мы поникнем от клещей, Блох насобиравшие по сектам; Будто мумия, останки от мощей,

К смерти приближаемся нередко.

Вывести кровососущих трудно, Ей самой и деткам не под силу. По рецептам развожу в посуде, Добавляю мыла с керосином.

И теперь свободная от мрази, Ластится, полезной может быть, Тот не видит, где бельмо без мази, Сам давно, быть может, паразит.

Столько разного понатащили в храм, Что высасывает силы из народа; Пользы от чего нет ни на грамм,

Из здорового там делают уродом.

В слове Божием прямые указанья Ноги благовестьем освятить.

Место первое – Священному Писанью! Кто посмел духовно оскопить?

Чёрные монашеские тучи Высосали лучшее в Египте; Тысячами сразу и поштучно Мумиями за стенами гибли.

Православие давно на ладан дышит – Тянутся паломники к святыням, Замурованные наглухо – не слышат, Согласились с участью скотины.

После исповеди снова за грехи – Столько паразитов-предрассудков;

Я ли не кричу о том – совсем охрип,

Проповедывать готов в любое время суток. 31.01.05.

108 109

Откр.3:19 – «Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю.

Итак будь ревностен и покайся».


Страсть поучать, учить и наставлять, Надоедать, быть въедливой занудой; Запутавшись, такие мечтают по нолям

Вновь развести суды и пересуды.

Возможно ли нам мирным быть со всеми, Не делать замечаний, и не критиковать,

Забыть всем про метлу и про домашний веник, Знать свой шесток, уметь на всё кивать.

Хвалимым быть за мягкость и учтивость, Покладистость, культуру обхожденья, Ослепнуть на беду что где-то приключилась, На безобразия, что вытворяют дети.

Быть сквозняком, ценя лишь свой уют, Свою подстилку, сладкую кормёжку; Забудут вши про пламенный утюг,

В гигантов-кровососов разрастутся вошки.

Читаю Библию, запомнить бы успеть, По подражанию Апостолам, пророкам Отвергнуться себя, свою смиряя спесь,

И объявить войну грехам, грешкам, порокам. Что выше сказано, на пользу обратить, Доверившись Учителю Иисусу;

Дух обличит не правде вопреки, И даже тех, кто удила закусит.

Не просто, нелегко пса за уши хватать,

За неуживчивость, скандальность быть побитым; Не перед свиньями же бисер нам метать,

Псов раздразнить худющих или сытых. Дороже жизни истина и святость, Желанье всех настроить на спасенье, Перед таким замучаются прятать

Не тайное, что явлено пред всеми.

Не в страсти, а в молитве на коленях Дух Божий обличит о правде и суде,

Прогресс там есть, по тернию наш лемех…

Смотрителем быть ревностным, без дела не сидеть. 16.11.05.

Прит.28:19 – «Кто возделывает землю свою, тот будет насыщаться хлебом, а кто подражает праздным, тот насытится нищетою».


Страх обуял, что я сижу без дела Уже не час, а, ужас, может, два;

Душа не занята, и враг наедет смело, Подсунет в мысли праздные слова.

Послушал радио, прошёлся по двору, Успел знакомым позвонить и сникнуть,

«Всё переделано?» – как будто и не вру, В иглу заправлена и наготове нитка.

О, как тоскливо без работы жить, Следить, скучая, за минутной стрелкой; Рутинно-приземлённый пошлый быт – До туалета от пустой тарелки.

Немедленно за чётки, в лестовку вцепился И по ступенькам, шаг за шагом вверх,

Где по душе нам труд, там ни один не спился, Не будет кандидатов для галер.

И вот уже работы обступают, Ласкаются и ластятся к вниманью; Где нет молитвы память там тупая, Одна дыра в мозгах, как и в кармане.

Труд заповедью дан ещё в раю,

Знак наказания, а также исцеленья, Порокам всем в бездействии приют, Талант заржавлен и закопан в лени.

Пот осоляет и хранит от порчи, Облагораживает землю и жилище, Путь к истине в труде всегда короче, Таких премудрость постоянно ищет.

Труд – поводырь для потерявших зренье, Приводит к Библии, а дальше – ко Христу.

Кто пашет искренно, достаток там не прежний, Трудягами и дети там растут.

Час без работы... нужно наверстать, Утроить ревность, затянувши пояс… С Марией сидя, слушаю Христа,

И с Марфой потружусь на кухне стоя. 03.11.05.ИгЛа

110 111

Матф.25:17 – «точно так же и получивший два таланта приобрел другие два».


Строки, недописанные мною, Всё ещё неясные, не рядом.

Осенью пришли, а ждал весною,

Когда только что разметку вёл по грядкам.

Семена по строчкам и бороздкам, Еле научившись, начал сеять

Криво, неглубоко, так казалось просто, Непророщенное и сухое семя.

Всходы чахлые – прочесть невмоготу, Мною «непрожёванные», часто и без соли, Многое на выброс и скоту,

И ещё истрачусь зряшно сколько.

Но отчаяния не было ни разу,

Спрашивал у старших, переживших зной. Что-то вычитал, а больше по рассказам – За ошибки тратился казной.

И теперь уже на склоне лет –

Жаль что не в разгаре – на вершину, На Голгофу проложил свой след, – Труд мой оценили, как двужильный.

Сколько не доспал – пошло всё впрок, Сколько не доел – там сэкономил; Лучшие сорта семян для строк –

Из Писанья – четырёхзначный номер.

Хищных птиц суметь бы разогнать, Грызунов отвадить – всё непросто; Что на пользу бедного узнать,

Что больные с радостью запросят?

Всем по вкусу, всем на пользу строки, Переложенные на мотив нескучный. Жаждущим у книг моих топтать пороги Иногда замечу – мог бы сделать лучше.

Дух Святой, животворящей силой Освяти и награди всех чтущих, Чтоб враги зловоньем не коптили,

Оптом нападая и поштучно. 07.01.05. ИгЛа

2Кор.5:10 – «ибо всем нам должно явиться пред судилище Христово, чтобы каждому получить [соответственно тому], что он делал, живя в теле, доброе или худое».

Субботе родительской столько внимания, Ко храму спешат с узелками старушки;

Нигде так активно попы не шаманят,

Как в царстве теней – позарез они нужны. Родители многих погибли в войну…

А память тревожит – как их обижали; Так просто сегодня загладить вину,

К безбожно прожившим подать свою жалость.

Суют беспризорным и пьяными блины, И просят родных помянуть и икнуть, Огонь потушить бы хоть каплей слюны, Наставить ушедших на истинный путь.

И столько здесь басен и сонм сновидений, Как каша-кутья помогла в преисподней.

А главное, батюшкам деньги и деньги… Так было две тысячи лет до сегодня.

Бряцают от ада ключами попы,

Как будто тюремщики в камерах смертных; Вскрывают заочно могилы, гробы –

Толпа некромантов лютует усердно.

Но Библия – слово Творца и Владыки Вещает, что участь решают при жизни. Напрасно богач надрывается в крике,

На память приводит вождей коммунизма.

Там пропасть от света и рая желаний – Её перейти не дано безрассудным,

Ни к ним, ни обратно не будет посланий, Припомнят гулянки свои по минутам.

Кто Жертву Христа воспринял добровольно, И в Церкви трудился и ревностным был;

Их слово Живое приправлено солью, Несут, улыбаясь, Иисусу снопы.

Суббота – покой для души возрождённой… И каждый судим за дела свои будет;

Народ в панихидах увязший и тёмный…

Кадило дымит, бьёт звонарь, словно в бубен. 08.04.05.

112 113

Втор.19:18-19 – «судьи должны хорошо исследовать, и если свидетель тот свидетель ложный, ложно донёс на брата своего, то сделайте ему то, что он умышлял сделать брату своему».

Судья неправедный в судилище земном Надменно вопрошает беззащитных; Возвысился в гиганта дымный гном,

С ограбленного до пушинки щиплет.

Ни разу в этот день не помолившись, Надменьем дымным мира обуян;

Защиту беззащитных он считает лишней, От власти безраздельной глух и пьян.

О, если бы открылось на минутку,

Что здесь творится, сколько страшных рыл Летают, мечутся и завывают жутко –

Судье копытом чёрт глаза закрыл.

Суд изгаляется над истиной так зримо, Что даже кресло под судьёй краснеет,

Ложь в истину рядится, под толстым слоем грима, Свидетели – гадёныши и змеи.

Но Бог Всесильный видит и молчит, Давая вызреть плевелам колючим.

Грабители, лжецы и палачи

В фаворе – могут врать, терзать и мучить. В преддверии великих катастроф

Несправедливость в судьях возрастала; Хребёт ломали истине и наломали дров, От имени закона Закон Христа распяли.

Неизмеримо зло, расплата при дверях, Чудовище бесплотное в судейской ряске. Библейские события об этом говорят,

Они всё те же, но в иной окраске.

Несправедливый суд плодит презренье к власти, И может, кто-то к небу взор поднимет.

Униженным и оскорблённым Бог обещает Царство, В их посрамлении Он пребывает с ними.

Полезно видеть мёртвых, быть в судах – Тщета земного здесь неприкровенна.

У сердца скорбного молитва на устах,

В источнике из слёз земное смоет бренье. 19.04.05.

Втор.4:6 – «храните и исполняйте их, ибо в этом мудрость ваша и разум ваш пред глазами народов, которые, услышав о всех сих постановлениях, скажут: только этот великий народ есть народ мудрый».

Сумеем ли достойно восхвалить Полученную пользу от Писанья?

Читаю Бытие, Исход, Левит, Паралипоменон – не вымолвишь названье.

Познания имею о Творце,

О первом дне творенья во вселенной,

О том, что близится и будет при конце – Достойны все мы участи плачевной.

До совести пророки достучались, Угрозами так многого добились; Вопили главы и стихи кричали, Греховную пережигая примесь.

Бессмертные, живительные строки Закона Божия, уставов и Заветов

С горы Гевал провозгласили: «Проклят!» – Среди грехов ни проблеска, ни света.

Животворящая ликует Гаризим, Елеем льёт на бороду и раны; Бездетность свыше верным не грозит, Пути благословения так прямы.

Какое бы добро ни поселилось

В моей душе, прощенье на молитве, Писанье Божие испепеляет дикость – Из благодати росы, струи, ливни.

Писанием обещана защита –

Не обманулся, не был постыжён.

Раввин сберёг до буковки, что в свитках, Принёс их Савлам, прущим на рожон.

Старообрядцам Библию несу –

Они же бьют, плюют и зло поносят. Душе голодной – на веранде псу, Хотел кусочек дать, а не сухие кости.

Они отвергли Слово, не приняли упрямо, Да не случится с кем такого окаянства.

Врастайте в Библию духовными корнями –

Она есть древо жизни в христианстве. 14.03.05.

114 115

Мал.3:15 – «И ныне мы считаем надменных счастливыми: лучше устраивают себя делающие беззакония, и хотя искушают Бога, но остаются целы».


Счастливых дней часов или минут

Не так уж много, подтверждает каждый; Когда нам хорошо, не давят и не мнут, Нас не заботит завтрашнее даже.

Кто чашу жизни опростал до дна, Разглядывая прошлое в постели, Найдут момент счастливый без пятна, Который близкие сослепу проглядели.

Поистине счастливы те моменты,

Где вечность, Бог с душой соединились; Таких сияющих и царственных отметин Совсем немного – просто Божья милость.

Счастлив, кто пристани спасительной достиг, Молясь, избег грабителей в дороге…

Но это только миг, всего лишь только миг, И в этом миге всего лишь счастлив вроде.

Чтоб безусловно про себя забыть,

И прошлым не тревожась, удержать бы счастье. Но ничего уж нет и начинают пить,

И на посмешище нетрезвыми качаться.

Как счастлив раб, свободу получивший От Самого Хозяина с печатью;

Царём усыновлён детдомовский мальчишка, Считает навсегда прошедшими печали.

Всё это – только лучше и нетленным Мы получили во Христе Иисусе;

Был выкуплен на эшафоте пленный, Слагает перед Ним венец побед и гусли.

Счастлив, к кому прощение пришло С кровавою печатью Иеговы.

Таким завидовать, наверно, не грешно,

Кто ради ближнего и жизнь отдать готовы.

Я узнаю счастливых по глазам, После молитвы всё ещё с слезами. По их улыбкам… был таким и сам,

Вы подтвердите, коль христиане сами. 06.08.05. ИгЛа

Деян.26:2 – «царь Агриппа! почитаю себя счастливым, что сегодня могу защищаться перед тобою во всем, в чем обвиняют меня Иудеи».


Считаем время по годам и дням, А счастье по минутам и секундам;

Кто приголубил бы и искренно обнял, Когда невыносимо, одиноко, трудно.

Не сознаваясь самому себе,

Себя мы тешим ожиданьем блага.

Но результат, плоды больших побед, Достанутся не всем, а лишь по блату.

Нам вожделенное сулило облегченье,

От удовольствия зажмурились в усладе. Но утекло, ушло мироточенье,

И говорим: «Нам тяжелей, чем в аде».

Вокруг от сумрачных морщин уже не сумрак, А тьма кромешная, Египетской подстать;

Куда ни посмотрю – живём так дурно, Фантасту жёлчному во сне не описать.

В чём главный куш и выгоды резон,

К чему вилюжины при поисках, где лучше, Вертлявой тенью птицы сгинет сон,

А отзвук блага кто-то будет слушать.

Насколько дух возвысит нас над телом, Дано во мраке лучшее найти.

Пройти шторма и к цели выйти целым, К Тому, Кто нам по силам дал кресты.

Тысячелетия прошли, как день один, Для режиссёров-выдумщиков темы; Ушедшие страдали до седин,

Тюрьму освоив, уходили в темень.

С Голгофы древней те же голоса,

Но только с нынешним дубовостью, жаргоном; Под дудки Ирода и Понтия плясать,

Доколе небо разразится громом.

Труждающихся Иисус зовёт, Немногие придут теченью вопреки; Орлам приличен Ангельский полёт,

Он не доступен мёртвым и мирским. ИгЛа. 28.06.05.

116 117

Матф.26:15 – «и сказал: что вы дадите мне, и я вам предам Его? Они предложили ему тридцать сребреников».


Так думал ли прославиться Иуда, Войти в историю, в ругательство народов? Ребёнком прыгал, познавал что худо,

Не хуже, чем у друга получалось вроде.

Ходил ли в школу сын Искариота, Пятёрки, двойки в ранце для тетрадок? На замечанья смотрит косорото,

И до карманных денег с детства падок?

Молчат Евангелия всех Евангелистов, Как на Иуду жребий пал и выбор;

И почему к Иисусу стал он близок,

К Апостолом прибился словно рыба.

И это тайна, есть одни догадки; Проводим аналогию по тем, кто рядом, Когда и сами поступаем гадко, –

Не раз таким в доверии обкраден.

«Иуда подлый, мелкая душонка!», – Кого-то хлещем и тавром клеймим, Что этот тип на паутине тонкой Прокрался к сердцу, а мы ели с ним.

Доверием воспользовался гнусно, И предал дом, отчизну и жену,

Он не еврей, а наш природный русский. Мать-родину морил, в дугу согнул.

Неприкосновенный в Думе депутат

С одной лишь думой в том Синедрионе, Как и кого хитрее обокрасть

Что схапал, всё проглотит, не обронит. Иудушка, щедринский Головлёв

На президента метит, в патриархи. Ему везёт, на мутной речке клёв,

В жидовском двухгражданстве, в олигархах.

Не приведи, Господь, поверить им на слово… Иуде памятник картаво-горбоносый.

Осин хватает, ад принять готов их.

«Избавь нас от Иуд!» – мы Иегову просим. 18.11.05.

2Фесс.2:7 – «Ибо тайна беззакония уже в действии, только [не совершится] до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь».


Так кто же есть удерживающий ныне, Не позволяющий антихристу открыться; Что есть, чего не будет и в помине,

Когда контроль всеобщий на слова и мысли?

Одни толкуют про царя в отставке, Про монархический уют и доброту,

При нём, мол, пасть заткнут масонским шавкам – Об этом и попы кричат в бреду.

Начнём по малому, конкретно, с одного, Что удержать могло экстаз при драке. Могли дать оплеуху, пнуть ногой,

Но удержался, тонущий во мраке.

Что удержало при семейной ссоре Себя не порешить, не заколоть жену?

Опять же – совесть, пусть не первым сортом, Но голос Божий давит на мою вину.

Строй государственный и принятый закон, Монарх святой, тоталитарный деспот, Противовес в другой стране, где плач и стон – И. Сталину, А. Гитлеру в одной гробнице тесно.

Антихрист же один для всех народов, Для континентов всех и всех колен, Противодействий нет еврейскому уроду,

Он совесть, конституции забрал себе в полон.

Дух Божий будет взят от жизненной среды; Свобода мысли, слова – берутся под контроль. Без трёх шестёрок – смерть, не выдадут еды, На лбу и на деснице предсказанный пароль.

Пророков только два – им зверя обличать, Их трупы будут брошены на обозренье всех. Нарывы, как проказа, окунтурят печать,

И на престоле изверг, кому питанье – грех.

Бессовестность, анархия, лукавый терроризм Раскрепощённые, мостят дорогу зверю.

Нас Бог предупредил с Евангельских страниц,

Что скоро будет взят дарующий нам веру. 27.01.05.

118 119

Еф.1:4 – «так как Он избрал нас в Нём прежде создания мира, чтобы мы были святы и непорочны пред Ним в любви».


Так люблю подметать по утрам свежий хлам, Не окурки по скверам, – считаю за скверну,

Но соринку убрать из-под ног, со стола, Чтобы мог карандаш на бумаге примерить.

В очищенье нуждается воздух, земля – Столько шлаку, незримых частиц и отходов;

Горы гильз и осколков, здесь любят стрелять, – Разгребать для потомков на долгие годы.

Но важнее всего мне очистить бы душу,

И омыться бы спешно от прежних грехов, Да воспеть Иегове не только наружно, Обнаружить грехи и под давнишним мхом.

Покаянье, признанье виновным себя

Только кажется лёгким, любому доступным. Ну а гордость с гордыней на шее сидят –

Мы друг другу враги, и кому-то быть трупом.

Очищенье слезами издревле известно, И оно приведёт ко крещенью в воде; Себялюбью пузатому надобно треснуть,

Сор надмения, пыль чтоб не сеять нигде.

Чистить сердце придётся весьма капитально, Глубина наших мыслей опасней чем омут, Надо жечь этот сор, а иначе завалит –

Был я мёртв и заразен, об этом бы помнить.

Кровь Христа, Кровь невинного Агнца Иисуса Очищает от скверн и рождает нас свыше; Руки столько грешили, от страха трясутся, Двор завален долгами по самую крышу.

Близко время Суда, он прибудет сюда,

Кто успеет очиститься, сможет предстать;

Вся земля обновится – от скверн нет следа – День пришествия Бога Иисуса Христа.

По соринкам из глаз выходил и не раз

К размышленьям, к вселенской очистке; Воспоём «Аллилуия» Тому, Кто нас пас,

Долг простил, разорвал долговые расписки . 14.09.05.

1Кор.12:31 – «Ревнуйте о дарах больших, и я покажу вам путь ещё превосходнейший».


Так перепутались следы на всей планете, Не разобраться даже следопыту,

Бизоний оттиск может быть последний, По-варварски, без пользы был убитый.

Лишь на экране прошлое воспрянет

Не в подлинном, в надуманном обличье; Прошли армады, вспыхнувшие страны,

И уподобились следам осенним птичьим.

По осени кружится вороньё,

И кличет непогоду дождевую; Израиль бесится и капитал при нём,

Всем хватит, коммунистам и буржуям.

След доллара, а ныне скверных евро На скольких душах отпечатал облик,

Клеймит живых, присваивая мертвых, Дырявит совесть, как одежду молью.

Мы наследили с чистого листа,

Нам стыдно вспомнить смытое дождями; Пока не выйдем мы на след Христа, Хранимы Им, уже минуя ямы.

Какой размер был обуви у Павла,

У башмаков – их Пётр оставил нам. Бить по ногам умели толстой палкой –

След благовестников кровав, но не вилял.

Кто рассмотрел мой след, мои прыжки По берегам морей и у речушек?

Доселе змей в гнездовье там шипит, Опасность благовестия учуяв.

Поверье есть, что будто после смерти, Душа свой путь земной обязана пройти, На скорости мгновенно перемерить –

Не дай Бог где Писанью вопреки.

Побед и поражений нам хватило,

Но след и шаг последний был с Иисусом; Не зря бежали, надрывали жилы, –

Мгновений жизни даром не пропустим. 02.10.05.

120 121

Кол.3:11 – «где нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но всё и во всём Христос».


Так почему же жёлтые китайцы, Глаза их недоспавшие, спросонья.

Вот негр с чугунным ликом, млеет в танце – Разнообразных наций не сотни даже, сонмы.

Кто этот паспорт выжег, как тавро – На лбу и на руках разнообразье,

Не переделать маску топором,

Уж только смерть на то посмеет разве.

Единство сгинуло при башне Вавилонской, Добавило различия праправнукам от Ноя, Одни носатые, другие с носом плоским

Из ателье нездешнего покроя.

По роду и подобию плодиться…

И только во Христе преображенье;

В одной программе преобразятся лица, И там где всем отмерят по сажени.

Внутри же всё как к одному один. Кровь, резусы, костяк, натянутые жилы;

Мы жар взаимностью совместной укротим – Страх перед смертью – как бы и не жили.

И в этом приговоре общая печать,

Смерть разблокировать возможно лишь в крещенье, В единомыслии чтоб новый путь начать,

С Евангельскою верой и ученьем.

Мы – братья, все историю творим,

В единой Церкви собраны Иисусом; Всё прежнее смывается как грим, Освобождаемся наследственного груза.

Пусть ахают, что мы стоим обнявшись, Такие разные по виду и обличью,

Я как бы русский, негр, вокруг китайцы, Мы без претензии к еде, с одною пищей.

Теперь мы вместе славим Иегову,

Сокрылись в Библии, подобье Красной книги; С Иисусом сыты мы и не грозит нам голод,

Из рук Христа нас не захватит гибель. 24.11.05.


Дан.3:29 – «Ибо согрешили мы, и поступили беззаконно, отступив от Тебя, и во всём согрешили».


Теперь уже виновных не найти – Пожарная и Скорая столкнулись,

И некому за тело заплатить,

Душа ушла, как из винтовки пуля.

Не застрахован стопроцентно царь, И самурай его ударит сзади;

Виновен человек, что смертна стала тварь, И умирает человека ради.

Вина моя безмерно велика,

Как представителя от класса брюхоногих, Что взнузданы засухой облака,

Земли чернее человечья злоба.

Землетрясение – провалы в харакири, И наводнение смывает содомитов, Лопочут изверги о мире во всём мире, О безопасности злодеев недобитых.

Вина растравливает совесть у живых, Рождённых свыше, на молитву вставших. Им из Евангелия откровеньем стих,

Что Иисус ответил за беззаконья наши.

Бог бросил прошлое за Свой хребёт, Подальше, чем за горные вершины; Из Слова тащим, как из улья мёд, – События про нас разворошили.

И если те сокровища отринем,

И если Библию безмерно не полюбим,

Мы – безотцовщина при общем Папе в Риме, Мы просто скопище безличное – не люди.

Вина монашества, священства велика,

Что не в Евангельскую веру в мир тащили; И гневом Божиим кропятся облака, Крещенья не было, а только лбы мочили.

Для благовестия все курсы семинарий, На проповедь поповский легион!

Все волчьи стаи превратить в отары,

Столпы преданий сдвинет пусть Самсон! 31.12.05.

122 123

Лук.21:19 – «терпением вашим спасайте души ваши».


Терпение – оно не посрамит… Держаться за надежду, что не посрамляет, Хотя клубятся тучи, гром гремит, Разверзлись хляби и непролазна слякоть.

На пятачке сухом, под зонтиком из листьев Молитвой сушим сверхпромозглый воздух,

Дождь моросит всё мельче и прекращает литься – Оказывается, и идти совсем не поздно.

В терпенье ждать ответ и отсидеться За каменной стеной покоя и уюта,

Пусть не сегодняшнего, но при нас и дети, Но толь б не отчаяться на ни одну минуту.

После пожара разбираю книги И рукописи – чудом уцелели;

Сгорели корешки, у переплёта нитки – От жара мало что осталось целым.

В терпении счищаю пепел, сажу,

И вглядываюсь в мокрые, читаемые строки. Сгорели мощи и рукописи даже,

Два уголька с крестом, где были корки.

Чем больше копий вовремя раздал, Тем больше шанс спасти и сохранить,

Нетленный, внутренний умножить капитал, Водоворот осилить, минуя край стремнин.

Терпение и время расставят по местам, Страшилище скукожится в щепотку; Не грудь в крестах и голова в кустах, Где поминальник заливают водкой.

Но благодарность наяву, во сне Смиряющему бури и землетрясенья. Пожарище зальёт Он, беда уйдёт под снег, Надеждой на Христа всю черноту засеет.

Ждёт земледелец позднего дождя,

В сочувствии друзей успев омыться.

Со страхом поджигатели на горизонт глядят…

Не дай им, Господи, единства в деле, в мыслях. 26.04.05. ИгЛа

Пс.19:6 – «Мы возрадуемся о спасении твоем и во имя Бога нашего поднимем знамя. Да исполнит Господь все прошения твои».


То, что думаю, пишу и говорю, Делаю, стараюсь и потею…

Если сердцем не овца – бирюк,

То тогда вся жизнь моя – копейка.

Для чего же дулся, надсаждался, Если в вечность то не перейдёт,

Пусть даже двупёрстно в гробе пальцы, Пусть даже и труп мой вдавят в мёд.

Что за польза на Суде Последнем, Если всё не ради Иеговы,

Если в колеснице конь мой бледный, Сам на благовестье не подкован?

Размышляю днём, в ночные стражи, Трепетно листаю свой дневник.

Не переиначить, если захотел бы даже, Не переиздать рождённых книг.

Нам ревизия никак не помешает Всё перетрясти, пересмотреть,

Что наварено со злобой – вылить в шайку, Рукописям злым – в костре гореть.

И не пожалеть, что столько там труда… Бог благословит на высев новый,

Хлеб по сёлам слать, по городам, – Вера во Христа – всему основа.

С высоты не птичьего полёта Буду ли свой путь обозревать?

Там к греху тянулся, как телёнок, Там дымилась, вспыхнувши, кровать.

Но переиначил всё Спаситель, Выдернул из гроба мертвеца; Стал пропагандистом Библий, Прошлое пытаюсь наверстать.

Дел нешуточных с утра невпроворот, На молитве план верстаю на день.

Дождь, разлив, вода на дом напрёт –

Со Христом с любой бедою сладим. 10.04.05.

124 125

Неем.1:7 – «Мы стали преступны пред Тобою и не сохранили заповедей и уставов и определений, которые

Ты заповедал Моисею, рабу Твоему».

Трудности себе мы создаём Неимоверно-тяжкие в нагрузку, Из-за того, что узок окоём,

«Авось-небось», как говорят по-русски.

То недосмотр привычный и смешной

И легкомысленность с расхлябанностью вкупе; Прожрём и прокутим даже с пустой мошной, Втридорога гнильё и рвань прикупим.

Чего не жить бы в этакой Руси,

С её несчётными пространствами и лихом, Пристало ли богатому просить,

Международный фонд и исполнять их прихоть? На меморандумах шестиконечных звёзд, Как блох на запаршивевшей собаке… Осталось лишь спихнуть нас на погост, Подбить итог и подсчитать все «бабки».

В таких просторах разве так нам жить, Природно-дармового и не счесть,

От горя слёзы, в горле запершит, Что потеряли веру, совесть, честь.

Учителей поганых с сором намело,

В советы, в Думы разномастной швали; Спустить богатство и страну на слом, Так за кого ж опять голосовали?

Они куражатся над замершим быдлом, И горбоносо-хищно рвут на части; Страну-гигант спихнули под уклон,

И правят до безумия кричаще.

А надо бы нам с Библией в обнимку,

Жить по-Евангельски, нещадно раздавать, Тогда не рожи ряженые на иконных снимках, А непременно святость, словно дважды два.

Вся трудность в том – отверглись от Христа, О вечности и Царствии забыли…

Бог смоет грех, чтоб землю опростать,

Ослам остался лишь гнилой навильник. 02.06.05.

Ис.53:4 – «Но Он взял на Себя наши немощи и понёс наши болезни; а мы думали, [что] Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом».


Туберкулёз, проказа или СПИД

Какая разница хвостам, конькам, копытам, Когда они отброшены, а им какой уж стыд – Глотком последним кубок стал допитым.

Болезни грозные – не насморк и не кашель, Что на неделю посещают многих.

Но грех-причина, неизбывно страшный, Когда он не прощён Всесильным Богом.

Зараза-сифилис Иерихонской розой Накрыла Север – атеизма вечный лёд… Нас Библия предупреждает грозно:

«Без наказанья грех не минет, не пройдёт». Целитель главный шёл из Назарета, Пустели санатории, больницы.

Под птицей нежною цыпляточки согреты –

Нам не отказано в слезах пред Ним склониться.

Что значит палочки, молекулы, микробы? Христу покорны небо и земля!

Легко Он мёртвых воскрешал из гроба, В пчелу-трудягу превращалась тля.

Заразные болезни вдруг полезли,

Центр диагностики, рентген сдались без боя. В рецептах через слово «если-если»,

Пока нас эпикриз доскою не накроет.

Болезни есть посланники от смерти, И все они подвластны Иегове.

Смирись и укрепись Евангельскою верой –

На Страшный Суд мне не предстать бы голым. Скрипит разваливаясь хижина души, Болезни атакуют грозно, ненасытно.

Ещё удар и след запорошит –

Проигран бой в стократ неравной битве.

Не исцеленья только я прошу, Хотя без тела кто мы и какие?

Душе к Христу бы проложить маршрут;

Здоровый дух – он тело сам покинет. 24.03.05. ИгЛа

126 127

Пс.61:11 – «Не надейтесь на грабительство и не тщеславьтесь хищением; когда богатство умножается, не прилагайте к нему сердца».


Тщеславные в надежде на себя Планируют успехов пятилетки...

Мы человеки в немощах, в скорбях, А думаем – бессмертные атлеты.

За много лет загадывать привыкли, Бахвалиться о прибылях в торговле, Овца паршивая, бодучий бык ли,

Для хвастуна они – кубышки в поле. Им прибыль – главное по дальним городам, Торговля жизнью, что на двух руках.

Слух обострённый – истинный радар

О месте выгодном, где деньги, как река. Хвастливо пыжится, снуёт челнок Туда-сюда по заграницам дальним.

Статс-спекулянт – Меркурий им помог, Торговли бог, как скорпион их жалит.

Прилижет удовольствием земным, Накроет шапкой – чудо-невидимкой. Потом ужалит хитро из мошы,

И не смотря на стаж, на свалку кинет.

А ты хвалился прибылью в проекте,

Что старых житниц и сберкнижек мало. Не знал – такой у смерти на примете, Инфаркт и киллеры нацеливают жало.

Зачем тщеславиться уверенностью в завтра, Когда не ведаем, слизнём ли сладость с ложки. В мечтах челночных вояжеры Африк,

В действительности – в гроб к утру уложат. Скажи смиренно: «Если то угодно,

Не мне, а Богу – Он Властелин времён. И если здравие подаст, погоду, Тщеславием не буду ослеплён».

Перекрестившись утром у порога, Сиюминутным прахом себя осознавая, Прошу благословения у Бога,

Пусть воля сбудется на мне Его благая. 09.02.05.

Иер.8:9 – «Посрамились мудрецы, смутились и запутались в сеть: вот, они отвергли слово Господне; в чём же мудрость их?»


Ты Бог, не любящий неправду, И не терпящий хитрости лжецов. Но тьма таких геройски на параде, От фотовспышки не закрыв лицо.

По-истине сказать, как въяве это есть – Язык не повернётся уважить сытых; Карьере их тогда придёт конец,

Придётся оторвать, как в притче от корыта.

Дух Божий дал без примеси нам мёд – Слова Писания пророков Иеговы.

Покажут пусть хотя один намёк, Что в Библию допишется полслова.

За каждой строчкой, хочешь иль не хочешь, Пророчества поднялись в полный рост.

Не покусись убрать хотя бы точку,

Простую чёрточку – предупредил Христос.

Как можно не заметить сей потери –

Из Церкви выжгли Авторитет Писанья. Попу любому безотчётно верят,

А он всё меряет фальшивыми весами. Упёрлись тупо в крестные ходы, В мироточенье утонули прочно;

Сокрыли Библию – такой удар под дых, Свет помутился, день заменили ночью.

Старообрядчество – Египетская тьма, Она и в иудействе и повсюду.

Где не искали Божьего ума,

Там в руководстве с ящиком Иуды.

Животрепещущее просится пожить

И в склепе Лазаря, в продымленных каморках.

«До нас лежало – дальше пусть лежит!» – Предания из терриконов сора.

Неправда возрастила тьму обрядоверья –

В тумане бездуховности чудовищная ложь. И царские врата ещё не в Царство двери –

Читая Библию всё это сам поймёшь. 31.01.05.

128 129

Иов.12:25 – «ощупью ходят они во тьме без света и шатаются, как пьяные».


Тьму восхвалять не мысли ненароком, Хотя она обогащает очень многих,

Плодит преступников и пестует пороки, Им на кровопролитие благословляет ноги.

По сумеркам, во мраке и во тьме Прелюбодей, сгорбатившись, крадётся.

Из нор и логовищ ползёт тьма тьмущих змей, Кому закон Божественный не нужен вовсе.

Бог отделил когда-то тьму от света – Она нужна для отдыха и сна,

Дабы хвала Творцу была воспета, Что не доделал за день, не узнал.

Нам мало тьмы, ещё смежим и веки, Давая отдых, уплывая в грёзы.

Во сне здоровье плещется к калекам, Фантастики моря уставшему от прозы.

Считается, что к утру помудреем,

Не то, что вечером, измятые заботой.

Нам облегчение, когда чуть-чуть подремлем, Нужда нас холодит лишь сверху или сбоку.

Бог обитает в неприступном свете, Во мраке непостижимом, во тьме. Боятся тьмы и взрослые и дети,

Но рад преступник без дневных помех.

От тьмы есть польза любящим Христа – В тиши ночной с Неведомым мы рядом; Пытаемся дневное наверстать,

Пока постельное усладой не измято. Наступит день, и ночь не возвратится, Где Солнцем назван Иисус воскресший. Зло изгнано, наступит Царство чистых, Нет места нераскаянным и грешным.

Там отдых от усталости не нужен, Боль утолённая уйдёт в небытие… За два часа до сна глотаю ужин,

Мешаю ложку мёда в питие. 18.09.05.

Пс.102:13 – «как отец милует сынов, так милует Господь боящихся Его».

У Бога есть любимчики Свои… Не осуди, Господь, но это так.

Ты им подкладываешь, доверху налив, Всё самое святое натощак.

Любим Адам… Ему такой подарок, Совсем раздетая и вкусная жена; Засыпал милостями, отдавая даром – Адам сам гол – откуда же казна?

Плодилось, блеяло у Авеля в загоне, А рядом Каин в злобе задыхался.

Любимец-жертва, как на месте лобном,

А брат пред зеркалом поправит красный галстук.

У Авраама жизнь вся на колёсах – Любимого Создатель гонит спешно; Соседи Исаака лупят хлёстко,

И сыновьями явно, не утешен.

Иаков земледелец и любимчик… Обманщик, оказался сам обманут.

Не кто-то, деточки, не раз его освищут, Как Ноя пьяного обчистят до кармана.

Клубятся тучи… Здесь в шатре Иосиф Снам удивляется, не сохраняя тайну; Его звезду в колодец братья сбросят;

Снопы поклонятся ему – тот час настанет.

С Давидом вместе воспевать готовы Его псалмы не миллионы, больше.

Среди падений и гонений всюду с Иеговой Ковчег он тянет, как ломовая лошадь.

Любимчик Иисуса Иоанн,

Ему и рыба крупная в нагрузку. Он с Моисеем выполняет план –

Зазвать вселенную на путь спасенья узкий.

Любимым стать… но спрос с таких велик, Их Любящий переплавляет часто.

Отменным стать вином Он повелит…

В Его объятиях не задохнись от счастья. 16.9.05.


130 131

Еккл.5:7 – «Если ты увидишь в какой области притеснение бедному и нарушение суда и правды, то не удивляйся этому: потому что над высоким наблюдает высший, а над ними ещё высший».

Удивление приходит постоянно, Щекочет необычностью сверхтайны;

Казалось ровным издали, но оказалось ямой, Где заблуждениям конец стремглав настанет.

Так начиная с малой колыбели,

До бесконечности плывущей в неизвестность, Затягивает любопытством в щели –

За гранью тайны тощим станет тесно.

Для пытки любострастность увлекает, Заманивает страстное ума воображенье,

А радость по губам коснётся нас слегка лишь, Недужных с расшифровкою поженит.

Кто удивляться перестанет чуду, Заложенному в том, что окружает, Зарядам электрическим повсюду – Прожил у холодильника в пижаме,

Не интересны скучные глаза,

И рот неокруглившийся под бублик, Тот обречён прокисшее хлебать –

С двумя перстами на болоте кулик.

Спешите удивляться тайнам Божьим В постели, за столом, наедине;

Прилюдно охайте – не быть всезнайкой-вошью, Досаду доставляющей в белье.

Читая Библию, себя ударь по бёдрам. Осмысливши пророчества, присвистни:

«Нельзя же старовером быть упёртым, Так оскопить Божественные мысли!»

А если бы я был тогда в толпе,

Ничем-то я не лучше тьмы жидовской. Я на себя дивлюсь уже теперь,

Шурша страницами, заляпанными воском.

Ни края удивленью, ни конца,

Как изо всей толпы Бог выбрал мой хребёт? Трудиться – не в затылке лишь чесать.

И ясность в свете ближе подойдёт. 31.01.05. ИгЛа

Лук.9:18 - «В одно время, когда Он молился в уединенном месте, и ученики были с Ним, Он спросил их: за кого почитает Меня народ


Уединение в пустыне Аравийской Полезно не монахам, а мирским;

В себя проникнуть, душеньку почистить, – О пользе и не малой умишком пораскинь.

Вся дрянь и дрязги суетности нашей Оставленные там, в далёком бывшем,

Не тяготят – в песках зверинец страшный, Но не такой, как мы сейчас опишем.

Там, в обществе, в семье и на работе, Минуты не было свободной для души, Юлой крутились в спешке, в грязном поте, Хотели, как у всех коттеджей и машин.

Тот идол золотой – искусство Аарона Оттиражированный ксероксом желаний,

В киотах, в алтарях и в тайниках укромных – К нему ежесекундно простираем длани.

Нормальной жизни нет, есть вожделенья, Которые и перечислить не дано;

Здесь каждый – каторжник, бессрочный пленник, Жена – испорченный родильный гроб-станок.

И даже радость встреч и именин Испорчены непослушаньем жён, детишек; Борцом за истину себя предерзкий мнит, Не убедишь вести себя потише.

Задуматься о вечности, о Боге, Перетрясти прошедшее хламьё.

Сомнения остались: «кажется» и «вроде», Но сохранится ли, что с нами не умрёт?

В такой же суете живут мои соседи, С тем умирали знаемые мной.

Какая вечность, если так бесследно Исчезли, как следы буранною зимой.

На две недели вырвался в пустыню Подбить итог, составить план на завтра. Христос, явившийся Единородным Сыном,

Войди ко мне на вечерю, на завтрак. 20.02.05.

132 133

Гал.6:3 – «Ибо кто почитает себя чем-нибудь, будучи ничто, тот обольщает сам себя».


Ужасней темноты лишь слепота, Глазниц пустых могильное затменье; Не видеть, где оступится пята,

Легко в объятия попасть к медведю.

Ученье свет… Издревле повелось Учить детей хотя бы по Псалтири; Старушек, старцев поучал Христос –

Не поздно добрым кругозор расширить.

Невмоготу представить о себе, Чтоб грамоты не знал, не одолел;

Тупей барана жил, ни «бе», ни «ме»,

Пока не слопал бы, рыкая, страшный лев. Узнал, что лев есть злющий сатана, И волком хищным бес изображён;

У многих сущность с демоном одна – Не зная, лез бы к смерти на рожон.

Читая день и ночь священные страницы, Благодарю того, кто научил читать; Опасность обойду, хотя и ныне с риском, Под кров ко мне да не проникнет тать.

Распознаю, читая о подобном, Переношу древнейшее в сегодня.

И не абстрактную познал в себе свободу – Не стать рабом того, что стало модным.

А если бы читать не научился, Балдой дубовым вымахал в лопух;

Не речь осмысленная – только рёв бычиный, Два слова, заикаясь, не сказал бы вслух.

Ещё до школы грамоту постиг,

Где брат, где мать значенье букв открыли, И в первом классе первый выдал стих, Слова, слепляясь, запросили крылья.

Десятки книг благословил в полёт, Тьму раздвигая, зрю открытым оком;

Пример прошедшего мне будет не далёк,

Зрю будущее рядом, за порогом. 07.12.05.

2Пар.36:16 – «Но они издевались над посланными от Бога и пренебрегали словами Его, и ругались над пророками Его, доколе не сошёл гнев Господа на народ Его, так что не было ему спасения».

Умеем ли ценимть свои застолья: Привычный хлеб, привычная вода,

За блюдом блюдо – не сосчитаешь сколько… Но будет так не вечно, не всегда.

Цените, правнуки, оставшееся вам, С трудом великим собрано, нажито;

На пустыре в предзимье строили мы храм – Всё в стиле экономии, без шика.

Зато в кладовых, в прочных закромах Отборное, отменная пшеница.

За всё расчитывался не дармовой карман – За спонсоров и внукам помолиться.

Цените то, что кажется ничтожным, Пропитанные потом и стараньем.

Моль, ржавчина, ворьё когда-то уничтожат, Спаньём безбожным, а не вставаньем ранним.

И даже крохи, крошки и объедки, Обрывки и листочки будут ценны.

Взор остановится на маленьких пометках, Для ваших глаз да будут они бреньем.

На помощь мужественным Бог пришёл на помощь, Поддерживал и холил простодушных;

В саду цветёт, и в огороде овощ

Не хиленьких сортов, а самых лучших.

Представить трудно, как вы здесь без нас, И как без вас нам проходить мытарства; Неопытных легко вас обокрасть, –

За правду Божью научитесь драться.

Я как бы с вами, мысленно смотрю,

На вашу вялость, дряблость, себялюбье: Сумете ли сохранить наш трюм,

Корабль довести – насытятся пусть люди.

Переоценить сокровища нельзя – Оно есть Библия и на её основе. Без этого заблудшие скользят,

Теряют связь с Великим Иеговой. 29.11.03.

134 135

Сир.10:15 – «Не одобряй того, что одобряют нечестивые: помни, что они до самого ада не исправятся».


Умейте очертить себе границу, Ограду, за которой ужас смерти; Здесь за стеной сумейте сохраниться, Все наизусть запомните запреты.

Библейских заповедей мыслью не коснись, И не посмей нарушить ненароком,

Не то, чтобы умышленно – тотчас сорвёшься вниз, И далеко не доживёшь до срока.

Ходить по льду – в пролом и в полынью, Когда нет вешки у подводной прорвы; Лишь очумелые в совет такой плюют,

И лезут напролом, как вепрь лесной и боров.

Любому разговору ставь предел, Не посягни перемахнуть за грань; Смиренный при законе будет цел,

А гордый – в новые ворота, как баран.

Вот так рождаются хулы и кривотолки, Безумные наскоки на святыню.

Еретика такого отстреливать, как волка,

Не подходи и близко, пока труп не остынет.

Умей перед стеною тормознуть, Смиренно обернись в пол оборота;

Кто не боится ям, им место средь грязнуль, Таков и спорщик наивысшей пробы.

В надменности свой ум не распусти, Смиряйся, как младенец, что отсажен

От мамкиной груди… не нарушай посты, Тогда за мудрого сойдёт и глупый даже.

Жена умеющая прикусить язык Не будет на змею совсем похожа;

На бывшее дурное раскаяньем присыпь, Иначе будет лишь себе дороже.

За гранью выход на тропу войны,

С непредсказуемым придётся повенчаться; Там, за оградой многих волк пленил…

С непослушанием грядут одни несчастья. 25.11.05.

Тов.12:6 – «Доброе дело — благословлять Бога, превозносить имя Его и благоговейно проповедывать о делах Божиих; и вы не ленитесь прославлять Его».


Умение друзей приобретать,

Влиять на подчинённых, на начальство. Карнеги, Ленин, Гитлер – их легион и рать, Их слушателям предстоят печали.

Искусство обольщенья с той поры, Как Ева голая себя раскрепостила,

Отведала плодов, их смысл ещё сокрыт, А Змей-оратор омерзел постылый.

Нам, христианам, дан пример Христом, Апостолами, их учениками Приобретать молитвой и постом,

А не тереться бритыми щеками.

Святую правду мудро излагать,

И не кривить душой, слезой и в мыслях. Нигде для пользы дела не солгать –

Над языком будь подлинный епископ.

И правоверие нигде не искриви,

Врагов сметёт от света, словно плесень. Будь проповедником свободы и любви

Не извивайся и не пой им льстивых песен.

Кто другом Иисуса точно стал,

И Библию в начальники приблизил.

Не вымолвит теперь и слова без Христа, Не облечется в лицемерья ризы.

Друзья отыщутся, приблизятся вплотную – Не только сотрапезники и дети.

Здесь воздух лёгкие очищенный вдохнули – Всегда таких держите на примете.

Любовь и Кровь из горницы ведут

В томленье Гефсиманское и в бегство; Дни испытания с рожденья на виду,

Не скроем хитростью, запатентуем честно.

Мы ощущали надобность в друзьях, В таких, в ком чувствование Иисуса,

В их верность вечную без клятв и без присяг, –

Сыны Всевышнего вкусили это чувство. 04.02.05.

136 137

2Кор.5:3 – «только бы нам и одетым не оказаться нагими».


Умение хранить, не занимать

Чего-то стоит, чтоб не лезть в долги; Врасплох не заморозит нас зима,

К ней подготовиться заранее смогли.

Здоровый от родителей в аванс –

С трудом усердным мускулы крепчали; На поприще земном испытывают нас, Доколе к пирсу вечности причалим.

Уметь хранить счастливые моменты –

В них в детстве нам маячил славный день, Там ласкою родительской согреты, Уютность помнится от их родных колен.

Припомнятся экзамены не раз,

С молитвой вытащил я первый свой билет, Скажу без похвальбы и без прикрас – Почувствовал себя с пятёркой, как атлет.

Я помню книгу в чёрном переплёте,

Открыл Новый Завет и проглотил страницы; Всё как вчера, вдруг обожжёт, как плёткой,

И от ожога нет нужды храниться.

Неисчислимы нежности Христа Повторенные в разных вариантах; Люблю, вычитывая, дневники листать – Благословения припомнить так приятно.

Знал наизусть Библейские стихи,

Со всех сторон прикрылся ими плотно; В печь на растопку кипы книг плохих, Не для души писали их, для плоти.

Нас верность сохраняет от разлук, От одиночества общение с родными. Тепло объятий, рук сомкнутых круг, И на ветру с такими не остынем.

Хранитель-Ангел, сохрани от бед, Мытарства предлежат – этап последний. Успеть построчно свой куплет пропеть,

И на забыть – в чертоге ждут одетым. 04.12.05.

Лук.2:16 – «И, поспешив, пришли и нашли Марию и Иосифа, и Младенца, лежащего в яслях».


Уменье не откладывать на завтра Спасало, выручало при пожаре; Конечно, нам прожить, увы, не сахар,

При тонких, звонких, тощих и поджарых. Им по мотору к каждому суставу Досталось при рожденье, дележе,

Им нипочём глухая ночь, усталость,

У них всё в «ныне» – ничего важней.

К чему наш непоседа прикоснётся,

С азартом вспыхнет, там мешки с изюмом. Ни при какой нужде отчаяньем как костью Не давится, на скукоту не клюнет.

Что вычитали в Библии, тотчас

На ватман переносят и на кальку, Растиражируют, как бы последний шанс, Из первенства там, в роще только пальмы.

Спасенье примут, не на камне сев, Глубокой вспашкой укрепляют ревность. В суставах смазка, словно в колесе,

И промедление запишут только в леность. Со мною рядом при таком накале Горели, в будущее отражая милость. Дошли до финиша, седые не устали,

На них недугом старость не свалилась.

Подсчёт несделанному явно не ведут,

И «завтра» мелочью затаривать не будут Где не успел, считают за беду,

Продукция готовая повсюду.

Топор отточен, к выходу готовы, На проповедь, в любую непогоду; Благослови, Создатель Иегова,

Не оплошать, где нет в помине броду.

Сегодня, ныне, именно сейчас,

Как будто смерть на полшага лишь сзади.

«Скорей! Быстрей!» – молекулы кричат;

«Успеть бы с Господом» – мелькают мысли-сабли. .10.05.


138 139

Фил.4:12 – «Умею жить и в скудости, умею жить и в изобилии; научился всему и во всем, насыщаться и терпеть голод, быть и в обилии и в недостатке».


Уменье пользоваться малым – мой талант, Большой и даже мыслю, что великий;

Гостям и тем мой пряник пополам,

Два чёрствых ломтика, как золотые слитки.

Быть неприхотливым в одежде и в еде,

В жилище, в транспорте и обстановке в доме. Быть экономным всюду и везде,

Прослыть в кругу друзей нещадным экономом.

Конечно, детство и семья большая, Привычка ясельная «отложить назавтра»; Жить скромно разве сильно помешает?

Не всё же с мёдом – дешевле вредный сахар.

Зачем исстрачивать на колокольню средства, Колокола тащить под облака?

Сердца людей от проповеди треснут – Так было в прошлые, далёкие века.

Не на иконы тратьтесь, а на книги, От них чудес, мироточений больше;

В стихи божественные с умиленьем вникни, Не побратайся с православной ложью.

Помпезность выхода попов из алтаря, С Евангелием над головой диакон;

А может, так окажется, что зря, Хотя себе он кажется воякой.

Воспользуемся малым, что осталось Неоспоримо ясным и библейским. Применим в оборот любую малость,

Пока всё православие не провалилось с треском.

Поделимся с другими толкованьем,

К Христу под омофор смиренных ждут, Мы обещаем, что здесь вас не обманут.

Рожденье свыше будет не на дыру лоскут.

Благоговение к святому обрети, На страх перед глаголом Иеговы; Каких первоапостольских картин

Ни нарисуем под небесным кровом. 03.05.05.

Сир.12:28 – «Прежде смерти не называй никого блаженным; человек познаётся в детях своих».


Умер Папа Римский – их понтифик, Властный жрец, монах, всегда обритый; И никто не скажет, что был тихим –

А теперь на обозренье в крипте.

С шумом отошёл, при славословьях, Всем правителям-масонам угодивший. Где душа его, и кто её там ловит, Тянет до себя Будда и Кришна?

Он молился вопреки канонов

С мусульманами, с сектантами, с жидами, От умершего нет пользы – много вони,

А иного разве люди ждали?

Столько пустословия и лжи, Что он с Богом и нигде иначе;

Труп, что куколка и тихо так лежит, А душа в аду, быть может, плачет.

Кто приватизировал заочно Царство, где Хозяин Иисус?

Канонизируют, мозги толпе морочат, И не раскрывают смерти суть.

Не по нашим спискам там впускают, Утверждая игрища священства.

Может, демоны скрежещут, зубы скалят, Если всё по Библии рассмотрим честно.

Папа, значит, истинный отец? Но кого, каких он породил?

Не с печатью ли шестьсот шестьдесят шесть, Душу, как шестёрку искривил?

Он глава полков иезуитов,

Сам себя считал непогрешимым;

Не на Библии он с детских лет воспитан, И Евангелие ему, быть может, ширма?

Нам Отец Господь наш Иегова, И ключи от ада у Него.

Смертным надобно прожить предельно скромно,

Из канонизации не выпасть бы в огонь. 07.04.05.

140 141

Лук.12:21 – «Так бывает с тем, кто собирает сокровища для себя, а не в Бога богатеет».


Умножилось богатство, как река Весною при обильном половодье;

Не надо даже умно предрекать, Куда оно любителей заводит.

Почти всегда, не только в большинстве, Меняет статус живота и ниже,

К «пупку» такому подойти не сметь,

А он характером давно подобен жиже.

Такая пульпа хлюпает в душонке, Таких миазмов напустил устами,

Что только взахаешь, взглянувши на пижона, С ним расфуфыренным ближайшие устали.

Роятся блудницы – накрашенная шваль, С квадратной головой балбесов пропасть, И Ангелу-хранителю такую прорву жаль,

Где круглосуточное чавканье – не прекращают лопать.

А если бы возвыситься в свободе, Дарованной Великим Иеговой,

То оказался бы для скольких сирот годен, Как кандидат-утешитель к спасенью годный.

Богатство хорошо у старца Авраама,

И Иову оно отнюдь никак не помешало,

Не только спонсором быть при постройке храмов, На адвокатов тратиться, когда хвосты прижали.

Увидеть немощных, увечных и голодных, Награбленное сплавить не скупясь,

Быть может, через час на месте лобном, Твоя душа оставит злато-грязь.

Взор помутневший прошлое охватит, И ничего не нужно, всё явно не твоё;

С прожжённой совестью чугун в руках ухвата, Где сухостью маячит водоём.

Единой капли милости возжаждем,

Жар прихоти и похоти безмерной утолить, То после смерти испытает каждый, –

Готова эпитафия для намогильных плит. 18.10.05. ИгЛа

Деян.11:2 – «И когда Пётр пришел в Иерусалим, обрезанные упрекали его».


Упрёки… что они дают изрекшим, Иов.19:5 И тем, кто выслушал их молча или с гневом;

Какая цель, к чему проставим вешки, Иов.20:3 Нас приведут направо иль налево?

Колодцы наши не для нас одних, Быт.21:25 Не отнимайте их, чужие пастухи!

За наше же и бьёте нас под дых, Да разве мы на ринге петухи?

Упрёк позорный выслушать придётся От тех, кто за собою не смотрел,

Как из дырявого мешка просыплют просо, Тов.3:6 Опустошат колчан от ржавых стрел.

Что не исследовал, того не порицай – Сир.11:7 Упрёки многих отогнали страхом:

«Твой дед, при немцах – подлый полицай»,

«А ты… тебя и мать твою я трахал».

При благотворительности засуши упрёк, Сир.18:15 Что бедному подал и приютил; Сир.29:31 Тяжёл кусок и в горле поперёк,

И может поселить среди могил.

И на пиру унизить не стремись Сир.31:36 Того, кто лишку хватит без закуски,

Большого пальца не опустить бы вниз, Упрёком к музыке не одари в нагрузку.

За невоспитанность бесстыдных дочерей Сир.42:11 Упрёки справедливы и ужасны;

Где любопытничал, того не делай впредь, 2Макк.2:7 Дабы избегнуть худшие напасти.

Не упрекни того, кто нам не ровня, Чис.12:1 Кому, как видим, Бог благоволит; Чис.12:8 Кто Богу молится, себя тот не уронит,

Бог без упрёка умудрит слепых. Иак.1:5 Нас за неверие Спаситель упрекает

Что твердокаменных сердец не размочили,

И потому тяжёл нам намогильный камень, Мрк.16:3 Пред необычностью распишемся в бессилье. 30.07.05.


142 143

Втор.32:15 – «И утучнел Израиль, и стал упрям; утучнел, отолстел и разжирел; и оставил он Бога, создавшего его, и презрел твердыню спасения своего».


Упрямство осла перешло в поговорку, Какой же упёртый солист из пустыни,

И с места не сдвинешь ни палкой, ни поркой, Уж, коль что задумал, на том и застынет.

Чем тешить упрямство, конечно же есть У особи каждой, когда разберёмся.

Копыта особые, пенье и шерсть,

Хотя как лопоух, неказист он и ростом.

Израиля Бог упрекал и не раз,

За мнение, чуждое воле Господней.

За к идолам склонность, за гнусную страсть, За цель, что подчас совершенно негодна.

Смиренье несвойственно роду упрямых, – А как хорошо показать его всюду,

Пока за упрямство расплата не грянет… Где кротость, туда и спасенье прибудет,

Упрямей монашества трудно сыскать, В самом основании самость и дикость; Тоталитарностью пышет устав,

Мечта пятилетних: добыть себе климакс.

Что Бог говорит, что глаголет Писанье, Всё по боку им, черноризцам замшелым, Им летом подай захудалые сани, Лжепослушаньем затарят все щели.

Упрямы сектанты различных мастей, Свои заблуждения – лучший наркотик, Их дом –– паутина без крыши и стен, И что ни скажи им, тотчас они против.

Не дай Бог упрямым прослыть, помереть, И внукам в придачу такое наследство.

С двуперстьем своим хоть на дыбу, на смерть, – Такие же будут ослицы-невесты,

Конь необузданный страшно упрям, Так воля своя сына делает дерзким,

Им пользы не даст ни Писанье, ни храм,

Себе и другим он соделался мерзким. 11.07.05.


Евр.10:38 – «Праведный верою жив будет; а если кто поколеблется, не благоволит к тому душа Моя».


Условно многое, и так почти-что всё, Что обожается, и путается с писком;

Вещь каждая нацелена в висок, Хотя пока и на иконах виснет.

Условно, под условием, что «если», Определённые условия и климат,

Тогда вот так-то с кислым или с пресным Плодиться будет или зависнет в климакс.

До безусловности дошли лишь христиане, Где во Христе есть «Да!» и есть «Аминь!»; Мы верим, что бессмертие настанет,

Над смертью-призраком восторжествует жизнь. Нам под условием скрижали принесли, Что мы исполним, слыша, и полюбим; Тогда ты станешь истинно счастлив, Примером будешь на спасенье людям.

И пользу извлекать не безусловно,

Но выживет пусть то, что святости послужит; Бредёт который день в пыли паломник.

И меряет моря, озёра, реки, лужи.

Что пользы нюхать, пробовать на ощупь, Когда благую весть с собою не несут, Духовным не накормят исхудавших, тощих,

Жизнь мельтешился зря – просыпался в песок.

«Жизнь» – только звук, и пар в одной секунде… Но если ты стяжал Евангельскую веру,

Ты тоже пилигрим, но это лишь покуда, Когда ты всё небесным будешь мерить.

И безусловно то, что шар земной сгорит, Враги Христовы связаны предстанут; Над всей Вселенной Ангел поднял крик, И море новое спокойное кристально.

Я безусловно верую в спасенье через Кровь, Пролитую и за меня при Понтии Пилате; Кресты страдания – и лучших нет даров,

Представлены к награде и к оплате. 25.11.05. ИгЛа

144 145

Иоан.6:65 – «И сказал: …никто не может придти ко Мне, если то не дано будет ему от Отца Моего».


Услуга за услугу предлагают, Торгашеский обмен нередко на слуху, Вербует в псы плюгавенький лягавый, Иначе срам в печати и сотни оплеух.

И пятится мобильное сознанье, Так хочется очаг свой сохранить;

И баш на баш, как договор меж нами,

На горло совести… и слышен только хрип.

Пророки древности, начнём от Моисея, Громили ложь, в неправду сходу – нож, Сжигали терние, что сонным враг насеял – Посланник Иеговы к Нему в молитве вхож.

Нам в Библии примеров целый ряд,

Как совесть сохранить бескомпромиссно; Когда поля в сомнении горят,

То кажется, вовек не сохраниться.

Доверившись Иисусу, с Ним пройти, Не покривить душою ради выгод,

К земному счастью часто зло впритык, И к небу запечатывает выход.

Плоть ищет сладкого, покоя и комфорта, Уютно деточек пристроить не на день;

И защищаются духовные аборты, Какая разница хламиду чью одеть.

И нет лица, ни запаха, ни вкуса, Аморфная колышется амёба;

Таким нет места в воинстве Иисуса, – Не холоден, и не горяч, а тёплый.

Извергнется из уст Домовладыки, Когда душа на побегушках плоти; Не для того же Кровью мы омыты,

Чтоб соглашаться, как нас змей проглотит.

Мы Божьи, мы в Иисусовой овчарне,

В словах, делах и мыслях неразменны;

Сыны чертога брачного не могут быть печальны,

Мы с Женихом всегда в молитвах на коленях. 26.12.05.

Еф.1:10 – «в устроении полноты времен, дабы все небесное и земное соединить под главою Христом».


Учите математике детишек, Учите счёту, хотя бы до семи; Поверьте, им не станет это лишним – Везде есть счёт, любую вещь возьми.

Один есть Бог, Всевышний Иегова, Одна душа и жизнь всего одна, Соединим ли их мы безусловно? Упустим время – наша в том вина.

Два мира есть: духовный и душевный, Плотским и низменным зовут его святые. Рожденья два и смерти две – не меньше, Одно духовное, другое – от скотины.

При счёте три – Троичность Божества И Символ веры, чтимый наизусть; Хотя в Иисусе естества и два –

От Духа и от Девы Иисус.

Четыре стороны земного шара Евангелисты охватили словом;

Хотя Апостолов Господь послал на пару, Тянули невод с неземным уловом.

Пять чувств и составляют человека Умеющего видеть и расслышать;

По запаху, на вкус, на ощупь два Завета Под толстой, из телячьей кожи крышкой.

Шестёрка испокон пузатая пугает, В ней чудится антихриста печать,

Напоминает ИНН колхозного бугая – Хотя одна лишь от тревоги часть.

Семёрка – полнота во всей неделе, Суббота – день покоя и прообраз Святого воскресения на деле,

И дальше неизвестность словно пропасть.

Учитесь счёту хотя бы до семи, И далее плюсуйте беды, радость,

Плодоносите летом, запасы – для зимы,

Ведите счёт всему и выдачу под запись. 20.11.05. ИгЛа


146 147

Сир.17:24 – «Слушай меня, сын мой, и учись знанию, и внимай сердцем твоим словам моим».


Учите наизусть, тому детей учите, Любого автора из Библии Священной; Сгодится в радости, в печали, при обиде,

И закрепите мысль Писаньем, как прищепкой.

Начните с малого – значения имён: Что значит Авраам – отец народов, Сын Исаак – для смеха был рождён, Иаков стал обманщиком при родах.

Иосиф умножал добро и мудрость,

При фараоне был премьер-министром, Давид врагов щипал, как мокрых куриц, И славным был, скакал блохою быстрой.

Псалмы учите с детства наизусть, И пойте о духовном песнопенья.

Да царствует во всём всегда Иисус,

Для добрых книг не пожалейте денег.

Учите, в памяти достойно сохраняйте Названье книг, главу и стих отрывка; Влеките колесничными ремнями

Воз памяти, да будет всем открытым. Ореха грецкого сырое вещество

Лопатить, чистить, чистым заполнять, Маразм к нам не войдёт и лет под сто, Просить в молитве Духа и огня.

Цитаты к месту, сонмы изречений, Примеры, Жития, соборные каноны. Мозг заполняйте, да не абы хоть чем-то, Он обновится, чудно, как икона.

Заучивайте притчи от Сираха, Премудрость Иова и стон Екклесиаста, И будет мир понятен и распахнут,

С библейскою прививкой, духовною окраской.

Из незаученного выловить нельзя, Подобно рыбе, рот беззвучьем полон.

Под черепной коробкой впишите в вензеля.

Нам только б в вечности не оказаться голым. 30.11.05.

Сир.8:25 – «Есть у тебя сыновья? учи их и с юности нагибай шею их».


Учитесь спрашивать, не будьте безразличны, Не будьте скучными всезнайками тупыми.

Примеры слышанные до особы личной - Пусть интерес и старость не отымет.

Слепой, осыпанный привычными толчками, С утра он мельтешится под ногами; Проходит взвод, подковами чеканит –

Он слышит отзвук-эхо – стоны камня.

На этот раз и гвалт, и топот странный, Он вопрошает, силясь распознать

Кто в центре у такой большой охраны – Пешком однако здесь не ходит знать.

«Иисус из Назарета!» – ходящий с лазаретом. Слепец отчаянно с испугу завопил.

Теперь он Бога славит, весь осиянный светом, – Хватило бы до смерти не охладить тот пыл.

Мой интерес о пользе для души,

Каким путём успех к другим прибился.

За опытом к иным в путь сухари сушить, Или вернее в храме преклониться?

Чего не смог добиться столько лет, Увидел этот сорт в саду соседа,

Он вроде не такой уж и атлет,

Но именно к нему пришла победа.

И вдруг я узнаю, что он христианин, Достигнутое всё приписывает Богу;

Был в дружбе с алкоголем, вдыхал и никотин, Сын познакомился с монастырём-острогом.

Но слово проповеди к ним вошло врасплох, Пробило брешь в заваленное хламом;

Стыд победив он вслух склониться смог,

И этот день рождения теперь считает главным.

Беседы не одна, Бог высветил до дна, В какой гордыне жалкий я влачился.

Жизнь ужасает прошлая, пахнёт в кошмарных снах, С чела, с руки стираю антихристовы числа. 30.01.05.


148 149

Сир.31:13 – «Учи сына твоего и трудись над ним, чтобы не иметь тебе огорчения от непристойных поступков его».


Учиться умному не поздно никогда - Глупец засохший мудрости боится.

Что плодоносит – ценится в садах, Такое дерево даёт не только листья.

Но эталон учёбы где-то есть,

Что прочитать приспичит между делом? Где стол, где и присесть за честь, Насытить душу, дух и даже тело?

Секрета нет – десятки лет учусь

У ног Иисуса, рядышком с Марией; Развеют сладостно Екклесиаста грусть Глаза лучистые, в них ни одной соринки.

Учусь усердно, стоя на молитве,

С пророками исследую причину катастроф;

С утра до вечера с Библейским духом слитно Читаю зримое, а также между строк.

Учителя – мои ошибки с детства, Прегорьким личным опытом кормили;

Не тесно промахам чужим – затарил вместе, Навалом – благо, что живьём не схоронили.

Учусь непостижимо, без нажима,

Шёл добровольно вслед за озареньем;

В снах откровение – не зря давил пружины, Слух напрягал и не боялся прений.

Что воспринял, спешил переложить Практически на руки и на ноги; Ворочал неподъёмные кряжи, Дорогу расчищал себе и многим.

Учился и себе не доверять, Авторитетов не бояться древних.

Стремился с Библией построчно всех сверять, Не допуская споров, даже трений.

Учитесь, отроки и бороды седые, –

Мой личный опыт вам не стыдно предложить. Озоном горизонт очищен и не в дыме,

Во свете Библии нет места смертной лжи. 14.01.05.

2Пет.3:4 – «говорящие: где обетование пришествия Его? Ибо с тех пор, как стали умирать отцы, от начала творения, все остаётся так же».


Учтите, мы не первые пришли На эту грешную, кровавую планету; Тысячелетия затарены в мешки –

Где те, кто был ещё тогда воспетым? Какой же опыт оставляют нам,

Как бы небывшие цари и властелины; Припомнится нам кто по именам,

Чьё погребенье не сочтём ослиным?

Кудесничали, тешились злодеи, Топор звенел, не просыхала плаха… Их опыт отрицательный видней

День ото дня – остались груды праха. Секира у корней моих лежит, Садовник плюнул на свои ладони; О, Господи, дай правильно прожить, И главное, до вечера сегодня.

Не обольститься временною пользой – Она окажется гнильём и пораженьем. И на тропе смертельно скользкой

Не стать безжалостным разбойникам мишенью. Мне не грозит Мамаем стать без войска, На острове Елены явно не прописан.

У них и у меня во рту всё та же соска, И мой рубеж достигнут не без риска.

Масштаб не тот, а остальное так же – Кого-то втихомолку придавить,

И, завладев чужим, не повиниться в краже, –

«Помилуй меня, Боже!» – со мной вопит Давид, На каждый шаг Библейские примеры,

На каждый вздох толпа учителей.

К себе конечное сумеем ли примерить, Не на авось тащить в конце билет.

Кто не исследует Писанье и себя,

И не вникает в то, что происходит,

Сосуд есть дьявольский и прихотью распят, Бросается стремглав в огонь и в воду. 06.07.05.

150 151

Лук.21:9 – «Когда же услышите о войнах и смятениях, не ужасайтесь, ибо этому надлежит быть прежде; но не тотчас конец».


Фантастика на страхе и мечтах, На вожделеньях, чаяньях народов; Передают её из уст в уста, Экранизируют, чему не сбыться вроде.

Когда же Библию читаешь не спеша, Особенно в конце её Апокалипсис,

То содрогается от ужаса душа:

«Как мы до этого дошли и докатились?» Вновь оживает семиглавый змей,

На звере с чашей тайной мать-блудница, Сопротивляться мало кто посмеет,

В бреду больном лишь может то присниться.

Пылать и рушиться считавшимся бессмертным, Великому смешенью-Вавилону,

И двести миллионов станет жертвой – Хотя, быть может, цифры те условны.

Уже двадцатый век ушёл в небытие, Оставив нам неразрешённой тайну; Эксперименты прошлого позарастут быльём, Армагеддона день приблизится, настанет.

Всё также женятся, увлечены торговлей, И строятся для огненной стихии;

Фантасты силятся провозгласить нам с кровли Об ожидаемом евреями мессии.

Христос из Библии давно предупредил Не ужасаться, слыша о сраженьях.

Нас ждут гонения и казни впереди,

Для христоненавистников окажемся мишенью.

Фантасмагория, калейдоскоп событий Пришествием Иисуса завершится.

Последний, бледный конь храпит и бьёт копытом – Прелюдией к тому был коммунизм с фашизмом.

На всё, что слышу, вижу и люблю, Молитвенно прошу благословенья. Земля себе намылила петлю…

Пока ещё не поздно, встанем на колени. 08.08.05.

Сир.28:7 – «Прежде беседы не хвали человека, ибо она есть испытание людей».


Хвалить ребёнка чаще предлагают, Психологи и нянечки, затем учителя. Но без замечаний дыр не залатают, Такие при походке обречены вихлять.

А похвала в глаза – укус от злой змеи, Хотя и слышится об бабушки любимой. Нам Библия советует репертуар сменить,

С непослушаньем отнюдь не спать в обнимку.

Что сделал хорошо, достойное хвалы, Так и скажи, что он обязан это сделать;

В рот умилённо деточкам не суйте ком халвы,

Как жёстко спать придётся, тому, кто мягко стелет. Учите одобрение искать в словах Писания;

Что хвалит Бог – возвышенно об этом рассуждайте, Сторичный плод получите – трудитесь неустанно; Что Бог даёт нам даром – явите без утайки.

Смиренье, целомудрие, молчание возвысьте – Из девочки в девицу стыдливость перейдёт; Зализывать не надо, лаская словно киску,

Вам вырастет из котика ночной блудливый кот.

Примерами из древности расшевелите совесть, Угрозой адских мук гасите пламень похоти;

На истинном фундаменте из золота построить. Иначе мне вас жаль, уже сегодня охайте.

Старайтесь не хвалиться, а вместе помолитесь, Благодарите искренно, что сохранил Господь; Учите… на учёт иначе ждут в милиции, Плетётся вам венец позора и хлопот.

Учить детей сохранности и к подвигам ведите, Успеть противостать нахальным пустословам; Переносить спокойно пустяшные обиды,

И покажите – многое не вечно и условно.

Хвалящийся пусть хвалится, что знает Иисуса, Достигнут похвалы, кто верен Жизнодавцу;

Тот в вечности трапезу с искупленными вкусит –

Похвал земных не ждал, и им в полон не сдался. 05.04.05.

152 153

Сир.11:29 – «Не умничай много, чтобы делать дело твое, и не хвались во время нужды».


Хвалиться не полезно новичку, И даже тем, кто путь уже окончил. Едва расслабился, душа не начеку,

И вынесет прибой на самый кончик.

Несовершенство в деле и в словах Легко заметить, сравнивая с Богом. Наш Иегова – Он обрезанным Аллах.

Увидишь сразу: «Эх, начать бы снова!» Слова из Библии принизят эйфорию,

Рекорды Гиннеса – замшелые культяпки. Для пола женского оригинал – Мария.

Вся жизнь таким – одни сплошные Святки.

Хвалиться можно Господом, что знаешь, Как благ, как милосерд Всевышний.

Что стал овцой, теперь не в волчьей стае, Столь вожделенное теперь считаешь лишним.

Не нашей силой, выучкой, талантом,

Но Божьей милостью, Его долготерпеньем... Для христиан совсем иная планка –

Не горловое, а из сердца пенье.

Смиренно признаю, Кому обязан Успехами, довольством и друзьями; Кто излечил от рака и проказы –

В свою дружину мученики взяли.

Он осиял, пришёл, во мне вселился, И тихим веяньем наполнил паруса; Незабываемо, как дрогнула темница, Когда Апостолов достигли голоса.

Хвались тем днём, когда родился свыше, Хвались часами с Библией раскрытой.

Среди свиней и выкриков расслышал, Поднялся, распрямился от корыта.

Хвалебный гимн не умолкает ночью,

Что с Божьей помощью обрёл светильник. Хвалюсь Иисусом, пою, сколь хватит мочи:

«Мой Пастырь добрый, милосерд и сильный!» 15.02.05.

Сир.12:4 – «Не хвались пышностью одежд и не превозносись в день славы: ибо дивны дела Господа, и сокровенны дела Его между людьми».


Хвалиться нечем ни большим, ни малым, Что ни возьми, не наше во временном жилье. Уж разве только прошлогодним салом –

Не корпус с талией, мешок костей с желе.

Посмотришь на срамной удавку-галстук, Болтается на пузе и саркоме,

Нарушить моду жалкий испугался,

Нарваться на укол в преступнейшем парткоме.

Но похвальбою перекошен рот, Газеты, радио, телевизионный брех;

Великодержавный зуд из-под лохмотьев прёт, Срам нищеты сквозит из всех «святых» прорех.

Хвалёных маршалов, секретарей душили,

Они же нераскаянно за жизнь свою хватались; Их трусость из «геройства» выперла, как шило:

«Да здравствует убийца – родной товарищ Сталин!» Презрение посмертное к трусливым,

Кто беспощаден был всего лишь день назад; Давно ли ржали в политбюро ослином, Доносы стряпали, как вождь учил писать.

Бог посетил тридцать седьмым псалмом, Припомнили молитву «Отче, наш»; Хвалёное сгорело и ушло на слом,

В блевотине, в моче согнулись у параш.

Хвалящийся, хвались, что знаешь Бога, Что Библия тебе руководитель,

И благовестием украшенные ноги, Взошли на горы, Иерусалим увидел.

Виденье неземное, слов не подобрать… И если свет Фаворский нас коснулся, Утишится, усохнет снизу страсть,

Дух в благовестие и не на день обулся.

Хвались и не стыдись, что примирился

С Иисусом кротким, нежным и всесильным. Господь нас учит на орлиных крыльях,

Чтоб с Иеговой нам возвеселиться. 22.12.05.

154 155

Прит.30:8 – «суету и ложь удали от меня, нищеты и богатства не давай мне, питай меня насущным хлебом».


Хлеб насущный подаст ли Отец по утру, И услышит ли скучную нашу молитву,

Не напрасно ли лестовку ревностно тру, Среди прочих просителей серо-безликий?

Хлеб насущный, конечно, не только пшеничный, И не только лишь хлеб, но и краб камчадалу, Может, даже картофель – сибирская пища

Стал мороженной манной, коль скупо подали.

Хлеб насущный над сущностью нашей навис, Без него нас голодная смерть раздирает,

И тогда погребальный церковный солист Будет крайним из всех обиралой.

Нет, конечно, не хлебом лишь жив человек, Если крупно во всём разобраться,

Говорится про душу, душевный сусек, Он у тех, кто не тешится праздно.

Хлебом назван Спаситель и Тело Его, – Без Христа литургии, Причастья не будет; По молитве священника в Чашу легло – Всё для вас, православные люди!

Хлеб насущный… Нас Библия кормит и учит, Её умно разрезали главы, стихи;

Нет и не было пищи приятней и лучше, Не прорвало бы только мозги и мехи.

Этот хлеб нам по водам велели пускать, Раздавать не жалея по тюрьмам, больницам, Если даже листочек – всего пол куска,

И тогда донести, не лениться.

Хлеб насущный любила ли грешная Русь, Напекла на юродстве и высохшем кале. Лучший Пекарь всегда был и есть Иисус, Даже камень Он в хлеб превращает, и скалы.

Толкованьем святых колос твёрдый размолот, Остаётся раздать – даже детям по вкусу,

Слово – огненный смерч, сокрушительный молот…

«Сам умножь этот хлеб!» – вопием к Иисусу. 14.10.05.

Прем.Сол.6:8 – «но начальствующим предстоит строгое испытание».


Хорошо бы стать начальником большим, Кресло заиметь и секретаршу,

Сразу все проблемы разрешить,

И прадедушки на голову стать старше. Свой бы не ломать тогда хребёт,

На лесоповале век не надрываться. На меня никто с утра не наорёт,

Стоило мне шевельнуть лишь пальцем.

Спроса нет за качество и сроки,

Из командировок к морю не вылазить; Говорят, с меня нигде нет проку,

Но зато из грязи сразу в князи.

Но читая Библию, внезапно и остыл – Столько в ней угроз на нерадивых; Поразвеялся начальнический пыл, Вырисовывается страшная картина.

Что за всё мне и за всех ответить Перед Иеговой на Суде придётся.

Не на пользу стаж мой многолетний, Кости пережгут там на извёстку.

Спросится, когда не доплатил, Не облегчил, не улучшил быта; И не изо всех старался сил,

Подгребал всё к своему корыту.

Ржавчиною золото покрылось,

Что считал сокровищем – исчезло.

Суд без милости не оказавшим милость – Что за польза от двуспальных кресел?

Бунт и недовольство от рабочих, Стон от раскулаченных крестьян; Сколько наказанья мне пророчат, Жезлом бьют по телу, по костям.

Хорошо, что всё же не игумен я,

Не был в демократах, в коммунистах.

В Кремль не рвался – не святой маньяк,

Должность только как кошмар приснится. 24.01.05.


156 157

Еккл.3:21 – «Кто знает: дух сынов человеческих восходит ли вверх, и дух животных сходит ли вниз, в землю


Хорошо быть тварью бессловесной, Промычит, проквохчет без греха, Трель у соловья, у жаворонка песня, Кукареканье Петрова петуха.

Им не отвечать за осужденье,

За кудахтанье и за собачий брех. Мы же научились врать за деньги, На бумаге закрепляя этот грех.

Трётся кошка о мою штанину, Ей и невдомёк, что я несчастен.

Нет души бессмертной у скотины, Вся она из видимой лишь части.

Совесть для скотины не нужна,

Ей не мучиться за съеденную мышку; Гавканье, укусы не саднят,

Жажда примиренья не колышет.

Думы о прокорме не знакомы, Ожиданье бед – такого нет;

Все исходы настежь по закону, Свадьбу совершат в один момент.

Хорошо быть тварью неподсудной Местного и Страшного Суда; Выброшенной, насовсем ненужной, Сгинувшей из жизни без следа.

Ей не угрожает ад и муки, – Сколь же я несчастнее её.

С горечью страшусь войны, разлуки, В счастье поперчит сухой паёк.

Но… Меня Господь мой возлюбил, Даровал прощение в Иисусе,

Дал таланты счастья – корабли,

В раскаянии нашёл, а не в капусте.

Я бессмертен, вечен с Иеговой,

Мне ли не трубить победно гимны! Речь осмысленная, не гусиный гомон –

Славословье никогда не сгинет. 02.01.05.

Вар.4:4 – «Счастливы мы, Израиль, что мы знаем, что благоугодно Богу».


Хотел бы осчастливить я кого-то, Облегчить участь даже воробью,

В том закрепиться твёрдо, не с наскоком, Без очереди к тем, кого люблю.

В чём их несчастье, недостаток явный И отчего страдает этот ближний;

Быть может, то еврей, меня спихнувший в яму, А может, скорпион, который пятку лижет?

С желаньем нерастраченным впотьмах, С утра пораньше постучусь к соседу,

К жене, к детишкам – должен им весьма, Мозолистые руки разведут им беды.

Ну почему уже в который раз

Вновь не востребован мой жар желаний Утишишь чью-то боль, испепеляя страсть, Не на воде писать размашисто вилами.

Как ненавязчиво и вовсе не в обиду, Преподнести богатство к нищете,

Мёд не отравленный, не дохлую акриду, Доходчиво сказать, не прошипеть.

О, Боже, проложи дорогу к сердцу Того, кто жёстким одром удручён,

Мой стук в окно не посчитал бы дерзким – В чужой шесток петь прискакал сверчок.

От встречи польза будет лишь тогда И там, где Дух Святой преобладает, Где наше «Я» исчезло без следа,

И на объект добра отнюдь не давит.

Хотенье на молитве закрепить, Расхристанную плоть прожечь постами,

В церковном делании каждый есть кирпич, И к годности себя подготовляем сами.

Конечно, не без помощи Творца, Талант дарующего в чудо умноженья.

Мой ум и сердце с пальцами – верстак,

Стрела любви на нём, а вы – мои мишени. 27.04.05.

158 159

Пс.90:11 – «ибо Ангелам Своим заповедает о тебе - охранять тебя на всех путях твоих».


«Храни вас Бог!» – не трудно пожелать, Не вдумываясь в сокровенность смысла;

В уключине остался след весла,

Что вырвала волна, над головой нависнув. Несёт и кружит прямо к водопаду,

К трагическим узлам, путей развязке; Кормильца-рыбака напрасно ждут у хаты, Не видя волн неистовую пляску.

Да сохранит Всевышний дорогих, Попавших в переплёт у злой стихии. Им красный угол, честь и пироги,

Когда их жизнь оплошность не похитит.

Храни вас Бог, написанные строчки, Слова Апостолов и умерших пророков; Теперь они и в переводах точных,

А думали тогда, что нет в них проку.

Храни вас Бог, построенные печи,

В которых жар не только от углей. Сердцебиенье пламени, что лечит, –

В мороз залечь на ней, что есть милей? Да сохранятся и колодцы наши, Когда исчезнет поселенье вовсе.

Пусть пьют прохожие, кто рядом жнёт и пашет – А кто копал – их след совсем заносит.

Устойчива, не портится в кладовых Имеющее с Библией сродство,

И к применению в любой момент готово, – Забвеньем светлое тотчас не заросло.

Храни нас Бог на виражах событий, Когда и руководству сгинуть просто. Не оценив, что предками добыто,

За новизной неслись, а вынесло к погосту.

И сохранится то, что с Иеговой,

С любовью сделанное, в Духе Иисуса; Оно целительно, нетленно и готово,

Дух к небу вознесёт, в могилу прах опустит. 22.08.05. ИгЛа

Быт.45:7 – «Бог послал меня перед вами, чтобы оставить вас на земле и сохранить вашу жизнь великим избавлением».


Хранить достигнутое – тоже Божий дар… Беспамятство, забвенье, неуменье,

То вор нагрянет, то не дай Бог, пожар, И от накопленного будет еще менее.

А наша жизнь, а наше долголетье, Они ведь тоже дивный Божий дар,

Его не растранжирить жаждут и калеки, Не только юность, но и тот, кто стар.

Хранить в сберкассе головного мозга, По банкам не еврейским, а в сердцах, Задуматься нам никогда не поздно,

О чём кричит из Библии Сирах.

Несохранённое, истлевшее ушло, Развеялось без прибыли и толку,

То КГБ сгребло, а там ушло на слом, Лишь шрам на память, как укол иголки.

Когда же встреча со Христом случилась По Промыслу Владыки Иеговы,

Извлёк из памяти забытую лучину,

То фото старое, где был еще в погонах.

Там призывал меня уже Создатель. Стучался у заваленных дверей.

И там, где я уже в цивильном платье, О, не забыть бы этого мне впредь.

Храню те снимки, память дорожит, Как тропки все свернули на Голгофу; Ворочаю забвенья глыбы и кряжи, Высвечиваю прошлое по крохам.

И там и тут видна рука Иисуса,

Здесь нежности безбрежной бушует океан; Блудящей мысли освещенье тускло,

Но имя Божие нередко воспевал.

Храню Библейское, что с каждым днём дороже, Оно в сегодняшнем, но в неземном сиянье.

Храни меня от бед и от забвенья, Боже,

Не оказаться б слева с дикими козлами. 26.10.05.

160 161

Пс.40:12 – «Из того узнаю, что Ты благоволишь ко мне, если враг мой не восторжествует надо мною»,


Хребёт нам помогает кем-то быть, Достойным нндивидуумом, тварью.

А то и бесхребётником прослыть,

За каждым карканьем подмёткой шаркать.

Мы знаем, чему мы кланяемся вместе, Когда под сводами наш голос совокупный; Увесисто себя перстами крестим,

Для вразумления два пальца по лбу стукнут.

Не в этом ли история из войн, Плененья, покорения слабейших? Злой победитель ждёт себе поклон,

На несмирившихся от них зубовный скрежет. Кому мы кланяемся, вставши поутру,

И перед кем по лестовке сгибаюсь, Чей буду раб, когда сотрусь, умру.

Кого же ради не запаян в самость?

Деревья кланяются, видимо, Творцу, И тот же кулик, хвалящий болото. С поклоном дань покорные несут –

Теперь в раскаянии не укусишь локоть.

Мои поклоны Троице святой,

Любовь беспроигрышно хвалит Иегову. Стоит как штырь тот колос, что пустой, А полный изгибается в подкову.

Великопостные поклоны, как зарядка, Для тела упражненье с малой пользой; За то духовное уже кустится рядом, Сгибает души коромыслом в кольца.

Колышется в поклонах Божий храм, Коленями и лбом в пол упираясь.

Стекло иконы – дармовой экран, Моё изображенье рака в ракурс.

И вечером с усилием давлю

Рабыню-плоть в поклоне благодарном. Безвыходный поклон, в котором сплю,

На Судный День в реестр его затарил. 15.03.05.

1Тим.1:5 – «Цель же увещания есть любовь от чистого сердца и доброй совести и нелицемерной веры».


Цель не оправдывает средства, есть предел, Есть грань, переходить куда преступно,

Хотя бы тёплое местечко приглядел, Примерился воссесть на чьём-то стуле.

В нас совесть голосит и обличает,

И безнаказанно проступки не пропустит, Напрасно морщимся и дёргаем плечами, Не спрячешься и за Адамов кустик.

Пусть цель возвышенна, штурмуется с трудом – Не забывал ли о родительской заботе?

Иначе к совести в полон мы попадём, Где рабство тяжкое и ни одной субботы.

Цель маскирует многие подходы – Чуть покривить, дабы тропу спрямить,

Окажется не цель, а сам при ней негоден, И снова колесничные подтянуты ремни.

На помощь совести есть писанный Закон, Подарен Богом в письменах доступных; Цель – не игра, где ставится на кон Святое, чистое, где куш маячит крупный.

Когда для вечности, по совести разгон, На поворотах выгода для ближних, Мерилом стал Евангельский Закон,

Что не по совести, считает вредным, лишним.

Тогда молитва в тишине течёт,

Плоды душистые из виноградных кистей, Легко перед собой давать отчёт,

Легко и радостно при нищете молиться. И музыкант, лишившийся руки,

Не выпустит Божественные гусли; Блаженство ждёт наветам вопреки, И неземное, сладостное чувство.

Цель ничего не может оправдать –

Христос оправдывает влезших на Голгофу.

По совести, по Библии – единственный мандат…

Не растерять бы совести по крохам. 27.07.05.

162 163

Еф.5:23 – «потому что муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви, и Он же Спаситель тела».


Церковь – Тело, а Глава – Христос, И к Голове претензии от мира: Несправедливости зачем, жара, мороз,

И столько вдов, послевоенных сирот.

В самом Писании не счесть противоречий, Куда, мол, смотрит Бог, бушуют войны, Болезни новые и их лечить нам нечем, Нас растрясло, всего и не упомним.

То Тело обезглавленным лежало, Утихла боль, условно на три дня.

Не только Иисуса, учеников нам жалко, Они нам не чужие, а родня.

Глава воскресла, вознеслась к Отцу,

А тело радовалось, в счастье ликовало; Готовят встречу и плоды несут,

Хотя по-первости учеников и мало, Вся Церковь – тело, целый организм,

Его к Коринфянам Апостол описал; Глава двенадцатая – полный коммунизм,

Анатомический разрез представил Павел.

Скрепление, зависимость, взаимосвязь,

Всё в совокупности представит тело целым; Мы – государство, сердце с кровью – князь. Оно и ночью не лежит без дела.

Наш разум царствует и он всегда в почёте, Ум добываем крохами, годами.

Пузырь невежества зря надувает щёки, Он в теле может быть царём поганым.

Кто я? Глухое ухо, завидущий глаз, А может, сила у другого члена?

Уж лучше быть калекой, чем подать соблазн – Очистить рот, не испускать бы пены.

Благую весть ногам моим нести,

И языку вещать глаголы Иеговы.

Здесь в теле бренном душенька гостит…

К своей Главе взойти всегда готова? 10.12.05.

Откр.12:10 – «ныне настало спасение и сила и царство Бога нашего и власть Христа Его, потому что низвержен клеветник братий наших, клеветавший на них пред Богом нашим день и ночь».

Чего им не хватало до довольства, До полного, до самых до ноздрей.

Сбежать решили, смыться и уволиться, Упущенное наверстать скорей?

Вчерашние наперсники и братья, С которыми потели на делянке,

К ним дьявол грамотно сумел прокрасться, Обрезал постромки на выбоинах-ямках.

Он, этот изверг, в запредельной дали Настраивал и Ангелов послушных, Что будто им чего-то не хватало,

И клеветал на Бога, сеял в уши.

Дошло на небе дело до войны, Архангел Михаил восстал за Иегову, И пал тот херувим, и войско сатаны –

Он в прежний чин не возвратится снова.

Чего им не хватало в небесах,

Клевретам дьявольским, бесовскому отродью? Всё оттого, что потеряли страх,

Без страха Божия стал чёрт навеки проклят.

Какая польза соблазнять людей,

Таких ничтожно-временных, несчастных, Грехом от праведности мастерски раздеть, Антихристовой заклеймить печатью.

Чего им не хватало для житья Спокойного, довольного в Иисусе? Решили дьявола избрать себе в вождя По собственному разуму и вкусу.

С тех пор от злого семени смутьяна Насеяно и выросло премного.

На Моисея наползают спьяну,

И Павла предадут тюрьме-острогу.

Чего им не хватало? Масла с салом? Для них старался, умножал талант,

Не только третья часть, но больше пало…

Повсюду свой Иуда и Пилат. 03.05.05.

164 165

Иер.8:15 – «Ждём мира, а ничего доброго нет, - времени исцеления, и вот ужасы».


Чего мы ждём от раннего утра, Подспудно, неосознанно, келейно, Тревожно крестимся, увидев где-то храм, От стука вздрагиваем, как в лесу олени?

Чего мы ждём от каждого звонка,

От встреч и телеграмм, от почтальона? Не застрахованы от подлого пинка,

И видим, в жизни многое условно.

Нам безопасности нигде не обрести, От выстрела, аварии случайной; Добыть и сохранить себе престиж – Мы оккупированы кольцами печали.

Чего мы ждём, когда обед жуём, Боимся подавиться рыбной костью?

В дальнейшем, чтоб нужда не сожрала живьём, Не отказали спонсоры, когда смиренно просим.

И ждать приходится, надеяться на праздник, На прошлые заначки и объедки;

Нас неизбежность разрушений дразнит, Сбывается по капле из пипетки.

Чего нам ждать от крохоборной власти, От извергов, обманщиков, злодеев,

От подлой саранчи; добыть хотя бы пластик, А что уже проглочено, как будто одолеем.

Кто знает путь спасенья по Писанью, И примирился с Богом во Христе, Тому надежда светит, не мерцает,

Из тела храм творит, а не вертеп.

Мы ждём пришествия Иисуса с торжеством. Когда земля сгорит и что на ней.

Достигнутое миром всё пойдёт на слом, Слова Евангельские – нет ничего верней.

Чего мы ждём, когда не исполняем Порученное Богом Иеговой?

Нам не спастись традицией, корнями –

Все казни мира на таких готовы. 08.11.05.

Иак.5:16 – «Признавайтесь друг пред другом в проступках и молитесь друг за друга, чтобы исцелиться: много может усиленная молитва праведного».

Чего уж прятаться за спины слабаков; Виновный, выйди, отделись от строя...

Не вышибают здесь признанья кулаком, И матом за проступок не покроют.

Виновный, принеси же покаянье, Разбор устроим тайников, завалов, Пути греха раскроем не по-пьянке,

Рассудим по-Евангельски – не как попало.

В чём трудность, жмурясь, выдвинуться к свету, Дабы невинные за нас не пострадали,

«Простите, виноват!» – сожмите зубы крепко, Путь ко греху распотрошим детально.

Сначала мысль, прилог и услажденье,

Пять чувств по малому в безумие влюбились;

«Вино и женщины!» – за всё шальные деньги, У прихотей мы – нежные лоббисты.

Путь ко греху изрыт в ухабах страха, Сжималась совесть до дрожанья членов, С подачи дьявола перемахнули махом Закон-ограду и нет иной дилеммы.

Но к покаянию всегда зелёный свет, Спокойствие и лёгкость – дар свободы; Мерзавец тот, кто даст иной совет, Амбициям, стыду и тьме в угоду.

Не заверни на сходбище смутьянов, Не пожелай зубцы ломать у стен,

Не будь дурней болотного гольяна,

Когда опомнишься – не соберёшь костей. Ребёнок трусит искренно сознаться,

А за него невинного потащат на расправу, Такой уже попался чёрту в снасти,

В любом конфликте себя считает правым.

Мы не родились, а поступки наши Уже известны были Богу Иегове;

Но их сотрём, когда открыто скажем:

«Мы согрешили, но прости нас снова». 26.07.05 1Тим.6:6 – «Великое приобретение - быть

166 167

благочестивым и довольным».


Чем мы недовольны более всего, На что стучим от злости каблуками; Бестормозные кроют матюгом, –

Признаться сможем в том, коль не лукавим.

А если бы с утра нам дали бланк Для описания всего, как мы хотели. Не высветит ли ближнего обман, Задуманный ещё в ночной постели?

«По нашему, по моему!».. Как страшно Свой эгоизм под чёрным флагом зреть, Распахивать чужую тайно пашню, –

Не в нашем ли обличье входит смерть?

Своё, подспудное, в природно-одичалом

И заскорузлое и с характером беспутным,

В какую топь отбросит, где совесть обличает, Признаемся ли, что мы мертвее трупа?

Но если душу Дух Святой осветит, И доведёт к подножию креста,

Признанье выдаст: «Я хуже всех на свете!», – Час воскресенья с Лазарем настал.

«Теперь по моему»!.. А так ли по Христову, Во свете Библии, с открытым оком жить?

Плотское взахается, жалостно застонет, Падёт самооправданья щит.

Довольство с Иисусом в том, что есть, Что допустил случиться Иегова;

«Я» растоптать, и в этом видеть честь,

На горло прихотям мы наступить готовы. Войну и мир, здоровье и болезни, Несчастья, поношенья и осанну, Откуда бы ни плыли и не лезли,

Принять – так сделают послушные Писанью.

Собою недоволен несмиренным,

Молю о выдержке, победной в пораженье. Хватило бы на всех слюны и бренья

У Исцеляющего, Кто нас с Собою женит. 28.05.05.

Тит.3:5 – «Он спас нас не по делам праведности,

которые бы мы сотворили, а по Своей милости, банею возрождения и обновления Святым Духом».


Чему могу я научиться в бане? Конечно, чистка, свежее бельё;

Так пропесочит всех Священное Писанье. С небес горящей лавою прольёт.

Кровавой баней назовём войну, Рубиловку проклятых революций.

«По-банному крыт дед» – смеёт дерзкий внук, И баню-трёпку прописать бы хлюсту.

«Наддайте жару!» – депутат орёт, Головомойку недругам устроив; Немытый изверг, мастодонт-урод,

Таков и коммунист, проливший море крови. Помочь им может баня из крещенья,

Смыть кровь в Крови Божественного Агнца. Признать – болезни, тоже есть леченье, Прожарка вшам – любителям до танцев.

Голыш на каменке – представшим голышом Напомнит – Воскресенье – день расплаты; Задуматься о смерти хорошо, Навуходоносорам кичливым и патлатым.

Субботний банный, чистый день покоя Готовит тело к храму и молитве; Оставив труд, расстаться с суетою,

Смыть пропотелое – неделю к телу липло.

Час обновленья… разве помешает Задуматься о чистоте души,

Нужны, ещё и как нам тазики и шайки – Боятся жару паразиты-вши.

Не каждому быть в бане повезло,

В жару вдруг вспомнить о геенне, аде; Расстаться искренне с грехом и малым злом, Слезой омыться, примирившись с братом.

Не бойтесь домовых, чертей, что будто в бане, Святой водою освятите душ;

Омытыми на Суд к Христу предстанем, Считая суеверия за чушь. 09.10.05.

Рим.2:10 – «Напротив, слава и честь и мир всякому,

168 169

делающему доброе, во-первых, Иудею, [потом] и Еллину


Честь отстоять свою или жены Решились с пистолетом у барьера… Дотошно докопаться до вины Навряд ли и сегодня можно верно.

Но явно, там не правила любовь Кровавый бал и жуткое похмелье, Когда вчерашний друг убить готов, За оскорбленье, что нанести сумели.

За оскорблённую сестру прирезать город Додумалась же хитрая братва;

Всё оттого, что их отец не порет, А совесть спит и думает: права.

Так сколько ж Пушкиных лежит у Чёрной речки, Где развороченный живот уже отжил;

Лоб Лермонтова раскаяньем плещет, Так и застыв у злобной той межи.

Тысячелетия в обидах непрощёных, И хлопает дверь вечности по спинам;

Весь горизонт в глазах затянут чёрным, И непрощенье враг петлёй накинул.

И вдруг с Голгофы шопот на весь мир:

«Прости им, Отче, что Меня распяли». Объятья рук раскинутые вширь Зовут, кто сник под гневом и опалой.

Нам не хватает за смиренье тоста, Программных тезисов из девяти блаженств:

Враг жаждет – напоить, и сокрушить тем кости; Враг алчет – накормить – великодушный жест.

В прощенье угли на жаровню сердца, На голове упорных, заскорузлых;

Мёд милости заполыхает перцем,

В устах прощёного разрублен будет узел.

Честь состоит в служенье Иегове – Терпеть, обещанные блага ожидая.

Не мы, а заскрежещет враг в оковах,

С распявшими Спасителя жидами. 17.08.05.

Деян.25:16 – «у Римлян нет обыкновения выдавать

какого-нибудь человека на смерть, прежде нежели обвиняемый будет иметь обвинителей налицо и получит свободу защищаться против обвинения».

Чеченец по-своему хочет прожить… Зачем завоевывал царь их ущелья?

Пока мусульманином будет джигит, Уж если иной им не надобно цели.

Свободу Создатель даёт человеку,

Но призывом нежным его приглашает. Над каждый незримая Божья опека, Так зрима тому, кто Писанье читает.

Есть маугли, вскормлены диким зверьём, Они научились кусаться и выть.

Такие, как мы, что всегда поперёк, Своих не признали по виду копыт.

И всё нам на пользу, а как – невдомёк, Быть может, блоха для того, чтоб не спали; А шершни похитят недаром наш мёд, Возвыситься к небу придуманы скалы.

Не надо ломать и насильно калечить Для нас непонятное, в пепел сжигая.

С прицелом на завтра, а может, на вечность В чужую страну для чего мы шагаем?

Но если бы словом Евангельским выжечь Терновник заблудших и ложь всех религий; С Чечнёй не хлестались, и не было грыжи, Узрел Дагестан бы полёт наш орлиный.

И гордость свою распылит осетин,

На крест на Голгофе смотрел бы ингуш; Не нужно к ним танки, снаряды везти, –

Теперь же там подлость срывает свой куш.

Пусть каждый сравнит Магомета с Христом, И Библию рядом с Кораном поставит; Кинжалы заменятся мирным крестом,

Не грудь за убийство украсят крестами. Пошлите к ним сонм проповедников знатных, Готовых духовно на бой с ваххабитом,

И знаем, Апостолы будут распяты,

Но дело живое не будет убито. 18.08.05.

Неем.9:17 – «держали шею свою упруго, и, по упорству

170 171

своему, поставили над собою вождя, чтобы возвратиться в рабство своё».


Чистый лист на столе и на нём карандаш, Даже ночью дежурят, примостясь к телефону, Ожиданье моё то пожара, то краж –

Так хотел умудриться, прожить без урона.

Мысли новые птицей случайной мелькнут,

Но и тень их желал зафиксировать в память; Чуть сигнал, их, лаская, друг к другу прижму, Белый лист и перо не позволят им кануть.

Чуть, едва не успел – в суете растворятся, Уже новые мысли плывут, рассужденья.

А сверкнувшего след за решетчатым пряслом, Только часть ухватил, что не купишь за деньги.

Снова комнату мерить привычкой тюремной, По горячим следам успеваю лопатить.

Нить тяну от Библейских событий нетленных – Все дороги не к Риму – к Голгофе, к распятью!

Часто проповедь знаю уже на зубок, И заранее ждущих себе представляю.

Как стоящих лицом развернуть на Восток, Указать на Христа, не на храмовый глянец.

Чистый лист испещрён пережитыми днями, На уступах почти незаметны следы,

Не привык сиротою невнятное мямлить, И не стоит незнаньем плетень городить.

Что по Библии «Да!!» – будет «Да!» на листе, В благовестии «Да!», и по жизни лишь «Да!».

Ну а если же «Нет!» – значит «Нет!» во Христе, Там по «злачным» местам не ступала нога.

Слышал, рукопись будто в огне не горит, Но сгорит вся земля, словно щепка в печи.

Жив во веки лишь тот, кто в Иисусе сокрыт, В благодати доплыл и почётно почил.

Мысли, думы озвучить на пользу хотел,

Сонмы критиков вызвал и сонм критиканов, Да не будут слова словно души без тел –

Благовестия день в воплощенье настанет. 28.01.05.

2Кор.8:12 – «Ибо если есть усердие, то оно

принимается смотря по тому, кто что имеет, а не по тому, чего не имеет».


Что без усердия сумеем сотворить, То как оценится, потянет в полцены? Хочу вопрос на этом заострить, Развеять миражи, мечты и сны.

Где прилежание не вхоже на мозги, И жертвуют лишь то, что через край, Там жара нет, засохли от тоски,

За что, по честному, не грех нас отодрать.

Усердно жертвовать на стройку Соломону, Конечно, это нам не по плечу;

И строят многие из сена, из соломы, – Богатым бросьте вызов из лачуг.

Усердье расположит на добро, Пересчитает всю наличность в доме, К Христу проложит тысячи дорог,

Пожертвует именье, по умолчанье скромном.

Усердствуйте от сердца и трудом,

От дома к дому шествуйте с Иисусом, Не абортарий стройте, а роддом, – Проход к рожденью свыше тоже узкий.

Не будем ватными и сонными в отвале –

У запылённых ног есть будущность, примеры; Мы образец легко обрящем в Павле, Поставим ни во что свои потери.

Мне видится, что главное усердье

Сегодня только в том, что к гибели ведёт,

Что одобряет смерть, – и в то легко поверить, Ползучих гадов славят, а не орла полёт.

Усердно потчуют и травят на экране, Прилежно насаждают воровство.

И ложь почти святая, правит в храме, Усердно строится антихристу престол.

Усердно бить бы нам во все колокола,

Что участь русских – хуже быть не может… Кого к народу с Библией послать?

Шагни, скажи: «Пошли меня, мой Боже!». 02.08.05.

Ис.30:7 – «Ибо помощь Египта будет тщетна и

172 173

напрасна; потому Я сказал им: сила их - сидеть спокойно».


Что бы я ни делал, о чём ни говорил, Куда бы ни направил следы своих сапог:

«Какой я буду вестник, не разношу ли грипп, А, может, сидя дома, побольше сделать смог?»

Десятки раз высчитывать приходится маршрут, Провидеть все заранее крутые повороты.

Мои слова, деяния стократно переврут,

И будут с крыши лаять кривляясь косорото.

Вот почему я не хожу один, –

Христос Своих Апостолов по двое рассылал; Следы оставить нужно, грехом не наследить, Нам нужно многократно перекричать осла.

Как часто наша сила – в покое отсидеться, Пока беда минует на перекрёстке шумном;

За мать, и за отца держались крепко в детстве, И сам себе тогда я не казался умным.

Вот так бы удержаться за руку у Христа, Он ризою прикроет от налетевшей бури; Повсюду и всегда, не только по местам,

От тех, кто нас отслеживая, мозги соседям «пудрит».

Благодаренье Богу за утренний подъём,

За мысли обновлённые в загадочном виденье; И верю – не один я, а с Господом взойдём.

В жилище нищего, семью его оденем. Мы обиходить думаем лежащих и гниющих, Псов лижущих объедками до сыта накормить; Маршрут обезопасен и не придумать лучше, Когда его рассмотрим с обратной стороны.

С Иисусом ощущение реальности достичь,

В молитве углублённой, в биении сердечном; И докопаться смысла у сокровенных притч, За Библию держаться нужно только крепче.

Моими думами и языком моим,

Да управляет только Дух Святой всечасно; Нет одиночества, нам хорошо двоим,

Со мною мой Христос, моя любовь и счастье. 25.11.05.

Сир.8:24 – «Есть у тебя скот? наблюдай за ним, и если

он полезен тебе, пусть остаётся у тебя».


«Что вы, люди, сделали со мною, – Так мычит корова на бугре, –

Вся в грязи, лишь вымя с мылом моют, Мало пойла доброго в ведре.

Мои груди, то есть моё вымя, Вы, скоты, зачем разбарабанили;

«Зорька», «Машка», что за кличка-имя, Разве крыта я совсем по банному?

Нет на вас управы, жлобы жадные, Кровопийцы, даже хуже – трупоеды, Моего сынка-бычка зарезали вы, гады,

И девчоночку-телушечку сожрали вы бесследно.

Каждый вечер мне идти нарасшарагу, Как корова – бескопытная хозяйка;

Я без боли не могу ступить и шагу, Сунут грязное ведро, похуже шайки.

Вы на мне – седло коровье – все нахлебники, Рвёте сиськи, продаёте молоко,

Вы, бесстыжие, как только не ослепнете, Вам до нас по пользе жизни далеко.

Если бы, кабы я Бога не боялась, Вас сегодня же рогами проколола,

Истоптала бы безжалостно вас в яслях, Вам в защиту не дала сказать полслова.

Вы меня совсем не убеждаете, Называете «кормилицей» в насмешку, Ваши доводы в свою защиту шаткие,

Вы в глазах моих козявки, даже меньшие.

Мы мычим и на вас жалобу строчим, Роспись делая копытами, рогами.

Не спросясь, на уши ставите нам чип,

Хуже наших вы лепёшек – столь поганые!

Но когда вы Бога славите за нас,

За покорность нашу шлёте Аллилуию;

Мы довольны, что пастух с молитвой пас,

Ночь жуём, воспоминания смакуем. 04.11.05.

Откр.14:13 – «отныне блаженны мёртвые, умирающие

174 175

в Господе; ей, говорит Дух, они успокоятся от трудов своих, и дела их идут вслед за ними».


Что даст нам поминание умерших, Разрыв с которыми не зарубцует время? Любой святой себя считает грешным,

Хотя жил впроголодь с деликатес-кореньем. Не просто имя вкупе с мертвецами Перечислять, желая им покоя.

Но поминать их точно по Писанью, Когда ушедшие в неисходимой коме.

Нас неизвестность давит повсеместно, Тем более, когда потусторонни,

И никого уже с тобою вместе –

С той стороны мы отошли от кромки.

Ходатаи нужны перед Всевышним, Мы посягаем там на высоту;

Земное всё вдруг оказалось лишним, Нелишни лишь молитвы ко Христу.

Молитвы и моления при жизни – О них и говорю, ласкаясь к ним;

При жизни находились среди присных, Теперь же души наши здесь одни.

Пусть вспомнят про дела и про слова,

С которыми вращался вместе с плотью, Добру кадил, а злое оплевал, –

Вот если так, то не кусать нам локти.

Тому, кто примирился с Иеговой, Отцом небесным, любящим и ждущим,

Таким разбойникам с креста несутся снова Слова, разбитые страданием поштучно.

«Со Мною ныне же окажешься в раю», И это нам дороже всех псалтирей,

За чтение которых денежки суют,

Чтоб двери райские покойнику расширить.

Припомните, как кто благовествовал,

Как Бога возлюбил до донышка всей силой, От порчи сохранил Библейские слова, –

Такой уже в раю, а плоть пока в могиле. 12.09.05.

Гал.2:6 – «И в знаменитых чем-либо, какими бы ни

были они когда-либо, для меня нет ничего особенного: Бог не взирает на лице человека».


Что мне поручено спасти и сохранить, Быть зорче пса легавого у будки;

Кого мне рвать зубами на гарнир,

И детям передать свой быт такой уютный?

Конечно дом, усадьбу, огород, Далёкую и без присмотра дачу, Подвалы, что нарыл как крот – И невозможно поступить иначе.

Как в школе дочь свою оборонить

От злобных и бессовестных мальчишек, Не истрепать об сына все ремни,

Себя спасти от строгости излишней?

Я сторож над душой и над телом Своим, своих домашних и друзей.

Я не сквозняк, мне до всего есть дело,

И о врагах пекусь, чтобы не стали злей.

Охранник – столько лет вооружён, Святая Библия в руках моих раскрыта, Стихами, главами я полосую жён, Особенно же злоязычных, прытких.

Дремлю лишь сидя, шорохи ловлю, Во сне, как наяву у стад Лавана.

Спасти детей – не ангелов, а злюк,

На пир Христа соседа сделать званым.

И об избрании смиренно хлопочу,

Для всех соделываясь всем, но неизменным; Своими силами никак не по плечу,

Ведь это не на час, но жизнь в три смены. Неповреждённой веру сохранить, Боясь Писание Священное нарушить, Перемолов молву, расстрелы и тюрьму, Ни морем не проглочен и ни сушей.

Талант умноженный стократ не закопал – Превыше всех соборов и преданий.

Ушёл от староверов – пренебрёг оскал…

При Иегове выполнил заданье. 18.02.05.

2Кор.6:14 – «Не преклоняйтесь под чужое ярмо с

176 177

неверными, ибо какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмою?»


Что общего у верного с неверным?

Но Дина тянется к Сихему на свиданье. Был с иноземками у Соломона терем, –

Расплата каждому за связь с чужим предстанет.

К себе подобным птицам собираться – Рождённый Духом тянется к подобным, К единоверцам, к тем, кто наши братья,

Где сёстры, верные возлюбленным до гроба.

Предупреждают молодых седые:

«Не перелезать через ограду к чуждым!» Но к нам крадутся лисы через дыры, Над голубятней хищники их кружат.

Водораздел, гряда высоких гор

Мир отделяет от невесты нежной. Овца должна бояться пёсьих свор, Общаться с миром до предела реже.

Убойтесь зрелищ, игр на стадионах, Не собирайте по театрам мусор,

Там океан греховный и бездонный –

Нам заповедано идти Христовым курсом. Быть принятым в общение Христом,

С Ним разделить вечерю исцелённым; Трапеза чудная, Он Сам собрал за стол Труждающихся, зноем опалённых.

Взгляни на лица братьев и сестёр,

В них радость плещется и скромность в преизбытке, И в разговорах нежности простор,

Единодушье в пенье и в молитве.

Кровь Иисуса – знак Его любви,

Над каждым радуга щедрот, благословений. Зачем же взгляды от чужих ловить,

Кто с ними был, тот выброшен, осмеян.

О благовестии пусть верные ревнуют, Оставив суетное, то что исчезает.

Блажен, кто вышел на тропу прямую,

Он не петляет, как от волка заяц. 03.09.05.

Иов.20:3 – «Упрёк, позорный для меня, выслушал я, и дух разумения моего ответит за меня».


Что ответить на упрёк врага,

На поношение в печати, в жёлтой прессе? Легко неправду нам опровергать,

А если правду, как собак навесят?

Любая тварь кому-либо вредит,

Не тем ли более живущий в многолюдстве; На пятки лезет тем, кто впереди,

Идущим сзади отравляет чувства.

Неупрекаемым и шагу не ступить,

Не угодить, быть добрым всем подряд; Особо жёлчны, кто забрёл в тупик,

Во тьме тоннеля их глаза горят.

И горе тем, кого со всех сторон Нахваливают – всем успел потрафить, Добру и злу нижайший шлёт поклон,

Всем представителям из депутатских мафий.

Христа преследовали толпы фарисеев, – Он обличал, громил торговлю в храме.

И на кротчайшего роптали Моисея. Пророков проклинали, наносили раны.

Для всех быть добреньким, увы, невыполнимо, Когда ты не сквозняк и не слизняк;

Зло видите – не проходите мимо, Иначе не картина будет, а мазня.

Не принижайте силу обличений,

Пытаясь как-то проскользнуть меж строк; Предупреждайте всех о лжекрещенье,

И об опасности от необутых ног.

Безмолвные рабы всегда в цене,

В монастырях, в прислужниках епархий. При них легко звереть, в грехах коснеть, Там жиром заплывают рожи-хари.

Любой упрёк не трудно рассмотреть

Во свете Библии, признать или отвергнуть; Настрой небесный не обескуражит впредь,

Знак вечности поставит при проверке. 13.12.05.

Лук.9:25 – «Ибо что пользы человеку приобрести весь

178 179

мир, а себя самого погубить или повредить себе?»


Что пользы из сокровищ без числа, Приобретённых правдой и неправдой, Но знать – душа погибла, не спаслась, Не к раю шла, катилась к аду задом.

Энциклопедией ходячей можно стать, Медалей нахватать на три иконостаса, Но если не расслышал стук Христа, Без вечери некормленным остался.

Что пользы наплодить толпу детей, Конюшню кобылиц себе присвоить,

А душу заморить – стучит мешок костей, Да разве же одно другого стоит!?

Быть экстремалом, лазить по горам, Проникнуть в узкие подземные ущелья. Но не познать, что ты есть вечный храм, Хранить его трудней всего в постели.

И бесполезно тратиться на спорт, Накачивая мускулы для моды;

Что пользы, если тело сбросят в морг, Нагую душу демонам в угоду.

Что пользы быть полезным для толпы, Учить детей, другим давать отметки; Когда душе в изнеможенье плыть

В провал геенны и Христа не встретить.

Переоценку ценностей начать,

Не медля ни минуты, ни мгновенья. Не ждать с косой слепого палача, Он статус нам безжалостно изменит.

Да лучше б не родиться и не жить,

Чем быть отверженным в конце пути земного. Что пользы грамоты, дипломы ворошить,

Не получив спасения от Бога.

И бесполезно каяться, рыдать,

Проклятья сыпать следствиям, причинам. Для пользы дела на молитву встать,

По Библии сверяя путь в небесную Отчизну. 13.12.0.5.

Деян.20:29 – «Ибо я знаю, что, по отшествии моем,

войдут к вам лютые волки, не щадящие стада».


Что сделал бы Апостол в наши дни, Случись ему быть русским патриархом. Пока в помощниках лишь Тимофей один –

Эксперимент закончился бы через годик крахом.

Представить невозможно наяву, Дотошно, досконально вникнув в дело, Кого послания к Иисусу призовут,

Остался бы брат Павел к утру хотя бы целым?

Мирская паства – мёртвая волна,

Под стать цунами не накроет валом? Патриархия неисцельностью больна, И это не сегодня с нею стало.

Богатые грабители-тузы и короли, С валетами и дамами как в картах, Не за спасеньем к Господу пришли,

А к чудотворцу, чтобы в бренье харкнул.

Здесь не еврейские раввины, а свои, Возненавидевшие Библию из детства, Так свет дневной слепит глаза совы,

Голгофа скрыта, остался на цепочке крестик. Лжеправославие – обрядов карусель, Во внешнее уткнулись безоглядно, Тысячелетие здесь сеятель не сеет,

Кто винограду рад – он весь из диких ягод.

Баптистом бы Апостола прозвали, И киллеров наняли сотни две;

Бежал на вертолёте, в деревне жил в подвале, В сухом колодце до скончанья дней.

Зачисткой храмов кончилась свобода, Анафеме предал тотчас Синод смутьяна, И верили бы, что так Христу угодно,

Осталось обезвредить четырнадцать посланий.

Народ упрям и глуп, и развращён безмерно, Прелюбодейством тешится слепой епископат, Им злейший враг – Евангельская вера,

Монахи проповедников изловят, оскопят. 04.12.05.

Иов.12:17 – «Он приводит советников в необдуманность


180 181

и судей делает глупыми».


Что советы? Давать их умеет ребёнок, Но какие они, и к чему приведут;

И куда твою башню от ветра наклонит, И тем более, если она на виду?

Только то, что по Библии, с Богом в согласье Будет принявшим в радость, и явно на пользу. Все другие советы и слушать опасно, –

Не поймёшь мой совет и раскаешься после.

Чтобы выполнить дельный совет и не злиться, Не завидовать тем, кто удачей украшен,

Нужно Богу довериться, совесть очистить,

Взять пример от разрушенных гордостью башен. Нужно с верой просить Иегову Творца,

И облечься в смирение пред Иисусом,

Голос совести слышать, грехом не кромсать,

И тогда, лишь тогда станет крест нашим плюсом.

Дух Святой облечёт богатырскою силой, Намерение стать совершенней и чище Станет явью, а башня – роскошною виллой Для убогих и нищих, их кровом и пищей.

Время, то, что в слезах на молитве потрачу, Даст мне прибыль, стократный придёт урожай. Мой Создатель очистит мне душу, как Прачка, Благовестьем от слова научит рожать.

Нет той части делянки, где сам по себе

Смог бы дельное сделать на пользу другим. Жизнь есть труд, не игра, чтобы праздно сидеть, Ждать, что кто-то другой напечёт пироги.

Мой Советник Иисус, Сын Давида царя, И советы Свои Он поможет исполнить; Время, что на молитве, потратил не зря, Он встаёт на корме, и смиряются волны.

Тьма советников всюду сейчас заседают, Но в совет нечестивых не внидет душа;

Мудрость даже не там, где и старость седая...

Нам без Бога не сделать и маленький шаг. 05.09.05.ИгЛа Прит.16:11 – «Верные весы и весовые чаши - от

Господа; от Него же все гири в суме».


Шкала измеренья и планка рекордов Должна быть одна и не нами дана;

За что-то погладят, за что-то – по мордам, Одну дал Спаситель, а ту – сатана.

Совесть – судья неподкупный и жёсткий, Выгоды, взятки таким ни к чему,

Меряет правду рекой, не напёрстком, Не по одёжке и не по уму.

По этой шкале зрится много калек,

Когда в глазах общества дюже престижны, Хохочет толстяк, по шкале же – скелет,

По жизни несётся – а он неподвижен. Зная меня, догадались, конечно, Что Библию Божью имею в виду;

По строкам Писанья настройка на вечность, Они и развратных к Христу приведут.

Любые события, мненья, поступки С её толкованием и разъясненьем

Так развернёт, что не хватит и суток Оплакать вчерашние радости, пенье.

Её беспристрастность осудит и старость, Расставит фигуры по нужным местам.

Глухим слух открыть – не такая уж малость, Как зренье сберечь и слепым бы не стать.

Притчи, примеры суметь обобщить, Вычленить нужную книгу, главу, Стих, даже слово одно, словно щит, – При общем смятении ты на плаву.

А всё из неё, этой Книги чудесной, С её беспредельною ясностью речи.

Не раз доставалось и мне, если честно, Когда обличала – и крыть было нечем.

Шкала измеренья при всём озаренье

От Духа Святого – тогда от ней польза;

Не дай Бог закрыть эту Книгу с презреньем, – Сорвёшься с вершины по насыпи скользкой. 03.01.05.

Матф.6:30 – «если же траву полевую, которая сегодня


182 183

есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, кольми паче вас, маловеры!»


Штрафбат бредёт не под чужим конвоем, Им выхода, надежды не сулили,

Воспоминанья пьют взахлёб, запоем, И многих через час зароют в глине.

Из смертников им тягостней всего,

Им кровь нужна для искупленья жизни, Команда… из окопа всем бегом,

И допотопное в руках оружье стисни.

И выживет едва ли и один из ста, Беспокаянные умрут на скотобойне, Им не услышать про любовь Христа, Их спецконвой на эшафот загонит...

Подстёгивает каждого нужда, Переживанье, старость, огорченья;

Для всех штрафбат – природная узда, Так хочется смягчить её хоть чем-то.

А дьявол сунет папиросу в рот, Ширнёт наркотика повышенную дозу, Для разогрева с пьянством подопрёт, – До срока жизнь загублена без пользы.

Штрафбатники почти что в каждой келье, В домах просторных, в армии, в больницах; Вчера грозился, ныне же отпели,

Не допустил враг Богу помолиться. За всех приговорённых умер Божий Сын, Даруя Кровь во искупленье смертных.

Взгляни на правосудия весы,

Как наша чаша устремилась кверху.

Штрафбатники, склонитесь на колени, К обременённым подпишитесь срочно.

Христом искупленный свободен, а не пленный – Как выстрел в прежнее, Иисус поставит точку.

С победой вас! Кому-то жить потрафит, – Под сенью Библии спасённые ликуют.

В любви Спасителя сгорают наши штрафы,

Судьбу я испытал и на себе такую. 04.10.05.

Пс.33:5 – «Я взыскал Господа, и Он услышал меня, и от всех опасностей моих избавил меня».


Штурмуют альпинисты Эверест,

А финансировали их ответственные дяди; Шли тренировки... и теперь там крест, На память только от верёвки пряди.

Какой их чёрт толкал и влёк к вершине, Кого они хотели удивить?

Увековечить в пропасти решили,

Гордыню выпятить и дерзость всю на вид.

Рекорды глупости немногим по плечу, Споткнуться запросто и на последнем метре; Мир всем дворцам, не только для лачуг – Ежесекундно помнить бы о смерти.

Покой дарован, знаем, изначала,

Не потрясение во дни великой смуты. Куда мы рвёмся и себя мочалим,

На размышления духовные так скупы.

Дорога ровная среди полей пшеницы, Виденье не во сне, а явно, наяву.

Журавль пусть в небе, но в руках синица, Пусть колосок, но свой в тиши сорву.

Кого же удивишь, одежду скинув, И сокровенное бесстыдно напоказ.

Лишь целомудрию Евангельские гимны – Есть скрытые вершины – не для глаз.

Зацикленность на острых ощущеньях – Готовый гроб в незрелые года,

Без покаяния, напутствия, прощенья Смерть тормознёт до Страшного Суда.

Но есть вершины света и добра, Самопожертвование ради Иеговы. Начать тот штурм сегодня же пора, Стезе той не обещано быть ровной.

В почтительности всех опередить,

На проповедь быть годным ежечасно, Мы ждём Тебя! Ей, Господи, гряди!

Неси на дланях нас через опасность. 17.03.05.

Еккл.12:1 – «И помни Создателя твоего в дни юности

184 185

твоей, доколе не пришли тяжелые дни и не наступили годы, о которых ты будешь говорить: «нет мне удовольствия в них!»»

Шуршит листвою осень золотая,

Не ставит золото ни в грош и ни в копейку, Кто не успел, проспал, прорех не залатает,

Не вымолить, что грезилось, хоть лоб разбейте.

Размашисто зима посыльных шлёт, Внезапно иней пал, пришло похолоданье, Кто пел и возвышал, давно ушли в полёт, Не утаим секрет, что и зима настанет.

Не дай Бог с места сдвинуться зимой, Когда мороз, бесплодье, злые бури;

Быть может, даже смерти холодно зимой, Чуть теплится изба, трубою курит.

Посольство не спросясь и не в прихожей Расселось по хозяйски, жрёт и пьёт,

И закрывать глаза на то негоже, Стирая в страхе холоделый пот.

Быть посему… Не спросят и согласье Отбыть с насиженного места, но куда?

И не припомнятся все вожделенья, сласти, Веселье траты в кущах и в садах.

Уроков проторённые дороги, Протоптанные жившими доселе, Когда по осени богатый стал убогим, Не нежится, а мочится в постели.

Напоминанье память оживит,

О милостях Господних нам напомнит,

Как листья ссохшиеся, вот таков наш вид, В водовороте, где, намокнув, тонут.

Другими оставим сад или пеньки,

Стволов обугленных бесплодность и безумство? Как быть могло и есть – умом прикинь –

Всё потому, что жили без Иисуса.

И потому мой выбор – Иисус! Любить Писание – подарок Иеговы. Нам листопад напоминает пусть,

Извлечь полезное из самого простого. 04.10.05.

Вар.4:21 – «Дерзайте, дети, взывайте к Богу, и Он

избавит вас от насилия, от руки врагов».


Я агитирую почти бесчётно раз Всех одиноких, старых и больных,

Чьи дети обеспечены, преобороть к ним страсть, Квартиры подписать на верных молодых.

За много лет успех мой нулевой, Хотя не за себя я хлопочу усердно,

Молчание старушек, то в меня плевок. Отказ в просимом долго буду черпать.

Что думают, закрывшись под платком, Уже на выходе, когда земное сгинет,

На аукционе смертном удары молотком,

В честь жертвенности не пропоются гимны.

Жилище, отданное нашим христианам, Наполнит фимиам святых молитв,

Здесь будут Ангелы, живые мощи в храме, И обновляться будет каждый лик.

Чего лишаетесь! Уже почти лишились, И не отправили на небо поскупившись. Вас сватаю беззубых и плешивых Отправить в небо явные излишки.

Не успеваю, с крупным опозданьем,

Стучусь в заржавленные жадностью ворота, Кричу через порог: «Не впрок вам эти зданья! Подпишите неверным – на их бутылки пробка».

Как не хватает древнего Варнавы, Продавшему имение нещадно,

К ногам Апостолов принёс доход – направо.

В сравненье с ним мы просто ноль несчастный. При переселении же кто бы не хотел, Свою халупу в те края спроворить?

И не для душ, а всё здесь лишь для тел, Жилище и надворное подспорье.

Но отданное ближнему взойдёт,

И предварит исход и нам грядущим, То не поймёт лишь явный идиот;

Неверующий Богу – так выразиться лучше. 30.10.05.

Сир.8:39 – «Во всех делах твоих помни о конце твоём,

186 187

и вовек не согрешишь».


Я думаю о смерти каждый день, Осматриваюсь и пожитки собираю, Мне это в радость и совсем не лень Тянуть тропу одну и только к раю.

Что только мог, во всём Господь помог, Уже отправил с милостыней чудной.

Не спрятал ничего на чёрный день и впрок, Не разделить чтоб участь мне с Иудой.

Пройдусь по прошлому, по склонам и холмам, Ещё раз огляжу свои зананчки;

Для поколений будущих без жалости отдам, Уж если изверги споткнутся, не растащат.

Даль зеленеющая в синеве сквозит, За кромкой горизонта растворяясь; Мне предлежит обещанный транзит,

Этап последний, отдохнуть бы малость.

Те страшные мытарства проскочить, Таможен двадцать одолеть с разлёту. О том я днём вздыхаю и в ночи, –

После причастия мой дух и юн и лёгок. Но не звучит ещё ко мне труба, И Ангел не вытряхивает душу

Из этой плоти, возвращусь я в прах, За отступления трепал не раз за уши.

Мне осень золотая в закрома Отсвечивает слитками деяний;

Все радости земные – только прах, Конечно, чаша смертная не пряник.

Сухие губы горечь ощутят,

Я наклоню к губам смертельный кубок, Припомню братство, искренних ребят, Слезу смахну, что не узрю голубок.

Та вечность непонятна, далека, А эту жизнь и вдоль и поперёк

По меридианам с грузом проскакал,

На параллели до Суда прилёг. 25.11.05.

Пс.39:3 – «извлёк меня из страшного рва, из тинистого

болота, и поставил на камне ноги мои и утвердил стопы мои».


Я женщинам всем благодарен и вдосталь, Которые мимо меня, не заметив, прошли, Взглянули лишь косо, змеёю струились чьи косы, Занозою в них не вошёл и нечего то ворошить.

Мой Ангел-Хранитель сумел же меня уберечь, По лезвию острому кубарем там я скатился.

А женщина в силе, снесла бы мне голову с плеч, Теперь бы под старость рыдал и в истерике бился.

Огонь полыхал и дышал в облака,

Из сердца кострища с горящей своей головнёй. Но жив оставался, лишь бороду сдуло слегка, Да тёплою ночью прошедшее сладко кольнёт.

Не мне подбивать и итожить спектакль необычный, Но не был любим до беспамятства дикой девицей,

Не в сладость, конечно, что чувствами сад ископычен, Но снова я жив и в ночи не могу надивиться.

Как славно, что кудри мои никого не прельстили, Характер не мягкий, путаны не липли ко мне, Страх Божий сковал, моё тело бесилось в могиле, А разум треножил, в гееннском сгорая огне.

Один на распутье распутства был спутан

Наказом от матери скромницы сверхмногодетной:

«Храни себя, сын мой!»… Казалось не раз, что капут мне,

Но корень обрублен и вянут цветистые ветви.

В таинственном мареве разум совсем не терял, Работа до пота, сгорал в одиночестве диком,

То ветер измен-перемен в порошок истирал, Прямил не по карте, а в храме минуты изгибы.

Храним несказанною милостью Божьей,

Вставал окружённый мечтаньям во сне вопреки, В делах уникальных сидел не в прихожей, Дивились на юного близкие мне старики.

Не в жаркой пустыне, не в келье в лесу отсиделся,

В помощниках в деле Господнем счастливые чистые сёстры, Обстиран, накормлен на шатком своём табурете как в кресле, И ум мой блудом не источен, по-прежнему острый. 09.11.05.

Иак.3:1 – «Братия мои! не многие делайтесь

188 189

учителями, зная, что мы подвергнемся большему осуждению».


Я не учитель – ученик прилежный; Зубрю стихи и главы наизусть.

Отца пугал и скрип в ночи тележный, А я узрел неопалимый куст.

Мой однорукий фронтовик-отец,

Как Моисей – он сорок лет пастушил. Не в униженье, а считал за честь

Свою профессию, что он на свете нужен.

Но купину он так и не нашёл,

Куст несгораемый ему не повстречался. Тот древний Моисей был взят в шеол,

А мой отец пред смертью причащался. Законный сын отца – не Моисея

Столкнулся с огненным столпом на корабле; Мой опыт, ум тогда Господь просеял, Поставил на колени, чтоб заблеял.

Я не учитель, но и не баран, Преглупое животное, но с жвачкой.

Призвал Бог Саваоф и выставил на брань Дал ручку, карандаш, бумаги чистой пачку.

Законспектировал я «от» и «до» Писанье, Каноны, толкованье, жития, Перезнакомился, кто назван был отцами, Еды готовил разной и питья.

Копировал, кому-то подражал, Но маяком мне Библия светила,

Могу сказать, отточен был кинжал, Свеча моя не тлела, не коптила.

Я не учитель, повторяю снова –

У ног Христа, раскрывши рот, сидел,

Во всём, всегда Авторитет мой – Слово, В учениках усердных поседел.

Конечно, двоечником, к счастью, не прослыл, Полученные знанья разносил, умножил;

На всё просил у Иеговы сил,

При встрече с ересью– оружие из ножен. 16.03.05.

Неем.8:8 – «И читали из книги, из закона Божия,

внятно, и присоединяли толкование, и [народ] понимал прочитанное».


Язык церковный, умерший, неживший, Закованный в поповскую попону;

Он не размок, не превратился в жижу, Стал идолом, почти что как икона.

Сакральные и тёмные реченья

Для царства сонного старух и инвалидов. Конечно на безрыбье был он чем-то, Пустынникам хрустящею акридой.

Цепляются за чуждые слова, Не понимая пенья антифонов,

И с сердцем здесь не дружит голова,

С прогласицею гласных общим фоном.

Кудесничает поп с прислугой детской,

В невежестве он топит старушек, как котят; А от понятности упрямства обруч треснет – Но менее всего того попы хотят

Словоизверженье десятка тысяч слов Кощунственно считают просвещеньем. Породу безголовых вывели ослов, Моченье лбов приравнено к крещенью.

Тьма тьмущая слепотствующих ныне,

Считающих святынею торговлю в каждом храме. Евангельская вера не числится в помине, Обёрткой непонятности обернут смысла пряник.

Пугают обновленцами уже не раз сотлевшие, К Евангелию доступ славянью перекрыв,

В развалинах алтарных в крапиве скачут лешие. Косматые, шуршат их перепонки крыл.

Славянью скрыли истину и зазвучали выстрелы, Уже с церковных ценностей сдирается оклад.

Кто виноват? Причины ясно выстроим,

И не обрящем истины, а только мрачный плат.

Так дайте ж людям Библию на языке родном, Пять слов понятных, животворящих жизнь:

Христос, святая Библия, и Церковь – наш роддом, – Воскреснет слово русское из-под цветастых риз. 28.12.05.

190 191

2006 2Кор.4:4 – «для неверующих, у которых бог века сего ослепил умы, чтобы для них не воссиял свет благовествования о славе Христа, Который есть образ Бога Невидимого».

А если бы неверующим был?!» – Ещё мне мама в детстве упрекала; Проказою какой-то был не мил,

И меньших братьев подводил к накалу.

Всего и не припомнить – столько раз И сам в себе я это повторяю,

Когда одолевала снизу страсть,

И пропасть разверзалась вовсе рядом.

И только вера в Бога, в Страшный Суд Отодвигали щель по сантиметру.

Не раз молитвы мимо пронесут,

На страхе Божьем – крыльями по ветру.

А если бы неверующим был,

На всё смотрел опустошённым взглядом, Примеривался к ужасу могил,

И трепетал при слышанье об аде.

На всё, что вижу, сотни покрывал, Как и у тех, кто проживает рядом.

В кошмары искушений падал, как в провал, Был скрягой жадным с пальцами коряги.

Ни в чём не видел смысла, Провиденья, И Промысел неведом, недоступен;

За главное считал бы умноженье денег, Наращивал бы пузо, словно бубен.

А если бы неверующим был,

При спорах, недостачах, передрягах, Был жеребцом и ржал среди кобыл, Об украшениях заботился, нарядах.

Всё было бы и мелко и ничтожно,

О горнем рассуждений ни словечка.

И на божков земных бы был похожий, Погибелью, проклятием помечен.

А если бы неверующим был…

Да лучше б умереть и не родиться; Я сам себя сравненьем устрашил,

Оледенел, представив только в1м9ы2слях. 02.08.06.

Быт.31:42 – «Если бы не был со мною Бог отца моего, Бог Авраама и страх Исаака, ты бы теперь отпустил меня ни с чем».


А если бы, допустим на минутку, Был не наказан первый мир потопом? Прах развратился, знаем, не на шутку – Весь мир в объятья к дьяволу потопал.

То что бы сталось с Ноем, с кораблём, Мир утонул в разврате бы, как ныне,

И шар земной пришлось отдать на слом, И значит, ты и я не бывши, мимо.

А если бы Содом не прогорел,

И море Мёртвое его не поглотило? Уже тогда сегодняшний гарем

Заполнило бы меньшинством – всё мимо.

Благословенны струи из дождя, И огненный поток благословен; Земля встречает Судию-Вождя –

Ему Спасителем быть всюду во главе.

А если бы жена у Авраама Осталась в фараоновом гареме?

Пришли б уже тогда к сегодняшнему сраму И к слепоте – к раздвоенному зренью.

Допустим, с голоду не выжил бы Иаков, Колодцы Исаака сразу пересохли.

Тогда бы и скатились до вселенской драки, С духовной трапезой дела бы были плохи.

Не приведи, Господь, Саулу одолеть, Перехватить Давида на постели!

Но выпрыгнул в окно гигант-атлет, Иначе бы псалмов не знали и не пели.

И если бы пророки испугались, Попрятали написанное в сейфы?

Кто обличил бы гадов, читали только гадость, Без слова истины забились под застрехи.

Как страшны строки «если бы не так»… И хорошо, что всё не по-людскому.

Но Божий план низвёл с небес Христа,

По-Божьему печётся блин, не комом. 06.04.06.

193

Еф.1:4 – «так как Он избрал нас в Нём прежде создания мира, чтобы мы были святы и непорочны пред Ним в любви».


А как бы я вот там-то поступил, – Перебираю список из событий, – Боролся бы и выплавлял тротил, Врагам устраивал побоища и пытки?

Не я один, но знаемые мною

Всё так же на задворках жмутся робко,

С Адамом, с Авелем, с непотонувшим Ноем Не вылетел бы из ковчега пробкой?

У совести весь арсенал в запасе,

Как слышать голос Божий и решенье.

Не приблизительно, но точно, чётко, ясно, Сорваться с Авраамом, как отшельник?

Как поступить, не заплутать в потёмках, Когда Евангелие, Библию не встретил; Свет паутинкою в сознанье пусть не тонет, За что же ухватиться при цунами крепко?

Тогдашний, там среди магометан,

«Аллах акбар!» – орал бы с Магометом, И в христиан стрелу и меч метал, Девицу-пленницу заранее приметив.

Уснувший разум кто бы пробудил,

И совесть пристыдил ли бы Кораном, С башкой в чалме сбесившийся дебил Не истово крушил святые храмы.

Брил голову, гордился многожёнством, Баранину, конину жрал при звёздах,

И не страшился смерти, спал на жёстком, Не знал молитвы к Иисусу слёзной.

В руках имея Библию-свечу, Гипотетически, примериваюсь к прошлым. Сумел бы вырваться к Христу, покинув чум, И под столом собрать святые крошки?

Ко всем изгоям тропку проторить, Свет истины Евангельский доставить, Расслышать бы о помощи их крик,

Зажечь светильник, раскрывая ставни. 26.10.06.

Пс.4:2 – «Когда я взываю, услышь меня, Боже правды моей! В тесноте Ты давал мне простор. Помилуй меня и услышь молитву мою».


Андрея Критского откланялись канон, Плачевные и мудрые напевы;

Но почему же погружает в сон,

Как неучи опять уйдём ни с чем мы.

Тьма исторических событий наплывает Со скоростью на ленте транспортёра,

Изысканная мудрость скрыта под словами, Одно «помилуй» следующим стёрто.

Никто из приходящих на канон Не понимает даже полпроцента, И потому уходит в пустозвон, Духовно невоскресшие отпеты.

Но если медленно, по-русски, с разъясненьем Библейские примеры рассмотреть,

На всё иным тогда посмотрим зреньем, В «помилуй» каждом ощущая смерть.

Начавши от Адамова безумства Библейские страницы шелестят; Запомнить трудно, что приходит устно, У каждого события сегодня мы в гостях.

Воображение в монашестве Андрей Довёл до совершенства, даже выше. Всех к покаянию влача, сумел огреть, И даже то, что и на ладан дышит.

Со всех сторон разбор по порошинке,

«Помилуй меня, Боже!» – тёмным фоном, Примеры древние нам мелко накрошили, Доказано стократ, что все мы тонем.

Во всех событиях и я – ползучий гад, Постом зажатый, и в земных поклонах; К ногам Христа, нет выхода назад

И приговор вчерашнему и злому.

К Воскресшему под епитрахиль прощенья Канон Андрея давит и царей.

Мой фимиам, я жертвой стал вечерней,

Со мною рядом стонущий лежит архиерей. 07.03.06.

194 195

Евр.3:15 – «доколе говорится: «ныне, когда услышите глас Его, не ожесточите сердец ваших, как во время ропота».


Ах, что бы я дал, чтоб не помнить о прежнем, О взмахе руки и нажатии пальца,

Осколок тех мыслей – нещадный прожектор... Большим человеком в том не состоялся.

Пытался глушить свою память и совесть, Сжигать табаком и в парах алкогольных. Но прошлое рядом, замучило вовсе,

Режет и жжёт, и укорами колет. Увы! От прошедшего трудно сокрыться, Стереть и изгладить грехи, сожаленья. Так и приходится чавкать в корытце, Давиться слезами – одна тут дилемма.

Как вспышка, как молния с громом из тучи:

«За нас Иисус на кресте умирал!»

Мой грех Его тяжко и долго так мучил, И я был во всём виноват и неправ.

Прощён в покаянье, в глубоком крещенье, Одежду Он дал мне белее чем снег.

Не я, а Иисус принимает мученья,

Хотя Он был чист, всех живущих честней.

О, как моё сердце взыграло, раскрылось, Таланты в развёртке потребностей новых. Свободно под иго Христа прислонилось, Рабом и соратником у Иеговы.

Какие мы близкие, братья и сёстры, Как будто одни у нас мать и отец.

Сложнейший вопрос разрешается просто, Едва после службы успеешь присесть.

И страшно подумать, что было бы, если Мимо двери моей Чудный прошёл,

Всё так же горланил бы пьяные песни, Пока опростался бы мой кошелёк.

Забыто корыто… С Христом за столом Напевам учусь у пронзённого Агнца… Безжалостно рушьте мирское на слом,

Иначе к спасенью не будет нам шанса. 07.01.06.

2Фесс.2:4 – «противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею, так что в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога».


Бегут народы – пыль до облаков,

В предсмертной жажде рыщут миллионы. Без очереди жизни холокост,

Устроенный антихристом в законе.

С цепи сорвалась в пропасть головня, Кто за Коран готов и на таран, Смолой дымится ночью полынья Тому, кто позабыл дорогу в храм.

Искусственно, надуманно сорвётся Предгрозовая в мире тишина; Незваная с косой стучится гостья, Беспечным, сонным будет не до сна.

Пророки древности угрозами гремят, Апостолы муштруют исполненьем скорым. У многих будут чётки из гранат,

Священной книгах будет только Тора.

Сметёт волна ненужных едоков, Ненужным, может статься, стану я; Когда лоза становится дичком, Светильник тот угас и не маяк.

Во всех народах, даже до окраин Свидетелей Евангельских заметят, Иных пристрелят, а кого-то ранят, – Облечься силою духовною успеть бы.

Микроскопическая часть из христиан

С достоинством пройдёт предназначенье,

С позором выведут их за Христом за стан – Удар мечом и… совершил теченье.

Я мысленно с остатком из святых Пытаюсь протрубить благую весть; Кагал еврейский бьёт под самый дых.

Их позывной: шестьсот шестьдесят шесть.

Мы все бежим на поприще Иисуса, Достичь бы финиша, в пути не ослабеть; От дыма ересей спастись, не захлебнуться,

Остаться человеком средь людей. 20.02.06.

196 197

Песн.8:14 – «Беги, возлюбленный мой; будь подобен серне или молодому оленю на горах бальзамических!»


Бегущею строкой вдали мелькнул беглец… Мы знаем общий результат – спасён,

И предназначенный ему пустует крест,

В кампании гонений он будто ни при чём.

Иакова угрозой испугал Исав,

И он бежит в историю скитаний.

На место беглеца себя хоть раз поставь,

И более понятным благословенье станет.

Ночные холода и днём палящий зной Надвинутся нежданной чередою.

Кого бы ни увидел, уже дрожишь: «За мной!» Как будто ты непойманный разбойник.

Бежит по полю юноша Давид, Мелькают пятки три тысячелетья;

Он под смоковницей с Нафанаилом спит – Пустует приготовленная клетка.

Предупреждали во время друзья – Ионафан знаменьем пустит стрелы. Беги же, отрок, за тобой змея, – Гнездо уютное и в памяти сгорело.

Бог Иегова каждому маршрут Назначил до рожденья, до зачатья. И недруги, того гляди, сожрут,

У снайперов осечки будет чакать.

Те отзвуки чудесных избавлений Осознавать придётся в кабинетах, Сгибать в усталости скрипящие колени, Молвой, хулой до нижнего раздетый.

Беглец – профессия посланников Иисуса, Он Сам в Египет по барханам скрылся. Высокий берег с обмелевшим руслом,

И голубь улетит на двух Заветах-крыльях.

За Женихом Небесным побежим

И не в затвор, но с благовестьем чудным. Напрасно вороньё над стойбищем кружит,

Спасённые Христом и царствовать с Ним будут. 17.04.06.

2Пет.1:19 – «И притом мы имеем вернейшее пророческое слово; и вы хорошо делаете, что обращаетесь к нему, как к светильнику, сияющему в тёмном месте».


Без веры Богу угодить нельзя, – Делами не спасётся самый лучший; Лишь вера отверзает нам глаза,

И распечатывает чудно наши уши.

Святая Библия – единственная Книга, Написана святыми по указке Бога,

Её сжигали, но до нас достигла,

Бог не советует её кому-то трогать.

Хранимая от извергов-дельцов, – Сам Иегова бодрствует над нею;

На лица не взирая, выскажет в лицо, И семенем своим тысячелетья сеет.

Но кто не верит строчкам и словам, Свой вкус и запах чудно сохранившим,

Тот пень бесчувственный, нетёсаный болван, Окажется слепым, нагим и нищим.

Неверующий Богу представляет,

Что Бог обманщик, лжив, непостоянен; Не устоит такой в суде, ослабнет, Расплата неоплатная настанет.

Так верьте ж истово любому изреченью, Евангельским, Апостольским наказам; Сынов царя она творит из черни, Непокоривым угрожает казнью.

Без Библии и шагу не шагнуть, –

Она светильник в непроглядном мраке, Кто ею пропитался – не согнуть,

Их не загнать в искусственные рамки.

Как сладко верить Богу по-Писанью. Доверившись, что так оно и будет; Хотя монахи Библию кромсали

В двунадесятые, в предпразднества и в будни.

Без веры в Бога шагу не ступить, Доказано историей России;

Она нам приготовила посты,

Поможет их с раскаяньем осилить. 24.06.06. ИгЛа

198 199

Пс.118:105 – «Слово Твоё - светильник ноге моей и свет стезе моей».


Без двойственности нам не обойтись, Она присутствует в событиях и фактах. Идёт война, грабители-бойцы –

Добро захватчикам отдать, а можно спрятать.

Дозволено нам неземным уставом И так и эдак поступить на пользу. Но в выборе решенья кто наставит, От коего нас жарит и морозит?

Всё надвое – виной первопричина, Чего мы добиваемся в конце?

И оттого столь разнится начинка, Предполагаемый и истинный рецепт.

Небесное ли главным над земным, Преобладает вечное ли в кратком. Событие одно, но что за ним,

Всё так ли сделали б, коль развернуть обратно?

Смотря, как объяснять не торопясь, К примеру, революцию в России.

Не рада церковь ей и важный князь, Но сами же её и испросили.

Из вечности рассмотрим, не спеша, – ГУЛаг был нужен ждущим исправленья; Но разом зазвенело вдруг в ушах,

Всем по носам заехал дядька Ленин.

Мешали храмы Сущему служить, Попов толпа с епископами вкупе;

На пользу вылупился Свердлов-жид, И Сталин стал толочь монахов в ступе.

Рёв поколения наполнил Русь до края – Антанта не поможет, ни Колчак,

На пользу смерть пятиконечно правит… Учились загодя молчать, молчать, молчать.

То дождь, то сны – всё надвое пойму, – Незримый Божий план чуть приоткрылся. Прекрасен мир для пользы и в войну,

Два варианта с пользою и с риском. 24.06.06. ИгЛа

Лук.13:25 – «Когда хозяин дома встанет и затворит двери, тогда вы, стоя вне, станете стучать в двери и говорить: Господи! Господи! отвори нам; но Он скажет вам в ответ: не знаю вас, откуда вы».

Без срока давности дела или деянья, Перед вселенной всей открыться им; Налево или вправо нас потянут, –

Там вечный дом, а здесь мы лишь гостим. Толкуют, рукописи, вроде, не горят... Но сколько их допросы поглотили, Палач сжигал и сокрушал подряд, – Не баржу, может, тысячи флотилий.

Без срока давности… но где же те архивы, Запасники музеев, тайных фондов?

В них ценят иногда овец паршивых, Сотлевшее окажется вдруг годным.

«Ничто нигде никак не исчезает!»

Лишь позже разберу у фразы этой тайну. Да это же о буковках Писанья,

Когда последний Страшный Суд настанет.

Судимы будут все до мелюзги,

Шантаж и подкуп там не применимы; Пожаты с тернием святые колоски, Дела, слова и мысли как на снимках.

Без срока давности что сохранить хочу, Что тиражирую, ценю и улучшаю;

Что внукам дать не стыдно нам ничуть, Дела, что в совести не будут палачами?

В чём покаяние возвысило над прошлым, Раскаялся, оплакал и развеял;

Потом святое собирал по крошке, Хлеб разносил и не считал за бремя.

Без срока давности… зарубцевались раны, За правду и за истину Христову.

Разрушенные прежде храмы там воспрянут, Без антиминсов будут там престолы.

Срок кончится и времени не будет, Поисторическая вечность наступила… Пока базар шумит, идёт продажа-купля,

О масле позаботиться, о ладане в кадиле. 09.11.06.

200 201

Лук.16:22 – «Умер нищий и отнесён был Ангелами на лоно Авраамово. Умер и богач, и похоронили его».


Без удивленья не шагнуть и шагу, Подарков столько приготовил Бог; Проснусь ли, от усталости прилягу,

Не истощается от изобилья чудный рог.

Глаза и разум с совестью пусть дружат, Да видят замыслы Зиждителя-Творца, Когда и беды не спросясь окружат,

А тело хворям без конца пластать.

Задумки Пастыря о созданной овце Пусть и не все разгаданы в потёмках, Но высветит, но досвербит в конце, Окажется необозримо ёмким.

Шедевры Высшего Художника и в нас, И не о внешнем лопочу с испугу,

Душа не раз безмолвно впала в транс, Благодаря за всё, быть может, грубо.

На удивлении познанье и грехи Нагромождаются и ахаешь всечасно. Без рыбы худо, скажем, без ухи, Везде для смазки добавляем масло.

Но рыба – это я, а может, ты, Захваченные сетью Иеговы; Реальность расцвела и сгинули мечты, В Евангелии обретя основу.

Помажет свыше разум благодать, Поймём, что масло – лучшее лекарство.

Непримирённых жаль, им в вечности рыдать, Необихоженная Словом подкатила старость.

Есть аллегории таинственный подклад, Возвышенное, с вечностью в обнимку; Услышишь ли, случайно бросишь взгляд, Протянешь к чудесам стальную нитку.

Глаза смежить придётся при исходе И тотчас в удивленье распахнуть.

Потустороннее нахлынет половодьем…

Блажен, кому Христос – полдневный Путь. 27.04.06. ИгЛа

Пс.88:39 – «Но [ныне] Ты отринул и презрел, прогневался на помазанника Твоего».


Без царя для страны, без царя в голове Сколько бед натворили, о смерти забывши, Прошлой жизни не зная, спешили леветь, Гнали толпами, толпами к «вышке».

Были люди тогда, при далёком царе, Кто предвидел итог революции подлой,

Что без Бога в острогах скотинке звереть, Быть сиротским слезам многоводною Волгой.

Царь, ты, царь… не один, превратился весь в дым, И осколков не сыщешь от слуг и льстецов; Почему не прислушался к людям простым, –

Им из Библии вечной не дали листок.

Столько возгласов было о царской семье

По российским глубинкам, в столицам, в острогах;. О субботе не думали, и ни о зиме,

Об обрядности мёртвой заботились строго. Только мысленно можно проникнуть к царям, – Там кордоны из стражников, лютых малют;

По духовным одёжкам похоже на срам, За Евангельский дух заплюют, заклюют.

И никто и нигде не проник в радость книг, Не октоихов, нет, и не тёмных триодей,

А Библейских, к которым народ чтоб приник, Оказался для Царствия вечности годен.

Чтобы кору берёз и пергамент телячий Исписать, испещрить бы Евангельским текстом!.. Эх, царишки-цари! Ни один не был зрячим,

А теперь в тех хоромах антихрист-наместник.

И нельзя возвернуть и никак повторить – Были рядом епископы, сонмы священства... Там музеи, иконы – под пудрой парик, – Виноваты вы сами, признайтесь же честно.

Значит, Царь всех царей так подвёл вам черту, И кровавые точки поставил в подвале...

Если б всё возвернуть… Что вам стоит черкнуть

Пару слов доброхотно, Христа чтоб призвали. 22.12.06.

202 203

Пс.72:22 – «тогда я был невежда и не разумел; как скот был я пред Тобою».


Безбилетных называют зайцем, Но косой умеет лишь скрываться. Не пытался беркутом казаться,

На себя чужой не тратил краски.

Мы на зайца мало чем похожи, Он абортов отродясь не делал,

Не дремал, на власть не строил рожи, Летом серый, а зимою белый.

На мякине, мол, не проведёшь Старых воробьёв и не старайся. Человек же на отходах сплошь – Трудно отличить от зёрен разве?

Но тысячелетья на мякине Вымыслов, традиций и житий. Чёрную власяницу накинул,

Тёмный «кардинал» из злых стихий.

То корова ближнего на льду

И на ней седло совсем не к месту. Лучшего сравненья не найду Вздумавшим в начальники пролезти.

Но на лёд корова не пойдёт,

И седлать какой же дурень станет. Без учения Христа кому почёт?

От начальства глупого устали.

То про курицу пословицу ввернут, А наседка петуха боится.

Бабу же смирить не может кнут,

За авторитет свой смертно будет биться.

Глупостью барана превзошёл Человек, не знающий Писанья. Вони выдал больше, чем козёл, Хвалится он бородой, усами.

Тысячи сравнений против нас, Если не родились в Боге свыше. Хуже мошек, если без прикрас,

Перед львом рыкающим, как мыши. 14.04.06. ИгЛа

Матф.9:29 – «Тогда Он коснулся глаз их и сказал: по вере вашей да будет вам».


Безвидная земля преобразилась Когда услышала глаголы Иеговы,

«Да будет!» – вспучилось Америкой, Бразилией, Европа с Азией к житью почти готовы.

«Да будет!» – то и дело громыхало, Кипела лава, дыбились цунами,

И облака дымились опахалом.

Всего и Ангелы тогда ещё не знали.

«Да будет!» – жизнь крошила семена, Тянули влагу корни и стволы;

За зимней белизной зелёная весна, И к лету ветры – тёплые послы.

«Да будет!» – позевает человек,

С подругой первой, с первым одеялом, А кто-то первый попытался спеть,

О том, как получилось ладно. А будет ли для жизни продолженье Того, что появилось очень кстати,

Не станет ли одно другому жертвой, Не сгинет ли в провале без остатка?

На грешный мир нисходит благодать, Единородный Сын родился в Вифлееме, Звезде той разгораться и блистать, Перерождая в жизнь гнилое тленье.

«Да будет!» – стрелы тучей понеслись, Сражая вражеских нашествий легионы, На место тризны воцарилась жизнь,

И смех с улыбкой, где царили стоны.

«Да будет Библия у каждого в запасе, И проповедь звучит о Господе Христе,

Пути закончатся у каждого пусть Пасхой. Весть воскресения средь лучших новостей.

Да будет, путь наш от соблазнов чист, Сонм благовестников родят монастыри; У каждого сто Библий – стрелы и мечи;

«Христос воскрес!» – да грянет общий крик». 15.09.06. ИгЛа


204 205

3Ездр.2:23 – «мёртвых, где найдёшь, запечатлев, предай гробу, и Я дам тебе первое место в Моём воскресении».


Безумцы-коммунисты – экс-зверьё, Бахвалились награбленным бессудно,

С трибуны-эшафота их вождь ощерил рот, На жертвы лжёт картаво и сугубо.

Не думали, не ждали всей беды, Но Бог сорвал у совести запоры;

Был крестный ход, сломало вдруг кресты, То означало, что возмездье скоро.

Нельзя не ждать чумы во время пира, Не пожелать огня для содомитов;

На бывшее посмотрим много шире, Не зря же тварь стенает и томится.

Как прежде Ной качался на волнах, Земля же вся – подводная могила;

На звере блудница, и чаша, что полна

Великой мерзостью, ведь столько лет копила.

Нет выхода, отчаянье охватит Кому не всё равно, как доживать,

В бессилье руки, ноги станут ватой. Настолько явный ад, как дважды два.

Счастливцы, кто уверовал в Христа, Кому открыта тайна благовестья;

Их свет в ночи нездешний облистал, Познали высшее из Библии, не в прессе.

Расстреляна отступница-страна,

И будет встреча жертвы с палачами, Да, там не будет ружей и гранат,

К престолу белому история причалит.

И страшно, неподдельно удивятся Заплечных дел все выкормыши зверя; Теперь у них оковы на запястьях –

Взглянуть на мучеников в страхе не посмеют.

Наступит вечность…. Но палачей мне жаль, Иду к ним с Библией с закладкой о Суде; Как тяжела Апостолов скрижаль...

Монахи, иноки, да полно вам сидеть! 05.03.06.

3Ездр.8:47 – «Многого недостает тебе, чтобы ты мог возлюбить создание Мое более Меня, хотя Я часто приближался к тебе самому, а к неправедным никогда».


Безусловных положений нет, Всюду оговорки и поправки, Приходится за правду попотеть,

Везде условия повисли, как пиявки. Без выбора ни шагу к рубежу, Коллегии из «если» голосуют,

И каждый раз идёшь, как по ножу, Не по дороге торной, а в лесу я.

Предложено… и выбор предстоит, То выгода земная с кривотолком, Просеять рассужденьем на сто сит,

И от начального нередко лишь осколки.

Где послушание с прицелом не на день,

И нужно свериться с Писанием Священным; Спецовку, шапку, сапоги одень –

Придётся выгребать против теченья.

И если оплошаешь, то будет кое-как, У ослабевшего так многое насмарку, Причин самооправданья, как песка,

А после нутряною кровью харкать.

Кругами адскими советского ГУЛага Придётся мудрости искать по порошинке; Героям не поможет здесь отвага,

И будет так, как сверху порешили.

Счастлив тысячекратно и блажен, Кому с Иисусом выпало брататься; Отныне грех есть главная мишень –

Расчистить путь, и, безусловно, к счастью.

Есть твёрдость безусловная в Иисусе,

В словах Библейских, в Божьем обещанье. Там мысли агнцами на пажити пасутся, Потоки благодати зримо пред очами.

Всё во Христе стократно только «Да!», И этот выбор выжег все сомненья.

От них и в памяти отныне ни следа,

Жизнь воцарилась надо всем, что тленно. 13.02.06.

206 207

Сир.12:4 – «Не хвались пышностью одежд и не превозносись в день славы: ибо дивны дела Господа, и сокровенны дела Его между людьми».


Белый лист так и зовёт к себе,

Он может подружиться с нашей мыслью Через руку – столько в ней побед, – Пусть и карандаш себя возвысит.

Ничего, что почерк между прочим Так и не сумел отшлифовать; Леностью и спешкой искурочил, Не сумел и глубже распахать.

Мысли доверительно положим, Пропитаем запахом библейским;

Пусть не одному, а многим будут гожи, Главное, чтоб были полновесны.

Главы и стихи на перебор, Мысли изострить на перевес,

Дух Святой пусть вывеет весь сор И придаст им блеск и полный вес.

Белый лист стараньем испещрил, Буковки сцепились долгожданно, Их из плена вывел, поощрил, Думали ли, что их час настанет.

Карандаш и ручка – даже лучше, Только успевают, спотыкаясь,

Может, и не солнце, только света лучик Просочились с правдой через пальцы.

В холоде кипит из сердца лава, Пережитое, и думы из страданья. Было бы всё писанное славой

И не нам – Владыке мирозданья.

Может, лучше в стихотворной форме Примется, усвоится Писанье.

Главы и стихи нас поят, кормят, Угрожают страшными местами.

Белый лист, да будет вечно чист От поклёпа, лжи, любодеянья.

В общем говоре мой голос только писк:

«К берегу мы сеть Господню тянем». 26.01.06. ИгЛа

Рим.8:11 – «Если же Дух Того, Кто воскресил из мёртвых Иисуса, живёт в вас, то Воскресивший Христа из мёртвых оживит и ваши смертные тела Духом Своим, живущим в вас».

Бесстыдство оголило до пупка,

И небрежёт о чести, считая предрассудком; И потому скрывает чуть, слегка,

Что ниже пояса и открывать подсудно.

Евангельский бессовестный судья,

О, как размножиться успел и расплодиться. В судебных заседаниях пупки сидят –

К их совести и с пушкой не пробиться.

А совесть – тот участок у души,

Через который Бог к нам в души вхож,

Он на судейском месте Свой суд тогда вершит, Пластает по живому, как хирурга нож.

И даже у животных что-то есть,

В зачаточном, быть может, состоянье.

Всю жизнь мы боремся и защищаем честь, Бессовестных считаем хуже пьяных.

«Имею честь!» – разлапился сержант, Бесчестно-матерно сидит на новобранце. И совесть так сумел в углу прижать,

Что ей не защищаться и не драться. Беда, когда и память коротка

У совести за нанесённые обиды. В параличе дающая рука –

В той ситуации и выхода не видно.

Рецепт один, как совесть оживить – На рассмотрение её и на смотрины; Придать не только белоснежный вид,

Но озаботиться: а как же Бог нас примет? Бессовестным нет места у Христа, Обкраденным бессовестно лукавым, Такой есть волк – не кроткая овца,

И может, стал пренаглецом легавым.

Пусть совесть беззащитная с утра

В молитве нежности, ранимости добудет. Тогда пред ней не устоит тиран,

Поймёт, ему лишь совесть неподсудна. 02.02.06.

208 209

Еккл.8:14 – «Есть и такая суета на земле: праведников постигает то, чего заслуживали бы дела нечестивых, а с нечестивыми бывает то, чего заслуживали бы дела праведников. И сказал я: и это - суета!»

Бессчётно зри сокровища Владыки, А человечьи знанья и богатства

Смешны, хотя бы были золотые слитки – Огарок на исходе, чтоб погаснуть.

Почти три тысячи наречий, языков, На них базарят, молятся, лютуют,

Но есть ли во владеющих любовь – Иначе знанья все уйдут впустую.

Мы говорим: тот беден, тот богат, А тот умён насупротив невежды;

Тот знатен в предках, может всех ругать, Вот этот скор, – бездельник любит мешкать.

В сравненье с чем, где эталон всего, Оригинал и идеал повсюдный?

Земля подножие под Божьим сапогом, Как саранча пред Ним все вместе люди.

Нам стоит только к звёздам посмотреть, И опустить глаза на огоньки столицы: Ничтожно мелко и спешит стареть,

В персть превращаясь, под землёю скрыться. Земля и недра, что набиты щедро – Творенье Божие, всего частичка; Таланты отсыпает Он не меркой, Когда душа встречает Бога лично.

В сравненье с Богом все мы – мошкара; Превозношения смешны, предерзко глупы, Хотя бы увеличил всё стократ –

Дворцы и Кремль бедней любой халупы.

Но примирившись с Богом во Христе, Воскреснем заново, родившись в Иисусе; Нам возрастать в молитве и посте, Гореть над миром неземною люстрой.

Всё сравнивай с Владыкой Иеговой,

С Его величием, бессмертьем и богатством, Надменье выжмешь, вопреки – ни слова,

Увидишь тлен и смрад под праздничною маской. 17.10.06.

Пс.72:17 – «доколе не вошёл я во святилище Божие и не уразумел конца их».


Билеты куплены и тронулся автобус, Перекрестившись, завалился спать;

А надо бы, молясь, глядеть всем в оба, Не то под лёд спроворимся опять.

Опасности расширили захват,

Не встречной полосе смерть распахнула руки, Посмертно выявят, кто будет виноват,

И покалеченным кровь выделят по группе.

Задолго до рожденья я – мишень Микробам, что текут по пуповине. Меня высчитывают все, кому не лень, Хотя как будто числюсь неповинным.

Но смертный приговор уже меня согнул, И участью моей заинтересован враг,

И выхода мне нет, лишь только в щель одну, Ещё и неизвестно, кто мне будет рад.

В коляске, на закорках, и у отца под мышкой Рискую приземлиться головою вниз,

И, видимо, тогда сподобился расслышать, Как ненадёжна махонькая жизнь.

Затмились первые и шаткие шаги, Паденья, кувырки – познанье мира; Ударов тысячи – как не стряслись мозги, По крохам, по извилинам всё шире.

И вспышка молнии на выходе в упор Не испепелила, страху нагнала.

Задумался, как следует с тех пор

Об участи посмертной, где всё сгорит дотла. Что в общем хоре слабый голосок, Когда об этом столько и повсюду,

Но всё же радостно, – сказать по силам смог, Когда такой раздрай, вселенская остуда.

Христа принял, Он верой наградил,

Возвысил над прошедшим, подтянул к Голгофе. И цель конечная вплотную – не вдали...

Как жаль, что многие сильней меня оглохли. 02.03.06.

210 211

Иоан.13:7 – «Иисус сказал ему в ответ: что Я делаю, теперь ты не знаешь, а уразумеешь после».


Благословение – свершившийся успех, Чего-то умноженье и победы.

Чем похвалиться вроде бы не грех, Что минули огрехи, то есть беды.

Благословением считают день и час, Когда родился продолжатель рода; Есть старикам, кого, смеясь, качать, Благословлять у домовины-гроба.

Но масса есть иных благословений, Непризнанных ни позже, и поныне. О них мы спотыкаемся, не ценим,

А в них вся соль, когда их восприимем.

Чего-то просим, жаждем и тоскуем, Но воля встречная невесты или зятя Все замыслы твои перетасует,

И в знойный полдень, холодея, зябнем.

Но если мы просили Иегову, Всеведущего Бога и Отца,

Должны тогда принять, что Он сготовил, Смахнув слезу со скорбного лица.

Он видит все нюансы поворотов, Последствия, итог у несогласий.

И потому препятствий столько против, Благословений к будущему счастью.

«Э, нет!» – скажу себе я в сотый раз, Благодаря за тысячу оскомин.

Потом, когда погаснет в теле страсть, Мы милости Господни все припомним.

Он сохранил, благословил иных

Нам отказать, презреть моленья, просьбы. Сменилась власть, напор стихий утих,

Мы тычемся, забыв о прежней злости.

Всё будет к месту, даже полк, война Окончится прелюдией к победе; Благословен мой Бог, что дал понять,

Готовящий нам лучшее наследье. 31.07.0.6.

Лук.23:29 – «ибо приходят дни, в которые скажут: блаженны неплодные, и утробы неродившие, и сосцы непитавшие


Блаженна мать и радость у отца, Когда их детище послушно и здорово, Растёт, работает и внуков голоса

С весёлым смехом занесло под кровлю.

Но горе ждёт беременных на сносях,

В блокадном городе, врагами осаждённом, Кормящая не взвидит света вовсе,

Куда ты побежишь зимой с ребёнком.

Конечно это причта и намёк,

О чём предупреждал нас Искупитель,

Что тьма разверзнется, внезапно нападёт, И явится предсказанный губитель.

А перед ним предтечей череда,

Со свастикой, серпастых, молоткастых, Замечутся от страх все туда-сюда,

Но карачун нахлынет вместе с «бастой».

Тогда… о, горе ждёт и знать, дождётся. Гоненья на святых, на христиан.

Начнут крошить, определять по росту, И поведут с Учителем за стан.

Припомнят там беременность от слова, Когда и кто к Иисусу обратился

От наших слов, что дал нам Иегова, Осудят за слова, за воплощенье мысли.

Припомнят общины и братство обращённых, Служенье Богу, пение псалмов.

Последняя в саду пройдёт корчёвка, Очистка от всего, что нанесло.

Рождённые от слова благовестья, Крепитесь, возрастайте во Христе! Целуйте крест, а не нательный крестик, Ведь дому Божию придётся опустеть.

Блажен, чьи дети в вере устоят, Пренебрегут покой, войдут в мученья. Наращивай на проповедь телес костяк,

Час испытания покажет, чей ты. 24.11.06. ИгЛа

212 213

1Фесс.3:11 – «Сам же Бог и Отец наш и Господь наш Иисус Христос да управит путь наш к вам».


Бог выслушал и к сведенью принял, Хотя и знал без нашего прошенья;

Но просьбу в долгий ящик, как в пенал,

В чём для просителя сплошные огорченья.

За каждый действием сцепленья и звено, И тянется гужом такая «свадьба»,

Что почернеем ярким, жарким днём, Несчастьями обложит спереди и сзади.

Настаивать в молитве на своём

Не стоит, не полезно... неизвестность Таких жгутов, узлов потом совьёт,

Не повернёшь на прежнее, хоть тресни.

От воли Божией лишь общие черты Известны о спасении конечном,

Но в промежутке горечь к нам впритык, От наседающих отбиться часто нечем.

Молился царь и за него страна,

На всех акафистах, канонах, литургиях, Но вместе с ним детишки и жена,

В ипатьевском подвале зло погибли.

Так где же миллиарды тех молитв, Бесчётные мольбы о самодержце? Прицельно станут по нему палить, Злодейство сотворит зубовный скрежет.

Не о царе, а о молитве речь,

Да слышит ли Владыка Иегова?

Он корень царский порешил отсечь,

И кто воспрекословит Ему хотя бы слово?

А если б не молились за царя Никто нигде и сам бы не молился? Выходит, воскуряли ладан зря –

Бог Сам перевернул последнюю страницу.

Суди по вечности… иначе б не спаслись, Всей седмерицей с слугами внезапно.

Да будет в воле Божией вся жизнь,

Восток нас ждёт, хотя и шли на Запад. 27.03.06.

Иов.20:18 – «Нажитое трудом возвратит, не проглотит; по мере имения его будет и расплата его, а он не порадуется».


Бог долготерпит не по нашим меркам, Ждёт покаяния, отодвигая гибель; Величественно выйдет Ангел смерти, Земля разверзнет братские могилы.

Пройдут года, архивы расшифруют,

Зачем репрессии и год тридцать седьмой; То в заговор военный меч тот врублен, То раскулаченных повышвырнут зимой.

Долготерпению неведомый предел Бог Иегова положил для прока.

Убийц и палачей полк поредел,

И до сих пор то место больно трогать.

Грех затенённый был нечаянностью вскрыт, Досье заводится, и по подвалам тащат;

У каждого черта и удивленья вскрик – В одно слепились многие несчастья.

Не думали, не ждали, не гадали, Гнездовье свили на чужом уюте.

В чужой постели, обнимаясь, спали, И тешились курортами на юге.

«Великий» Сталин – искренний палач, Тиран и деспот, жалости не знавший; Хвали его и проклинай, и плачь,

Он там недосягаемый в кремлёвской башне.

Блаженны те, кто Бога прославлял За испытания, за тюрьмы, лагеря.

Тяжёлый крест надежду в них вселял, Что их страдания за Церковь все не зря.

Уметь бы ждать, не растерять терпенье, Он переможет горе, а вернее – два.

Кипение уйдёт, лишь в водопаде пена,

И осознать прошедшее сподобишься едва.

Долготерпением Творца не пренебречь, Но оценить, прославить данным шансом. Бог пощадил, не снял главу мне с плеч,

Мне голова нужна – увековечить счастье. 06.12.06.

214 215


Иер.31:3 – «Издали явился мне Господь и сказал: любовью вечною Я возлюбил тебя и потому простёр к тебе благоволение».

Бог есть любовь! Конечно это так, Но под любовью понимает каждый Свои амбиции, как истовый сектант, По-своему поджаривает, мажет.

Но Божия любовь – не человечья, Она испепеляет в прах Гоморру.

И войнами отступников калечит, Гриб атомный навесит мухомором.

Адам – любимое творенье Иеговы

Был с треском изгнан в тяжкую нужду, Скитанья столько лет, как бомж без дому, Подобно вечному, бессмертному жиду.

И тот потоп, что затопил коттеджи, Похлеще пресловутого цунами,

Лишь восьмерым была дана надежда, И радуга – из семицветья знамя.

Любовь Творца народы истребила, Дабы Израиль в Ханаан вселить. Гнездо змеиное для аспида-раввина, – Единородного распнёт Иерусалим.

И это тоже высшая любовь,

Не человечья, повторяю, Божья, Болезни, эпидемии все вновь,

Меч Страшного, как молния из ножен.

Он истинно карает по любви, Грозит геенной, адом бесконечным, Ломает шею любящим кривить

Делами, мыслями и прелукавой речью.

Бог жаждет всех к спасенью привести, И потому карает беспощадно,

Дабы не исказили в Библии и стих – Угроза в свитке из семи печатей.

Бог есть единственная, полная Любовь, Не часть, но совокупность совершенства, Что есть любовь? Разбилось столько лбов

О подолах толкуя, и о многожёнстве. 26.02.06. Прит.12:26

Прит.12:26 - «Првдник указывает ближнему своему путь, а путь нечестивых вводит их в заблуждение».


Бог личностью Адама сотворил, Осознающего, что он за птица,

Не зверь, ни скот, примат среди горилл, Не смел орангутангам поклониться.

Ни динозавр (да был ли зверь такой?), Ни солнце, ни луна не покусились Претендовать на речь, а был лишь вой, Был щебет птиц, шипение рептилий.

Зашевелился, выгнулся язык, Изгибы губ и зубы на подмогу,

Слова раздельные, не так, чтобы впритык, И чувства выразил сердечные пред Богом.

Не утверждаю, представляю так, Как первые слова и предложенья

Пошли в эфир, должно быть нарасхват, То интервал, то всплеск и не за деньги.

Рот ягоды и фрукты смаковал, Как думается, пробовал, дивился. Вино еще не полнило бокал

На первой свадьбе юноши с девицей.

Но в том же горле есть голосовые связки, Неповреждённые ни табаком, ни водкой.

«Мой Иегова!» – прозвучало ясно, – Запас словарный ширится свободно.

Налево и направо толкутся имена, Адам пророчески и щедро раздаёт; Ему пока что некого обнять,

Нет поцелуев, как душистый мёд.

Всё полноценно в первом и одном, Устроенном по образу Владыки.

История изменится потом,

Тряхнёт на поворотах и на стыках.

Появятся писатели, поэты,

Певцы, ораторы, священники и люди… Хорошее гостеприимно встретим,

Худое вычислим и, выбросив, погубим. 20.07.06.

216 217

Неем.13:12 – «И все Иудеи стали приносить десятины хлеба, вина и масла в кладовые».


Бог просит испытать, и не кого-то, А Самого Себя, Его благонадёжность.

Он полностью о нас берёт заботу,

Согреет каждого, кто спит голодный, ёжась.

Он говорит о полной десятине,

Дабы мы жертвовали в церковь не скупясь, Таким обещано, очаг их не остынет,

Лев рыкающий не раззявит пасть.

Бог просит испытать Свою любовь

Хотя бы в царственной и чудной десятине; Такого нищего введёт под царский кров, Согласно притче блудного обнимет.

Бог обещает окна отворить Небесные, с неисчислимым благом.

Каким-то образом нас обойдут воры, И нужное приобретём без блата.

Бог верен... Это каждый подтвердит, Он не разбрасывает обещаний зряшно:

«Я не покину!» – вот Его вердикт, – От радости холмы и горы пляшут.

Служителей Господних обиходь, Наполни маслом не один светильник; И будет явно возрастать доход,

И не преодолеет недуг сильный. О нашей верности Евангельским словам Заговорят через зубовный скрежет.

Через печать надумают клевать,

Облыжным обвиненьем по живому режут.

Испытано, проверено стократно – Бог охраняет, прогоняет злостных;

А десятина с милостыней приплывут обратно, В сосуде – полотне на кровле плоской.

Нас не страшит буддизм и мусульманство, Согласно Библии мы понесём им свет;

У них пока что плов, но будет Пасха,

Возжаждут Агнца – не свиных котлет. 14.12.06.

Лук.23:43 – «И сказал ему Иисус: истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю».


Бог хочет всех спасеньем одарить, К Себе приблизить и усыновить,

Лишь бы раскаялся кровавый там старик, А внешнее… Бог силен воссоздать и вид.

Мы слышали, что если бы Иуда Искариотский, а не патриарх,

Раскаялся во всём, и лучше бы прилюдно, То Иегова озолотил бы дьяволу на страх.

Доверимся словам новозаветным,

Что блудный сын опамятоваться может, Любовью к Богу вспыхнет, и при этом Вдруг возопит: «Прости меня о, Боже!»

И радость водворится в небесах, И возликуют ангельские сонмы,

Что Дух Святой преображает пса, Вонь прошлую заменит благовоньем.

Безжалостные судьи так нужны, Когда себя осудят беспощадно; Никто не осудил же той жены,

Ведь даже солнце «украшают» пятна. Неужто и Нерон и содомиты

С Адольфом Гитлером и Сталиным усатым Мукой, не плевелами стали в Божьем сите, Смогли б предсмертный поменять свой статус?

В растерянности многие вздохнут, Дивясь «неправде» Божьего решенья, Что Ленин-изверг, огородный шут… Таким казнённым нет вовек прощенья.

Всё протестует: «Быть того не может!!! Зачем же Богу эти людоеды?

С таким живьём на живодёрне кожу Содрать и сжечь, развеявши бесследно!»

Но у Творца иная есть шкала,

По ней и мне отмерено прощенье; Всё прошлое сгорает там дотла...

Учение Христа превыше всех учений. 04.03.06. ИгЛа


218 219

Лук.12:21 – «Так [бывает с тем], кто собирает сокровища для себя, а не в Бога богатеет».


Богат ли я по мысли простецов, Кому взаймы давал лишь до получки, Кого нуждой по кочкам растрясло, Тот просьбами занять нещадно мучил.

Конечно, беден я и вся моя семья, Но никому ничем пока не должен,

Не дал себя нужде подсечь, подмять,

И не капитулировал – нам это и не гоже.

Уменье малым обойтись, своим, Считая экономию привычкой,

От нас зависит, долго ли мы спим,

И сколько тратим на себя мы лично. Богат ли я, спросите у друзей,

Кому мой дом стал станом в одночасье; Тех пилигримов, что сумел призреть, Объятьями кого душил в несчастье.

Богат ли я, вам выдадут враги, Завистники, укрывшие мой статус. Пусть я не Авраам, а Ибрагим,

Зачем же лепитесь ко мне, творите пакость.

Мне щедрость от Небесного Отца Плотской отец и мать приноровили,

От жаждущих занять не отвращать лица, – Под видом их не раз влезал грабитель.

Богат я несусветно, несуразно Прещедростью, желаньем поделиться;

Со мной на вечере благословенный Агнец. Библейские, евангельские лица.

Богатства неисчетные на полках,

В них откровения, видения и знанья.

По всем знатнейшим вёл библейскую прополку Во свете Библии, с открытым оком в храме.

О, как разбогател, ограблен быв,

В огне сгоревшее умножилось стократно; По водам дальним пущены хлебы,

И даже тем, кто стал врагом из брата. 22.06.06. ИгЛа

Рим.1:25 – «Они заменили истину Божию ложью, и поклонялись, и служили твари вместо Творца, Который благословен во веки, аминь».


Божественное трудно удержать Плотской природе с соусом земным; Нас облепили моль, ворьё и ржа,

С трудом добытое уходит в пар и в дым. Что Бог открыл и нам установили, С такою лёгкостью утеряно, избыто, Крест распилили, делят на опилки. Без слова-хлеба кажется, что сыты.

И спотыкаемся о старые «святыни», Запутались шутя в своих канонах; Канонизация такие – кровь застынет, Мироточение опасней прежней вони.

И не скажи, заткнут епитрахилью Уста отверзшиеся Бога восхвалить;

Без Библии епископ с жезлом хилый

Не гимн поёт Христу, а погребальный всхлип.

Трудней не выдумать поставленной задачи Чтоб вместо Бога выдумки усвоить,

И утверждать, что так, а не иначе Бог нас спасёт, как некогда спас Ноя.

И волны выдумок, преданий злых поток Достигли, наконец, такого сверхцунами... Монах нам сны, видения волок

И в рот совал не хлеб – пустынный камень.

И на обрядности дошли до оберегов – Соперничать с шаманом им не стыдно; Упёрлись в непотребства, словно в требы, И не Синод, а сброд из старых злыдней.

Легко сошлись с коммуньей шайкой-сворой, Слепились с сонмищем проклятых содомитов; Народу Библию дадут, видать, не скоро,

Всё наносное выявить на слове-сите.

Рождённым свыше осияет разум, Воспламенится сердце ревностью к Писанью, Душа очистится, сидеть не будет праздно,

И против выдумок на смертный бой восстанет. 10.04.06.

220 221

руки злодеев, чтобы никто не обращался от своего нечестия».

Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно».

Брат Аарон, зачем на поводу

Быть в одиночестве прекрасно и не в тягость,

У прихотей и прихвостней быка

Как думают в компании шумящий.

Пошёл; ты мог навек засесть в аду,

Размыслить о душе и, обнаружив гадость,

Поджаривать свой зад, свои бока.

Вину не отфутболить на других, как мячик.

Ты, архипастырь, Сергию не друг,

Душа в младенчестве так мало сознаёт,

Как мог закваситься тогда его закваской?

Как хорошо быть одному совсем.

Пробил пробоину и затопил свой струг,

Едва повыдерется из сует-тенёт,

Погряз в старообрядческую ряску.

Как тут же звонит и придёт сосед.

Ссылался на народ, исчезновенье брата,

И не за тем ли лезут на вершины,

И вылил иудеям на века тельца;

Бегут в леса, в пещеры, на болота,

Пойдёт резня, неистовая драка,

Чтоб тишину внутри не сокрушили,

Заварит чай – из золота пыльца.

Мир тишины от говора не лопнул.

Брат Аарон, на патриарший трон

Час одиночества хотя бы за неделю,

Под именем Христа, под жёлтой ризой,

За месяц целый или же за год;

С пятиконечною звездой под твой уклон

Забыть о всём, что вот как надоело,

Кадильницы гремящие на тризнах.

За горло давит и заботой жжёт.

Голени перебитые в колене,

И тишина не просто, чтоб молчать,

В Левиином под Византийской кущей.

Но слушать тихо голос Иеговы –

Их подопрёт к ногтю товарищ Ленин,

Творца вселенной – с Ним на свиданья час

Так повелел им Иегова – Сущий.

Сподобились, Он более сготовил.

Соблазном Аарона нет числа,

Не одиноки мы, когда совсем одни,

Канонизируют и мощи от сожжённых,

На клавишах в душе след Иисуса ищем.

Чужим огнём сынов сожгут дотла,

Святая дума с небом нас роднит,

Сгорят их отроки, и так же жёны.

Ведь в одиночестве изысканная пища.

О, Аарон, под маркой чернецов

Вся горница души, вся без остатка

Твои идеи аввы умножают.

Посвящена Садовнику Иисусу;

Удел украденный скрывают на засов,

И разговор с Ним несказанно сладок,

Про их таланты, может, Бог не знает?

Пустынные лепёшки всем по вкусу.

Привыкшие иметь с быками дело,

Когда утихнет суета в дому,

Пластать баранов – на козле их грех?

Внучата, голуби, котята отдыхают,

В Новозаветном как они посмели

Тихонько лестовку с гвоздя в углу сниму,

Всё приспособить для своих утех!?

И покидаю мысленно всех в этой хате.

Покайся, Аарон! Со всех сторон

И столько полноты – лишь был бы Ты, –

Кидары, куколь с митрою сложите.

Творец к творенью снизошёл, склонился.

Вновь неизбывный вам нести урон, –

Пора стряхнуть вериги суеты,

Зрим плевелы в амбарах, не золотое жито. 08.04.06.

222

ИгЛа

И оторваться от всего, что низко. 22.12.06. ИгЛа

223

Иер.23:14 – «Но в пророках Иерусалима вижу ужасное: они прелюбодействуют и ходят во лжи, поддерживают

Матф.6:6 – «Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему,

Лук.15:19 – «и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наёмников твоих».


Быть мирянином сродни простецам, Без званий разных, орденов, медалей;

Нет титула, погон – всего добился сам – Горбом и потом славу добывали.

А эта слава – шрамы от ударов,

Рубцы и переломы – по судьбе разрезы, Теперь на зависть молодым и старым, Князья с поклоном к благословенью лезут.

Не быть отягощённым, без долгов,

И не обязанным ломаться, как на сцене. Не просто агнцем жить среди волков – Поистине, то в вечности оценим.

Обычно чем пугают на допросах,

На чём корёжат совесть малодушных? То, отчего отречься так не просто,

То, без чего я никому не нужен. Именья, должности и близкие родные… Их ставят, словно в карточной игре,

И мы поплыли пожелтевшёй дыней, И пятимся, оправдывая грех.

Но если бы решиться и отречься, Отвергнуться себя, своих привычек,

И там, в наручниках открыть в последней речи, Презреть тот ствол, которым в сердце тычут.

И засвидетельствовать громко, напоказ, Они лишаются посланника Иисуса,

А он для них и приходил как раз,

Пришёл в застенки к стенке и не струсил.

Так оцените же, благовещу ещё, Не я, а вы приговорёны к смерти.

Вас враг всех посекает здесь мечом – Амнистия лишь тем, кто во Христа поверит.

Быть необременённым узами семьи, Не озираться на родных и близких.

За то, что в нас, на нас нам отвечать самим,

Возвыситься у конуры над миской. 07.04.06. ИгЛа

Сир.7:5 – «Сладкие уста умножат друзей, и доброречивый язык умножит приязнь».


Быть может, думать так не хорошо, Но каждый раз, когда к друзьям звоню я, Печальным новостям готовлю я мешок,

Декабрь, завьюженный средь жаркого июня.

«Алло! Алё!» – тембр незнакомый в трубке, С опаской узнаю, туда ли я попал,

Скажу «пожалуйста», чтоб не казаться грубым, И за улыбку не получить оскал.

Опять в который раз мне говорят, Такой-то умер скоро и внезапно;

Звонки из траура – чернеет длинный ряд, Не одиночны стрелы, а охапкой.

И обо мне когда-то так же скажут. Быть может, охнет кто-то сгоряча,

На телефоне крест поставят жирной сажей, Никто не будет в трубку мне кричать.

Сумею ли им память пробудить Укорами, не колокольным звоном? Мой барабанный бой шёл из груди, Путь освещал по коридорам тёмным.

Мой голос напугает ли собак,

И приголубит ли любезных голубков; Порядок сохранят ли точно так,

Хотя бы те, кто лично был знаком?

Не скрою, хочется советы подавать –

Три тысячи ответов в книгах заготовил; На ереси мой спущен газават,

И меч сверкающий – Божественное Слово. Звоните чаще, подновляйте память,

С великим сожаленьем сразу не отвечу. Поверьте, на душе вам легче станет,

И главное мне возражать вам будет нечем.

А всё же хорошо, что я ещё здесь есть, Разглаживаю бороду и щурюсь…

Двадцать четыре–тридцать восемь–сорок шесть –

Мой статус средь живых пока ещё де-юре. 02.11.06. ИгЛа


224 225

Иер.48:10 – «Проклят, кто дело Господне делает небрежно, и проклят, кто удерживает меч Его от крови


Быть невостребованным овощем – беда,

При жизни умершим, ненужным, примелькаться – В пустыне жаждущему так нужна вода,

Сидящему в колодце не обойтись без каски.

А этим инструментом и мотыгой, И молотом, крушащим основанье,

Мог я бы стать, не просто блошкой прыгать, Конечно, не с дырой большой в кармане.

Стать нужным, во время и однозначно к месту, Сгодиться на шумливом полигоне,

Не знать, что значит на талантах плесень, Вперёд стремиться, как бы от погони.

Кому я нужен, сброшенный с постели,

Кто козырьком ладонь к глазам подносит, Меня высматривает и заметив еле,

Бежит, как оглашенный, себя забывши вовсе.

Так нужен ли таков, какой я есть Детишкам, зрелым, в старости незрячим, Когда я на разрыв и некогда присесть, Ни от кого тепло души не прячем.

С такой характеристикой в тюрьму,

И в управленцы с радостью приемлют, Что ни скажу, всё правильно поймут, Всем нравится, что на ходу не дремлем.

Без нас обрушится обвисший потолок, Снопы повалятся в опасном направленье. И здесь и там успел, стократ помог –

Тот дом и шторм не сдвинет, не накренит.

Имейте же в виду мои таланты,

Их щедрость, умноженье в простоте; Усердному по силам эта планка,

С молитвой и с постом, конечно, во Христе.

Быть нужным Господу в ужаснейшем проломе, Проделанном монахами, попами.

Не в монастырь, а к небесам паломник,

Своей активностью он вхож ленивым в память. 11.02.06 Лук.6:40 – «Ученик не бывает выше своего учителя; но,

и усовершенствовавшись, будет всякий, как учитель его».


Быть христианином в России совсем не легко, Тем более даже с малюсеньким знаком протеста, На плаху потащит епископ, насадит на кол,

Но чаще те казни, увы... посылаются вместе.

И может подумать глухой и слепой обыватель:

«Чего не хватало им, церкви всегда же открыты?» Так судят в ком совесть и сердце под ватой,

Кому идеал – туалет, телевизор, корыто. И мечутся тени пустых-препустых обвинений,

Крадутся за теми, кто Библию взять вдруг посмел, Патриотизмом утрутся с остервененьем,

Зарядят на входе у храма «святой» самострел.

Не просто решиться семейные узы расторгнуть, Против течения выстоять, к берегу выгрести,

А стая шальная попов из вчерашних парторгов, Плюют на святыню и гасят похлеще, чем в извести.

Всегда, абсолютно во всём отвергать притязанья Монашеских сказок из тонких видений во сне, Ослёнка, увы, не к лозе, к белене привязали, Приходится ныне пустыням в исламе краснеть.

Подушно поборы с бесстыдством берут с прихожан, Они же пленёны привязанностью к человеку;

А если бы к Библии их приучили, её уважать, Спасенье в попах не искать, а в Христовой опеке.

Заступники тьмы бестолковые, злющие бабки Из храма толкают и бьют костылём по спине,

В тупых головах перевёрнуто – горькое сделалось сладким, Непьющие могут в слепом фанатизме пьянеть.

Евангельской верой, как жупелом поп их пугает, Грозится причастия всех непокорных лишить.

С крестовым походом, не с крестным зовёт на поганых, И гнёт под кривой патриарший аршин.

И всё же насколько вернее, успешней тому устоять, Кто полностью сможет доверить Творцу Иегове.

Авторитет безграничен и нечего пятиться вспять,

Толпа попирает их в грязь и кресты им готовят. 10.01.06.


Матф.28:1 – «По прошествии же субботы, на рассвете

226 227

первого дня недели, пришла Мария Магдалина и другая Мария посмотреть гроб».


В Страстной неделе столько же забот, И с понедельника прочистка по киоскам; И не куда-то, в храм Христос войдёт, Прилавки опрокинет, и маммону сбросит.

Порушенное выстроят опять,

И восстановят крепче, чем до чистки; Церковная маммона не уходит вспять – Бичи Христа не далеко, а близко.

Засохшую смоковницу украсят Бижутерией мумии монахов,

И будут восхвалять Того, Кто распят – Ни грамма и ни капельки нет страха.

Ажиотаж воскресный позади…

Осёл беспривязный пошёл по огородам; Варавва старый в камере сидит, Владыка мира будет в среду продан.

Востребован по средам друг-Иуда, Земля горшечника не продана ещё.

Вино таинственное каждый чуть пригубит Пред предстоящей встречей с палачом.

Четверг страстной – омытье грязных ног, Так и вошёл в историю как чистый.

Варавву смертно защемил острог,

Потом он вырвется фашистом, коммунистом.

Не терпит промедления коварство, Предатель входит в непроглядный мрак. Вино отныне будет в вышнем Царстве, Нам на молитву в сад давно пора.

Отсветы факелов, дымящих папиросок, Первосвященник выпарил своё НКВД; Не выпустят, фамилию не спросят – Вся пятница в одной сплошной беде.

Но день субботний тихо промелькнул, Землетрясение, восстанье мертвецов.

«Христос воскрес!» – тысячеголосый гул – Уверовавшим рубище заменят а виссон. 15.04.06.

Матф.24:44 – «Потому и вы будьте готовы, ибо в

который час не думаете, приидет Сын Человеческий».


В бензиновых парах из тысячи смертей. Проносится моя во встреченных машинах. Не проморгать свою, не просмотреть.

С крестом и черепом та домовина шикнет.

Удары, столкновенья и пожары –

В обычной хронике беспечность не уменьшит, Тюремные, больничные пижамы,

На «зебре» перехода бедных пеших. Нить жизни путают привычные конфликты, Не рассмотреть, далёко ли конец.

«Неужто кончилась?!» – испуганно воскликнем, Перед отправкой, не успев присесть.

К внезапному учиться быть готовым, Считая этот день и даже час последним; Взойдём ли с Моисеем к Иегове

Что в завещании отобразится бледно?

Итог той вспышки, что считают жизнью, С великою насмешкой и натяжкой, Через какую высветится призму,

С каким воспоминанием возляжем?

Для каждого лишь свой последний вздох Таинственен и запредельно важен.

С чем подтянуть на берег невод смог,

С тем багажом в последний сон возляжем.

Всё чаще приземлённое не в счёт,

В последствия прошедшего смотрю – За мною полчища врагов и их поклёп,

Мой труп вывешивают на осужденья крюк.

Я мог бы им понравиться, смирясь

С их подлостью и зверской ностальгией, Тогда бы, может, миновал их грязь, Похоронив намеренья благие.

Несутся люди, бесы и событья... На всех не угодить, да и не надо!

Что Бог назначил, лишь тому и сбыться,

Врагам от истины не уступать и пяди. 14.06.06.


Прит.23:26 – «Сын мой! отдай сердце твоё мне, и глаза

228 229

твои да наблюдают пути мои».


В запасниках разыскивают мощи, Иконы-раритеты, утварь, облаченья.

И возвращают с помпой – патриарх хлопочет Дыру и пустоту прикрыть хотя бы чем-то.

Но всё всегда всё так и остаётся Без слова жизни и без благовестья; Пророки не заглядывали в гости,

На месте святости преосвященно-мерзкий.

В Израиле однажды, только раз, Единственно, столетий за шестнадцать, Весь клир тогда до денег был горазд, На прихожан забрасывали снасти.

И в ящике для сбора многих средств, На самом дне заваленным и скрытым, Монетами вдовиц из всех Сарепт,

Нашли заплесневелый, почерневший свиток.

И прочитали, ахнув: «Боже мой! Да это же глаголы Иеговы!»

Прочли про гнев, падёт палящий зной,

Закон к ним возгласил, не то, что нам иконы.

Царь зарыдал, священство в сокрушенье, Епитимья желанна для народа;

Нам не ответить за одно крещенье, Так исказили – не крестили сроду.

Но где же ныне Библия зарыта, Как докопаться до её страничек?

Её не сыщешь при обличье бритым, И под сугубой бородой не сыщешь.

Пошлите евнухов, пусть ищут в казематах, Когда и кто последний раз видал

Святую Библию, её нам дал Распятый, Но скрыл невозрождённый клир-кагал.

В запасниках непоправимо пусто, Лишь тьма томов октоихов, триодей;

Рать типиконщиков дымит кудряво-шустро,

Во тьму невежества слепцов своих низводит. 27.09.06.

Пс.118:10 – «Всем сердцем моим ищу Тебя; не дай мне

уклониться от заповедей Твоих».


В оппозицию к Слову Христа пробрались, И под видом заслуженных богослужений Сеют вымыслы щедро – не пшеницу, не рис, И играют под глупых своих, под блаженных.

Прочь, кто слово на Слово посмеет сказать,

Тот на Страшном Суде содрогнётся несчастный! Морю надобно будет пролиться из глаз, –

Это в Библии всё пропечатано.

Слово Плотию стало, родившись в хлеву, Бессловесные Богу желают воспеть,

По-ягнячьи, по-бычьи возносят хвалу, Говорящий впервые восходит рассвет.

В оппозиции к Слову был демон немой – Отчего и когда онемел дух лукавый?

Из семи в «Откровении» был он восьмой, Сделал всё, чтобы Слова совсем не алкали.

Против Слова переть – очевидная смерть, И потомство своё обрекать на погибель, Нужно мазью Христовой глаза протереть, Для других раздобыть много Библий.

Если скажут из Слова – замри, рассмотри И сравни с толкованием Феофилакта; Даже если епископ сорвётся на крик,

Ты сумей опровергнуть несчастного с тактом.

Из пророков, Апостолов и псалмопевца

«ООО» не составить, здесь Автор – Господь. Ограничить ответственность даже младенцу Не удастся, оно через смерть прорастёт.

Глупо-глупо-преглупо перечить Творцу, Ставить рядом предания или каноны.

Все по слову Христову сведутся на Суд, Вся вселенная там свои главы преклонит.

В оппозиции к Слову не устоять,

Так держи, слово Божие, как бы открытым; Кто сокроет хоть слово – кощунник и тать,

А таких не исчесть по церковным корытам. 13.12.06.

Флм.1:20 – «Так, брат, дай мне воспользоваться от


230 231

тебя в Господе; успокой мое сердце в Господе».


В осадном положении душа, Её терзают мысли, атакуют,

Сомненья тягостные не дают дышать, Ещё и в плоть поселена такую.

Плоть более всего и досаждает, Земное ищет, по земному мыслит. Случается, и душу отрицает даже,

И если б были крылья, то они б обвисли.

Душа, конечно же, должны быть госпожой, А не служанкой в этом тленном теле.

Ведь жажду вечности Господь в душе зажёг, Дабы рвалась и к запредельной цели.

Душа пытается «качать» свои права, Когда задумается или устрашится,

Что жизнь – подкошенная по утру трава,

И может кончиться в ночи от рук паршивца.

Куда там… разум тут же объяснит,

Что надо брать от жизни всё, что сможет; Она ж мгновенна – только взмах ресниц, И смерть уже натягивает вожжи.

К душе на помощь послан был Иисус, Единородный прежде всех веков;

В Него уверовав, теперь Ему молюсь, Из плена вывел Он и ни следа оков.

Свобода духа подчиняет плоть,

Хотя свобода плоти будет много позже.

И в винограднике-душе день-ночь полоть, – Я не ничейный, а конкретно – Божий.

Бог разблокировал границы бытия, Ум возвышая к третьим небесам.

Всех примирённых с Богом так легко обнять, Хотя до этого их всех в расход списал.

Ни смерть, ни дьявол надо мной не властны – Христова Кровь преоборола тьму.

В Иисусе жизнь, свобода, наша Пасха, –

То до конца лишь в вечности пойму. 16.12.06. ИгЛа 1Кор.4:6 – «чтобы вы научились от нас не

мудрствовать сверх того, что написано, и не превозносились один перед другим».


В очередной раз убеждаюсь снова:

На всех не угодить при всём желанье. Чуть что не так, хотя бы и полслова, Уже чадит и раздувает в пламя.

Во всём, во всём быть верным Иисусу, Ему лишь угождать и подражать…

А друг, что конь, вдруг удила закусит, И жеребцом начнёт о тайном ржать.

Кому-то солнце – сено бы убрать, Успеть скопнить от крапающих капель. Без дождичка не уродится во стократ,

И не накроешь празднествами скатерть.

Не нужно приноравливаться в том, Где Слово Божие диктует повеленье. Приучим непокорнейших постом,

Отбросит пусть обжорство, тонны лени.

И если явно Слову вопреки Авторитет церковный утверждает, Согласно с ним такое прореки, Угроза адом и награда раем.

Насилием таким окружены,

И каждый тащит до своих объедков; Не наши души, им тела нужны,

О душах же заботятся так редко.

От недуховного иного и не жди,

Он хочет жить, не жертвуя покоем;

Христос ему не Вождь – иные здесь вожди, Прогонят, отберут и не напоят.

Сказать и промолчать – два варианта,

А он в окрестности что хочет, то творит, Бензопилою рушит, словно танком,

К нему стекаются и дальние воры. Мне жаль и боязно... иду к нему во двор, До сердцевины жажду достучаться; Утихомирить бы его топор,

Позора он избег бы и несчастья. 15.08.06.

Ис.50:6 – «Я предал хребет Мой биющим и ланиты

232 233

Мои поражающим; лица Моего не закрывал от поруганий и оплевания».


В преддверии любом, где «быть или не быть?» Застыли, затаились в ожиданье,

Предгрозовая оседает пыль,

К чему карабкались столетия годами.

Страстная пятница закончилась уже – Растерянность несбывшейся надежды, Страх поборол воинственных мужей. Чего не ожидали даже прежде.

К Страстной субботе – постному пространству, Относятся по-разному и ныне.

Единородный в пятницу был распят, Всё страшное прошло как будто мимо.

В тьме неизвестности такая кутерьма, Разброд несостоявшихся задумок,

Нет доводов для сердца и ума,

В последней схватке провалились с шумом.

Садятся на минуту помолчать

Перед отправкой дальней и разлукой; Настала тишина – субботняя печать,

Что предстоит – рассматривать под лупой. Удастся ли исполниться желаньям, Гнездо осиротелое вспомянем;

Душа к истоку жаждущею ланью – Стремясь к вершине, не попасть бы в яму.

Преодолеть предстартовый рубеж, Перешагнув к рассвету воскресенья. Ожесточившихся пренебреги невежд, Мешающих принять Христа ученье.

Удерживают страхи и родня, Привычки несегодняшние даже.

«С насиженного места стан поднять?» –

В последний миг советом кто подскажет.

Молитва и доверие Великому Христу

На злачных пажитях Писаньем успокоит. Наш Иисус есть истинный Пастух,

В неведомом готовит нам застолье. 22.04.06.

1Цар.10:10 – «Когда пришли они к холму, вот

встречается им сонм пророков, и сошёл на него Дух Божий, и он пророчествовал среди них».


В пророках не нуждается страна… И так понятно, что пришли к финалу,

Растлилась нация – пора с землёй сравнять, Расплаты время за грехи настало.

Паскудство по эфиру, наяву, Молотят по мозгам без выходных,

Бомбят оставшихся случайно на плаву, Осколки от империи-страны.

Где Духа глас глашатаем добра, Грозящий богомерзким коммунистам, Завалы Сам поможет разобрать,

К небесному Врачу пойдут лечиться.

Хотя бы мысленно, на несколько минут Представим, Бог пророков к нам направил; Допустим, их не свяжут, не сомнут,

За нарушенья этикета, правил. Мне так и видится в обмотках Илия, Без галстука, без ризы, бородатый,

Столкнулся с лепотой, со слепотой жилья, Пропитанного не молитвою – матом.

Так и предвидятся небесные громы На динозавров нынешних, отмерших; Укоры на правителей хромых,

На депутатов – окаянных шершней. Великие и малые живей живых гиганты, Как авторы Библейских вечных книг;

В бессмертие шагнув, вовек не канут, Осмысленным соделают наш миг.

Преступно не желать их лицезренья, Читая строчки – больше между строк. Перевожу их в нынешнее время:

«Пусть напоследок явится пророк!» Пошли нам, Господи, свидетелей словес, Что в Библии прописаны издревле.

Осмысленным да станет тяжкий крест,

Когда душа рождённая не дремлет. 03.04.06.

2Тим.2:18 – «которые отступили от истины, говоря,

234 235

что воскресение уже было, и разрушают в некоторых веру».


В саддукеи податься решил фарисей, Умыкнул кое-что из верхушек.

Поп в сектанты попался и ереси сеет, Позабыл про спасенье и душу.

Как угодно ту ересь теперь назови, Легион их в реестре геенском;

Там Дафан, Авирон и Корей не одни, В безразмерном аду всем не тесно.

По-другому и быть не могло на Руси, Если Библию прятали, вредной считали, Не хотели овец на страницах пасти,

И теперь в новых храмах лишь падаль.

Слепотой и проказой страдает народ, Обольстителей ждут, не дождутся.

Всё проглотят, что, походя, сунут им в рот, Будь хоть трижды отравлено дустом.

Только Церковь – Господень ковчег и корабль Даст уверенность правильно жизнь переплыть, Православные знают – в том суть и мораль, Манну будешь вкушать, а не жёлчь и полынь.

Устоять не легко... Только б кто не прельстил, Не увлёк, что у них прикровенно Христос.

Чудеса и знаменья от демонских сил, Дьявол вылезет там во весь рост.

Где-то рядом антихрист... А это предтечи, Извращая Писания, яростно лгут,

Что и ада, мол, нет и мученья не вечны. И за кафедрой пляшет гороховый шут.

Саддукеям не нужны одиннадцать книг,

Семь Вселенских Соборов, и девять поместных, В беснованье лопочут, и слышится хрип, Завывают с лукавыми вместе.

Лицемеров не терпит святой Иегова, Отнимает остатки малюсенькой веры; Бритый, в галстуке в дерзость закован,

Сам себя порешил, и для Бога потерян. 20.07.06.

Иер.8:9 – «Посрамились мудрецы, смутились и

запутались в сеть: вот, они отвергли слово Господне; в чём же мудрость их?»


В том дальнем без меня сумели обойтись, А я без них нередко так тоскую;

И стала полнокровнее вся жизнь

С тех пор, как я Апостолов целую.

Заочно всех Апостолов признал, Пороков древних несомненно вижу, От них на мне печать и их запал, Хотя намного жиже и пониже.

Я не на кладбище хожу между надгробий, Не эпитафии великим собираю,

Но их последователь, ученик как вроде,

И за трапезой с ними примостился с краю.

С утра пораньше Библию беру, – Волнами строк бросает утлый чёлн,

Преображается пространство, время вдруг, Пленён я древностью, туда иду в полон.

Бунтующая чернь из иудеев, Родивших «Протоколы» для дракона,

Не лучше нынешних содружеств озверелых, Свой яд ехидн оставили потомкам.

Не учатся, как прежде, толстосумы, Тропят проспекты в адские глубины; Считают нацию свою излишне умной Обезумевшие дебилы и кретины.

Премудрость Иеговы не для них, Она пророкам подарила смелость, Их речи и сегодня не сломить, Тысячелетия акафисты им пели.

К тем духам, что достигли совершенства Намного легче ныне приступить,

Чем если бы мы с ними жили вместе, И собирались просто есть и пить.

Без них я ныне шагу не шагну, Выписываю сказанное ими;

Христос Своею Кровью свёл нас всех в родню.

Желанные мои, не проходите мимо! 24.02.06.

Чис.22:28 – «И отверз Господь уста ослицы, и она

236 237

сказала Валааму: что я тебе сделала, что ты бьёшь меня вот уже третий раз


Валаамова ослица залегла,

И не где-то у скалы, а в алтаре. Совесть взахалась, сгоревшая дотла:

«Против заповедей Божьих как переть?» Что ни скажет та ослица – невпопад, Потому как рядом Ангела не видит. Только возит разжиревшего попа,

На него она, безгласная, в обиде.

Бьёт кадилом, опаляет ей бока – Подгоняет Слово Божье под утробу; Совесть, впавшая к насильникам-попам, Возразить им не посмей и не попробуй.

Если вправо отшатнуться – фарисейство; Чуть левее – станешь хуже саддукея.

Всё заквашено, как артос – где ж опреснок? Жезлом бьёт епископ, дико свирепея.

За ослицу вам придётся отвечать,

За тавро, кричаще близко к трём шестёркам; За звезду пятиконечную – печать, –

От ударов та ослица хуже мёртвой.

Шаг вперёд… но меч Господень у груди, – У скотины враз откинутся копыта; Оправдание привыкли городить,

Что не нами, мол, ушастая избита, Клан разбойничий под видом литургии Душит, давит, выжигает чудо-совесть,

Им не видится духовная погибель,

Миллионы лжекрещённых сбросив в пропасть.

Нам без совести и шагу не шагнуть,

Ей открыто много больше, чем пророку. Как посмели под себя её согнуть,

Раболепством загрузить послушно-кротких.

Холокост упавшей совести-ослице, День тот трауром помечен и постом, Только Дух Святой научит на молитве,

И ослица не заляжет под Христом. 29.05.06.

2Тим.4:6 – «Ибо я уже становлюсь жертвою, и время

моего отшествия настало».


Вам без меня, поверьте, будет скучно, Закисните в старообрядчестве и в ряске, Никто вас обличать не будет, мучить,

Легко в беспечности засохнуть и захряснуть.

Жизнь не стоит на месте, вдруг подкинет Вопросов немудрёных и премудрых;

У вас нет Библии, а кондаки, прокимны Не высветят, где интерес был шкурный.

Как прежде руки к вам не протяну, Не заложу ответ, как ногу в стремя. А ныне дай звонок в мою страну, – Мне за ответ не начисляли премий.

Мой белый лист на кромке у стола, У телефона сутками дежурит,

На рассмотрение несут свои дела,

В них крохи мудрости и горы дури.

Кому я более всего надоедал? Епископам, священникам, монахам.

Я с вами в книгах, не удалился вдаль, Раскройте без предвзятости и страха.

Настройтесь на посмертную волну,

Что вы оставите, за что не будет стыдно, За что не проклянет вас ваш же внук,

И не потащат на эшафот, на дыбу.

Воспользуйтесь же мной, пока я жив – Храмина разрушается так быстро;

У вас коттеджи, джипы, гаражи,

Но катастрофа рядом, словно выстрел.

«О, ваша честь!» – бесчестных судей клан Под благочиние с епископом все косят; Кто обличит церковный их бедлам

И возжелает оживить все кости?

За сотни лет весенние ветра Впервые потревожили болото. Меня теряете, не ощутив утрат.

Я ратовал о душах и о плоти. 31.03.06


Еккл.12:14 – «ибо всякое дело Бог приведёт на суд, и

238 239

все тайное, хорошо ли оно, или худо».


Ведро дырявое так многих подвело, И влага растеклась с ущербом рядом, Сосуды есть поганые – на зло,

На осуждение сестры своей и брата.

И что бы ни услышали их уши, Они трезвонят, ссорят и поганят; Пожарные команды не потушат

Пожарищ, что зажёг один плюгавый.

И не удержат пакостную новость, Она их раздирает с треском изнутри; Расхристанные, сбрасывают пояс,

При обличении срываются на крик.

В большом дому есть разные сосуды… Кто чист от лжеучений, с малолетства, Тот будет зубы зажимать и губы,

О том домашние не пожалеют после.

Стрела, в бедро вонзённая торчит, И не даёт шагнуть без хромоты,

Кладут пораненного на пробитый щит, Кричит от боли он, до хрипоты.

Как вырвать хочется обломок от стрелы – Так новость пустозвона раздирает;

И плавится язык от поношений злых – Ведро поганое наполнено до края.

Нам за слова придётся отвечать, За разные по весу и значенью. Дай, Господи, нам на уста печать,

Наполнить их святым, не абы чем-то.

И пусть, как алавастровый сосуд, Разбит он будет в страстную седмицу; Пусть лучше наше имя пронесут –

От слов и дел сподобимся напиться. На выброс продырявленное часто,

И легче заменить на новое, чем клеить; Светильники с нечистым маслом гаснут

От осуждения – им перебьют голени. 14.03.06.

Прит.3:20 – «Его премудростью разверзлись бездны, и

облака кропят росою».


Велики и дивны дела Твои, Господи, В творенье Твоём вереница чудес.

И сам я родился, Владыка, не поздно ли, Успею восславить Тебя и Твой крест?

Дела Твои чудны, умом непостижимы, Лишь кромку едва приоткрыл, подглядел; Не выдержит разум у немощной хижины, Чуть-чуть разобрался – уже поседел.

Начну ли со звёздного неба дивиться, Труды астрономов возьму в сослуживцы; Галактик скопленья гирляндами свисли, Космической пылью присыплются мысли.

Чудес и не счесть, милосердный Господь,

В привычном их даже с избытком и больше: Что движет? Едва приоткрылся капот – Мерцанье в конце у распахнутой штольни.

Велики и чудны деянья Творца,

Как можно не видеть, что есть Архитектор, Откуда берётся под утро роса,

И кто нам прорубит сомнения дебри?

Всё Он... удивленье руками всплеснёт, Прищурится, глядя на море чудес;

Кто быструю птицу отправил в полёт,

И в шубу одел всё зверьё, то есть в шерсть.

Слепцы окаянные… хуже – безумцы

На кляче трясутся – слепой эволюции, Без Бога срамцы с объясненьем суются,

С теорией Дарвина – с мусором глупостей.

Велики и чудны дела Саваофа… Условны эпитеты, не приложимы; Исследуем дело в анфас или в профиль,

И скажем, что милостью только мы живы.

Из ничего всё по слову возникло, Живёт, расплождается, быстро стареет. От Бога по милости трезвые мысли,

Чудесно воскреснем мы, ставшие бреньем. 07.1.06.

Сир.45:9-10 – «Но те были мужи милости, которых


240 241

праведные дела не забываются; в семени их пребывает доброе наследство; потомки их — в заветах».


Великими деяния от умерших царей Прослыли по захватам и террору.

Им за дела приходится гореть,

А что добыли, провалилось в прорву. Для императора и кучера его Один закон у Бога Иеговы.

Грозит за преступления огонь,

Лишь за себя отступник будет скован.

В дворцах живут противники владык, Которых до рассвета бы казнили.

А тот грабительством крошил своих под дых, И пиршествовал в блудном изобилье.

Когда бы цель и страх соединились,

И всё, всё абсолютно делалось с прицелом, Что отвечать придётся за немилость, Тогда бы душу сохранили целой.

К чему не прикоснись к ушедшему уже,

К трудам и выдумкам философов великих, Каких оставили на память виражей,

В какие дебри по самодурству влипли.

Идеи подлые и вымыслы бездарных Вскружили головы ушедших поколений; Репрессии вскисали на мерзостной опаре,

И с революцией приполз пигмейчик Ленин.

Где, где они, насмешники, льстецы –

По злобе дьяволу и грамм не уступили. Их кодексы, неверные безбожные весы, На каждом повороте строили Бастилии.

И снова Ангелы, похоже, рукоплещут,

Что Бог был прав, эксперимент свершился! С проклятьями ушли в огонь навечно –

У «гениев» о Боге нет ни порошинки.

Велик Создатель, Он лишь возвеличит Того, кто вникнет в Откровенья Божьи.

На Камне строится, глаголет кротким притча,

Что с верою в Иисуса – великим станет позже. 16.04.06 Пс.138:14 – «Славлю Тебя, потому что я дивно

устроен. Дивны дела Твои, и душа моя вполне сознаёт это».


Великое в малом увидеть суметь, А этих уроков умом не охватишь, Забрасывай глазом и ухом ту сеть,

И к берегу – к смертному часу подтянешь. Травинки, кусты и гиганты деревья, Букашки и птицы, и всюду зверинец. Слепой, испроси у Спасителя бренье, Великое в малом уже не отринешь.

Во всякой пылинке Творца рассмотри – Премудрые замыслы у Иеговы.

Тайною Божьей и мыслью протри Глаза у себя, у любого слепого.

Невидимый Бог Вездесущ, Необъятен, Но в малом творенье Он дивно велик; Как много ещё неизведанных пятен,

И в каждом открытии Господа Лик.

События стройно идут чередой,

То войны, то мир, то на слом перестройка; Где тот кочегар с мировой кочергой – Смотритель, кто тайное наше откроет?

И в наших болезнях, слезах и восторгах Увидите более – Божью заботу,

Как через топи несёт на закорках Промысел Божий в святую субботу.

Малым придётся признать все дела Безгрешные, лучшие и по Писанью; Пред Богом они не белей, чем смола, Не овцами выглядим, может, а псами.

Но в самом ничтожном Божественный смысл, Великое в малом сокрыто веками.

Упавшее снова поднимется ввысь, И тайное в малом понятнее станет.

Раскроется замысел подлых масонов, Зачем Бог позволил прийти коммунистам. Серьёзного мало, а больше условно,

И против не будет и малого писка. 20.08.06. ИгЛа

Прит.3:12 – «ибо кого любит Господь, того

242 243

наказывает и благоволит к тому, как отец к сыну своему».


Великой сценой вижу шар земной: Пертурбации, заморы, реже бриз.

То тартар холодит, то адский зной.

И нас пропитывает непрестанный риск.

Всё думалось: в Австралии – житуха, Ни войн тебе, ни революций злостных, Никто там не обидит даже мухи,

Всё лакированное, с кенгуринным лоском.

Но стоило поближе разглядеть,

И там нет мира в семьях, в школах скучных; У каждого почти внутри сидит «медведь»,

И самостью злой дух, сомненьем мучит.

Такой же человек, мятётся и тоскует,

За безответную любовь – рубцы на сердце; Отвешивают милостыню скупо,

Призыв Христа пренебрегают дерзко.

При подведенье общего итога

Не скажешь сходу, где же жить полезней, Где более угоден будешь Богу,

Когда кровать из золота, железа?

До нас шагали полчища вояк, –

В историю вошли лишь единицы; Но где они, в каком котле сидят,

Живым не может натощак присниться.

Они – толпа, шумливый муравейник, Но в каждом личность, падшая душа,

Мечтала, будущее вызнать в откровенье: К погибели, к победе ли спешат?

«Придите, страждущие, с бременем ко Мне, Я успокою дух, сомненьем полный;

Я кроток и смирен душой Моей вполне, Я усмирю бушующие волны».

И в этом мире есть душе услада, Когда в Христа поверил и принял. Он силой Духа наделяет слабых,

Даёт щит веры крепче, чем броня. 07.11.06.

Сир.7:14 – «Верный друг — крепкая защита: кто нашёл

его, нашёл сокровище».


Верность дружбе, принципам, Идее Ценится всегда, во всех народах,

Как и в помощи не краснобай, а дельный, Кем ты никогда не будешь продан.

Счастлив муж такой святой жены, Он из ряда всех мужей выходит, Бури и невзгоды не страшны, Потому что тыл к сраженью годен.

Столько же о счастье говорят, Голос тратят даже не на сцене;

Расспроси счастливцев всех подряд, Что они в других, как дар оценят.

И услышишь гимны красоте, Дружбе закадычной на природе. Но больного кто и где воспел,

Тех, кто все страданья принял кротко.

Верность там, где рушатся устои, Когда ближние клянут такую дружбу. Ценим завоёванное с боем –

Стаи хищников напрасно рядом кружат.

Смею похвалиться натощак,

И при изобилье самом полном. Нет добра, как плоти на мощах, Где душа без дел, позорно гола.

Мой Господь учил меня и мял, Неуча с таким дырявым слухом.

Вытащил из проруби и бросил в полымя, Сбросил с высоты, но… на перину с пухом.

То-то удивятся ныне молодые,

Что и в старости мы сочны, плодовиты. И не по зубам бациллам, так продымлен, Перетёрт на мелком решете и сите.

Верность Бог Свою мне подтвердил, Продубил, прожёг и переплавил.

Позвонки, как скрепы у стропил,

В них мой дух – и в дружбе он есть главный. 21.12.06.


Сир.22:18 – «Если мудрое слово услышит разумный, то

244 245

он похвалит его и приложит к себе. Услышал его легкомысленный, и оно не понравилось ему, и он бросил его за себя».

Верстались первые Библейские стихи, Пыль оседала с каменных скрижалей;

Внизу отступники гудели, но ропот тотчас стих, А дальше что случилось – просто жалко.

Голодный Моисей тельца тогда узрел, И в гневе ахнул Библию о камни;

И Бог не осудил, пророк остался цел, И та история в небытие не канет.

Года летели и ползли века, Наматывая срок избранному народу.

Испытывал и драл, во гневе мял бока – Не раз Израиль даже в рабство продан.

Но Слово Божие не всё уничтожалось, Не всё терялось на крутых ухабах;

Библию хранили, те списки со скрижалей, Ревнитель за закон и жизнь свою отдал бы.

Пять книг впоследствии напишет Моисей, И передаст наследнику – вождю Навину.

В конце окажется книг семьдесят плюс семь. Из них одиннадцать еретики откинут.

Восславим Ездру и иных пророков, Писавших, сохранивших Слово Иеговы;

Для их Писаний нет ни давности, ни срока, В их перевод мы вчитываемся снова.

Когда впервые Библию мне дали, Читал Евангелие от руки Матфея;

И даже переплёт в каком материале, Запомнилось, из памяти до смерти не развеет.

И что бы делал я сегодня и вчера, Давно за перевалом половины жизни? Из Библии мне пища для ума, пера,

Со мной сокровища – не старости пожитки.

Во всех углах, на полках и в карманах Красуется мой друг «Новый Завет»; Он обещал спасти и не обманет,

Поверь, услышав повесть, и для себя заметь. 19.12.06.

Соф.1:14 – «Близок великий день Господа, близок, и

очень поспешает: уже слышен голос дня Господня; горько возопиёт тогда и самый храбрый


Вёрсты строк приходится верстать, Размашисто отщёлкивать страницы.

А было время – только береста

Свивалась в туесок – в духовную криницу.

И жизнь в годах, уже в десятилетьях, Незримо пишется и не для обозренья. Проявится не только в нас, но в детях На много дольше нашего истленья.

Верстаем в памяти ушедшие услады, Молитвы, встречи праздничных собраний. Не те вегетарианцы, кто жуют салаты,

Но не сожравший ни одного из братьев.

История действительно одна, Её перетолковывать не нужно;

Как под копирку в нас она видна,

Когда со зрением и с памятью мы дружим.

Переосмыслить многое придётся. Переоценку дать тому, что было.

О многом-многом пожалеем слёзно, И оживёт всё то, что стало пылью.

Когда и как подвигнулись к Христу, Чем отплатили за Его услуги?

Особо ярко высветит версту,

Где благовестием распахано, как плугом.

Верстается страница и во сне,

С трудом прочитывается даже и при солнце. Заливка тёмная, но может покраснеть,

А разберёшься – никакой в том пользы.

Так на какой версте пока что дышим,

В известиях последних захлебнувшись? План протоколов возвещают с крыши, Апокалипсис вторгся в наши души.

Навёрстывать упущенное очень трудно, Без покаяния и вовсе невозможно;

От вёрст – напёрсток… Ангельские трубы

Уже звучат и наполняют дрожью. 05.02.06

1Кор.1:30 – «От Него и вы во Христе Иисусе, Который

246 247

сделался для нас премудростью от Бога, праведностью и освящением и искуплением».


Весной мы садим с думой о зиме, Хлопочем, надсаждаемся по дачам,

И не стыдимся, что весь нос в назьме, Мол, никогда и не было иначе.

В делах житейских мы острей меча, Кончаем институты не задаром, Детишки просят есть, с утра кричат,

Наш труд благословен каноном старым.

И это всё для тела, для утробы, Из года в год до самого последа;

Уклад такой не кажется уродлив, Земному опыту доверились мы слепо.

Но если душу всё же признаём. Посмертное её существованье, Как надо бы лелеять нам её,

Она по сути есть, что представляем сами.

Приданное готовится невесте, Она заранее готовит распашонки. Душе же не оказываем чести,

Не ценим девственности, с юности лишённой.

А ей как образу, подобию Творца, Приходится пред телом прогибаться, И ждать, когда уверует в Христа, Местами с телом тотчас поменяться.

Потеть и сеять проповедью Слово Прославленного в вышних Иисуса, Доить послания Апостольской коровы, Молочные их реки тысячелетья льются.

От юности, с младенческих ногтей Об участи задумаемся вечной.

Ту вечность коротать придётся где,

В огне негаснущем, а не на русской печке.

С заботою о будущем живите,

Ищите Царствие Небесное повсюду,

И правды Божией протянутся к вам нити,

О том и гимны чудные полюбим. 18.05.06.

2Цар.23:12 – «И даровал тогда Господь великую

победу».


Вестибулярный есть какой-то аппарат, Для равновесия в программу Бог его нам ввёл. Иначе бы мы падали стократ,

И опрокидывались не в кровать, на пол.

Дар равновесия у позвоночной твари, –

Цель достигается в отточенных движеньях. Мы не шатаемся по банному в угаре,

При нужных падежах или спряженьях. Ни влево и ни вправо суметь не завалиться – Читая Библию всё это осознал;

Феофилакта есть чудесны страницы, Читая их, избег какого зла!

Рукоположение епископов в преемстве Даёт нам право в Церкви находиться,

А значит, быть с Апостолами вместе,

Не выродиться в секту страшных «истов».

Вестибулятор правил на поклонах,

В смирении на исповеди душу открывая. Священник-духовник не был бы сам с уклоном, Чтоб и его не занесла кривая.

След в след за Иисусом – бедам вопреки, И от успехов нет головокруженья.

Всё выполнив, смиренно прореки:

«Не я, а Иисус не проиграл сраженье».

Поклоны многие оттачивают стать, Бог обещал столпом соделать в храме. Своё ничтожество узрел возле Христа,

Держусь за крест, а он стоит лишь прямо.

Учений разных ветром намело,

И по стихиям мира их схватили;

В сектантство самость тянет слабых злом,

И в фанатизм слепой направо столь обильно.

Не дай мне уклониться, Боже мой, Руководит пусть чувство прямоты; В безверии чтоб не застыть зимой,

В бездействии лежащим не остыть. 05.01.06.

2Пет.3:12 – «ожидающим и желающим пришествия

248 249

дня Божия, в который воспламененные небеса разрушатся и разгоревшиеся стихии растают?»


Вздрогнет порыжевшая земля, Горы, словно воск в огне растают, Поздно о прощенье умолять,

И пытаться крест творить перстами.

Время, данное подопытной земле,

С дымом растворилось – снова вечность; В страхе нечестивцам обомлеть – Беззащитным оправдаться нечем.

Будет ли для памяти дан шанс Обозреть, что было от Адама;

В свете истинном, без пустоты прикрас

К Жениху с каким пришли приданным? Вспомнятся ли войны и террор, Реки крови, беззащитных стоны? Всё-всё-всё Бог вымел словно сор,

Что не сходится с Его святым каноном.

Красота природы во сто крат,

Даже более улучшится по-райски. Иегове море слёз стирать

Морем доброты и океаном ласки.

Невообразимо даже в мыслях, Как Иисус придёт на облаках, Радуга пощады коромыслом Нам напоминает то слегка.

Боже мой! Отец благословенный Чуточку завесу приоткрыл:

Шар земной есть истинный Освенцим, Мы заложники неверья Колымы.

Вся история – борьба души и плоти – Уровень духовный понижали,

Кто кого задавит и проглотит – Параллели тлели на пижаме.

Каждый озаботься о себе,

Укажи на свет в конце тоннеля. Можно ли в бездействии сидеть.

Веру не явить в достойном деле! 01.06.06. ИгЛа

Ам.9:5 – «Ибо Господь